В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Кришнамурти Дж.Традиция и революция
Простым языком раскрывается природа двойственности и состояния ее отсутствия. В подобном состоянии исследования, когда на мгновение перестает существовать тот, кто задает вопросы, тот, кто переживает, — подобно вспышке открывается истина. Это состояние полного отсутствия мысли.

Полезный совет

Вы можете самостоятельно сформировать предметный каталог, используя поисковую систему библиотеки.

Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторУрланис Б. Ц.
НазваниеРост населения в Европе
Год издания1941
РазделКниги
Рейтинг0.55 из 10.00
Zip архивскачать (1 841 Кб)
  Поиск по произведению

5. Италия

Италия является единственной из крупных европейских стран, по которой еще для античной эпохи имеются данные переписей населения. Конечно, римские цензы по своему устройству весьма мало напоминают современные переписи. Тем не менее эти цензы дают известное представление о численности населения

(Результаты цензов показали следующее количество римских граждан:

~ Число жителей

Годы ( в тыс )

28 Г ДО Н Э 4 063

8 » до н 9 4 233

14 » н. э 4 937

48 > н. э 5 984

Таким образом, за три четверти столетия число римских граж­дан увеличилось почти наполовину. На основании этих данных нельзя делать вывода о среднем естественном приросте, так как в известной мере этот прирост происходил в результате ввоза рабов; часть этих рабов потом отпускалась на свободу, они при­ числялись к римским гражданам и попадали в ценз.

  • 1 М u 1 h а 11, op cit , р 444
  • 8 См Вильям Петти, Экономические и статистические работы,М Соц экгиз, 1940, стр. 102

Данные цензов не дают полного представления о населении Апеннинского полуострова. Известно, что значительная часть рим­ ских граждан, учтенных цензо*м, проживала вне Апеннинского полуострова и смежных островов. Так, например, к 28 г. до н. э. было около 100 колоний и муниципий вне современной Италии. О населении этих колоний нет данных. С другой стороны, надо прибавить еще рабов, живших в Италии; их число Белох опре­деляет и 1,5 млн. Кроме того, нужно сделать еще поправку на неучтенные районы северной Италии и на острова. Если все это принять во внимание, то можно притти к примерной цифре в 7 млн. человек для 14 г. и. э. * Это даст плотность населения для Италии 24 человека на 1 им 2 , для Сицилии — 23, для Сардинии я Корейки — 15.

Дальнейшие столетия внесли радикальные изменения в эконо­мическую и политическую жизнь Римской империи. Рабовладель­ ческое хозяйство клонилось к упадку, античный общественный строй начал себя изживать. В то же время натиск варваров ста­новился сильнее и серьезнее. Наконец, в 410 г. Рим был взят Аларихом, вождем вестготов. Это означало конец Западной Рим­ской империй.

Уже задолго до своего окончательного падения Римская импе­рия обнаруживала признаки деградации. В частности замечалась убыль населения. Существует расхождение между историками по вопросу о том, в какой период Италия имела максимум жителей. Некоторые считают, что при Антонинах (т. е. II в), другие утвер­ ждают, что раньше. Проверить это невозможно. Но во всяком случае к моменту падения Рима численность населения римских граждан уже перешла точку кульминации.

Первые века после падения Рима дали, несомненно, дальнейшую убыль населения. Нашествия готов, вандалов, лангобардов сопро­вождались огромными разрушениями Население в значительной части было уничтожено, уцелевшее обращено в рабство, ассими­лировалось варварами. В условиях кровавых войн и жестоких разрушений, конечно, никакого роста населения не было; наобо­рот, можно не сомневаться, что имела место убыль населения Об этом можно судить по населению города Рима, которое упало до 300 тыс. человек при Константине ( IV в), до 100 тыс при Аларихе, до 60 тыс. в эпоху борьбы вестготов -о Велизарием \ В первые века после завоевания Италии варварами страна «являла картину полного одичания. Оросительные и осушительные соору­жения пришли в полный упадок, и места, оде раньше были цвету­ щие поля, покрылись иссохшими пустынями и болотами... в дру­ гих местах земля обрастала деревьями и кустарниками и образо­ вывались те могучие леса, о которых говорят нам источники того времени» 2 . По свидетельству современников, поля были по­ кинуты людьми и лишились своих земледельцев.

  • 1 Некоторые историки склонны сильно преувеличивать население Ита­лии в античную эпоху Например, население Италии в эпоху Августа Нис­сан определял в 16 мля, Тайней Франк ( Tenney Frank ) — в 14 млн, Рэс-сель ( Russel ) в своей статье о средневековом населении (« Social Forces », 1937, V 15, № 4, р 503—511) также берет цифру Франка, хотя в отно­шении других стран он придерживается цифр Белоха Подобная позиция Рэоселя тем более непонятна, что юн в своей статье всячески подчерки­вает важность и ценность расчетов Белоха и в то же время по самой главной стране древнего мира вместо 7 млн по Бе лоху ставит 14 млн. по Франку

Вполне вероятно после этого, что население Италии упало с 7 млн. до 5 млн. человек и на таком уровне находилось несколь­ ко сот лет. Эта цифра соответствует предположениям Гартмана ( Hartmann ), согласно которым людские потери от готских войн в Италии измеряются миллионами 3 .

Автор труда по экономической истории Италии профессор Дорен ( Doren ) 4 также называет 5—6 млн. как цифру населения Италии к моменту падения Западной Римской империи.

Последние 1—2 столетия первого тысячелетия были несколько более благоприятными для роста населения, варвары постепенно культивировались, экономический порядок начинал налаживаться.

Трудно сказать, каков был уровень численности населения Ита­ лии к 1000 г. Никаких материалов документального порядка нет. Можно только сказать, что уровень плотности населения Италии был выше, чем в других странах Европы. Германия и Англия к 1000 г. в значительной части были почти вовсе не заселены. Во Франции тоже некоторые районы были еще сравнительно слабо заселены. В Италии же положение было несколько иным. Апеннинский полуостров еще римлянами был освоен для занятия земледелием. После крушения империи, действительно, много земли было заброшено и часть пашни заросла лесом, ао примерно к XI в. эти сравнительно молодые леса уже начали вырубать. К началу XI в. в Италии было мало районов с редким населением, если не считать горных местностей. На этом основании мы можем принять среднюю плотность для Италии значительно более высо­кой, чем для Франции. Если для этой последней мы исходили из 16 человек на 1 км 2 , то (для Италии, в которой процент лесистости был меньше, чем во Франции, мы должны принять примерно 22 — 24 человека Это даст 7 млн. жителей. Такая цифра населе­ ния Италии для 1000 г. вполне вероятна. Именно к началу второго тысячелетия страна, можно сказать, «зализала раны», причинен­ ные ей варварскими нашествиями, и вернулась к численности на­ селения античной эпохи.

  • 1 См Ballod, Grundnss d Statistik, S. 13
  • 2 Зомбарт, Современный капитализм, т. I , полутом I , М. 1931, стр 55.
  • 3 См L М Hartmann, Geschichte Itahens im Mittelalter, В I, 1897, S 353—355. Гартман тут же отмечает, что цифра в б млн убыли от одних только африканских войн Юстиниана, называемая византийским историком Прокогшем, не является правдоподобной, так как население Италии не бы­ ло настолько аначительным, чтобы уменьшиться на 5 млн. человек.
  • 4 Doren , Itahenische Wirtschaftsgeschichte , Jena 1934, S . 29.

Цифра в 7 млн. человек может получить подтверждение еще и с другой стороны. Для X и XI вв. имеются материалы о насе­ лении Сицилии. Маджоре-Перни i ( iMaggi < ore j Perni ) 1 указывает, что в X в. население Сицилии составляло 2 млн. человек, а в XI в. — 1 900 тыс. Если только bi одной Сицилии население достигало таких значительных цифр, то вполне вероятно, что на Апеннинском полуострове население составляло около 5 млн. человек.

XI , XII и XIII века принесли с собой подъем Италии в резуль­ тате стабилизации экономического порядка. Наряду с этим заме­ чаются сдвиги в уровне агротехники, производится осушение болот, увеличивается запашка пустующих вемель, появляются мелиорационные повинности, обязательства крестьян в отношении феодалов начинают принимать 'денежную форму 2 . Наряду с этим начинается развитие городской жизни, подготовившей наступление Ренессанса. Эти века принесли значительный рост международной торговли, в которой итальянские города играют ведущую роль Слава Венеции, Генуи, Флоренции распространяется далеко за пределами Апеннинского полуострова.

Венеция, вытесняя Константинополь (ее называли «Второй Кон­стантинополь»), становится главным посредником между Средней Европой и Ближним Востоком. Генуя, основывая многочисленные колонии и захватив ряд земель, в частности в Крыму, конкурирует с венецианцами. Флоренция на всю Европу приобретает извест­ ность своими сукнами. Эти города, образовавшие с близлежащей вокруг них территорией маленькие республики, дают первые материалы для суждения о численности населения средневековой Италии.

Наиболее ранний источник относится к 1255 г. Он представ­ ляет собой перечень семейств в отдельных деревнях области Пи- стойя, в Тоскане. Этот перечень дает 7 357 семейств: считая 4,5 человека на семью, получаем 32 тыс. человек. Площадь этой области —¦ 700 км 2 ; плотность, следовательно, равнялась 46 чело­ векам на 1 км 2 .

Тот же XIII век дает в наши руки и более значительный мате­риал, так как в конце этого века в королевстве обеих Сицилии был введен посемейный налог в размере % унции золота на семью Это дает возможность подойти к численности населения. Инама- Штернепг сообщает, что указанный налог в 1275 г. дал в Неаполе 45 тыс. золотых унций, а в Сицилии 15 тыс. На этом основании считают, что в Неаполе было 180 тыс. семей, а в Сицилии—60 тыс. Придавая множитель 5, Инама получает 900 тыс. человек для Неаполя и 300 тыс. для Сицилии, итого 1 200 тыс. человек для всего королевства. Однако эта цифра нам ничего не дает. Коро­левство обеих Сицилии составляло треть территории всей современной Италии. Если распространить этот итог на всю Италию, получается чрезмерно низкая цифра — 3,5 млн. населения. Правда, уже в XIII а. плотность населения на севере полуострова, вслед­ствие начавшегося индустриального развития, была выше, чем на юге, все же количество жителей неправдоподобно мало; оче­видно, большая часть населения не подвергалась обложению. Об этом свидетельствует также и тот факт, что при испанском гос­подстве число обложенных семейств значительно поднялось. Если в неаполитанской части королевства, без Порода Неаполя, в 1465 г. было 233 тыс. обложенных семейств, то в 15*61 г.-—уже 483 тыс., а в 1595 ir .—'555 тыс. Подобный скачок — результат не роста населения, а роста охвата населения обложением. Эти цифры дают уже около 2,5 млн. жителей, что приводит к плотности населения в 34 человека на 1 км 2 . Именно эта цифра хорошо согласуется с данными о плотности для остальных частей Ита­лии. Из этого делаем вывод, что данными налога 1275 г. поль­зоваться не следует.

  • 1 См М a g g i о г е - Р е г n i, La popolazione di Siziha dal X af XVIII secolo, Palermo 1892, cap. 3, 7; цит . по книге V i r g i 1 i l, II problema delta popolazione, 1924, p. 426.
  • 2 Cm D о r e n, op. cit, p. 148.

Для Италии той эпохи Белох х приводит три других источника. Один из них дает число очагов в XIII в. в областях, соответствую­ щих нынешним провинциям Асколи, Мачерата, Анкона. Число оча­ гов — 99 600, умножая на 5, получаем около 500 тыс. человек; деля на территорию (8 тыс. км 2 ), приходим к цифре 60 человек на 1 км 2 . Эти районы, расположенные вдоль Адриатического моря, должны были давать плотность, намного превышающую среднюю для всей Италии. Это превышение не может быть меньше, чем в 1,5 раза, поэтому для всей Италии это даст максимум 40 чело­век на 1 км 2 .

Другой источник относится к провинции Романья в 1377 г. Все­го там насчитывалось 54 тыс. вдагов, т. е. 270 тыс. человек, на территории 8,5 тыс. км 2 ; получается плотность в 30 человек на 1 км 2 . Но и этот материал не очень характерен, так как охваты­вает район с 40% городского населения. Низкая цифра плотно­сти и в этом случае — результат неполного учета облагаемых семейств.

Третий источник относится к Тоскане 1338 г., по которой Белох исчислил плотность в 60 человек на 1 км 2 без главного города и 85 с включением Флоренции.

Из сопоставления всех этих источников видно, что на основа­ нии приведенных материалов очень трудно определить среднюю плотностынаселения Италии к 1500 г. Цифры по отдельным обла­ стям дают колебания от 30 до 60; где-то в этих пределах и лежит средняя плотность населения

Для значительно более точного определения численности на­селения Италии воспользуемся сводкой, сделанной Белохом в его специальной статье по населению Италии в XVI , XVII , XVIII вв. Правда, материалы, положенные в основу этого свода, относятся скорее к середине XVI в., чем к его началу, но, учитывая, что период 1 $00—1530 «гг. был весьма неблагоприятен дли роста М- селения Италии (войны), эти материалы можно считать относя­щимися к 1500 г. без большой опасности преуменьшить числен­ность населения. Свод Белоха состоит из следующих данных *:

  • 1 Указанная статья о населении в средние века, стр. 416. 66

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Государство

Годы"

Население (в тыс )

Плотность на 1 км 1

Сицилия ...............................................

1570 1561

} 1562

1548 1542 1569 1581

1535

1070 2 700 1 600

800

1600

1000

1050

120

525

50

400

250

42

Неаполитанское государство . . . Папская область ......................................

34 38

Тоскана ...................................................

 

Лукка .......................................................

Милан ..................................................

33

53 62

Пьемонт ...............................................

46

Модена, Парма, Пьяченца .....................

Вальтеллина .............................................

48 50 15

 

65

 

10

 

 

Итого. . . .

11 165

39

Можно считать, что к 1500 г. население Италии составило 11 млн. человек 2 .

Таким образом, за пять столетий население Италии возросло с 7 млн. до 11 мши. ' Это дает всего 0,09% в год.

Белох, говоря о темпах роста населения в средние века, при­нимает для Италии темп, одинаковый с Францией, т. е. 50% за 300 лет. Однако имеющиеся, хотя и отрывочные, данные о насе­лении говорят, что в общем темп роста населения Италии был, пожалуй, слабее, чем во Франции. Правда, весьма трудно отстаи­вать правильность исчисленных темпов. Достаточно только сни­зить исходную цифру о 7 до 6, как темп роста сразу изменится:

  • 1 См В е 1 о с h, La popolazione d'ltalia nei secah 16, 17, 18, «Bull de l'Inst Int de Stat>, 1888, v. 3, p 39.
  • a Однако Мэлколл (цит. соч, стр 441) для 1480 г. дает лишь 9,2 млн. человек, но, очевидно, и а отношении Италии Мэлхолл брал другие терри­ториальные границы. Поэтому <с этим расхождением можно те считаться
  • г При этом следует учесть, что динамика населения протекала неоди­наково во всей Италии Есть указания, например, что в Сицилии имел место не рост, а падение населения вплоть до XV в, вероятно, в резуль­тате миграционных процессов. Маджоре-Перни (цит соч, стр 3 и 7) ука­зывает, что население Сицилии выражалось в следующих цифрах (в тыс)

X век 2 000

XI век 1 900 Конец XII в. 1 750 Конец XIII в 1 550 Конец XIV в. 1 150 1469 г. 1 180 Конец XV в. 1050 вместо 0,09 он будет равен 0,12. Но и на этот раз он будет все же ниже темпа Франции. Таким образом, не отстаивая точности приведенных 'расчетов, мы все же считали бы иаш вывод о более слабых темпах роста Италии по сравнению с Францией имеющим некоторое основание.

Обращаясь к исчислению населения в промежуточные века, вряд ли нужно снова говорить о войнах, голоде и эпидемиях. Роль этих факторов в Италии была не меньше, чем в других европей­ских странах. Только в отношении эпидемий можно, пожалуй, сказать, что в Италии их роль была более значительной. Причина этого лежит в сильном развитии городской жизни, а города средневековья при всяком отсутствии городского благоустрой­ства представляли собой рассадник заразы. Кроме того, Италия в своих торговых отношениях была теснее связана с Востоком, который был «поставщиком» эпидемических инфекций.

Крестьянские восстания также имели место в Италии еще в начале XIV в., но, вследствие того что гнет феодальных отно­ шений в Италии был несколько слабее, чем в других странах, эти восстания не выходили из локальных границ. Более значитель­ными были восстания горожан (Кола ди Риенци), но и они не имели особенного влияния на численность населения.

Говоря о росте населения Италии за период 1000—1500 тт., сле­дует выделить XIII век как век, давший особенно значительное увеличение. Рост городов в этом столетии был настолько велик, что забирал весь прирост сельских местностей; более того, абсолютная численность населения <в них даже падала. Это раз­витие было прервано чумой 1348—1349 гг. Ущерб для Италии был очень велик. Считают, что в городах погибло 40—60% на­селения, в сельских местностях значительно меньше 1 . Так как население городов в Италии составляло значительную часть всего населения, то это обстоятельство влияло понижающим образом на общий темп роста населения.

6. Испания и Португалия

Пиренейский полуостров* был густо заселен еще тогда, когда принадлежал Риму. Некоторое представление о плотности насе­ления в те времена дает Плиний, который был прокуратором имперских провинций в Испании. Плиний указывает, что в севе­ ро-западной части Испании было 691 тыс. свободного населения (« libera capita »). Территория, о которой говорит Плиний, составляет около 84 тыс. им 2 , таким образом плотность получается равной 7 человекам на 1 км', и «если при этом дети не учитывались, то 12 человекам на 1 кт 2 » г . Принимает эту плотность, Белох полу­чает 7 млн. человек, если считать, что Плиний учитывал детей, и 5 млн., если считать, что он их не учитывал. Раз неизвестно, какое из этих предположений верно, Белох берет середину и исходит из 10 человек на 1 кп г , что дает 6 млн. человек.

  • * См. Doren , op . cit , p . 633.
  • a Статья Белоха о населении в древние века, стр. 616.

На протяжении первого тысячелетия население Пиренейского полуострова испытало радикальные изменения. В V в. этот полуостров был завоеван вестготами, которые очень скоро там стали заводить феодальные порядки, раньше, чем в других стра­нах. Однако господство вестготов в Испании длилось недолго. В 711 г. эта страна была завоевана арабами. Арабы не доволь­ствовались Испанией и сделали попытку завоевания Франции. Пройдя значительную часть территории Франции, арабы в 732 г. встретились с войсками Карла Мартелла и были разбиты. Отка­ завшись от дальнейшей территориальной экспансии, арабы за­крепились в Испании. Господство арабов в Испании привело к большому экономическому подъему страны. Сильно росла куль­ тура, значительно возросла торговля. Но особенно больших успе­хов достигли мавры в сельском хозяйстве. Они оросили поля Кастилии и Арагонии, развели огромные оливковые леса вокруг Севильи, широко распространили культуру тутовых деревьев е Гренаде, Мурсии и Валенсии. Наряду с сельским хозяйством развивалась промышленность (например, производство шелковых тканей). О расцвете народного хозяйства страны свидетельствует также многочисленное население городов (Кордова считалась крупнейшим городом Европы после Константинополя), существо­ вавших в эпоху владычества мавров.

Какова же была плотность населения в ту эпоху?

Известно, что к 1000 г. государство мавров в Испании находи­лось в периоде своего наибольшего расцвета. Если в античную эпоху в Испании было 10 человек на 1 км", если для соседней Франции мы приняли плотность населения в 1 16 человек, для ! 1талии в 22—24 человека, то можно приближенно считать, что к 1000 г. на Пиренейском полуострове плотность населения была 14—15 человек на 1 км-.

Это дает около 8—9 млн. жителей. Вряд ли эту цифру можно считать преувеличенной. В эпоху расцвета мавританского владычества экономический уровень Испании был примерно та­кой же, как и во Франции, и был, наверно, ниже, чем в Италии, в сердце бывшей Римской империи.

После 1000 г. господство мавров в Испании начало клониться к упадку. На севере Испании образовалось королевство Кастилия и Леон, которое взяло на себя инициативу изгнания мавров из Испании. XI век принес арабам большие потери; испанцы все сильнее и энергичнее заставляли арабов отступать к югу. Однако в XII в. испанцы снова были оттеснены на север. Лишь в начале XIII в., после битвы при Лас Навас де Толоса, господству мав­ ров в Испании наступил конец. К 1262 г. вытеснение мавров было закончено, если не считать Гренадского княжества, в котором юсподство мавров было ликвидировано лишь в конце XV в.

Изгнание мавров из Испании повлекло за собой экономи­ческий упадок страны. Изнурительные войны за отвоевание Испании привели, разумеется, к падению численности населения; пре­ следование оставшихся в Испании мавров и евреев еще уско­рило этот процесс. Однако XIV и XV века вновь поставили Испа­нию в ранг мировых держав. Испанское королевство захватило земли в Европе, испанский флот приобрел славу «непобедимой армады», открытия Колумба еще более укрепили расцвет Испании.

Таким образом, на протяжении периода от 1000 До 1500 г. Испания пережила два этапа: первая половина, приведшая с со­бой понижение численности населения, и вторая половина, дав­ шая повышение. Если считать, что вторая половина лишь ком­ пенсировала понижение первой, то тогда население 1500 г. будет одинаково с населением 1000 г. Однако не следует делать столь необоснованных предположений. В нашем распоряжении име­ются, пусть отрывочные, но все же некоторые цифровые мате­ риалы, для того чтобы осветить вопрос о численности населения Испании к 1500 г.

Наиболее ранний материал охватывает Каталонию и Арагонию. В 1359 г. в Каталонии'был произведен учет семейств. Материалы этого учета были опубликованы в 1856 г. и обработаны Конра­дом ( Conrad ) \ Согласно данным этого учета, в Каташюнии было в 1359 г. 87 214 очагов, т. е. 450 тыс. жителей, если считать 5 человек на семью, и 400 тыс., если считать 4,5 человека. Исходя из последней цифры 2 при площади в 36 тыс. кт 2 , получаем 11 человек на 1 км 2 . При этом надо учесть, что цифра относится к 1359 г., т. е. спустя 10 лет после эпидемии пумы. Между тем известно, что и в Испании чума принесла большие опустошения. На острове Майорка чума в 1348 г. унесла 30 тыс. человек, что составляет очень значительную часть всего населения острова. В Сарагосе в течение нескольких месяцев от чумы ежедневно умирало 300 человек 3 . Вероятно, и в Испании чума унесла) около одной пятой всего населения. Исходя из этого, заключаем, что плотность населения до чумы была выше: вместо 11 следует счи­тать 14 человек на 1 ям 2 .

Для 1404 г. имеются данные по Арагонии 4 : 42 863 очага, умно­жая на 6 5 , получаем 250 тыс. человек, деля на 47 тыс. км" терри­тории, получаем 5 человек на 1 км 2 . Таким образом, мы оол|учили две цифры плотности: одна из них характеризует наиболее передовые (районы страны, другая—наиболее отсталые; для бога­ той и торговой Каталонии—14 человек, для бедной и горной страны Арагонии — 5 человек. Лррстая средняя дает 9,5 чело­века, но так как районы Арагонии не очень типичны для осталь­ ной Испании, то среднюю сле'дует несколько повысить, оценив платность Испании к концу XIV в. в 10 человек. В течение XV в. население Испании возросло; об этом свидетельствует повторный учет населения по Арагонии: в 1429 г.—42 683 очага, в 1495 г.— 50 391 Очаг 1 , т. е. почти на 20% за две трети века. Для всего столетия и для всей Испании можно предположить рост на> 30%. Таким образом, плотность населения 'возросла примерно с 10 до 13 (человек. Это даст 6,5 млн. жителей для всей Испании (без Португалии) к 1500 г.

  • 1 Conrad , Em Beitrag zur Beurteilung der Bev 51 kerungsverhaltnisse Spaniens im Mittelalter , « Jahnb . f . iNationalok . u . Stat .», B . I , S . 183—188.
  • a Хотя Конрад настаивает на том, что 5 человек на семью — это скорее минимальная цифра, чем средняя, мы все же считаем, что более правильно взять 4,5 человека.
  • 2 См . Goury du Roslan, Essai sur l'histoire economique de l'Es- pagnte, Pans 1888, p. 199.
  • 4 См. указанную статью Белоха о населении в средние века, стр. 414; по материалам Z u г i t a , Anales de Ja corona de Aragon , III , Zaragosa 1562—1579, p . 189.
  • 5 Как Чибрарио (см. С i b r a r i о, Delia economia politica del medio evo ), так и Белах (указанная статья, стр. 414) исходят из коэфициента 6; мы также остановимся на нем, учитывая необходимые поправки иа недоучет.

Сопоставим полученную нами цифру с радом других исчисле­ ний. Надо сказать, что вопрос о численности населения Испании привлекал к себе большое количество исследователей. Оценки численности населения Испании делали немцы ( Gams , Conrad , Wirminhaus , Habler ), французы ( Moreau de Jonnes , Block , Girard ), англичане ( Hendricks ), американцы ( Usher ), наконец, сами испанцы ( Gonzalez , Uztariz , Zurita , Salazar и др.). При та­ком обилии работ, казалось бы, нам не будет стоить 'большого труда определить население. На самом деле это не так. Оценки колеблются в очень широких пределах — от 4 млн. до 24 мл».

Основная цифра, которая фигурирует во многих расчетах,—это цифра, даваемая генеральным счетчиком ( contador mayor ) Алонсо Кннтанилья ( Quintanilla ), которому было поручено разра­ ботать проект организации постоянной армий. О цифрах Кинта- нильи сообщают испанские историки Гонсалес ( Gonzalez ) и Кле- менсин ( Clemencin ). По сведениям Кннтанилья, относящимся к 1492 г. 2 , в Кастилии (не считая Гренады) насчитывалось 1 500 тыс. vecinos , т. е. семей; если считать на 1 vecino 5 чело­век, то получаем 7,5 млн. для одной Кастилии. Гонсалес берет даже более 5 человек на семью и приходит к цифре в 7,9 млн. для всей Кастилии. На основе цифры Кинтанильи Кольмейро ( Colmeiro ) определяет общее количество семей по Испании в 1 800 тыс. человек. Считая 5 человек на семью, он получает 9 1млн. Далее, он прибавляет 1 млн. на «неизбежный недоучет» и приходит к цифре в 10 мин. для всей Испании 3 .

На этих же цифрах Кинтанильи базируется и Гури дю Рослан ( Goury du Roslan ). Он делает такой расчет: 1,5 млн. семей на Кастилию соответствуют 1,8 млн. семей на всю Испанию ( это он берету Кольмейро), или 8 млн. человек. Об этой цифре в 1,5 млн. семей для Кастилии упоминает также Инама-Штернегг.

х См A. G i г а г d, La population de l'Espagne dans les temps modernes, «Revue d'histoire moderne», 1928, p. 432.

s Все ученые, говоря о цифре Кинтанильи, пишут о 1482 г; расхождение в 10 лет возникло, как установил Жирар ( Girard ), вследствие ошибки Гон-салеса ( Girard , op . cit , р 426), у которого обычно заимствуют эти мате­риалы.

а См . Colmeiro, Historia de la economia politica en Espana. t. I, p. 239,

Между тем нам кажется весьма сомнительным, чтобы цифра Кинтанильи могла быть положенной в основу. Имея цель созда­ ния постоянной армии, Кинтанилья был склонен к преувеличению цифры населения, чтобы перед Фердинандом и Изабеллой набро­сать картияу могущества принадлежащего им королевства, так сильно укрепившегося их супружеством. Кроме того, самый факт, что цифра является круглой, показывает, как справедливо гово­рит Геблер (НаЫег) 1 , что дело идет не о цензе, как некоторые думают, а о простой оценке на основе материалов некоторых феодальных властителей. К отрицательной оценке данных Кин­ танильи приходит также и Ушер 2 . Он пишет, что «эти цифры при серьезном анализе должны быть исключены». Жирар также пи­шет, что эти цифры являются «скорее приблизительной оценкой, чем официальной переписью» 3 .

Геблер, подробно изучая население Испании в ту эпоху, отвер­гая данные Кинтанильи 4 , понижает цифру с 7,5 млн. до 3 млн. человек; считая 1 250 тыс. для остальной Испании, Геблер прихо­дит к выводу, что к 1480 г. во всей Испании было 4 250 тыс. жителей. Здесь Геблер впадает в другую крайность и делает ошибку в сторону преуменьшения. Цифра Кинтанильи ошибочна, но уже не настолько, чтобы взять только 40% от нее. В этом преуменьшении сказалось желание Геблера дать картину пышного расцвета Испании в XVI в. Если бы он принял более высокую цифру для 1480 г., то это не оставило бы «места» для прироста населения. Он сам указывает, что, принимая цифру в 3 млн. чело­век, он «оставляет достаточно места для успешного развития страны» при Изабелле. Самую свою оценку в 3 млн. он сопрово­ждает словами о том, что такой оценкой он «оказывает значи­тельную честь памяти Изабеллы» 5 .

Таким образом, если Кольмейро дал преувеличенную цифру, то Геблер дал преуменьшенную. Намеченная нами выше цифра к 6,5 млн. и лежит между этими двумя оценками.

К этой цифре можно притти и с другой стороны. В 1594 г. в Испании был произведен учет семейств. Беря множитель 5 чело­век на семью, этот учет дал 6 701 тыс. человек. Но часть территории этим учетом была пропущена.

  • 1 См Н а Ы е г , Die wirtschaftliche Blute Spaniens im XVI Jahrh. und ihr Verfall , Berlin 1888, S. 145.
  • 2 Cm. Usher, The history of population and settlement in Eurasia , «Geographical Review», 1930, p. 113.
  • 3 G i r a r d , op . cit , p . 425. Ненадежность цифры Кинтанильи видна также и из того, что 1,5 млн. vecinos он делит в свою очередь опять-таки на две круглые цифры: 250 тыс. vecinos на феодальных землях и 1 250 тыс. на королевских.
  • 4 Цифры Кинтанильи приведены также в испанской « Enciclopedia » (т. XXI , стр. 484—485), где туг же указывается, что население Кастилии и Леона в 1541 г. составляло 4 457 тыс. Спрашивается: как могло получить­ ся, что в период 1480—1540 гг., когда Испания переживала полосу расцвета, население ее сократилось чуть ли не вдвое?!
  • 6 Н а Ы е г, op . cit ., р. 147.

Хендрикс ( Hendricks ) 1 по этой неучтенной территории взял цифры за другие периоды (Наварра — 1553 г., Арагон—1495 и 1609 гг., Валенсия — 1609 г., Каталония — 1553 г., Алава— 1599 г., Бискайя — 1708 г., Гвипускоа— 1558—1559 гг.) и получил в итоге 1 641 358 семей, или 8 206 791 человека. XVI век заметно увеличил численность населения Испании. Если это увеличение принять равным 25%, тогда для 1500 г. мы получим 6,6 млн. человек, т. е. цифру, почти совпадающую с нашей. Конечно, если бы мы взяли 10% роста за 1500—1600 гг., то тогда для 1500 г. мы получили бы не 6,6, а 7,4 млн. человек. Но цифра в 10% роста за столетие расцвета совершенно неправдоподобна, гораздо уместнее выдвинуть цифру в 25%, которая и приводит к 6,6 млн. человек.

Отметим еще некоторые другие оценки населения Испании к 1500 г. Жирар 2 «сходил из 7,2 млн. человек. Мерримэя ( Merri - rman ), считая 4 человека на vecino , пришел к 7,5—8 млн. чело­ век 3 . Зато несколько других исследователей называли более вы­ сокие цифры. Гаме ( Gams ) дал цифру в 9 320 691 человек 4 , исходя из 5 человек на vecino . Кавеньяк считал даже, что насе­ление Испании ,в эту эпоху составляло 10—12 млн. человек \ Однако Жирар справедливо рассматривает все эти оценки и рас­четы как преувеличенные.

При определении населения Португалии следует исходить из следующих соображений. Природные условия Португалии более благоприятствуют высокой плотности населения, чем в Испании. Наличие плодородной равнины, благоприятное расположение с точки зрения международной торговли привели к тому, что Португалия к 1500 г. была населена в среднем в 1,5 раза гуще, чем Испания; это дает 17—18 человек на 1 км 2 , а в пересчете на всю территорию 1 500—1 600 тыс. человек. Если мы сопоставим эту цифру с цифрой в 1 750 тыс. для 1732 г., то получим правдо подобную картину динамики населения.

В целом Испания vt Португалия имели к 1500 г., вероятно, около 8,5 млн. человек", т. е. несколько меньше, чем предположено выше для 1000 г. Такое положение можно понять, если мы учтем, что к 1000 г мавританская культура в Испании находи­лась в зените, а христианская культура в Испании к 1500 г. еще-была на пути к своему могуществу; датой, которой для мавров был 1000 г, для христианской Испании является примерно 1560, но не 1500 г. Вот почему падение по сравнению с 1500 г. может иметь известные основания.

  • 1 См . Hendricks A review of the statistics of Spain , «Journal of the statist soc-», 1860, p. 151—152. 8 G i r a r d, op. cit, p 3.
  • 3 Cm. Merriman, The rise of the Spanish power, t. II, p 156; цит no G i r a r d, op. cit., p. 3.
  • 4 Cm. Gams, Kirchengeschichte von Spanien, t. Ill , S. 468 ff; цит . no G i r a r d, op. cit., p. 3.
  • "Cavaignac, Notule sur la population de l'Espagne vers 1500 (Sean­ces et travaux de l'Acad. des Sciences morales et pol., 1919, XI—XII, t. 192); цит . no G i r a r d, op. cit., p. 3.
  • 0 Некоторые, главным образом немецкие, статистики склонны преуве­личивать население Пиренейского полуострова к 1500 г. под впечатлением мощи испанской державы. Так, например, Ференци ( Ferenczi ) говорит о 9 млн. к 1492 г. (см. «Migrations», «Encicl of Social Sciences», p 1 . 431), а Принцинг (Prinzing, Das Bevolkerungsgesietz, «Allg. Stat. Arch.», 1904, S 14) о 10 млн . населения , Гмелин (G m е 1 i п . «Ailg. Stat. Arch .», B . 6, Halbbalid I , S . 241) даже о 20 млн. человек. Эту же цифру называет русский

Б заключение укажем, что некоторые авторы дают для Испа­нии очень высокие цифры численности населения, которые никак не согласуются друг с другом.

Так, например, Конрад * считает, что при Антонинах население Испании достигало 9 млн. человек. Далее, он указывает, что к концу средних веков Испания насчитывала 11 млн. человек, и тут же говорит, что к 1575 г. население можно принять равным 6 750 тыс Таким образом, по Конраду, получается, что XVI век принес колоссальное уменьшение численности населения. Об этом же он говорит и в своей статье, посвященной статистике сред­невековой Испании в этой статье он считает, что в период 1359—1553 гг. в Испании население сократилось вследствие фео­ дальных войн и чумы 1472 и 1487 гг. 2 Однако предположение о сокращении населения в Испании в этот период не согласуется с историей Испании в XVI в.

По Геблеру, XVI век дал удвоение численности населения Если даже Геблер и ошибается, то уже во всяком случае трудно поверить в справедливость обратного предположения — о паде­ нии почти в 2 раза, как это делает Конрад. По всей вероятности, Конрад был введен в заблуждение Вейсом ( Weiss ), который в своей книге « L ' Espagne depuis ile regne de Philippe II jusqu ' a l ' avenement du Bourbons » ( Paris 1844, p 71), ссылаясь на Авгу­стина де Блаз ( de Bias ), приводит для Каталонии 1553 г цифру 326 970 жителей, т е меньше, чем в 1359 г. Однако простое со­ поставление двух цифр 1359 и 1553 гг. не дает оснований для каких-либо выводов. Точность данных того периода была слиш­ком незначительна, тем более если эти данные идут в разрез со всей историей страны.

Но Конрад не одинок Аналогичные цифры приводит Мэлхолл. По Мэлхоллу, население Испании в 1480 г. составляло 8 800 тыс. человек, а в 1580 г.—8 150 тыс. 3 . Таким обрайом, за 100 лет расцвета испанской монархии, по Мэлхоллу, население сократистатистик Янсоя, полагая, что вследствие эмиграции в Америку население Ис­пании сократилось с 20 млн до 7 млн (к началу XVIII в ) (см его «Сравни­тельную статистику населения», Спб 1892, стр 12). Однако всякие ре­корды преувеличения побил Франко Саласар ( Salazar ), который оценивал население Испании в ту эпоху в 24 млн. ( см . Goury du Roslan, op. cit, p 197).

  • 1 Conrad, Giundnss zum Studium der politischen Oekonomie T. 4, Statistik, I, Allgemeine Statistuk. Bevolkerungsstatistik. Iena 1923, 5 Aufl., S 68
  • 2 G\i его статью в «Jahrb f Nationalok. u Stat», 1880, S. 185. 8 Cm . Mulhall , Dictionary , ed . 4, p . 441.

лось на 650 тыс. человек. По Баллоду, население Испании с 1488 по 1585 г. сократилось на 1 млн. человек (с 7% До 6%). Оснований для таких предположений мы не видим. Можно не соглашаться с Геблером, полагая, что удвоение населения за 100 лет преувеличивает картину, но приходить к противополож­ным выводам вряд ли будет правильно.

Исчисление среднего темпа роста населения по Испании невозможно, так как мы получили не рост, а падение за период 1000—1500 пг. Даже в случае роста исчисление среднего темпа для Испании нецелесообразно, так как период 1000—1500 гг. очень неоднороден.

В связи с этим интересно отметить, (что Белох * для периода 1050—1350 гг также не принял никакого темпа роста (в отли­чие от других стран), а «сходил из стабильного уровня численно­сти населения Однако период 1050—1350 гг. ознаменовался борьбой христиан с мусульманами, борьбой, которая, вероятно, привела к значительному сокращению населения.

7. Дунайские страны и Балканы

Если по Англии мы имели статистический источник не только в конце интересующего нас в этой части периода, но и в начале, если по Франции такой источник мы имели лишь в конце пе­риода, то по дунайским странам мы оказываемся в значительно более худшем положении, у нас нет данных ни для конца, ни для начала периода. Поэтому ни Белох, ни Инама, ни Ушер по этим странам даже не дают каких-либо оценок.

Значительная часть дунайских стран еще в античную эпоху была заселена различными племенами. Все эти племена были под­ чинены Римской империи.

На правом берегу Дуная находились Паннония и Далмация, на лево™ берегу — "большая страна Дакия. В этих странах рим­ляне основали ряд небольших городов.

Определяя численность Римской империи в эпоху Августа, Белох для дунайских стран дает территорию в 430 тыс. км 2 с на­ селением в 2 млн человек и с плотностью в 4,7 человека на 1 км 2 Эти данные основываются на сообщениях о количестве повстанцев в 6—<8 гг. н. э. Белох полагает, что цифра количества повстанцев (800 тыс. человек, в том числе 200 тыс вооруженных мужчин) взята из провинциального ценза 2 . В последующих своих работах Белох повышает оценку численности населения в ту эпоху до 3 млн, что дает плотность в 7,5 человека на 1 км 2 .

За первое тысячелетие нашей эры в этих частях Европы про-изо1шли большие изменения. Придунайские страны к этому вре­мени заселяли уже другие племена, большей частью славянские. На левом берегу поселились чехи, моравы, словаки; в районе современной Венгрии незадолго перед этим поселились мадьяры, отступившие от печенегов.

  • 1 Указанная статья о населении в средние века, стр. 421, 422 8 См Be loch , Die Bevolkeiung der gnechisch - romischen Welt , 1886, S . 462.

Таким образом, почти вся территория бывшей Австро-Вен­грии к 1000 г. была заселена. Были даже довольно значитель­ные города. Например, известно, что в Ольмюце в 1139 г. было 14 тыс. жителей, по масштабам той эпохи — город не маленький. Однако население было все же довольно редкое, особенно в ни­зовьях Дуная. Имеются указания о том, что в эпоху Саксонского дома число чехов не превышало 250 тыс. * Площадь, занимаемая чехами, равнялась примерно 50 тыс. км 2 ; это дает плотность в 5 человек на 1 км 2 . И действительно, можно считать, что в об­щем плотность населения в дунайских странах к 1000 г. была несколько ниже, чем в германских государствах. Если для Герма­ нии мы приняли 10 человек на 1 км 2 , то для придунаиских стран следует взять ще более 8 человек «а 1 км 2 . Принимая площадь всей предвоенной Австро-Венгрии в 675 тыс. км 2 , мы получим общее население этой части Европы в 5,4 млн. человек.

За период 1000—1500 гг. население на территории Австро-Вен­ грии значительно возросло Весьма значительные размеры при­ няла иммиграция немцев в Богемию, Тироль. Больших размеров достигли горные промыслы (добыча соли, железа, меди, свинца, серебра и золота), так как земли оказались богаты ископаемыми (Тироль впоследствии называли «Калифорнией ' XV века»). В ме­ждународной торговле Австрия и Венгрия также начинают при­ обретать значение.

Для определения населения на 1500 г. по этим) странам мате­риал очень ненадежный. Белох для 1600 г. оценивает населе­ ние Австрии в 7 млн. человек, в том числе по Богемии — 4 млн., Альпийским землям — 2 млн., в Передней Австрии — 1 млн.

Этот расчет несколько преувеличен. (Во-первых, перепись 1754 г. дает всего 6 млн. человек, во-вторых, имеются некоторые указания (по налоговым регистрам), что в Богемии к 1600 г. было всего 2 млн. человек 2 . Исходя из этого, мы примем для австрий­ских земель население к 1500 г. в 5 млн. человек. По Венгер­скому королевству нет даже оценок Можно только считать, что плотность населения в Венгрии к 1500 г. была в общем такая же, как и в австрийских землях. Тогда население Венгрии также составит примерно 5 млн. человек. А всего население предвоен­ной Австро-Венгрии—10 млн. человек 3 . Между тем в части III нашей работы, ведя нить от 1700 г., мы пришли к несколько большей численности населения в 1500 г.: вместо 10 млн.— 11,5 млн. человек. Эту последнюю цифру мы и положим в осно­ву, считая ее более правильной. По сравнению с 1000 г. цифра в 11,5 млн. дает рост более чем в 2 раза, т. е. 0,15% в год.

1 См. Peisker , Knechtschaft im Bohmen Piaha 1890, S 31, пит no В e h r e , op cit , S 9.

8 Cm. Anton Gindely, Geschichte der Bohmischen Fmanzen von 1526 bis 1618, «Denkschnften d Kaiserhchett Akademie der Wissenschaften», Philosoph. histonsche Clas.se , В 18, 1869, S 120. Gindely исходит ив сле­дующих соображений В Богемии было 150 930 постоянных ( ansassigen ) семей. Далее, он считает, что число непостоянных жителей равнялось чи­слу постоянных. Число человек на семью он принимает равным 6

3 Этот наш расчет почти совпадает с расчетом Мэлхолла, который для Австрии (вероятно включая в ее состав и Венгрию) в 1480 г. дает 9,5 млн. человек.

Демографическая история Балканского полуострова еще более туманна. В 1000 г. на Балканском! полуострове уже преобладали многочисленные славянские племена. Греческое население про­ должало заселять лишь южные части полуострова. В ту эпоху на Балканах существовали два оформившихся государства: Болгар­ское царство и Византия. Экономически Византия была очень развитым государством. В ней были большие города (Констан­ тинополь, Ацрианополь), развитая промышленность (главным обра­ зом шелковая), интенсивная торговля (порт Салоники). Все это заставляет предполагать довольно значительную плотность насе­ ления в Византии, которую можно считать примерно в 15—/16 че­ ловек на 1 км 2 . Плотность населения Болгарского царства была значительно ниже, вероятно 9—10 человек на 1 км 2 . В среднем можно считать для Балканского полуострова 13—14 человек на 1 км 1 ; так как территория его составляет около 500 тыс. км 2 , то это дает население в 7 млн. человек.

Эта цифра представляется до некоторой степени правдоподоб­ной по следующим основаниям. Константинополь, столица Ви­зантии, был в ту пору крупнейшим европейским городом и цен­тром международной торговли в IX — XI вв. Андреадес ( Andrea - des ) в своей статье 1 , посвященной населению Константинополя, приходит к выводу, что население Константинополя от IV до XII в. редко опускалось ниже 500 тыс. человек, приближаясь обычно к цифре 800 тыс.— 1 млн. Следовательно, уже по одному тому, что население Константинополя приближалось к миллиону, население всего Балканского полуострова должно было соста­вить несколько миллионов человек.

Интересно отметить некоторые попытки определения прежнего населения Балканского полуострова. Так, например, английский историк Форд 2 дает 12 млн. человек, что соответствует 29 чело­векам на 1 км 2 . Однако расчеты Форда (см. выше, стр. 22) сильно преувеличены. Чтобы подойти ближе к истине, нужно их, пожалуй, уменьшить вдвое. Андреадес, приводя цифры Форда, также считает их преувеличенными, добавляя при этом, что и «все, что известно о византийской жизни, указывает йа невозможность такого густого населения» 3 .

Другой англичанин, Холмс ( Holmes ) 4 , определил население Византийской империи в VI в. в 56 млн. При этом он руководствовался следующим соображением:: население Турции в начале XX в. составляло, по его расчетам, 28 млн. человек, а население Византии в VI в. имело, по ©го мнению, вдвое более тустое насе­ ление. При этом он ссылается на наличие крупных городов, ко­торые теперь почти не имеют значения: «Салоники и Адриано­поль прежде имели по 300 тыс. человек, теперь 70 тыс, Антио-хия прежде — 500 тыс., теперь — 7 тыс., Александрия прежде — 750, теперь — 230; многие другие большие города вовсе исчезли .. Учитывая все это, оценка в 100 млн. населения Восточной импе­рии в ее лучшие дни не может быть преувеличенной; и даже тогда плотность населения равнялась бы только г / 3 от современ­ной Англии». Его аргументация действительно была бы убеди­ тельной, если бы приведенные цифры населения городов в какой- нибудь степени соответствовали действительности. На самом же деле крупным городом в Европе был только Константинополь, столица империи, все же другие города вовсе не были так зна­ чительны. Лучший знаток этих вопросов, Белох, также называет Константинополь единственным крупным городом Европы в эпоху раннего средневековья; следующие города, идущие на большом от него расстоянии,— это арабские города! Кордова и Палермо; об Адрианополе и Салониках Белох даже не упоминает 1 .

  • 1 «De la population de Constantinople sous les empereurs byzantras», «Metron», 1920, v. I, № 2, p. 105—106.
  • 2 Foord, The Byzantine Empire , London 1911, p 11; цит . no Andrea- des, op. cit, p 113.
  • 3 Andrea des, op cit, p. 113
  • i Holmes, W. G. The age of Justinian and Theodora, London ! 1905, v I , p . 134—137.

Кроме того, как покайал Андреадес, Турция в начале XX оз. имела не 28 млн., а 46 млн. человек. Далее, в VI в не могло быть такой высокой плотности населения, так как, как указывает Андреадес, уже в sfnoxiy Полибия и Плутарха (депопуляция давала себя чувствовать. Андреадес, полагая, что более правильно сравни­ вать Византию с Турецкой империей в- начале XIX в., считал возможным, что в 1800 г. население (было такое же, как и в 1200 г. Исходя из этого, Андреадес пришел к выводу, что в VIII — XIII вв. население Византийской империи колебалось в пре­ делах 15—20 млн человек, что дает плотность населения в 25 — 35 (человек на 1 rf ; на Балканах в целом плотность населения была значительно «иже.

Период 1000—1500 гг. принес с собой сначала упадок, а затем и гибель Византийской империи. Ее прежнее положение посред­ника в международной торговле между Востоком и Западом было поколеблено крестовыми походами. Растущее болгарское, а затем и сербское государства наносили Византии серьезные удары. Наконец, в 1453 г. пал Константинополь под натиском турок, и Византийская империя прекратила свое существование. К 1500 г. уже весь Балканский полуостров был завоеван турками. Непрестанные войны и усобицы, о одной стороны, и потеря международного значения, с другой стороны, не могли привести К значительному росту населения. Можно примерно считать, что население Балкан к 1500 г. не превышало 8 млн, весь прирост населения за 1000—1500 гг. приходился на северную часть Балкан (рост и укрепление сербского государства), в южной части, вероятно, происходило уменьшение населения, являвшееся ре­ зультатом упадка византийской культуры.

  • 1 См В е 1 о с h, Die Volkszahl als Factor und Gradmesser der histonschen Entwicklung, «Histonsche Zeitschnft», 1913, В 15, S. 335.

8. Швейцария, Бельгия, Голландия, Скандинавия

О плотности населения Швейцарии к 1500 г. имеются дан­ ные по отдельным кантонам. На основании этих данных (см. часть III ) мы пришли к выводу, что население Швейцарии соста­ вило 750 тыс. человек. За период 1000—1500 гг. население Швей­ царии значительно возросло. Имеются, например, следующие цифры населения части (примерно трети) кантона Невшатель (циф­ ры получены на основании числа семей по церковным опросам) \

Годы Человек Годы Человек

1228 ................. 800 1512 ................. 3 000

1454 ................ 1620 1531 . . . . 3105

За 300 лет — рост в 3—4 раза; население всей Швейцарии в целом росло, конечно, менее (бурно. Например, Амман ( Ammann ) 2 исчислил, что население западной Швейцарии увеличилось за 1416—1558 гг. на 20—25%. При этом надо учесть, что как раз на ©тот период приходится выдвижение Женевы с ее ярмарками, которые приобрели международное значение. Исходя из приве­ денных материалов, будем считать, что население всей страны увеличилось примерно в 2 раза, поэтому для 1000 г. можно счи­тать 400 тыс. жителей.

В отношении Бельгии численность населения к 1500 г. мож­но определить с большей точностью. Вйлаемс ( J . F . Willems ) 3 сообщает, что по налоговым данным в 1480 г. в провинции Антверпен проживало 91 тыс. о городах и 122 тыс. в сельских местностях; итого 213 тыс. человек. Если Виллемс имел в виду современные границы провинции Антверпен, то это дает плот­ ность в 70 человек на 1 кт*. Более обширную территорию охва­ тывают данные Маршала ( Marshall ) и Бопера ( Bogaerts ) 4 . Они дают для 1435 г. по Брабанту 92 418 очагов, или примерно 500 тыс. человек, при территории в 11 тыс. км"; это дает плотность в 45 человек на 1 км~. Во Фландрии, расположенной вдоль мор­ского побережья, платность (была не ниже, а выше, чем в Брабан­те. В среднем для Бельгии 1500 г. примем плотность в 50 чело-

* « Zeitschnft fur Schweiz . Statist*», 1876, S 105

3 См Hector Ammann, Die Bevolkerung des Westschweiz l'm ausge-henden Mittelalter, («Festschrift fur Friednch Emil Welti», Aaiau 1937, цит по E. Keyser, Die Erforschung der deulschen Bcvolkeiungsgeschichte im Jahre 1937, «Vierteljahrschnft f. Sozial und Wirtschaftsgeschichte», 1939, B. 32, H. 1.

•  Цит . no Inama, op. cit, «Handwoiterbuch», S 681

•  Cm. «Bibliotheque des antiqui'tes belgiques», I, p 80—94, цит . по ука­занной статье Беяоха, стр 418

Век на 1 км й , так как уже тоща Бельгия принадлежала к числу самых густо населенных частей Европы. Исходя из плотности в 50 человек, получаем 1,5 млн. для населения Бельгии в ее совре­менных границах.

К 1000 г. торговое [Значение этих районов еще не было столь значительным. Однако и> в ту эпоху Фландрия, например, была очень густо населена; об этом имеются сообщения, относящиеся к .1127 г. 6 общем можно считать, что уже к 1000 г. Бельгия была сравнительно густо населенным .уголком Европы.

Материалы о росте населения Бельгии в период 1000—1600 гг. весьма скудны. Все же некоторое представление о темпах дает сопоставление учета населения в Брабанте в .1374 г. с учетом 1435 г., т. е. 6)1 годом позже. За этот период плотность населе­ния возросла с 36 человек на 1 км 2 до 45, т. е. на 26% 1 . В пред­шествующие века рост был, вероятно, не такой значительный; можно предположить, что в среднем численность населения Бельгии увеличивалась на 20% в столетие, что дает возрастание в 2,5 раза за 500 лет. Это приводит к 600 тыс. человек к ilOOO г., т. е. 20 человек на 1 км 2 . Этот уровень плотности был несколько выше уровня соседних стран.

Территория современной Голландии к 1500 г. была засе­ лена в общем менее плотно!, чем 1 Бельгия; только юг и запад Гол­ ландии, где расположены были города — центры мировой тор­говли (Амстердам), могли по плотности населения сравниться с Брабантом, северная же часть Голландии была, заселена сравни­тельно слабо, с плотностью примерно 20 человек на 1 км 2 . Для Голландии в телом можно принять 40 человек на 1 км 2 (ом. часть III , стр. 175). Это даст 1 300 тыс. жителей; для 1000 г. мож­но принять цифру в 500 тыс. человек.

По Дании, несмотря на наличие весьма ранних сведений о численности населения, это последнее определить довольно за­труднительно. В Дании в XIII в. было нечто схожее с английской «Книгой страшного суда»; мы имеем в виду поземельную перепись Вольдемара II в 1231 г. Однако дошедшие до нас мате­риалы этой переписи дают почву для противоречивых выводов

•  населении Дании в XIII в. Некоторые исследователи приходят к довольно значительным, цифрамг, например, Velschow дает

•  550 тыс. человек, Erslev — 1 млн., Нильсен ( Nielsen ) 2 — 1 250 тыс. Инама. дает МО тыс. только для сельского населения. В то же время Белох, ссылаясь на другую работу Velschow , го­ворит о 340 тыс. человек. Более достоверные данные имеются по отдельным частям Дании. Нильсен, например, указывает, что в tl 232 г. в провинции Халланд было 56 тыс. жителей, а в Л760 г. — 67 тыс. жителей. На этом основании он приходит

1 Об учете 1435 г. см. выше, стр. 79, об учете в 1374 г. см. Joseph С u v е 1 i е г , Les denombrements de foyers en Brabant (XIV—XVI siecles), Bruxelles 1912, p. IX—XCII; цит . по указанной статье У ше pa., стр . 118—119.

а См . Nielsen, Danische Wirtschaftsgeschichte, S. 7. Тут же приведены и другие оценки. к. выводу о стабильности' населения за весь период от 1300 до 1760 г.

В отношении Дании этот вывод, пожалуй, справедлив. Имеется ряд указаний, что действительно в течение целых 'сто­ летий население Дании почти не увеличивалось. Во-первых, чума 1848— L 349 гг. вызвала в Дании 'Особенно большие опустошения. Во-вторых, XIII и XIV вв. характеризуются постоянными фео­дальными войнами, которые весьма губительно отражались на численности населения.

Укажем еще, что имеются оценки и за более отдаленные пе­риоды. Инама-Штернегг для VIII В'. дает 650 тыс. человек, для X в. 800—900 тыс., для начала XIII в. 1 500 тыс. Эти цифры, впрочем, малодостоверны. Трудно допустить, чтобы в ту эпоху имел место такой бурный рост населения. Во всяком случае можно не сомневаться, что Дания была пусто населена с давних пор. К Ю00 г. уровень плотности населения Дании был выше, чем .в Германии; если считать, что уровень плотности в Дании был я а .20% выше, чем в Германии, то мы получим 'Среднюю плотность о il 2 человек на 1 км 2 . Это даст около 500 тыс. чело­век для Дании в целом. В первые столетия .население возра­ стало (если не считать большого голода в 1086 г., значительно снизившего численность населения), ватем рост его остановился; к 1500 г. количество жителей в Дании можно считать равным примерно 600 тыс.

Для Швеции и Н о р в е г и и данные могут быть почерпнуты из материалов о сборе в пользу папского престола (так называе­мый Peterspfennig ). Эти материалы приводят к цифрам в 600 тыс. человек для Швеции и в 300 тыс. для Норвегии к XIV в. Эпи­демия чумы коснулась и этих стран. Полагают, что население после эпидемии составляло лишь две трети прежнего • уровня. Не имея более точных цифр, будем считать приведенные выше цифры как показатели населения Норвегии к 1500 г., а для Шве­ции примем 650 тыс., исходя из того, что Сундберг ( Sundbarg ) для 1600 т. дает 900 тыс. человек (см. часть III , стр. 174). Для Швеции и Норвегии' в 11000 г. можно принять цифру В 1 600 тыс. человек. Мы принимаем прирост лишь в 60% за 500 лет, учиты­вая, что пор манны уже в ту пору в довольно большом количе­стве покидали свои родные места (стоит только вспомнить нор-манские завоевания во Франции, в Англии, колонизацию При­балтики, заселение Исландии, даже открытие Америки!).

9. Россия

О численности населения России (в границах 1914 г.) к на­чалу второго тысячелетия нашей эры мы можем иметь лишь весьма смутное представление. Известно лишь, что уже к этому времени почти вся обширная равнина была заселена различными народами: на территории теперешней Украины жили древляне, поляне; севернее ЖШ радимичи, вятичи, кривичи и другие пле­мена; сравнительно густо были заселены районы вокруг Новго­рода. В общем можно сказать, что население группировалось во­ круг пути «из варяг в греки». Все указанные районы составляли территорию единого Киевского государства.

Плотность населения значительно колебалась в пределах Киев­ского государства: на юге, © среднем Приднепровье, она была довольно велика. В других районах население было более ред­ким. В соответствии с большинством исторических памятников и археологических раскопок можно теперь считать установлен­ным, что в значительной части Киевской Руси в сельском хо­зяйстве была подсечная система земледелия (подготовка пашни путем сжигания леса), требовавшая значительных земельных про­ сторов на душу населения.

П. Н. Третьяков, автор специального исследования об этом виде земледелия, указывает, что подсечная система существо­вала, например, в Белоруссии вплоть до XVI в. «Новгородская область знает ее в XVI — XVII вв. До этого же времени сохра­нились подсеки в верховьях Волги и ряде других мест севера Восточной Европы» 1 .

На этом основании можно предположить, что плотность насе­ления в Киевской Руси была ниже плотности, например, Герма­ нии, где уже к этому времени была широко распространена трех­ польная система земледелия. Наряду с сельским хозяйством были развиты бортничество, охота и рыболовство 2 .

Следует указать еще, что в Киевской Руси были распростра­нены также и различные промыслы. Имеются летописные ска­зания, говорящие о том, что в городах жили плотники, древо- делы, мостники, лучники, бондарники, гончарники, кожевники, медники, скорняки, сапожники, шатюшники, рыбники и др. 3

О большом населении в Киевской Руси свидетельствует и сам город Киев. Согласно отзывам современников, в Киеве в конце X и начале XI в. было 400 церквей, 8 рынков и («несметное мно­ жество народа». «Адам Бременский во второй половине XI в. называет Киев соперником Константинополя (а ведь в Констан­ тинополе население приближалось к 1 млн. человек! — Б. У.) Митрополит Киевский Илларион в своем знаменитом «Слове» называет Киев городом, «блистающим величием», Лаврентьевскай летопись под il 124 г говорит, что в Киеве был грандиозный по­жар, причем «церквий единых изгоре близ 600». Весьма веро­ятно, что здесь кое-что и преувеличено, но несомненно, во вся­ ком случае, что (Киев в XI в. — один из больших городов евро­пейского масштаба» \ Такой большой и многолюдный город мог существовать только при наличии многонаселенного государства.

  • * П. Н Третьяков, Подсечное земледелие в Восточной Европе, «Изве­стия Государственной академии истории материальной культуры», т. XIV , в. 1, 1932, стр 12

2 Многие историки полагали, что именно эти промыслы и были основ­ ными занятиями населения Киевской Руси и что будто бы с сельским хозяйством оно познакомилось позднее Однако против этих взглядов го­ ворят лингвистические сравнения Слово «жито», обозначающее хлеб, оди­ наково как у восточных, так и у западных славян; точно так же слова пахать, целина, жатва, сноп и др «Все это показывает, что земледелие вообще, и в частности хлебопашество, было широко распространено у сла­ вян в древнейшие периоды» (П И. Л я ш е я к о, История народного хозяй­ ства СССР, т I , М, Соцжгиз, 1939, стр. 57)

3 Лященко, цит соч, стр. 99—100.

Помимо Киева, в Киевском княжестве (после распада единого Киевского государства) было более 40 городов, в Волынском — тоже 40, в Галицком—-около 40, в Туровском—более 10, в Черниговском с Северскмм, Курским и Землей Вятичей —¦ около 70, в Рязанском—около 15, в Переяславском — около 40, в Суздальском — около 20, в Смоленском — около 8, н Полоц­ ком—около 16, s Новгородском — около 15. Во всех русских областях в летописях упоминается свыше 300 городов 2 .

О населении этих городов некоторые материалы можно по­черпнуть из сведений о пожарах, эпидемиях, о строительстве церквей, об археологических раскопках

Например, в 1211 г. сгорело в Новгороде 15 церквей и 4 300 дворов, в 1183 г. Владимир на Клязьме сгорел почти весь с 32 церквами, «в 1211 г. погорел Ростов едва не весь с 15церк< вя!ми, в 1221 т. погорел весь Ярославль с 17 церквями» 3 .

По эпидемиям летописи оставили такие записи: в 1230 г «в Смоленске погибло от мору 30 тыс человек, в Новгороде в 1390 гг. по одному иностранному известию (Кранца) погибло ст мору 80 тыс. человек, в Москве во время Тохтамышева взятия по одним известиям погибло 24 тыс. человек, по другим — вдвое меньше» \

Кое-что могут дать и указания археологов

Например, С В Юшков указывает, что а двух городах, распо­ ложенных у устья реки Олышани и у устья реки Свинки, насе­ ление «было довольно многочисленным, о чем свидетельствует большой курганный Некрополь X — XII вв , в котором насчиты­ вается 3 862 кургана» 5 . О том, что города были довольно мяо гочисленны, говорит также и тот факт, что в пяти из них (Киев, Новгород, Ростов, Переяславль, Белгород) имелись тысяцкие, т е. число взрослых мужчин превышало тысячу человек и, следо­ вательно, население в целом превышало 5 тыс человек.

Некоторое представление о цифре населения мы можем по­ черпнуть из размеров русской армии. По описаниям греческого историка Льва Диакона, князь Игорь подступил к столице Визан­тии «с великим ополчением на 10 000 судов». Этот же Диакон сообщает, что армия Святослава, приведенная им в Болгарию, состояла из 60 тыс. русских \

  • 1 Б. Д. Греков, Киевская Русь, М. 1939, стр 14 * С М. Соловьев, История России с древнейших времен, изд 3-е, кн I , стр. 705.
  • 3 Там же, стр 702.
  • 4 Там же, стр 1210
  • 6 Юшков, Очерки по истории феодальных отношений в Киевской Р>си, Академия наук СССР, Институт устроил, 1939, стр. 23.

Сохранились еще летописные материалы о походе Олега на Византию в 907 г. Летописец сообщает, что в этом походе у Олега было 2 тыс. лодок, каждая на 40 человек, итого 80 тыс. человек. Кроме того, конница насчитывала 8—'10 тыс. коней 2 . Получается почти стотысячная армия. Многие историки склонны считать, что эти цифры сильно преувеличены. Быть может, это и верно. Но ведь надо учесть, что Олег заставил сдаться Царь-град, а Византия 'была очень сильна в военном отношений (правда, в X ов. военная мощь ее уже начала слабеть). Из этого можно заключить, что армии Киевской Руси были действительно очень многочисленны.

Из всего сказанного следует сделать вывод, что Киевская Русь к началу XI в. была государством, население которого из­мерялось миллионами. Чтобы более точно подойти к цифре на­селения, возьмем мерку плотности населения.

Территория Киевского государства была весьма значительной. Его владения тянулись до северных озер и морей, где располо­жились племена: чудь заволочская, весь, карелы и др., платив­шие дань Киеву. В формировании общерусской армии участво­вали многие племена. Так, например, в походе Олега участво­ вали ильменские славяне, кривичи, древляне, радимичи, поляне, северине, хорваты, дулебы, тиверцы, чудь, меряна 3 .

Трудно очертить точно территорию Киевского государства в X — XI вв. Академик Б. Д. Греков дает территорию, равную примерно 1,8 млн. км 2 (исчислено нами). В учебнике «История СССР» (карта № Л) территория Руси в IX — XI вв. равняется около 1,1 млн. км 2 (исчислено нами) 4 . Столь значительная раз­ница возникла, главным образом, вследствие того, что академик Греков огромные территории севера включил состав Руси, а в учебнике «История СССР» они не включены. Но мы не бу­дем придерживаться точных границ Киевской Руси, которые к тому же определить невозможно. В основу определения тер­ ритории мы положим границу, соответствующую административ­ ному делению в XIX в. Это поможет нам лучше осуществить со­ поставление с материалами позднейшего периода и даст нам более однородные территории.

  • 1 См. Греков, цит. соч., стр. 238—239.
  • s См Разин, История военгюго искусства с древнейших времен до пер­вой империалистической войны, ч. II , стр. 35.
  • 3 Там же, стр. 35

' При этом мы исходили из того, что в состав Киевского государства в 1000 г. полностью входило 13 губерний б. Европейской России (Петер­бургская, Псковская, Витебская, Смоленская, Виленская, Минская, Моги-левская, Волынская, Черниговская, Тульская, Калужская, Московская, Тверская) и частично входили 11 губерний (60% Гродненской, 50% Киев­ской, 40% Подольской, 80% Полтавской, 20% Харьковской, 50% Курской, 90% Орловской, 80% Рязанской, 70% Ярославской, 90% Владимирской, 90% Новгородской). Кроме того, в состав Киевского государства входило около 60 тыс. км 2 земли, отошедшей впоследствии к Австро-Венгрии.

Исходя из этого, северные районы, хотя они, пожалуй, и должны быть включены в состав (Киевской Руси, учтены нами совсем по особой мерке. С другой стороны, мы прибавим на востоке и юго-востоке около 260 тыс. км 2 территории, которая не входила в состав Киевской Руси. Всего площадь Киевской Руси о таких условных границах составит 1 330 тыс. км 2 . Даже после исключения севера нельзя сказать, чтобы мы получили однородную, с точки зрения плотности населения, территорию. На юге, в районах, близких к Киеву, плотность населения была значительно выше, чем на новгородских землях, которые тогда считались «неродимыми», и поэтому у новгородцев земледелие не было основным источником средств существования. Еще бо­лее низка была плотность на московских землях, которые в 1000 г. были сравнительно мало колонизованы, а коренное насе­ ление этих мест было немногочисленно.

В общем можно считать, что плотность населения южных райо­ нов Киевской Руси была ниже средней плотности населения сре­ди, например, германских племен. Следовательно, речь можег итти о цифре меньшей, чем 10 человек на 1 км 2 .

С другой стороны, мы можем подойти к цифре плотности, отправляясь от техники земледелия. Значительная часть этих районов представляла! собой степь, ва которой существовало пе­реложное хозяйство. Б. Д. Греков пишет: «Леса на юге были выжжены и вырублены довольно рано, и чем южнее, тем их становилось меньше, пока степь не делалась господствующей. В степях подсеки быть не может. Скифы, которые давно вдоль Днепра занимались земледелием, не выжигали леса для устрое­ния своих пашен. Если бы это было иначе, Геродот не преминул бы об этом упомянуть. Их орудия производства говорят о том же»!. В другом месте Б. Д. Греков указывает, что «подсека в качестве господствующего способа земледелия в IX — XI вв. для некоторой части Киевщины исключается. Более длительное ее бытование было возможно лишь на севере, в Новгородской земле, и на северо-востоке, в 1 бассейне Волги — Оки» 2 . На этом основании мы можем считать, что юг Киевской Руси уже тогда был не богат лесом, а представлял собой, в значительной доле, степь, которая «начинает с подлинного перелога» 3 . По нашей таблице на стр. 376 переложному хозяйству соответствует при­мерно 4—10 человек на I км 2 . Учитывая, что срок забрасыва­ния земель в ту пору был довольно значителен, мы полагаем, что для юга Киевской Руси плотность населения не превышала 6 человек на 1 км 2 .

Земли, расположенные к северу от Приднепровья, к 1000 г. были заселены реже. Для центральной земледельческой полосы, белорусских земель и Новгородской Руси при оценке уровня плотности следует исходить из того, что там н ту пору в ряде районов преобладало подсечное хозяйство (2—3 человека на 1 км 2 —¦ см таблицу на стр 376), а в других районах—'переложное (4—10 человек на 1 км 2 ) В общем можно считать, что средняя плотность равнялась 4 человекам на 1 км 2 . Наконец, для мо сковских земель, которые в ту пору были а значительной сте­пени покрыты лесами, плотность населения, вероятно, не превы шала 2 человек на 1 км 2 При этом надо учесть 1 , что спустя 5—6 веков плотность населения в Замосковском крае равнялась примерно 6—7 человекам на 1 км 2

  • 1 Б. Д Греков, Киевская Русь, М. 1939, стр. 38.
  • 2 Там же, стр. 38. ' Там же, стр. 41.

Приведенные оценки плотности дают следующие цифры насе ления: '

Население Киевской Руси к 1000 г

Районы

Территория КМ*)

Плотность населения на 1 км'

Население (в тыс )

Юг Киевской Руси 2 . . Центрально земледечьческая поло

са, Белор)ССия, Новгородская

Русьз .... Московские земли * .

320

710 300

Ь

4 2

1920

2 840 600

Итого

1330

4,03

5 360

Таким образом, получается, что население Киевской Руси (не считая северных районов) составляло свыше 5 млн человек

Если же считать Киевское государство в его действительных исторических границах (т е площадь—'1,1 млн км 2 ), то насе­ление его выразится цифрой 4,5 млн человек °.

Теперь перейдем к определению населения в остальных ча стях России в границах 1Ш4 г

Польско-литовско эстонские земли населены были примерно так же плотно, как и юг Киевской Руси В отношении польско- литовских земель некоторое глухое указание дают исчисления Павинского ( Pawmski ) и Яблоновского ( Jablonowski ), определив

1 Исчислено по материалам книги Ю В Г о т ь е, Замосковный край в XVII в, М 1906, стр 269

2 Имеются в виду следующие губернии Киевская, Волынская, Подоль­ ская, Харьковская, Полтавская, Черниговская

3 Курская, Орловская, Тульская, Рязанская, Воронежская, Тамбовская, Смоленская, Могилевская, Витебская, Минская, Псковская, Петербургская, часть Новгородской губернии

4 Московская Тверская, Ярославская, Костромская, Владимирская, Ка­ лужская губернии

° Упомянем о расчете населения Киевской Руси, произведенном историком Беляевым Беляев пришел к цифре в 1 5 млн человек исходя из того, что армия Олега в 907 г насчитывала всего 50 тыс человек, и принимая пропор­цию Моро де Жонэ 1 воин на 30 душ Об этом см уН П Огайо в-с к о г о, Закономерность аграрной эволюции, т II , стр 30 Однако мы не считаем допустимым строить расчет на цифрах армии Олега, так как они имеют полз легендарный характер

ших для большей части Польши 1578 г 3 058 тыс человек' Считая территорию, охваченную этим! расчетом, примерно в 250 тыс км 2 , получаем плотность населения в 12 человек на) 1 км 2 .

Некоторые материалы о населении Польши имеются и за бо­лее ранний период Так, например, к 1335 г. на основе сбора налогов в пользу папского престола Белох в другой своей статье (о населении Европы в средние века, стр 420) определил (по материалам Theiner « Monumenta Poloniae ») население Польши в 260 тыс семей, т е 1 250 тыс Считая площадь в 150 тыс км", Белох получив плотность населения н 8 человек на 1 км 2 Учи­ тывая, что за период 1335—1578 гг. население Польши довольно значительно возросло, получается, что оба эти источника вполне согласуются друг с другом К ЮОО г плотность населения была значительно меньшая, чем в 1385 г Поэтому, принимая для этих районов уровень плотности в 5 человек, мы, вероятно, не огаень далеко отойдем от истины

Северные районы были населены крайне редко. Еще в 1794 г средняя плотность в Архангельской и Вологодской губерниях равнялась 0,6 человека на 1 км 2 , а в Вятской и Пермской гу­берниях—3,7 человека В 1678 г плотность населения в Ар­хангельской губернии в границах петровских времен равнялась 1,2 человека на 1 км 2 , но надо учесть, что эта губерния захваты­вала некоторые довольно населенные территорий Южная грани­ца этой губернии подходила почни вплотную к Нижнему Нов­городу

О чрезвычайно редком населении севера говорят также и ма­териалы, относящиеся к XVI в Так, например, в Чердынском уезде б Пермской губернии по писцовым книгам 1570 г значилось около 1,5 тыс дворов' на территории около 70 тыс км 2 Если считать 6—7 человек на двор, то мы получим около 10 тыс чело­век, что даст 0,14 человека на 1 км 2 Правда, Чердынский уезд вследствие своих природных условий (часть территории гористая) имел плотность населения значительно более низкую, чем Перм­ская губерния в целом

Важно также еще отметить, что к 1000 г в этих районах земледелие было очень слабо распространено Господствующим занятием была охота Это видно хотя бы из того, что единицей обложения еще даже в начале XVI в был лук 3 Все это говорит о том, что эти территории имели весьма редкое население

1 См InamaSternegg, op cit, «Handworterbuch d Staatswissen schaften», В II, S 684

2 «Материачы по оценке земель Пермской губернии», т III , в I , Чер­ дынский уезд, Пермь, Статистическое бюро Пермского губернского зем­ ства, 1901, стр 98

3 «Из уставной грамоты, данной чердыноким пермякам в начале XVI в, видно, что пермяки платили ясак с лука Очевидно, еще в то время пер­ мяки жили преимущественно охотой » См «Материалы по оценке зе мель», стр 88

В общем для всех северных земель можно принять плотность населения к 1000 г. примерно в 0,2 человека на ,1 км 2 .

Поволжье Среднее и Нижнее было населено более пусто по сравнению с севером, но очень редко по сравнению с (Киевской Русью. Часть территории была занята волжскими болгарами, часть — башкирами, часть — половцами, кочевавшими тогда на левом берегу Волги. (На донские степи половцы переселились в середине XI в.) В целом, учитывая весьма экстенсивный харак­тер использования земли этими народами, мы считаем, что плот­ность населения в этих районах вряд ли превышала 0,7 человека на 1 км 2 . При этом мы исходили из того, что в Нижнем По­волжье еще в 1794 г. плотность населения равнялась 1,4 чело­ века на Л км 2 . Правда, в Среднем Поволжье в 1794 г. плотность населения равнялась 10 человекам на А км 2 .

Наконец, нам осталось еще определить плотность населения в районах Дона и будущей Новороссии; тогда в этих районах пре­ обладали кочевники-скотоводы — печенеги и хозары, не раз опу­ стошавшие русские земли. Для кочевников-скотоводов характер­на низкая плотность населения. Исходя из плотности населения ряда кочевых племен в более позднюю эпоху, можно примерно считать, что плотность населения кочевников юга России к 1000 г. равнялась 1,2 человека на 1 км 21 .

В итоге мы получаем такой (расчет (см. табл. на стр. 89).

В целом численность населения в границах бывшей европейской части России к 1914 г. может быть представлена примерно циф­рой в 8,5 млн. человек к 1000 т.

Эта цифра) в течение веков увеличивалась медленно, так как славянским племенам приходилось выдерживать на себе всю тяжесть сопротивления набегам кочевников А эти набега в XI и XII вв. становились очень частыми. В результате этого на­ блюдается постепенный отлив населения в новые районы, более отдаленные от кочевников. Это привело к сравнительному запу­ стению Приднепровья и к возвышению Московского государ­ства.

К концу XII в. масса славян сосредоточивается на Верхней Волге, Оке и их притоках.

Но и в этих районах славяне скоро стали объектом нападе­ния: полчища Батыя вторглись в Русь и произвели колоссальные

1 Мей цен ( A Meitzen , Der Bo ' den unci die landwirtschafthche Verhaltnisse des Pieussischen Staats , 1868) считает, что для прокормления семьи кочевника нужно 300 голов скота (главным образом овец и коз). Тот же Мейцен указывает, что по вегетационным условиям Оренбургских степей на 1 кв. географической миле могут просуществовать 1 800 голов скота, т. е 6 семейств. (Об этом см. В г е n t а п о, Agrarpohtik , 2 Aufl , 1925, S . 72) Считая по 6—7 человек на семью, получаем около 36—42 человек на 1 кв милю, или 0,7 человека на 1 км" Так как вегетационные условия в Донских степях значительно благоприятнее, чем в Оренбургских, плот­ность кочевого населения в этих районах могла быть более высокой; к тому же норма в 300 голов имеет в виду зажиточную семью. При бедном суще­ствовании Мейцен говорит о 100 головах скота; если считать в среднем 200 голов, то получается плотность около 1 человека на 1 км 2 .

Население России к 1000 г.

Части страны

Территория KM ')

Плотность

населения

на 1 км"

Население (в тыс.)

 

Киевская Русь (в условных грани­ цах) ......................................................

Польско-литовско-эстонские пле­ мена 1 ...................................................

Северные племена (финские и др.) 2

Среднее Поволжье (болгары, баш­ киры), Нижнее Поволжье (по­ ловцы) в ...............................................

Кочевники южных степей (печенеги, хозары) 4 ...............................................

1330

320 2 230

400

4,03

5,00 0,20

0,70 1,20

5 360

1600 446

693 480

 

Итого .

5 270

1,63

8 579

опустошения. Монгольское иго на много лет задержало рост на­ селения России. Относительно монгольского ига Маркс пишет, что татары «установили господство систематического террора, основами которого являлись опустошения и массовые избиения. Так как в сравнении с их колоссальными завоеваниями они были немногочисленны, то... путем повторной резни они уничтожали народы, которые поднимались у них ш тылу» б .

На протяжении всего периода 1000—[1500 пг. войны на Руси были обыденным явлением. Для иллюстрации мы можем приве­сти следующую таблицу °.

Число лет войны и мира в истории России за 1000 1500 гг.

Итого

100 100 100 100 100

лет 67 37 53 56 52

Число лет Число мирных

Века

воины

XI ... .

33

XII ...

63

XIII .

47

XIV . .

44

XV . ч .

48

В среднем почти половина лет приходилась на годы войны К сходным! цифрам пришел Соловьев для периода 1055— 1228 гг. Он исчислил 80 лет усобиц и 93 года мира Однако эти

1 Привислинский край и губернии Виленская, Ковенская, Курляндская, Лифляидская, Эстляндская.

2 Финляндия я губернии Олонецкая, Архангельская, Вологодская, Вят­ ская, Пермская, часть Новгородской

3 Саратовская, Симбирская, Пензенская, Казанская, Нижегородская, Уфимская, Самарская, Оренбургская, Астраханская губернии.

4 Бессарабская, Херсонская, Таврическая, Екатеринославская губернии, Область Войска Донского. Не вся эта территория была занята кочевий* ками. На территории Бессарабии и части Херсонщины проживали оседлые племена (тиверцы я уличи)

8 Marx, Secret diplomatic history, p. 78.

• Таблица составлена нами на основе хронологического указателя войн А С. Ленинского, 1901 г.89

усобицы не были повсеместны, а часто имели локальный харак­тер. Например, для этого же периода Соловьев указывает, что Киевское княжество было местом усобиц не более 23 раз, Чер­ниговское — не более 20 раз, йолынское—15, Галицкое — не бо­лее 6, Туровское— 4, Полоцкое—18, Смоленское — 6, Рязан­ское — 7, Суздальское — 11, Новгородское — 12 \

Войны приносили с собой большой урон населению. «По то­гдашним понятиям воевать значило — опустошать, жечь, гра­бить, брать в плен». Особенно страдало население от половцев, которых мелкие княвья брали себе в союзники в борьбе о дру­гими князьями. «Кроме постоянного участия в усобицах кня­жеских, половцы и сами по себе нередко пустошили русские волости. Летопись указывает 37 значительнейших половецких нападений (надо думать, за период 1055—1228 гг.— j ?. У.), но видно были другие, не записанные подробно но порядку. Чер­ниговское и Переяславское княжества страшно страдали: Свя­тослав Ольгович Черниговский говорит, что у него города пу­стые, живут в них только псари да половцы. Владимир Глебо­вич Переяславский говорит, что его волость пуста от полов­цев» 2 .

Эпидемии также не были редким гостем. Еще в XI в. (1092 ir .— Друцк, Полоцк) летописцы отмечали (распространение каких-то язв, вызывавших повальную смертность. Сильный мор был в Новгороде в 1158 г., «от смрада нельзя было пройти от торга сквозь город». После сравнительно благополучного н этом отношении XIII в. наступил XIV век. Буря «черной смерти», ко­ торая пронеслась над Западной Европой <в 1347—11349 гг , Рос­ сии разразилась на 2—3 года позже В 1351 г. начался мор в Пскове, затем он появился в Новгороде, а затем: в Смоленске, Киеве, Чернигове, Суздале, Глухове, Белозерске, Ладоге, а в 1353 г. и в Москве. Убыль населения от эпидемии была очень значительна. В некоторых городах не осталось ни одного че­ловека (Глухов, Белозерск). В Москве of чумы умерли митро­полит, великий князь Симеон Гордый, два сына его и брат его. Все же надо сказать, что вследствие низкой плотности населе­ния и сравнительно мало развитой торговли (общение с горо­дом), а также быть может вследствие холодного климата ущерб от этой эпидемии в России был в процентном отношении на­много меньше, чем в Западной Европе. Если для Англии, Ита­лии и других стран речь идет о сокращении населения на треть или четверть, то для России речь может итти о сокращении, вероятно, не более чем на 5—6%.

Как и в Западной Европе, в России через 10— ilfi лет после «черной смерти» началась новая эпидемия чумы. В 1363 г. мор начался в низовьях 'Волги, затем он стал свирепствовать в Ниж­нем Новгороде, потом в Рязани, Коломне, Переяславле, Москве, Твери, Владимире, Суздале, Дмитрове, Можайске, Волоке, Белоозере: «бедствие продолжалось не одни год, обходя раз­ные города». Помимо этого, летописцы упоминают о море в 1373, 1875 (Киев), 1387 (Смоленская область: «ив самого Смо­ ленска. вышло только 5 человек живых и затворили город»), 1389 (Псков), 1390 гг. (Новгород), ,но это были эпидемии локаль­ного характера. Более разрушительные эпидемии были ъ XV в. «В 1417 г. мор с кровохарканием и жалезою опустошил Новго­род, Ладогу, Русу, СТорхов>, Псков, Торжок, Дмитров и Тверь». В 1420 г. мор начал опустошать северо-восточную полосу — Ко­ строму, Ярославль, Юрьев, Владимир, Суздаль, Переяславль, Га­лич, Плесо, Ростов («хлеб стоял на нивах, жатъ было некому»). Кроме того, значительные эпидемии были еще в 1423 («в Нов­городе, Кареле и по всей Русской земле»), в 1425 (Галич, Москва), 1441—1443 гг. (Псков). И во второй половине XV в. были значительные эпидемии, например, в 1467 г. в результате осады Новгорода возник мор, от которого умерло 48 тыс. че­ловек, «а во всех пятинах свыше 250 тыс. человек» \

1 Соловьев, цит. соч., кн. I , стр. 705—706. • Там же, стр 706—707,

Несмотря на такие неблагоприятные условия, население хотя и медленно, но все же возрастало; к 1500 г. оно увеличилось на три четверти, так как, по <нашим расчетам в части III , оно соста­вило около 15 млн. человек. Это дает в среднем в год 0,11% роста.

10. Сводный очерк

Используя весьма скудный материал, имевшийся в нашем рас­ поряжении, сделаем попытку представить население средневе­ковой Европы! © количественном выражении.

Свод наших исчислений может быть дан в следующей таб­лице 2 :

Предположительная динамика населения Европы за 1000 1500 гг.

 

 

 

 

 

Население

Абсолют­ный при-

Средний

Процент роста

 

 

 

 

Европы

ростзавесъ

 

 

 

 

 

период

 

за столетие

в среднем за год

 

в млн

в тыс.

 

1000 .........................................

56 4

 

 

 

 

1100 .........................................

62,1

5,7

57

10,1

0,10

1200 .......................

68,0

5,9

59

9,5

0,09

1250 . . .

72,9

4,9

98

15,7

0,14

1300 ....

78,7

5,8

116

 

0,15

 

70,7

-8,0

-160

—0,8

—0,21

1400 .........................................

78,1

7,4

148

 

0,20

1450 ..............................

83,0

4,9

98

16,1

0,12

1500 ... ...

90,7

7,7

154

 

0,18

  • 1 Материал об эпидемиях в России заимствован у Соловьева, История России, кн. I , стр. 1221—1224, 1535.
  • 2 Цифры по отдельным странам приведены в сводной таблице на стр. 414—415.

Прежде чем комментировать полученные цифры, сделаем сопоставление с различными другими исчислееиями населения Европы в средние века.

'Русский статистик В. И. Покровский * дает для Европы 1480 г. 40 млн. человек. Даже если он имел в виду лишь За­падную Европу, то и тогда преуменышенность этой оценки не подлежит сомнению. Только население Франции), Германии и Италии вместе составляло около 40 млн. человек.

Известный статистик Балл од 2 дает для 1850 г. цифру в 100 млн. человек. Эта цифра также значительно расходится с нашей (70,7 млн. у нас). Никакого обоснования для этой цифры Бал-лод не приводит: ее «круглость» показывает, что она взята весьма приближенно.

Американский демограф Рейтер дал оценку населения Европы к 1066 г. в следующих словах: «Невероятно, чтобы к моменту норманского завоевания, учитывая состояние культуры того вре­мени иа континенте Европы, могло бы существовать население, намного превышающее 10 млн. человек» 3 . Подобная оценка явно неверна. Цифра населения, которую Рейтер принимает для всего континента, более подходит, например, для одного Пире­нейского полуострова'

Оценки других статистикой и экономистов значительно более интересны.

Немецкий экономист Шмоллер оценивает население Европы к 1500 г. в пределах от 60 млн. до 80 млн. человек. По нашим же расчетам — 9 ll млн, т. е. на 14% больше верхнего предела его оценки.

Немецкий статистик Фиркс 4 пишет, что «в XII и XIII вв., не­ смотря на большие потери от крестовых походов, в Европе на­ считывалось от 50 до 60 млн. жителей». Если мы для середины XII в. в наших расчетах возьмем 65 млн., а для середины XIII в.— 73, то увидим, что оценка Фиркса расходится с нашей на 20— 30%.

Более тесная согласованность получается при сопоставления с оценкой Рюмелина ( Riimelin ) 5 . Определяя число умерших от чумы 1348—1349 гг. в 25 млн. человек, Рюмелин полагает, что эта цифра составила треть всего населения, которое он считает, следовательно, равным 75 млн.; согласно нашим расчетам, на­селение в этот момент равнялось 85 млн. Только далее начи­нается большее расхождение: Рюмелин полагает, что от чумы умерла треть, и дает цифру в 50 млн. после чумы, у нас же по­лучается 71 млн., так как мы исходили из значительно мень­шего ущерба от чумы.

  • 1 См. старый энциклопедический словарь Брокгауза, ст. « Население ».
  • 2 Ballod, Grundriss d. Statistik, 1913, S. 21.
  • 3 См . R e u t e r, op. cit, p. 92. * F l r cks, op , cit, S 91.
  • 8 Cm. R u m e 1 i n, Die Bevolkerungslehre, «Schonbergs Handbuch d. Polit. Oekon .», 2 Aufi ., B . II , S 923,

Особенно близко к нашим цифрам подошли цифры американца Расселя \ Рэссель считает, что к il 000—1060 гг. население За­падной Европы составило 35 млн. Из всей Европы Рэссель исключал Россию, дунайские страны, Балканы. По нашим же расчетам, Западная Европа в понимании Рэсселя насчитывала к 1000 г. 35,4 млн. человек, а к 1100 г.—38,4 млн.; из этого видно, что цифра Рэсселя, относящаяся к 1000—1060 гг., в точ­ности совпадает о нашими исчислениями.

В общем же надо сказать, что среди многих историков, ста­тистиков и демографов существует, по нашему мнению, доволь­но расплывчатое представление о численности населения Ев­ропы в средние века и его динамике. Так, например, такой крупный знаток демографии, каким является Кучинский, пишет, что население Европы в 1300 г. было таким же, как и в 1600 г. По его мнению, рост населения начался лишь с XVIII в. 2 Мно­гие другие демографы также склонны представить средневе­ковье как эпоху стационарного населения. Так, например, Рей­ тер пишет: «В течение средних веков население было почти ста­ ционарным» 3 . Баллод дает для 1350 г. 100 млн., а для 1700 г.— ПО млн., исходя также из того, что за 1350—1700 гг. населе­ние возросло всего на 10% 4 .

Приведенная нами таблица дает известные основания предпо­ лагать, что представления о стабилизации населения являются недостаточно обоснованными. Несмотря на всю неполноту ис­ пользованных нами материалов и всю условность примененных методов^, общая картина роста населения в средние века вряд ли может быть оспорена. Конечно, этот рост был очень медлен­ным, но все же он был.

Особенно распространена точка зрения, согласно которой рост населения происходил только в XI , XII и XIII вв. Далее же уве­ряют, что население остановилось в своей численности, даже начало убывать. Впервые, надо думать, такую точку зрения высказал Шмоллер 5 , заявив в одной из своих работ, что в пе­риод 1250—1450 гг. едва ли может быть речь об общем увели-чении населения Германии. К Шмоллеру присоединился Зом-барт, утверждавший, что убыль населения происходила и в дру­гих странах. Он говорил, что в Англии население росло только в период между «Книгой страшного суда» и «сотенными свит­ками», ватем до 1500 г. остается в том же положении 6 . Такая картина, по мнению Зомбарта, была в Германии, Франции, Бель­гии |И т. д.

  • 1 См . Russel, Medieval population, «Social Forces», 1937, v. 15, № 4, p. 504.
  • 2 Cm Kuczynski, Population movements, p 23.
  • 3 Renter, op. cit., p. 92.
  • 4 В a 11 о d, op cit., p. 21. Эти же цифры приводит в своем труде Woy - tinski , Welt in Zahlen , Berlin 1925, B . I , S . 24
  • 5 Cm S с h m о 11 e r, op cit., «Zeitschnft fur d. ges . Staatswissenschaft », 1871, S . 299—300.
  • 6 Зочбарт, Современный капитализм, т I , полутом I , стр. 254; в русском издании ошибочно указан 1150 г. вместо 1500 г.

С подобной точкой зрения, мы не можем согласиться. Во Франции, действительно, Столетняя война вызвала убыль на­селения, в о всех же остальных странах, кроме чумы 1348— 1349 г/г., не было особых причин к тому, чтобы население оста­ новилось в своем росте или даже стадо убывать \

О росте населения за первое тысячелетие нашей эры можно говорить весьма и весьма условно.

Общая) численность населения Европы к началу нашего лето­ счисления составляла, по исчислению Белоха (с нашими допол­ нениями, см. стр. 21), около 33 млн. человек.

Для 1000 г. выше мы пришли к цифре в 56,4 млн. человек. Однако цифры в 33 млн. и 56 млн. сопоставимы лишь очень условно. Полученный ,рост почти в 75% ва 1000 лет нельзя .рас­ сматривать как средний прирост за этот период. В первые два века нашей эры население Европы, надо полагать, увеличива­лось. Далее наступил упадок Рима, за ним — великое переселе-1 ние народов, нашествие новых племен из Азии. Все это тысяче­летие было настолько богато событиями, что весьма трудно де­лать сопоставление цифр для начала и для конца периода.

В связи с этим интересно указать, что Белох в другой своей статье 2 делает попытку рассчитать прирост населения Европы за первые 200 лет нашей эры, т. е. от момента своей прежней оценки (14 г. н. э., тод смерти Августа) и до начала III в. Ме­тодика расчета Белоха следующая. Он определяет население европейских провинций Римской империи в 1600 г. в 50 млн. че­ловек (Италия — . IS млн., Испания—10 млн., Франция, Швей­ цария, часть Германии — 20—26 млн., Британия — 4 млн.). С дру­ гой стороны, на этой же территории (только без Британии) в эпо­ху Августа было 20 млн. человек. «Население в III в. должно находиться между этими двумя величинами. Средняя будет 35 млн.»,— пишет Белох. Далее, Белох выражает некоторое сом­нение, не высока ли эта цифра, так как население в Италии и Испании со времени Августа не очень существенно увеличилось. Но он тут же это сомнение отводит, так как считает возмож­ным, что Галлия в III в. имела население вдвое большее, чем при Цезаре. Кроме того, говорит Белох, за эти столетия сильно выросло население дунайских стран и Франции. Исходя из это­ го, Белох определяет население европейских провинций Римской империи к началу III ,в. «немного менее 50 млн. человек». Он, правда, тут же оговаривается, что эта цифра не претендует на абсолютную правильность. Все же он считает, что возможна ошибка не более 20% в обе стороны. Это означает, что он Для европейских провинций Римской империи в III в. н. э. оценивал население не меь'ее 40 млн. и не более 60 млн. человек.

1 Некоторые географы приближаются к этой точке зрения. Кречмер (К г е t s с h m е г), например, пишет: «Если невозможно установить в достаточ­ но надежных цифрах численность населения из года в год или из столе­ тия в столетие, то все же на основе различных обстоятельств можно кон­ статировать постепенный рост населения, начиная с древних времен». См. его « Historische Geographie von Mitteleuropa », S . 496.

2 Указанная статья о населении в древние века, стр. 619.

Надо сказать, что эта оценка Белоха, в .противоположность другим его расчетам, сделана недостаточно основательно.

Во-первых, трудно предполагать, что население европейских провинций Римской империи за первые два века увеличилось на­ столько же, насколько за последующие 13 веков после этого! Если принять расчеты Белоха, то получается, что за первые два столетия нашей эры население Галлии увеличилось с б млн. до 10 млн., а затем, с 200 до 1940 г.,—с 10 млн. до 40 млн. Вы­ходит, что темп роста в период 200—1940 гг. почти в 5 раз меньше, чем в период 0—200 гг. (Как будто бы в первые два ве­ка нашей эры не было ужасных голодных годов, не было войн и т. д., не было импорта рабов в Рим! Конечно, это не так. По­этому о расчетами Белоха мы не можем согласиться. Одно толь­ко мы должны вывести из этого: определение темпов роста за первое тысячелетие нашей эры — дело весьма сомнительное и рискованное. В связи с этим приведенную выше цифру (75% роста за 1 000 лет) можно использовать лишь как глухое ука­зание на то, что в первом тысячелетии средний рост населения был примерно в 2 раза «иже, чем в эпоху расцвета феодализма.

Теперь перейдем к рассмотрению нашей таблицы за 1000— 1500 гг.

График ее можно представить в следующем виде:

млн чел 90 .

80 ._

70 .

60 ._

50 •

40 ._

30 .

20 ._

10 .

О _ Годы 1000 1100 1200 1300 1400 1500

Рис. 3. Предположительная динамика населения Европы в 1000—1500 гг.

Из графика видно, что население Европы в целом неуклон­но возрастало, за исключением периода 1300—1350 гг., когда «черная смерть» причинила колоссальный урон европейскому населению. Чтобы дать более правильную картину динамики на­ селения, мы соединили кривой наши точки за 1300—1350 гг. так, чтобы не получилось представления! о медленном снижении населения за этот период; падение населения произошло о тече­ние двух-трех лет; мы это и характеризовали почти вертикаль­ным падением кривой населения, предварительно несколько по­высив цифру населения по сравнению с Л600 г.

Неуклонный (за исключением чумы середины XIV в.) рост на­ селения Европы может вызвать некоторые недоумения. Все'м из­вестно, что история феодализма есть история непрерывных войн, частых голодных годов и эпидемий, история крестьянских вос­станий, история непомерной феодальной эксплоатации крестьян­ства. Как же с этим согласуется рост населения?

Подобное недоумение, с первого взгляда, законно. Но сле­дует учесть, что мы даем здесь общую тенденцию развития! которая, несмотря на все неблагоприятные обстоятельства, все же имела место. Надо помнить, что мы здесь оперируем не »о от­ дельными годами и даже не с десятилетиями, асостолетия- м и. Если бы условия средневековой жизни были хоть сколько-нибудь благоприятнее для народа, то за 100 лет рост был бы во много раз более значительным.

К тому же не следует представлять себе XI — XV вв. как эпоху полного застоя в области сельскохозяйственной техни­ки. В эту эпоху сельскохозяйственная продукция увеличивалась как путем экстенсификации, так и путем интенсификации. Шел процесс расширения посевных площадей, главным образом, путем расчистки лесов и осушения болот. Наряду с этим постепенно улучшалось использование земли. Если в XI в. даже во многих ча­ стях Западной Европы еще существовала залежная система (не говоря уже о Восточной Европе, где залежная система удержалась в ряде районов до XX в.), то к XV в. трехполье стало господ­ствующей формой. Введение трехполья означало увеличение сборов хлебов как вследствие сокращения доли пустующей пашни, так и в результате распространения озимых посевов, дающих значительно большие урожаи, чем яровые. В структу­ре посевов хлебов также замечаются сдвиги. Вместо преоблада­ния овса и ячменя, на первое место выдвигаются постепенно рожь и пшеница, имеющие большее продовольственное значение. Сельскохозяйственные орудия за это время совершенствовались. Если на виллах Карла Великого весь сельскохозяйственный инвен­ тарь заключался в лопатах, кирках, серпах и мотыгах, то уже к XV в. плуги и бороны получили большое, хотя и не повсе­местное, распространение. Если в X —( XI вв. скот © качестве тяговой силы мало применялся, а лошадь использовалась толь­ко для военных целей, то в XV в. шошадь уже не только та­щит плуг, но и впрягается в телегу для различных хозяйетвенных надобностей. Таким образом, движение вперед все же бы­ло. На это указывает также Энгельс: «На средние века смотрели как на простой перерыв в ходе истории, причиненный тысяче­летним всеобщим варварством. Никто не обращал внимания на великие шаги вперед, сделанные в течение средних веков: рас­ширение культурной области Европы, великие жизнеспособные нации, образовавшиеся там в тесном взаимном соседстве, нако­ нец, огромные технические успехи XIV и XV столетий»'. В со­ ответствии с этим рост населения также имел место. Однако темп роста населения был невелик. Достаточно сказать, что в XI и XII вв. средний ежегодный прирост населения всей Европы составлял около 60 тыс. человек, т. е. был меньше, чем в на­стоящее время ежегодный прирост одной Москвы. При­рост населения в феодальную эпоху был крайне ничтожен, но все же он был, и отрицать его вовсе не следует.

В XIV в. рост населения был оборван эпидемией «черной смерти». Мы уже указывали, что трудно установить размер убыли от нее. Многие ученые говорят об одной трети населе­ ния, некоторые даже о половине всего населения. '

Например, известный русский географ А. И. Воейков пишет следующее: «-Черная смерть в середине ' XIV столетия унесла половину населения в большей части Европы, а в некоторых странах и две трети» 2 .

Более подробно оценкой ущерба от чумы занимался Геккер ( Hecker ), на цифры которого обычно все ссылаются. Геккер пишет:

«Из всех .представлений о величине человеческих потерь в Ев­ропе наиболее вероятным является гибель четверти населения от чумы. Если в настоящее время в Европе проживает 210 млн. человек, то в XIV столетии численность населения, чтобы избе­жать более высоких цифр, которые легко могли бы быть оправ­даны, равнялась, по крайней мере, 105 мин. человек. Следова­ тельно, можно с уверенностью и без преувеличений считать, что Европа вследствие эпидемии черной смерти потеряла 25 млн. человек» 3 . Из этого видно, что имеющая широкое хождение цифра Геккера обоснована очень слабо. Во-первых, Геккер со­вершенно не был осведомлен о цифре «вселения Европы до эпидемии и потому грубо принял ее равной половине населе­ния в момент, когда писал свою книгу (английское издание 1846 г.). Во-вторых, считая, что погибла четверть всего населе­ ния, он не учел, что в Восточной Европе урон от эпидемии был значительно меньше, чем в Западной. Между тем некоторые склонны считать цифру Геккера даже преуменьшенной.

1 Энгельс, Людвиг Фейербах и конец немецкой классической филосо­ фия, М., Госполитиздат, 1938, стр. 22.

2 Проф. А. И. В о е й к о в, Распределение населения земли в зависимости от природных условий и деятельности человека, Спб. 1914, стр . 71.

' J. F. G. Hecker, Die Grossen Volkskrankheiten des Mittelalters , Berlin 1865, Herausgegeben A. Hirsch, S. 55.

7 Б. Ц. Урланис

Мы считаем, что все эти оценки очень преувеличены. Конеч­но, вполне возможно, что и отдельных городах и районах уми­рало девять десятых всего населения, как уверяют летописцы, но в целом по стране, и тем более по всей Европе, ущерб был гораздо менее значителен. Мы этот ущерб определили в разме­ре одной пятой—одной шестой населения, точнее, около 14— 15 млн. человек 1 , так как к 1348 г. население Европы составило примерно 85 млн. ,и к 1350 г.—71 млн. человек.

Наша оценка ущерба от чумы в 1,5 раза меньше цифры Гек-кера. Рюмелин и Принцинг 2 , следуя Геккеру, говорят о 25 млн. человек. Баас ( Baas ) также дает ее, прибавляя еще цифру в 23 млн. жертв для Востока и 13 млн. для Китая 3 . Получается, что мы определили ущерб от «черной смерти» в 4,5 раза ниже, чем большинство авторов, занимавшихся этим вопросом. Но на са­мом деле это не так. Подобные преувеличенные оценки яв­ ляются отчасти результатом несколько преувеличенного представ­ ления о населении Европы перед чумой 1348 г. Геккер, напри­мер, исходил из 105 млн. человек и получил 26 млн. как чет­верть этой цифры. По нашим же расчетам, население Европы то-то времени че достигало этой цифры. Если бы мы тоже взяли четверть, то получили бы ие 25, а 21 млн. человек. Однако, повторяем, мы считаем более правильным говорить в целом для всей Европы об убыли одной пятой — одной шестой населе­ния *,

Существуют мнения 5 , что Европе -понадобилось 350 лет, чтобы достигнуть численности населения 1348 г. Это, конечно, преуве­ личение. Принцинг определяет период восстановления в 100 лет 6 . По нашим же расчетам, население достигло прежнего уровня через ПО—120 лет.

Рассматривая график абсолютных приростов (стр. 99), мы ви­дим, что в XIII и XV вв. рост населения был значительнее, нежели в XI и XII вв. Начался интенсивный международный об­мен, улучшился транспорт, хранение продуктов — все это обес­печило меньшую смертность от голода. Крестьянству в XV в., несмотря на поражение в восстаниях, удалось все же несколько улучшить свое положение; оковы феодальных отношений уже в меньшей степени связывали крестьянство, отработка трудом постепенно заменялась оброком, сначала натуральным, затш денежным. Позорные законы, оскорбляющие человеческое до­ стоинство (например, право первой ночи), постепенно отменя­ лись. Кроме того, усиление ко­ролевской власти вызывало уменьшение феодальных войн, которые изнуряли население и увеличивали гнет феодальной эксплоатации.

1 Белох в указанной статье, стр. 422, дает еще меньшую убыль от чумы (всего 10 млн. человек); Шмоллер (« Grundriss usw .», Tei ! I , S . 175) тоже говорит о 8—12 млн. человек.

2 См. Р г i n z i n g , Bevolkerungsgesetz , « All . Stat. Arch.», В . 6, S. 14.

3 «Geschichte der Medizin», 1876, 253; щит . no Will cox, Intern. Migra ­ tion , v . I , p . 44.

4 Историк средневековья Томпсон также считает, что «представление об убыли половины и трети всего населения не соответствует действительно­ сти. Сомнительно даже, чтобы убыль достигала даже четверти населения» ( J . Thompson , op . cit, р 381).

5 W. S Thompson. Population problems, New York and London 1935, p. 236.

e P r i n z i n g, op. cit ., S . 14.

98

1400 1450 150О

эпидемия „Черной смерти f —160

1300—1350

Рис, 4. Предположительная динамика

ежегодных абсолютных приростов

населения Евр^' 1 " i период 1000—

1500 гг.

В области промышленного развития также заметны неко­торые сдвиги: в XII в. появ­ляется шелковая промышлен­ность, в XIII — XIV вв. сильно растет шерстяная промышлен­ность, а в южной Германии — льняная промышленность, в XV в. развивается горная про­мышленность, изобретаются порох, компас, книгопечатание, эти, как говорит Маркс, «...не­обходимые предпосылки бур­жуазного развития...» 1 К кон­цу XV в. во многих частях Европы почва уже была! подготовлена для развития капита­лизма.

При среднем возрастании населения Европы на 70% геогра­фическое распределение этого прироста (Весьма различно. Юг Европы дал весьма незначительный прирост. Зато страны Цен­тральной и Восточной Европы за этот период значительно уве­личили свое население.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу



© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования