В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Хоффер Э.Истинноверующий
Имя американского мыслителя Эрика Хоффера (1902-1983) все еще остается недостаточно известным нашему читателю. Его первая и, по-видимому, самая значительная из опубликованных им девяти книг - Истинноверующий, - представляет собой размышления о природе массовых движений.

Полезный совет

Если Вам трудно читать текст, вы можете увеличить размер шрифта: Вид - размер шрифта...

Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторУрланис Б. Ц.
НазваниеРост населения в Европе
Год издания1941
РазделКниги
Рейтинг0.55 из 10.00
Zip архивскачать (1 841 Кб)
  Поиск по произведению

Часть II Феодализм

1. Введение

До нас не дошло почти никаких материалов о численности населения варварских племен. Позднейшие исследования тоже очень мало света проливают на этот вопрос. Нам остается высказать только несколько общих соображений о демографиче­ских процессах в период варварства.

Варварские племена, населявшие Европу, размножались срав­ нительно быстро. Этому способствовал переход к моногамии, к установлению семьи в современном! понимании этого слова. Слу­ чаи кровосмешения, неизбежные при групповом браке и сильно снижавшие плодовитость, значительно сократились. Обычай детоубийства, который был сильно распространен среди кельтов и англо-саксов, стал постепенно исчезать, особенно после приня­тия христианства 1 . Вытравливание плода также стало практико­ваться реже. По Вестготской Правде, женщина за вытравливание плода могла быть отдана в рабство любому лицу, по усмотрению короля 2 .

К этому времени варвары уже постигли искусство доения ко­ ровы и стали употреблять в пищу молоко 3 . Это бесспорно 'зна­ чительно способствовало снижению детской смертности, которая в ту эпоху была крайне велика. В связи с этим Энгельс пишет: «Обильному мясному и молочному /питанию арийцев и семитов и особенно 'благоприятному влиянию его на развитие детей следует, быть может, приписать выдающееся развитие обе­их этих рас» 4 . Переход на оседлое состояние также способствовал повышению рождаемости. Кроме того, после крушения Рим­ской империи варвары в значительной части Европы уже пере­стали быть поставщиками рабов. Все это, вместе взятое, не мог­ ло не привести к росту населения. Во многих источниках мы нахо­ дим указания о необычайной плодовитости варваров.

  • 1 Правда, еще Lex Frisionum во времена Карла Великого давал матерям право убивать детей сразу после их рождения. Кроме того, известно, что в X и XI вв. жители Шлезвига бросали новорожденных в море. См . об этом Н a n a u е г , Soziale Hygiene um Mittelalter, «Handworterbuch d. soz. Hygiene », B . II , S . 427.
  • 2 К у л и ш е р, История экономического быта Западной Европы, изд. 8-е, т. I , стр. 89.
  • 3 Приручение животных, дающих молоко, Энгельс относит к средней сту­ пени варварства; германцы элоки Тацита ( I в>. н. э.) относятся им к высшей ступени варварства (см. Энгельс, Происхождение семьи, частной собствен­ ности и государства, Сочинения Маркса и Энгельса, т. XVI , ч. I , сгр. 12—13).
  • 4 Маркс и Энгельс, Соч., т. XVI , ч. I , стр. 13.

Однако сколько-нибудь заметный рост населения происходил лишь, так сказать, в «мирное» время; возросшее население очень скоро вступало на путь войн с соседними племенами, в которых погибала значительная доля всего прироста.

* * *

Переходя к разбору материалов по отдельным странам, отме­ тим, что мы исходим из неизменной территории, игнорируя фак­ тические исторические изменения государственных границ в сто­ рону увеличения или сокращения. В качестве такой неизменной территории взяты границы, существовавшие до войны 1914 — 1918 гг.

2. Германия

Германские племена поселились на территории современной Германии более двух тысяч лет тому назад. Еще Цезарь и Тацит описывали их довольно подробно, однако ни тот, ни другой не дали даже приблизительной оценки численности германских племен. Зато другие древние писатели все же говорили о числе их воинов. Так, например, Плутарх отмечает, что у одних кимвров и тевтонов было 300 тыс. воинов, Диодор говорит о 400 тыс., 0! Ливии о 500 тыс. человек \ Все эти оценки, осно­ванные на жертвах боя, конечно, весьма преувеличены, так как издавна повелось правило преувеличивать потери врагов на поле брани и преуменьшать овои собственные.

Так или иначе, но эти цифры говорят нам, что германские племена уже в первые века нашей эры были многочисленны. Во всяком случае, если говорить о порядке цифр, то их надо счи­тать не сотнями тысяч, а миллионами.

Для определения примерной численности германских племен пытались опираться на численность отдельных кланов с после­дующим помножением! на их число. Однако эти расчеты дают широкие пределы колебаний: минимальный расчет приводит к 3 млн., максимальный — к 12 млн., как оценивает Зибель ( Sybel ) \

Бэре ( Behre ), приводящий эти расчеты, приходит к цифре в 3 000—3 600 тыс. человек. Шмоллер дает несколько меньшую цифру, он говорит о 2—3 млн. германцев в эпоху Цезаря.

  • 1 Gm О . В е h г е , Geschichte der Statistik in Brandenburg — Preussen bis zur Griindung des koniglichen statistischen Bureaus, Berlin 1905, S. 2. Оценки относятся к первым векам нашей эры .
  • 2 Sybel, Die Entstehung des deutschen Konigstums, Frankfurt 1881, S. 80; цит . no Behre, op. cit, S. 3.

Примерно к этой же цифре мы придем, если исходить из плот­ности населения в 4—5 человек на 1 км 2 , которую дает Дель­брюк ( Delbriick ) 1 . При этом Дельбрюк добавляет, что эта цифра ближе к верхней границе, к максимуму. Тут же Дельбрюк ссылается на Зеринга ( Sering ), который плотность населения в остэльбских поместьях определял в 4 человека на 1 км 2 .

Следует отметить, что плодовитость германских племен особен­ но возросла при переходе к земледелию, который закончился в основном приблизительно к концу I в. н. э.

Писатель конца IV в. Аммиан ( Ammianus ) пишет о германцах, как о народе, который быстро восстанавливает всякую убыль в своей численности.

Однако при всем этом) не приходится говорить об особенно значительном росте населения германских племен в первое тыся­ челетие нашей эры. Бурная эпоха великого переселения народов, принесшая с собой беспрестанные войны, не создавала условий для быстрого роста населения. Все же в эпоху Карла Великого численность германских племен была, вероятно, заметно выше, чем! в эпоху Тацита (ок. 55—120 гг.).

Переходя к оценке плотности населения Германии к концу первого тысячелетия, следует указать, что самым ранним мате­ риалом является «перепись» племени вандалов, произведенная Гейзерихом в 429 г., перед его знаменитым походом! в Испанию и Африку. До нас дошла цифра в 80 тыс. человек. В это число, вероятно, входили дети и старики, рабы и свободные 2 .

От численности в 80 тыс. человек весьма трудно перейти к плотности населения, так как вандалы не вели оседлого образа жизни. Все же долгое время их племена населяли примерно тер­ риторию между Вислой и Одером. Если грубо считать эту тер­риторию в 50—-100 тыс. км 2 , то получим плотность примерно 1—2 человека на 1 км 2 . Однако научное значение этой цифры, конечно, весьма невелико.

Более надежные материалы дает немецкий историк Лампрехт ( Lamprecht ). Он установил среднюю плотность населения окру­гов Кобленца и Трира на основании материалов о населенных пунктах. Используя архивные источники, он определял век пер­ вого упоминания данного населенного пункта. Таким путем

  • 1 См . D е 1 b г ii k, Geschichte der Kriegskunst im Rahtnen der Pohtischen Geschichte, B. II, 3 Aufl., Berlin 1921, S. 13—14. Имеется русский перевод: «История военного искусства в рамках политической истории», М. 1937, Военгиз, ч. II , стр. 27—29.
  • а Некоторые историки это оспаривают. Зэкк ( Seeck ), например (см. его статью « Die Statistik in der alten Geschichte », « Jahrb . f Nationalok u . Stat », 1897), считает, что в это число вошли только воины, так как Гей- зерих не мог интересоваться численностью всего народа. Хори ( Haury ) также говорит о 80 тыс. воияав (« Byzantinische Zeitschrift », 1905). Однако надо учесть, что перепись была произведена для учета количества необходи­ мых судов; следовательно, Гейзериха 1 интересовало все население, а не только военное. На этом настаивает знаток истории того времени Л. Шмидт ( Schmidt ), см. его « Zur Frage nach der Volkszahl der Wandalen », « Byzan ­ tinische Zeitschrift », 1906, B . 6, S . 620—621.

Лямпреэст (распределил по векам! все 1 180 населенных пунктов, имевшихся на этой территории в 1237 г. В результате это иссле­ дование может быть представлено в такой таблице 1 :

Население района реки, Мозель (округа Кобленц и Трир) за 800—1237 гг.,

по расчетам Лампрехта

Годы

Количество насе­ленных пунктов

Население в них (в тыс.)

Плотность насе­ ления на 1 км?

 

800 .

900 . 1000. 1050 . 1100 . 1150 . 1200. 1237 .

100 250 350 47 б 590 810 990 1 180

20 60 80 100 110 180 220 250

1,5

4,6

6,2

7,7

10,8

13,8

16,9

19,2

В материалах Лампрехта прежде всего удивляет скачок в плотности населения от 800 к 900 г.; вряд ли он в действи­ тельности имел место. Вообще для этих материалов Лампрехта характерен недоучет численности населения в прежние века, так как вполне возможен факт существования поселений без то­ го, чтобы сохранились материалы, упоминавшие о них. Если Лам- прехт к 1000 г. дает плотность 6,3 человека на 1 км 2 , то в дей­ствительности, надо думать, она достигала значительно ббльших величин. Зато в восточной части Германии население было го­раздо более редкое.

Вопроса о плотности населения Германии в ту эпоху касается Кёчке, который пишет следующее: «Открытые плодородные зем­ ли, обеспеченные водой, имели сельскохозяйственную плотность населения в 10—20 и больше человек «а 1 км 2 . Но так как со­ вершенно незаселенная земля (леса, болота) в эпоху ранних Ка- ролингов составляла по крайней мере половину всей площади, то следует цифру средней плотности для всей Германии суще­ственно снизить, примерно на треть. Мы не очень далеко отой­дем! от истины, если оценим плотность населения во всех обла­стях немецких поселений в эпоху поздних Меровингов в' 5—б человек на 1 км 2 (300 человек на 1 кв. милю), в следующем сто­летии несколько больше, в эпоху дома Сальеров — 8—10 чело­век на 1 км 2 (500 на 1 кв. милю)» 2 .

Белох, определяя плотность населения Германии в эпоху Карла Великого, утверждает, что она должна была быть менее 10 человек на 1 км 2 , но значительно более 5 человек. В общем, беря Германию до реки Эльбы и ее притока Залы, он дает циф­ру в 3 млн. человек, что приводит к 9 человекам на 1 км 2 ; для остальной Германии Белох предполагает плотность значительно более низкую.

  • 1 См . Lamprecht, Deutsches Wiirlschaftsleben im Mittelalter, В . I, Leipzig 1886, S. 163. Данные о плотности населения исчислены нами .
  • 2 Kotzschke, Grundsatze der Deutschen Wirtschaftsgeschichte, 2 Auf., 1921, S. 73.

Таким образом, имеются авторитетные указания о том, что к началу XI в. плотность населения Германии составляла в сред­ нем! 8—10 человек на 1 км 2 . Если мы к тому же учтем, с одной стороны, указания Дельбрюка о том, что плотность населения германских племен уже в .первые века нашей эры составляла 4—5 человек, а с другой стороны, тот факт, что в первое тыся­челетие германские племена довольно сильно размножались, то цифра в 10 человек на 1 км 2 представится довольно правдопо­добной для оценки уровня средней плотности *.

Последовавшие вслед затем столетия принесли с собой зна­ чительный рост населения германских государств. Об этом! сви­ детельствует ряд фактов.

Во-первых, известно, что в ту эпоху производилась усиленная раскорчевка лесов и превращение лесной площади в пахотную площадь. Увеличение пашни должно было обеспечить возра­ стающее население хлебом. Одновременно с этим совершается постепенный переход от залежной системы земледелия к трех­польному севообороту. Раскорчевка лесов производилась в очень больших размерах. Имеются указания, что в XI в. об­ ширные области в Германии были покрыты дремучими лесами, изобилующими медведями, волками, лесными кабанами 2 .

Во-вторых, известно, что в XII , XIII и XIV вв. немцы усиленно колонизовали земли в восточном направлении. В эпоху Каро- лингов густо заселены были, главным образом!. Рейнская область, Вестфалия, Швабия и, отчасти, Бавария. В XII — XIII вв. немцы колонизовали Богемию, Мекленбург; колонизация Бранденбурга началась в середине XII в., распространившись затем на Мейссен, восточную Тюрингию, восточную Голштинию. В XIII в. заселяет­ся Померания. Вслед затем колонизуется Силезия, в которой до 1350 г. возникло уже 1 500 новых селений со 150—180 тыс. жителей. В XIII и XIV вв. заселяется Познань 3 . Только в конце XIV в. эта экспансия на восток прекращается. Еще ранее немец­ кие рыцари из Тевтонского ордена получили оильный отпор от славянских народов (1242 г., Ледовое побоище).

Подобная колонизация объяснялась, главным образом, тем, что крестьян привлекали выгодные условия. Земля предоставля­лась им «в наследственное владение в качестве эквивалента за расчистку и улучшение почвы» 4 . Но в то же время в районах давнишнего заселения не ощущалось обезлюдения. Из этого можно сделать вывод о росте населения.

В-третьих, в тот период было основано множество городов. Например, в " XIII в. было основано 400 городов, в XIV в.— 300 городов, в XV в.— 100 городов 1 . Значительный рост горо­дов также отражает общий рост населения.

  • 1 Указанную цифру плотности германских племен в 10 человек на I юм 2 называет Энгельс, относя ее, однако, к значительно более раннему периоду (см. «Происхождение семьи, частной собственности и государства», Сочинения Маркса и Энгельса, т. XVI , ч. I , стр. 123).
  • 2 См. К у л и ш е р, цит. соч., т. I , изд. 8-е, стр. 67.
  • 3 См. Кулиш ер, цит. соч., т. I , изд. 8-е, стр. 129—130.
  • 4 Там же, стр. 129.

Таким образом, факт значительного роста населения герман­ских государств на протяжении XI — XV вв. не подлежит сомне­нию. Теперь попытаемся установить численность населения на конец этого периода, т е. к 1500 г.

Белох 2 оценивает плотность населения Германии к 1500 г. в 20 человек на 1 км 2 . Эту же цифру называет немецкий исто­рик Кечке 3 . Указанная плотность населения хорошо согласует­ся с оценкой численности населения, данной королем Максими­ лианом (1459—1519 гг.). Король Максимилиан предполагал про­ извести перепись жителей для точного учета взрослого мужского населения. Он исходил из ЗО-тысданой армии, по одному на 400 человек, полагая, что в Германии тогда было 12 млн. человек.

Американский ученый, профессор Ушер ", принимает для 1340 г. плотность населения Германии в 17 человек на 1 км 2 . Так как, несмотря на эпидемию чумы в XIV в, население к 1500 г. было все же выше, чем в 1340 г, то оценка Ушера также почти соот­ветствует оценкам Белоха и Кечке. И по нашим расчетам, изло­ женным в третьей часги настоящей работы, к 1500 г. плотность населения Германии также равнялась 20 человекам на 1 км 2 .

Принимая плотность в 20 человек на 1 км 2 к 1500 г., мы мо­жем сопоставить ее с плотностью в 1000 г, которую мы приняли равной 10 человекам на 1 км 2 . Получается за 500 лет рост в 2 (раза, или 0,14 fl / o в год. При этом надо иметь в виду, что значительные массы немецкого населения покидали территорию будущей Германии и заселяли австрийские земли.

К сожалению, почти нет никаких материалов, при помощи ко­торых мы могли бы проконтролировать правильность приведен­ного темпа роста. Правда, темпы роста для Кобленца и Трира (в районе Мозеля) дает Лампрехт 5 , но приводимые им цифры не могут считаться характерными для всей Германии и достаточ­но точными даже для указанных районов:

Темпы роста населения по расчетам Лампрехта за 800—1237 гг

 

% ежегодного

Период (годы)

роста населе-

 

ния

800— 900 . •

1,1

900—1000 . .

0,3

1000—1050

0,45

1050-1100 . .

0,7

1100—1150

05

1150—1200

0,4

1200—1237

0,35

  • 1 См . Inama-Stet negg, Deutsche Wirtschaftsgeschichte, Leipzig 1899, В III, Teil I, S 22
  • 3 В e 1 о с h, Die Bevolkerung Europas im Mittelalter, «Z. f. Sozialwissen- schaften», 1900, S 418.
  • 8 К о t z s с h k e, op cit, S. 73.
  • * Us her, op cit, p. 119
  • 8 Cm Lamprecht, op cit, В I, S 163—164

В среднем для 1000—1237 гг. получаем прирост в 0,48% в год, т. е значительно более исчисленного нами процента \ Момберт к этим темпам Лампрехта относится с большой осторожностью. Он пишет: «Здесь дело идет об утверждениях, основа которых так непрочна, что они могут дать не более чем самую грубую прикидку. Все, конечно, зависит от случайностей имеющихся сведений о времени первого упоминания данного места» 2 .

Белох также критически расценивает исчисления Лампрехта. Он пишет: «Следует отметить, что статистика населенных пунк­тов имеет тем больше пропусков, чем дальше в глубь веков мы идем Следовательно, в 800 г. существовало много населенных пунктов, которые не упоминались в летописях того времени. Сильное увеличение населенных пунктов от 800 к 900 г. (от 100 к 250) также большей частью объясняется указанным обстоя­тельством и в 900 г число населенных пунктов без сомнения бы­ло много больше 250» 3 .

Другой проверкой для нас могут послужить материалы иссле­ дования Глея ( Gley ) \

По Глею, население Миттельмарка, части Бранденбурга, рас­ положенного между Эльбой и Одером:, увеличилось с 25—26 тыс. в 1150 г. до 160 тыс. человек в 1624 г. Это дает рост в 6 раз почти за 500 лет, т. е. 0,35% в год Подобный значи­тельный рост объясняется усиленной колонизацией этого района в рассматриваемый период. Поэтому ясно, что процент роста для всей Германии должен быть значительно ниже, чем для Миттельмарка.

Третьим источником для суждения о росте населения в ту эпоху может служить оценка того же Кечке. Он полагает, что население Остфранкского государства с территорией в 350 тыс. км 2 увеличилось с 2,5 — 3 млн. в IX в. до 3 — 3,5 млн. в эпоху Сальеров, т. е в XI в. Это дает рост на 20% за 150 лет Мы берем 150 лет, а не 200, так как Кечке говорит о поздних Ме- ровингах, т. е имеется в виду самый конец IX в , а не его се­ редина При пересчете на год получаем 0,12% роста в год. Да­ лее, Кечке оценивает рост населения расширившегося франк­ ского государства в 700 тыс. км 2 с 5—6 млн в середине XI в. до 7—8 млн в середине XII в. Это дает рост на 20% за 100 лет, т е 0,18% в год. 1

Сопоставляя исчисленные по трем источникам темпы ежегод­ ного прироста населения — 0,48, 0,35; 0,12; 0,18,— мы видим, что полученный нами -выше темп роста в 0,14% больше прибли­жается к исчислениям Кечке 1 .

  • 1 Удивительно только, как такие, совершенно невероятные для средне­ вековья, бурные темпы роста населения представляются Зачбаргу медлен­ ными Так, он приводит эти темпы роста населения в качестве иллюстра­ ции своего предположения о том, что до XIII в в Германии «происходил, вероятно, медленный рост населения» (3 о м б а р т, Современный капитализм, т I , полутом I , стр 254)
  • 2 Mombert , Bevolkertmgslehre , 1929, р 54
  • 3 См его статью о населении Европы в средние века, стр 406
  • * Gley, Die Besiedlung d Mittelmark von d slavischen Auswanderung bis 1624 1926, цит no Mombert, op cit, S 72.

Повышенные темпы двух других источников объясняются в первом случае неполнотой учета в начальный период, во втором случае — колонизацией. Можно быть совершенно уверен­ ным, что численность населения всей Германии в целом не увели­ чивалась в среднем почти на 0,5% в год, как это получается по Лампрехту. Населенные пункты основывались, конечно, зна­ чительно раньше, чем) о них встречаются упоминания. Это и привело Лампрехта к преувеличенному представлению о росте населения

В период 1000—1500 гг. население в германских государ­ ствах не развивалось равномерно, а обнаруживало значительные колебания Главный источник этих колебаний — голод, войны, эпидемии. В условиях примитивной организации сельскохозяйст­ венного производства колебания урожайности были очень вели­ки К тому же транспортные условия были таковы, что снабже­ние продовольствием неурожайных районов было весьма затруд­нено Дороги были очень плохи, в большинстве районов их вовсе не было Существовавшие дороги были до крайности узки, идеа­лом считалась такая дорога, «где может проехать невеста, не за­цепив воз с покойником» 2 . Кроме того, значительную часть года они находились вовсе в непроезжем состоянии. Перевозка то­ варов совершалась, главным образом, на вьючных животных Двухколесные повозки были редкостью, так как частенько пере­ворачивались на дорогах, которые нередко представляли собой либо вспаханное иоле, либо луга, поросшие травой \

Торговля хлебом была развита слабо. К тому же на дорогах были непрестанные грабежи, зачастую организованные самими королями.

Кроме того, следует еще учесть, что способы хранения про­дуктов также были очень ненадежны.

Все эти условия приводили к тому, что неурожай превращался в голод, вызывавший значительную смертность населения. Об этом можно судить хотя бы по колебаниям хлебных цен. В голод­ный год в XIII в. цена на рожь в 6 раз превышала цену урожай­ного года \

Какие же до нас дошли материалы о голоде в Германии в средние века? Уолфорд ( Walford ) 5 составил сводку о голоде и эпидемиях мира

  • 1 Уместно при этом указать еще, что темп роста населения Германии исчисляет также и Белох в своей статье о населении средневековой Европы Он считает, что за 300 лет (1050—1350 гг) население Германии увеличилось на 80% Это дает 0,20% в год Однако это был период наиболее быстрого темпа роста населения Если же взять период 1000—1500 гг, то средний темп будет мало отличаться от нашего
  • s Кулише р, цит соч, т. I , изд 8-е, стр 274
  • 3 См там же
  • 4 L a m р г е с h t , op cit , В. I , S . 599
  • 5 Walford, The famines of the world past and present, «Journal of the Statistical Society», v 41, № 3

В этой сводке о германском средневековье име­ются следующие записи:

851 г. Голод

968 г Голод

1012 г. Бесконечное количество умерших от голода 1123—(1124 гг Голод 1248 г Голод

Из этого короткого перечня голодных лет вовсе не следует, что в остальные годы не было голода. Здесь приведены, очевид­но, годы наиболее сильных голодовок Особенно велик голод 1125 г (в сводке Уолфорда значится 1123 1124 гг) Некоторые источники отмечают, что от этого голода умерла половина тог­ дашнего населения Автор известной работы о голоде Куршманн ( Curschmann ) насчитал 64 голодных года в IX в, 60 — в XI в (о X в, нет полных данных). Эти голодные годы сопровождают­ся эпидемиями, голод вызывал каннибализм «Летописцы сообща­ют, что в 793,868,869, 896, 1005 и 1032 гг происходило людоед­ство и не в качестве единичных фактов, а как массовое явление. «Человек пожирал человека», откапывали трупы и питались ими. Более сильные убивали слабых, жарили их и съедали, матери убивали своих детей, чтобы утолить голод их мясом» *

Из этого видно, что голод в средние века играл роль круп­ного фактора, задерживающего рост населения Возникает во­прос, можно ли считать, что этот фактор действовал равномерно из одного столетия в другое? Так как причиной неурожаев яв­ляются метеорологические факторы, казалось бы, нет особых оснований предполагать, что в каком-либо одном! столетии они складывались более благоприятно, нежели в другом Количество неурожайных лет в одном столетии, надо думать, незначительно отличалось от количества неурожайных лет в другом столетии. Климатическим факторам могла противостоять, главным обра­ зом, техника земшеделия, но на протяжении средних веков она (изменялась незиаиительно Из этого следует, что влияние голода могло сократиться только в результате улучшения хранения про­ дуктов, более развитой хлебной торговли и т. д.

Однако все-таки нельзя предполагать, что из века в век влия­ние голода было одинаково. На численность населения оказы­вали влияние особенно сильные неурожаи, повторявшиеся 2—3 года подряд; а подобное несчастное сочетание неурожайных лег могло быть и не в каждом столетии.

В применении к Германии 'можно, например, предположить, что XII век был более неблагоприятным, чем XI Для XI в. Куршманн насчитывал два случая всеобщего голода, а для XII в — пять Самое начало этого века ознаменовалось всеобщим голодом 1100—1101 гг, затем 1124—1126, 1145—1147, 1150— 1151, 1195—1198 гг. В XIII в. замечается некоторый поворот к лучшему. О всеобщем голоде можно говорить только для 1225— 1226 гг. Затем следует интервал в 90 лет, когда снова на Гер­манию обрушился сильный голод 1315—1317 гг. 1

1 Кулише р, цит. соч, т I , изд 8-е, стр 101, иа основе материалов книги С urschmann , Hungersnote im Mittelalter , 1900

Голод в XV в. в условиях возрастающей хлебной торговли имел, вероятно, несколько менее пагубные последствия, чем голод в предшествующие столетия.

Теперь скажем несколько слов об эпидемиях в Германии в период 1000—1500 гг. Чумные эпидемии известны в Германии еще с XI в. В 1008, 1058 и 1098 гг. были сильные эпидемии чу­мы. Бгохер с 1326 по 1400 г. насчитал в Германии 32 года эпи­ демий, в 1400—1500 гг.— около 40. Инама-Штернегг для второй половины XIV в. насчитал 14 лет чумы, из них половина слу­ чаев коснулась почти всех немецких земель. Из эпидемий XV в. большая часть приходится на первую половину; из эпидемий второй половины XV в. Инама указывает лишь на 1463—1465 и 1480—1485 гг., когда наблюдались более или менее распростра­ ненные чумные заболевания 2 .

Из всех чумных эпидемий наибольшее значение имела эпиде­мия чумы в 1348—1349 гг., известная под названием «черной смерти». Германии эта эпидемия коснулась в меньшей степени, чем, например, Англии, Италии, но и здесь она была значитель­на. Сколько-нибудь надежных цифр о доле населения, погибше­ го от эпидемии, нет. Фигурируют лишь оценки, имеющие неболь­ шую степень достоверности. По мнению некоторых, погибла четверть, по мнению других—треть, даже половина всего населе­ ния. Единственные статистические материалы имеются по городу Бремену: в 1349 г. в нем умерло от чумы в четырех приходах 1816, 1415, 2 922 и 1813, итого 6 966 «по имени известных лиц, не считая бесчисленного числа людей, которые умирали на ули­цах, на кладбищах и вне городских стен» \ Для Бремена это составляет четвертую часть населения. Кроме того, до нас до­шли сведения, что в 1349 г. во Франкфурте за 172 дня умерло 2 тыс. человек от чумы, что также составляет четверть всего на­селения города \ Но при этом надо учесть, что в городах рас­ пространение эпидемий происходило гораздо быстрее и уносило больше жизней. В Бремене, как портовом городе, зараза, зане­ сенная из других стран, вероятно, получила особенно большое распространение.

Для всей Германии ущерб от «черной смерти» вряд ли пре­высил одну седьмую часть всего населения. Ганауэр ( Hanauer ), например, указывает, что ущерб от чумы 1348—1349 гг. в Герма­нии составил 1 250 тыс. человек. Эта цифра и положена в осно­ву наших расчетов.

  • 1 См. Curschmann , op cit , S . 39.
  • 2 См I n a m a-S t е г n е g g, op. cit, p. 22.
  • 3 I b l d , p 22. Надо думать, что 6 966 человек — это граждане города, а остальные — пришлое население.
  • 4 Ом Н a n a u е г , op cit, S 427.

Вообще в XIV в. в Германии условия для роста населения складывались неблагоприятно. Вслед за чумой 1348—1349 гг. в скоромг времени последовали другие эпидемии. Шмоллер ука­ зывает, например, что если чума 1348 г. распространилась на две трети населения, то чума 1361 г. распространилась на половину, 1371 г—на одну десятую, 1382 г.—на одну двадцатую 1 . Надо еще сказать, что и в XV в. в Германии были сильные эпидемии чумы в 1449, 1460—1463, 1473, 1482—1483 гг. В 1412 и 1482 гг во Франкфурте погибла от чумы треть всего населе­ния Некоторый рост эпидемий от XI к XIV в. является, повиди-мому, результатом роста торговли с Востоком и ростом городов при полном отсутствии каких-либо гигиенических мероприятий.

Из пяти столетий периода 1000—1500 гг. наименьший при­рост дало столетие «черной смерти»: к 1400 г. численность на­селения, вероятно, все же превысила уровень 1300 г., но, возмож­но, не более чем на 5%. Наибольший прирост дал, повидимому, XIII век, IB котором интервал между сильными голодовками был особенно велик. Надо думать, в то столетие прирост прибли­жался к 25%; значительно меньший прирост дал XI век, век частых голодовок и крупных эпидемий.

3. Франция

Франция густо населена уже с давних пор Еще во 'времена Римской империи почти вся территория современной Франции была заселена галльскими племенами. О населении Галлии в ту эпоху некоторые цифры дает Цезарь, но они, как признают теперь все историки, являются весьма преувеличенными. При­чина этих преувеличений кроется в желании выставить себя в свете победителя могущественного противника, а также в же­лании изобразить завоеванную страну более богатой, чем она была в действительности. Основываясь на материалах Цезаря, получается, что в ряде районов Галлии (ныне департамент Уазы или кантон Валлис) население в ту эпоху равнялось современ­ному.

Корректируя материалы Цезаря, Белох оценивает население Галлии в 3 400 тыс. человек, что дает плотность в 6,3 человека на 1 км 2 . К этому следует добавить еще юг современной Фран­ции—Нарбонн, который был заселен гораздо более густо. Для него Белох давал цифру в 15 человек на 1 км 2 , что дает 1,5 млн. человек. Всего, таким образом, получается 4 900 тыс. жителей с плотностью в 7,7 человека на 1 км 2 .

В своих более поздних работах Белох повышает цифру плот­ности Галлии до 10—11 человек на 1 км 2 , принимая цифру в 6—7 млн. населения 2 .

  • 1 См Schmollei, Die historische Entwicklung des Fleischkonsums, «Zeitschr f d. ges Staatswissensch», 1871, В 27, S. 301.
  • 2 Beloch Die Bevolkeiung im Altertum, «Zeitschr fur soz Wissen-schaften», 1899, В II, S. 617.
  • 3 Б. Ц. Урланис

Известный французский демограф Левассер, автор капиталь­ ного трехтомного труда по населению Франции, очень подробно занимается определением численности населения Франции в пе­риод варварства. В результате он приходит к цифре в 6,7 млн. человек для Франции в границах до мировой войны.

Хотя выставленные Белохом и Левассером цифры населения Франции не могут считаться достаточно обоснованными, все же можно считать установленным, что в первые века нашей эры территория современной Франции была уже довольно густо за­селена галльскими племенами. Более того, имеются некоторые основания предполагать, что в I и во II вв. население галльских племен довольно интенсивно возрастало. Шмоллер 1 , например, полагает, что если в эпоху Августа население современной Франции составляло 5 млн. человек, то в эпоху Антонинов (т. е. конец II в.) оно увеличилось до 8 млн.

Некоторые склонны представить себе население Франции в эпоху варварства в еще более значительных цифрах. Так, на­пример, Кавеньяк ( Cavaignac ) 2 исходил из того, что население Галлии увеличилось с 12 млн. в эпоху Флавия до 16 млн. при Антонинах. Но эта цифра крайне сомнительна; принимать ее — это значит предполагать, что сельскохозяйственная плотность современной Франции сейчас такая же, какой она была почти 2 тыс. лет назад.

После крушения Римской империи период сравнительно мир­ного существования галлов закончился. Начался период герман­ского нашествия, затем последовало нашествие норманнов, вен­гров и мавров. Последнее закончилось знаменитой битвой при Пуатье (732 г.), положившей предел арабской экспансии в Ев­ропе. Все эти непрерывные войны не могли не сказаться на ди­намике населения, численность которого бесспорно сократилась.

Кавеньяк 3 высказывает следующие предположения: сильное падение в III в, стабилизация в IV в., сильное падение в V в., стабилизация в VI , VII , VIII вв., сильное падение в IX и X вв.

Теперь возникает вопрос, как определить численность насе­ления Франции в эпоху раннего средневековья? Какие материа­лы могут быть положены в основу?

Считается, что единственным документом, который может дать представление о населенности Франции в ту эпоху, являет­ся составленный аббатом Ирминоном инвентарь имений монасты­ря Сен-Жермен де Прэ, относящийся к началу IX в. Этот до­кумент был опубликован Гераром ( Guerard ) в 1834—1836 гг. Согласно приведенным в нем материалам, в этом районе прожи­вало 10 282 человека, а если учесть и рабов, то около 12 тыс. человек. Для того чтобы определить плотность населения, надо знать территорию, на которой (Проживали эти 12 тыс. человёй. Если взять только сельскохозяйственную площадь (17 тыс. га), то получится 72 человека на 1 км 2 . Если же взять всю террито­рию аббатства, то плотность падает до 10 человек 1 на 1 км 2 .

  • 1 См Schmoller , Grundnss der allgemeinen Volkswirtschaftslehre , Erster Teil , 1908, S 172
  • 2 Cm Cavaignac, Notes de demographic antique, «Journal de la Societe de Statistique de Pans», 1935, I, p. 9.
  • 8 Ibid , p . 9.

Вот здесь и возникает вопрос, какая же была плотность на­селения для Франции той эпохи? Можно ли процент лесисто­сти в этом аббатстве считать характерным для всей Франции? Левассер, подробно разбирая этот источник, считает, что на этот вопрос надо ответить положительно. На этом основании он распространяет полученную плотность на всю Францию и по­ лучает 5 284 тыс. жителей 2 .

Белох 3 иначе использует материалы этого аббатства. Во-пер­вых, он получает плотность не в 72 и не в 10, а в 30 человек на 1 км 3 , исходя из 37 тыс. га 1 и 12 тыс. человек. Однако най­ денную плотность он считает очень высокой, так как этот район Франции, по его мнению, был заселен значительно плотнее остальных. Поэтому для всей Франции Белох считает возмож­ным принять половину этой цифры, т. е. 15 человек на 1 км 2 .

Этими же материалами интересовался также Фердинанд Ло ( Lot ). Ло в своей статье, посвященной разбору этого документа 5 , приходит к исчислению плотности населения в 34—39 человек на 1 км 2 , если считать 13 тыс. жителей в аббатстве, и в 37—42 человека на 1 км 2 , если считать 14 тыс. жителей Исходя из этих данных, Ло полагает, что для всей Франции той эпохи можно принять сельскохозяйственную плотность в 40 человек на 1 км 2 . Далее Ло пишет следующее: «Сельское население совре­менной Франции немногим больше. По сравнению с 24,5 млн. в 1886 г. оно упало до 22 млн. к началу XX в , что дает 41 че­ ловек на 1 км 2 , плотность, очень близкая к той, какая была при Каролингах». Таким образом, по мнению Ло, за целое тысячеле­ тие плотность сельскохозяйственного населения Франции не из­ менилась Однако за эту тысячу лет сельское хозяйство Фран­ ции подверглось столь коренным изменениям, что подобное предположение мало вероятно.

Сопоставляя результаты, полученные тремя исследователями, разбиравшими материалы этого аббатства, мы видим весьма рез­кие колебания в полученных цифрах: от 5 млн. Левассера до 22 млн. Ло. Однако из того, что материалы аббатства позволяют слишком широкую интерпретацию, еще нельзя делать вывод об их непригодности \ Мы полагаем, что материалы этого аббат­ства, используемые отношении плотности населения, все же могут играть некоторую роль в определении численности населе­ния Франции в ту эпоху.

  • 1 При этом количество людей повышается до 22 012 (считая живущих в лесах и т д), а количество гектаров до 221 тыс.
  • 2 См Levasseur , Population fiancaise , t I , p 136 Вероятно, на этих же материалах базировался и Ушер в своей книге « An introduction to the industiial history of England », когда указывал для Франции IX в население в 5,5 млн человек
  • 3 См указанную статью о населении в средние века, стр 408
  • 4 Остается неясным, откуда Белох взял цифру площади в 37 тыс га, в том числе 14 тыс га под лесом, когда у Герара имеется цифра 221 тыс. га всего, в том числе 198 тыс га под лесом
  • 5 Lot , Conjectuies demographiques de la France aux IX siecle «Moyen- age», 1921.

Наилучшее использование этих материалов будет заключаться в том, чтобы взять общую площадь аббатства (включая леса) й все население. Именно такой метод накодится в соответствии с обычными исчислениями плотности для страны в целом.

Левассер и пошел по этому пути, получив 10 человек на 1 км 2 . Однако распространять эту плотность на всю страну — дело, как предполагает и сам Левассер, в высшей степени риско­ ванное. В аббатстве Сен-Жермен де Прэ под лесом находи­лось 89,6% всей территории Вряд ли этот процент может счи­таться типичным для всей Франции. По всей вероятности, про­цент лесистости во Франции в целом был ниже, и, следователь­но, средняя плотность была выше 10 человек на 1 км 2 . Поэтому расчет Левассера, возможно, несколько преуменьшает население Франции.

Все же остальные авторы использовали материалы аббатства, на наш взгляд, не вполне правильно, так как исключали леса и т д. Известно, что при исчислении общей плотности населе­ния по стране в целом обычно леса не исключают, тем более этого не следует делать, когда в основу кладется материал по небольшой территории.

Материалы аббатства можно использовать еще и в другом направлении. Французский историк Эмбар-де-ля-Тур ( Imbait - de - k - Tour ) 2 , исследуя этот же источник, дает на основе оценок Герара сопоставление населения семи деревень этого прихода в IX и XIX вв.:

 

 

 

Население деревень в районе аббатства Сен-Жермен де Прэ в IX и XIX ев

Название деревни

Население в начале IX в

Население в конце XIX в

Comb-la-Ville ............................................

чел

449 360 152 656 248 557 484

О В С К

557 676

 

182 2 464 1 506

 

1760

 

2 2b2

 

2 906

9 407

  • 1 К такому выводу, например, склоняется Луццато ( Luzzato ) в своей статье « Popolazione » в « Enciclopedia Itahana », v 27, р 916—917.
  • 2 См I m b а г t-d е -1 а - Т о и 1, Les paroisses rurales dans l'ancienne France , Deuxieme partie, «Revue histonque», 1897, v. LXIII , p . 12.

Получается рост более чем в 3 раза {точнее 3,24). К концу XIX в сельское население Франции составляло около 20 млн. Если это население уменьшить в 3,25 раза, то получим около 6 млн. человек для всей Франции IX в.

Наконец, к цифре населения Франции в 1000 г можно подойти по линии оценки уровня плотности населения на основании со­ поставления с уровнем плотности в соседних странах. Для Гер­ мании мы выше приняли плотность равной 10 человекам на 1 км*, для Англии (это мы покажем ниже)—-13 человекам на 1 км 2 . Можно считать установленным, что в 1000 г. плотность насе­ления Галлии была выше, нежели в Германии и Англии. Если в Германии восток в ту пору был вовсе не заселен или заселен крайне слабо, если в Англии северные части ее тоже были с очень редким населением, то этого нельзя сказать о Франции. Уже в эпоху Каролингов почти вся Франция была заселена; к 1000 г. во Франции не было районов с плотностью в 2—3— 4 человека, как это имело место в Англии и Германии. Поэтому как германский, так и английский уровни плотности не по'дхо- дят для Франции. Если в Англии было 13 человек на 1 км 2 , то во Франции, вероятно, не менее 16 человек на 1 км 2 ; в пересчете на территорию современной Франции это дает 9 млн. человек.

Таким образом, имеем три цифры населения Франции: 5 млн. на основании плотности населения по аббатству Сен-Жермен де Прэ, 6 млн. на основании роста населения деревень этого же аббатства и 9 млн. человек на основании оценки уровня плотно­ сти по сравнению с Англией. Расхождение получилось довольно значительное. При этом надо учесть, что данные аббатства отно­сятся к IX в. Но за период 800—1000 гг. население Франции, вероятно, возросло процентов на 15 — 20. В соответствии с этим численность населения при оценке в 5 млн. увеличится до 6, а при оценке в 6 млн. — до 7 млн. и расхождение уменьшится. Из этих трех цифр населения Франции к 1000 г. мы отдаем пред­ почтение наиболее высокой цифре, как, вероятно, ближе соответ­ ствующей действительности 1 . Уровень лесистости в аббатстве Сен-Жермен де Прэ был, вероятно, более значительным, чем для Франции в среднем. Трудно предположить, чтобы к концу X в. вся Франция на девять десятых была покрыта лесом. Сравнение с Англией дает, пожалуй, более основательный критерий. Поэтому в основу наших дальнейших расчетов мы кладем цифру в 9 млн. человек для 1000 г. Вряд ли население Франции в ту пору было ниже этой цифры.

Если территория аббатства Сен-Жермен охватывала менее 0,5% территории всей Франции, то эпоха расцвета феодальных отношений оставила нам документ, который охватывал население уже значительной части всей страны. Мы имеем в виду налого­вые списки 1328 г.

  • 1 Бутуль предполагает, что в ту эпоху было даже около 10 млн, чело­век. См. G Bouthoul , Population dans le monde , p . 11.

Материалы этих списков долгое время находились в архивах и лишь в 1840—1841 гг. опубликованы Дюро-де-ля-Маль ( Dureau - de - la - Malle ) в « Bibliotheque de l ' Ecole des Chartes » ( t . I ). Эти списки давали цифру приходов по отдельным окру­ гам Франции и цифру числа «очагов» (« feux »). Всего было сосчи­ тано 2 411 149 очагов в 24 150 приходах 1 . Но от этих цифр не очень легко перейти к цифре численности населения Франции.

Чтобы осуществить это, нужно решить два вопроса:

  1. Какое количество человек приходилось на один очаг.
  2. Какая часть Франции была внесена в эти списки.

Для ответа на первый вопрос нужно сначала выяснить, что представляет собой понятие «очаг». Есть ли это семья, дом, хозяйство, или что-нибудь другое? Большинство ученых скло­няется к тому, что очаг можно приравнять семье. Белох пола­гает, что в этом отношении не может быть никаких сомнений 2 . Если это так, тогда необходимо определить количество человек на одну семью.

Левассер очень подробно останавливается на вопросе о выборе множителя для превращения количества семей в количество человек. Необходимость такого множителя возникает в материа­лах не только по Франции, но и по всем странам до периода подушных переписей.

Левассер приводит большое количество разнообразных оценок числа членов семьи. Эта оценки колеблются от 3 до 5 человек. Среди них интересно отметить, что Вольтер в своем знаменитом «Философском словаре» исходит из 4,5 человека (в статье «На­ селение»). Сам Дюро-де-ля-Маль также кладет в основу 4,5 че­ ловека. Но Левассер считает более правильным исходить из 4 человек на семью. Белох принимает множитель 5, считая, что если в отношении размера семьи он допускает преувеличение, то, учитывая необложанные семейства, множитель 5 даст более близкий к действительности результат. Ковалевский также счи­ тает более правильным определить коэфициент 5. ^

Возьмем три варианта множителя (4, 4,5 и 5) и применим их к числу очагов:

При 4 членах на семью получаем 9,6 млн. человек » 4,5 » » » » 10,8 » »

» 5 » » » » 12,0 й *

Теперь остается решить второй вопрос: какая часть Франции была учтена этими списками? Оказывается, неучтенная террито­рия захватывала очень большую часть Франции. Белох говорит, что не были учтены Бретань, Орлеан, Шартр, Фландрия, Берн, графство Авансон, город Руан и еще несколько мелких округов. Однако Белох преуменьшает, площадь неучтенной территория. Дюро-де-ля-Маль, опубликовавший все эти материалы, указывает, что они охватывают лишь территорию королевских доменов.

  • 1 Гийяр ( Guillard ) приводит цифру в 2 493 763 «очага». См . G u i U а г й , Elem. de stat. humaine , p . 28.
  • 2 См. указанную статью о населении в средние века, стр. 411,

Если это так, то тогда описки 1328 г. ожватили тишь две пятых населения Франции (Дюро-де-ля-Маль принимает даже меньшую дробь). Левассер, однако, нашел, что в некоторой части списки охватывают земли ряда графов, виконтов и других феодалов.

24 Основываясь на числе приходов, Левассер приходит к дроби—, характеризующей охват Франции этими налоговыми списками. Однако Левассер из осторожности принимает половину как показатель охвата учетом 1328 г. Некоторые исследователи по­вышают эту дробь, доводя до трех пятых \ Бодрильяр ( Baud - rillart ) также считает, что учетом было охвачено больше поло­вины всей Франции 2 .

Пользуясь приведенными коэфициентами, рассчитаем числен­ность населения Франции к 1328 г. Воспроизведем в табличной форме различные варианты:

Численность населения Франции в 1328 г. в зависимости от доли охвата и размера семьи (в млн человек)

 

Доля охвата

Размер семьи

2 о

1 2

3 5

5 » ...................................

24,0 27,0 30,0

19,2 21,6 24,0

16.0 18,0 20,0

Комбинация трех вариантов одного признака с тремя же вариантами другого дает в результате уже девять вариантов численности населения. Эти варианты колеблются от 16 до 30 млн. человек \ Пределы колебаний хотя и велики, «о все же они здесь уже значительно меньше, чем при оценке населения Франции в IX в., где максимальный вариант превышал минималь­ ный не в 2, а в 4 раза.

  • На каком же из этих девяти вариантов следует остановиться? Левассер принимает центральный вариант, давая для Франции
  • 1 См ., например , Henry See, Peut-on evaluer la population de l'ancienne France , «Revue d'econ. Poht », 1924, v . 38, № 4, p 650.

г См. его статью в « Journal des economistes », 1885, № 5, p 176 5 Сам Дюро-де-ля-Маль, основываясь на том, что материал охватывает треть Франции, пришел к цифре населения в 34 625 тыс. человек, добавляя при этом, что полученная им цифра значительно ниже действительной (он предполагал даже, что население Франции достигало 60 млн.) Некоторые (например, Бодрильяр), снижают цифру до 25 млн. человек, Ковалевский ( Kowalewsky , Oekonom . Entwicklung Europas , S . 367) соглашается с Бо-дрияьяром. Однако как 25, так и 34 млн.— цифры неправдоподобные. Если их принять, то •получится, что уровень сельскожгзяйстщеннО/Й плотности во Франции сейчас ниже, чем 600 лет назад, 1328 г. цифру населения в 20—22 млн. человек 1 , однако далеко не всегда середина ближе всего к истине. В данном случае мы полагаем, что расчет Левассера преувеличивает население Фран­ции. Он сам говорит о дроби —, как о степени охвата; однако

более тщательное изучение вопроса о степени охвата страны,

24 24 500

сделанное Ло 2 , привело >к иному соотношению: не —, а ---------- ,

43' 40 864' что дает три пятых для всей Франции. К этому же соотношению приводит и расчет Гийяра*, который исчислил неучтенную пло­щадь в 193 тыс. км 2 , что дает около двух пятых всей терри­тории современной Франции, оказавшейся вне охвата налого­выми списками 1328 г. Указанная дробь (три пятых) наиболее точно отражает степень полноты охвата списков 1328 г. Размер семьи мы считаем более правильным принимать равным 4,5 чело­ века. Таким образом, население Франции в тот период вероятнее всего выражалось цифрой 18 млн. человек 4 .

Подойдем к этому вопросу еще с точки зрения плотности населения. 18 млн. человек для территории в 536 тыс. км 3 дает 34 человека на 1 км 2 . Белох же исходит из 35 человек и Леваогер из 40 человек. При этом Белох указывает, что в департаментах Сены и Уазы в XIV в. плотность населения без Парижа составляла 50 человек на \кт". Нормандия имела 40, Лангедок — 35, в центре страны и на юго-западе — 20 человек. Эти цифры интересны не своей абсолютной величиной, но в сво­ем взаимоотношении. В некоторых районах плотность населения была в 2,5 раза больше, чем на юго-западе. Если Левассер в среднем исходит из 40 человек на 1 км 2 , то это значит, что он допускает для ряда районов плотность, значительно превы­шающую эту среднюю. Получается, что в отдельных районах плотность населения в XIV в. достигала 60—70 человек на 1 км 2 , что 'весьма мало вероятно. Трудно предположить, чтобы во Франции XIV в. даже отдельные районы достигали бы (такой вы­ сокой плотности 5 .

1 Цифру Левассера принимают также многие другие авторы, например Usher ( op . cit , р 119), Bouthoul (« Papulation dans le monde », p . 25), Coville (« Lavisse . Histoire de la France», IV, 2, 20), Rabinovfcz («Le prob­lems de la population en France », p. 195).

0 Cm. Lot , L'etat des paroisses et deux feux de 1328, «Bibliotheque des Ecoles des Chartes», 1929, v. XC , p . 299.

3 G u i 11 a r d , op . cit , p . 29.

' Наша цифра близко подходит к оценке Гийяра (цит. соч., стр. 25), ко­торый всходит из цифры 15 850 гыс. человек населения Фоанции.

5 Правда, некоторые авторы считают это возможным. Даже такой зна­ток средневековья, как Томпсон ( J . W . Thompson ), считает возможным гово­рить о том, что плотность населения во Франции в канун Столетней войны «была почти равна современной». Более того, так как города были малы и их было немного, то Томпсон считает, что деревни в XIV в. были более населены, чем сейчас (см. его « Economic and Social History of Europe in the later Middle Ages », p . 46).

Далее, Томпсон еще раз указывает, что «сельскохозяйственное населе," 1 Даже если мы возьмем нашу оценку, то, сопоставляя ее с примерной оценкой численности населения Франции к 1000 г., мы видим значительный рост населения. И действительно, истек­шие три столетия ( XI , XII и XIII ) были столетиями сравнитель­ ной стабилизации экономической и политической жизни француз­ ского государства. Эти столетия не были особенно насыщены войнами, если не считать крестовых походов и религиозных войн. Эти же столетия ознаменовались ростом городской жизни, раскорчевкой лесов для пашни, т. е. тем же, что было и в Герма­нии. Отличие Франции состояло, главным образом, в том, что она была стеснена в своих границах и возможности территори­альной экспансии для нее отсутствовали. Зато bi этот период французы более полно и продуктивно использовали юго-запад­ные части и центр.

Разобранный нами налоговый учет относится к 1328 г. Спустя 20 лет после него во Франции, как почти во всей Европе, разра­зилось страшное бедствие — эпидемия чумы. Эта эпидемия про­ никла во Францию из Италии в 1347 г. Первая провинция, под­ вергшаяся эпидемии, Туссэн, потеряла, как рассказывают, около двух третей своего населения. Далее, эпидемия распространилась на Лангедок, затем захватила центр и север страны, достигнув Парижа. За полтора года, которые она длилась, эпидемия чумы принесла большие потери. Трудно определить их размеры. Есть указания, что в Монпелье вымерло девять десятых всего насе­ления, что в провинции Лангедок умерла одна шестая всего населения. Эту -последнюю цифру можно считать применимой для всей Франции в целом. Таким о'бразом, если до чумы во Франции было около 18 млн. человек, то после чумы, вероятно, только около 15 млн. 1

Эпидемия чумы свирепствовала тогда, когда Франция уже находилась в состоянии войны с Англией. В 1338 г. началась англо-французская война, которая длилась с перерывами доние Франции с XIV в. незначительно возросло и даже уменьшилось в не­которых районах» (стр. ПО). Некоторые поддерживают эту точку зрения. Так, например, Люс ( Luce ) пишет, что «население Франции в первой поло­вине XIV в. было по крайней мере равно, а может быть даже несколько и превышало"население современной Франции, если мы возьмем те части стра­ны, которые тогда были населены, и исключим города» (см. его « Hist , de В du Gueslin », 1882 р 47; цит по Со и 1 ton , The medieval vallage , p . 441). Однако Coulton и Pirerme , на которого он ссылается, признают такую оценку сильно преувеличенной. Действительно, ставить на одну доску уро­вень сельскохозяйственного производства начала XIV в. и конца XIX в.—¦ это весьма сомнительный прием. Историк Ланглуа ( Langlois ) также пола­гает, что население округов вокруг Парижа даже в самые лучшие вре­мена средневековья нельзя сравнить с теперешним населением. Для 1467 г. Ланглуа насчитал лишь немного более одной восьмой современного коли­чества (см. «Revue histonque», 1905, p. 299 etc.; цит . no Coulton, The medieval village, p. 442).

1 Белох дает несколько более высокий процент потерь населения от чумы (20—25%). Ковалевский же, вероятно, преувеличивает, когда говорит, что от чумы погибло от трети до половины населения Франции (см. Kowalewsky , Die oeconomische Entwieklung Europas , В. V , S . 382).

1453 г. Эта война известна под названием Столетней войны, войны, -побившей всякие «рекорды» длительности.

Столетняя война велась англичанами на территории Франции. Вследствие этого влияние войны во Франции было очень значи­тельно. Урон населению война принесла не столько в виде непосредственных военных потерь, сколько в результате общего расстройства экономики и усиления феодальной эксплоатации крестьянства. Французское крестьянство, не выдержав гнета этой эксплоатации, восстало. Крестьянские волнения начались еще в 20-х годах XIV в., но особенно большие размеры они приняли в 1358 г., когда разразилась так называемая Жакерия; это восстание было (Вскоре подавлено, и феодалы свирепо рас­ правились с крестьянством. Количество казненных достигало не­ скольких десятков тысяч только в первые недели после восста­ ния. Подобные свирепые репрессии резко сказались на общей численности населения. Жакерия была не последним крестьян­ским восстанием. Конец XIV в. также отмечен восстаниями в городе и в деревне.

О том разорении, которое внесли чума, Столетняя война и восстания, можно судить, например, по следующим данным о числе очагов в округе Бокэр и Ним 1 :

Годы Число очагов

1328 ........................... 102 268

перед 1345 .......... 02 017

1345 .......... 75 783

около 1370 ......... 22 637

1387 .......... 7 382

Хотя падение числа очагов вызвано не только уменьшением населения, но и освобождением части хозяйств от обложения, тем не менее общая картина сильного упадка видна достаточно отчетливо' 2 .

1 « Histoire generale du Languedoc ») t . IV , p . 305 etc , Paris 1742; цит. по Белоху в указанной статье о населении в средние века, стр. 413.

2 Вообще XIV век для Франции был тяжелым. Это видно хотя бы из следующего описка (см. R о b b i n s, The effects of the black death on the economic reorganization of France and England, «Journal of Political Econ.», 1928, VIII, p. 453).

Robbins заимствовала этот перечень из книги Levasseur, Les prix, p. Ill ff, 1893, и из книги : D ё 1 i s 1 e, Etude sur la condition de la classe agricole et 1'etat de l'agnculture en Normandie au moyen age (Paris, 1903), p. 639—641.

•  г. — голод

•  г. — » 1310 г. — » 1315 г. — »

1316/17 г. — тяжелая зима

1325 г. — засуха

1340 г. — »

1334 г. — голод, большая смертность

1342 г . — наводнение

1344 г. — голод

1349—1351 гг. — чума 1358—1359 гг.— голод из-за необ­ работанных полей 1360 г. — голод 1363 г. — » 1371 г. —¦ тяжелая зима

•  г. — голод

•  г. — » 1390 г. — » 1410 г.— »

Лишь в конце XV в., в царствование Людовика XI , Франция обрела сравнительно спокойное состояние, которое, надо думать, привело к некоторому росту населения.

Теперь определим численность населения Франции к 1500 г. ^сли к 1328 г. оно равнялось примерно 18 млн. человек, к 1350 г.—примерно 15 млн., то сто лет шустя, т. е. в 1450 г., в период восстаний и войны с англичанами, численность населе­ ния Франиии, вероятно, еще более сократилась. По исчислениям французских историков \ население Франции к концу Столетней войны сократилось на треть по сравнению с тем числом, которое было д,о начала войны. Это дает вместо 18 млн. 12 млн. человек; более вероятна, пожалуй, цифра в 13—14 млн. человек к 1450 г. Зато в последние четыре десятилетия XV в. налицо был некото­рый рост населения.

Исходя из этого, можно считать, что к 1500 г. население Франции составило около 15 млн. человек. Более точные иссле­ дования, исходящие из цифры населения в 1700 г. и динамики за 1500—1700 гг., привели нас к цифре населения в 15,5 млн. для 1500 г. (см. стр. 141, ч. III настоящей работы). Эту цифру следует сопоставить с 9 млн. в 1000 г. Таким образом, за пол­тысячи лет господства феодализма во Франции население даже не удвоилось. В среднем ежегодный темп роста в период 1000— 1500 гг. равняется 0,11%, т. е. меньше, чем в Германии за тот же период.

Нам неизвестны какие-нибудь материалы о темпах роста населения Франции в тот период, которые можно было бы сопо­ ставить с нашими. Единственно, о -чем мы можем упомянуть, это о расчетах Белоха, дающего рост за 800—1300 гг. на 66%. Это дает 0,10% в> год. В другом месте за период 1050—1350 гг. Белох исходит из роста в 50%; это дает 0,14% роста. Таким образом, наша цифра роста находится между двумя цифрами Белоха. Кроме того, интересно еще привести расчеты Моро де Жонэ, который для периода 500—1700 гг. определяет для Фран­ции средний ежегодный прирост 1 на 1000, т. е. 0,1% 2 . Этот процент недалек от нашего.

Говоря о темпах роста населения Франции в эпоху расцвета феодализма, отметим еще темп, вычисленный Итальянским ста­тистическим институтом и опубликованный в «Трудах Римского демографического конгресса», том VII 3 .

В этих «Трудах» приводятся таблицы количества населения большинства стран мира за возможно более длинный историче­ский период. Помимо этих основных таблиц, приводятся еще средние ежегодные темпы роста населения, вычисленные на основе данных о численности населения, приведенных ранее.

  • 1 F с v Ж е , Enquete sur l'habitation en France , v. II, p. 87; цит . no East, Hist, geogr. of Europe , p. 78.
  • 2 Cm. Moreau de Jonnes, Elements de Statistique, 1856, p. 293.
  • 3 Verhandlungen des International Kongresses fur Bevolkerungsfor- schung», B. VII, табл . VII (все таблицы помещены после 285 стр.).

Кроме того, приведены таблицы коэфициентов брачности, рождае­мости, смертности и естественного прироста.

В отношении Франции в таблицах приведены следующие, за­ имствованные из известного словаря Мэлхолла ( Mulhall ) данные о ранних годах: в 1328 г.— 10 млн., в 1515 г.— 14 млн., в 1599 г. 1 —16 млн. человек. Цифра для 1328 г. слишком низка. Даже если взять Францию в границах той эпохи, то и тогда подобная оценка будет преуменьшенной: английские владения во Франции до начала Столетней войны захватывали лишь при­мерно 100-километровую полосу вдоль Бискайского залива на юге Франции (Бордо, Байонна). Для 1515 и 1599 гг. цифры Мэлхолла даны уже в других государственных границах. Это обстоятельство не допускает вычисления темпов, между тем Итальянским статистическим институтом они все же были вычис­ лены и получены следующие цифры: для 1328—1515 гг.—0,27%, а для 1515—1599 гг.—0,17%. Как выяснилось после нашей про­верки, даже арифметически эти темны вычислены неверно: в первом случае мы получили не 0,27, а 0,18°/о. Из этого видно, что эти темпы ни в коем случае не могут быть использованы для проверки наших цифр.

В заключение сделаем попытку очертить динамику численности населения Франции в период X — XV вв. В период 1000— 1328 гг. население Франции росло довольно равномерно. Правда, для XII в. имеются сведения о годах большого голода (1123— 1124, 1146, 1193—1196 гг.), которые отразились на росте насе­ления.

Войн в XI — XIII вв., как мы уже указывали, было не очень много. Наибольший ущерб населению приносили многочисленные феодальные усобицы, которые при недостаточно сильной коро­ левской власти достигали больших размеров. Однако с течением времени власть все в большей степени сосредоточивается в руках короля, феодальные усобицы затихают. В XIII в., при Людо­ вике IX (1226—1270 гг.), на королевских земшях войны между феодалами были запрещены, а в других областях Франции затруднены. В результате этою, а также менее частых голодо­вок XIII век был особенно значителен по росту населения. Максимума населения Франция в период 1000—1500 гг. достигла перед эпидемией «черной смерти». Вторично эту численность населения Франция достигла, надо думать, лишь в XVII в. Выше мы исчислили средний темп роста в 0,11%. Но в отдельные периоды темп роста был значительно более высокий (например, в 1250—1300 гг.). Зато два последних века дали не рост, а падение.

4. Англия

0 населении Британии в первые века нашей эры весьма трудно сказать что-либо определенное. Приведем оценку населения Британии в эпоху римского завоевания, которую дают Коллинвуд (Collingwood) и Майрс (Myres) 1 . Основываясь на числе городов и деревень той эпохи, они приходят к выводу, что население романизированной части Британии составляло 500 тыс. человек, а население нероманизированной части — тоже 500 тыс. Итого для Британии они дают 1 млн. человек, добавляя при этом, что эта цифра «не очень далека от истины». Дополнитель­ной характеристикой численности населения в ту эпоху может служить тот факт, что одних римских легионеров в 'Британии было 40 тыс. человек 2 . Уже одно это число римских войск говорит о сравнительно большом населении острова.

  • 1 Mulhall, Dictionary of Statistics, p 445. В «Трудах Римского демо­ графического конгресса» (т. VII ) — опечатка, напечатано 1519 г.

При определении населения Англии к начальному периоду эпохи феодализма мы оказываемся в более выгодном положении по сравнению с тем, в котором находились при определении населения Германии и Франции. Вместо прикидок и оценок по Англии мы имеем документ огромного историко-статистического значения: перепись Вильгельма Завоевателя.

Известно, что в 1066 г. нормандский герцог Вильгельм выса­дился с войском у берегов Англии с намерением покорить эту страну; в ту эпоху Англию населяли авгло-саксы, за не­сколько веков до этого переселившиеся на острова с европей­ского континента. Англо-саксы не смогли оказать Вильгельму должного сопротивления; в битве при Гастингсе они были раз­биты, Лондон вскоре сдался добровольно, и в конце 1066 г. Вильгельм был коронован как английский король. Последовав­шие вслед за этим годы были годами кровавого усмирения сво­бодного англо-саксонского крестьянства, которое не желало под­ чиняться нормандским феодалам. После того как Вильгельм пода­ вил крестьянское восстание и добился всеобщего подчинения, перед ним встала задача создания основ нового государствен­ ного строя. Но для Вильгельма Англия была совершенно чужой страной, он не знал ни ее населения, ни ее имущества, ни ее богатств. Вследствие этого ему трудно было производить обло­ жение, определять свои военные ресурсы и т. д. Необходимость познания завоеванной страны и привела его к мысли об органи­зации всеобщего поземельного кадастра, нечто вроде поземель­ной переписи. Эта перепись и была осуществлена в 1083— 1086 гг., т. е. спустя всего 16—20 лет после завоевания.

Перепись официально имела название « Liber judiciarius sen censuahs Wilielmi I regis Anglice », но впоследствии получила известность под названием «Книги страшного суда» (« Domesday Book »). Перепись производилась путем опроса выборных от населения на собрании окружных судов'. Круг вопросов, вклю­ченных в перепись, был очень велик. Но с точки зрения числен­ности населения нас интересует лишь один из них — число хозяйств. Так как и эта перепись исходила из похозяйственного принципа, то мы опять вынуждены вводить некоторый множи­тель, чтобы перейти к численности населения.

  • 1 См. их книгу « Roman Britain and the English settlements », Oxfoid 1937, p . 180. a Ibid , p . 181.

«Книга страшного суда» дает следующие сведения о числе хозяйств, или семейств 1 :

Распределение хозяйств в Англии в 1086 г. по <Книге страшного суда*

Числ(У хозяйств

Вассалы короля ... • ................................................................................ 1400

Феодалы, подчиненные другим феодалам .................................................... 7 871

Полнонадельные крестьяне . ....................................................................... ... 108 456

Мелкие крестьяне ....................................................................................... . 89 S 77

Свободные крестьяне, пользующиеся землей при наличии опре­ деленных ограничений ........................................................................ ..... 23 090

Свободные граждане (главным образом рыцари) ....................................... 12 384

Рабы ................................................................................................................. 25 1о6

Священники ..................................................................................................... ........... 995

Прочие (французы, жители Уэльса, рыболовы, рабочие соляных

промыслов, нищие) . ............................................................. 13 913

Итого ..................... 283 242

При использовании материалов «Книги» возникает весьма важ­ ный вопрос о степени широты географического охвата при этой переписи. Имеются указания, что она не коснулась всей Англии. Прежде всего вне учета остались Лондон, Винчестер и другие города. Затем, не подверглись учету четыре разоренных в ту эпоху графства: Нортумберлаяд, Кумберланд, Вестморланд и Дэрхам. Вся остальная территория, повидимому, была учтена полностью.

Возникает вопрос, каков же удельный вес неучтенной терри­ тории? Белох указывает, что 300 лет спустя в первых трех ука­ занных графствах было 70 тыс. человек, а в Лондоне 40— 50 тыс. жителей. Роджерс ( Rogers ) говорит даже, что в Лондоне было всего 35 тыс. человек. Кроме того, известно, что в Англии в XIV в. было еще всего пять городов свыше 5 тыс. жителей: Иорк (11 тыс.), Бристоль (9,5 тыс.), Ковентри (7 тыс), Норвич (6 тыс.) и Линкольн (5 тыс. человек). Всего для неучтенной территории Белох принимает одну пятнадцатую общего итога, т. е 6,7%; другими словами, учтенная территория составляет 93,3%. , i

Совсем иначе определяет этот* процент Инама-Штернегг. В своей статье « Bevolkerungswesen » 2 он пишет следующее: «Данные «Книги страшного суда» распространяются на обраба­ тываемую площадь в 5 млн. акров, а это составляет по крайней мере 35% всей земли». На следующей странице он повторяет это утверждение, повышая процент охвата с 35 до 40. Таким образом, по Инама-Штернеггу, все материалы «Книги страшного суда» надо увеличить в 2,5 раза, чтобы получить итоги для всей Англии.

  • 1 Нижеприведенная таблица составлена на основе следующих источни­ков a ) I n a m a - S t е г n е g g , Die Bevolkerung des Mittelalters « riandwor - terbuch d Staatswissenschaften », 1924, 4 Aufl , В 2, S 678, b ) I n m a n , Domesday and Feudal Statistics , 1900, p 2, c ) L Brentano , Erne Geschi - chte der wirtschaftiichen Entwicklung Englands , 1917, B . I , S . 127—128.
  • 3 « Handworterbuch der Staatswissenschaften », B . II , S 678.

Таким образом, в оценке полноты охвата получается резкое расхождение: по Белоху — 93%, по Инама — 35—40%. Кто из них прав?

Более тщательное изучение этого вопроса заставляет считать правильным расчет Белоха, а не Инама-Штернегга. Действи­тельно, на каком основании Инама говорит о 35—40%? Почему он считает, что 5 млн. акров — это 35% всей земли? Разве ему известна площадь всей обрабатываемой земли в Англии в 1086 г.? Нет, такая величина ему не была известна и не могла быть известна. Ему известна только территория всей Англии, но эта величина не сопоставима с 5 млн. акров по «Книге страшного суда». Кроме того, Инама, возможно, не учел того, что значи­тельная часть земли, находившаяся под паром, оказалась неуч­ тенной в 1086 г. Крупный авторитет по «Книге страшного суда» Мэйтлэнд ( Maitland ) указывает, что в ту эпоху было одинаково развито двухпольное и трехпольное хозяйство. А из этого сле­дует, что 5 млн. акров посевной площади требует 9 млн. акров пашни \ Если бы Инама вместо 5 млн. акров взял 9 млн , то удельный вес учтенной площади следовало бы увеличить чуть ли не вдвое'

Между тем цифра 9 млн. акров пашни вполне согласуется с цифрами XVII в. Грегори Кинг в самом конце XVII в. опре­делял размеры пашни в Англии и Уэльсе в 11 млн. акров 2 .

Различные историки Англии, касавшиеся вопроса о полноте учета по «Книге страшного суда», говорят только о пропущен­ных графствах, упомянутых выше. Но эти графства с городами вместе вряд ли составляли больше одной десятой. Даже если четыре графства взять просто по сравнению с количеством остальных 40, то и тогда получится одна одиннадцатая. Историк статистики Ион ( John ), который довольно подробно разбирает «Книгу страшного суда», также нигде не говорит о большом недоучете.

Мэйтлэнд в своем классическом труде о «Книге страшного суда» также ничего не говорит о недоучете. Он приводит дан­ные о количестве семей по отдельным графствам и сопостав­ ляет их с современной территорией этих графств; делением коли­ чества акров современной территории на количество семей по «Книге страшного суда» Мэйтлэнд получает количество акров всей территории на одну семью, т. е. показатель, обратный плот­ности населения. Исчисление показателей плотности говорит о том, что Мэйтлэнд считает данные по указанным графствам исчерпывающими. Об этом говорит и его сопоставление с пахот­ной площадью 1895 г. Приведем) эти данные по 12 графствам 3 .

1 См. Maitland , Domesday Book and beyond , Cambridge , 1897, p 437. •См Арнольд Тойнб и, Промышленный переворот в Англии в XVIII в,. 1897, стр. 24.

а Maitland, op. cit., p. 435.

Пахотная площадь по 12 графствам Англии в 1086 и 1895 гг (в тыс акров)

Графства

Пахотная пло­щадь в 1086 г.

Пахотная пло­щадь в 1895 г

Вся террито рия современ­ного графстьа

Суссэкс ( Sussex ) ...

Сэррэй ( Surrey ) .......................

Берклайр ( Berkshire ) .

Дорсет ( Dorset ) ........................

Сомерсет ( Somerset ) . . . .

Девон ( Devon ) ......................

Букингач ( Buckingham ) . . Оксфорд ( Oxford ) . . . Глостер ( Gloucester ) . . . . Бэдфорд (Bedford) . . . . Нортхэмптон (Northampton) Линкольн (Lincoln) . . . .

371

298

933

141

133

461

251

204

462

280

188

6^2

577

207

1042

057

581

1667

269

165

476

317

228

485

589

269

797

187

155

298

352

215

640

605

1017

1695

По большинству графств пахотная площадь за 900 лет сокра­тилась; это объясняется тем, что значительная часть пашни те­перь стала пастбищем для скота. Однако сопоставление пахот­ ной площади 1086 г. со всей современной территорией графства показывает, что «Книга страшного суда» охватывала, по всей вероятности, всю обрабатываемую площадь того времени. О том, что охват «Книгой страшного суда» равен двум пятым всей Ан­ глии, у Мэйтлэнда нет никаких указаний. Более того, Мэйтлзнд исчисляет численность населения Англии этого времени, не вводя никаких поправок на недоучет. Свое исчисление он сопрово­ждает следующей сноской: «эВ то время как историки-экономи­сты могут все же спорить, 'была ли численность населения Ан­ глии в 1346 г. равна 5 млн. или только 2,5 млн. ( Cunningham , English Industry , I , p . 304), споры о 1085 г. неуместны» \ Из этого явствует, что исчисленную им цифру количества населения для Англии Мэйтлэнд считает достаточно надежной и вовсе не тре­бующей увеличения в 2,5 — 3 раза, на чем настаивает Инама-Штернегг.

Другой английский историк, Инман ( Inman ) 2 , также касается вопроса об учете 'населения по «(Книге страшного суда». Инман умазывает на возможность недоучета населения в части запад­ного Йоркшира и во всем северном Ланкашире. Однако он тут же указывает на случаи повторного учета населения. Он вовсе не считает, что данные «Книги страшного суда» надо увеличить в 2,5 раза. Кстати отметим, что и сам Инама не увеличивает исходную цифру ( il ,2 млн. человек) в 2,5 раза. Это привело бы его к 3 млн. человек, а он называет лишь 2,5 млн., но и эта цифра резко преувеличена.

  • 1 М а 111 a n d, op. at, р 437 1 Inman, op cit, p. 5.

Все же можно, пожалуй, признать, что недоучет по «Книге страшного суда*» был, вероятно, более значительным, чем пред­ полагал Белох; конечно, вполне возможны случаи пропусков и помимо четырех графств, опущенных полностью. Историк Анг­лии Лаппенберг ( Lappenberg ) г говорит о пяти графствах, в ко­торых не было произведено переписи, причем он указывает их площадь: 334 кв. мили по сравнению о 2 743 милями для всей Англии. Таким образом, по территории неучтенные районы со­ставили около 12%, по населению они составили, вероятно, не более 10%, если учесть, что пропущенные графства нахо­дились в разоренном состояния. Население городов составляло около 3—4%; если мы примем ©о внимание некоторый недоучет даже в районах переписи, то в общем можно считать, что сле­дует сделать накидку в 20%.

Дальше возникает необходимость в определении числа душ на семью. Ушер исходит из шести человек, Белох — ив пяти, Инама—из четырех. (Мэйтлэнд также касается вопроса о вы­боре множителя. Он указывает на необходимость учесть, что «вокруг каждого большого монастыря группировалось много ре­ месленников, слуг в бедняков, которые, как общее правило, не бьши переписаны присяжными. Мы должны также вспомнить монахов, монахинь и каноников! и большие хозяйства баронов и прелатов. Далее, ни в коем случае не могло быть, чтобы при высокой детской смертности семейство обычного виллана было в среднем больше, чем семейство современного крестьянина или ремесленника, хотя «ровные узы были сильнее, чем в настоящее •время. Женатые братья с женами и детьми довольно часто жили в одном доме и могли быть записаны как одно хозяйство, по­тому что они владели нераздельным наследством. С другой сто­роны, мы имеем основания предполагать, что в восточных дерев­нях многие мужчины (были учтены более гаем один pas » 2 .

Исходя из этого, Мэйтлэнд принимает цифру в 5 человек на семью, но сам не уверен в правильности этого, ставя это в виде вопроса. Он пишет так: «Должны ли мы на этом основании мно­жить записанное количество семей на 5?» 3 . Мы берем 5, пола­гая, что такая цифра будет, пожалуй, более верной.

Теперь сопоставим различные расчеты на основе «(Книги страш­ ного суда» (см. стр. 50—51).

Более наглядно эти оценки можно представить о виде огивы (см. рис. 1, стр. 52).

Остается только пожалеть, что даже такой, казалось бы, на­ дежный материал, как перепись (1086 г., дает значительные коле­ бания в определении численности населения. Максимальная оценка Инама-Штернегпа более чем в 2 раза превышает мини­мальную Баллода и Шмоллера. Однако к оценкам Инама мы

  • */ Lappenberg , Geschichte von England , Hamburg 1837, В. II , p . 153. B M a 111 a n d, op. cit, p. 437. 3 Ibidem , p . 437.

Различные варианты расчетов населения Англии к 1086 г. на основе «Книги страшного суда»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

о. о с

о с

•2,

Автор

Название книги

о

as

о о

4 s

?8

, s

о a

4 % id ai V о

3* a

Учтенное население (в тыс.)

Поправка на недоучет

Всего (в тыс.)

х

Ballod Beloch

 

283

5

1400

+ 1/14

едва 1 200

2

«Die Bevolkerung Europas im Mittelalter.» «Z. f. Soz. Wiss.», 1900, S. 408—409 ........

1500

3

Brentano

«EineGeschichte d.wirtsch. Entwicklung Englands », B. I, Jena 1927, S. 128 .......................................................

300

5

1500

1500

4

Brodnitz

«Englische Wirtschaftsgeschichte», S. 61 ............................

1500

5

Haushofer

 

_

 

 

_

1200

6

Hesse

«Worterbuch d. Volkswirtschaft», B. Ill, S. 386 . .

300

4

1200

+более 100%

2 500

7

Inama-Sternegg

«Handworterbuch d. Staatswissenschaften», B. 11,

300

4

1200

+ более 100%

2 500

8

Inman

 

283

 

 

 

1800

9

Kotzschke

«Allgemeine Wirtschaftsgeschichte», S. 341 . _. .

283

1 50О

10

Lappenberg Luzzato

«Geschichte v. England », Hamburg 1837, B. II,

283 300

4-4,5

2 000

11

 

1200-1 350

12

Mac Culloch

«A description and statistical account of the Bri­ tish Empire >, v. 1, p. 396 .................................................

301

5

1 505

645 тыс. чел.

2 150

Trevelyan Turner Usher

Наш расчет

«Domesday book and beyond», p. 437 ..........................

«Dictionary of Statistics», p. 444 ...................................

«Das Bevolkerungsgesetz>, «Allg. Stat. Arch.», B. 6, Halbband II, S. 15 ........................................................

«Le probleme de la population en France >, Paris 1929, p. 118 . ......................................................

«Grundriss d. allg. Volkswirtschaftslehre», Teil I, 1908, S. 171 .................................................................

«Fortnightly Review», v. VII, New series . . . .

«Studien zur Geschichte der englischen Lohnar- beiter mit besonderer Beriicksichtigung der Ve- randerungen lhrer Lebenshaltung», Stuttgart 1901, B. I, S. 463 ........................................................... . .

«History of England », 1937, p. 148 ...............................

«History of Anglo-Saxons», 5 ed., v. Ill , p. 258 .

«An introduction to the industrial history of En­ gland», 1921, p. 93—94 ..............................................

275

283

283 283

1375

1698 1415

102 тыс. чел.

+20%

Г375- 2150

1500

1800

1200 2000

2 000—2 500 1250-1500 свыше 2 000

1800 1700

Примечание: Расхождения в оценках населения Англии по 'Книге страшного суда» объясняются частично также-2 и тем, что некоторые авторы, вероятно, подразумевали Англию вместе с Уэльсом.

lJ L »

Рис. 1. Численность населения Англии в 1086 г. по оценкам и расчетам различных ученых

должны отнестись критически, по соображениям, уже приводив­ шимся выше. Предположение Инама о 36—40-процентном охвате переписью должно быть отвергнуто; в самом деле, почему бы Вильгельму, о такой решительностью взявшемуся" за это дело (а надо сказать, что сопротивление феодалов) и крестьян было очень велико), ограничиться лишь третью покорившейся ему страны? Ведь ему же нужны были не «структурные показатели», а абсолютные данные, необходимые для закрепления феодаль­ной эксплоатации народных масс.

Итак, мы считаем, что в 1086 г. собственно Англия, т. е. без Уэльса, Шотландии и Ирландии, имела около 1 700 тыс. жите­лей, что дает ФЗ человек «а .1 км 2 . Этот уровень плотности весьма хорошо согласуется с экономическим строем тогдашней Англии по сравнению с Германией, Италией (см. ниже) и другими странами. .Кстати отметим, что наш расчет является медианой в ряду всех других.

Теперь нам осталось еще передвинуть цифру населения о .1086 «а 1000 г. На протяжении 1000—(1086 гг., по всей вероятности, имел место некоторый прирост населения. Например, Гнайет ( Gneist ) * указывает, что .гари короле Эдуарде Исповеднике число семейств было 258 тыс. па сравнению с 283 тыс. во. время короля Вильгельма'. Данные об этом взяты из той же «Книги страшного суда», так как в ней собирались сведения и за про­шлое время. Получается рост на 10% за 30—40 лет; так как при учете числа хозяйств в 1083—1086 гг. на прежнее время бес­спорно имел место недоучет, то правильнее будет этот прирост принять для! всего периода 1000—'Ю'86 гг. Получаем il,6 млн . человек; прирост в 200 тыс. человек за 86 лет может .показаться мальм, «о стоит только вспомнить о кровавом завоевании Ан­глии, чтобы понять, какой ущерб в людях это означает.

  • 1 «Enghsches Verwaltungsrecht», В . I, Berlin 1867, S. 118. 52

«(Книга страшного суда» не является единственным демогра­ фическим памятником феодальной Англии. Спустя почти три века 1 после нее в Англии был введен подушный налог ( pall tax ). Введение этого налога потребовало сведений о численности всего подлежащего обложению населения, т. е. старше 14 лет.

Результаты этого учета были следующие: 1 376 442 человека светских и 29 161 духовных, всего 1 405 603 человека 2 . Возникает вопрос: какую долю во всем населении составляют дети до

14 лет? При отсутствии данных о возрастной структуре средне­ векового населения очень трудно дать на это сколько-нибудь точный ответ.

Б Англии в 1841 г. впервые в истории этой страны были полу­чаны сведения о возрастном составе; тогда на лиц до 14 лет приходилось Э5% всего населения. Можно ли этот процент при­ нять и для средневековой Англии? Структура населения в 1841 г. значительно отличалась от структуры в 1377 г. Во-первых, вос­ производство населения в 1841 т. было гораздо сильнее, чем в 1377 г. Это давало больший процент молодых возрастов в 1841 т., нежели в 1377 г. С другой стороны, низкая продол­жительность жизни увеличивает удельный вес молодык возра­стов. В Индии, например, в 1931 г. было 40% населения мюшооке

15 лет. Исходя из этого, мы считали бы правильным принять для 1377 г. 35%, полагая, что одно компенсирует другое. Отме­ тим, лто Белох «сходит из трети 3 , а Инама тоже упоминает о трети, но, правда, неизвестно, идет ли речь у него о трети всего населения или же о трети населения старше 14 лет; из арифметических расчетов видно, пожалуй, что он берет треть всего населения.

1 Была попытка определить численность населения Англии к концу XII в. Эта бесславная попытка принадлежит французу Полю Фабру ( Fabre ) из Лилля. На основании данных о числе плательщиков специального на­ лога в пользу римского папы (48 тыс. человек) и полагая, что число остальных семейств в 5 раз больше, т. е. 240 тыс. человек, он получает 288 тыс. домов. Считая на каждый дом 10 человек, он определяет числе»- ность населения Англии к 1164 г. в 2 880 тыс. душ. Трудно придумать более произвольный и условный расчет! См. его статью « Eine Nachricht liber die Bevolkerungsziffer Englands zu Zeiten Heinrichs II », « Zeitsrfirift f . soz . u . wirtsch . Geschichte», 1893, B. I, S. 149—153. Об этом « исчи ­ слении » см . также у L i b е г m a n, Englich Historical Review, XI, p. 746. Некоторые сведения о росте населения приводит Бродили, по округу Сан- Поль; в нем в 1086 г. было 500 человек, а в 1222 г. — уже 1 300 (см. его « Englische Wirtsdiaftsgeschichte », S . 61).

2 У Мак Куллооса («Statistical account of the British Empire », 1854, т . I , p . 396) приводится цифра 1 367 239 человек.

3 Несколько лет ранее Белох давал иные' цифры. В своей статье « Zur Bevolkerungsgeschichte des Altertums » (« Jahrbucher fur Nationalokono - mie und Statistik », 1897|, B . 13, H . 3, S . 337) он пишет, что в условиях стационарного населения лица до 17 лет составляют 30% всего населения, а в условиях роста населения (например, в Греции, Италии в эпоху рас­ цвета)— 35%. Ясно, что если речь идет не о 17, а о 14 гадая, то эти проценты должны были быть еще более снижены.

Далее, нужно еще сделать поправку на неимущее население, не подлежавшее обложению. Белох здесь оперирует 20% прибав­ ки, а Инама считает, что необлагаемое население уже учтено при прибавке одной трети. Не имея каких-либо других материалов, будем считать недоучет в размере 15%.

Наконец, нужно еще 1 учесть, что 'графства Честер и Дэржам облагались другим способом и а сводку не включены. Так как эти графства! составляли лишь 5 тыс. км 2 , то, принимая для них плотность в 60 человек ш il км 2 , получаем, следуя Белоху, 100 тыс. человек.

Сопоставим имеющиеся у нас варианты расчета населении Ан­глии на основе налога 1377 г.:

Различные варианты расчетов населения Англии на основе подушного налога 1377 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

>,

Источники

Отправная цифра числа жителей старше 14 лет (в тыс.)

Удельный вес на­селения до 14 лет (в « X

Поправка

 

*? и о, о с о с

*

2

на иеобложен- ное население (в К)

1 на графства Честер и °* Дэрхам (в тыс. 1 человек)

Всего

(в тыс.

человек)

1

2

3

4

5

7

1 2 3

Ballod (op. clt., S. 20) ...........................

Beloch (op. clt., S. 409—410) . .

Chalmers ( см . Denton , England

in the Fifteenth Century p. 130)

Inama-Sternegg (op. clt., S. 679) .

Inman (op. clt., p. 121) ........................

cjahrb. f. National6k. u. Stat.» (1864,

B. 2, S. 472—473) ................................

Mulhall (op. clt., p. 444) ......................

Prmzing (op. cit., S. 15) ........................

Rogers («Econ. Interp. of History»,

SchmoIIer (op. cit., S. 171) ....

Thorham (Annals of Commerce, v. 1, p. 583—584; цит . no Den­ ton, op. clt., p. 130) ..............................

Usher (op. cit., p. 89, 94) ... .

1406 1500

1367 1500

1400

33,3

+ 20

+ 100 + 100

2 500 2 600

2 353 почти

2 500 ( 2 380 | 3 0691

2 256 2 360 2 500

2 500

2 5С0

2 500 2 500 2 700

4

5 6

7 8 9

10 11

12 13

33,3 33,3

33,3 35,0

-50

162 тыс. человек

-(-20 + 20

На этот раз расхождение между отдельными расчетами совсем невелико. Это придает полученным цифрам ббльшую достовер­ность.

! Итак, население Англии к концу XIV в. составило примерно 2,7 млн. человек. Но надо учесть, что всего 30 лет до этого

1 Вторая цифра (3 069) рана Ийманом с учетом того, что часть холо­стых старше 14 лет ускользнула от обложения, в Англии была эпидемия «черной смерти»; для Англии эта эпи­демия была особенно чувствительна.

Эпидемия чумы проникла. в Англию в августе 1 i 3 i 48 г. 1 авгу­ста чума появилась в портовом городе Мелькомб (графство Дор­ сет), затем она распространилась на север к Бристолю, которого достигла к концу августа. Далее она пошла на восток, захва­тила Оксфорд и tl ноября достигла Лондона. Через два месяца эпидемия достигла восточного берега Англии (Норвича') и затем распространилась на все Британские острова.

Потери человеческих жизней от этой эпидемии .были очень велики. Правда, и по Англии трудно дать сколько-нибудь точ­ ную цифру 'потерь. (Современники той эпохи размеры эпидемии значительно преувеличили. Так, например, говорилось, что в Нор- виче в 1349 г. погибло 53 374 человека. Несмотря на кажу­щуюся точность, эта цифра совершенно неправдоподобна, ибо, как указывает Роджерс, число жителей Норвичэ и даже граф­ства. Норфольк было н 2 раза меньше этой цифры. Более на­дежные сведения оставил Найтон ( Knighton ), который был ка­ноником в Лестере и жил некоторое время (после этих собы­тий. Он исчислил, что смертность в трех приходах Лестера составила 1 480 человек, что дает менее половины населения.

Возникает вопрос: каково же было население Англии до эпи­демии? По этому поводу существуют большие разногласия. Не­ которые авторы, например Сибом ( Seebohm ), дают такой расчет: население Англии к 1377 г. равнялось fi , i 5 млн., за период 1349— IL 377 гг. никакого роста населения не происходило, зпиде/' мия унесла пошовину вюего населения, следовательно, в Англии до эпидемии было 5 млн. человек. Другие авторы (например Инман) склоняются к цифре в 4 млн. человек.

Однако надо думать, что как та, так и другая цифры преуве­личены. Роджерс справедливо указывает, что уровень сельско­ хозяйственной техники Bi Англии того времени не был настолько велик, чтобы прокормить такое население.

Роджерс пришел к выводу, что с момента вступления на пре­стал Эдуарда III (1327 г.) до конца XVI в. средняя продукция пшеницы в Англии и Уэльсе составляла 2,6 млн. квартеров. Счи­тая квартер на человека, он полагал, что население Англии и Уэльса составляло 2,5 млн. человек \ В другом месте Роджерс высказывается еще более категорически: «Население Англии и Уэльса с начала экономической истории до конца XVI столетия никогда (разрядка наша.— Б. У.) не превышало 2,5 млн. чело­век, а часто было даже меньше этой цифры» 2 . К'аультон ( Coulton ) также полагает, что Роджерс, оценивавший население в 2,5 млн. человек, гораздо ближе к истине, чем Сибом. Дей­ствительно, цифра в 5 млн. является маловероятной. Для дока­зательства этого можно воспользоваться податными списками 1327 г. Эти списки не настолько полны и совершенны, чтобы по ним можно было дать картину численности населения Англии в целом к 1327 г , но они все же могут быть использованы для того, чтобы показать нереальность цифр в 4—б млн. жителей для Англии до эпидемии чумы.

  • 1 См . Rogers , Economic interpretation of History, p. 53.
  • 2 Ibidem , p . 157.

По пяти графствам сопоставление податных списков 11827 и 1377 гг. дает такой результат 1 :

Сопоставление податных списков 1377 г со списками 1327 г по пяти, графствам

Лестер . Стаффорд Сомерсет Суссэкс . Вустер .

Графства

1327 г

1377 г

человек

26 826

50 760

21 712

35 982

62 814

87 072

43 278

58 310

28 098

25 758

Итого

182 728

257 882

(Конечно, сопоставление очень условно: число жителей в 1327 г. получено Ушером путем умножения числа хозяйств на 6. Такой коэфйциент он избрал, основываясь на работе Поуэлля ( Powell ) па графству Суффольк (он исследовал подат­ные списки этого графства н |1283 г); большой размер этого коефициента (вместо обычных 5—4) объясняется тем, что в по­датные списки самые бедные семейства не включались.

Даже если недоучет бедного населения был больше, чем это предполагают Поуэлль и Ушер, мы ни в коем случае не можем сказать, что в il 3!27 г население этих графств было в 2 раза больше, |чем в 1377 г , как это получается па Сибому 2 .

Ушер впадает в другую крайность. На основе податных спи­сков 11307 г. он определяет население Англии в 2 025 тыс., а к 1377 г в 2 500 тыс. Получается так, ка!к будто бы никакой эпидемии не было, население, по Ушеру, растет, и растет до­вольно сильно. С этим также трудно согласиться.

Если предположить, что к 1377 г. население Англии составило 2,7 млн , то вероятно, что за 28 лет после эпидемии оно не­сколько возросло. Можно считать, что этот рост составил при­мерно 400 тыс. человек, считая 0,5% в год. Тогда население к концу эпидемии составит 2,3 млн. человек Если считать, что уцелело примерно 70% всего населения, то получим, что перед эпидемией насчитывалось около 3,3 млн человек. За (1327— 1348 гг. население несколько возросло, поэтому для 1327 г. можно принять население в 3 млн. человек; цифра Ушера в 2 250 тыс для этой же даты, по нашему мнению, слишком низка. Предположение историков о тем, что в Англии половина на­селения погибла от чумы, является преувеличенным \ Однако о том, что «черная смерть» вызвала значительное и очень чув­ствительное сокращение населения, можно судить хотя бы по экономическим показателям после эпидемии Этот период харак­ теризуется крайним недостатком рабочих рук, приведшим к рез­кому повышению цен на них 2 . Со всех сторон слышны были жалобы на отсутствие сельскохозяйственных рабочих. Во мно­гих районах хлеб погиб на полях, так как некому было его уби­рать. Некоторые современники исчисляли, что около трети всей земли оставалось невозделанной. На сельскохозяйственные рабо­ ты посылали женщин и детей. Правительство вступило на путь законодательных мероприятий, ограничивающих зарплату сель­ скохозяйственных рабочих. Все это говорит за то, что населе­ние Англии действительно сократилось на заметную величину. Следуя более осторожным расчетам экономистов, а не истори­ков, мы будем считать, что доля погибшего населения прости­ралась до трети, но никак йе более. В общем, можно п'редпошо-жить, что население Англии в результате эпидемии сократилось на 1 млн. человек. Примерно такое же понижение дает Шлеф-фен ( Steffen ), тщательно исследовавший историю английского рабочего клаоей. Штеффен полагает, что в 1348 г. (до чумы) на­селение Англии составляло 3,5—4 млн, а в 1349-г. (после чу­мы) —¦ 2,5 млн. 3

  • 1 См Ueher , An introduction to the ! industnal history of England , p 94 s Некоторые авторы пытаются поддерживать Сибома Так, например, Дэвенпорт ( Davenport ) в своем исследовании о норфолькском мэноре так­же высказывает взгляд, что «в течение 1376—1566 гг. население мэнора было почти в 2 раза меньше, чем в начале XIV столетия» ( Davenport A Norfolk manor 1086—1565, p . 105) Однако, во-первых, Дэвенпорт исхо­дит ив косвенных показателей (часть пустующих домов и т. д ), во-вто­рых, этот район мог быть вовсе не характерным для Англии в целом.

Некоторые демографы склонны считать убыль населения еще меньшей. Kja ' pp J CayHfleipc \ например, пишет, что «кажется вполне

1 О том, что чума сократила население вдвое, говорят Кэннингем ( Cun ­ ningham ), Оибом, Крейтон ( Creighton ), Гаске ( Gasquet ), Пздж ( Page ), а Дентон i ( Denton ) считает, что погибло еще больше. Академик Петрушев-ский также полагает, что чума уменьшила население Англии «едва ли меньше чем на половину» (Петрушевский, Восстание Уота Тайлера, Соц- экгиз, М 1937, изд 4-е, стр 244). При этом он добавляет в своих примеча­ниях «К этому выводу склоняются все исследователи, изучавшие Черную смерть 1348—1349 гг, и он теперь может считаться общепринятым в нсто^ рической литературе» (стр. 456) Однако историки, определяя в таком про­центе убыль населения, ничем его не подтвердили Между тем легче это опровергнуть, чем подтвердить Если, по словам Роджерса, среднее еже­годное производство пшеницы в XIII — XVI вв составляло 2,5 млн кварте-ров, то откуда могли появиться 5 млн квартеров пшеницы, которые по­требовались бы для прокормления вдвое большего населения Англии и Уэльса? Кроме того, если исходить из падения численности населения вдвое, то темпы роста в последующее столетие получаются слишком вы­сокими, что также мало правдоподобно основательным предположить, что население в 1Й00 г. было при­ близительно такое ж!е, как и в 1377 г.», а Белой 1 считает даже, что уже к 1377 г. население почти полностью возместило убыль от эпидемии «черной смерти».

2 Стоимость обмолота пшеницы увеличилась на 33%, овса —- на 85%, цена на женский труд возросла в 2—3 раза См R о g е i s , Economic inter ­ pretation of History , 9 ed , 1921, p . 17.

3 Ом . Steffen, Studien zur Geschichte der enghschen Lohnarbeiter, В I, S. 463.

4 См указанную статью в семитомняке « European civilisation », v V , p 330.

IB соответствии с высказанными предположениями динамика населения Англии в XIV и. может быть представлена в следую­щих цифрах (в тыс.):

Годы Годы

1300 . .

. . 2 800

1350 . .

. . 2 300

1327 . .

. . 3 000

1377 . .

. . 2 700

1348 . .

. . 3 300

1400 . .

. . 2 800

Получается, таким образом, что за столетие в целом населе­ние Англии не возросло. Это находится в соответствии о фак­тами экономической и политической жизни Англии. Действи­тельно, XIV век был весьма неблагоприятным. Об этот можно судить, например, из следующего списка 2 :

1315—1316 гг.— голод, пшеница — 15—10 шилл. за квартер (в 3 — 4 раза

выше обычного уровня цен) 1321 г. —полуголодный год, пшеница — 11 шилл. (в 2 раза выше

пшеница —10 шилл. (в 2 раза выше -11 шилл. 10 пенс, (в 2 раза выше

обычного уровня цен) 1325 > — всеобщая засуха,

133) 1344

>

 

— засуха

 

1348-

-1349

гг.

— «черная см

ерть>

1351

г.

 

— всеобщий обычного)

голод,

1361-

-1362

гг.

— засуха

 

1369

г.

 

— голод, пшеница -

 

 

 

обычного)

 

1374

>

 

— засуха

 

1377

»

 

— >

 

Последняя четверть XIV в. не (была благоприятной для роста населения. В ШШ г. разразилось знаменитое восстание (англий­ского крестьянства иод руководством кровельщика Уота Тай- лера. Это восстание было крайне жестоко подавлено!; огромное количество крестьян бышо казнено, вся страша покрылась висели­ цами. Тем не манее восстание сыграло большую роль: оно по­дорвало основы феодальной экшлоатации, английское крестьян­ство постепенно начинает выходить из крепостного состояния.

XV век в истории Англии ознаменовался продолжением! войны с Францией и междоусобной войной Алой и Белой Роз. Эти войны оказали, конечно, значительное влияние на динамику на­ селения. Английский историк Дантон s , 'специально занимавшийся XV веком, оценивает ущерб от войны Роз «не меньше чем в раз­мере Ili 0% населения». Некоторые с этим не соглашаются. Роджерс, например, полагает, что от войны Роз пострадало, главным образом, дворянство, участвовавшее в ней со своими людьми. Крестьянство же от этой войны, по мнению Роджерса, особенно не страдало. Бродниц ( Brodnitz ) также соглашается с тем, что оценка Дентона несколько преувеличена, добавляя при этом, что «во всяком случае бесследно война не прошла» *.

* См. его статью о населении Европы в средние века, стр. 410. а Ом. Thompson, op. cit, p. 380—381.

8 Ом . Den ton s op. cit, p. 115 116. При этом он указывает, что Одних солдат было убито 84 998 (это составит 3—4% населения).

Однако независимо от степени влияния! войны Роз йа дина>-мику населения нам важно здесь подчеркнуть, что XV всю для Англии — это век начавшегося крушения феодальных отношений и в то же время- век развития промышленности. Это сказалось в некотором улучшении положения рабочих. Марко в «Капи­тале» называет XV век золотым веком «для английского рабо­чего в городе и деревне». Доказательством правильности мысли Маркса может служить следующая диаграмма 2 , из которой .ви­ден рост реальной зарплаты оа XV в. (рис. 2).

Автор работы по истории английского наемного труда Штеффен, ссылаясь на указа­ния хроникеров того времени, считает, что в XV в. населе­ние Англии росло много мед­леннее, чем в 1350—1400 и 1550—1650 гг. Учитывай вой­ну Роз, можно предположить, что в это столетие население возросло примерно на 10%. Это приводит нас к цифре 3,1 млн. человек для Англии в 1500 г. В III части нашей ра­боты мы также исчислили на­селение Англии к 1500 г., идя от цифры 1700 г.; там мы при­шли к цифре в 3,3 млй. че­ловек; эту цифру мы и поло­жили в основу дальнейших расчетов, хотя при этом получается, что XV век дал почти 20% роста.

Некоторые историки представляют себе динамику населения Англии за этот период в несколько ином свете. Бродниц, напри­мер, полагает, что в ( XV в. никакого роста 'населения не было. Говоря о XV в., он пишет .следующее: «(Объективно можно уста­ новить во всяком случае, что важнейший фактор экономического прогресса никакого благоприятного развития не обнаружил: на­селение шасле чумы (имеется в виду чума 1348—1349 пг.— Б. У.) осталось стабильным на уровне 2,5 млн. человек» 3 . С подоб­ным утверждением мы не можем согласиться. Во всех странах Европы убыль от чумы довольно скоро восстанавливалась. По­чему Англия должна быть исключением? Для этого нет каких-либо специальных оснований.

  • 1 Brodnitz , Englische Wirtschaftsgeschichte , 1913, S . 428.
  • 2 График взят из статьи W . Abel , Bevolkerung . sgang und Landwirt - schaft im ausgehenden Mittela ' lter im Lichte der Preis und Lohiibewe - gung , « Schmoiler ' s Jahrbuch », 1934 F S . 62.
  • •' Brodnitz , op . cit , S . 426.

Кроме того, предположение о том, что в Англии к (1500 г. было всего 2,5 млн. человек, не согласуется с материалами, от­ носящимися к более позднему времени (см. часть III ).

Теперь сделаем некоторые расчеты темпов роста населения Англии за период ilOOO —'1500 гг.

Для 1000 г. мы приняли 1,5 млн. жителей Англии, а для 1500 г. — 3,3 млн. Это дает средний ежегодный темп роста в 0,16% в год. Получается темп роста несколько больший, чем в Германии, и значительно более высокий, чем во Франции. Если взять период Ювб— di 3?7 гг., т. е. от «Книги страшного суда» до «подушного налога», то средний ежегодный темп роста со­ставит не 0,16, ia 0,14%. Так как к 1377 г. население Англии еще не оправилось от чумы, то снижение среднего темп? вполне понятно.

По вопросу о темпах роста населения Англии за этот период не существует единодушия среди историков. Некоторые из них вообще исходят из того, что на протяжении всего этого пе­ риода население было стабильным. Такой точки зрения придер­ живается, например, Роджерс. С Роджерсом соглашается и Ку-лишер, который говорит, что в средневековый период «населе­ние Англии находилось в стационарном состоянии» \ На этих же позициях стоит и Инама-Штернегг 2 , который, правда, сам признает, что его утверждение имеет лишь гипотетическую цен­ность. Подобные утверждения проистекают лишь при предпо­сылке 40% учета «Книгой страшного суда». Если же о такой низкой цифрой охвата не считаться, тогда предположения о ста­бильной численности населения отпадут.

(Белох, напротив, приходит к темпам, почти не отличающимся от наших. Он говорит о росте за 300 лет на 70%, или по 20% за столетие; это дает ОД8% роста в год.

Теперь представим себе характер динамики численности насе­ления Англии в промежуточные столетия.

На протяжении всего этого периода неурожаи не раз пости­гали Англию. Неурожйй вызывал огромный рост цен на хлеб. Роджерс указывает, что в период 1261—1540 гг. средняя цена на квартер пшеницы была 5 шилл. ПУг пенс. Но колебания цен были очень велики. В отдельные благополучные годы цена на пшеницу падала до й шилл. \Ш 1 / 2 пенс, как, найример, в 1>287 г., но н неурожайные годы подымалась до 16 шилл, как, напри­мер, в |1Ш6 г. Ясно, что такая высокая цена на хлеб при отсут­ствии денег у крестьян для многих означала голодную смерть. Смертность от голода достигала в Англии больших размеров в XI , XII и XIII вв. и в начале XIV в. Карр-Саундерс особенно подчеркивает голод в 1194—1196, 1257—1259 и 1315—1316 г. Рейтер говорит о голоде в Англии в 1005 г. 1 Конец XIV в. ознаменовался крестьянскими восстаниями, вызвавшими в ре­зультате значительную убыль населения. В XV в. «а числен­ ность населения влияли в неблагоприятном смысле войны Роз. Несмотря на то, что роды, следовавшие после эпидемии «черной смерти», отличались необычайной плодовитостью браков, кото­рые стали заключаться в более молодом возрасте, все же запол­нение пробела в размере трети населения потребовало свыше 100 лет. Кстати отметим, что некоторые авторы склонны считать, что для ликвидации последствий чумы потребовались большие сроки. Например, американский демограф Томпсон пишет, что понадо­ билось три с половиной века для того, чтобы численность насе­ ления вновь вернулась к исходному уровню 2 . Это, конечно, пре­ увеличение. Беох, наоборот, предполагает, что уже за 40 лет вся убыль была ликвидирована.

  • 1 Кулише р, История экономического быта Западной Европы, т. II , изд. 8-е, стр. 5.
  • 2 См. его статью в « Handworterbuch d . Staatsw », изд. 4-е, стр. 679.

Итак, можно считать, что средний темп роста населения Англии в эпоху расцвета феодализма равнялся 0,16% в год. В отдельные периоды рост населения, разумеется, сменялся убылью, но как средняя характеристика эта цифра может быть использована.

Несколько слов скажем об Уэльсе, Шотландии и Ирландии. Ни «Книга страшного суда», ни подушный налог 1377 т. не косну­ лись этих стран, поэтому нет никаких хоть сколько-нибудь надеж­ ных материалов для суждения о численности населения. Прихо­дится встать на путь определения средней плотности.

Для Англии 1086 г. средняя плотность была определена выше в 13 человек. В Уэльсе, Шотландии и Ирландии население было более редкое. Даже в 1801 т. в Шотландии плотность населения была в 3 раза ниже, чем в Англии и Уэльсе.

Для определения плотности населения Шотландии к 1086 .г. мы можем воспользоваться материалами «Книги страшного суда» по северным графствам Англии. В этих графствах население было гораздо более редким и не достигало 4 человек на 1 unf . В граф­ствах, граничащих с Уэльсом, население было более густое, но все же значительно ниже среднеанглийской плотности. Исходя из этого, можно сказать, что в ту эпоху плотность населения Уэльса была почти в 2 раза ниже, чем в Англии, и составляла примерно 6 человек на 1 км 2 , в Шотландии — в 3 раза ниже, в Ирландии — в 1,5 раза ниже. Это даст около 1 млн. человек к 1000 г. К 1500 г. население Шотландии и Уэльса значительно возросло; менее воз­ росло население Ирландии. В общем можно примерно считать, что население этих частей Британских островов составляло к 1500 г. 1700 тыс. человек, в том числе 300 тыс.— Уэльс, 600 тыс.—Шотландия и 800 тыс.—Ирландия. Белох для 1377 г. дает цифру в 1 500 тыс. Однако он допускает ошибку, считая общую площадь Уэльса, Шотландии и Ирландии в 160 тыс. км 2 вместо 180 тыс. км 2 .

  • 1 См R е u t е г , Population problems, p. 248.
  • 2 См Thompson, Population problems, p. 236.

Мэлхолл* дает следующие цифры населения для Шотландии и Ирландии:

Население Шотландии и Ирландии по Мэлхоллу (в тыс.)

Годы

Шотландия

Ирландия

Итого

1066 . . .

1381 .

1528 ...

350 400 550

1000 1 100

770

1350 1 500 1320

Основания для этих цифр остались неизвестными. К тому же выставленная Мэлхоллом динамика населения Ирландии внушает большие сомнения. Если Мэлхолл предполагает, что в течение первого тысячелетия кельты так усиленно размножа­ лись, что достигли 1 млн человек, то почему этот рост во втором тысячелетии вовсе приостановился, а затем сменился убылью к началу XVI в ? Во всяком случае, можно сомневаться в том, что в эпоху нормянского завоевания в Ирландии плотность населе­ния была почни такая же, как и в самой Англии.

Если Мэлхолл приводит преувеличенные цифры населения Ирландии, то Петти а , с другой стороны, давал цифры слишком низкие. Так, для момента. вторжения англичан (1170 г.) Петти называют цифру в 300 тыс. человек, а для 1470 г — 600 тыс. че­ловек; основой для этах цифр Петти служило предположение об удвоении численности населения на протяжении 200—300 лет; между тем в свете всех имеющихся материалов можно предпо­ лагать, что в ту эпоху (население размножалось гораздо (более медленными темпами.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования