Арватов Борис Игнатьевич


Арватов Борис Игнатьевич

Арватов Борис Игнатьевич - искусствовед и литературовед, деятель Пролеткульта, один из теоретиков Лефа, автор ряда работ (гл. обр. статей) по вопросам ИЗО и поэзии, наиболее выдающийся представитель "формально-социологического" метода, основы к-рого им изложены в статье "О формально-социологическом методе" ("Печать и революция", Ї 3, 1927). Отвергая "имманентную" точку зрения чистых формалистов, лишавшую их возможности "дать помимо хронологической и структурной морфологии более глубокое, исчерпывающее объяснение закономерностям, наблюдаемым в истории литеатуры", равно как и точку зрения ортодоксального марксизма об общественной (классовой) психоидеологии или идеопсихологии как субстрате ("содержании") поэтических произведений, Арватов рассматривает литературу как "профессиональную практическую общественную систему литеатурного труда, обладающую своей техникой, экономикой и своими надстройками". 

Хотя литервтура как профессиональная система литературного труда и "функционирует как часть всей общественной системы в целом" и хотя "механизм переработки материала (т. е. жизни) в литерватурную форму" надлежит изучать как механизм "социальный и профессиональный, детерминированный общими законами исторического развития", однако профессиональный момент главенствует и даже действует исключительно, ибо "материал и структура литературного произведения определяются общественным способом его производства и общественным способом его потребления". "Исходными пунктами" формально-социологического метода исследования литературных произведений являются поэтому "типы литеатурного сотрудничества и присвоения, техника обработки материала, работа на потребителя, по заданию, по свободному соглашению, на заказ, на вольный рынок, в виде журнала, газеты, альманаха, индивидуальной книги, устного или письменного изложения и т. д.". Так смена индивидуалистической и не "тенденциозной" дооктябрьской литературы литературой общественной и "тенденциозной" объясняется формально-социологическим методом тем, что до Октября "писатель представлял собой одиночку-товаропроизводителя, обособленного ремесленника, производившего на безличный рынок, который состоял из индивидуальных покупателей", а после Октября профессиональное положение писателя изменилось, ибо "Октябрьская революция, национализировавшая промышленность, во многом национализировала, частично коллективизировала и литературное хозяйство", произошло "огосударствление писателей", а с другой стороны "конкретный потребитель был соединен в заводские, профессиональные и прочие коллективы". В итоге - "производство на общественного потребителя, потребность в политической отчетливости заставили художников перейти к тенденциозным сюжетам". Отвергая принципиально общественную (классовую) психологию и идеологию как определяющее литературные формации и литературную эволюцию начало, формально-социологический метод на практике часто именно ими объясняет литературные явления. Так для объяснения упадка "большой поэтической формы, последним реализатором которой был Пушкин", решительно отметается "смена общественных идей" и "смена общественной психологии", а приводятся факторы именно этого порядка, - на фоне "развития промышленно-товарного хозяйства", "первое появление разночинцев-интеллигентов, рост городов, укрепление буржуазии с ее индивидуальным бытовым укладом, семейственностью, комнатно-квартирным уютом, расширение просветительски-конкретных нужд общества, требовавшее грандиозных по размеру сюжетных планов" и т. д.; в силу этих условий "большая поэтическая форма" оказалась неподходящей для развертывания сюжета, и Пушкин (см.), Лермонтов (см.), Гоголь (см.) переходят к повести, к роману, - к прозе. Если в данном примере профессиональный момент исчез из объяснения данного литераткрного явления, то он появляется при объяснении смены большой поэтической формы (Пушкин) - малой, смены, вызванной появлением (на фоне роста буржуазии) "кадра индивидуальных и обособленных художников-товаропроизводителей". Т. к. в 60-х гг. профессиональное положение писателя в этом смысле не изменилось, то следовало бы заключить, что "большая поэтическая форма" не стала в эту эпоху возможностью, однако, как известно, она снова появляется у Некрасова  и появляется не в силу профессионального момента, а "ввиду огромного общественно-политического движения, положившего начало народничеству". Так формально-социологический метод, благодаря неправильности исходной точки зрения, вынужден давать литературным явлениям или неубедительное истолкование, или же сходить с своей собственной позиции, или же наконец объяснять те или иные литературные явления одного порядка то профессиональным моментом, то напротив "общественно-политическими движениями".

Библиография:

  1. Искусство и классы М., 1923; Контрреволюция формы, "Леф", Ї 1, 1923;
  2.  Синтаксис Маяковского, "Печать и революция", кн. 1, 1923;
  3. К марксистской поэтике, сб. "На путях к искусству", М., 1926;
  4. Современный художественный рынок и станковая картина, "Новый Леф", Ї 2, 1928.
  5. Статьи А. собраны в сборнике "Социологическая поэтика", М., 1928.

Работы:


Поиск по произведениям автора





Заказать работу

наверх страницынаверх страницы на верх страницы





© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования