В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Сперанский М.Введение к уложению государственных законов
"Введение к уложению государственных законов" – высшее достижение реформаторского периода (первого десятилетия) правления Александра I.

Жалобы и предложения

Напишите нам свои впечатления о библиотеке Университета и свои предложения по ее улучшению [email protected].
Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторСергеев И.П.
НазваниеРимская Империя в III веке нашей эры
Год издания1999
РазделКниги
Рейтинг0.19 из 10.00
Zip архивскачать (359 Кб)
  Поиск по произведению

Предисловие

Интерес к событиям социально-политической истории Римской империи в III в. н. э. возник у меня еще в процессе исследования проблемы гражданской войны 193-197 гг. н. э., которая была темой моей кандидатской диссертации. Эта война трактовалась некоторыми историками как пролог или даже начальная стадия кризиса римского государства в III в. н. э. Поэтому естественно, что при изучении событий данной войны я в некоторой степени познакомился и с литературой, посвященной этому кризису. В те времена в советском антиковедении безраздельно господствовала концепция Е. М. Штаерман, согласно которой кризис III века рассматривался как напрямую связанный с кризисом рабоападель-ческого способа производства в Римской империи, всеобщий, т. е. охвативший все сферы общественной жизни римского государства, по своему характеру, закончившийся окончательным поражением в борьбе за политическое господство той фракции класса римских эксплуататоров, которая была связана с рабовладением.

Уже тогда, не будучи в достаточной степени знаком с источниками и историографией по проблеме, я начал сомневаться в правильности некоторых положений вышеупомянутой концепции. Смущало то, что кризис III века связывался с кризисом рабовладельческого способа производства, но окончание кризиса III века не признавалось концом существования рабовладельческих отношений в римском государстве. Преодоление кризиса датировалось с точностью до года. Естественно возникал вопрос: а можно ли так точно датировать конец существования рабовладельческого строя? Римская армия в концепции Е. М. Штаерман выступала защитницей интересов средних и мелких муниципальных земле- и рабовладельцев. Мне же никак не верилось, что солдаты не имели своих собственных интересов и обязательно защищали не их, а чьи- то другие. Возникали и другие сомнения (по поводу "сепаратизма провинций", размаха выступлений низов населения империи и т. д.).

Глубоким исследованием проблемы я занялся после довольно длительных колебаний. Уж больно масштабной была задача. Предстояло изучить очень широкий круг исторических источников и "море" научной литературы на многих языках. При этом не было уверенности в том, что я смогу внести какой-то реальный вклад в разработку проблемы, которой уже давно занималось множество авторитетных ученых. Однако по мере знакомства с литературой постепенно выяснился ряд аспектов проблемы, которые, по моему убеждению, трактовались историками не совсем верно. К их числу я отношу вопросы о роли сената и армии в политической жизни Римской империи в III в. н. э., о "сепаратизме провинций" в период кризиса III века. В советской историографии эти вопросы трактовались в соответствии с представлениями о кризисе III века как о явлении, вызванном кризисом рабовладельческого строя. Кроме того, имеется круг вопросов теоретического характера по проблеме кризиса III века, которые неоднозначно решаются как в отечественном, так и в зарубежном антиковедении. Их изучение позволило мне прийти к выводам, которые не совпадают с мнениями многих современных историков, но, на мой взгляд, точнее отражают содержание событий социально-политической истории Римской империи в III в. н. э. Имеются в виду вопросы о характере кризиса III века, причинах его возникновения, хронологических рамках и особенностях развития кризиса, о его месте в истории римского государства эпохи Империи.

Трудность исследования проблемы социально-политической истории Римской империи в III в. н. э. состояла для меня не только в том, что нужно было проработать множество источников и почти необъятную специальную литературу, но и в том, что этот материал непросто было получить для ознакомления с ним. Особенно острым стал этот вопрос в последние годы, когда для ученых Украины фактически недосягаемы фонды богатейших российских библиотек. В этих условиях большой удачей для меня была появившаяся возможность работать в библиотеках ряда университетов Германии. Во время научной стажировки в Гейдельберге (1995 г.) и выступлений с докладами в Восточном Берлине, Бонне, Трире, Брауншвайге, Тюбингене я не только имел возможность для обмена мнениями по ряду аспектов исследуемой проблемы с такими крупными специалистами в области античной истории и археологии, как Г. Альфельда, К. Штробель, X . Хайнен, И. Ке-ниг, Ф. Кольб, К.— П. Ионе, но и получил доступ к новейшей зарубежной литературе.

Считаю своей приятной обязанностью выразить искреннюю благодарность коллегам по каф едре истории древнего мира и средних веков Харьковского госуниверситета — профессору В. И. Ка-дееву, доцентам В. А. Латышевой, Ю. А. Голубкину, С. Б. Соро-чану, А. П. Мартемьянову, С. В. Дьячкову, О. А. Ручинской за доброжелательную критику и полезные замечания при обсуждении текста данной публикации.

Хочу поблагодарить Л. Копецкую, А.Калиберду, Д. Беспроз-ванных, А. Резвана за помощь в подготовке текста книги к публикации.

Введение

В истории Римской империи III в. н. э. — время сложных и важных перемен во всех сферах общественной жизни. На протяжении этого столетия происходили существенные преобразования в экономике империи. Заметные изменения наблюдались в социальной структуре римского общества. Серьезным образом трансформировалась идеология жителей римского государства. Для внутриполитического развития Римской империи этого периода были характерны частая смена императоров, попытки узурпации императорской власти, иногда приводившие к отпадению от Рима значительных территорий. Сложной в это время была и ситуация на границах римских владений. Римлянам с большим трудом удавалось справляться с глубокими вторжениями варваров в империю.

Все это позволяет многим современным историкам считать, что III в. н. э. отличался от предшествующего и последующего этапов развития Римской империи и его можно определять как особый период римской истории, период кризиса III века.

Процессы, происходившие в III в. н. э. в социально-политическом развитии Римской империи, вызывались изменениями в других сферах жизни римского государства и сами влияли на состояние экономики и духовную культуру римлян. Преодоление кризиса III века сопровождалось радикальными преобразованиями во всех сферах общественной жизни империи, причем направление перемен в значительной степени определялось изменениями в области социально-политических отношений. Поэтому изучение особенностей социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. важно не только для понимания закономерностей эволюции римского государства в это кризисное столетие, но и для выяснения истоков тех процессов, которые происходили в следующие века. Выяснение причин возникновения кризиса III века, особенностей его развития, средств и результатов его преодоления необходимо для определения места III века н. э. в истории Рима. Исследование проблемы особенностей социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. остается актуальным в силу неоднозначности трактовки ряда ее аспектов современными историками а также по причине того, что в советском антиковеде-нии эта проблема освещается без учета результатов ее изучения зарубежными историками в последние десятилетия.

Источниковая база исследования социально-политического развития Римской империи в III веке н. э. довольно широкая и включает в себя несколько групп разнообразных по своему характеру исторических источников. „

Нарративные источники представлены трудами античных авторов, бывших современниками изучаемых нами событий или писавших свои произведения в IV — V вв. н. э.; сочинениями историков христианской церкви этого времени; хрониками средневековых историков.

Важным источником по истории Римской империи первой трети III века н. э. является труд Диона Кассия Кокцеяна (около 155-235 гг. н. э.). Дион Кассий принадлежал к верхушке римского общества, со времен правления императора Коммода участвовал в заседаниях римского сената, при императорах из династии Северов занимал высшие должности в государственном аппарате империи. Им была написана фундаментальная "Римская история" в 80 книгах (на древнегреческом языке). К сожалению, как раз те книги его труда, в которых излагаются события римской истории III века н. э. (до повторного консульства Диона Кассия в 229 г. н. э.)', до нас не дошли, и их текст восстановлен лишь частично на основании отрывков, содержащихся в произведениях историков более позднего времени. Эти отрывки показывают, что Дион Кассий описывал события, современником которых являлся, с большой тщательностью и обстоятельностью. К началу III века н. э. этот историк, будучи в зрелом возрасте, занимал в обществе высокое положение, был близок к императорскому двору и имел доступ к надежным источникам информации о жизни всей Римской империи. Из труда Диона Кассия мы черпаем сведения о роли сената и армии в политической жизни римского государства в правление династии Северов, о предпосылках вызревания кризиса III века. Однако при пользовании этим источником следует учитывать тот факт, что Дион Кассий принадлежал к сенаторским кругам империи и отдельные события политической истории римлян освещал не беспристрастно

Младшим современником Диона Кассия был историк Геро-диан. О его биографии и карьере точных сведений мы не имеем. Предполагается, что он — выходец из восточной части империи, жил между 165 и 245 гг. н. э., а свою "Историю императорской власти после Марка" 2 написал в 40-е годы III века н. э. 3 В труде Геродиана излагаются события политической историиримлян от смерти императора Марка Аврелия (180 г. н. э.) до провозглашения императором Гордиана III (238 г. н. э.). По научному значению этот источник существенно уступает труду Диона Кассия. Вероятно, Геродиан занимал не очень высокие должности в государстве и не имел доступа к солидным источникам информации, а его "История" создана главным образом на основании современной ему устной традиции 4 . При написании произведения автор в угоду читателям слишком заботился об увлекательности повествования и в некоторых случаях искажал действительные события. В труде Геродиана много длинных монологов действующих лиц, подозрительно подробных описаний разнообразных заговоров. Это заставляет осторожно и критически относиться к тем свидетельствам историка, которые отсутствуют в других нарративных источниках. Но с учетом того, что в труде Геродиана описываются те события, которые не освещены Дионом Кассием, а свидетельства других античных авторов заслуживают еще меньше доверия, нужно признать его довольно важным источником для изучения социально-политического развития Римской империи в первые десятилетия III века н. э.

Как современник описывает события римской империи III века н. э. Дексипп Афинский. Он родился в Афинах между 200 и 210 гг. н. э., жил до времен правления Аврелиана или Проба, занимал в родном городе важные магистратуры, жреческие должности. В 267/8 г. н. э. во время вторжения в Грецию герулов Дексипп собрал отряд в 2 тыс. человек и сыграл решающую роль в спасении Афин от разрушения их варварами. Известно, что им написаны два произведения исторического характера: "Хроника" (или "История") в 12 книгах и "Скифика", в которых излагались события от мифических времен до середины III века н. э. Однако до нас дошли лишь фрагменты этих, произведений 5 , которые имеют определенное значение для изучения внешнеполитической деятельности римских императоров середины III века н. э. (Деция, Аврелиана).

В сборнике "Авторы жизнеописаний Августов" 6 указывается, что отдельные его части написаны историками, жившими в конце III — начале IV вв. н. э. Но современные исследователи сомневаются в этом авторстве. В литературе высказывается предположение, что автором сборника был один человек — сенатор или близкий к сенаторам ритор или грамматик, а составлен сборник в период от конца III до конца IV вв. н. э. 7 . Состоит он из 30 биографий римских императоров, их наследников и претендентов на императорский престол от Адриана до Карина, а также двух очерков, посвященных жизнеописанию группы лиц, пытавшихся захватить императорскую власть в середине III века н. э. ("Тридцать тиранов" и "Четыре тирана"). В дошедшем до нас тексте сборника отсутствуют биографии императоров Филиппа Араба, Деция, Требониана Галла, Эмилия Эмилиана, хотя, как явствует из упоминания их в биографии Аврелиана, они были написаны.

В каждом жизнеописании материал излагается по единой схеме: обстоятельства, при которых был занят императорский престол; характер правления (отношение к сенату, армии, внешняя политика, пороки и достоинства императора); обстоятельства смерти; оценка императора современниками. В тексте сборника много места занимают сплетни и анекдоты. Содержится в нем и значительный документальный материал — отрывки императорских речей, постановлений сената, законов, различных писем. Но по мнению современных историков, этот материал не заслуживает доверия 8 . Такие обстоятельства, как отсутствие ясности в вопросе об авторстве и времени написания сборника, изложение событий римской истории с явно просенатских позиций, заставляют с большой осторожностью пользоваться информацией, которая содержится в этом источнике. Однако значение произведения как исторического источника по истории социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. не следует и слишком преуменьшать. Все-таки его автор (или авторы) описывает события, происходившие при его жизни или незадолго до этого, и если учесть, что до нас дошло совсем мало трудов, написанных современниками изучаемых событий, то вряд ли следует пренебрегать всеми свидетельствами данного источника. Из биографий римских императоров III в. н. э. и узурпаторов императорской власти этого времени мы узнаем о роли сената и армии в политической жизни империи, о поисках правителями Рима путей вывода государства из кризиса, об их борьбе за сохранение или восстановление территориального единства империи.

На вторую половину IV в. н. э. приходится жизнь и творчество Секста Аврелия Виктора, занимавшего в годы правления императора Феодосия ряд высших государственных должностей, включая пост префекта города Рима (в 389 г. н. э.) 9 . Из четырех произведений, которые раньше приписывались Аврелию Виктору, в настоящее время как несомненно его признается одно — "О Цезарях" 10 . Это сборник коротких биографий римских императоров от Октавиана Августа до Юлиана (31 г. до н. э. — 361 г. н. э.). В жизнеописаниях императоров много места отводится моральной оценке правителей Римской империи, встречаются хронологические и фактические неточности. Вместе с тем в сборнике освещаются не только события и явления социально-политической истории римского государства, о которых сообщают более надежные нарративные источники, но и те, которые не нашли отражения в трудах других античных авторов. Например, именно на основании свидетельств Аврелия Виктора современные историки судят о содержании военных реформ императора Галлиена или приходят к заключению, что прекращение существования системы Принципата в Римской империи следует связывать не с провозглашением императором Диоклетиана, а с концом правления императора Проба (282 г. н. э.).

Около 370 г. н. э. по поручению императора Валента написал "Краткую римскую историю" " его личный секретарь Евтропий. Этот труд представляет собой конспективное изложение римской истории от основания города Рима до смерти императора Иовиа-на (364 г. н. э.). Евтропий сообщает некоторые биографические данные правителей римского государства в III в. н. э., пишет об их войнах. В целом же его труд не представляет большого интереса для изучения социально-политического развития Римской империи в III в. н. э.

К IV - V вв. н. э. относятся произведения ряда видных деятелей и историков христианской церкви. "Христианским Цицероном" Лактанцием (родился между 240 и 250 гг. н. э., умер около 320 г. н. э.) был написан труд "О смерти гонителей" 12 . В нем содержатся поучительные повествования о печальной участи преследовавших христиан римских императоров — от Нерона до Максимиана. Конечно, римская история освещается в этом произведении тенденциозно, но в нем имеются и объективные исторические свидетельства. Общепризнано, что труд Лактанция является важным источником по истории системы тетрархии. Содержащаяся в этом произведении информация в определенной степени помогает в решении вопроса о результатах преодоления кризиса III века и месте этого кризиса в истории Римской империи.

"Отец" истории христианской церкви Евсевий Памфил (263-340 гг. н. э.) написал "Церковную историю" в 10 книгах ,3 , в которой отражены события от зарождения христианства до Никейс-кого Собора (в 324 г. н. э.). Во второй половине этого произведения освещены отношения между римской императорской властью и христианами в конце II — начале IV вв. н. э. Некоторые данные "Церковной истории" позволяют судить о поисках императорами III века путей вывода государства из кризиса. Евсевий Пам-фил написал также "Хронику" в двух книгах 14 , в которой приведен перечень римских императоров с сообщениями об обстоятельствах их прихода к власти и длительности пребывания на престоле. Это немаловажно для изучения хронологии событий политической жизни Римской империи в III в. н. э. 15 .

Своеобразным источником является сборник латинских (галльских) панегириков 16 , созданных в конце III - IV вв. н. э. В них прославляется личность и деятельность римских императоров, начиная с Максимиана (286-305 гг. н. э.) и заканчивая Феодосием I (379-395 гг. н. э.). Содержащаяся в некоторых панегириках информация важна для сравнения систем Принципата и Домината, т. е. для выяснения вопроса об итогах преодоления кризиса III века.

Краткое изложение событий политической истории Римской империи в III в. и. э. содержится в последней, седьмой, книге "Истории против язычников" Павла Орозия 17 (около 380— около 420 гг. н. э.). Значение этого источника примерно такое же, как и вышеохарактеризованной "Хроники" Евсевия Памфила.

Об авторе "Новой истории" |8 Зосиме известно, что он жил во второй половине V в. н. э., был финансовым чиновником. В его труде сделан обзор истории Римской империи от времени правления Октавиана Августа до завоевания Рима готами (410 г. н. э.). Довольно подробно Зосим излагает события IV - V вв. н. э., о событиях же I - III вв. н. э. речь идет только в первой (из шести) книге его труда. Причем больше внимания автор уделяет истории восточной части римского государства. Именно для изучения событий социально-политической истории восточных провинций Римской империи в III в. н. э. может быть использован этот источник.

Определенное место освещению событий истории римского государства в III в. и. э. отводят в своих хрониках всемирной истории такие средневековые авторы, как Иоанн Малала 19 , Георгий Син-келл 2С , Георгий Кедрин 21 . Они пишут главным образом о войнах римских императоров, сообщают о том, сколько лет или месяцев находился у власти тот или иной правитель Римской империи. При этом хронисты не всегда правильно показывают последовательность смены императоров на римском престоле, неверно определяют продолжительность правления отдельных правителей. Конечно же, эти произведения нельзя относить к числу важных источников по истории социально-политического развития Римской империи в III в. и. э.

Средитрудов средневековых историков следует выделить "Анналы" Иоанна Зонары 22 (умер около 1150 г.). При написании труда Зонара использовал много источников, часть которых не сохранилась до нашего времени. События римской истории III в. н. э. излагаются в "Анналах" весьма подробно. В произведении характеризуется время правления тех императоров, биографии которых отсутствуют в дошедшем до нас тексте сборника "Авторы жизнеописаний Августов". Отдельные события политической жизни Римской империи в III в. н. э. Зонара освещает более объективно, чем античные авторы, жившие в ту эпоху. Например, это можно сказать о характеристике императора Галлиена и его правления.

В целом можно признать, что в нашем распоряжении имеется не так уж много нарративных источников по истории социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. Каждое из вышеназванных произведений играет определенную роль в изучении тех или иных аспектов проблемы. Но следует отметить, что всем им присущи и те или иные недостатки: или в них освещаются события только нескольких десятилетий III в. н. э., или же автор недостаточно объективен при изложении материала, или же события излагаются слишком сжато и т. д. Поэтому источники данной группы необходимо использовать в комплексе. Однако на основании свидетельств только нарративных источников глубокое исследование особенностей социально-политической жизни Римской империи в III в. н. э. невозможно.

Большое значение для изучения ряда аспектов проблемы социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. имеют эпиграфические материалы. Обнаруженные в основном в ходе археологических исследований многочисленные латинские 23 , древнегреческие 24 надписи и надписи на других языках (в частности, найденные на территории, находившейся под властью правителей Пальмиры 25 ), позволяют уточнять хронологию событий, определять границы территории, подвластной отдельным претендентам на императорскую власть. Эпиграфические материалы содержат в себе информацию о процессах, происходивших в политической, социальной, духовной сферах общественной жизни Римской империи. Известно, что надписи — весьма надежный исторический источник. Поэтому данные эпиграфики зачастую устраняют сомнения относительно свидетельств нарративных источников.

Обнаруженные в результате археологических раскопок папирусы 26 (оффициальные документы, частная документация, архивы, письма) являются важным источником для изучения истории восточных провинций Римской империи (особенно Египта). Но в них содержится и информация, касающаяся отдельных моментов социально-политического развития всей Римской империи в III в. н. э. Данные папирусов позволяют уточнить хронологию политических событий, титулатуру римских императоров и претендентов на императорскую власть, условия службы солдат римской армии и т. п.

Для политической жизни римского государства в III в. н. э. характерна многочисленность правителей и претендентов на императорский престол. Императоры и некоторые из узурпаторов императорской власти выпускали множество монет и медальонов. Вследствие этого мы имеем возможность использовать в качестве существенного источника для изучения социально-политической жизни Римской империи в III в. н. э. богатый нумизматический материал 27 . Историческая информация содержится не только в надписях (легендах) и изображениях на монетах, но и в металле, из которого чеканились монеты, в том, где выпускались монеты императора или узурпатора императорской власти, на какой территории монеты имели оборот. Нумизматический материал помогает глубже раскрыть вопросы о политической роли сената и армии в III в. н. э., об изменениях в характере власти императора, о сущности государственных образований на Западе и Востоке империи в 60 — 70-х гг. III в. н. э. и т. д.

Обнаруженный в результате раскопок археологический материал несет в себе информацию об экономике, быте, культуре народа. В последнее время историки все смелее используют данные археологии (клады монет, остатки строений, следы пожарищ и т. п.) для изучения таких вопросов, как изменения в социальной структуре римского общества, особенности внешнеполитического положения Римской империи в рассматриваемый период.

Документы юридического характера 28 имеют историческую ценность, предельно точно и объективно отражая реалии соответствующего времени. К сожалению, социально-политические отношения римского государства в III в. н. э. не получили в имеющихся юридических материалах равномерного отражения. А. Джоунз сравнил в связи с этим III в. н. э. в римской истории с темным туннелем, освещенным с двух концов (документы юридического характера времени правления династии Северов и правления Диоклетиана) и совершенно непроницаемым пространством посередине 25 . Однако и тот материал юридического характера, которым мы располагаем, довольно информационен. Юридические документы помогают судить о правовом положении солдат римской армии, об официальном месте римского сената в системе государственных органов Римской империи эпохи Принципата, об основах законности императорской власти и др.

Подводя итоги анализа исторических источников, можно констатировать, что они довольно многочисленны и разнообразны по своему характеру. Значение отдельных групп источников не одинаково, но в каждой из них имеется ценная информация по тем или иным вопросам социально-политической истории Римской империи в III в. н. э. Комплексное же использование всей совокупности источников делает вполне реальным глубокое и всестороннее исследование проблемы.

Социально-политическая жизнь Римской империи в III в. н. э. была наполнена сложными, часто драматическими событиями. Такие периоды истории всегда привлекали внимание исследователей. Поэтому нет ничего удивительного в том, что проблема социально-политического развития римского государства рассматриваемого времени уже давно и очень активно изучается историками, и к настоящему времени имеется весьма широкий круг специальной литературы по проблеме в целом и по отдельным ее аспектам.

Первые шаги в исследовании социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. были сделаны историками Западной Европы в конце XVII — XVIII вв. В публикациях этого периода 30 проблема социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. исследовалась довольно поверхностно. Исторические труды носили характер общих обзоров весьма длительных этапов истории Древнего Рима и не были посвящены специально III веку н. э. Авторы этих публикаций почти (или совершенно) не использовали эпиграфический и нумизматический материал, а к свидетельствам нарративных источников относились без надлежащей критики, хотя иногда и высказывали сомнения по поводу некоторых сообщений историков древности. Так, Э. Гиббон вслед за античными авторами просенатской ориентации считал, что причинами трудностей и неурядиц, которые переживало римское государство в III в. н. э., были развращенность и нахальство солдат римской армии; характеризовал императора Галлиена как самого непригодного правителя империи 31 . Но вместе с тем он называл выдумкой сообщение античных историков о восстании монетариев, утверждал, что против императора Аврелиана в Риме выступили его политические противники, а не работники монетного двора 32 .

Значительным этапом в исследовании социально-политической истории Римской империи в III в. н. э. западноевропейскими учеными является XIX в. На протяжении этого столетия расширяется круг нарративных источников, привлекаемых историками для изучения проблемы; повышается уровень критического отношения к свидетельствам древних авторов; все в большей степени используются данные эпиграфики и нумизматики. Наряду с работами общего характера 33 , в которых рассматривается римская история на протяжении нескольких веков, уже в первой половине XIX в. появляются исследования европейских историков, посвященные истории отдельных регионов Римской империи 34 ; с середины века публикуются работы по истории правления некоторых императоров III в. н. э. 35 ; делаются попытки определить причины возникновения кризиса III века и установить место этого кризиса в истории Римской империи. Так, по мнению французского историка Симона де Сисмонди, частая смена правителей Рима в III в. н. э. вызывалась тем, что в условиях установленного законом порядка наследования императорской власти все решала военная сила; первые три с половиной века существования Римской империи он делил на четыре периода, третий из которых, продолжавшийся со 192 по 284 гг. н. э., определялся исследователем как период кризиса III века 36 .

Во второй половине XIX — начале XX вв. большой вклад в изучение социально-политической истории Римской империи на всем протяжении ее существования и в III в. н. э. в частности внесли немецкие антиковеды. Они пытались выяснить причины упадка римского государства 37 , изучали историю основных государственных учреждений Рима 38 , эволюцию вооруженных сил римлян 39 , историю правления конкретных римских императоров III в. н. э. 40 .

На этот период приходится научная деятельность выдающегося исследователя античной истории Теодора Моммзена. Большое значение для развития антиковедения имели его активное участие в издании свода латинских надписей а также опубликованные им работы по истории римского государства. Некоторые вопросы социально-политического развития Ри мс к ой • империи Т. Моммзен рассматривал в "Истории Рима" 41 . Существенное влияние на представления его современников о сущности событий римской истории в III в. н. э. оказали труды авторитетного ученого, в которых рассматривались вопросы римского права. В них Т. Мом-мзен приходит к заключению, что в период Принципата ( I - II вв. н. э.) в Римской империи было двоевластие (диархия) императора и сената. Со смертью Александра Севера (235 г. н. э.) началась агония данной системы власти; император Галлиен отстранением сенаторов от командных постов в армии положил конец не только двоевластию, а и самой системе Принципата. Диоклетиан восстановил стабильность в государстве, но его реформы привели к созданию политической системы, совершенно отличной от существовавшей в период Принципата 42 .

Много внимания изучению социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. уделил в начале XX в. французский историк Л. Омо. Он исследовал историю политических учреждений римлян 43 , а также правление римских императоров второй половины III в. н. э. — Галлиена, Клавдия II , Аврелиана 44 . В работе, посвященной правлению Галлиена, Л. Омо фактически осуществил "реабилитацию" этого императора перед историей. Ученый обращает внимание на то, что негативная оценка Галлиена содержится в трудах просенатски настроенных латинских историков, древние же авторы из восточной части империи оценивают деятельность этого императора положительно. Он заключает, что Галлиен в чрезвычайно сложных условиях прилагал большие усилия для борьбы с внешними врагами империи и сохранения территориальной целостности государства и что у нас нет оснований считать этого императора плохим правителем. Исследуя правление Клавдия II и Аврелиана, Л. Омо проанализировал историю Галльской империи и Пальмирской державы, характер отношений их правителей с римскими императорами; скрупулезно рассмотрел восстание монетариев в Риме при Аврелиане; сделал вывод, что учреждение Аврелианом общегосударственного культа бога Солнца являлось политической и даже административной реформой, способствовавшей укреплению власти императора и делавшей легитимным деспотизм.

Довольно много обстоятельных исследований проблемы социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. или отдельных ее аспектов было издано зарубежными историками в период между двумя мировыми войнами.

Еще во время I мировой войны О. Шульц издал труд, посвященный анализу системы Принципата 45 , а вскоре после этого — специальное исследование 46 , в котором он попытался определить место III века н. э. в истории Римской империи. По его мнению, и в эпоху Принципата, и на протяжении III в. н. э. римский сенат оставался источником права, и его решения о наделении принцеп-са определенными полномочиями были основой легитимности власти императора. Опираясь на свидетельства Аврелия Виктора, О. Шульц утверждал, что после смерти императора Проба сенат потерял власть и право избирать императора, а значит, с этого момента, а не с приходом к власти Диоклетиана, начался новый период истории Римской империи — период Домината. Коснувшись вопроса о Пальмирской державе, О. Шульц пришел к заключению, что целью Вабаллата было не отпадение от Рима, а установление своей власти над всей Римской империей.

Значительным событием в антиковедении межвоенного периода стала публикация в 1926 г. эмигрировавшим из России М. И. Ростовцевым фундаментального исследования по социально-экономической истории Римской империи 47 . Период римской истории от гибели Александра Севера до провозглашения императором Диоклетиана он называл "великой социальной и политической революцией" 48 , хотя в другом месте своего труда заявлял, что у него нет никаких сомнений в том, что кризис III века был не политическим, а социальным по характеру 45 . По мнению ученого, в III в. н. э. в римском государстве происходила борьба между опиравшимся на армию императором и высшими классами империи. При этом сенат выражал интересы городской буржуазии 50 , а армия еще во II в. н. э. потеряла связи с городами и превратилась в армию сельских жителей империи 51 . Таким образом, по М. И. Ростовцеву, главной движущей силой социальной революции III века выступал антагонизм между городом и селом, и борьба между ними продолжалась до тех пор, пока высшие классы не признали победы над ними полуварварских солдат 52 .

Труд М. И. Ростовцева получил большой отклик среди историков античности, был переведен на несколько европейских языков и принес автору мировую известность. И поныне имя этого ученого пользуется заслуженным авторитетом. Но позже концепция М. И. Ростовцева подверглась критике, и в настоящее время у нее мало приверженцев среди историков.

С 30-х годов вопросы социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. начал исследовать выдающийся венгерский антиковед А. Альфельди. В результате многолетнего глубокого изучения римской истории он опубликовал работы, в которых анализировал события политической истории римского Востока в годы правления Галлиена и Клавдия II 53 , излагал свои взгляды на кризис III века 54 и на особенности власти римских императоров 55 . А. Альфельди был автором раздела 12-го тома "Кембриджской древней истории" 56 , освещавшего развитие Римской империи в III в. н. э.

В своих работах ученый основательно исследовал различные аспекты проблемы социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. Анализ свидетельств источников о Галльской империи привел его к выводу, что по характеру программа ее основателя Постума не являлась галльской, т. е. Постум не стремился к отпадению от Римской империи. Изучив изменения в составе римской армии на протяжении III в. н. э., историк заключил, что солдаты этого времени не были деклассированным элементом. Суть кризиса III века А. Альфельди видел в том, что в сложных условиях того времени в римском государстве не нашлось такого слоя населения, который вынес бы на себе всю тяжесть борьбы с трудностями. Только после того, как в борьбу за стабилизацию ситуации в государстве включились иллирийцы (историк называет их "сыновьями дунайской земли" — " die Sohne des Donaulandes "), империю удалось вывести из состояния кризиса 57 . По определению А. Альфельди, большим счастьем для империи являлось то, что к этому времени уроженцы дунайских областей были уже полностью романизованы и повсеместно в империи боролись за величие Рима 58 .

Установление фашистской диктатуры и господство нацистской идеологии повлияли на исторические построения некоторых ученых Германии. Так, Ф. Альтхайм, начиная с конца 30-х годов, опубликовал несколько работ, в которых с определенных позиций трактовалось социально-политическое развитие Римской империи в III в. н. э. 55 . При рассмотрении кризиса III века он руководствовался учением Ранке о примате внешней политики, о том, что все народы и расы на Земле делятся на молодые и старые. Период от смерти императора Комм ода до провозглашения императором Диоклетиана Ф. Альтхайм называл веком солдатских императоров. Кризис III века, по его мнению, Римская империя не могла легко преодолеть потому, что италики были уже старым народом (раньше, когда римляне были молодым народом, они легко выходили из кризисных ситуаций). В III в. н. э. в дверь империи стучались новые народы и расы, которые еще не сыграли свою роль в истории. Среди прочих народов и рас, населявших римское государство, в III в. н. э. выделились сирийцы и иллирийцы. Именно борьба между этими народами за господство в империи, а не классовая борьба, утверждал Ф. Альтхайм, определяла политическую жизнь Римской империи в III в. н. э. Поскольку сирийцы были изнежены жизнью в городах, они не могли быть достойными соперниками иллирийских легионов 60 .

Конечно же, эта концепция не получила поддержки историков других стран и подверглась критике, в частности Е. М. Шта-ерман 61 .

В послевоенные годы проблему социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. изучали не только ученые многих стран Европы (Германии, Англии, Франции, Италии и др.), но и американские исследователи. Уже в первые десятилетия после окончания мировой войны были опубликованы труды по истории Римской империи в целом 62 ; работы, посвященные истории отдельных регионов Римской империи 63 , истории правления конкретных римских императоров III в. н. э. м , развитию главных политических учреждений римского государства 65 , римской армии 66 и т. д. 67 .

Начиная с 60-х годов много внимания вопросам социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. уделяет Г. Альфельди. К настоящему времени им опубликовано несколько серьезных исследований по этому периоду римской истории 68 . По мнению ученого, еще во второй половине II в. н. э. в Римской империи начался общий (или тотальный), охвативший все сферы жизни государства кризис, вызванный не обострением социальных конфликтов, а усилением хозяйственных трудностей и варварских вторжений. Социальные же противоречия обострились из-за начавшегося кризиса. Развитию кризиса и его преодолению способствовали процессы, происходившие в римской армии. С усилением внешней опасности императоры III в. н. э. объединяют под единым командованием войска нескольких соседних провинций, что, наряду с укреплением связей солдат с гражданским населением провинций, ведет к образованию в империи нескольких военных группировок (британской, рейнской, дунайской, восточной) и так называемых "военных сообществ" (" Militargesellschaft "). Интересы последних не совпадают, и между ними идет борьба за возведение на императорский престол выразителя их интересов. Таким образом, армия перестала быть орудием власти в руках императора. Кризис был преодолен, по мнению Г. Альфельда, лишь тогда, когда в результате реформ Диоклетиана и Константина войска снова оказались под властью императора и возросло значение военного и бюрократического аппарата империи.

В 60 — 90-е годы интерес зарубежных антиковедов к событиям римской истории III в. н. э. не только не уменьшается, но значительно возрастает. В эти десятилетия проблема социально-политического развития Римской империи данного периода плодотворно исследуется европейскими и американскими учеными, а также историками из стран Азии, например Японии. История римского государства в III в. н. э. рассматривается в работах общего характера 65 ; публикуются исследования, посвященные кризису III века 70 или развитию отдельных регионов империи в период этого кризиса 71 ; объектами изучения в других изданиях становятся римский сенат 72 , армия 73 , императорская власть 74 . Историки объединяют свои усилия в изучении проблемы развития Римской империи в III в. н. э., в результате чего публикуются сборники работ, освещающих этот период римской истории 75 . Среди достаточно многочисленных римских императоров III в. н. э. особое внимание историков привлекает Галлиен 76 .

Для публикаций зарубежных историков последнего времени характерно то, что их авторы все чаще не только отмечают негативные явления в социально-политической жизни империи в III в. н. э. , но и обращают внимание на качественные положительные сдвиги в различных сферах римского государства, которые во многом определили особенности развития всего Средиземноморья в последующие столетия. Некоторые, особенно немецкие, а'н-тиковеды начинают вообще ставить под сомнение правомерность определения III в. н. э. как периода кризиса. Так, Ф. Кольб утверждал, что нет никаких оснований считать этот век кризисным периодом 77 . С его мнением в целом согласен и другой немецкий исследователь — К. Штробель. В своем труде он стремится определить содержание понятия "кризис". Сравнивая характерные черты развития Римской империи вШв. н. э.и процессы, присущие в его понимании периоду кризиса, К. Штробель приходит к заключению, что на протяжении этого столетия римское государство прошло через ряд кризисных ситуаций, но кризиса как такового в нем не было 78 .

Таким образом, в течение трех веков проблема социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. была объектом изучения многих зарубежных антиковедов. Отдельные ее аспекты трактовались историками далеко не однозначно. Хотя на сегодняшний день уже опубликованы многочисленные статьи и монографии, посвященные римской истории III в. н. э., можно с уверенностью утверждать, что разработка этой проблемы в зарубежном антико-ведении будет интенсивно продолжаться и в будущем.

Если учитывать, что российское антиковедение стало полноценной составной частью мировой историографии античности только к середине XIX в., нет ничего удивительного в том, что в России первые исследования, в которых рассматривались некоторые вопросы социально-политического развития Рим-ской империи в III в. н. э., появились лишь во второй половине XIX в., и их было совсем немного.

Весьма кратко римская история III в. н. э. освещалась в работах общего характера С. В. Ешевского 79 и И. В. Нетушила 80 . На основании данных эпиграфики рассматривал роль армии в жизни римского государства Ю. А. Кулаковский 81 . По его мнению, острая политическая борьба в Римской империи в III в. н. э. бьша следствием того, что центральная власть допустила проникновение в отдельные части римской армии духа провинциализма 82 . Р. И. Шерцль затрагивал вопросы о роли сената в выпуске монет в период Империи и о восстании монетариев Рима в правление императора Аврелиана 83 . А. С. Черноусов, несмотря на весьма обнадеживавшее название своей работы, фактически ограничился характеристикой трудов античных авторов, имеющих значение для изучения римской истории конца II — первой трети III вв. н. э. 84 .

Следовательно, приходится признать, что российские историки не внесли заметного вклада в изучение социально-политического развития Римской империи в III в. н. э.

В советском антиковедении римская история III в. н. э. первоначально не относилась к числу наиболее интенсивно исследуемых проблем. В начале 20-х годов события социально-политической жизни Римской империи в III в. н. э. нашли отражение в работах научно-популярного характера. С. А. Жебелев 85 кратко излагал эти события и характеризовал источники по данному периоду истории Рима. В. С. Сергеев, который в то время принадлежал к так называемой школе М. Н. Покровского и разделял его мнение о существовании феодализма и торгового капитализма в государствах античности 86 , также кратко осветил события политической жизни римского государства в III в. н. э. и утверждал, что одной из причин кризиса III века было своеобразное перерождение капиталистического хозяйства империи 87 .

С 30-х годов проблема социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. стала исследоваться в советском антиковедении намного активнее. В большой степени возрастание интереса советских историков к этому периоду римской истории вызвало высказывание И. В. Сталина о том, что "... революция рабов ликвидировала рабовладельцев и отменила рабовладельческую форму эксплуатации трудящихся" 88 . Приняв на вооружение эту мысль Сталина, советские историки увидели в бурных событиях III в. н. э. второй этап социальной революции, которая привела к смене рабовладельческой формации феодальной (первый этап они относили к периоду кризиса Римской республики). Так, А. И. Тюменев называл кризис III века повторным кризисом в более широких географических рамках. В разворачивании кризиса, по его мнению, противоречия внутри господствующего класса не играли почти никакой роли, кризис был обусловлен почти исключительно революционным движением низов. Во время кризиса III века действовали две силы: революционное движение низов и германская иммиграция, которые сливались в один поток, смывший шаткое сооружение империи 89 . Кризис III века, подчеркивал А. И. Тюменев, был не столько кризисом рабовладельческой системы, находившейся к этому времени в состоянии полного разложения, сколько выражением бессилия общества выйти из того тупика, в который его завело развитие античного рабовладельческого хозяйства. По выражению историка, это были бессильные и напрасные родовые потуги при рождении новой феодальной формации, завершившиеся успешно только благодаря хирургическому вмешательству германских варваров 90 . В событиях кризиса, считал А. И. Тюменев, наряду с социальным моментом на первый план выступают* сепаратистские стремления провинций 9 '.

Как революцию рабов рассматривал события политической истории Римской империи конца II - IV вв. н. э. В. И. Недельский. Вопреки свидетельствам античных авторов он утверждал, что власть Максимина Фракийца нашла поддержку широких народных масс; в лагерь этого императора стекались толпы беглых рабов, колонов, гладиаторов и городской бедноты; конфискованные у сенаторов земли Максимин раздавал крестьянам и рабам, освобождая их от всех налогов 92 . По мнению В. И. Недельского, в 237 г. н. э. в Африке произошло восстание колонов и рабов, направленное против римского господства. Но их недовольством воспользовались рабовладельцы, провозгласившие императором крупного землевладельца и сенатора Гордиана 93 .

С. И. Ковалев писал, что с убийством Александра Севера затянувшийся кризис империи перешел в революцию. 94 . Он также считал, что в III в. н. э. складывается единый фронт рабов, колонов, городской бедноты империи и варваров против господствующего класса рабовладельцев 95 . Рассматривая вопрос о социальной природе римской армии, С. И. Ковалев утверждал, что с эпохи Северов социальный состав римской армии изменился, она перестала быть профессиональной военщиной; особенно это касается пограничных легионов, которые состояли из крестьян, военных колонистов и варваров. Такая армия принимала участие в революции III века не столько в качестве деклассированной группы, сколько в качестве определенной классовой величины, отражавшей интересы крестьянских низов римского общества 96 . В изданном позже учебнике истории Древнего Рима С. И. Ковалев выделял кризис империи (161-284 гг. н. э.) как один из периодов истории Римской империи 97 , писал о том, что варваров во время их вторжений в римские владения поддерживали рабы и колоны 98 ; оценивал Доминат, установившийся при Диоклетиане, как дальнейшее развитие диктатуры имперских рабовладельцев, но отмечал, что к этому времени класс рабовладельцев превратился в класс землевладельцев полурабовладельческого, полукрепостнического типа, т. е. это была военно-бюрократическая знать, являвшаяся главной социальной базой Домината 95 .

Руководствуясь сталинским высказыванием о революции рабов, освещал развитие Римской империи в III в. н. э. в своих работах 30-х годов и В. С. Сергеев 100 .

По сравнению с другими публикациями советских историков этого периода довольно глубоким исследованием была статья 3. Мишиной. Посвященная анализу позиции римского сената по отношению к провозглашению императором Максимина Фракийца 101 статья написана на основе критического подхода к свидетельствам античных авторов, с привлечением эпиграфического и нумизматического материалов. Касаясь кризиса III века и выступления Максимина, 3. Мишина подвергает критике взгляды таких историков, как Э. Гиббон, А. Домашевский, М. И. Ростовцев, и приходит к выводу, что против Максимина, опиравшегося на армию и бюрократический аппарат, временно сложилась коалиция всех слоев населения империи с сенатом, к которой позже присоединилась часть армии.

Приняв на вооружение сталинскую теорию революции рабов, советские историки проявляли повышенный интерес к народным движениям в Римской империи. В 40-50-е годы этой проблеме посвятил несколько публикаций А. Д. Дмитрев 102 . При рассмотрении данного аспекта социально-политической истории Римской империи в III в. н. э. он явно преувеличивал размах и продолжительность выступлений низов населения римского государства, писал о союзе рабов, свободной бедноты и варваров. Особенно это было характерно для его статьи, посвященной движению ба-гаудов на Западе империи, которую позже критиковал А. Р. Кор-сунский 103 .

Несомненно, наибольший вклад в изучение проблемы социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. среди советских историков внесла Е. М. Штаерман. Ряд аспектов проблемы освещается в ее научных статьях и монографиях, она — автор соответствующего раздела во 2-м томе "Всемирной истории". В работах, изданных в 40-х — начале 50-х годов 1С ' 4 , Е. М. Штаерман также писала о революции рабов, союзе рабов, колонов и варваров, феодализации империи. Наиболее детально свои взгляды на особенности развития Римской империи во П-Ш вв. н. э. она изложила в известной монографии "Кризис рабовладельческого строя в западных провинциях Римской империи". Перед тем, как раскрыть собственное видение проблемы, автор критически проанализировала взгляды "буржуазных" историков — М. И. Ростовцева, Ф. Альтхайма, А. Кальдерини. По ее мнению, события политической истории Римской империи во П-Ш вв. н. э. достаточно детально освещены в отечественной учебной литературе, поэтому она решила сосредоточить внимание на социально-экономическом развитии римского государства в этот период 105 . Согласно концепции Е. М. Штаерман, с последних десятилетий II до конца III вв. н. э. Римская империя переживала всеобщий кризис, который был проявлением кризиса рабовладельческого способа производства в римском государстве. В этот период в римском обществе шла борьба между крупными землевладельцами, уже не связанными со старым способом производства, и муниципальными земле- и рабовладельцами. Причем, в западных провинциях Римской империи главными соперниками земельной знати являлись солдаты римской армии, также представлявшие собой социальную группу, связанную с рабовладельческими отношениями 106 . В глазах современников борьба между этими слоями населения империи принимала вид борьбы между "сенатскими" и "солдатскими" императорами 107 . В то же время в римском обществе обострялись противоречия между господствующими классами и эксплуатируемыми массами. Большой размах народные движения в период кризиса III века приобрели потому, что происходило сближение рабов и свободных эксплуатируемых 108 . В годы правления императора Галлиена социальная группа, представлявшая античную форму собственности, предприняла последнюю активную попытку отстоять свое существование 109 . Создание Галльской империи было проявлением сепаратизма крупных землевладельцев римского Запада, чьими ставленниками выступали правители этого государственного образования 110 . Борьба внутри господствующих классов закончилась компромиссом, на который они пошли по причине обострения классовой борьбы (последний правитель Галльской империи вернулся под власть Рима из страха перед движением багаудов, а крупные собственники Африки не сделали ни одной серьезной попытки отделиться от Рима потому, что в Африке народные выступления начались раньше, чем в Галлии, а собственных сил для борьбы с эксплуатируемыми у африканских богачей не было 111 ). В целом же кризис III века закончился временным поражением народных масс и окончательным поражением муниципальных рабо- и землевладельцев' 12 .

Эта концепция кризиса III века оказала большое влияние на марксистскую историографию. Ее взяли на вооружение не только советские историки, но и антиковеды стран социалистического содружества 113 . В "буржуазном" же антиковедении ее подвергли критике 114 .

Рецензию на монографию Е. М. Штаерман опубликовал В. Н. Дьяков, отметивший в фундаментальном исследовании и слабые места (мало внимания уделялось внешнеполитическому положению империи; в возникновении Галльской империи и Пальмирс-кой державы большую роль, наряду с развитием крупного землевладения, сыграла необходимость борьбы с внешней опасностью; солдаты римской армии имели общие интересы скорее с крестьянами, чем с мелкими городскими землевладельцами). Вместе с тем он дал монографии высокую оценку, подчеркнув, что ни в советской, ни в зарубежной историографии нет столь обстоятельного исследования характерных черт развития Римской империи в сложный период кризиса III века 115 .

Сам В. Н. Дьяков планировал издать монографию, посвященную политической истории Римской империи в период кризиса III века, но смерть помешала осуществить задуманное. Уже после его смерти был опубликован отрывок из рукописи монографии, в котором В. Н. Дьяков весьма детально излагал события политической жизни римского государства в середине III в. н. э. и6 .

Со второй половины 50-х годов, после разоблачения культа личности Сталина, советские историки перестали освещать социально-политическое развитие Римской империи в III в. н. э. в соответствии с теорией революции рабов. Однако вместе с этим наметилось снижение интереса советских антиковедов к данному периоду римской истории. Все же отдельные вопросы социально-политической истории римского государства в III в. н. э. ими рассматривались.

О. В. Кудрявцев называл кризис III века первым этапом общего кризиса рабовладельческого строя в Средиземноморье 117 . В результате прихода к власти Максимина Фракийца, считал историк, период военной монархии в Римской империи сменился периодом военной анархии, но осуществленный Максимином переворот был не социальной революцией, а симптомом самого глубокого кризиса рабовладельческого типа производственных отношений в рамках античного мира 118 .

С 50-х годов проблему взаимоотношений римлян с их северными соседями в III в. н. э. изучает А. М. Ременнников. В его публикациях 119 наряду с подробным анализом конкретных военных столкновений римлян с племенами Северного Причерноморья, Подунавья и Приднестровья содержится краткая характеристика социально-политического развития Римской империи в III в. н. э.

Отдельные вопросы социально-политического развития при-дунайских провинций Римской империи в III в. н. э. (попытки узурпации императорской власти Ингенуем и Регалианом, взаимоотношения римлян с варварскими племенами в этом регионе и др.) рассмотрены в исследованиях Ю. К. Колосовской 12 °.

Обстоятельства образования Пальмирской державы и характер взаимоотношений ее правителей с римскими императорами середины III в. н. э. освещаются в историческом очерке И. А. Сту-чевского 121 .

Весьма глубоко процесс усиления Пальмиры исследовал также И. Ш. Шифман. По его мнению, в III в. н. э. Римская империя находилась в состоянии социально-экономического кризиса, изучение которого важно для понимания закономерностей перехода от рабовладельческого общества к феодальному 122 . Императора Галлиена он характеризовал как явно не способного для ведения государственных дел ш .

Спустя 20 лет после издания своей монографии о кризисе рабовладельческого строя на Западе империи Е. М. Штаерман опубликовала очерк о кризисе III века. В нем этот кризис она назвала кризисом рабовладельческих отношений в Римской империи 124 (в вышеохарактеризованной монографии кризис определялся как проявление кризиса рабовладельческого строя). Данный тезис Е. М. Штаерман стал толчком к публикации статьи Н. Н. Беловой и М. Я. Сюзюмова. Авторы статьи утверждали, что кризис III века не был кризисом рабовладельческого строя в целом. По их мнению, общая нестабильность империи в III в. н. э. обусловливалась продолжением традиционной политики управления государством, как государством-полисом, и концентрации богатств в городе Риме 125 . Однако обоснование такой трактовки причин возникновения кризиса III века в статье нельзя признать достаточно убедительным.

Это же можно сказать и о мнении относительно характера кризиса III века, высказанном А. В. Игнатенко. Хотя ее статья была опубликована в 1980 г., в ней идет речь о подъеме выступлений низов населения Римской империи в III в. н. э., о солдатах, как союзниках народных масс, о движении багаудов, как причине едачи Тетрика Аврелиану. В целом же, считает А. В. Игратенко, кризис III века (хотя и был по своему характеру социально-экономическим и политическим одновременно) — прежде всего кризис римской военной организации 126 .

В последнее десятилетие интенсивность изучения проблемы социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. советскими историками существенно не изменилась. Но ее исследование продолжалось.

Внешнеполитическое положение империи и развитие римских вооруженных сил в III в. н. э. рассматриваются в публикациях В. Н. Дряхлова 127 и Е. П. Глушанина 128 .

Белорусский историк В. А. Федосик в двух монографиях глубоко осветил историю христианской церкви и характер взаимоотношений между христианами и римской императорской властью на протяжении III в. н. э. Свои взгляды по вопросам о причинах возникновения кризиса III века, его характере и продолжительности он не раскрывал, а лишь показал, как трактовались эти аспекты проблемы в советском антиковедении на момент издания его работ 129 .

В монографии М. Г. Абрамзона 130 содержится детальная характеристика монетного производства Римской империи в III в. н. э., тщательно рассматривается вопрос пропаганды с помощью выпуска монет официальной политики императорами этого времени, показывается роль сената в выпуске монет, анализируются денежные реформы Аврелиана и Диоклетиана, идет речь о восстании монетариев города Рима в годы правления Аврелиана.

Оригинальную концепцию характера кризиса III века и его места в истории римского государства предложил в своей книге А. В. Коптев. По его мнению, никаких оснований для того, чтобы говорить о каких-либо качественных изменениях в системе рабовладельческих отношений Римской империи во П-Ш вв. н. э., нет. Те процессы, которые происходили в области социальных отношений империи данного периода, были вызваны расширением гражданского коллектива в результате эдикта Каракаллы. Связанные с этим эдиктом изменения в соотношении классов стали требовать переорганизации политической системы. Из-за неполной отделенности политического строя ранней империи от строя социального кризис III века, хотя и соотносился в своих проявлениях с политическими неурядицами и экономическими проблемами, может быть определен как кризис социально-политический. А. В. Коптев считает, что социально-политические катаклизмы "эпохи солдатских императоров" по существу являлись той общественной формой, в которой вызревало новое качество политической системы "домината". Доминат же представлял собой политическую структуру, адекватную новой социальной ситуации, вызванной к жизни эдиктом Каракаллы. Резкого разрыва в общественном строе ранней и начала поздней империи, убежден историк, не существовало. Поздняя империя была закономерным этапом в развитии римской гражданской общины, выступавшей в виде социально-политического организма. Поэтому, утверждает он далее, формальным началом эпохи поздней античности можно считать 212 г. н. э., год распространения прав римских граждан на всех свободных жителей Римской империи 131 .

Таким образом, А. В. Коптев фактически предлагает делить историю Римской империи на два периода — Принципат (до 212 г. н. э.) и Доминат (после 212 г. н. э.) и не видит в социально-политическом развитии римского государства на протяжении III в. н. э. ничего такого, что позволяло бы считать это столетие отдельным периодом римской истории.

Представляется, что в концепции А. В. Коптева преувеличивается влияние эдикта Каракаллы на социально-политические отношения в Римской империи, не принимаются во внимание изменения в социальном составе и идеологии римской армии, не учитывается влияние на развитие империи отношений римлян с их соседями. Это не позволяет соглашаться с изложенной концепцией историка.

Таким образом, вопросы социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. на протяжении достаточно долгого времени привлекали внимания большого количества исследователей. Результатом их изучения проблемы в целом или отдельных ее аспектов является весьма обширная историография по теме. Однако анализ этой историографии показывает, что и на сегодня некоторые вопросы данной проблемы не могут считаться разрешенными с достаточной глубиной и несомненно верно. На наш взгляд, в советском антиковедении продолжает господствовать неправильное представление о роли сената и армии в политической жизни Римской империи в III в. н. э. Недостаточно убедительной представляется также трактовка советскими историками вопроса о так называемом сепаратизме римских провинций в период кризиса III века. В зарубежном антиковедении продолжают неоднозначно решаться вопросы о характере кризиса III века, его продолжительности, особенностях его развития, месте данного кризиса в истории римского государства. Именно на этом круге вопросов социально-политического развития Римской империи в III в. н. э. и будет сосредоточено внимание в предлагаемой читателю публикации 132 .

Сноски и примечания

  1. Dio's Roman history with an english translation by E. Cary ; In 9 vol. Vol. 9. — London : Cambridge ; Massachusets, 1955.
  2. Herodiani ab excessu divi Marci libri octo / Ed. C. Stavenhagen. — Stutgardiae, 1967; Геродиан . История императорской власти после Марка. Кн. I - VIII // ВДИ. — 1972. — № 4; 1973. — № 1.
  3. Доватур А. И. Историк Геродиан // ВДИ. — 1972. — № 1. — С. 237-238.
  4. Там же .
  5. Dexippi Fragmenta // Historici Graeci minores: In 4 vol. — Vol. 1. Lipsiae, 1870. — P. 165-200; Elibris Dexippi Atheniensis. Excerpta de legationibus gentium ad romanos // Corpus scriptorum historiae Byzantinae. Pars 1. — Bonnae, 1829. — P. 11-20.
  6. Scriptores historiae Augustae: In 2 vol. — Lipsiae, 1955; Авторы жизнеописаний Августов // ВДИ . — 1958. — № 3-4; 1959. — №1-4; I960. —№ 1.
  7. См .: Dietz К . — Н . Senatus contra principem. Untersuchungen zu senatorischen Opposition gegen Kaiser Maximinus Thrax. — Munchen, 1980. — S. 36.
  8. По выражению А. Камерон, при чтении сборника возникает ощущение, что имеешь дело не с историческим источником, а с бульварной газетой (См.: Cameron A . Das spate Rom . 284-430 п. Chr . — Munchen , 1994. — S . 22).
  9. Бокщанин А. Г. Источниковедение Древнего Рима. — М., 1981. —С. 109.
  10. Sexti Aurelii Victoris Liber de Caesaribus / Ed . R . Gruendel . — Lipsiae , 1966; Аврелий Виктор С. О Цезарях//Римские историки IVвека/ Под ред. М. А. Тимофеева. — М., 1997. — С. 77-125.
  11. Eutropii Breviarium ab urbe condita / Ed . F . Ruehl . — Lipsiae , 1901; Евтропий. Краткая история от основания Города // Римские историки IV века / Под ред. М . А . Тимофеева . — М ., 1997.— С . 5-73.
  12. Lactantius, Lucius Caelius Firmianus. De mortibus persecutorum / Cum notis S. Balusii. — Broedelet, 1693.
  13. Eusebii Pamphili Ecclesiastica historia / Henrico Valesio interpre-te. — Moguntiae, 1672.
  14. Eusebius (Pamphilus)/ Chronicorum libri 2 / Ed. A. Schoene. — Berolini, 1873.
  15. Видным деятелем христианской церкви в III в. н. э. был Киприан. Его произведения имеют большое значение для изучения истории взаимоотношений между императорской властью и христианами рассматриваемого периода. Но важных сведений по социально-политическому развитию Римской империи они не содержат. О Киприане и его творчестве см.: Федосик В.А. Киприан и античное христианство. — Минск, 1991.
  16. XII Panegyrici latini / Ed. A. Boehreus. — Lipsiae, 1574.
  17. Pauli Orosii Historiarum adversum paganos libri VII. — Vindobona, 1882.
  18. Zosime Histoire nouvelle. Tome 1 (Livres 1 et 2) / Texte etabli et traduit par F. Paschoud. — Paris , 1971.
  19. Malala I. Chronographia/ Ex rec. L. Dindorfii. — Bonnae, 1831. Georgius Syncellus et Nicephorus Cp. Opera. Vol. 1. — Bonnae, 1829.
  20. Georgii Cedrini compendium historiarum / Ex versione G. Xylandri, cum eiusdem annotationibus. — Venetiis, 1729.
  21. ZonaraI. Annales/Ex rec. M. Pinderi:iri2vol. — Bonnae, 1844.
  22. Corpus inscriptionum latinarum: In 15vol. — Berolini, 1863-1909; Inscriptiones latinae selectae/ Ed. H. Dessau: In 3 vol. — Berolini, 1892-1914; L'annee epigraphique. Revue des publications epig-raphiques relatives a l'antiquite romaine. — Paris , 1890-1991; Willeumier P. Inscriptiones latines des trois Gaules. — Paris , 1963. Inscriptiones Graecae ad res Romanespertinentes. T. 3 /Ed. R. Cagnat. — Paris , 1906; Dittenberger G. Sylloge inscriptionum Graecarum. Vol. 1-4. —Lipsiae, 1915-1924.
  23. Choix d'inscriptions de Palmyre / Traduites et commentees par J. B. Chabot. — Paris , 1922; Coutineau J. Inventoire des inscriptions de Palmyre. Fasc. 1: La grande colonnade. — Beyrouth, 1930.
  24. The Oxyrhynchus Papyri. Vol. 1-27. — London , 1898-1952; Wilcken H., Mitteis L. Grundzilge und Chrestomathie der Papyruskunde. — Hildesheim ; Olms, 1963.
  25. Cohen H. Description historique des monnaies frappees sous Г Empire romain communent appelles medailles imperiales. T. 3-5. — Paris , 1883-1885; The Roman imperial coinage. Vol. 5. Part 2 / Ed. H. Mattingly and E. Sydenham. — London , 1933; Elmer G. Die
    Milnzpragung der gallischen Kaiser in Koln , Trier und Mailand // Bonner Jahrbucher. — Hf. 146. — Darmstadt , 1941. — S. 1-106; Robertson A. S. Roman imperial coins in the Hunter coin cabinet university of Glasgow . Vol. 4: Valerian to Allectus. — Oxford , 1978; Carson R. A. G. Principal coins of the Romans. Vol. 2: The Principate 31 В . С — A D 296. — London ; Wisbech, 1980.
  26. lustiniani Digesta / Recogn. Th. Mommsen // Corpus iuris civilis. Vol. 1. — Berolini, 1899; Codex Iustinianus / Recogn. P. Krueger // Corpus iuris civilis. Vol. 2. — Berolini, 1895.
  27. Jones A. H. M. The Later Roman empire. 284 — 602. A social, economic and administrative survey. Vol. 1. — Oxford , 1973. — P. 23.
  28. De Tillemont S. L. Histoire des empereurs et des autre princes, qui ont regne durant les six premiers siecles de l'eglise. P. 1-6. — Paris , 1696-1738; Crevier V. Histoire des empereurs romains depuis Auguste jusqu'a Constantin. P. 1-3. — Paris, 1750-1753; Гиббон История упадка и разрушения Римской империи / Пер. с англ. 1. —М., 1883.
  29. Гиббон Э. История упадка ... Ч. 1... — С. 358.
  30. Там же . — С . 403 — 404.
  31. Duruy V Histoire des romaines. Т . 6. — Paris, 1879; Merivale Ch. History of the Romans under Empire. Vol. 1-7. — New York , 1852 — 1862; Hertzberg G. F. Geschichte des romischen Kaiserreiches. — Berlin , 1880.
  32. Thierry A. Histoire de la Gaule sous Г administration romaine. T. 2. — Paris , 1847.
  33. Bernhardt Th. Geschichte Roms von Valerian bis zu Diokletians Tode (253-313 n.Chr.). l.Abth.— Berlin , 1867; PreussTh. Kaiser Diokle- tian und seine Zeit. — Leipzig , 1869.
  34. Simonde de Sismondi J. С L. Histoire de la chute de PEmpire Romain et du declin de la civilisation, de Fan 250 a Tan 1000. T. 1. — Paris , 1835.—P. 40,56.
  35. Seeck O. Geschichte des Untergangs der antiken Welt. Bd. 1-6.— Berlin , 1897-1920.
  36. Marquardt K. J. Romische Staatsverwaltung. Bd. 1 -3. — Leipzig , 1881- 1885; Schiller H., Voigt M. Die romischen Staats-, Kriegs- und Privatalterttimer. —Munchen, 1893.
  37. Von D omaszewski A. Die Rangordnung des romischen Heeres. — В onn, 1908.
  38. Dannhauser E. Untersuchungen zur Geschichte des Kaisers Probus (276- 282).— Jena , 1909.
  39. Моммзен Т. История Рима. Т. 5 / Пер. с нем. — М., 1949.
  40. Mommsen Th. Romisches Staatsrecht. Bd. 1-3. — Leipzig , 1888; Eiusd. Abriss des romischen Staatsrechts. Neue ungekurzte Ausga- be. — Darmstadt , 1982.
  41. Homo L. Les institutions politiques romaines. — Paris , 1927.
  42. Homo L. L'Empereur Gallien et la crise de I'Empire Romaine au Ille siecle // Revue historique. — CXIII (May-August 1913). — P. 1-22; 225-267; Eiusd. De Claudio Gothico, romanorum imperatore (268- 270).— Lutetiae Parisiorum, 1908; Eiusd. Essai sur le regne de l'empereur Aurelien (270-275). — Paris , 1904.
  43. Schulz O. Th. Das Wesen des romischen Kaisertums der ersten zwei Jahrhunderts. — Paderborn , 1916.
  44. Schulz O. Th. Vom Prinzipat zum Dominat. Das Wesen des romischen Kaisertums des dritten Jahrhunderts. — Paderborn , 1919.
  45. Rostovtzeff M. The social and economic history of the Roman empire . Vol. 1-2. 2 nd ed. — Oxford , 1957.
  46. Ibid. Vol. 1. — P. 448.
  47. Ibid. —P. 500.
  48. Ibid. —P. XII.
  49. Ibid. —P. 128.
  50. Ibid. — P. 495-497.
  51. Alfoldi A. Die romische Munzpragung und die historischen Ereignisse im Ostenzwischen 260 und 270 n. Chr. // Berytus. — 1938. — Vol. 5. — Fasc. 1.—S. 47-91.
  52. AlfOldi A. La Grande Crise du Monde Romain au 3e siecle // L'Antiquite Classique. — 1938. — T. 7. — P. 5-18; Eiusd. Studien zur Geschichte der Weltkrise des 3. Jahrhunderts nach Christus. — Darmstadt , 1967.
  53. Alfoldi A. Die monarchische Representation im romischen Kaiser - reich. — Darmstadt , 1970.
  54. The Cambridge ancient history. Vol. 12: The imperial crisis and recovery A.D. 193-324. — Cambridge , 1939.
  55. Alfoldi A. Studien zur Geschichte ... — S. 228.
  56. Ibid. —S. 384.
  57. Altheim F. Die Soldatenkaiser. — Frankfurt a. M., 1939; Eiusd. Die Krise def alten Welt im 3. Jahrhundert n. Chr. und ihre Ursachen. 3.
    Bd.: Gotter und Kaiser. — Berlin ; Dahlem, 1943; Eiusd. Niedergang der alten Welt. Eine Untersuchung der Ursachen. 2 Bd.: Imperium Romanum. — Frankfurt a. M, 1952.
  58. Altheim F. Die Soldatenkaiser... — S. 13, 14,144.
  59. См.: Штаерман Е. М. Кризис рабовладельческого строя в западных провинциях Римской империи. — М., 1957. — С. 4-7.
  60. Boack A. E. R. A History of Rome to 565 A. D. — New York , 1945; Nilsson M. P. Imperial Rome . — New York , 1962.
  61. Julien Ch. — A. Histoire de l'Afrique du Nord. Tunisie — Algerie — Maroc. Des origines a la conquete arabe (647 Ap. J. — C). — Paris, 1951; Birley E. Roman Britain and the Roman Army. — Kendal, 1953; Hatt J. J. Histoire de la Gaule Romaine (120 avant J. — С — 451 apres J. — C). Colonisation ou colonialisme? 2e e'd. Revue et corrigee. — Paris , 1966.
  62. Manni E. L'impero di Gallieno. Contributto alia storia del III secolo. — Roma, 1949; Vitucci G. L'imperatore Probo. —Roma, 1952; Calderini A. I Severi. La crisi dell'Impero nel III secolo. — Bologna , 1949.
  63. Barbieri G. L'Albo Senatorio da Settimio Severo a Carino (193-283). — Roma, 1952; Degrassi A. I fasti consolari deH'impero Romano dal 30 a. C. al 613 d. С — Roma, 1952; Jones A. H. M. Studies in roman government and law. — Oxford , 1960.
  64. Van Berchem D. L'Armee de Diocletien et la reforme Constantinien -ne. — Paris , 1952; Form G. II reclutamento delle legioni da Augusto a Diocleziano. —Milano; Roma, 1953.
  65. ,7 Детальный обзор публикаций о кризисе III века в Римской империи, изданных в 1939-1959 гг., см.: Walser G ., Pekary Th . Die Krise des romischenReiches. Berichtuber dieForschungen zur Geschichte des 3. Jahrhunderts(193-284 n. Chr.) von 1939bis 1959. — Berlin , 1962.
  66. Alfoldy G. Die Legionslegaten der romischen Rheinarmeen // Epigraphische Studien. 3. — Koln ; Graz , 1957; Eiusd. Fasti Hispanienses. Senatorische Reichsbeamte und Ofiziere in den spanischen Provinzen des romischen Reichs von Augustus bis Diokletian. — Wiesbaden , 1969; Eiusd. Die Generalitat des romischen Heeres // Bonner Jahrbucher. —Bd. 169 (1969). — S. 233-246; Eiusd. Noricum . — London ; Boston , 1974; Eiusd. Romische Sozialgeschichte. 3. vollig uberarb. Auflage. — Wiesbaden , 1984; Eiusd. Die romische Gesellschaft. Ausgew. Beitr. — Stuttgart , 1986; Eiusd. Romische Heeresgeschichte: Beitrage 1962-1985. — Amsterdam , 1987; Eiusd. Die Krise des Romischen Reiches: Geschichte, Geschichtsschreibung und Geschichtsbetrachtung. Ausgew. Beitr. — Stuttgart ; Wiesbaden , 1989.
  67. Petit P. Histoire generale de 1 'Empire Romain. — Paris , 1974; Bengston H. Grundris der romischen Geschichte. — Munchen, 1982; Christ K. Geschichte der romischen Kaiserzeit: Von Augustus bis zu Konstantin. —Munchen, 1988.
  68. Grant M. The Climax of Rome . The final achievement of the Ancient world A. D. 161 — 337. — Boston ; Toronto , 1968; Remondon R. La crise de l'Empire Romain. De Marc-Aurele a Anastase. — Paris , 1964; Mazza L. Lotte sociali e restaurazione autoritaria nel 3 secolo d. С — Catania , 1970.
  69. FitzJ.DasJahrhundertderPannonier(193—284).— Budapest , 1982; King A. Roman Gaul and Germany . — Berkeley etc., 1990.
  70. Talbert R. J. A. The Senate of imperial Rome . — New Jersey , 1984; Christol M. Essai sur revolution des carrieres senatoriales dans la seconde moitie du Hie siecle ap. J. — С — Paris , 1986; Chastagnol A. Le Senat romain a l'epoque imperiale. Recherches sur la composition de l'Assemblee et le statut de ses membres. — Paris , 1992.
  71. Ichikawa M. The Roman Army and Crisis of the Third Century A. D. // Kodai. — 1992. — N 3. — P. 45-55.
  72. Millar F. The Emperor in the Roman World (31 В . С — AD 337). — London ; New York , 1977: Campbell J. B. The Emperor and the Roman army: 31 В . С — AD 235. — Oxford , 1984.
  73. The Roman West in the Third Century. Vol. 1-2 / Ed. A. King, E. Henig. — Oxford , 1981; Gesellschaft und Wirtschaft des Romischen Reiches im 3. Jahrhundert: Studien zu ausgewahlten Problemen / Hrsg. von K. — P. Johne. — Berlin , 1993.
  74. D e Blois L. The policy of the emperor Gallienus. — Leiden , 1976; Pflaum H. G. Zur Reform des Kaisers Gallienus// Historia. — Bd.
    26 (1976). — S. 109-117; Christol M. Les reformes de Gallien et la carriere senatorialle // Tituli. — 1982. — N 4. — P. 143-166.
  75. Kolb F. Wirtschaftliche und soziale Konflikte im Romischen Reich des 3. Jahrhunderts n. Chr. // Beihefte der Bonner Jahrbtlcher. — 1977.—Bd. 39. —S. 277.
  76. Strobel K. Das Imperium Romanum im "3. Jahrhundert". Modell einer historischen Krise? Zur Frage mentaler Strukturen breiterer Bevolkerungsschichten in der Zeit von Marc Aurel bis zum Ausgang des 3. Jh . n . Chr . — Stuttgart , 1993. — S . 341-345.
  77. Ешевский С. В. Центр римского мира и его провинции // Соч.: В 2 т. Т. 1. —М., 1870. — С. 123-280.
  78. Нетушил И. В. Обзор римской истории. — Харьков, 1916.
  79. Кулаковский Ю. Армия в Римской империи. — Б. М., б. г.; Его же. Надел ветеранов землей и военные поселения в Римской империи. Эпиграфическое исследование. — Киев, 1881.
  80. Кулаковский Ю. Армия в Римской империи ... — С. 2.
  81. Шерцль Р. И. Римское монетное дело. — Харьков, 1893.
  82. Черноусое А. Е. Очерки по истории Римской империи 180 — 235 гг. Подготовка смуты III века. — Харьков, 1911.
  83. Жебелев С. А. Древний Рим. Ч. 2. Императорская эпоха. — Птг., 1923.
  84. Историография античной истории /Под ред. В. И. Кузищина. — М., 1980. —С. 333.
  85. Сергеев В. С. История Древнего Рима: Культурно-исторический очерк в научно-популярном изложении. — М., 1922. — С. 119.
  86. Сталин И. В. Вопросы ленинизма. 11-еизд. — М., 1945. — С. 412.
  87. Тюменев А. И. История античных рабовладельческих обществ. — М.; Л., 1935. — С. 265-266.
  88. Там же. — С. 267.
  89. Там же.
  90. Недельский В. И. Революция рабов и происхождение христианства. — М.; Л., 1936. — С. 10, 48-49.
  91. Там же. — С. 50.
  92. Ковалев С. И. История античного общества. Эллинизм. Рим. —Л., 1936. —С. 256.
  93. Там же. — С. 266.
  94. Там же. — С. 263.
  95. Ковалев С. И. История Рима. — Л., 1948. — С. 483.
  96. Там же. — С. 657.
  97. Там же. — С. 691-692.
  98. См.: Сергеев В. С. Очерки истории Древнего Рима. Ч. 1-2. — М., 1938; Его же. Кризис III века // Историк-марксист. — 1938. — Кн. 3. — С. 52-79.
  99. Мишина 3. Выступление Максимина и позиция сената // В ДИ.— 1938. — №3. — С. 133-146.
  100. См.: Дмитрев А. Д. Движение багаудов // ВДИ. — 1940. —№ 3- 4. — С. 101-114; Его же. Падение Дакии (к вопросу о связи освободительных движений в Римской империи с вторжениями варваров) // ВДИ. — 1949. — № 1. — С. 76-85; Его же. Народные движения в восточно-римских провинциях в период дунайских войн III в. (236-278 гг.) // Византийский временник. — 1956. — Т. 8. —С. 97-126.
  101. См.: Корсунский А. Р. Движение багаудов // ВДИ. — 1957.— №4. —С. 71-87.
  102. Штаерман Е. М. Африканские восстания III века // ВДИ. — 1948. — №2. — С. 65-74; Рабство в III — IV вв. в западных провинциях Римской империи//ВДИ. —1951. — №2. — С. 84-105; Ее же. Проблема падения рабовладельческого строя // ВДИ. — 1953. — №2. — С. 51-79.
  103. Штаерман Е. М. Кризис рабовладельческого строя... — С. 17.
  104. Там же.— С. 12-13, 117, 305-306.
  105. Там же. —С. 321.
  106. Там же.— С. 117.
  107. Там же. — С. 448.
  108. Там же. — С. 464-468.
  109. Там же. — С. 467-474.
  110. Там же . — С . 509.
  111. См .: Held W. Die Vertiefung der allgemeinen Krise im Westen des R6mischen Reiches. — Berlin , 1974; Die R6mer an Rhein und Donau. Zur politischen, wirtschaftlichen und sozialen Entwicklung der rOmischen Provmzen an Rhein und unterer Donau im III und IV Jahrhundert. — Berlin , 197 5.
  112. См .: Kolb F. Wirtschaftliche und soziale Konflikte... — S. 279; Demandt A. Die Spatantike: ROmische Geschichte von Diocletian bis Justinian. 284-565 n. Chr. — Munchen, 1989. — S. 38.
  113. Дьяков В . Н . [ Рецензия ] // ВДИ . — 1958. — № 4. — С . 122-129. — Рец. На кн.: Е. М. Штаерман. Кризис рабовладельческого
    строя в западных провинциях Римской империи. — М., 1957.
  114. Дьяков В. Н. Социальная и политическая борьба в Римской империи в середине III в. // ВДИ. — 1961. — № 1. — С. 84-107.
  115. Кудрявцев О. В. Исследования по истории Балкано-Дунайских областей в период римской империи и статьи по общим проблемам древней истории. — М., 1957. — С. 239.
  116. Там же. —С. 203.
  117. См.: Ременников А. М. Война между Римской империей и племенами Северного Причерноморья в 250-251 гг. // ВДИ. — 1951. — № 2. — С. 201-210; Его же. Борьба племен Северного Причерноморья с Римом в III в. н. э. — М., 1954; Его же. Борьба племен Подунавья и Северного Причерноморья с Римом в 275- 279 гг. н. э. // ВДИ. — 1964. — № 4. — С. 131-138; Его же. Борьба племен Северного Подунавья и Поднестровья с Римом и ее роль в падении Римской империи. — Казань, 1984.
  118. См.: Колосовская Ю. К. Кистории падения римского господства в Дакии//ВДИ.—1955.— №3.— С. 63-84; Ее же. Паннонияв1 — III веках. — М., 1973; Ее же. Римский наместник и его роль во внешнеполитической истории Дакии // ВДИ. — 1988.— №4. — С. 20-37.
  119. Стучевский И. А. Пальмира // ВИ. — 1970. — № 2. — С.211-218.
  120. Шифман И. Ш. Сирийское общество эпохи Принципата ( I - III вв. н. э.). — М., 1977. — С. 3.
  121. Там же. —С. 288.
  122. Штаерман Е. М. Кризис III века в Римской империи // ВИ. — 1977. —№5. —С. 142.
  123. Белова Н. Н., Сюзюмов М. Я. К вопросу о кризисе в Римской империи в III в. //Античная древность и средние века.— Свердловск, 1978. — Сб. 15. — С. 19-20.
  124. Игнатенко А. В. Армия в Риме в период кризиса III в. (Политическая роль армии и изменение ее организационно-правовых
    основ) // Правовые идеи и государственные учреждения. — Свердловск, 1980. — С. 20-32.
  125. Дряхлов В. Н. Войны германских племен с Римом в III в. и их влияние на развитие древнегерманского общества на Рейне // ВДИ.—1987.—№ 2. —С. 151-168.
  126. Глушанин Е. П. Предпосылки реформ Галлиена н их место в процессе трансформации римской армии // Страны Средиземноморья в античную и средневековую эпоху. — Горький, 1985. — С. 95-105; Его же. Военные реформы Диоклетиана и Константина // ВДИ. — 1987. — № 2. — С. 51-73.
  127. См.: Федосик В. А. Церковь и государство. Критика богословских концепций. — Минск, 1988; Его же. Киприан и античное христианство. — Минск, 1991.
  128. Абрамзон М. Г. Монеты как средство пропаганды официальной политики Римской империи. — М., 1995.
  129. Коптев А. В. От прав гражданства к праву колоната. Формирование крепостного права в поздней Римской империи. — Вологда, 1995. —С. 11, 18, 29.
  130. Вопрос о народных движениях в Римской империи в период кризиса III века в данной работе не рассматривается. См. об этом: Сергеев И. П. О масштабах выступлений низов населения Римской империи в период кризиса III века // BicH . Харк. держ. ун-ту. — 1997.— №396. —С. 8-14.
СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования