В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Уинч П.Идея социальной науки и ее отношение к философии
Впервые опубликованная в 1958 году книга английского философа Питера Уинча (Peter Winch, 1926) «Идея социальной науки» оказала значительное воздействие на последующие исследования в области общественных наук в западных странах, стала классическим пособием для нескольких поколений специалистов. Она явилась первой работой такого рода, в которой был осуществлен синтез лингвистического подхода англо-американской аналитической философии и подхода «континентальных» философов, занимающихся проблемами истолкования социальных явлений (немецкой «понимающей социологии» прежде всего).

Полезный совет

Если Вам трудно читать текст, вы можете увеличить размер шрифта: Вид - размер шрифта...

Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторЩепаньский Ян
НазваниеЭлементарные понятия социологии
Год издания1969
РазделКниги
Рейтинг1.24 из 10.00
Zip архивскачать (778 Кб)
  Поиск по произведению

VI. Социальная связь

В ходе предшествующего изложения мы затрагивали проблемы природных, экономических и культурных основ общественной жизни. Мы изложили также процесс формирования личности человека в этих рамках. Теперь мы перейдем к дальнейшему анализу и поставим вопросы о том, что происходит между людьми, между личностями, как возникают между ними связи, зависимости, как появляются объединения, которые сплачивают людей в устойчивые общности. Участие в общественной жизни дает нам практические знания об отношениях между людьми, о зависимостях, существующих между ними. Совокупность этих отношений и зависимостей социологи называют социальной связью. В этом разделе мы постараемся показать, из каких элементов складывается эта связь, выступающая в более или менее развитом виде во всех общностях. Мы представим здесь описание связи в «препарированном» виде, рассматривая поочередно отдельные ее элементы, которые в реальной жизни всегда выступают в связанной системе. После рассмотрения всех элементов мы в конце раздела постараемся дополнить и развить определение социальной связи. 

Пространственный контакт 

Всякие отношения между людьми должны начинаться с каких-либо соприкосновений в пространстве, со взаимного наблюдения и с установления факта обладания одним из индивидов какими-то чертами и особенностями, которые могут заинтересовать другого. Пространственный контакт может быть непосредственным, когда два индивида действительно видят друг друга и встречаются непосредственно, но может быть и опосредованным, когда, например, предприниматель, ищущий рабочих, просто на основе различной информации устанавливает существование определенного числа людей, которые обладают такими качествами, что их можно нанять. Во всяком случае контакт опосредованный или непосредственный в пространстве и времени, который ведет к взаимному наблюдению имеющихся у индивидов черт, является первым условием и первым элементом в процессе возникновения социальной связи. Очевидно, не всякий пространственный контакт должен с необходимостью приводить к дальнейшим этапам в развитии социальной связи. Ежедневно на улицах, в поездах или трамваях мы встречаем сотни людей, с которыми нас ничто не будет связывать в будущем. Но лишь контакт какого бы то ни было рода, делающий возможным наблюдение и уяснение себе черт другого индивида, делает возможным и дальнейшие этапы контакта.

Психический контакт

Наблюдения определенных черт может побудить заинтересоваться ими. Заинтересованность эта рождается па основе уже существующих потребностей наблюдающего. Не предрешая в данный момент, каковы эти потребности, утверждаем, что после наблюдения определенных черт индивида и после уяснения себе, что эти его черты могли каким-либо образом удовлетворить определенные потребности (биологические, экономические, культурные) наблюдающего индивида, рождается заинтересованность наблюдаемым индивидом. Заинтересованность может быть взаимной, но не обязательно, она может быть и односторонней. Чертами, которые будят заинтересованность, могут быть внешний вид, знания, обладание предметами и т. п. Заинтересованность — первый элемент психического контакта. Взаимная заинтересованность основывается на уяснении себе заинтересованности со стороны другого индивида, на уяснении себе причин заинтересованности, на признании этой заинтересованности, допустимой и осмысленной, на выражении определенной готовности к взаимной заинтересованности, то есть на уяснении себе того, что этот другой индивид может быть полезным для удовлетворения потребностей. Схематически это выглядит так: А наблюдает Б, интересуясь им в связи с определенными его чертами, отвечающими существующим потребностям А. В свою очередь Б осознает заинтересованность, которую он возбудил в А, и взаимно интересуется его чертами с точки зрения своих собственных потребностей. Так, следовательно, взаимная заинтересованность создает элементарный психический контакт.

Психический контакт не создает еще никакой связи. Он становится условием и необходимым элементом возникновения дальнейшей, устойчивой связи. Он лишь этап на пути возникновения устойчивых отношений между людьми. Некоторые типы отношений между людьми просто невозможны без предшествующего психического контакта.

Психический контакт может быть односторонним, когда, например, какой-нибудь предприниматель нанимает рабочих, причем рабочие эти никогда его не видели и ничего о нем не знают. В этом случае психический контакт возникает из односторонней заинтересованности предпринимателя в рабочей силе. Рабочие встречаются только с представителями предпринимателя и через них некоторым образом опосредованно соприкасаются с предпринимателем. Например, рабочие в колониях встречались с такими представителями и через них входили в систему устойчивых отношений. Но, например, отношения дружбы требуют появления предварительной взаимной заинтересованности и психического контакта, основанного на непосредственном наблюдении и взаимной непосредственной заинтересованности.

Добавим, что эта проблема касается существенного вопроса, широко обсуждавшегося в истории социологии, а именно роли психических, субъективных факторов в процессах общественной жизни. Здесь соприкасаются две тенденции: одна— психологическая, утверждающая, что социология должна изучать только те процессы, которые возникают на основе непосредственного, сознательного взаимодействия, и другая — социологическая, утверждающая, что социология должна исключить всякий субъективизм и заниматься только объективными процессами, то есть процессами, протекающими независимо от сознательных стремлений и позиций индивидов [1]. Наша точка зрения в этом вопросе состоит в том, что оба рода процессов важны для общественной жизни и ни один из них нельзя обойти.

Социальный контакт

Психический контакт может превратиться в контакт социальный, если А и Б встречаются и начинают взаимодействовать друг с другом, чтобы достигнуть обмена ценностями независимо от того, являются ли этими ценностями только вежливые слова или какие-нибудь предметы, какая-нибудь ситуация, которой оба приписывают какое-либо значение. Простейшим примером всего описанного до сих пор процесса будет, например, покупка газеты: пространственный контакт с продавцом, установление, что имеется интересующая меня газета, установление готовности продать, то есть обнаружение его заинтересованности мною как покупателем, и, наконец, на этой основе социальный контакт: покупка газеты. Следовательно, социальный контакт — это определенная система, в которую входят по меньшей мере два лица, какая-нибудь ценность, которая становится основой контакта, какие-то взаимодействия, касающиеся этой ценности. Контакт — это еще не отношение в том значении, какое мы будем придавать этому термину ниже. В ходе контакта взаимодействие касается скорее той ценности, на почве которой происходит контакт, чем личностей вступающих в контакт индивидов. В одном только случае, когда мы имеем дело с так называемыми личностными контактами, заинтересованность другим индивидом ограничивается его личностью, его чертами и его положением. Подчеркнем, однако, что контакты возникают не только на ранних стадиях образования социальной связи между индивидами, но также между индивидами, уже связанными даже очень сложной системой отношений.

Контакты могут быть преходящими или устойчивыми в зависимости от их частоты и продолжительности. Они могут быть частными и публичными в зависимости от того, родилась ли заинтересованность, которая к ним приводит, из индивидуальных потребностей лица или же из потребностей коллектива и контакт произошел в ходе реализации институционализированных интересов. Поэтому, например, контакт между читателем газеты и продавцом является частным, тогда как контакт между представителем поставщика газа и потребителем газа — публичным. Далее контакты могут быть личностными и вещественными. Личностные контакты порождаются — как сказано выше — заинтересованностью чертами или положением особы партнера, вещественные — заинтересованностью предметом, которым он располагает. Наконец, социальные контакты могут быть непосредственными и опосредованными. Непосредственные — это встреча лицом к лицу, опосредованные — через различные средства коммуникации: письма, прессу, радио, телевидение и т. п. Очевидно, можно также дать различные комбинации этих классификаций социальных контактов и выделить контакты непосредственные вещественные устойчивые — например, ежедневное приобретение газеты у одного и того же продавца; опосредованные вещественные устойчивые — например, регулярное получение корреспонденции от торгового контрагента из другой страны и т. п. [2]

Контакты, и прежде всего социальные личностные контакты, являются важным фактором общественной жизни. Отсутствие непосредственных устойчивых личностных контактов составляет суть явления социальной изоляции или одиночества. По мнению многих социологов и психиатров, одиночество, ограничение социальных контактов только вещественными — основа многих отрицательных явлений, обнаруживающихся в современных массовых обществах, и прежде всего причина серьезных нарушений внутренней интеграции личности человека [3].

Взаимодействия 

Взаимодействия развиваются на основе социальных контактов. Социальный контакт уже предполагает определенный объем действий, но действия эти относятся к предмету или другой ценности, которая является предметом или основой контакта. Взаимодействия — это систематическое, постоянное осуществление действий, имеющих целью вызвать соответствующую реакцию со стороны партнера, это воздействие и на самого партнера, причем вызванная реакция вызывает в свою очередь реакцию воздействующего. Схематически: А воздействует на Б, чтобы вызвать его определенную реакцию, после чего эта реакция в свою очередь вызывает очередное действие А. Следовательно, взаимодействие — это система действий по меньшей мере двух лиц, или двух общностей, или же индивида и общности. Без взаимодействий нет общественной жизни. Необходимо отличать их от социального действия, которое является действием одного индивида с целью вызвать изменения в установках, стремлениях, функциях другого индивида. Не все социальные действия должны приводить к интеракции, или взаимодействию. Собственно говоря, сначала мы должны определить сами социальные действия, то есть действие одной личности на другую, прежде чем говорить о взаимодействии, но для хода изложения лучше представить сначала проблемы взаимодействий.

Взаимодействия не следует смешивать ни с непосредственными контактами, ни с осведомленностью о личности партнера. Взаимодействия могут существовать между людьми, вовлеченными в сложные социальные, экономические и политические системы, которые не знают и даже не думают друг о друге. Но такого рода взаимодействия необходимо отличать от непосредственных воздействий, простейшим примером которых будет, например, игра в карты, при которой обе действующие стороны имеют перед собой партнера, непосредственно знают его черты, определяют это соответствующим образом и подбирают способы действия, соответствующие этому определению, непосредственно наблюдая реакции. Следовательно, можно говорить о взаимодействиях непосредственных и опосредованных, Но это различие не исчерпывает дела. Кроме того, можно говорить о взаимодействиях, возникающих из субъективных намерений А действовать именно на Б, и о взаимодействиях, возникающих из совместного участия в сложных системах, например экономических или политических, где А не имеет никаких намерений относительно Б, но они связываются сетью объективных зависимостей, так что каждое действие А вызывает реакцию Бит. д., без субъективного осознания происходящего между ними взаимодействия. Фабрикант, изменяющий оплату, воздействует на всех рабочих, также и на тех, об индивидуальном существо­вании которых он даже не знает. Это взаимодействие вытекает из принадлежности к более широкой социальной системе. 

Социальные действия 

Здесь мы должны остановиться более подробно на характеристике самих социальных действий. Следуя общей теории, сформулированной Ф. Знанецким [4], мы рассматриваем социальные действия или поступки как определенные системы, состоящие из нескольких элементов. Прежде всего социальными действиями мы будем называть только те действия, которые имеют целью вызвать изменения поведения, установок или стремлений индивидов или общностей. Это определение позволяет отделить социальные действия в точном значении этого слова от действий, например религиозных, в которых предмет действия — некая трансцендентная сила, а цель действия—изменение поведения этой силы (бога). Очевидно, граница между социальными, экономическими или политическими действиями не может быть проведена окончательно, поскольку эти действия всегда имеют в себе «социальные» элементы, то есть также стремятся изменить поведение других индивидов.

Каждое социальное действие — это система, в которой можно выделить следующие составные элементы: а) действующее лицо; б) предмет действия или лицо, на которое действуют; в) средства или орудия действия; г) метод действия или способ использования средств действия; д) реакция лица, на которое действуют, или результат действия.

В теории социальных действий особый интерес представляют проблема средств или орудий действия и про­блема методов действия. На первый взгляд казалось бы, что существует огромное разнообразие средств и методов действия. Между тем систематизация этих областей показала, что все возможные и применяемые во всех обществах методы и средства действия можно свести к очень немногим образцам, сохраняющимся с удивительным однообразием при всех обстоятельствах и изменениях общественных формаций.

Прежде всего следует отличать понятие «поведение» от понятия «действие». Поведение — это реакция организма на внутренние или внешние раздражители; поведение может быть инстинктивным, неосознанным, но мо­жет быть и преднамеренным, осознанным, осмысленным. Действиями мы называем только некоторые виды поведения, а именно те, которые являются преднамеренными, осмысленными комплексами поступков, предпринятых для достижения определенной цели, и те, которые связаны с выбором средств, обеспечивающих, по убеждению действующего, достижение цели. Социальные действия, как уже сказано выше,— это определенная система поступков, средств и методов, при помощи которых лицо или группа намеревается изменить поведение, установки или мнения других лиц или групп.

Генезис действий следует искать в контактах. Не бывает взаимодействий без предварительных контактов, без определенной платформы, на которой может зародиться стремление вызвать определенную реакцию индивида или группы, изменить его поведение. Каковы общие условия, чтобы между А и Б развились взаимодействия, то есть - чтобы А совершил поступок или поступки, имеющие целью вызвать желаемую реакцию Б?

Из того, что мы до сих пор говорили о контактах, вытекает, что два вступающих в контакт индивида интересуются теми чертами друг друга, которые могут быть использованы ими для удовлетворения своих потребностей, будь то интересующие их вещи или ценности, находящиеся в их распоряжении, которые также могут быть использованы одним из них либо взаимно. Если, следовательно, А устанавливает, что Б обладает определенными чертами (знаниями, навыками, положением и 1. д.) или располагает определенными предметами (вещами, символами, идеями и т. д.) и эти черты или предметы могут удовлетворить его потребности, стремления и т. п., то существует комплекс условий для того, чтобы А мог решиться на выполнение определенной функции, в результате которой Б позволит использовать свои черты или вещи для удовлетворения потребностей А. Это, однако, только объективное условие. Действительное совершение поступка требует, кроме того, существования у А определенной установки, или твердой склонности к выполнению определенных действий. Но наличия потребностей и интересов недостаточно, чтобы индивид или группа осуществляли действия, направленные на их удовлетворение. Необходима определенная движущая сила, определенная устойчивая готовность к их осуществлению. Индивид может иногда действовать под влиянием внезапных импульсов, мимолетных настроений и т. д., но такого рода действия редко становятся действиями систематическими, повторяющимися и устойчивыми, последовательно направленными на достижение важной цели. Такие действия возникают на почве установок. Поэтому социальная психология и социология уделяют исследованию установок много внимания и немало усилий посвящено поискам правильных методов исследования и измерения установок.

Социальные действия направлены, следовательно, к такому изменению чужих установок и поведения, чтобы они вели к удовлетворению определенных потребностей, стремлений или интересов. Поэтому в них средства действия и методы действия — самое важное, поскольку от их правильного выбора зависит успешность действия. На первый взгляд социальные действия представляют собой неограниченный хаос, в котором существуют бесчисленные возможности разнородных действий. Это, однако, не так, и более близкий анализ показывает, что все социальные действия протекают по определенным, постоянно повторяющимся образцам или по определенным схемам, постоянно повторяемым и наследуемым. А поэтому, вообще говоря, все действия, направленные на изменение поведения людей, можно уложить в категории следующих видов: негативное принуждение и позитивное убеждение. Негативное принуждение чаще всего проявляется в виде запретов и приказов, сущность которых — репрессии по отношению к нежелательному поведению. Позитивное убеждение основано на действии при помо­щи стимулов, вызывающих желательное поведение без обращения к репрессиям в какой бы то ни было форме (угрозы, наказания). Ф. Знанецкий делит все виды со­циальных действий на две категории: приспособления и оппозиции. К первой относятся все те действия, которые вызывают желательное поведение индивидов или групп без угрозы каким-либо ценностям или возможностям партнера, ко второй — все те, которые связаны с угрозами и репрессиями. Общие типы поведения, подпадающие под обе категории, немногочисленны: ибо как можно изменить чужое поведение без угроз и репрессий? Просьбой или приглашением, привлечением, руководством в сов­местном труде, руководством в воспитании, добровольным подчинением в ходе выполнения действия, сознательным подчинением для достижения цели, а также подражанием. Это были бы общие типы действий, проявляющиеся во всех обществах, в которых чужое поведение подвергается желательному изменению без угроз субъекту действия. К видам оппозиции, или изменений чужих установок и поведения при помощи угроз, Знанецкий причисляет: противопоставление себя другим, репрессии и бунт как естественные реакции на всякое принуждение, агрессию, выступающую в различных видах, враждебность, проявляющуюся в разных формах — от нежелания достичь взаимопонимания до сопротивления. Средним видом между приспособлением и оппозицией является эгоистический компромисс.

Такую классификацию (а также детальный анализ) возможных видов действия провел Ф. Знанепкий [5]. Это не единственный способ классификации видов действия; можно применять и иные способы описания и анализа действий.

Но социальные действия составляют особую проблем y , в которую мы здесь не будем вникать глубже. Правда, мы не разделяем взгляда Макса Вебера, что социальные действия являются основным элементом социальной действительности и что все сложные социальные образования, такие, как институты, группы и другие общности, являются, собственно, констелляциями и кристаллизациями действий, и не разделяем также взгляда Ф. Знанецкого, что социальные действия являются основным типом замкнутых социальных систем, из которых построены все другие социальные системы, но мы признаем, что изучение социальных действий — важная задача социолога, поскольку в них проявляется функционирование индиви­дов и групп, функционирование социальной связи.

Итак, взаимодействия — это взаимно сопряженные системы действий, между которыми возникает причинная зависимость: поступок А, изменяющий поведение или установки Б, вызывает поступок Б, который в свою очередь изменяет установки и поведение А. Взаимодействия могут быть устойчивыми, например политическая борьба между двумя партиями, продолжающаяся годами, или преходящими, например дискуссия, проведенная по любой проблеме в течение одного вечера, или случайный разговор.

Таким образом, термин «взаимодействия» охватывает весьма широкий круг явлений. Отсюда некоторые со­циологи сделали вывод, что взаимодействия — основной социальный вопрос, что все явления и процессы, происходящие в любом обществе, в любой период времени, можно свести к явлениям взаимодействия, а поэтому их анализ позволит описать и выяснить все процессы, происходящие в обществе. Поэтому некоторые социологи, а в особенности находящиеся под влиянием бихевиористских взглядов, например Джордж А. Ландберг, считают, что «взаимодействия индивидов и групп — это центральный предмет исследований общественных наук» [6]. Причем эти социологи проявляли тенденцию заниматься лишь непосредственными воздействиями, вызванными непосредственным осознанием наличия предмета воздействия. Они полагали, что интеракция — это основной элемент связи, объединяющей группу, что действительность групповой жизни, которую можно изучать эмпирически, является комплексом и сложной системой взаимодействий. Понятию воздействия они придавали несколько более широкое значение, считая, что отношения между членами групп основываются на установленных схемах (образцах— pattern ) воздействий. Отсюда также развилась тенденция эмпирического исследования взаимодействий как пути к изучению систем отношений между членами и вместе с тем к исследованию внутренних структур групп. Примером является метод, разработанный Р. Бэйлсом, систематизировавшим все возможные формы взаимодействий в двенадцати категориях и искавшим способы установления общей характеристики группы на основе преобладающих в ней типов взаимодействий [7]. Эти методы применяются прежде всего к изучению малых групп, но, как мы увидим позже, изучение малых групп одновременно признается наилучшим путем исследования макроструктур.

Мы не разделяем того взгляда, что вся «действительность» жизни группы или иной общности сводится лишь к взаимодействиям между членами малых групп, что эти взаимодействия слагаются исключительно из действий, являющихся реакциями на поведение партнера, находящегося непосредственно перед нами. Мы придаем понятию взаимодействия более широкое значение, охватывая им также взаимодействия, вытекающие из системы зависимостей, существующих между индивидами независимо от их сознания, что позволяет нам исследовать структуры и процессы, происходящие под действием надиндивидуальных сил.

Социальные отношения

Взаимодействия приводят к образованию устойчивых социальных отношений. Следует начать с определения того, что мы будем понимать под этим столь многозначным термином. Под влиянием употребления этого слова к других науках и под влиянием обиходного языка этот термин в социологии также употребляется в разных значениях. Например, говорят, что А находится в определенном отношении к Б, если он занимает какое-либо положение в обществе, которое означает его зависимость от Б. Иногда говорят, что А имеет определенное отношение к Б, и при этом подразумевают установки А относительно Б, например А недоброжелательно относится к Б. Термин «отношение» использовался также как равнозначный термину «пропорция», например: неравное соотношение сил. В выражении «производственные отношения» этот термин означает сложную, объективную и не зависящую от индивида систему зависимостей, в которую он вовлечен в процессе производства, основанного на разделении труда. Мы могли бы привести еще много других примеров, в которых термин «отношение» имеет еще и другие значения. Полагают, однако, что важнейшими являются два основных значения: 1) термином «отношение» обозначается определенное состояние А и Б, состояние взаимной зависимости, возникшее без участия их сознательного стремления и субъективных намерений; 2) этим термином обозначается сознательное и субъективно определенное действие А относительно Б, вытекающее из осознанной субъективно определенной зависимости. Примером первого и являются собственно «производственные отношения», примером второго — «отношения дружбы». Существует методологическая тенденция считать, что социология обязана заниматься прежде всего объек­тивными отношениями, и существует противоположная тенденция, что собственная задача социологии — изучение тех отношений, которые формируются посредством субъективных определений партнера, и ситуации, в которой данное отношение возникает.

В настоящем изложении мы исходим из того, что социальная связь складывается из отношений как одного, так и другого типа, что можно сконструировать достаточно широкое определение, охватывающее тот и другой тип. Возвращаясь к определению, сформулированному Ф. Знанецким [8], мы будем называть социальным отношением определенную устойчивую систему, охватывающую двух партнеров (будь то индивиды или общности), связующее звено, то есть какой-либо предмет, интерес, установку, общую ценность, становящуюся «платформой» отношения, а также определенную систему обязанностей и долженствовании или нормированных функций, которые партнеры должны обязательно выполнять по отношению друг к другу. Иначе говоря, социальное отношение есть система нормированных взаимодействий между двумя партнерами на основе определенной платформы.

Подчеркнем сразу, что термину «отношение» мы придаем здесь значительно более узкое, чем в повседневном употреблении, значение. Мы сохраняем его для обозначения устойчивых систем, ограниченных определенными нормами, хотя бы и весьма неформальными, в которых уже существуют устойчивые обязанности. Возможно, было бы лучше ввести здесь новый термин, например «социальные реляции», чтобы избежать недоразумений, однако по разным причинам мы сохраняем термин «отношение». Знанецкий ограничивает свое определение только обозначением отношений, возникающих на почве субъективного намерения выполнять обязанности, вытекающие из связующего звена отношения. Полагаем, что можно сохранить данную выше формулировку также и для обозначения отношений, возникающих при переходе к более широкой системе, когда отношение возникает без субъективного намерения, а партнеры выполняют функции по отношению друг к другу, даже не зная о существовании друг друга. Иначе говоря, социальные отношения могут существовать также между людьми, соприкасающимися лишь опосредованно, а взаимные обязанности могут выполняться не через субъективное ощущение долга, не через намерение поддерживать отношение, а через институционализированные учреждения более широких общностей.

Так определяемые отношения охватывают очень широкий круг социальных систем. Дружба между двумя мальчиками, отношения воспитания между учителем и учеником, договор о труде между рабочим и работодателем, сотрудничество между двумя учреждениями, союз двух государств и т. п. Отношения являются тем устойчивым элементом, который сплачивает людей в общности. Не взаимодействия, не отдельные социальные действия являются существенным компонентом групп и других социальных общностей, но именно устойчивые и нормализованные отношения. Ни одна устойчивая и организованная социальная группа не может существовать без отношений в определенном выше смысле, то есть без определения взаимных обязанностей членов относительно друг друга. Только выполнение нормализованных действий, определенных нормами, а не выполнение произвольных действий или взаимодействий гарантирует появление внутренней организации групп. Следовательно, изучение социальных действий и взаимодействий — лишь необходимый элемент, подготовляющий к исследованию устойчивых социальных отношений.

Социальные зависимости

Прежде чем перейти к дальнейшему рассмотрению проблемы отношений, необходимо остановиться на выяснении проблемы социальных зависимостей. Не вдаваясь в общее определение зависимости, которое можно найти в учебниках общей методологии, подчеркнем, что термин «социальная зависимость» может означать либо зависимости, возникающие между людьми, живущими в одном обществе, либо зависимости, вытекающие из сознательных воздействий друг на друга как на членов общества. Это два разных вопроса. В первом случае выражение «А зависит от Б» означает, что А в своих начина­ниях должен считаться с существованием Б, с его кругом прав и обязанностей, что существование Б создает определенные рамки для начинаний А. Зависимость воз­никает здесь из общей принадлежности к организованной системе. Во втором случае выражение «А зависит от Б» означает, что Б может непосредственно навязать А определенный способ поведения. Иначе говоря: в первом случае мы имеем дело со структурно-функциональной зависимостью, вытекающей из того, что А и Б действуют в рамках одной структуры; в другом случае — с зависимостью интенциональной, вытекающей из непосредственных намерений Б в отношении А и — существенное условие — из возможности реализации этих намерений, каковой Б располагает. Это существенное условие дает возможность более широкого определения социальной за­висимости, как это сделал Чеслав Знамеровский: «Б зависит от А, когда А имеет возможность выполнить какое-то действие, которое создает положение вещей, затрагивающее Б, причем какое-то положение вещей, касающееся одного Б, состояние ли это тела или души этого Б, или состояние его дел ( stan jego tworzywa )» [9]. Иначе говоря, Б зависит от А в отношении определенных предметов или ценностей, которые важны для Б, но находятся во власти А.

Это определение обладает многими преимуществами. Оно охватывает как структурно-функциональные, так и интенциональные зависимости, не уточняя, однако, соприкасаются ли А и Б непосредственно, осознают ли свою зависимость, определяют ли друг друга взаимно и устанавливают ли взаимодействие друг с другом на основе этого субъективного определения. Следовательно, оно охватывает зависимости, обусловленные принадлежностью к экономическим, политическим, религиозным и другим системам, а также интенциональные зависимости, вытекающие из моральных, установленных обычаями норм, регулирующих социальные отношения [10].

Понятие зависимости играет в социологии важную роль в том отношении, что анализ зависимости — это основа установления законов. Ибо возникает вопрос, позволяют ли социальные зависимости, будучи зависимостями, возникающими из возможности формирования чужого поведения, исследовать себя так же, как зависимости между предметами, явлениями и процессами, про­исходящими в природе, а следовательно, можно ли установить постоянные законы зависимости, позволяющие делать прогнозы. Мы упоминаем здесь об этом только для того, чтобы подчеркнуть значение, какое понятие зависимости имеет в социологическом анализе, не намереваясь обсуждать глубже эту проблему.

Подчеркнем, что мы говорим здесь о «социальных зависимостях» и о «социальных отношениях», а не о зависимостях и отношениях вообще, что поэтому добавление прилагательного «социальный» вводит существенную качественную характеристику.

Возвратимся теперь к рассмотрению социальных отношений и поставим вопрос: нельзя ли поставить знак равенства между этими понятиями? Нам кажется, что нет. Зависимость — это определенный элемент социального отношения, но он его не исчерпывает. Социальное отношение — это сложная система, при которой между партнерами возникает определенная зависимость, вытекающая из характера связующего звена и из характера обязанностей, но отношение — это и нечто большее, чем система зависимостей. На разговорном языке мы бы сказали, что зависимость — это одно из отношений, связывающих людей. Это лишь сокращенный способ выражения. Когда мы говорим, например, что А и Б связаны отношением служебной зависимости, то имеем в виду, что А является руководителем Б, что они партнеры отношения, в котором А — руководитель, а Б — исполнитель, что связующее звено между ними — институционализированная деятельность определенного рода, что в рамках своих взаимных обязанностей по отношению друг к другу они реализуют какие-то задачи и что в этом разделении труда А выполняет руководящие функции. Служебная зависимость — только один из элементов этой системы, так как их отношение охватывает нечто значительно большее, чем только служебную зависимость.

Мы вводим здесь только понятие социальных отношений, не стараясь проводить ни классификации, ни систематизации. Теория отношений — важная область общей социологии. Ведь они — основная составная часть социальной связи, сплачивающей группы и другие социальные общности.

Социальные институты

Мы сказали, что социальные отношения—основной элемент социальной связи, поддерживающей устойчивость и внутреннюю сплоченность групп. Отношение продолжается так долго, как долго его партнеры выполняют свои обязанности, выполняют функции, вытекающие из характера связующего звена. Следовательно, для группы как целого не безразлично, все ли обязанности, вытекающие из отношений между ее членами, выполняются, как они выполняются и какова их прочность. Чтобы обеспечить устойчивость социальных отношений, от которых, как мы видели, зависит бытие общностей, они создают своеобразную систему учреждений, контролирующих поведение их членов. В этой системе «социального контроля» особо важную роль выполняют институты.

Этот термин как в социологии, так и в обиходном языке или в других социальных науках выступает в нескольких значениях. Совокупность этих значений можно свести к четырем основным: 1) термин «институт» может относиться к определенной группе лиц, призванных в выполнению дел, важных для совместной жизни. В этом значении институтом мы называем определенную группу людей, выполняющих общественные функции; 2) этот термин может обозначать определенные организационные формы комплекса функций, выполняемых некоторыми членами группы от имени всей группы; 3) иногда этим термином обозначается совокупность материальных учреждений и средств деятельности, позволяющих некоторым уполномоченным индивидам выпол­нять общественные безличные функции, имеющие целью удовлетворение потребностей или регулирование поведения членов групп; 4) иногда институтами называются некоторые социальные роли, особенно важные для группы. Например, когда мы говорим, что суд — социальный институт, то под этим мы можем понимать группу людей, работающих в суде, или же в другом значении — организационные формы функций, выполняемых судом; в третьем значении важнейшим для суда как института будут учреждения и средства, которыми он располагает, чтобы выполнять функции, порученные ему группой, и, наконец, в четвертом значении институтом мы назовем социальную роль судьи или прокурора. Следовательно, мы можем говорить о различных способах определения социальных институтов: материальных, формальных и функциональных [11]. Во всех этих подходах мы можем, однако, выделить определенные общие элементы, которые и образуют основной компонент социального института. Они являются системами учреждений, в которых определенные люди, избранные членами групп, получают полномочия для выполнения определенных общественных и безличных функций ради удовлетворения существующих индивидуальных и общественных потребностей и ради регулирования поведения других членов групп. Во всех группах, в которых появляются хотя бы зачатки организации, вырабатываются определенные способы действия от имени группы как целого; например, кто-то представляет группу вовне, определяет соответствующий образ поведения для членов группы, принимает решения от имени целого и т. п. Эти способы действий определены как безличные, то есть они должны выполняться независимо от личных черт и интересов человека, который их выполняет, всегда одним и тем же образом. Индивид, выполняющий эти функции, имеет поддержку всей группы или ее решающей части. 'Способы выполнения этих функций определены группой как целым, и индивиды должны выполнять их в соответствии с этим определением. Таковы существенные элементы любого социального института.

Какие функции или задачи выполняет социальный институт в общественной жизни? 1) Создает возможность членам удовлетворять различного рода потребности. 2) Регулирует действия членов в рамках социальных отношений, то есть обеспечивает выполнение желательных действий и осуществляет репрессии по отношению к не­желательным действиям. 3) Обеспечивает устойчивость общественной жизни, поддерживая и продолжая безличные общественные функции. 4) Осуществляет интеграцию стремлений, действий и отношений индивидов и обеспечивает внутреннюю сплоченность общности.

В современном обществе каждый человек пользуется услугами и трудом бесчисленного множества различных институтов. Он рождается в семье, воспитывается в семье, в дошкольных учреждениях и школах разного рода, работает на различных предприятиях, пользуется услугами городского транспорта, железных дорог, черпает информацию из газет, радио, телевидения; кино, театр, клубы организуют для него развлечения, различные магазины снабжают его, безопасность ему обеспечивают милиция и суд; домашнее хозяйство, получение воды, газа, электроэнергии ему обеспечивает система учреждений народных советов, он пользуется общественной службой здравоохранения и т. д. и т. п. Короче говоря, каждый человек в c воем стремлении удовлетворить жизненные потребности вступает в контакты и социальные отношения, создавая средства удовлетворения потребностей, выполняя работу для получения этих средств, воздействуя на других людей или реагируя на их действия, на каждом шагу включается в сеть различных институтов, регулирующих его деятельность и поведение.

Каждый институт обладает следующими составными элементами, выступающими в более или менее оформленном виде в зависимости от типа института. Он имеет свою цель (шире—функцию), то есть круг вопросов, которые охватывает своей деятельностью. Далее, он определяет круг функций, предусмотренных для решения этих вопросов. Иногда можно говорить об определенных социальных ролях в рамках данного института. Для достижения цели институт располагает средствами и учреждениями. Это могут быть средства материальные, символические или идеальные. Например, церковь как религиозный институт располагает материальными учреждениями (церковные здания и их оборудование), символами (крест, облатка) и идеальными предметами, в которые верующие верят и которые через эту веру влияют на их поведение. Наконец, институты располагают определенными санкциями как в отношении лиц, выполняющих институционализированные функции, так и в отношении лиц, которые являются объектом этих действий.

От чего зависит успешность функционирования социальных институтов? Можно указать следующие условия: а) от четкого определения цели и круга выполняемых действий или же объема функций. Если функция института определена не четко, он не может без конфликтов включиться в глобальную систему институтов данного общества и наталкивается на различные противодействия; б) от рационального разделения труда и рациональной его организации; в) от степени деперсонализации дейст­вий и объективизации функций. Другими словами, если данный институт превращается в учреждение, зависимое от интересов людей, призванных выполнять институционализированные функции, тогда он утрачивает свой общественный характер, утрачивает престиж и доверие всей группы; г) от признания и престижа, какими он обладает в глазах всей группы или преобладающей ее части; д) и, наконец, от бесконфликтного включения в глобальную систему институтов.

Здесь мы подошли к проблеме внутреннего интегрирования всех институтов, которые какая-либо общность создает в своих рамках. Мы уже говорили, что система институтов в каждой общности сложна, что развивающаяся потребность вызывает к жизни все новые институты, что в результате этого в каждой общности существует рядом друг с другом много разных институтов. Поэтому, прежде чем перейти к рассмотрению проблем внутренней интеграции этой глобальной системы институтов, следует дать хотя бы краткую их классификацию.

Все институты следует разделить прежде всего на неформальные и формальные. Например, ватага мальчишек, играющих во дворе или в парке, выбирает своего вожака и его помощников и устанавливает, каковы будут их функции в ходе игры. Здесь мы имеем дело с институтом, который в зачатке обладает почти всеми указанными выше аспектами. Однако ни функции этого института, ни его средства и методы действия не нашли выражения в формальных правилах, имеющих за собой гарантию устойчивой организации более широкой группы. Следовательно, здесь мы имеем дело с институтом неформальным. Если же народ выбирает президента, то объем его функций, средств и методов действия детально регулируется предписаниями законов. Предводительство в ватаге мальчишек — это неформальный институт, президентство — формальный институт.

Это формальное деление, рядом с которым мы должны привести также деление на основе содержательных задач, выполняемых институтами. Это деление соответствует основным функциям, осуществляемым общностями. Выделим институты: 1) экономические, к которым причислим все те институты, которые занимаются производством и распределением благ и услуг, регулированием денежного обращения, организацией и разделением труда и т. и; Они складываются на материальном базисе общества; 2) политические, или институты, связанные с установлением, исполнением и поддержанием власти. Политикой в узком значении этого слова мы называем комплекс средств, функций, основывающихся главным образом на манипулировании элементами силы для установления, исполнения и поддержания власти. Политическими являются такие институты, как правительство, парламент, полиция, политические партии и т. п.; 3) воспитательные и культурные, или все те институты, которые созданы для укрепления, создания и развития культуры, для социализации молодого поколения, для передачи ему культурных ценностей общества как целого. К ним относятся: семья как воспитательный институт, школы, научные институты, художественные учреждения и т. п.; 4) институты социальные или общественные в узком значении этого слова. Общественными в широком значении этого слова являются все виды институтов. Под социальными мы подразумеваем все те, которые организуются добровольным объединением,— местные общества, клубы и товарищеские учреждения, наконец, институты, контролирующие поведение членов групп, институты, некогда названные Спенсером «церемониальными», то есть установленные способы взаимного поведения членов общности с неравным положением и т. п [12]. Эти институты регулируют повседневные межчеловеческие контакты, облегчают взаимопонимание, обеспечивают гладкий ход повседневной жизни. Обычно мы не отдаем себе отчета в том, что способы приветствия, выражения пожеланий и поздравлений, празднование именин, организация брачных торжеств, проведение собраний, способы обращения к вышестоящим лицам и другие по­добные явления общественной жизни регулируются сложной системой социальных институтов, обычно неформализованных, но тем не менее мощных и очень успешно действующих; 5) религиозные, организующие отношение человека к трансцендентным силам, то есть к силам сверхчувственным, действующим вне эмпирического контроля человека, отношение человека к священным предметам и силам. Не входя в теологические проблемы, отметим, что для верующих людей этот трансцендентный мир существует, влияя на их поведение и социальные отношения. В связи с этим религиозные институты в некоторых обществах оказывают сильное влияние на ход взаимодействий и межчеловеческих отношений, создавая систему доминирующих ценностей и становясь доминирующими институтами.

Это классификация сне единственная я не исчерпывающая; особенно в современных обществах мы могли бы найти институты, не охваченные ею, но она включает так называемые «главные институты», регулирующие основные общественные функции, выступающие во всех типах цивилизации [13].

Взаимная связь и интеграция институтов базируется на нескольких основах: а) на основе структуры личности человека, однородности его потребностей. Чтобы удовлетворять все потребности, человек должен участвовать в разных типах институтов; б) на основе содержательного разделения труда и предметной связи выполняемых функций; в) на основе доминирования институтов одного типа; так, например, в обществе феодальной Европы господство церкви определяло интеграцию всех остальных видов институтов. В других обществах мы встречаем господство политических или экономических институтов. В первобытных обществах доминирующим институтом могла быть семья.

Взаимно связанная система институтов образует сплоченную систему, обеспечивающую удовлетворение потребностей членов общности, регулирующую их поведение и обеспечивающую развитие общности как целого. Консистенция, бесконфликтность и непрерывность этой системы оказываются решающими для устойчивости и силы общности как целого. Особенно важной является проблема «эластичности» институтов в процессах изменений и общественного развития, когда грозит опасность, что система институтов становится фактором, тормозящим развитие,— о чем мы будем говорить в другом месте.

Социальный контроль

Рассматривая институты, мы говорили, что они являются составным элементом системы социального контроля. Что такое контроль и каково его отношение к социальной связи? Начнем с «наивных» вопросов. Как получается, что знакомые при встречах обмениваются поклонами и улыбками? Почему на Новый год мы посылаем пожелания знакомым? Зачем люди посылают своих детей в школу? Почему в городах не ходят по улицам босиком? И т. п. Словом, почему люди выполняют свои повседневные функции одинаково, изо дня в день, а многие из них и из поколения в поколение? Краткое размышление позволит нам уяснить, что эта «монотонность» общественной жизни — существенное условие ее непрерывности и гладкого хода. Ведь она позволяет правильно предвидеть реакции людей на наше поведение, и таким образом взаимодействия людей гармонизируются, взаимно приспосабливаются друг к другу, и каждый член группы знает, чего может ожидать. Проезжая по дороге, я знаю, что автомобили, едущие с противоположной стороны, не будут наезжать на меня, а если мне кто-либо загородит путь, я буду требовать его наказания. Точно так же, входя в магазин, в учреждение, в школу, я знаю, как должен вести себя, и знаю также, каких реакций на мое поведение можно ожидать. Схематически: каждый член группы отдает себе отчет в том, как он должен себя вести в отдельных ситуациях, чтобы быть понятным, знает, чего от него ожидают другие члены, и знает, каких реакций на свое поведение он может ожидать. Следовательно, «организованный» ход общественной жизни основывается на том, что взаимно предусматриваемое и ожидаемое поведение членов общности действительно имеет место. Если, однако, такое поведение не имеет места, если реакции на действие выходят за пределы реакций, признанных в данной группе за допустимые, тогда они сталкиваются с санкциями.

Каждая социальная группа вырабатывает, следовательно, ряд мер, способов внушения и убеждения, предписаний и запретов, систем принуждения и давления вплоть до применения физического насилия, систему способов выражения признания, отличия, наград, благодаря которой поведение подгрупп и индивидов приводится в соответствие с принятыми образцами деятельности, осуществляется с соблюдением критериев ценностей — словом, при помощи которой формируется конформизм членов. Эту систему мы называем системой социального контроля.

Не всякое поведение в одинаковой степени поддается надзору со стороны общества. Сфера частной жизни, которой в любой социальной группе располагает каждый человек, может быть уже или шире в зависимости от внутренней сплоченности группы, от характера ее институтов и от положения, какое индивид в данной группе занимает. Например, индивид, занимающий очень важное для группы положение, имеет более узкую сферу частной жизни, то есть круг неконтролируемых действий, поскольку его действия важны для группы как целого. Кроме того, существуют действия, которые касаются группы как целого, и они контролируются сильнее, чем действия, касающиеся только индивида. Скажем, группа меньше интересуется тем, как кто-либо укладывает вещи у себя на столе, в крайнем случае знакомые или коллеги с пренебрежением отметят, что у того-то царит хаос, или с уважением отзовутся о царящем у него дома порядке. Сильнее контролируется личная гигиена, и грязный человек встречает осуждение. Еще сильнее группа интересуется тем, кто как одевается и, как мы уже упоминали ранее, ни один студент не отважится прийти на занятия босиком, хотя это и не является ни преступлением, ни грехом, ни нарушением моральных основ. Семейная жизнь, развод, оставление семьи и т. п. уже четко регулируются предписаниями закона, религии и морали. Воровство встречается репрессиями, а убийство — высшей мерой наказания. Короче говоря, чем больше поведение касается группы как целого, чем больше угрожает ее совместной жизни или чем больше какие-либо действия потребны и необходимы для ее хода, тем сильнее контроль со стороны целого.

Действие этой системы контроля зиждется на нескольких основах: а) на всеобщем в данной группе при­знании ее культуры и ее критериев ценности. Как известно, поведение вызывается биопсихическими импульсами, которые составляют его основу. Но эти импульсы могут быть удовлетворены различными способами, и выбор средств их удовлетворения зависит от системы ценностей, воспринятых через культуру. Поэтому признание общих ценностей вызывает сходство или идентичность поведения членов данной группы; б) на привитии путем воспитания образцов поведения, действий и реагирования на действия допустимым образом, то есть признанным за Допустимый в группе. Семья, школа, соседи, государство, Церковь, влияние более широкой социальной среды учит молодежь, вступающую в общество, основам приличного поведения, основам Морали, обычаям. Это знание становится второй «рамкой» (сверх биопсихических импульсов и системы культурных ценностей), определяющей конформистское поведение; в) на внутренних механизмах индивидуальных особенностей человека, обусловливающих то, что каждый стремится к признанию и к чувству безопасности. Признание необходимо для сохранения внутреннего равновесия личности. Человек, систематически лишенный признания в течение длительного времени, теряет равновесие, и его личность подвергается дезинтеграции. Подобным же образом постоянное ощущение угрозы и чувство опасности также оказывают дезинтегрирующее воздействие на личность. Конформистское поведение дает и признание и безопасность; г) на системе неформальных и формальных институтов, которые создают как бы систему барьеров, внутри которых индивид может действовать и которые дают возможность активно вмешиваться в поведение индивидов [14].

На эти основы опирается система социального контроля. Каковы элементы этой системы? Ими являются привычки, обычаи и системы санкций.

Привычка — это установленный способ поведения в определенных ситуациях, который не встречает негативных реакций группы. Каждый индивид может иметь свои привычки, например рано вставать, заниматься гимнастикой, ходить в кафе, носить особого покроя головной убор или одежду и т. п., свою привычку разговаривать или здороваться. Могут существовать привычки, принятые всей группой или подгруппой. Привычки возникают на основе навыков, устанавливаются традициями, становятся уважаемыми или терпимыми. Некоторые привычки могут быть пережитками давних обрядов или празднеств, прежних профессиональных функций и т. д. Нарушение привычки не вызывает обычно негативных санкций, хотя поведение, соответствующее привычкам, принятым в группе, встречает признание.

Обычай — это установленный способ поведения, с которым группа связывает определенные моральные оценки и нарушение которого вызывает негативные санкции. Обычай предполагает определенное принуждение в признании ценностей и принуждение в определении ситуации. Обычай требует уступать место и помогать беспомощному человеку, уважать достойных людей, вести себя по отношению к лицам, занимающим высокое положение в группе, согласно этикету и т. п. Обычаи, следовательно, связаны с системой ценностей, признанных группой, затем с установленными определениями ситуаций, в кото­рых эти ценности могут находиться, и с образцами поведения по отношению к ним. Эти ценности имеют для группы определенную важность, и потому неуважение обычаев подрывает внутреннюю сплоченность группы. Таким образом, принуждение со стороны группы побуждает отдельных членов соблюдать в определенных ситуа­циях образцы поведения по отношению к этим ценностям.

Санкции. Слово это уже неоднократно появлялось в ходе изложения. Мы могли бы определить санкции вообще как реакции группы на поведение индивида в социально значимых ситуациях. При этом необходимо подчеркнуть, что социально значимым является очень широкий круг поступков каждого члена группы, даже многие из тех дел, которые относятся к сфере его частной жизни. 'Поэтому круг санкций также широк. Это продукт общности, необходимый для руководства поведением своих членов, для стимулирования желательного поведения и пресечения нежелательного, для обеспечения внутренней сплоченности и непрерывности общественной жизни.

Санкции могут быть негативными (наказания) и позитивными (поощрения). Обычно в обиходном языке под словом «санкции» подразумевается только система наказаний. Мы здесь, однако, расширяем объем этого слова также и на позитивные реакции со стороны группы на поведение ее членов. Далее разделим санкции на формальные, то есть реакции формальных институтов на определенное поведение, и неформальные, то есть реакции, имеющие своим источником общественное мнение, круг товарищей и соседей, неформальные институты. Наконец, с точки зрения «содержания» давления, оказываемого санкциями, выделим: правовые санкции, или систему наказания и отличий за определенные действия, предка усмотренные" предписаниями закона; этические санкции, или систему отличий, порицаний, замечаний, вытекающих из признанных моральных принципов [15]; сатирические санкции, или систему насмешек, издевок, пренебрежения, которым подвергаются люди, ведущие себя иначе, чем это принято; религиозные санкции, или награды и наказания, предусмотренные системой догматов и верований любой религии за соблюдение или нарушение ее предписаний и запретов [16]. Эти четыре рода санкций взаимно дополняют друг Друга. Они определяют, какое поведение индивида можно считать особенно полезным для жизни группы, а какое — особенно вредным. Действуя совместно, они имеют наибольшие шансы обеспечить высокую степень конформизма поступков. Если между этими системами санкций возникают противоречия, если, например, правовые санкции не соответствуют моральным чувствам и обычаям данной общности, тогда степень их эффективности снижается.

Какие специальные виды санкций встречаются обычно в цивилизованных обществах? Дадим их обзор согласно следующей классификации. Неформальные негативные санкции — это выражение удивления, огорчения, неудовольствия, насмешки, отказ подать руку, означающий моральное порицание, отказ поддерживать товарищеские отношения, недоброжелательные сплетни и т. п. Санкции эти действуют потому, что за ними следуют более важные социальные последствия в виде лишения определенных выгод, исключения из определенных защитных социальных отношений и т. п. Формальные негативные санкции — это целый арсенал наказаний, предусмотренных предписаниями закона, а именно всякого рода предостережения, замечания, штрафы, арест, заключение, лишение гражданских прав, конфискация имущества, смертная казнь, отлучение от церкви, наложение покаяния и т. п. Эти наказания действуют посредством устрашения, угрозы, но вместе с тем и как потенциальное предостережение, предупреждающее о том, что грозит за совершение асоциальных или антисоциальных поступков. Они являются выражением самообороны группы от агрессии, от нарушения ее интересов независимо от того, интересы ли это всего целого или же только интересы господствующего класса. Неформальные позитивные санкции, или реакции социальной среды на позитивное поведение, соответствующее образцам и системам ценностей и выгодное для группы, основываются на признании и поощрениях. Это могут быть молчаливое признание, выражение уважения, признание авторитета данного индивида в определенных вопросах, похвалы знакомых, похвалы и лестные упоминания в прессе, доброжелательные сплетни и создание позитивной «легенды», слава, почет и т. п. Формальные позитивные санкции — это публичное одобрение со стороны властей, вручение почетной грамоты, денежная награда, продвижение, награждение медалями и орденами, допуск к почетным функциям, допуск к высоким должностям и вручение высоких наград, чеканка медали в честь данного лица, сооружение памятников и т. п.

Эта система санкций основывается, следовательно, на постоянном комбинировании правовых, этических, сатирических и религиозных санкций, причем некоторые из неформальных санкции могут быть особенно эффективными, как, например, сатирические санкции, поскольку люди вообще гораздо больше боятся осмеяния и презрения, болезненно затрагивающих их личные стремления и субъективное «я», нежели наказания. Об этом свидетельствует малая эффективность наказаний при репрессиях в отношении нежелательного поведения, если одновременно действия, преследуемые законом, встречают моральные признания среды (например, правовые репрессии оккупантов во время войны).

Как вытекает из природы санкций, они применяются по отношению к нонконформистским поступкам и поведению, которые стали явными, то есть о которых знают Другие члены групп. Кроме того, каждое общество развивает также определенную систему надзора ( czujnosci ), которая складывается из формальных и неформальных способов обнаружения нежелательных поступков и поведения. Эта система складывается не только из организованных институтов полиции, сыскных бюро, детективных агентств и т. п., но также из повседневной заинтересованности, повседневного наблюдения за поступками со стороны окружающей индивида общественной среды. Эта неформальная система надзора, приобретающая различные формы в зависимости от тина культуры, обычаев, политического устройства, религии и т. п., особенно эффективна, когда речь идет о регулировании повседневного поведения при повседневных контактах, разрешении вопросов, выполнении профессиональных обязанностей и т. д. Она выражает надзор общественного мнения, или явно выраженных установок и взглядов индивидов и групп в отношении данного лица и его способов поведении. Следовательно, сущностью этой неформальной системы надзора является постоянная оценка поведения членов группы другими членами, оценка взаимная и сопряженная, с которой индивид должен считаться в своем поведении.

Эта система контроля, основанная на системе институтов, обеспечивает то, что социальные контакты, взаимодействия и социальные отношения протекают в рамках, установленных общностью. Как знает каждый из собственного опыта, эти рамки не слишком жестки и, как роль в театре, всегда допускают индивидуальную «интерпретацию» исполняемой роли. Некоторые роли и связанные с ними функции, некоторые обязанности, вытекающие из природы социальных отношений, определены очень ригористично, другие — менее, в зависимости от значения, которое они имеют для группы как целого. Каждый коллектив по природе вещей предоставляет индивидам определенную сферу частной жизни и определенную степень свободы в выполнении нонконформистских действий. Некоторые социальные роли основываются на том, что они побуждают своих исполнителей к постоянному творчеству и поискам нового. Однако и над этими ролями изобретателей, ученых, артистов и т. п. группы осуществляют определенного рода контроль, не допуская, чтобы эта свобода превратилась в открытый бунт, угрожающий основным ценностям и сплоченности группы. Об этом мы будем говорить подробнее, рассматривая проблему социального развития и социальных изменений.

Социальная организация 

В этой главе мы остановились на Тим, как возникает и как поддерживается социальная связь, сплачивающая общности. Говоря метафорически, связь эта — как бы система веревок и нитей, оплетающих членов общности, управляющих их действиями, держащих их на поводу или побуждающих к выполнению других действий. Эти нити достаточно глубоко «закреплены» .и действуют с различной «силой». Кто же за них тянет и не запутывается ли иногда в их хаотическом переплетении? Говоря далее языком этой метафоры, скажем, что за них тянут другие члены группы, группа как целое, причем мы не совершаем здесь антропоморфизации группы, то есть не воображаем ее себе ни наподобие мыслящего человека или сверхчеловека, ни наподобие особого организма, наделенного групповым сознанием. О природе групп мы будем говорить в следующей главе. Здесь мы отметим только, что эта система веревок и нитей, управляющих поведением членов групп, составлена организованным образом и, если выполнены некоторые условия, она действует исправно, без путаницы.

Но довольно метафор. Они нам послужили для введения понятия социальной организации, и на нем мы сейчас остановимся дольше. Термин «организация» имеет несколько значений.

В первом он означает щелевую группу, объединение людей, стремящихся к реализации определенных целей организованным образом. Это значение, широко принятое в современной социологии. Некоторые социологи склонны считать массовое возникновение и развитие больших объединений, обладающих сложной и рационализованной внутренней организацией, существенной чертой современных индустриальных обществ. Создано даже название «организованное общество» ( organizational society ) для обозначения этого типа общества, в котором большие организации придают характерный оттенок общественной жизни, охватывая своим регулирующим влиянием все большую сферу жизни каждого гражданина [17]. Эти большие организации формируют своеобразный тип личности «организованного человека» [18]. Под большими организациями в США подразумеваются большие организации предпринимателей, институты федерального правительства, профессиональные союзы, религиозные организации и т. п. ( Big Business , Big Government , Big Labor , Big Religion ). Но под организациями подразумеваются также всякие объединения, например молодежные организации, культурные организации и т. п.

В другом значении под организацией мы понимаем способы руководства и управления людьми и различными средствами действия, способы координации функций, гармонизации усилий и направления их результатов на до­стижение определенной цели совокупностью людей, выполняющих частные задачи. В этом значении говорится об организации труда, организации транспорта и т. п. И в этом значении говорится сейчас очень много об организации, и даже возникла специальная отрасль науки, названная теорией организации. Она возникла из практических интересов, направленных на обеспечение максимальной эффективности совместно действующих систем. Ее теоретические аспекты вытекают из различных областей знания: кибернетики, теории игр, теории информации, теории мотивации, теории групп, теории решений. Часто она принимает математизированный вид. Теория бюрократии, о .которой будем говорить подробнее при рассмотрении целевых групп, является частью такой широко понятой теории организации [19]. Такая теория организации начинает выходить за пределы социологии, хотя некоторые ее элементы, как, например, изучение роли индивидов в организации, конфликтов между мотивами индиви­дов и мотивами организации, возникновения групп в рамках организованных систем и т. п.,. всегда будут относиться к социологии.

Наконец, в третьем значении говорят о социальной организации общности, имея в виду систему способов (образцов) деятельности индивидов, подгрупп и институтов, средств социального контроля, социальных ролей и систем ценностей, которые обеспечивают совместную жизнь членов общности, гармонизируют их стремления и действия, устанавливают допустимые способы удовлетворения потребностей, разрешают проблемы и конфликты, возникающие в ходе совместной жизни,— словом, обеспечивают порядок социальной жизни. Каждый человек стремится к удовлетворению своих эгоистических потребностей, и, несмотря на это, вся общественная жизнь складывается в общем так, что все люди находят возможность удовлетворить свои потребности, что, стремясь к своим личным целям, они вынуждены сотрудничать с другими, должны считаться с законами и обычаями, выполнять функции, необходимые другим, и таким образом в рамках функционирования общности как целого можно удовлетворять свои потребности. Именно это функционирование целых общностей упорядоченным образом мы называем их организацией.

Но необходимо подчеркнуть, что вопрос об определении социальной организации дискуссионный. Она может выступать также и в других значениях. Например, некоторые склонны отождествлять социальную организацию с общественным устройством [20]. Другие отождествляют организацию со структурой, считая, что в обоих случаях речь идет о функциональной системе, упорядочивающей все составные элементы общности, делающей возможным ее существование и развитие. Можно также встретить точку зрения, не делающую различия между организацией во втором, разобранном выше значении и социальной организацией [21].

Я лично склонен полагать, что полезно отличать организацию как систему методов координирования функций и средств (наше второе значение) от социальной организации, которая может быть и очень часто бывает результатом спонтанных процессов, никем не направляемых. Термин «устройство» мы предлагаем сохранить для представителей политических наук — для обозначения принципов организации и деятельности институтов, осуществляющих власть, и для представителей экономических наук — для обозначения системы собственности и функционирования средств производства. Под социальным же устройством подразумевается чаще всего стратификационная система общества, то есть расположение классов и слоев по принципу выше- и нижестоящих. Считаем также полезным отличать организацию от структуры, если под структурой будем подразумевать упорядочение составных элементов какого-либо целого в соответствии с определенным принципом, делающее возможным функционирование целого. Структура — это строение какого-то целого, организация — это его функционирование.

Социологи различают формальную и неформальную организацию. Первая слагается из всех тех социальных ролей, которые четко институционализированы, формальных институтов, формальной системы санкций — словом, той формализованной системы предписаний и учреждений, которые установлены правовым путем. Под неформальной организацией мы понимаем ту систему социальных ролей, неформальных институтов и неформальных санкций, образцов действия, переданных обычаями и традициями, которые возникают спонтанно в процессах повседневного взаимодействия [22].

Социальная организация, как формальная, так и неформальная, обеспечивает группе социальный порядок или же определенное состояние равновесия в ходе процессов общественной жизни. Очевидно, это равновесие всегда изменчиво и неустойчиво, однако существуют четкие границы его устойчивости, которые должны быть сохранены, чтобы общественная жизнь могла идти таким образом, чтобы обеспечить удовлетворение индивидуальных и общественных потребностей. Если этот оптимум неустойчивости окажется превзойденным, появится комп­лекс явлений социальной дезорганизации, о которой мы будем говорить в другом месте. Социальный порядок основывается, следовательно, на реализации определенного объема ожиданий каждого члена группы, что его потребности и интересы будут удовлетворены в рамках, определенных системой институтов, системой санкций и системой ценностей, принятых в данной группе. Если эти ожидания не исполняются, если процессы функционирования институтов, системы контроля приходят в расстройство, социальный порядок нарушается, и группа вступает в полосу радикальных перемен, как правило связанных с ее распадом.

Социальная связь

Мы закончили, таким образом, разбор комплекса факторов, сил и явлений, образующих социальную связь. В начале этой главы мы определили связь как совокупность отношений и зависимостей, возникающих между членами любой общности. На основе рассуждений, представленных в данной главе, мы можем развить и дополнить это определение.

Общественная жизнь возникает на биологических основах, когда люди, стремясь к удовлетворению своих потребностей, начинают производство материальных благ и услуг, вступают в контакты, взаимодействия и устойчивые отношения. В этой главе мы показали, каким образом эти устойчивые отношения поддерживаются, регулируются, каким образом охватываются системой институтов и контроля, подчиняются системе культурных ценностей и создают исправно функционирующую систему общественных организаций. Наш анализ был чисто формальным. Мы не вникали в различную сущность этих систем отношений, в сущность системы институтов и контроля, которая изменяется в зависимости от исторических эпох и общественно-экономических формаций. Элементы описан­ных здесь явлений и систем существуют во всех исторических обществах, очевидно, в различной форме. Они могут быть более или менее развитыми и дифференцированными, но определенные их элементы необходимы для существования любой социальной группы. Ибо любая группа, если она хочет существовать, должна обладать чем-то, что укрепляет ее изнутри, что обусловливает лояльность ее членов, обеспечивает удовлетворение потреб­ностей в ее рамках, позволяет ей упрочиваться и развиваться. Словом, любая группа и любая общность должна обладать своей внутренней связью.

На этой основе мы можем определить социальную связь как организованную систему отношений, институтов и средств социального контроля, сплачивающую индивидов, подгруппы и другие составные элементы в функциональное целое, способное к сохранению и развитию. Могут, следовательно, существовать социальные связи разного рода. В группе играющих мальчиков одна связь, в целевой группе, например в политической партии,— другая, в сельской общине — третья. Чтобы лучше понять, на чем основывается ее функционирование, необходимо рассмотреть виды, составные элементы и структуру различных общностей [23].

Библиографический указатель

  1. Е . Т . Н iller, Social Relations and Struktures, New York, 1947.
  2. R. T. LaPierre, A Theory of Social Control, New York , 1954.
  3. F. Znanie с ki, Social Organization and Institutions, в : G. Gurvit с h and W. E. Moore eds., Twentieth Century Sociology, p. 172—217.
  4. T. Parsons, The Social System, Glencoe 111, 1951. T. Parsons and E. A. Shi1s, Toward a General Theory of Action, Cambridge Mass. , 1951.
  5. J. G. March and H. A. Simon, Organizations, New York , 1958. T. Parsons, R. F. Bales and E. A. Shi1s, Working Papers on the Theory of Action, Glencoe HI, 1953.
  6. S. A. Greer, Social Organization, New York , 1955.
  7. Charles P. Loomis, Social Systems, New York , 1960.
  8. Maria Ossowska, Podstawy nauki о moralnosci, Warszawa, 1963 (wyd. Ill ); Maria Ossowska, Moralnosc mieszczanska, Ossolineum, 1956; Maria Ossowska, Zagadnienie powszechnie uznawanych norm moralnych, «Studia Filozoficzne», 1957.
  9. CzesLaw Znamierowski, Normy grupy wolnej, «Mysl Wspolczesna», 1947.
  10. M. Borucka-Arctowa, Z zagadnien spolecznego dzialania prawa, Krakow , 1962.

[1]См .: J. Sz с z ера nski, Socjologia, op. cit., §. 242 и далее , §. 295 и далее.

[2] Классификацию и описание значимости социальных контактов дал Ф. Знанецкий: F . Znaniecki , Socjologia wvchowania , 1928, t . I .

[3] Исчезновение личностных контактов и его последствия в про­цессах возникновения так называемого массового общества и деперсонализации индивида в этом обществе синтетически представил А. Роуз: А М. R о se , Theory and Method in the Social Sciences , Minneapolis , 1954 (разд. 2).

[4] Изложенной в « Social Actions », Poznan , 1936. См. также: Р. Studni с ki , Wzor zachowania sie , wzor postepowania i norma , « Zeszyty Naukows U . J .», 1961, № 44.

[5] F; Znani ес ki, Social Actions, Poznan , 1936.

[6] G. A. Lundbеrg, С . С . S с hrag, О . N. Larsen. Sociology, New York , 1954, р . 13.

[7] R. Р . Ва 1 е s; Interaction process analysis. A method for the study of small groups, Cambridge Mass. , 1950.

[8] F. Znariecki, Socjologia wychowania, t. II, 1930. См . также -. Zbigniew Zaborowski, Stosunki spoleczne w klasie szkolnej, Warszawa, 1964.

[9] Анализ понятия зависимости и различных типов социальных зависимостей дал Чеслав Знамеровский: Cz ' eslaw Znarnier о wski , в: « Prolegomenach do nauki о panstwie », Poznan , 1930 (1 изд.). s. 106 и далее; в: « Ocenach i normach », 1957, s . 366 и далее.

[10] См. цитированную выше работу Ч. Знамеровского.

[11] Обзор различных подходов к определению института в доступной форме дает А. Миллер: A . Miller , Zagadnienie inslytucji we wspolczesnej literaturze amerykanskiej , « Przeglad Socjolncyczny », 1949, t . X , s . 697—704.

[12]Н . Spencer, Zasady socjologii, t. II.

[13]См ., например : В . Ма lin о wski, Szkice z teorii kultury, op. cit.

[14] Паккард в книге «Обнаженное общество» ( Vance Packard , The Naked Society , 1963) рисует прямо невероятную картину того, как глубоко в жизнь индивидов в Соединенных Штатах могут проникать различные механизмы социального контроля

[15] Ма ri а О ss о wska , Socjologia moralnosci , Zarys zagadnien , Warszawa , 1963; Zygmunt Ziembinski , Norma moralna a normy prawne , Pjznan , 1963; A . Podgorecki , Zjawiska prawne w opinii publicznej , Warszawa , 1964; Kazimierz Opatek , Jerzy Wroblewski , Wspolczesna teoria i socjologia prawa w Stanach Zjednoczonych , Warszawa , 1963.

[16] Анализ этих видов санкций дает Р. .Монье: JR . . Mauaier, Wprowadzenie do socjologii, op. cit.

[17]См .: Н . М . Ruitenbeck, ed., The Dilemna of Organizational Society, New York, 1963.

[18]См .: William H.Whyte, Jr., The Organization Man, London, 1957.

[19]См .: Mu ао и Н air е , ed., Modern Organization Theory, New York, 1959

[20]См .: Stanislaw Kulczynski, Jezyk, ktorym mowi spo-ieczenstwo, «Kultura», 1964, № 6.

[21]См ., например : A. Matejko, Soqologia zakladu pracy, Warszawa, 1961.

[22]Понятие социальной организации более подробно рассмотрено в следующих работах : J. А . С . Brown, Psychologia spoleczna przemyslu, Warszawa, 1961; Aleksander Matejko, Socjologia zakiadu pracy, Warszawa, 1961; A. Sarapata i K. Doktor, Ele-menty socjologii przemysiu, Warszawa, 1962; Salomea Kowalewska, Psychospoteczne warunki pracy w przedsiebiorstwie przeplyslowym, 1962.

[23] Понятие «социальной связи» популяризовал в польской социологии Л. Кшивицкий в ряде работ, опубликованных в конце XIX века. См: L. К rz у wi с ki , Pierwociny wiezi spolecznej , Warszawa , 1957, а особенно предисловие Яна Лутиньского. Этот термин употребляет также С. Оссовский. См.: S . Ossowski , Wiez spoleczna i dziedzictwo krwi , op . cit .

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования