В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Кришнамурти Дж.Традиция и революция
Простым языком раскрывается природа двойственности и состояния ее отсутствия. В подобном состоянии исследования, когда на мгновение перестает существовать тот, кто задает вопросы, тот, кто переживает, — подобно вспышке открывается истина. Это состояние полного отсутствия мысли.

Полезный совет

Вы можете самостоятельно сформировать предметный каталог, используя поисковую систему библиотеки.

Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторЩепаньский Ян
НазваниеЭлементарные понятия социологии
Год издания1969
РазделКниги
Рейтинг1.24 из 10.00
Zip архивскачать (778 Кб)
  Поиск по произведению

От издательства

Предлагаемая вниманию читателя книга «Элементарные по­нятия социологии» написана Яном Щепаньским — известным общественным деятелем, видным польским ученым, президентом Международной социологической ассоциации, автором и редактором многих работ по социологическим исследованиям. Ян Щепаньский является редактором большой серии социологических материалов, издаваемых с 1958 года Отделением социологических исследований Института философии и социологии Польской Академии наук под общим названием «К изучению рабочего класса я интеллигенции».

Книга «Элементарные понятия социологии» подготовлена на основе цикла лекций, прочитанных студентам-социологам. Автор считает, что его книга вводит в социологию, в ее язык и понятийный аппарат. Но значение книги выходит за рамки поставленной автором задачи.

В книге рассматривается достаточно широкий круг социологических проблем, которые автор излагает исходя из определенного понимания структуры социологии как науки. Ян Щепаньский выделяет в социологии область абстрактных теорий и различные разделы частной социологии, давая их продуманную типологию.

Ян Щепаньский вводит и новые социологические категории, понятия, термины, необходимые как для разработки социологических теорий, так и для описания и анализа эмпирически получаемого материала, дает абстрактно-социологическую интерпретацию терминов, содержание которых нередко отождествляется с тем или иным их значением. Речь идет о таких терминах, как карьера, бюрократия, деградация, дезорганизация, социальная иерархия, идеал, эталон (образец) поведения и другие. Ян Щепаньский не только критически подходит к определениям и терминам, встречающимся в специальной литературе, но и устанавливает критерии для более полной их характеристики.

Книга имеет четкую структуру: она состоит из введения и восьми основных глав. Каждая из глав включает в свой состав определение понятия, характеристику важнейших социологических проблем, критический разбор различных точек зрения по проблематике главы, примечания и, наконец, библиографический указатель. Все главы содержат как новые материалы, так и материалы, недостаточно разработанные в социологической литературе. При этом автор стремится раскрыть самые разнообразные аспекты изучаемой проблемы.

В целом книга Яна Щепаньского «Элементарные понятия социологии» дает довольно ясное представление о категориях, терминах и проблемах социологии, ее основных закономерностях, ее достижениях и пробелах.

Книга предназначается как для специалистов-философов и социологов, так и для широких кругов научной общественности, журналистов, студентов гуманитарных факультетов, общественных работников, интересующихся проблемами социологии,

I. Введение

Поскольку эта работа должна быть введением в основные понятия социологии, следовало бы начать ее с определения самой социологии как науки. Несмотря на наличие уже обширной социологической литературы на польском языке и на большой объем публикаций по вопросам социологии, мы все еще встречаемся с вопросом: «Что же такое социология?» Ответов на этот вопрос также можно найти очень много [1]. Лично я не придаю слишком большого значения точному определению социологии. В XIX веке, когда эта наука только создавалась и обособлялась среди других социальных и философских наук, считалось, что точное определение, очерчивающее ее предмет, область исследований и специфические методы, является основным условием ее существования или обоснованием ее притязаний на самостоятельность. Сейчас на эти вопросы мы уже смотрим иначе, сейчас преобладает скорее тенденция к интеграции общественных наук, к их сближению и объединению, чем к их разделению [2]. Все более преобладающей становится тенденция к комплексному, всестороннему исследованию явлений и процессов общественной жизни, к совокупному исследованию с точки зрения нескольких наук, к комбинированию их познавательных усилий. С другой стороны, сама по себе дефиниция науки ничего не предрешает, поскольку ни одна научная дисциплина не существует в готовой, замкнутой и неизменной форме, позволяющей охватить ее точной дефиницией, но всегда является изменяющейся системой взглядов, теорий, гипотез и утверждений, проблем и вопросов, на которые ученые ищут ответы, нередко опровергая то, что еще недавно признавалось безусловным.

Объяснив таким образом отсутствие точной дефиниции нашей дисциплины, следует, однако, очертить круг проблем, которые она стремится разрабатывать, указать те сферы действительности, к которым эти проблемы относятся. Несмотря на тенденции к интеграции, каждая наука имеет свой предмет исследования и свой характерный метод постановки проблем, которые отличают ее от других наук. Следовательно, чтобы разобраться в системе основных понятий социологии, нужно знать, к какой области действительности они приложимы, какую действительность отражают, что мы хотим описать и выяснить с их помощью.

Предмет и сфера социологических исследований 

Вообще говоря, предмет социологических исследований составляют явления и процессы возникновения различных форм совместной жизни людей, структуры разных форм человеческих общностей, происходящие в них явления и процессы, возникающие из взаимодействия людей, силы, объединяющие не разрушающие эти общности, изменения и преобразования, происходящие в них.

Необходимо выделить ряд специализированных разделов, занимающихся исследованием определенных сфер общественной жизни, и некоторую область общих теорий. Так, в современной социологии выделяются следующие разделы, называемые иногда конкретной социологией: а) разделы, исследующие социальные институты, к которым относятся социология семьи, социология воспитания, социология политики, социология права, социология познания, идеологии, социология науки и религии, социология искусства, социология армии и войны, социология промышленности и труда; б) разделы, специально исследующие разные типы социальных общностей, такие, например, как исследования малых групп, территориальных общностей, таких, как деревня, город, исследования классов и социальных слоев, профессиональных категорий, каст; в) специализированные исследования социальных процессов, таких, как явления и процессы социальной дезорганизации: преступность, алкоголизм, проституция; явления и процессы массовой коммуникации — пресса, радио, телевидение, кино — и их влияние на формирование так называемой массовой культуры; процессы миграции и социальной мобильности, то есть перемещения лиц в географическом пространстве и переход в другие общности и культуры, а также процессы перехода из одного слоя или класса в другой. Кроме этих, можно назвать еще ряд других специализированных разделов исследований, например исследования социальных условий возникновения болезней и их успешного лечения, исследования этнических и расовых отношений, социальных аспектов демографических процессов и др. [3]

Все эти разделы конкретной социологии, используя ряд общих понятий, стремятся вскрыть некоторые общие процессы, установить их закономерности, вскрыть и проанализировать действие различных социальных структур. Отсюда возникает необходимость построить над этими разделами, в рамках которых приводятся эмпирические исследования и создаются обобщения обнаруженных закономерностей в виде теорий «среднего значения» [4], то есть теорий, объясняющих явления, происходящие в этих отдельных областях, более общие теории, объясняющие основные явления и процессы, представляющие важность для всех областей общественной жизни. Построением таких теорий занимается общая социология.

Общая социология традиционно, с начала обособления нашей науки, развивала две теории, имеющие общее значение, а именно теорию социальных структур и теорию социального развития, или, более широко, теорию изменений, то есть как развития, так и распада общностей [5]. В последнее время к этим двум традиционно развиваемым теориям добавились еще два раздела: теория социального поведения индивидов и теория поведения общностей.

Теория социальных структур, называемая иногда теорией социальных групп или теорией общества, стремится обобщить результаты исследований различных типов и форм совместной жизни людей и установить ее общие закономерности. Она изучает составные элементы групп, всякого рода общности, основы их строения, взаимное приспособление составляющих их элементов и сил, обусловливающих их функционирование. Она исследует явления внутреннего единства групп, силы, обусловливающие единство, а также силы и факторы, вызывающие их распад.

Теория изменений обобщает результаты исследований явлений и процессов преобразований, происходящих в различных группах и общностях. Здесь мы находим общие теории развития и социального прогресса, а также теории, объясняющие регресс и исчезновение общностей, в масштабах как микро-, так и макроструктур. Теория структур, как и теория изменений, дает разделам конкретной социологии понятийный аппарат, общие направления исследований, гипотезы и теоретические схемы. Но наряду с ними практика и практическое применение социологии в различных областях общественной жизни заставили социологов развивать еще две общие теории, а именно теорию социального поведения индивидов и теорию поведения общности как целого. В первом случае мы имеем дело с дисциплиной, развившейся на стыке общей психологии, социальной психологии и социологии. Речь идет об установлении общих зависимостей между социальными ситуациями и реакциями на них индивидов, об установлении постоянных образцов действий индивидов в различных социальных ситуациях, важных для прогнозирования их приспособления к этим ситуациям, выполнения задач, порученных им в различных ситуациях, и т. д. Теория поведения общности также развита под натиском требований практики. Речь идет здесь об установлении общих закономерностей поведения толпы, больших масс людей, в периоды внезапных и острых кризисов, общих закономерностей поведения общественных классов, профессиональных категорий и т. д. Эта теория важна для предвидения поведения в области политики, экономики и т.д., то есть является важным орудием для рационального руководства и манипулирования большими коллективами [6].

Социология и другие общественные науки

Уже это беглое перечисление разделов социологии показывает, что она должна поддерживать тесные контакты и сотрудничать с другими общественными науками. Следовательно, для социолога необходимо знание общей психологии и, что особенно важно, социальной психологии. В последние десятилетия социологи, работающие в области исследования социального поведения индивидов и общностей, извлекли некоторую пользу из исследований в области психоанализа [7] и некоторых разделов психиатрии. Тесные узы связывают социологию с политэкономией, ибо эти области имеют много точек соприкосновения. Наконец, для социолога важно также знание права и правоведения. Правда, социология развилась как наука о спонтанно возникающих социальных процессах и о спонтанно развивающихся силах, и поэтому в среде социологов всегда существовало некоторое пренебрежение к праву, и в свою очередь правоведы, уверовавшие в силу регулирующих нормативных актов, склонны были пренебрегать исследованиями социологов. Однако в настоящее время обе эти области сближаются, и социологи и правоведы пришли к выводу, что полное описание и объяснение происходящих социальных процессов требует объединения обеих точек зрения. Далее, социология должна интересоваться результатами исследований этнологов, этнографов, историков и в особенности историков культуры.

Следовательно, не случайно творцы социологии в XIX веке сами были людьми с широким гуманитарным и общественным образованием, и не из чистой фантазии они широко очерчивали границы социологических исследований. Правда, позже социологи решительно отмежевались от такого «империализма», стараясь точнее определить область своих исследований, но это вовсе не означает, что те области, где различные общественные науки встречаются, соприкасаются и взаимно дополняют друг Друга, утратили свое значение. Как раз наоборот, как показывает история наук, и не только общественных, именно в этих точках соприкосновения и пересечения возникают весьма интересные и плодотворные теории.

Что отличает социологию от других общественных наук — так это характерные только для нее поиски законов явлений, возникающих «между людьми», исследование структур, то есть законов взаимного приспособления людей друг к другу в общностях, законов взаимного приспособления составных элементов общности как: целого, поиски социальных сил, проявляющихся во всех областях общественной жизни, объективных сил, действующих и в малых и в больших общностях, возникающих спонтанно и помимо всяких целенаправленных и преднамеренных действий индивидов и институтов. Главный предмет, интересующий социолога,— это всегда человеческие общности, целостности, созданные взаимодействием людей, стремящихся к удовлетворению своих потребностей независимо от того, сознательно это взаимодействие или же оно вытекает из соотношения социальных групп и сил, целостности, образованные индивидами, институтами, культурными образцами и традициями.

Философские и методологические предпосылки социологии

Социология, как и всякая наука, опирается на некоторый комплекс основных предпосылок, касающихся исследуемой ею реальности. Это прежде всего предпосылки онтологические, то есть говорящие о том, какова сущность реальности, описываемой социологией [8]. Из этих онтологических предпосылок вытекают определенные общие методологические правила. Например, в прошлом в социологии выступало психологическое течение, которое утверждало, что сущность общественных явлений и процессов составляют психический опыт и переживания людей, взаимодействующих друг с другом. Отсюда вытекало общее методологическое правило: общественные явления необходимо изучать методами психологии, а основной единицей наблюдения, с которой должно начинаться это изучение, является индивидуальная психика [9]. Другой пример: течение бихевиоризма в своей крайней форме сводило все общественные явления и процессы к взаимодействию между стимулами, соответственно комплексами стимулов, воздействующих на человеческий организм, и реакциями этого организма. Поведение индивидов и общностей рассматривалось здесь как реакция на стимулы, причем в качестве основных механизмов, определяющих общественную жизнь, рассматривались физиологические механизмы условных рефлексов. Следовательно бихевиористская теория социальной реальности приводила к формулированию методологических правил, указывающих на наиболее приемлемые методы изучения именно так определяемой реальности [10].

Эти философские теории, касающиеся социальной реальности, формулировались не социологами и чаще всего принимались не совсем сознательно, а иногда даже совершенно бессознательно. Вместе с тем важно хорошо себе уяснить, какие онтологические предпосылки мы принимаем, так как из них вытекают общие методологические правила, лежащие в основе различных исследовательских методов. Большинство трудно разрешимых споров в прежней социологии возникло из-за различий между этими философскими позициями [11].

Например, французский социолог Дюркгейм, который развивал и применял в своих исследованиях предпосылки так называемого социологизма, то есть точки зрения, что социальная реальность — это своеобразный вид действительности, не сводимый ни к психическим, ни к материальным явлениям, видел сущность социальных явлений в «коллективных представлениях», создаваемых обществом как целым. Социальные факты — это такие факты, как язык, мода, религиозные догматы, обычаи и т.п., которые являются созданием психики не индивида, а целых групп. Из этих положений о природе реальности Дюркгейм делал вывод, что социологический метод основывается на исследовании только таких коллективных продуктов, а поэтому следует игнорировать всякие проявления поведения индивидов, их высказывания, установки и мнения [12].

Эти примеры ясно показывают, какова роль онтологических предпосылок в социологии и как из них вытекают общие методологические правила. Из последних в свою очередь выводятся предпосылки для конкретной техники сбора и обработки материалов. Очевидно, существуют определенные технические приемы исследований, проведения наблюдений, сбора материалов, которые можно применять независимо от принятых онтологических предпосылок, однако эти предпосылки оказываются решающими при выборе техники исследований, и в этом состоит их научное значение.

Задачи настоящей работы 

Настоящая работа не является систематическим справочником по социологии и не представляет результатов исследований и состояния знаний в отдельных областях конкретной или общей социологии. Она служит лишь введением в социологию и содержит наиболее важные понятия, при помощи которых проводятся исследования и конструируются теории в отдельных областях. Работа вводит в основные проблемы социологии, и прежде всего в ее язык, с целью облегчить дальнейшее изучение социологии и чтение специальной литературы. Она Предназначена в основном для студентов-социологов первого курса. Возникла она на основе курса «Введение в социологию», который в течение нескольких лет читался в Лодзинском университете. Но она может быть полезна и другим читателям, интересующимся социологией,— студентам, изучающим другие общественные науки (право, педагогику, историю, экономию и др.), учителям, любителям социологии, журналистам, общественным работникам. Поэтому работа написана на возможно более доступном уровне и содержит указания для дальнейшего дополнительного чтения.

В польской литературе до сего времени нет таких дифференцированных справочников, систематически излагающих отдельные разделы социологии и дающих их систематический обзор, какие мы встречаем на других языках. Настоящая работа — как бы введение к такому систематическому справочнику. Поэтому щели ее ограничены.

Однако здесь необходимы некоторые предварительные пояснения. Известно, что язык социологии еще очень далек от окончательной стабилизации. В какой же язык вводит эта работа? Автор по необходимости вынужден был прибегать к уточнениям, а иногда и к избыточности значений, стараясь систематизировать противоречивые значения широко употребляемых терминов, иногда придавая им и новые значения. Я полагаю, однако, что при введении значений, принятых другими авторами, работа эта будет способствовать ускорению процесса становления языка социологии [13].

Библиографический указатель

ЗАМЕЧАНИЕ. Кроме работ, указанных в примечаниях, дающих более широкое представление или дополняющих сведения о рассматриваемых проблемах (в основном работы на польском языке), библиографические указатели при каждом разделе рекомендуют дополнительную литературу (главным образом литературу общего характера).

Среди большого количества американских и других учебников и общих трудов, информирующих о социологии, укажем: R .К.Ме rton , L . Broom , L . S . Cottrell , Jr . ed ., Sociology today , New York , I 960 (русский перевод: «Социология сегодня. Проблемы и перспективы», М., «Прогресс», 1965); Н.Вес k е r , A . Boskoff eds ., Modern Sociological Theory , New York , 1957 (русский перевод: «Современная социологическая теория в ее преемственности и изменении», М., ИЛ, 1961); S.М. Lipset , N . J . Sm е1 s е r . Sociology , The Progress of a Decade , Prentice Halle Inc ., 1961.

Из учебников, предназначенных для студентов, важно указать: L. Вгоmm, Р II Sе1 zni сk, Sociology , 1958.

На французском языке имеется обширный учебник под редакцией Г. Гурвича: « Traite de sociologie », Paris , 1958—1960. 2. t .

Обширное и всестороннее введение и вместе с тем обзор методов исследования, применяемых в современной социологии, дает Рене Кениг: R е n ё Konig , red ., Handbuch der Empirischen Sozialforschung , Stuttgart , 1962. См . также : Rene Konig, red., Soziologie, Frankfurt ( Main ), 1958.

В польской литературе обзор методов исследования содержится в сборнике переводных текстов с английского языка под редакцией С. Новака: « Metody badan socjologicznych », Warszawa , 1965.

О развитии социологии как науки информирует работа. Но ward Becker i Harry Elmer Barnes, Rozwoj mysli spotecznei od wiedzy ludowej do socjologii, Warszawa, 1964.

Библиография польских социологических работ систематически дается в « Przeglad Socjologiczny » (издательство лодзинского социологического центра).

II. Природные основы общественной жизни

Изучение человеческих обществ и происходящих в них явлений и процессов начинается с изучения основных условий, в которых они возникают и которые определяют их «жизнь». Мы различаем природные, экономические и культурные условия, которые в сумме создают возможность возникновения человеческих обществ и оказывают влияние на ход протекающих в них процессов. Обзор этих проблем мы начнем с природных условий.

Важность изучения природных условий общественной жизни вытекает из того, что характеризующие ее явления и процессы наблюдаются не только среди людей, но также среди растений и животных. Изучение общественной жизни растений и животных позволяет установить, что ряд явлений и процессов, наблюдаемых среди людей, мы встречаем также среди животных. Далее, сравнительное изучение этих явлений позволяет сделать вывод о степени воздействия природных процессов на явления, наблюдаемые в человеческих обществах. Это в свою очередь позволяет определить степень влияния экономических условий и культуры на ход общественной жизни людей.

Понятие общественной жизни

Мы будем употреблять понятие «общественная жизнь» для обозначения комплекса явлений, возникающих из взаимодействия индивидов и общностей, находящихся в некотором ограниченном пространстве. Объем этого понятия можно расширить и обозначить при его помощи комплекс явлений взаимного модифицирования жизненных процессов, вытекающих из факта совместного нахождения в некотором пространстве и использования находящихся в нем ресурсов, необходимых для удовлетворения потребностей.

В соответствии с этим определением объем понятия «общественная жизнь» достаточно широк, чтобы охватить как все явления сознательного воздействия и сознательного модифицирования чужих действий и стремлений, так и явления непреднамеренного воздействия на чужие жизненные процессы в результате совместного участия и спонтанно развивающихся объективных процессах и системах отношений. Оно охватывает также явления, наблюдаемые среди растений, произрастающих совместно на более или менее обширных пространствах, а также явления, наблюдаемые в стадах животных. Общественная жизнь, следовательно, характерна не только для мира людей [14]. Какие же ее проявления мы встречаем у растений и животных?

Растительные сообщества — это совокупность организмов, связанных взаимным воздействием на жизненные процессы друг друга и воздействием на общую для них среду [15].

Это воздействие вытекает из факта пространственной близости, из того факта, что растения, растущие друг возле друга, становятся друг для друга частью среды, что они пользуются одними и теми же ресурсами почвы, влаги, воздуха и света. Отсюда возникают отношения конкуренции между растениями или видами, отношения зависимости, когда появление одних растений или видов является неизбежным условием появления других, или паразитизма, когда одни растения развиваются за счет других, на которых они паразитируют. Таким образом, в растительных сообществах создается сложная система отношений, зависящая от видовых свойств растений (рост, цикл развития и т. д.), отношений к среде и условиям, господствующим в ней. Условия среды, определяющие - жизненные процессы сообщества растений, можно разделить на три группы: а) условия климатические (состав атмосферы, ветры, осадки, температура, освещение) — они создают характерный микроклимат, оказывающий важное влияние на рост и развитие отдельных сообществ; б) условия геофизические (структура почвы, подпочвы, рельеф, водный баланс и т. д.) и в) биотические условия, к которым относятся результаты взаимодействия организмов друг с другом. Биотические условия охватывают результаты взаимодействия не только растений, но также бактерий, насекомых и животных различных видов. В сообществах растений происходят различные процессы изменений, изучением которых занимается экология [16].

Резюмируя, отметим следующее: сообщества растений появляются в ходе естественного процесса эволюции, расселения и приспособления растений к среде; они свя­заны экологическими зависимостями, в них нет связей, вытекающих из сознательного воздействия или намерения; растения в этих сообществах воздействуют друг на друга через свое отношение к источникам энергии в среде: они могут засыхать из-за недостатка воды и света, могут конкурировать, могут помогать друг другу в условиях симбиоза, могут паразитировать на других. В них происходят процессы размножения, регулирования роста, создания равновесия между тенденциями их развития и потенциальными возможностями среды. Изучение сообществ растений привело к возникновению специальной отрасли исследования общественной жизни людей, а именно социальной экологии, основанной на перенесении и применении соответственно модифицированных понятий экологии растений к изучению зависимости человеческих обществ от природной и социальной среды [17].

Сообщества животных

Исследования сообществ животных еще более интересны для социологии, так как у животных можно заметить устойчивые связи, основанные на связи побуждений, имеющей место также и у людей. Поскольку эти связи между особями, наблюдаемые у животных, не определяются какими-либо экономическими или культурными факторами, то на их примере можно определить сферу влияния физиологических или, более широко, биологических факторов на общественную жизнь. Поэтому общественная жизнь животных издавна возбуждала живой интерес социологов [18].

В мире животных существуют разного рода объединения. Сообществами мы называем здесь только такие, в которых имеет место взаимодействие в поведении особей. Следовательно, рои насекомых, кружащихся в летнюю ночь вокруг горящей лампы в парке, еще не является таким сообществом, так как это только скопление особей, привлеченных к лампе непреодолимым тропизмом, действующим индивидуально в каждой особи [19]. Далее, при рассмотрении сообществ животных мы принимаем иное определение сообщества, нежели при рассмотрении скоплений растений. В рое, собравшемся вокруг лампы, не существует взаимодействий, и пребывание вместе не является удовлетворением какой-либо потребности. Не потребность в контакте с другими особями, а лишь стремление к свету соединило этот рой. О сообществах животных мы будем говорить только там, где объединение в сообщество — следствие удовлетворения потребностей и где совместная жизнь становится условием «нервного равновесия» вида.

Сообщества животных можно расположить в определенном порядке [20]. Выделим прежде всего некоординированные объединения, в которых определенное количество вменяющих друг друга особей, пополняющееся вновь прибывающими, прочно связано с определенным местом. Такие объединения встречаются у насекомых: например, тараканы временно создают такие объединения, хотя отдельные особи могут жить также и изолированно; божьи коровки также собираются в определенные времена года в такие объединения.

Простые координированные объединения отличаются от предыдущих тем, что объединенные в них особи выполняют координированные функции, например совместные путешествия гусениц, двигающихся подобно живому ковру в одном направлении, хотя среди них и нет «предводителей», или тучи саранчи либо иных мигрирующих насекомых. В таком сообществе все особи выполняют одни и те же функции.

Сообщества низшего типа характеризуются тем, что совокупность особей выполняет общую задачу. Мы встречаем их у некоторых гусениц, строящих общее гнездо, или у пауков, плетущих общую паутину. Сообщества высшего типа создают термиты, осы, пчелы и муравьи. Их конструкции очень сложны. Особи не могут жить изолированно. Это устойчивые сообщества, выполняющие сложные, хорошо скоординированные функции. Степень зависимости особей друг от друга очень высока [21].

У позвоночных мы встречаем более элементарные объединения преходящего характера и сообщества сплоченные, устойчивые, в которых соперничество между особями сведено к минимуму, которые координирование перемещаются с места на место и способны к разделению труда. У них нет морфологических различий, на которых основывалось бы различие функций, выполняемых в сообществе, как у насекомых, но уже существуют зачатки иерархии и имеются вожаки. Сообщества позвоночных можно подразделить следующим образом: семейные объединения моногамных позвоночных, живущих самостоятельно. Здесь встречаются различного рода семьи, существующие временно или постоянно, которые иногда объединяются в свободные группы, например стаи волков. Далее, сообщества моногамных позвоночных, ведущих стадный образ жизни, составляют более постоянный вид устойчивого объединения моногамных семейств, Их мы встречаем у птиц, создающих временами сплоченные и замкнутые стаи, не допускающие других особей этого вида на данную территорию. Сообщества полигамных позвоночных встречаются относительно часто у млекопитающих. Например, олени, дикие лошади и другие животные образуют такого рода стада. Наивысший тип такого рода — сообщества обезьян [22].

Сообщества позвоночных изучены менее, чем сообщества насекомых, так как в естественном состоянии их значительно труднее наблюдать. Во всяком случае, в их общественной жизни необходимо отличать результаты жизни в сообществе от результатов связей между отдельными животными. Например, некоторые животные в сообществе значительно легче приспосабливаются к изменениям среды, их физиологические процессы протекают в сообществе иначе, чем в состоянии изоляции, и т.п. От этих результатов необходимо отличать явления, возникающие вследствие семейных связей, сексуальных отношений, заботы о потомстве, отношений между самцами и самками в семье и т. п.

Изучение социологии животных идет главным образом по пути познания общественной биологии насекомых и общественной психологии позвоночных, хотя это разграничение между биологией и психологией является произвольным, и некоторые исследователи говорят также о психологии насекомых [23]. Во всяком случае в сообществах как насекомых, так и позвоночных имеют место явления дифференциации и разделения функций, иерархии, кастовости, факты общественного регулирования поведения отдельных особей, различного питания в зависимости от принадлежности к касте, разделения труда, «рабства». В сообществах позвоночных встречаются такие явления, как захват определенной территории и ее защита от вторжения других стад, своеобразная организация совместной жизни в зависимости от территории, «устройство» собственной территории и ее «обозначение», явления общественной иерархии и власти, опеки и воспитания, «супружеской верности» и т. п. [24].

Социология животных или изучение общественной жизни животных — это специальный раздел зоологии. Но выводы ее не безразличны для изучения общественной жизни людей. Прежде всего мы видим, что многие явления, происходящие в совместной жизни людей, наблюдаются также и в совместной жизни животных, так как имеют свои основы в конституции организма, в физиологических процессах, в импульсах и биологических потребностях. Поэтому результаты исследований общественной жизни животных важны и для изучения природных основ общественной жизни людей [25]. Конечно, природные условия не единственные детерминанты совместной жизни людей, однако изучение их необходимо и важно.

Биологические основы общественной жизни людей

К биологическим основам общественной жизни мы относим, особенности человеческого организма, происходящих в нем физиологических процессов, механизм наследования свойств, импульсы, склонности и потребности, возникающие из особенностей организма и физиологических процессов. Человек, чтобы жить, должен удовлетворять потребности, вытекающие из наследственной конституции организма, должен удовлетворять чувство голода, жажды, половые инстинкты и т. д. Поэтому возникает вопрос: какие же особенности организма, какие его жизненные процессы и потребности оказывают влияние на общественную жизнь?

Укажем следующие наследственные особенности человеческого организма, которые оказывают влияние на общественную жизнь: а) прямая походка как анатомическая особенность, позволяющая человеку лучше охватывать взглядом окружающую обстановку, освобождающая передние конечности даже во время передвижения и позволяющая лучше использовать их для труда, чем это могут сделать четвероногие; б) цепкие руки с подвижными пальцами и противопоставленным большим пальцем, позволяющие выполнять сложные и тонкие функции; в) взгляд, направленный вперед, а не в стороны, позволяющий видеть в трех измерениях и лучше ориентироваться в пространстве; г) большой мозг и сложная нервная система, дающие возможность высокого развития психической жизни и интеллекта; д) сложный механизм голосовых связок, строение гортани и губ, способствующие развитию речи, то есть произнесению определенного количества дифференцированных звуков; е) длительная зависимость детей от родителей, а следовательно, долгий период опеки со стороны взрослых, медленный темп роста и биологического созревания и поэтому долгий период обучения и социализации; ж) пластичность врожденных импульсов и потребностей, отсутствие жестких механизмов инстинктов, таких, какие имеют место у других видов, возможность приспособления потребностей к средствам их удовлетворения — все это способствует развитию сложных образцов поведения и приспособлению к различным условиям среды; з) устойчивость сексуального влечения, влияющая на формы семьи и на ряд других социальных явлений [26].

Указанные выше (и многие другие) особенности организма составляют коренные биологические основы деятельности человека, его производительного труда и его Культурного творчества, а их «нормальное» функционирование делает возможным и труд и творчество. Однако наблюдаются некоторые устойчивые различия в особенностях организмов, являющиеся основой деления вида на расы. В течение некоторого периода в социологии выступали различные антропологические школы, принимавшие эти расовые различия за основной фактор, объясняющий явления и процессы общественной жизни. Основной тезис этого направления гласил, что люди не только различны, то есть не только разнятся строением организма, цветом кожи и т. д., но что эта разница в строении тела влечет за собой устойчивые различия в психологических особенностях, интеллекте и способностях, а они в свою очередь определяют общественную жизнь. Согласно этой теории, биологические особенности являются, следовательно, основным фактором, определяющим и экономические процессы и культурное творчество отдельных рас, их общественную и политическую жизнь. Следовательно, расовая теория провозглашала примат биологических особенностей и факторов в качестве основного детерминанта общественных процессов [27].

Эта расовая теория была опровергнута эмпирическими исследованиями, показавшими, что расовые особенности непосредственно не влияют на особенности психические, что у людей разных рас, воспитанных в одинаковых культурных условиях, развиваются одинаковые взгляды, стремления, способы мышления и деятельности. Особый удар был нанесен теории о неравенстве рас, утверждавшей, что одни расы являются особенно одаренными, а другие лишены некоторых способностей [28].

Особенности организма передаются потомству путем биологического наследования по законам наследственности. Долгое время шел спор о том, наследуются ли умственные особенности (способности, уровень интеллекта и т. п.) по тем же самым законам, что и особенности физические, могут ли быть изменены унаследованные особенности под влиянием среды, воспитания или же они составляют неизменный показатель возможности деятельности человека [29]. Проблема эта имела важные теоретические и практические следствия, поэтому спор между приверженцами детерминирующего влияния наследственности или среды длился очень долго. Вопрос был в значительной степени выяснен исследованиями монозиготных близнецов, воспитанных в разной среде. Оказалось, что у этих близнецов, обладающих идентичными наследственными данными, под влиянием воспитания в разной среде развиваются различные черты, что они обладают разными «психологическими профилями» [30]. Это не означает, однако, что наследственной (врожденной) одаренности не существует и что одно лишь влияние воспитания может произвольно сформировать воспитуемого. Врожденная одаренность (например, музыкальная, математическая и т. п.) оказывает важное влияние на общественную жизнь. Современные биохимические исследования нервной системы проливают новый свет на зависимость поведения индивидов от физиологических процессов, протекающих в организме. Основанное на этих исследованиях регулирование интеллектуальной активности и эмоциональной жизни химическими средствами будет иметь все более важные последствия в общественной жизни [31].

Географические условия общественной жизни

Другой комплекс факторов, составляющих природные основы общественной жизни, — это географические, или, шире, геофизические, условия.

Человек — зоологический вид. Он живет на поверхности земли, а поэтому рельеф местности, климат, растительный и животный мир, типы почв, наводнения, реки, минеральные богатства и т. п. оказывают важное влияние на его жизнь, на формирование и удовлетворение его потребностей. Чтобы жить, человек должен удовлетворять свои основные биологические потребности: он должен питаться, избегать губительного воздействия среды (холода, влажности, облучения) с помощью одежды и жилья, должен защищаться от нападения врагов, зверей или других людей, должен размножаться и воспитывать потомство и т. д. Средства, служащие для удовлетворения потребностей, он создает из того, что можно найти в своей географической среде, из сырья и предметов, находимых им в непосредственном окружении. Первобытный человек в особенно большой мере зависит от тех запасов средств удовлетворения потребностей, которые находятся в ближайшем окружении: его пища, одежда, жилье, его оружие и орудия труда созданы из предметов непосредственного окружения. Совершенно очевидно, что человек, живущий в пустыне, живет, то есть питается, одевается, строит жилище, трудится и организует совместную жизнь иначе, чем человек, живущий в степях, в лесах субтропиков или на далеком севере. Непосредственное окружение влияет, таким образом, на развитие экономики, на то, занимаются ли проживающие здесь люди охотой, скотоводством или земледелием, находят ли сырье, необходимое для развития промышленности, существуют ли естественные пути сообщения и т. п. Климат оказывает влияние на активность человека: слишком жаркий парализует энергию; слишком холодный отвлекает часть энергии на борьбу за поддержание существования; умеренный климат в наибольшей степени способствует активности. Мы знаем также, что такие факторы, как атмосферное давление, влажность воздуха, ветры, инсоляция, являются важными факторами, влияющими на состояние здоровья. Географические условия влияют на размещение населения на поверхности земного шара (достаточно сравнить данные плотности населения с данными, показывающими количество атмосферных осадков), на рождаемость, на состояние здоровья, распространение некоторых болезней, появление паразитов и т. п., что в свою очередь влияет на явления и процессы общественной жизни. Наконец, необходимо указать, что географические условия могут быть также оборонительным фактором, ибо море, горы или недоступные пустыни, окружающие людей, влияют на возникновение государств и существующие в них системы правления. Так, можно утверждать, что демократические системы развились в странах, имеющих защитные естественные границы (Швейцария, Исландия), что в странах, имеющих открытые границы, подверженные набегам, на ранних этапах возникла сильная абсолютистская власть [32].

Все эти вышеприведенные положения, несомненно, справедливы. Дискуссия возникает, однако, в том случае, если поставить вопрос, как далеко простирается это определяющее влияние географической среды и можно ли говорить о «географическом детерминизме», то есть об однозначной и однонаправленной, зависимости между географической средой и психическими особенностями людей, процессами их социальной совместной жизни и культурного творчества. Географический же детерминизм в своем крайнем выражении исходит из того, что «психика появляющегося на свет человека наделена только способностью верного копирования и верного регистрирова­ния всех раздражителей из физической среды и что устроенный так человек жил всегда в состоянии полной индивидуальной социальной изоляции» [33]. Только в этом случае психическая, социальная и культурная жизнь человека полностью определялась бы влиянием среды. Однако это не так. Человек обладает творческими способностями, позволяющими ему преобразовывать среду, которую он застает, в соответствии со своими потребностями и создавать собственную среду, не зависимую от естественных условий; он также находится в контакте с группами и культурами, развившимися в различных условиях, и поэтому путем обмена вводит в свою жизнь элементы культуры, не зависимые от его непосредственного окружения. Развитие науки и техники повышает степень независимости индивидов и групп от непосредственных географических условий. Эта зависимость, ясно выраженная в период первобытного общества, в развитой технической цивилизации значительно модифицируется.

Это, однако, не означает, что геофизические условия лишены всякого значения. Косвенно они постоянно оказывают свое влияние: принуждают человека к преодолению существующих трудностей либо облегчают его труд и хозяйственное развитие. Не безразлично то, располагает ли какой-либо народ хорошими почвами, естественными дорогами, минеральными богатствами, запасами сырья и т. п., живет ли он в климате мягком и благоприятном или же в суровом, требующем больших усилий для создания соответствующих условий существования. Человек может стать независимым от естественной среды, но сам этот процесс ослабления зависимости, затрачиваемые на него средства и энергия оказывают влияние на его общественную жизнь. Тем не менее, однако, утверждения географического детерминизма несостоятельны. Географическая среда создает основы или одну из естественных основ общественной жизни, но она не определяет однозначно ее ход.

Демографические основы общественной жизни

Говоря о биологических основах общественной жизни, мы имели в виду биологические процессы, происходящие в организме индивидов и определяющие их психические, а в результате также и социальные процессы. Теперь же обратим внимание на важность процессов, затрагивающих все население в целом, массы индивидов. Такие явления, как рождаемость, естественный прирост, возрастающая плотность населения, процент людей определенного возраста в составе населения (например, процент детей, молодежи или стариков) — все это влияет на экономические и социальные процессы и явления, на производство, уровень жизни, на предложение рабочей силы и структуру занятости, вызывает миграции и т. д. [34]. «Демографическое давление» считалось одним из факторов, вызывающих войны. Указывается, далее, что плотность населения на какой-либо территории определяет формы использования земли и природных богатств (от первобытной охоты до земледелия и развития промышленности — как это можно проследить на примере некоторых территорий Соединенных Штатов Америки, заселенных вначале индейцами-охотниками, затем оседлыми земледельцами и превратившихся в последующем в районы высокой индустриализации). Плотность населения вызывает конкуренцию, способствует более частым контактам между индивидами, между группами, благоприятствует тем самым быстрому распространению идей, повышает интенсивность изобретательства и является, следовательно, фактором культурного развития. Вместе с тем оказывается, что чрезмерный прирост населения является причиной отсталости хозяйственного развития, затрудняет рост жизненного уровня, является причиной возникновения голода, источником социальных волнений и возмущений [35]. Быстрый прирост населения создает проблему для всего земного шара, изучаемую специально созданными международными организациями [36].

И снова, как и при рассмотрении географических условий, следует отметить, что демографические процессы — это важные «рамки» общественных явлений и процессов, но что нельзя говорить о самостоятельном «демографическом детерминизме»; это только один из факторов, в совокупности с другими определяющих общественную жизнь [37].

***

В итоге мы приходим к заключению, что биологические особенности организма и протекающие в нем процессы, геофизические условия и демографические процессы составляют необходимую основу общественной жизни людей, что они определяют ее общие «рамки», ее возможности и границы, но не определяют ее процессы однозначно и неотвратимо. Люди с одинаковыми генетическими задатками и живущие в одинаковой географической среде могут развивать разные формы совместной жизни, создавать группы и общности разной структуры и организации, развивать различную культуру, экономику и политические системы. И, следовательно, в тех рамках, которые установила для человека природа, существуют огромные возможности дифференциации поведения, деятельности, стремлений и творчества. Окончательная форма общественной жизни формируется сложным комплексом сил, в котором природные явления и процессы являются только одним из элементов. На основе условий, созданных природой, проявляют себя другие силы и факторы.

Библиографический указатель 

  1. «Исторический материализм», Под общей ред. чл.-корр. АН СССР
  2. Константинова Ф. В.. 2-е изд., М., 1954, глава II. Robert В i ег stedt, The Social Order, New York , 1957, ch. II.
  3. «The Natural Conditions of Human Society», p. 29—100. William F. Petersen, Man, Weather Sun, Springfield 111, 1947.
  4. Clarence A. Mills, Climate Makes the Man, New York , 1942.
  5. L. C. Dunn, Th. D о bzhansky, Heredity, Race and Society, New York , 1959.
  6. К . Little, Race and Society, Paris, 1952, UNESCO.
  7. Richards, Les Insectes sociaux, Paris , 1955.
  8. J. Huxley, Evolution in Action, New York , 1953.
  9. H. Zinsser, Szczury, wszy i historia, Warszawa, 1937.
  10. R. S. Woodworth, Heredity and Environment, New York , 1941.
  11. David Glass, Introduction to Malthus , New York , 1953.

III . Экономические основы общественной жизни 

Как биологический организм человек есть часть природы. Но эта принадлежность к миру природы не является условием, полностью определяющим его деятельность и его общественную жизнь. Ибо человек наделен свойствами, позволяющими ему стать независимым от ее влияния, не только приспособиться к условиям, которые он застает, но и преобразовать их в процессе труда. Этот процесс целенаправленной деятельности человека, в ходе которого он преобразует наличные элементы естественной среды в средства удовлетворения своих потребностей, в необходимые для жизни материальные блага, мы называем процессом производства. Производство материальных благ составляет постоянную и необходимую основу общественной жизни. Без него человеческие общества не смогли бы существовать. Поэтому производство материальных благ и связанные с ним явления и процессы в значительно большей мере, чем явления биологические, определяют основные процессы общественной жизни. «Для того чтобы присвоить вещество природы в известной форме, пригодной для его собственной жизни, — писал К. Маркс, — он [человек. — Авт.] приводит в движение принадлежащие его телу естественные силы — руки и ноги, голову и пальцы. Воздействуя посредством этого движения на внешнюю природу и изменяя ее, он в то же время изменяет свою собственную природу» [38]. Труд животных, о котором мы говорили в предыдущем разделе, не является целенаправленной деятельностью, ему не предшествует представление о создаваемом предмете. Этот труд выполняется всегда одним и тем же способом всеми особями вида, это — не реализация замысла, ему не сопутствует размышление, совершенствующее дело. Человеческий труд предполагает в качестве непременного условия достижения своих целей создание и использование орудий производства. Труд изменяет также самого трудящегося человека.

Процесс производства включает поэтому три основных элемента: 1) целенаправленную деятельность человека, или сам труд; 2) предмет, который человек преобразует посредством труда; 3) орудия, которые он использует в процессе труда. Следует подчеркнуть особую важность создания и использования орудий. Орудиями производства мы называем предметы или комплексы предметов, при помощи которых материя природы в результате человеческого воздействия превращается в блага, удовлетворяющие потребности. Маркс особо подчеркивал важность механических средств труда, так как их развитие вызвало наиболее глубокие изменения в процессе труда, а в результате и во всех процессах общественной жизни. В зависимости от изменений в использовании орудий труда и от изменения их самих изменяется также структура рабочей силы, то есть людей, занятых про­изводством при помощи данных орудий. Орудия производства плюс рабочая сила, то есть люди, применяющие их в процессе труда, составляют производительные силы данного общества. Состояние производительных сил решающим образом влияет на многие важные общественные процессы и на уровень экономического развития общества. Производительные силы характеризуют уровень использования возможностей данного общества в производстве благ.

Но процесс производства характеризуется не только уровнем развития производительных сил. Производя, люди воздействуют не только на природу, но также и друг на друга, и эти системы взаимодействий, непосредственных и опосредованных, сознательных и неосознанных, образуют производственные отношения между людьми. «В производстве люди вступают в отношение не только к природе. Они не могут производить, не соединяясь известным образом для совместной деятельности и для взаимного обмена своей деятельностью. Чтобы производить, люди вступают в определенные связи и отношения, и только в рамках этих общественных связей и отношений существует их отношение к природе, имеет место производство» [39]. Таким образом, способ производительного труда, по необходимости выполняемого совместно, порождает разделение труда, отношения между работающими людьми, организацию труда, организацию распределения произведенных благ и т. д. Производственные отношения составляют, следовательно, экономическую, объективную основу общественной жизни. При этом необходимо подчеркнуть, что термин «отношение» означает здесь не только произвольную систему сознательных взаимодействий, но также и объективные системы зависимостей между людьми, которые могут даже не знать о существовании друг друга. Например, в системе производственных отношений взаимно связаны и зависимы друг от друга и рабочие колониальных стран, и европейские капиталисты, и торговцы, и потребители, независимо от их воли и сознания. Производственные отношения — это сложная и запутанная сеть связей и зависимостей, в которую включены люди, занятые процессом производства, обмена и распределения благ. Таким образом, возникает сложная структура зависимости между людьми, над которой надстраиваются другие системы отношений и взаимодействий, создаваемые сознательно, возникающие из других, непроизводственных человеческих взаимодействий и стремлений [40].

Производственные отношения опираются на определенную основу, которой является отношение людей к орудиям производства, то есть форма собственности на средства производства. Форма собственности на средства производства определяет производственные отношения в целом и прежде всего взаимоотношение всех общественных групп, занятых в процессе производства, в частности принципы распределения произведенных благ, а также место, занимаемое в разделении труда, и степень допустимого участия в доходе, приносимом производством. Владельцы средств производства образуют один важный общественный класс, другой класс образуют те, кто не имеет собственных орудий, но предлагает свою рабочую силу, продавая или отдавая внаем свои мускулы, уменье или знания. Таким образом, форма собственности на средства производства обусловливает существенную характерную черту производственных отношений, а именно разделение людей, занятых в процессе производства, на общественные классы [41].

Производственные отношения составляют объективную экономическую основу всех других отношений, существующих между людьми. Удовлетворение биологиче­ских и других разнообразных потребностей, которые развиваются у человека в ходе общественной эволюции, с необходимостью приводит к производству, совместной работе, разделению труда — словом, к появлению определенной системы производственных отношений. Они в свою очередь делают возможным другие формы совместной жизни, образующиеся в результате взаимодействия людей, способствуют возникновению сети внепроизводственных отношений, которые являются системами упорядоченных взаимодействий.

Производительные силы и производственные отношения образуют экономическую основу общественной жизни. Вместе с тем они составляют настоящий «становой хребет» каждой большой общественной формации. На их основе развиваются другие институты и учреждения, регулирующие общественную жизнь и удовлетворяющие другие потребности, создаваемые культурой, Словом, на их основе вырастает «надстройка» культурной деятельности общества, то есть научной, философской, художественной, религиозной и политической деятельности. Если даже не все социологические школы признают, что между экономическими основами производительных сил и производственных отношений существует прямая зависимость, то есть что они определяют однозначным образом всю надстройку, то все, однако же, признают важность экономических основ, которые, обеспечивая удовлетворение элементарных потребностей, делают возможным развитие других областей общественной жизни.

Между природными и экономическими основами общественной жизни существуют определенные общие зависимости. Строение организма и его жизненные процессы, геофизические условия устанавливают определенные рамки для процесса производства и оказывают влияние на формирование базиса общественной жизни. Однако в их границах развитие производственных отношений определяется развитием орудий труда, техники производства, так как вслед за ними развивается сложная система общества как целого. Но и этот экономический базис в свою очередь также формируется создан­ной над ним культурной надстройкой, которая оказывает влияние на развитие орудий труда, на появление новых потребностей, требует новых усилий в процессе произ­водства.

Теперь перейдем к рассмотрению третьей системы ус­ловий, определяющих ход общественной жизни, а имен­но — к рассмотрению культуры.

Библиографический указатель

  1. Oskar Lange , Ekonomia polityczna , t . I , Warszawa , 1961.
  2. Z . Madej , 0 funkcjonowaniu gospodarki socjalistycznej , Warszawa , 1963.
  3. Andrzej Malewski, Empiryczny sens teorii materializmu histo-rycznego, «Studia Filozoficzne», 1957, № 2.
  4. Г. В. Плеханов, Основные вопросы марксизма. См.: Г. В. Плеханов, Избр. филос. произв., т. III, М., 1957, стр, 124—196.
  5. А . Ni со 1ai, Comportement economique et structures sociales, Paris, 1960.
  6. A. Lauterbach, Man, Motives and Money, Ithaca , New York , 1954.
  7. W. Leontief, The Structure of the American Economy, New York , 1953.
  8. С . Kerri in., Industrializm arid industrial Man, Cambridge, Mass.,1960
  9. T. Parsons and N Sme1ser , Economy and Society, Glencoe III, 1956.

[1]Jan St . Bystron , Socjologia . Wstep informacyjny i bibliograficzny , 1931; ReneMaunier , Wprowadzenie do socjologii, Warszawa , 1932 (это перевод с французского, дополненный Ст. Чарновским); Aleksander Hertz , Socjologia wspolczesna , Warszawa , 1938 (перевод с французского); Armand Cuviller , Wprowadzenie do socjologii , Warszawa , 1947 (перевод с французского); Franciszek Mirek, Zarys socjologii, Lublin , 1948; Jan Szczepanski , Socjologia . Rozwoj problematyki i metod, Warszawa, 1961; Jerzy J. Wiatr, Spoleczenstwo. Wstep do socjologii systematycznej, Warszawa, 1964. Я называю здесь лишь некоторые работы учебного характера. Дефиниции и определения социологии можно найти также во многих работах польских социологов.

[2] Об этих объединительных тенденциях в общественных науках популярно информируют: Stanislaw Ehrlich , Integracja stowko modne ..., « Przeglad Kulturalny », 1962, № 20; Wi 1 he 1 m В i 11 ig , Integracja i specjalizacja w nauce , там же, № 22; Bogdan Suchodolski , Integracja humanistyczna , там же, № 23; Wlodzimierz Brus , Nauki spoleczne — warunki integracji , там же, № 24; Jan Szczepanski , O integracji nauk spotecznych , там же, № 27. См. также: Wtadvslaw Kozlowski , Kryzys specjalizacji , « Polityka », 1960, № 37, 38, 40.

[3] Это деление не общепринято, хотя его отличие от принятых в других работах не очень велико. См., например: Robert К. Ме rton , Leonard Broom , Leonard S . Cottrell , Jr . ed ., Sociology today , New York , 1960 (русский перевод: «Социология сегодня. Проблемы и перспективы» M., «Прогресс», 1965); Georges Gurvitch and W . E . Moore eds ., Twentieth Century Sociology , New York , 1945; Howard Becker and Alvin Boskoff eds , Modern Sociological Theory , New York , 1957 (русский перевод: «Современная социологическая теория в ее преемственности и изменении», M., 1961); J . Szczepanski , Socjologia , op . cit , rozdz . XV ,

[4] Термин введен Робертом К. Мертоном в: « Social Theory and Social Structure » (дополненное издание, 1957).

[5] Уже первая социологическая система О. Конта состоит из двух частей: «социальной статики» и «социальной динамики». Э. Дюркгейм подразделяет социологические проблемы на «социальную морфологию» и «социальную физиологию». Подобных делений можно привести много.

[6] Попытку разработать введение в теорию социального поведения предпринял Хоуменс. См .: George, С . Homans, Social Behaviour. Its Elementary Forms, London, 1961.

[7]См .: J. Szczepanski, Socjologia i psychoanaliza, «Kultura i Spoleczenstwo», 1958, № 2.

[8] Проблемы онтологических основ социологии широко обсуждал Флориан Знанецкий, преодолевая натурализм и стремясь установить гуманистические онтологические предпосылки в своем « Wstepie do socjologii », 1922.

[9] См.: J . Szczepanski , Socjologia , op . cit . s . 242—246, a также Tadeusz Szczurkiewicz , Rasa , rodzina , srodowisko . Poznan, 1938, s. 237—248.

[10]См .: J. Szczepanski, Socjologia, op. cit, s. S57—267.

[11]Это ясно показал Ф . Знанецкий в статье «Controversies in Doctrine and Method, «The American Journal of Sociology», 1945, vol. L, № 6.

[12]Взгляд этот четко сформулирован в : «Les regles de la methode sociologique», 1895 (I изд .); см . также : Я . Maunier, Wprowadzenie do socjologii, op. cit., rozdz. III i IV.

[13] О многозначности языка социологии написано много. Особую важность вопроса подчеркнул Станислав Оссовский ( Stanislaw Ossowski , О osobliwosciach nauk spolecznych , Warszawa , 1962).

[14]* Термин «общественная жизнь» в нашей социологической литературе употребляется для обозначения только человеческих сообществ—Прим: ред.

[15]Jozеf Расzoski, Dwie socjologie «Przeglad Socjologiczny ». t. I, z. 2.

[16]Р . Zuzk о wski, Botanika, rozdz. 7, Warszawa, 1951.

[17] «Zasady ekologit zwierzat», 2 t., Warszawa, 1958 ( коллективный труд ).

[18] Первое систематическое изучение социологии животных предпринял Эспинас: A . Espinas , Spoleczenstwa zwierzece , Warszawa , 1886.

[19] Вместо комментариев к этому утверждению приведем здесь шутку из английского сатирического журнала «Панч» — на многолюдном пляже, заполненном толпами загорающих и купающихся людей, на крыше кабинки сидят две чайки, и одна из них говорит: «Какой-то необъяснимый инстинкт собирает их ежегодно здесь в одно и то же время»».

[20] Приведенная ниже классификация почерпнута из книги Поля Шошара: Paul Chauchard , Societes animales , societe humaine , Paris , 1956. Шошар приводит основную литературу, содержащую результаты исследований сообществ животных.

[21] Эти сообщества были предметом многих исследований. См. например: К. Fricsh , Zycie pszczol , Warszawa , b . d .; Jan Dembowski , Psychologia zwierzat , Warszawa , 1946, rozidz .; 10, ill .

[22] Эти сообщества также были предметом многих исследований. См.: Ян Дембовский, Психология обезьян, ИЛ, 1963, гл. IX; Н. Ю. Воитонис, Предыстория интеллекта, Изд. АН СССР, 1949.

[23] Например, Ян Дембовский в цитированной уже работе (« Psychologia zwierzat »).

[24]См ., например : Armstrong, La vie amoureuse des oiseaux, Paris, 1952.

[25] Имеются в виду такие исследования, как: W . Koehler , The Mentality of Apes ; Ян Дембовский, Психология обезьян, ГЛ. III, IV, V.

[26] Этот список взят из работы Роуза: А. М. Rose , Sociology , New York , 1956, p . 96.

[27] См.: Т. Szczurkiewicz , Rasa , rodzina , srodowisko , op . cit .,; rozdz . II, III.

[28] St. 0ss о wski, Wiez spoleczna i dziedzictwo krwi, op. cit.; L.C. Dunn, О . К 1ineberg, C. Levi-Strauss, Rasa i nauka, Warszawa, 1961.

[29]См .: St. Ossowski, op. cit., nozdz. I. «Dziedzicznosc i srodowisko».

[30] R. S. Wood worth Heredity and Environment, New York, 1941.

[31]См ,: J. Huxley; Brave New World Revisited, New York, 1958.

[32]Положения географического детерминизма наиболее широко освещает Питирим Сорокин : Pitirim S ого kin, Contemporary Sociological Theories, 1928, p. 99—193. См . также : J. Szczepanski, Socjologia, op. cit, s. 210—215.

[33]Т . Szczu г kiewicz, Rasa, rodzina, srodowisko. op. cit., s. 97.

[34]См .: Р . So го kin, op. cit, р . 357—432; J. Szczepanski, ор . cit., s. 205—210, а также : Edward Roset, Proces starzenia sie ludnosci, Warszawa, 1959.

[35]См ..: Josue de С astro, Geografia gbdu, Warszawa, 1954.

[36] См. статью де Кастро о проблеме голода и его политических причинах и последствиях: « Wies Wspolczesna », 1961, № 9, s . 81—89.

[37] Детальную критику крайней демографической теории дает П. Сорокин в цит. соч.

[38] К. Маркс, Капитал, т. I, М., 1951, стр. 184.

[39] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 6, стр. 441.

[40] 'Эти проблемы обстоятельно рассматриваются . в следующих трудах: «Исторический материализм», под общ. ред. Ф. В. Константинова, изд. 2-е, М., 1954; « Podstawy marksizmu - leninizmu », Warszawa , I 960.

[41] См.: Julian Hochfeld , Marksowska teoria klas : Proba sy - stematyzacji , « Studia Socjologiczne », 1961, № 1 и З, а также его же; « Studia о marksowskej teorii spoleczenstwa », Warszawa , 1963.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования