В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Фихте И.Г.Основа общего наукоучения
В работе "Основа общего наукоучения" Фихте, один из виднейших представителей немецкой трансцендентально-критической философии, составивший эпоху последовательным проведением трансцендентального субъективного идеализма, представил идеалистическое развитие критической философии Канта.

Полезный совет

Если Вы заметили ошибку в тексте книги или статьи, пожалуйста, сообщите нам: [email protected].

Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторСедов В.В.
НазваниеСлавяне
Год издания2002
РазделКниги
Рейтинг1.57 из 10.00
Zip архивскачать (13 549 Кб)
  Поиск по произведению

Венедская группа

Лехитпская (суковско-дзедзицкая) подгруппа

Славянское население северных территорий пшеворской культуры в эпоху переселения народов разделилось на две части. В западных регио- нах земледельческое население в основной массе оставалось на прежних местах проживания, пережив существенный упадок экономики и культу- ры. Теперь это население не получало изделий провинциальноримского ремесла. В результате многие орудия труда и предметы быта, широко распространенные в пшеворской культуре, вышли из употребления. Чис- ло изделий из железа и бронзы резко сокращается, теперь они изготав- ливались непрофессионально, и качество их стало заметно низким. Вме- сто гончарной керамики с широким ассортиментом сосудов земледельцы стали лепить примитивные глиняные горшки и миски ручным способом из менее качественного теста. Постепенно в северо-западной части ран- несредневекового славянского мира складывается новая культура, на- званная суковско-дзедзицкой (рис. 65) 246 .

Эти древности пока не получили монографического освещения. Крат- кая информация о поселениях суковско-дзедзицкой культуры на терри- тории Германии с картой их распространения приведена в книге «Славяне в Германии» . Для области Польского Поморья (преимущественно для региона между нижним Одером и Парсентой) перечень памятников с краткой характеристикой приведен в статье Я. Жака . В сводной работе М. Парчевского, посвященной славянским древностям начала средне- вековья в Польше, они не выделены и рассматриваются в общей массе 249 .

  • Поименована по двум сравнительно хорошо изученным поселениям — городи- щу Суков в Мекленбурге ( Schuldt Е. Die Ausgrabungen im Gebiet der « Alten Berg » von Sukow , Kr . Teterow // Bodendenkmalpflege in Mecklenburg . Jahrbuch 1963. Schwerin , 1964. S . 217—238) и селищу Дзедзице в Польском Поморье ( Porzezinski A . Wst ^ pne wy - niki badan na osadzie wczesnosredniowiecznej w Dziedzicach , pow . MySliborz, w 1970 r. // Materiaty zachodniopomorskie. Т . XVII. Szczecin, 1971. S. 97—112; Idem. Zasiedlenie Po- morza Zachodniego w VI—VII wieku n. e. w swiede dotychczasowych wynikow badan archeologicznych // Slavia Antiqua. Т . XXII. Warszawa; Poznan, 1975. S. 29—63; Idem. Z badan nad problematyk^ osadniectwa najstarszej fazy wczesnego sredniowiecza na Pomorzu Zachodnim // Materiary zachodniopomorske. Т . XXVI. Szczecin, 1982. S. 115—144; SikorskiA. Problem ceramiki typu Dziedzice w swietle badan w Debzynie, woj. Koszalin // Folia praehistorica posnaniensia. Т . II. Poznan, 1987. S. 279—302.
  • 247 Die Slawen in Deutschland. Geschichte und Kultur der slawischen Stamme westlich von Oder und Neisse vom 6. bis 12. Jahrhundert. Berlin, 1985. S. 27—28. Abb. 4.
  • ZakJ. Die alteste fruhmittelalterlich-slawische Keramik Westpommerns // Koszalin- skie zeszyty muzealne. T . 5. Koszalin , 1975. S . 221—229.

Наиболее характерными элементами суковско-дзедзицкой культуры являются особенности домостроительства и керамика. Жилищами служили исключительно наземные постройки, преимущественно срубные При раскопках они выявляются с большим трудом, главным образом по подпольным чашеобразным ямам овальных, реже подпрямоугольных очертаний. Размеры ям различны — от 2 х 1,5 до 3,1 х 1,9 м, глубина око- ло 0,4 м. Исследователи поселений суковско-дзедзицкой культуры разли- чают ямы хозяйственные и жилищные. Первые обычно меньших разме- ров и заполнены грунтом с содержанием различных отбросов. В жилищ- ных же ямах обычно обнаруживаются развалы камней от печей и очагов, которые устраивались на полу поблизости от углублений. В некоторых жи- лищах открыты неразрушенные очаги размером около 1,5 х 1,2 м — клад- ки из камней в один—два яруса или воронкообразные углубления, за- полненные углистым слоем. На ряде поселений зафиксированы и остат- ки печей-каменок.

  • Parczewski М. Pocza ^ tki kultury wczesnoslowianskiej w Polsce . Krytyka i datowanie zr6del archeologicznych. Wroclaw; Warszawa; Krakow; Gdansk; t6dz, 1988.
  • 250 Donat P. Haus, Hof und Dorf in Mitteleuropa vom 7. bis 12. Jh . Berlin , 1980.

Суковско-дзедзицкая керамика (рис. 66) заметно отлична от пражско- корчакской. Основными формами ее являются горшки двух видов и мис- кообразные сосуды. К первому виду относятся горшки, имеющие сравни- тельно широкое горло и небольшое по диаметру днище. Вторую группу образуют почти биконические горшки с несколько сглаженным перехо- дом от верхней части к нижней. Такую же форму имели и миски при меньшей высоте, но большем диаметре.

Поселения суковско-дзедзицкой культуры были преимущественно не- укрепленными. Они располагались по берегам больших и малых рек и иных водоемов. Судить о планировке поселений преждевременно, по- скольку более или менее полно раскопанные селения единичны. Фраг- ментарные данные указывают на доминирование кучевой застройки.

В ареале рассматриваемой культуры очень рано возникают укреплен- ные поселения — городища. В бассейне Хавеля — Шпрее исследовались городища в Бранденбурге, Копенике, Шпандау, Бланкенберге. Начало возникновения их в этом регионе определяется исследователями концом VI — началом VII в. В северных районах Германии раскапывались го- родища близ Наумена, Альтфресака, Бамме и другие. Первые укрепле- ния в Ольденбурге были возведены славянами в первой половине VII в. По-видимому, этим временем датируется и начало городищ в Бозау и Фархау 252 .

  • 251 Grebe К . Zur fruhslawischen Besiedlung des Havelgebietes // VerofFentlichungen des Museums fur Ur- und Fruhgeschichte Potsdam. Bd. 10. 1976. S. 167—189; Herrmann J. Kopenick. Ein Beitrag zur Fruhgeschichte Gross-Berlins. Berlin, 1962; Muller A. Die slawi- schen Burgen von Spandau // Ausgrabungen in Berlin. Bd. II. Berlin, 1971. S. 89—95; SeyerH. Die Burg in Berlin-Blankenburg und die altslawische Besiedlung des Niederen Barnims // Archaologie als Geschichtswissenschaft. Berlin, 1977. S. 381—395.
  • 252 Struve K.-W. Die slawischen Burgen in Wagrien // OfFa. N 17/18. 1959/1961. S. 57— 108; Idem. Die Burgen in Schleswig-Holstein. Bd. I. Neumunster, 1981; Willkomm H. Com- parison of C14 Dates // Radiocarbon. XXII —2. 1980. P . 286—290.

В. Лосиньский, исследовавший микрорегион р. Парсенты, определяет несколько причин раннего возникновения укрепленных поселений. Ми- грация славян третьей четверти I тыс н. э., отмечает он, привела к пере- группировке и распаду прежних племенных отношений. В итоге намеча- ется тенденция формирования малых племен. В этой связи необходимы- ми стали политические и оборонные центры. Городища и были такими опорными пунктами малых племен, занимавших местности площадью около 30 кв. м. Это были административные центры и одновременно пункты натурального обмена, а также убежища в моменты опасности. Вокруг городищ группировались селища, в которых проживало земледель- ческое население. В. Лосиньский отмечает, что примерно в то же время строятся городища и в других регионах суковско-дзедзицкого ареала .

В срединной Польше раскопано городище Шелиги, находящееся на бе- регу небольшой реки Слупянки в 4—5 км от ее впадения в Вислу. Откры- ты остатки наземных построек с каменными очагами. Они располагались в два ряда по краям городища, а в середине находилась незастроенная пло- щадь. При сооружении вала широко использовались крупные камни.

Около 70% керамического материала из культурного слоя городища составляли фрагменты лепной посуды суковского-дзедзицкого облика. В ямах, открытых в материке, встречена только такая керамика. Кроме то- го, в слое обнаружены обломки биконических горшков, близких к тор- новским, тюльпановидные сосуды, а также посуда, обточенная на гончар- ном круге. Из раскопок этого памятника происходят серебряный браслет с расширенными концами; бронзовые привески нескольких типов, бу- бенчики, спиральные бусы, пальчатая фибула; железные топор, наконеч- ник копья, шпоры с загнутыми внутрь концами, фрагмент псалия. При издании материалов раскопок В. Шиманьский датировал городище вто- рой половиной VI — первой половиной VII в. Позднее, дополнительно проанализировав вещевые находки, исследователь пришел к заключе- нию об основании поселения в Шелигах в самом начале VII в. 254 В округе городища выявлен комплекс селищ.

До конца VIII в. на территории суковско-дзедзицкой культуры быто- вал погребальный обряд, плохо фиксируемый археологически,— остатки кремации умерших, собранные с погребальных костров, разбрасывались в определенных местах (могильниках) прямо на поверхности. Один из таких могильников с поверхностным слоем, состоящим из остатков тру- посожжений, был выявлен в Ябеле в округе Нейбранденбург 255 .

  • Losinski W . Pocza ^ tki wczesnoSredniowiecznego osadnictwa grodowego w dorzeczu dolnej Parse ^ ty ( VII — X / XI w .). Wroclaw; Warszawa; Krak6w; Gdansk, 1972; Idem. Osadnictwo plemienne Pomorza (VI—X w.). Wroclaw; Warszawa; Krak6w; Gdansk, 1982.
  • Szymanski W. Szeligi pod Plockiem na poczzjtku wczesnego Sredniowiecza. Zesp61 osadniczy z VI—VII w. Wroclaw, 1967; Idem. Pr6ba weryfikacji datowania zespolu osadniczego ze starszych fez wczesnego Sredniowiecza w Szeligach, woj. Plockie // Archeologia Polski. Т . XXXII. Wroclaw, 1987. S. 107—134.
  • Warnke D. Bestattungssitten der slawischen Bevolkerung in Norden der DDR // Zeit- schrift fur Archaologie. Berlin , 1982. № 2. S . 195.

Областью становления суковско-дзедзицкой культуры были земли среднего течения Одера с бассейном Варты, прежде входившие в пшеворский ареал. Пшеворские поселения здесь функционировали до сере- дины V в. Только в этом регионе зафиксированы наиболее ранние суков- ско-дзедзицкие памятники, нижние отложения которых могут быть отне- сены к V — началу VI в. Таковы поселения Бониково, Радзеюв Куявский, Осечница, Новы Дворек, Боровой Млын, Полупин и др. В Бониково при раскопках найдены фибула с подвязанной ножкой, датируемая III —IV вв., и шпора VI в., позволившие определить нижние суковско-дзедзицкие на- пластования поселения V—VI вв. 256 На поселении Радзеюв Куявский об- наружена скандинавская фибула с прямоугольной головкой, датируемая V—VI вв. На городище Бискупин найдена пряжка V в. Начало посе- лений в Жуковицах М. Качковский склонен определять второй половиной V в. или рубежом V и VI вв. 259 К ранней фазе славянских памятников рассматриваемого облика относятся также поселения Язув, Брущево, Но- вины и Хвалкув. Все они локализуются в ареале пшеворской культуры.

В пользу датировки первых поселений суковско-дзедзицкой культуры пшеворского ареала второй половиной V — началом VI в. говорит и то, что многие формы ранней глиняной посуды, встреченной при раскопках их, имеют прототипы в керамике римского времени. Анализируя мате- риалы поселений окрестностей Глогува, М. Качковский выделил две груп- пы глиняной посуды, которые обнаруживают бесспорные связи с мест- нои позднеримскои керамикой . На связи раннесредневекового кера- мического материала рассматриваемого региона с позднеримским обра- щал внимание и Э. Домбровский. В Боникове, Осечнице и Шелигах встречены горшкообразные сосуды с высоким прямым горлом, слегка отогнутым венчиком и раздутым туловом, которые имеют прямые аналогии в керамике позднепшеворских памятников .

В VIII—IX вв. суковско-дзедзицкая посуда в рассматриваемом регио- не постепенно вытесняется гончарной керамикой.

Из ареала становления суковско-дзедзицкой культуры славяне уже в VI в. начали активно осваивать западные районы Польского Поморья и междуречья нижних течений Одера и Эльбы. В северной Польше к VI столетию относятся нижние напластования исследованных раскопками селищ Дзедзицы, Дерчево и Дембчино

256 Holowinska Z . Wczesnosredniowieczne grodzisko w Bonikowie . Poznan, 1956. S. 37, 70—78; Godhwski K. Die Frage der slawischen Einwanderung ins ostliche Mitteleuropa // Zeitschrift fur Ostforschung. Bd. XXVIII. 1979. S. 423—425.

  • 257 Gabalowna L., Nowakowski A. Wczesnosredniowieczna osada na stanowisku 5 w Radziejo- wie // Prace i materialy Muzeum w Lodzi. Seria archeologiczna. Т . II. Lodz, 1964. S. 233.
  • 258 Kaczkowski M. Charakterystyka osadnictwa wczesnosredniowiecznego w rejonie Glo- g6wa od polowy V do polowy XI wieku w swietle zrodel archeologicznych // Zielonogorskie zeszyty muzealne. Т . II. Zielona Gora, 1971. S. 5—37.
  • 259 Gr6d praslowianski w Biskupnie w pow. Zninskim. Poznan, 1938. Tabl. LVIII.
  • 260 Kaczkowski M. Pr6ba chronologicznej klasyfikacji ceramiki z VI i VII wieku w okolicach Glog6wa// Zielonogorskie zeszyty muzealne. Т . V. Zielona Gora, 1975. S. 43—72.
  • 261 Dqbrowski E. Rozwoj zasiedlenia w okolicach Krosna Odrzanskiego od p6znego okresu latenskiego po wczesne sredniowiecze // Slavia Antiqua. Т . XVII. Warszawa; Poznan, 1970. S. 146—158; Idem. Dotychczasowe wyniki badan archeologicznych w

В землях западнее Одера первые славяне появляются начиная с сере- дины VI в., а массовое заселение их относится ко второй половине VI — началу VII в. Низовья Эльбы и смежные приморские области были ос- воены славянами на рубеже VI и VI вв.

  • Osiecznicy i Bialogorze , pow . Krosno Odrzanskiego na tie niekt 6 rych zagadnien z pogranicza p 6 znego okresu rzymskiego i pocza _ tk 6 w wczesnego § redniowiecza // Zielonogorskie zeszyty muzealne . Т . III. Zielona Gora, 1971. S. 39—82.
  • 262 Porzezinski A. Z badan nad problematyka.... S. 115—144; Kohler R. Fruhe slawische Siedlungen in Pommern unter besonderer Berucksichtigung der neuen Grabungen in Dziedzice/Deetz // Offa. XXXVII. Neumunster, 1980. S. 177—183.
  • 263 LangeE. Ergebnisse pollenanalytischer Untersuchungen zu den Ausgrabungen in Waltersdorf und Berlin-Marzahn // Zeitschrift fur Archaologie. Bd. XIV. Berlin, 1980. S. 243—248.
  • 264 г Seyer H. Germanische und slawische Brunnenfunde in der Siedlung von Berlin- Marzahn//Zeitschrift fur Archaologie. Bd. XIV. Berlin, 1980. S. 225—241.
  • 265 Struwe K.-W. Ausgrabung Oldenburg // Sonderforschungsbereich 17. Skandinavien- und Ostseeraumforschung. Kiel, 1981. S. 75—80. См . также : Herrmann J. Germanen und

Продвигаясь на северо-запад, славяне кое-где встретились с остатками германского населения. На основании множества пыльцевых анализов, взятых на ряде поселений региона Хавеля — Шпрее, в которых встрече- на и славянская, и германская керамика, немецкие исследователи конста- тировали непрерывность использования пахотных полей от римского вре- мени до раннесредневекового 263 . В Берлине-Марцан на поселении суков- ско-дзедзицкой культуры раскопками открыт колодец, выстроенный мест- ными германцами, который славяне застали действующим и, немного об- новив, стали им пользоваться 264 . Подобная ситуация наблюдается и на ост- рове Рюген. Из 40 пыльцевых анализов, взятых на раннеславянеких посе- лениях, половина показала континуитет земледельческой деятельности и, следовательно, несомненную встречу славянских переселенцев с местными германцами. Об этом же говорит и этноним славян Рюгена — раны (руя- не, рушане, руги), который восходит к германским ругиям, упоминаемым еще Тацитом. Контакты славян с германцами фиксируются археологиче- ски и в Вагрии, в частности, по материалам Ольденбурга и Бозау .

Эти наблюдения относятся преимущественно к памятникам, располо- женным на возвышенных участках. Результаты же пыльцевых анализов, полученных с поселений, расположенных в низинных местностях между- речья нижних течений Эльбы и Одера, достоверно свидетельствуют, что эти обширные области, плотно заселенные в позднеримское время гер- манским населением, были полностью оставлены в период переселения народов и в V—VI вв. заросли лесами. Славяне, осваивавшие эти земли, вынуждены были расчищать участки для пахотных угодий. Расселялись славяне здесь небольшими группами, их ранние поселения имели малые размеры. На первых порах большая роль в хозяйствовании в таких мест- ностях принадлежала подсечно-огневому земледелию.

В ареале суковско-дзедзицкой культуры исторические источники фик- сируют несколько племенных образований.

В междуречье средних течений Одера и Варты локализуются поля- не — одно из крупных племен лехитской группы славян. Этимология его прозрачна — от слова «поле». Баварский географ не упоминает полян, но ему были известны глопеане — большое племенное формирование, вклю- чавшее «400 градов». По всей вероятности, оно тождественно полянам, в составе которых были более мелкие племена-новообразования — гопля- не (название происходит от озера Гопло в Куявии), ленцицане (округа Ленчицы) и серадзане (округа Сарадза). Соседями полян на юго-западе были дедошане.

Каких-либо заметных различий между полянами и дедошанами в ар- хеологических материалах не наблюдается. Области их расселения, как и других племен на территории Польши, реконструируются на основе кар- ты древней залесенносги. Раннесредневековые племена осваивали окультуренные земли, рубежами между ними были лесные пространства .

  • Slawen in Mitteleuropa. Zur Neugestaltung der ethnischen Verhaltnisse zu Beginn des Mittelalters. Berlin, 1984.
  • 266 Leciejewicz L. Slowianszczyzna zachodnia. Wroclaw; Warszawa; Krakow; Gdansk, 1976. S. 53—69; Idem. Slowianie zachodni. Z dziej6w tworzenia sie. sredniowiecznej Europy. Wroclaw; Warszawa; Krak6w; Gdansk; L6dz, 1989. S. 52—66.
  • 267 Hordk В ., Travnieek D. Descriptio civitatum ad septentrionalem plagam Danubii // Rozpravy 6eskoslovenskej Akademii ved. T . 66—2. Praha , 1956. P . 3; Fritze W . Probleme der abodritischen Stammes - und Reichsverfassung und ihrer Entwicklung vom Stammes - staat zum Herrschaftsstaat // Siedlung und Verfassung der Slawen zwischen Elbe , Saale und Oder . Giessen , I960. S . 141.

Довольно крупным племенным лехитским образованием были обод- риты. Впервые они упоминаются во «Франкских анналах» под 789 годом. Источник говорит о них как об особой этнической и политической общности славян . В ее состав входило несколько племен: собственно ободриты, давшие имя всей общности, варны, полабы, вагры, древане и линяне.

Племя ободритов локализуется по побережью Балтийского моря от Любекского залива до Ратиборского озера, между реками Травной и Вар- ной. Многие исследователи полагают, что название племени образовано от р. Одер, то есть ободриты — «жители по берегам Одера» 268 . Если это действительно так, то этноним восходит еще к той поре, когда предки раннесредневековых ободритов в пшеворское время проживали где-то по Одеру. Согласно Л. Нидерле, этноним ободриты имеет патронимиче- ское начало — потомки предводителя Ободра 269 .

Во «Франкских анналах» упоминаются еще ободриты, проживавшие в начале IX в. где-то на среднем Дунае. В этой связи высказывается гипо- теза о локализации ранних ободритов в среднем течении Одера, откуда большая их часть переместилась в Мекленбург и Голштейн, а меньшая мигрировала на юг, осев на Дунае по соседству с болгарами . О. Н. Тру- бачев, прежде разделявший эту точку зрения, недавно высказал иную этимологию. Он полагает, что этноним ободриты образован от славян- ского глагола *оЬ(ъ)с!егй/*оЬ(ъ^ьгаи 'ободрать, ограбить', в пользу чего свидетельствуют «Франкские анналы» — «ободриты, которые на языке народа называются грабителями»

Основные вопросы изучения древностей ободритов поставлены в работе: Leciejewicz L . G 16 wne problemy dziejow obodrzyckich // Slowianszczyzna Polabska mi ^ dzy Niemcami а РоЬЦ. Poznan, 1981. S. 167—182).

  • 268 Lehr-Splawinski T. Poprawy i szkice z dziejow kultury Slowian. Warszawa, 1954. S. 99; Rudnicki M. Nazwy Slowian polabskich i hizyckich u Geografa Bawarskiego // Opuscula Casimira Tymieniecki septusgenario dedicata. Poznan , 1959. S . 253; Трубачев О. H . Ранние славянские этнонимы — свидетели миграции славян // Вопросы языкознания. 1974. № 6. С. 56; Moszynski L . Z zagadnien slowotw 6 rstwa praslowianskich nazw piemiennych // Etnogeneza i topogeneza Slowian . Warszawa; Poznan, 1980. S. 65—69. 269 NiederleL. Slovanske starozitnosti. Т . III. Praha, 1919. S. 126.
  • 270 О различных мнениях относительно локализации ободритов Подунавья и их происхождении см.: NovakovU R . Balticrki sloveni u Beogradu i Serbiji . Beograd , 1985. S . 96—135.
  • 271 Трубачев О. H . Этногенез и культура древнейших славян. Лингвистические ис- следования. М., 1991. С. 129—130.

Рядом с ободритами по р. Варне проживали варны, их центром пред- положительно был Пархим. В Восточном Голштейне между Балтийским морем и р. Травной обитали вагры, главным центром которых был Стар- гард (ныне Ольденбург). Южнее, по правому берегу Эльбы (Лабы) жили полабы, а выше по течению этой реки—линяне. Центром полабов был Рацисбург (по-видимому, славянский Ратибор). Левобережную часть По- эльбья заселяли древане. В археологических материалах заметных раз- личий между ободритскими племенами не проявляется. Судя по их этно- нимам, это были новообразования с несложившимися этнографическими элементами. Однако, как свидетельствует Гельмольд, каждое из ободрит- ских племен имело свои обычаи и свои религиозные культы — у полабов главным языческим божеством была Жива или Сива, у вагров — Прове, у собственно ободритов — Радогошт или Редегаст 272 . Местами совершения языческих культов были священные рощи. Описывая одну из них, где главным богом был Прове, Гельмольд отмечает, что это место было «свя- тыней всей земли» вагров, где каждый второй день недели собирался весь народ во главе с князем и жрецом . При раскопках поселений Вагрии были обнаружены деревянные изображения языческих богов .

  • 272 Helmoldi Presbytori Bozoviensis Chronica Slavorum // Ausgewahlte Quellen zur deutschen Geschichte des Mittelalters. Bd. XIX. Berlin, 1963. I, 83; towmianski H. Religia slowian i jej upadek. Warszawa, 1979. S. 175. Helmoldi Presbytiri Bozoviensis... I, 83.
  • 274 Struwe K. Ziel und Ergebnisse von Untersuchungen auf drei slawischen Burgwailen Ostholsteins//Ausgrabungen in Deutschland. Bd . III . Meinz , 1975. S . Ill —112.
  • 275 Становление государства у ободритов обычно датируется первой половиной или серединой X в. (Ловмяньский Г. Происхождение славянских государств // Вопро- сы истории. 1977. №12. С. 193). О формировании ободритской народности см.: Саливон А. Н. Самосознание ободритов (к вопросу об образовании ободритской раннефео- дальной народности) // Формирование раннефеодальных славянских народностей. М., 1981. С. 130—151.

В письменных источниках зафиксированы имена князей ободритского племенного союза. Первым значится князь Вилчан, затем на протяжении 40 лет это политическое образование возглавляли Дражко, Славомир и Чедраг. Упоминаются также князья малых племен, входивших в обод- ритский союз. В последней четверти VIII в. ободриты были союзниками короля франков Карла (позднее — император Карл Великий) при поко- рении саксов. Одновременно, отстаивая свои земли, ободриты вели вой- ны с датчанами и велетами. В 30—40-х гг. IX в. восточнофранкский ко- роль Людовик Немецкий одержал победу над ободритами и ликвидиро- вал их племенной союз. Однако в середине IX в. при некотором ослабле- нии Восточнофранкского государства ободриты восстановили племенной союз, просуществовавший до 20—30-х гг. X в. По-видимому, это племен- ное образование постепенно трансформировалось в государственное, па- раллельно началось формирование ободритской народности 275 . Этот процесс был прерван немецкой экспансией. В середине X в. князь Готшалк (1043—1066 гг.) предпринял попытки воссоздания ободритской государ- ственности, но они были неудачные 276 . Утратив политическую самостоя- тельность, ободриты оказались под властью немецких князей и еписко- пов. Принятие ободритами католической религии и массовая колониза- ция их земель немцами привели к постепенной ассимиляции большей части славянского населения.

На территории ободритов известно несколько более или менее круп- ных градов, которые на первых порах были центрами политической вла- сти, но постепенно трансформировались в ремесленно-торговые пункты, охотно посещаемые иноземными купцами. Наиболее крупными среди них являются административные центры вагров и ободритов (малого племени) — Старгард и Велиград. Последний именовался датчанами Ре- риком. В 808 г., как свидетельствуют «Франкские анналы», он был со- жжен датчанами, и купцы были переселены в Хайтхабу — в земли, под- властные датскому королю. Вскоре Велиград был отстроен славянами за- ново, и в нем разместился князь ободритов.

  • 276 Короток В. Д. Государство Готшалка// Славянский сборник. М., 1947. С . 336—355. Donat P. Die Mecklenburg — eine Hauptburg der Obodriten. Berlin, 1984.

Недалеко от Висмара находится крупное городище, именуемое Мек- ленбургским, которое отождествляется с Велиградом — резиденцией князей ободритского племенного союза, а в более позднее время — мек- ленбургских князей 277 . Городище устроено на всхолмлении, имеет оваль- ные очертания размером 180 х 140 м и по периметру обнесено валом вы- сотой до 8,6 м. Нижний горизонт культурного слоя, в котором доминиру- ет суковско-дзедзицкая керамика, датирован на основании материалов раскопок 620—680 гг. Изучение валов выявило 7 строительных перио- дов. Древнейший вал с внутренними деревянными конструкциями имел высоту до 7 м и ширину основания 12,75 м. Его возведение автор раско- пок П. Донат определяет первой четвертью VII в., разрушен был в 680 г. (дендрологическая дата). В последующие столетия Велиград — Меклен- бург стал крупным ремесленно-торговым поселением раннего средневе- ковья и играл заметную роль в истории региона до XIII в. В его округе археологами открыты синхронные земледельческие поселения и могиль- ники.

 

  • 278 Gabriel I. Starigard/Oldenburg: Hauptburg der Slawen in Wagrien. I . Stratigraphie und Chronoiogie . Neumunster , 1984. S . 75—89, 213—214.

Довольно хорошо изучен археологами и Старгард — Ольденбург Суковско-дзедзицкая керамика в ободритском ареале доживает до IX в., но в слоях этого столетия составляет уже сравнительно небольшой процент. Уже на рубеже VII и VIII вв. получает хождение керамика менкендорфского типа, изготавливавшаяся на гончарном круге 279 . Это была продукция ремесленного производства, и она распространялась, постепен- но вытесняя лепную посуду, независимо от племенных и иных рубежей.

  • Schuldt Е . Die slawische Keramik in Mecklenburg. Berlin, 1956; Idem. Slawische Topferei in Mecklenburg. Berlin , 1964.

Область между регионом ободритов и нижним течением Одера при- надлежала велетам-лютичам. Этноним велеты связан со славянским vel - 4 великий': в украинском языке ведет, в русском волот 'великан, богатырь'. Их начало восходит к расселению на этой территории славян — носителей суковско-дзедзицких древностей. На рубеже VI и VII вв. здесь появляются новые группы славянского населения с иными культурными тра- дициями. Славяне-первопоселенцы в значительной массе не покинули мест своего проживания, лишь кое-где они вынуждены были оставить свои селения. Культура славян второй волны миграции названа фельд- бергской по одному из раскопанных городищ в Фельдберге в округе Нейбранденбург. Основным ареалом этой культуры стала область запад- нее нижнего течения Одера между побережьем Балтийского моря и по- речьем Хавель—Шпрее (рис. 67).

На первых порах племена фельдбергской культуры заметно отлича- лись от славян, поселившихся здесь ранее. Пришлое население прожива- ло на сравнительно крупных укрепленных поселениях, состоящих из не- скольких десятков дворохозяйств. В одном таком граде проживало от 600 до 1000 человек. В этой связи нужно полагать, что перемещение фельд- бергского населения осуществлялось большими, сплоченными коллекти- вами. Фельдбергская керамика изготавливалась на гончарном круге, она хорошо обожжена и богато орнаментирована (рис. 68). Это преимущест- венно горшкообразные сосуды, невысокие, широкогорлые, с выпуклыми боками и суженной нижней частью. Они украшались многорядной вол- ной или горизонтальными линиями, встречаются также штампованные узоры и налепные валики. Жилищами фельдбергского населения были наземные срубные дома. Погребальные памятники пока не выявлены.

Во время расселения носителей фельдбергской культуры зафиксиро- ваны случаи разрушения суковско-дзедзицких селений. Но вскоре между славянами первой и второй волн миграции установились мирные отно- шения, но скоро они перемешались не только территориально, но и фи- зически, в итоге образовалось единое племенное сообщество. Фельдберг- ская керамика постепенно вытеснила прежнюю, изготавливавшуюся без гончарного круга .

Согласно изысканиям Й. Геррманна, фельдбергская керамика восходит к распространенной на территории Силезии глиняной посуде позднерим- ского времени и периода переселения народов. Среди последней имеет- ся много сосудов, которые по своим формам и орнаментации близки к

В археологической литературе высказаны и иные мнения о фельдбергской культуре. Так, Э. Шульдт полагал, что фельдбергская керамика эволюционировала из суковско-дзедзицкой ( Schuldt Е. Die slawische Keramik ... S . 75—89, 213—214). О по- следних изысканиях см.: Brother S . Feldberg Keramik und fruhe Slawen . Studien zur nordwestslawischen Keramik der Karolingerzeit . Bonn , 1996.

фельдбергским и могли стать их прототипами 281 . В начале средневековой поры в славянской среде имелось немало «кочующих» ремесленников, со- хранивших позднеримские производственные традиции. Группа таких гончаров-ремесленников и могла положить начало фельдбергской кера- мике. Они со своими семьями и родственными группами и расселились среди суковско-дзедзицкого населения в землях севернее Хавель—Шпрее.

Основной ареал фельдбергской культуры соответствует области, кото- рая, согласно историческим данным, принадлежала велетам. Они и были носителями этих древностей. Й. Геррманн утверждал, что фельдбергская керамика — это «типичное произведение велетских племен» . эта посу- да бытовала до IX в., когда появляется менкендорфская керамика, кото- рая постепенно вытесняет прежнюю. В регионе Хавель-Шпрее выраба- тывается своеобразный тип посуды, занимающий как бы промежуточное место между фельдбергской и менкендорфской керамикой. Некоторые исследователи рассматривают ее как вариант менкендорфской посуды, а

  • К. Гребе назвал ее псевдофельдбергской .
  • Herrmann J. Siedlung, Wirtschaft und gesellschafdiche Verhaltnisse der slawischen Stamme zwischen Oder/Neisse und Elbe. Berlin, 70-—73. 282 Там же . С . 49.
  • 283 Grebe К . Zur fruhslawischen Besiedlung des Havelgebietes // Veroffentlichungen des Museums fur Ur- und Fruhgeschichte Potsdam. Bd . 10. Berlin , 1976. S . 7—54.

В состав велетов входили хижане (кессины), черезпеняне (цирципа- ны), толлензы (доленцы), укряне, стодоране и редари (ротари). Князь по- следних одновременно возглавлял все племенное сообщество велетов. Локализуются редари в окрестностях Редегоста (Ретры), где находился языческий храм Сварожича Радогоста, упоминаемый в трудах Адама Бре- менского и Гельмольда. Ретра была разгромлена немцами в 1127 г. Ар- хеологически она не изучена, предполагается лишь, что находилась близ нынешнего Нейбранденбурга. Черезпеняне обитали за рекой Пеене (Пе- на) и названы от этого гидронима. Между черезпенянами и варнами жи- ли хижане (от славянского хыжь — хижина). Округа озера Толлензее бы- ла местом обитания толленцев, укряне заселяли область по р. Укры. Са- мым южным велетским племенем были стодоране, имевшие второе имя — говоляне от названия р. Хавель, по берегам которой они прожи- вали. Кроме того, источники называют ряд мелких племен, обитавших в ареале фельдбергской культуры,— моричан, брижан, шпреян, семчичан, плонян и др. Все это, как видно из этнонимов, были новообразования, каких-либо различий в археологических материалах между ними не об- наруживается.

Согласно «Франкским анналам», велеты с самого появления находи- лись в конфронтации с ободритами. Под 808 г. сообщается об их «давниш- ней вражде с ободритами». В последней четверти VIII в. велеты (франки именовали их вильцами) подчинялись Карлу Великому, а в начале IX в. наметилась тенденция усиления власти велетского князя.

Источники характеризуют велетов как самый воинственный славян- ский народец. Они вели упорную и ожесточенную борьбу против немец- кого господства и насаждения христианства. Особенно сильный характер она приобрела в X в. , при этом этот племенной союз стал именоваться лютичами. Трудно сказать, чем обусловлена смена этнонима. Племенное имя лютичи ассоциируется со славянским ljut - в значении «лютый, жесто- кий, свирепый, сильный». Л. Нидерле считал, что этот этноним произве- ден от имени родоначальника или предводителя племени Люта.

Около рубежа IX—X вв. из велетского союза отделились стодоране. В 929 г. они оказались в числе первых жертв немецкой экспансии. Велеты же упорно отстаивали свою независимость и в 50-х гг. X в. объединились с ободритами. Борьба шла с переменным успехом. После кратковремен- ного установления господства немецких феодалов и духовенства в 983 г. лютичи подняли восстание и повели за собой ободритов. В течение не- скольких недель они освободили свою территорию и восстановили преж- ний племенной строй. В Ретре стало собираться «народное собрание», ре- шавшее основные вопросы племенного союза. Широкое развитие полу- чил языческий культ. Главная святыня в Ретре стала одновременно сбор- ным пунктом для боевых походов . Роскошные языческие святилища, как сообщают хронисты, возникли и в центрах племен, входивших в лю- тичский союз. Организация языческого культа стала средством сохране- ния независимости и политической самостоятельности. Создание цен- трального святилища можно рассматривать как показатель начального этапа становления этноса и государственности.

Во второй половине XI в. лютичский племенной союз не выдержал мощного напора немецкого и датского феодальных государств. Славян- ское население рассматриваемого региона оказалось подчиненным свет- ской и духовной жизни Запада. В условиях последовавшей затем немец- кой колонизации велетские славяне были постепенно ассимилированы.

  • Bulin Н . Nemecky pfinos k dejinam polabskych slovanu // Vsnik a pocatky slovanu. Dil. II. Praha, 1958. S. 5.
  • Herrmann J. Feldberg, Rethra und das Problem der wilzischen Hohenburgen // Slavia Antiqua. Т. XVI . Warszawa ; Poznan , 1970. S . 33—69.

Невозможно сказать, были ли руяне острова Рюгена частью велетского союза племен или, как считал, в частности, Л. Нидерле, составляли от- дельную группу балтийских славян. Первыми славянскими поселенцами на острове были носители суковско-дзедзицких древностей. Фельдберг- ская керамика распространилась здесь относительно поздно, только в VIII в. В IX в. на острове уже безраздельно господствовала фрезендорф- ская посуда. Ее характерными формами являются широкогорлые выпук- лобокие горшки с орнаментальными поясами из валиков с нарезными узорами или из волнистых линий. Основным регионом этой керамики был Рюген, поэтому немецкие археологи рассматривают ее как этногра- фический элемент ранов. В небольшом количестве такая посуда встречается еще в прибрежных местностях Фестландии

В земле руян, в Арконе, находилось знаменитое языческое святили- ще Святовита, функционировавшее в XI—XII вв. и известное по описа- нию датского хрониста Саксона Грамматика. Аркона была одним из крупных укрепленных поселений, культовым и административным цен- тром руян. В 1168 г. датчане разрушили ее, и руяне были подчинены их владычеству.

  • Donat P. Zur zeitlichen und regionalen Gliederung der altslawischen Keramik zwischen Oder und Elbe/Saale // Studia nad etnogenezz* slowian i kultury Europy WczesnoSredniowiecznej. Т . I. Wroclaw; Warszawa; Krakow; Gdansk; L6dz\ 1987. S. 245— 247. Abb. 4, 5.
  • 287 Herrmann J. Arkona auf Rugen. Tempelburg und poliusches Zentrum des Ranen vom 9. bis 12. Jh. Ergebnisse der archaologischen Ausgrabungen 1963—1971. // Zeitschrift fur Archaologie. Bd. 8. Berlin, 1974. S . 177—209.

Арконское городище расположено на мысу, возвышающемся над вода- ми Балтики на 70 м. Его подтреугольная площадка длиной до 300 м и шириной около 400 м с напольной стороны в X—XI вв. была защищена валом и рвом. Поселение, как показали раскопочные работы, основано в VIII—IX вв. и первоначально имело значительно меньшую площадь. Языческий храм Святовита стоял в срединной части святилища, на мысе, ныне разрушенном морскими прибоями. Удалось изучить лишь часть рва, ограждавшего культовое место. Анализы костных остатков, собран- ных при раскопках сохранившейся части святилища, показали, что в жертву руяне приносили в основном молодых животных — крупный ро- гатый скот, овец, коз и свиней. Около городища и внутри его во время языческих празднеств совершались торговые операции, о чем говорят на- ходки вещей, привезенных из Скандинавии и стран Западной Европы 287 .

Появление фельдбергской керамики в землях западнее Одера оказало заметное воздействие на культурное развитие Польского Поморья. Су- ковско-дзедзицкая посуда здесь безраздельно господствовала в VI — на- чале VII в. На следующей стадии (VII — начало VIII в.) получает распро- странение сначала глиняная посуда, подправленная на гончарном круге, а затем и собственно гончарная керамика. При этом появляются формы сосудов, эволюционно не связанных с местной посудой.

Ранняя глиняная посуда, подправленная на круге, получила название голанчской . Она довольно многообразна и включает горшки баночной и яйцевидной форм, близкие к биконическим, невысокие, но широкие сосуды, приближающиеся к мискам. Большинство сосудов не орнаменти- ровалось. Голанчский тип сменяется кендзинским, в составе которого ха- рактерными являются вазообразные сосуды, нередко орнаментирован- ные. Время бытования голанчской и кендзинской керамики определяет- ся VII — первой половиной VIII в.

Эта глиняная посуда по показателям сопоставима с фельдбергской. Нужно полагать, что распространение голанчской и кендзинской посуды в Польском Поморье было результатом инфильтрации носителей фельд- бергской культуры в эти земли.

Дальнейшее развитие керамики этого региона происходило независи- мо от соседних земель. Во второй половине VIII — первой половине IX в. продолжала бытовать голанчская и кендзинская посуда, но вместе с ней получает хождение керамика бардыского и волинского типов, а в конце этого периода и керамика щецинского типа.

Последняя стала характерной для западнопоморской области, наи- большее распространение ее приходится на период от середины IX до 70-х гг. X в. Щецинская керамика богата по ассортименту, наиболее ходо- выми были горшки, близкие к цилиндроконической и биконической формам. Почти вся посуда орнаментировалась узорами из линий, про- черченных вертикально, горизонтально или крестообразно. Встречаются также орнаменты из волнистых линий и палочные вдавления. На смену щецинской посуде в конце X в. приходит керамика швелюбского типа.

Области Польского Поморья принадлежали поморянам. Нужно пола- гать, что это было новообразование: так стали именоваться славяне — но- сители суковско-дзедзицкой культуры, расселившиеся в приморских зем- лях. Миграция осуществлялась вниз по поречью Одера, и первой оказалась освоенной славянами западная часть Поморья. Затем они продвину- лись на восток и стали соседями пруссов. На юге территория поморян ог- раничивалась обширным непроходимым девственным лесом. Среди по- морян выделяется несколько мелких племенных образований. Бавар- ский географ называет волинян (велюнзан) и приссан (выжичан). Первые локализуются в окрестностях Волина, вторые — на правобережье Одера, выше по течению. В более восточных землях Польского Поморья прожи- вали два племени — кашубы, занимавшие область от устья Вислы до Жар- новского озера, и словинцы, локализуемые в округе Лебского озера. Ретро- спективный анализ средневековых исторических материалов позволил Г. Ловмяньскому высказать предположение о существовании в IX в. предгосударственного образования — «поморского племенного союза» Фельдбергская керамика в небольшом количестве поступала и в ареал ободритов 290 .

  • Losinski W . Pocz ^ tki wczesnosredniowiecznego osadnictwa grodowego w dorzeczu dolnej Pars ^ ty ( VII — X / XI w .). Wroclaw; Warszawa; Krak6w; Gdansk, 1972; Idem. Osadnictwo plemienne Pomorza (VI—X w.). Wroclaw ; Warszawa ; Krak 6 w ; Gdansk , 1982.

Духовная жизнь балтийских славян — большая, интереснейшая тема, нуждающаяся в специальном монографическом исследовании. Языческая религия в северо-западном регионе раннесредневекового славянства не только сопутствовала всем сторонам жизни и быта, но и играла огромную роль в длительной борьбе за независимость и стала идейной основой княжеской власти ободритских и велетских племен. В этом регионе сооружались культовые здания, которых не знали славяне других терри- торий.

  • Lowmianski Н . Pocz^tki Poiski. Z dziejow Slowian w I tysiacleciu п . е . Т . V. Warszawa, 1973. S. 411—414.
  • 290 Donat P. Zur zeidichen und regionalen Gliederung... S. 239—254. Schuldt E. Der altslawische Tempel von Gross Raden. Schwerin, 1976; Idem. Siedlung und Burg von Gross Raden. Schwerin, 1978; Idem. Gross Raden . Ein slawischer Tempelort des 9./10. Jh. In Mecklenburg. Berlin, 1985; Idem. Der eintausendjahrige Tempelort Gross Raden. Schwerin, 1990.

Храмы балтийских славян, выстроенные из дерева и великолепно оформ- ленные, до недавнего времени были известны по описаниям XI—XII вв. Теперь некоторые из них открыты и изучены археологами. Один из них исследован в Гросс Радене недалеко от г. Штернбергер в округе Швери- на. Здесь на полуострове озера Биннензее находится городище с высо- ким кольцевым валом и рядом поселение IX—X вв., где и открыто было культовое здание второй половины IX в. (рис. 69). Стены его сооружены из вертикально поставленных бревен, которые с наружной стороны были облицованы уплощенными брусьями. Последние сверху завершались схематически вырезанными изображениями голов. Над входом висел череп зубра — символ силы и благополучия. Длина храма 12,5 м, шири- на 7 м 291 .

Остатки подобной культовой постройки, несколько худшей сохранно- сти, раскопаны в Фельдберге.

Анализ этих храмов при учете данных исторического описания выяв- ляет ближайшие аналогии им в культовом строительстве кельтов. В этой связи достаточно обоснованной представляется мысль И. Геррманна о том, что культовые здания балтийских славян восходят к кельтским храмовым сооружениям . Их начало, по-видимому, относится к последним столетиям I тыс. до н. э., когда часть славян впитала в себя кельтский суб- страт. В земли балтийских славян кельтское наследие было перенесено, скорее всего, из Силезии носителями фельдбергских древностей.

  • 292 Herrmann J. Zu den kulturgeschichtlichen Wurzeln und zur historischen Rolle nord- westslawischer Tempel des fruhen Mittelalters // Slovenska archeologia. XXVI—1. Bratislava, 1978. S. 19—28.
  • Herrmann J. Ralswiek auf Rtigen — ein Handelplatz des 9. Jahrhunderts und die Fernhandelsbeziehungen im Ostseegebiet // Zeitschrift fur Archaologie. Bd. 12. Berlin, 1978. S. 163—180; Idem. Ralswiek — Seehandelsplatz, Hafen und Kultstate, Arbeitsstand 1983 // Ausgrabungen und Funde. Bd . 29. Berlin , 1984. S . 128—135.

В VIII—IX вв. в землях балтийских славян появляются первые прото- городские поселения. Одним из наиболее изученных является поселение Ральсвик на острове Рюген . Оно основано в VIII в., но его наибольший расцвет приходится на IX—X столетия. Находилось поселение на полуострове при Большом Ясмундском заливе и имело размер 360 х 70—100 м. Его застройку образовывала система дворов, состоящих из жилого дома, подсобных строений, мастерских и хозяйственных амбаров. Многие их таких усадеб имели собственные пристани с навесами, под которыми со- держались и могли ремонтироваться ладьи. Раскопками документирова- но 15—17 пристаней. Исследованы и сами судна, на которых соверша- лись морские перевозки. Это были ладьи длиной около 14 м и шириной 3,4 м. Осадка их — около 1 м, грузоподъемность — примерно 9 тонн. Пе- редвигались они с помощью парусов, весла имели подсобное назначение. В XI в. жизнь на поселении затухает.

Главную роль на Ральсвикском поселении играли купцы. Им принад- лежали усадьбы, где на хозяйственных дворах проживали моряки, ремес- ленники и подсобники. В усадьбах при раскопках зафиксированы остат- ки мастерских по изготовлению железных орудий труда, обработке дере- ва и изготовлению поделок из кости. В некоторых дворах, судя по следам обработки дерева и находкам железных заклепок, вероятно, строились ладьи. Жители поселения занимались также земледелием и скотоводст- вом, но их роль была подсобной.

Подобные торговые прибрежные фактории, осуществлявшие товарооб- мен путем морских перевозок между ближними и отдаленными местностя- ми, исследовались и в неславянских регионах Балтики — Хайтхабу на юге Ютландского полуострова, Хельге в Швеции, Каупанг в Норвегии 294 .

  • 294 Геррманн И. Роль прибрежных торговых факторий VIII—X вв. в развитии пле- менного общества, формировании государств и городов // Труды V Международного Конгресса славянской археологии. Т. I. Вып. 1. М., 1987. С. 32—46; Седов В. В. Ста- новление европейского раннесредневекового города // Становление европейского средневекового города. М ., 1989. С . 31—38.
  • 295 Filipowiak W. Wyspa Wolin w prahistorii i we wczesnym sredniowieczu // Z dziejow Ziemi Wolinskiej. Szczecin, 1973. S. 63—137; Idem. Die Kultproblematik in Wolin vom 9. bis zum 12. Jh. // Rapports du Hl-e Congres International d'Archeologie Slave. Т . I. Bra- tislava, 1979. S . 243—257.

В Польском Поморье интересным протогородом, переросшим в ран- несредневековый город, был Волин . В VIII — первой половине IX в. это было неукрепленное торгово-ремесленное поселение, основанное на острове при р. Дзивне,— центр волинян, входивших в племенное обра- зование поморян. Во второй половине IX в. были сооружены оборони- тельные валы, и поселение получило регулярную застройку. В X в. при граде разрастается неукрепленный посад, и в следующем столетии Волин становится одним из крупных славянских городов на Балтике, о чем свидетельствует Адам Бременский. Раскопками его изучены следы развитой ремесленной деятельности (костерезное дело, стеклоделие, обработка ян- таря и др.). Начиная с X в. Волин активно участвовал в балтийской тор- говле. Одновременно он был одним из культовых центров. При раскоп- ках обнаружена серия находок, характеризующих разные стороны сла- вянского язычества.

Основы градообразовательного процесса закладываются и на ободрит- ско-велетской территории. Наряду с городищами — резиденциями кня- зей и племенной знати — археологами выявлены поселения, в которых концентрировалась ремесленно-торговая деятельность. А. Грингмут-Дал- лмер на основе анализа таких памятников утверждал, что они, осуществ- ляя ремесленное дело, торговлю и власть, обладали зачаточными функ- циями раннесредневекового города. Города «немецкого права», возник- шие в XII—XIII вв. на территории между нижней Эльбой и Одером, отмечал исследователь, основывались нередко непосредственно на месте славянских протогородских селений или же около них .

В земле ободритов одним из таких поселений был Альт-Любек 297 . Его ядром стало городище с кольцевым валом и жилой площадкой размером около 100 х 75 м, находящееся в устье р. Траве. Около него располага- лась неукрепленная часть поселения с ремесленным производством. Во второй половине XI в. ободритский князь Генрих на противоположном берегу реки основал торг и рядом поселение, которое развивалось в дальнейшем как преимущественно купеческое. Оно и стало ядром скла- дывающегося города, в котором купцы вышли за рамки посадских лю- дей, образовав сообщество с собственным правом.

  • Грингмут-Даллмер А. Расселение славянских племен. Исторические предпосыл- ки возникновения города в Восточном Мекленбурге // Труды V Международного Конгресса славянской археологии. Т . I. Вып . 2 а . М ., 1987. С . 67—73.
  • 297 НйЪепег W. Alt Lubeck und die Anfange Lubecks — Uberlegungen der Archaologie zu den Anfangen ihres «stadtischen Wesens» // Neue Forschungen zu Geschichte der Hansestadt Lubeck. Lubeck , 1958. S . 7—25.

В самом конце VIII — начале IX в. в ряде мест суковско-дзедзицкого ареала появляются курганы, что обусловлено контактами славян со скан- динавами. Одним из ранних курганных могильников является Менцлин- ский — некрополь крупного торгового поселения VIII—IX вв. в Менцли- не на р. Пеене. Раскопки его показали, что наряду со славянами здесь проживали переселенцы из Скандинавии, а торговые контакты осущест- влялись со многими областями Балтики, в том числе с Фрисландией.

В курганах Менцлинского могильника отчетливо проявляется сканди- навский этнический показатель — умерших хоронили в сложенных из камней ладьевидных могилах под курганными насыпями. Скандинав- ские элементы обнаруживаются и в вещевых находках ряда погребений. Курганная обрядность очень скоро была воспринята местными славяна- ми, которые стали хоронить умерших в курганах, но, в отличие от скан- динавов, по обряду трупосожжения. Вместе с тем следует отметить, что этническая атрибуция большинства трупосожжений не поддается опре- делению, поскольку в Менцлине имела место метисация населения — во многих курганах проявляется переплетение славянских и скандинавских элементов

Аналогичная картина наблюдается и в других ранних курганных мо- гильниках. Первые захоронения в курганах обычно содержат или эле- менты скандинавской обрядности, или вещевые находки скандинавского происхождения.

Одним из интереснейших курганных могильников в землях балтий- ских славян является Ральсвикский на острове Рюген. В нем насчитыва- ется около 150 невысоких полусферических насыпей. Первые курганные захоронения датируются последними десятилетиями IX в., наиболее поздние — концом XII в. Курганы скандинавов (погребения в ладьях или вместе с ладьей) в некрополе единичны. Основная же масса курган- ных захоронений безынвентарна или содержит единичные бытовые ве- щи. Исследователи памятника вполне справедливо относят их к местно- му славянскому населению 299 . Основание других курганных могильников на Рюгене датируется лишь XI в.

Все ранние курганные некрополи в землях балтийских славян распо- ложены при торговых поселениях-факторях, в которых проживало раз- ноэтничное население. И достаточно очевидно, что курганная обряд- ность сюда была занесена норманнами, которую постепенно в течение IX—XI вв. восприняло местное население.

Население суковско-дзедзицкой культуры и его потомки, несмотря на широкое расселение и племенную дифференциацию, в течение длитель- ного времени осознавали свое единство, принадлежность к единой пле- менной общности. В первых веках II тыс. н. э. на всей территории, осво- енной ими, получили распространение однотипные украшения — височ- ные кольца поморского типа. Это полые кольца с дротовым завершением в виде латинской буквы S . Большинство их орнаментировано раститель- ными или геометрическими узорами. Изготавливались эти украшения из сплавов белых металлов, нередко из чистого серебра, а в Альт-Любеке найдено и золотое кольцо. Носили кольца по одному с каждой стороны головы, в районе висков, подвешивая к налобному венчику, головным уборам или вплетая в волосы.

Это были изделия ремесленного производства. Появились они на рубе- же X и XI вв., наибольшее распространение их приходится на XI—XII вв., в XIII в. эти украшения постепенно выходят из употребления (наиболее поздние находки относятся к XIV в.). 3. Буковский, посвятивший рас- сматриваемым украшениям небольшую книгу, полагал, что распростра- нялись они из ремесленных центров там, где находили спрос 300 . Ареал височных колец поморского типа соответствует территории расселения славян суковско-дзедзицкой группы, и нужно полагать, что эти украше- ния стали одним из этнографических элементов рассматриваемой груп- пы раннесредневекового славянства.

Суковско-дзедзицкую племенную общность можно связывать с лехит- ской диалектной группой праславянского языка, характеризуемой рядом фонетических особенностей, заметно выделяющих ее среди других праславянских диалектных групп . Говоры суковско-дзедзицкой группы славян в условиях дальнейшего исторического развития стали основой становления великопольского диалекта польского языка, кашубского языка в Поморье и полабского (или древяно-полабского) в бассейне ниж- ней Эльбы и смежных землях. О первых двух языках-диалектах речь пойдет ниже в связи с вопросом формирования польской народности. Полабский язык принадлежит к числу мертвых 302 . Носители его были онемечены. Остатки славян-полабцев зафиксированы в первой половине XVIII в. Это были сельские жители княжества Люнебург. Ныне полабский язык исследуется на основе записей и словариков, выполненных не- профессионалами, а также по данным топонимики и славянских заимст- вований в немецком языке. Лингвисты полагают, что этот язык имел рас- пространение на широкой территории вплоть до нижнего Одера. Обыч- но полабский язык подразделяется на древанскую, ободритскую и велет- скую диалектные группы, но надежных материалов для такого членения в распоряжении лингвистики нет. Археологические данные допускают мысль о том, что велетские говоры могли развиваться независимо от ободритских и эволюционировали в самостоятельный славянский язык (формирование его не было завершено), следы которого в материалах языкознания обнаружить не представляется возможным.

  • Bukowski Z. Puste kablaczki skroniowe typu pomorskiego. Szczecin , 1960.
  • 301 Развитие этнического самосознания славянских народов в эпоху раннего сред- невековья. М., 1982. С. 227 и карта IV.
  • 302 Супрун А. Е. Полабский язык. Минск, 1987.

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования