В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Баиов А.К.Вклад России в победу союзников
Автор предлагаемой книги - А. К. Байов, 1871 - 1935 гг., ординарный профессор Российской военной академии, в течение многих лет занимал кафедру русского военного искусства в Академии генерального штаба. Продолжая работу известных военных ученых, профессора Масловского и профессора Мышлаевского, генерал Байов создал курс истории русского военного искусства, как самостоятельный отдел военной науки.

Поисковая система

Поисковая система библиотеки может давать сбои если в строке поиска указать часто употребляемое слово.
Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторРеан А.А.
НазваниеПсихология человека от рождения до смерти
Год издания2002
РазделКниги
Рейтинг7.55 из 10.00
Zip архивскачать (3 185 Кб)
  Поиск по произведению

Глава 4
Особенности Я - концепции

едующеи за молодостью стадией чело­веческой жизни является зрелость. Понятие «зрелость» означает относи­тельно стационарный в телесном и умственном развитии период жизни че­ловека. Это стабильное время характеризуется его ответственностью и «душевной свежестью». Этому периоду жизни свойственны, с одной сторо­ны, соблазны молодости, с другой — зрелый опыт. Во многих классифика­циях этот возраст рассматривается как узловой пункт развития, «вершина жизни», «плата». В Древней Греции такой возраст и свойственное ему со­стояние духа называлось «акме» — наиболее полный расцвет человеческой личности, способной совершать деяния (Карсаевская Т. В., 1997).

Общие особенности Я - концепции в возрасте средней взрослости

В среднем возрасте взрослые люди пытаются быть преуспевающими и состоятельными в самых разных направлениях жизни. Они проходят но­вые стадии развития вместе со своими взрослеющими детьми, меняются их формы взаимодействия и статус относительно старшего поколения членов семьи — стареющих родителей. Происходят изменения в их общесоциаль­ном положении и в сфере профессиональной деятельности.

Во всех этих переменах участвует Я-концепция личности. Она обогаща­ется новыми Я-образами, принимает во внимание постоянно меняющиеся ситуационные отношения и вариации самооценок и детерминирует все вза­имодействия. Я-концепция зрелого взрослого развивается в результате воз­никновения большого числа частных Я-концепций и в процессе генериро­вания концептуального ядра личности. Можно утверждать, что «с одной стороны, в среднем возрасте трудно обрести твердую почву под ногами, по­скольку стремительный поток жизненных событий вызывает постоянные социальные и когнитивные изменения, но, с другой стороны, не менее вер­но и то, что годы средней взрослости — это время относительного постоян­ства и преемственности в развитии личности и видов на будущее. Несмотря на испытываемый нами натиск внешних изменений, внутренние измене­ния происходят постепенно и, как правило, наступают вместе с важными жизненными событиями» (Крайг Г., 2000, с. 783).

Я - концепция — это обобщенное представление человека о самом себе , система его уста­ новок относительно собственной личности .

Я - образ — совокупность чувственных образов ( ощущений , восприятий , представлений ) и характерных образов своих действий по отношению к самому себе и другим .

На рубеже молодости и зрелости человек обозревает пройденный жиз­ненный путь, рассматривая с вершины своего возраста то, что уже состоя­лось, и предугадывая то, чему еще суждено произойти. Констатирующий реальность Я-образ дает человеку основание для личностных самопроро­честв, вносит позитивную или совсем не позитивную суть в самооценки. Самооценки зрелой личности становятся более реалистичными, рационали­зированные самопророчества уточняют цели и смысл жизни, Я-концепция выверяет свои истинные ценности.

Вся эта личностная динамика происходит в связи с тем, что имеет место в семье, в профессиональном мире и вообще в большом социуме.

Хейвигхерст (1953) выделил в жизни человека в период средней взросло­сти основные события, означив их как жизненные задачи:

•  Достижение зрелой гражданской и социальной ответственности.

•  Достижение и поддержание целесообразного жизненного уровня.

•  Выбор подходящих способов проведения досуга.

•  Помощь детям стать ответственными и счастливыми взрослыми.

•  Усиление личностного аспекта супружеских отношений.

•  Принятие физиологических перемен середины жизни и приспособление к ним.

•  Приспособление к взаимодействию со стареющими родителями. Решение этих задач происходит под контролем и влиянием Я-концепции

человека, которая в свою очередь как инструмент решения данных жизнен­ных задач также совершенствуется.

Самоактуализация — стремление лично­ сти в своем развитии наиболее полно про­ являть и использовать в деятельности свои таланты , способности , возможности и т . п . Самоактуалиэация ( в концепциях гуманис­ тически ориентированных психологов ) за­нимает в структуре потребностей личнос­ ти одно из первостепенных мест в ряду фундаментальных потребностей .

Так, Я-концепция становится более реалистичной, избавляясь от «иллю­зий» юности и ранней молодости в оценке своих жизненных перспектив и возможностей. Более адекватное восприятие и переживание своего истин­ного «Я» достигается человеком посредством освобождения от условной от­ветственности перед ожиданиями и оценками тех, кто все еще выполнял роль наставников (родители, профессиональные руководители, государ­ственные лидеры). Осознание себя приводит к добровольному принятию личной ответственности за свое развитие (в широком понимании). «Людей можно считать "лично ответственными" в том случае, если они берут на себя ответственность за свою само­актуализацию, а не просто испы­тывают чувство ответственности за других» (Нельсон-Джоунс Р., 2000, с. 50).

Я-концепция зрелых взрослых продолжает развиваться. У гармо­ничных личностей увеличивается не только количество, но и значи­мость положительных Я-концепций. Это обеспечивает самопринятие — «более фундаментальный способ провозглашения желательных качеств "правильными", поскольку положи­тельные Я-концепции или оценки могут отражать условия ценности, кото­рые препятствуют реалистическому восприятию» (Комбс и Снигг, 1959).

Я - концепция самоактуализирующейся зрелой личности

В возрасте средней взрослости у самоактуализирующихся зрелых лично­стей приобретают полноту значимости этические ценности. Преимуще­ственно это проявляется в отношениях этих личностей с более молодыми людьми, а также с более старшими по возрасту. Зрелые взрослые «способ­ны идентифицировать себя с другими людьми, так что они склонны способ­ствовать самоактуализации других, так же как и собственной самоактуали­зации». В своем влиянии они проявляют осторожность, чтобы не посягать на право других при удовлетворении своих собственных потребностей. Их Я-концепция стремится сохранять автономность и ограждает от пересе­чений свое концептуальное пространство. Самоактуализирующиеся люди способны проводить различия между целями и средствами, то есть в само­оценивании больший вес приобретают Я-образы, контролирующие нрав­ственные нормы, в отличие от действующих операционных Я-образов более молодого возраста.

Вехи в развитии

Я - концепции самоактуализирующихся людей способствуют проявлению основных личност­ ных качеств : открытости переживания , рациональности , личной ответственности , самоуваже­ ния , способности к поддержанию хороших личных отношений и этической жизни . Все это должно быть присуще успешно развивающейся зрелой личности .

При сравнении особенностей Я-концепции на этапе средней и ранней взрослости можно сказать следующее.

На этапе ранней взрослости личность «тестирует реальность» более це­ленаправленно (чем в подростковом и юношеском возрасте). Однако часто жизненные эксперименты проводятся без учета реальных сил эксперимен­татора и вне предвидения (более или менее всестороннего) последствий этих « исследований ».

На этапе зрелости личность становится более избирательной в выборе цели для приложения своих сил и других индивидуальных способностей, а также более ответственной за результаты своего «самовыражения». Можно сказать, что сутью Я-концепции становится не самоактуализация любыми доступными индивиду средствами, а самоактуализация в пределах нрав­ственных правил и более значительных, чем ситуационные, личностных ценностей.

Если такая эволюция по каким-либо причинам не происходит, то одной из причин такого отставания в психическом развитии у этих людей может являться незавершенность самоактуализации на этапе импульсивного, спонтанного, «юношеского» экспериментирования. Личностные «модели» и «перспективные Я-образы» у них еще не прошли свою «проверку» реаль­ности.

Эти элементы прогнозируемой Я-концепции создают напряжение якобы «нереализованных возможностей» и нагнетают усилия человека в направ­лении действий, противоречащих как общесоциальным правилам, так и концептуальным личностным нор­мам (в этом случае частные Я-кон-цепции личности не гармоничны общей Я-концепции).

Самооценка — компонент самосознания , включающий наряду со знаниями о себе оценку человеком своих физических харак­ теристик , способностей , нравственных ка­ честв и поступков ( Психологический сло­ варь , 1983, с . 332).

«Аффекты на себя» — аутонаправлен - ная негативная эмоциональная реакция . Интериоризация оценок — перенос пред­ставлений других личностей в свое созна­ ние .

Итак, неэффективная Я-концеп-ция имеет место при избыточности не проверенных практикой (или ее моделированием) Я-образов челове­ка. Тем более когда эти Я-образы противоречивы и их воплощение возможно в разных несопостави­мых или даже взаимоисключаю­щих реалиях.

Особенности самооценки личности возраста средней взрослости

Когнитивный и эмоциональный компоненты самооценки

У зрелых личностей усиливается когнитивный компонент самооценки,

так как к этапу средней взрослости у успешно функционирующей личности достаточно знаний о себе, чтобы объективно себя оценивать. В этом случае редкими оказываются «аффекты на себя», связанные с мерой удовлетво­ренности своими действиями, результатами реализации намеченных целей.

В силу того что на этапе ранней взрослости критерии успешности челове­ка складываются из сравнения себя с другими (что неизбежно сопровожда­ется эмоциями, сила и напряженность которых зависит от значимости для личности оцениваемого содержания), эмоциональная составляющая само­оценки у молодых взрослых имеет порой превалирующую значимость.

В более зрелом возрасте, когда интериоризация оценок других уже про­изошла, самооценка человека уже в большей мере ориентирована на его внутренние эталоны. При этом эмоциональное сопровождение самооценки становится более сдержанным и свернутым к категориальным характерис­тикам. По мнению А. В. Захаровой (1989), эмоционально-ценностное отно­шение к себе с возрастом постепенно дифференцируется и обобщается.

Сбалансированность когнитивного и эмоционального компонента в само­оценке, характерная для наиболее гармонично развивающихся личностей на этапе ранней взрослости, к моменту зрелости приобретает тенденцию усиления когнитивного звена. Осознанное, взвешенное, реалистичное отно­шение к себе ведет к тому, что знания о себе начинают регулировать и вести за собой эмоции, адресующиеся собственному «Я».

Взаимодействие частных и общих самооценок

Молодости и ранней взрослости свойственно наличие большого количе­ства частных самооценок, которые взаимопересекаются, иногда конфликт­но взаимодействуют в отстаивании значимости именно тех фрагментов лич­ности, которые они детерминируют.

Представим, например, взаимодействие частных самооценок у 30-летней женщины: «Я не так хороша собой, как мои подруги, однако во мне есть целеустремленность в профессиональном росте, и это дает мне уверенность и самоуважение». В данном примере Я-концепция женщины обрела свою конкретность благодаря возможности высоко оценить такой аспект себя, который соотносился с наиболее значимым Я-образом в общей структуре Я-концепции, получившим высокий уровень самооценки.

В период зрелости, если никаких потрясений, связанных с дискредита­цией значимого Я-образа не произошло, рассмотрение и оценивание част­ных Я-образов (например, своей внешности) для личности не актуально. Личность продолжает в самовосприятии ориентироваться на тот Я-образ, который ранее оказался значимо выделенным. Таким образом, число част­ных самооценок сокращается и самооценка приобретает обобщенный ха­рактер. В различных ситуациях (которые и в зрелом возрасте остаются столь же разнообразными) проявляется «проекция» этой общей самооцен­ки, т. е. имеет место ее ситуационная вариация.

С точки зрения некоторых исследователей, общая самооценка, отража­ющая позитивное или негативное отношение ко всему тому, что входит в сферу «Я», сводится к эмоционально-ценностному отношению личности к себе (Захарова А. В., 1989 и др.). Однако позитивное или непозитивное от­ношение можно рассматривать как результат соответственного когнитивно­го программирования, отражения мыслей человека о себе, его установок на самовосприятие. Эмоции в этом случае являются лишь производными от эмпирической проверки личностных когниций (Эллис А., 1977).

Другие точки зрения на взаимодействия частных и общих самооценок позволяют считать, что идентичность частных самооценок свидетельствует о незрелости общей самооценки личности как целостного образования. При этом общая самооценка рассматривается как иерархизированная система частных самооценок, находящихся в динамическом взаимодействии между собой. Причем целостная самооценка не сводится к совокупности частных (Федотова Е. О., 1985, Чеснокова И. И., 1977).

Исследования Е. О. Федотовой свидетельствуют, что при недифференци­рованной системе частных самооценок их связь с общей самооценкой носит прямой характер, а при дифференцированной — они становятся относитель­но независимыми в функциональном отношении.

Как пишет И. И. Чеснокова, в становлении общей самооценки личности ведущая роль отводится когнитивному компоненту, поскольку его функци­ей является обобщение наиболее значимых для личности самооценок, их синтез и выработка ценностной самооценки, в которой отражается понима­емая личностью ее собственная сущность.

Временной аспект самооценки

Временная отнесенность содержания самооценки позволяет выделять ее разные виды: она может функционировать как прогностическая, актуаль­ная (корригирующая) и ретроспективная (Захарова А. В., 1989).

На каждом из этапов развития личности имеют место эти три разнона­правленные во времени виды самооценки. Однако на каждом из этапов один из этих видов является превалирующим. Так, на этапе ранней моло­дости самооценка личности имеет преимущественно прогностическую на­правленность. В зрелом периоде она в большей мере отражает актуальные самопроявления человека и тем самым выполняет регулирующую и кор-рекционную функции. И это касается не только ситуационной гармониза­ции самооцениваемой личности, но и соотнесения прогностической и реаль­но существующей самооценок.

Прогностическая самооценка — уро­ вень возможных достижений человека в ка­ кой - либо актуальной ситуации . Актуальная ( корригирующая ) само - оценка — отражает в настоящем времени самопроявления личности , констатирует степень адекватности поведения , что спо­ собствует его коррекции или оптимизации . Ретроспективная самооценка — само­ оценка , обращенная к прошлому , посвя­ щенная рассмотрению опыта .

В зрелом возрасте в профессио­нальной и личной жизни человека происходит подведение итогов по тем направлениям, в которых лич­ность предприняла наиболее значи­тельные и самостоятельные шаги в самоактуализации. При этом лич­ность не только констатирует свою успешность или неуспешность, но и пытается объяснить причины этих успехов или неудач. Обеспечивает­ся этот анализ ретроспективой раз­вития и актуализации конкретных Я-образов человека. В то же время рет­роспективная самооценка детерминирует анализ и выводы относительно собственного поведения и деятельности.

Удовлетворенность человека своими достижениями зависит от представ­ления своего уровня результативности, то есть уровня притязания в чем-либо. Прогностическая самооценка оценивается как уровень возможных достижений человека в какой либо актуальной ситуации.

В возрасте средней взрослости в структуре Я-концепции «преуспеваю­щей» личности прогностическая составляющая самооценки преображается по содержанию. Если ранее ее содержание было более объемным и много­плановым (личность, которая жила ожиданиями и стремлениями к самоак­туализации, предполагала достигнуть многого в разных направлениях), то сейчас оно концентрируется на том, в чем достигается успешность, дающая удовлетворение, или на том, что приносит удовлетворенность человеку без приложения чрезмерных усилий (с учетом личностных ориентации).

Я - образ и самооценка

Я-образ гармонично развивающейся личности в этом возрасте преобразу­ется в Я-образ, преимущественно связанный с обеспечением развития дру­гих личностей (детей, учеников, младших сослуживцев и т. д.).

В зрелом возрасте сокращение реального времени самоактуализации идеальной Я-концепции человека требует ее реорганизации. Сбалансиро­ванное соотношение Я-реального и Я-идеального преобразуется в усиление значимости Я-реального.

«Несостоятельность» реальной Я-концепции (ее непозитивное оценива­ние) «отдаляет» в личностном пространстве и времени идеальный Я-образ.

Следствием этого может быть:

•  Попытка избавиться от идеального Я-образа (блокировать его).

•  Попытка рационализировать неадекватный реальный Я-образ.

•  Попытка найти замену неприемлемому Я-образу с помощью защитного Я-образа (иногда из арсенала патологических защит).

Влияние кризисной жизненной ситуации на структуру самооценки

В среднем возрасте проблемы здоровья все больше начинают обращать на себя внимание. Организм человека становится все более уязвим для различных заболеваний. Заболевая или наблюдая за болезнью своих близ­ких, люди средних лет чаще переживают кризисные ситуации.

К болезням, которые чаще всего поражают людей среднего возраста, от­носятся сердечно-сосудистые и онкологические заболевания.

Механизмы развития

При кризисных жизненных ситуациях центральным психологическим механизмом измене­ний личности выступает перестройка в иерархии мотивов в связи с главным мотивом сохране­ ния жизни .

Независимые составляющие самооценки находятся в иерархическом соподчинении , опре­ деляющемся тем , какую личностную значимость имеет то или иное оцениваемое качество . Если меняются актуальные мотивы человека , то из глобальной самооценки выделяется ее ситуаци­ онный аспект .

В качестве модели кризисной жизненной ситуации можно рассмотреть онкологическое заболевание. Такую ситуацию характеризуют: неопределен­ность прогнозов на будущее, страх смерти, необходимость длительного ле­чения, возможно связанного с оперативным вмешательством, и в связи с этим — боязнь страданий.

Суть этого личностного кризиса — предполагаемый крах жизненных ожиданий человека. У людей в подобных ситуациях происходит становле­ние новых ценностей и оценочных категорий, изменяется иерархия моти­вов, в самооценке начинают превалировать новые аспекты.

Изучение организации самооценки онкологических больных и здоровых людей проводилось в исследовании А. Ш. Тхостова и А. Д. Степанович (1987). Эксперимент проводился с помощью модифицированного варианта методики изучения самооценки Дембо—Рубинштейн.

Предлагался набор из 32 самооценочных шкал. Их подбор основывался на анализе литературы по психологическим особенностям онкологических больных. В отдельных характеристиках-шкалах фиксировались имеющие­ся в литературе черты портрета онкологического больного. При подборе шкал уравнивалось число характеристик, относящихся как к внешним мо­ментам, не зависящим от человека, его активности, контроля (красота, удачливость), так и к внутренне контролируемым (сдержанность и т. д.).

Испытуемых просили оценить себя по предложенным шкалам в настоя­щее время и ретроспективно. Регистрировались спонтанные высказывания испытуемых.

В экспериментах приняли участие 100 человек: 50 больных на послеопе­рационной стадии лечения и контрольная группа из 50 здоровых испытуе­мых.

Из результатов этого исследования следует, что структурно-иерархичес­кая организация самооценки у больных отличается от здоровых. За измене­нием самооценки стоит смена реально действующих мотивов.

Так, мотив сохранения здоровья стал главным побудительным и смысло-образующим в жизни онкологических больных. Они выдвинули на первый план в иерархическом построении самооценки фактор «Здоровье и соци­альный оптимизм». При этом произошла переоценка прошлых событий и ценностей. Таким образом, в ситуации онкологического заболевания проис­ходит глобальное изменение самооценки человека.

Особенности Я - концепции и самосознания пограничной личностной структуры

«Диффузностъ самоидентичности» — комплекс переживаний чело­века, связанный с чувством его неполноценности и потерей собственного Я.

Пограничная личность —- личность с пограничными психическими расстройствами.

Пограничные психические расстройства — инициальные (началь­ные) формы психических аномалий, при которых нет патологической де­формации личности.

В современных исследованиях наиболее значимой характеристикой по­граничной личности, определяющей как структуру, так и ее генез, приня­та «диффузностъ самоидентичности» — комплекс переживаний человека, связанный с чувством его неполноценности и потерей собственного Я (Соко­лова Е. Т., 1995, с. 43).

Такая особая структура самосознания человека некоторыми авторами называется «расколотой». Расколотое самосознание состоит из двух Я: внешнего — защитно-идеализированного, и глубинного — неразвитого, не­эффективного. Их сосуществование как абсолютно противоположных Я-концепций оказывается возможным благодаря различным защитным меха­низмам человека, главную роль среди которых выполняет механизм «разъединения» внешнего Я и Я реального. При этом внешнее Я доминиру­ет, а реальное Я составляет угнетенную структуру, несформированную из-за значительной фрустрации на ранних этапах развития личности.

Противоречивая двойственность Я проявляется во всех формах пси­хического становления личности.

Так, например, негативное влияние внешнего Я имеет место при внут­реннем противостоянии между индивидуальными и социальными целями и принципами. Сложности в профессиональной и общественной деятельности у таких личностей возникают преимущественно потому, что мотивация ус­пеха или достижения у них не связана с деятельностью. Она чаще ориенти­рована на удовлетворение честолюбивых намерений человека, в том числе связанных с признанием его значительности и восхищением окружающих. Аналогично в том, что касается взаимодействия с другими людьми, привя­занностями, дружественностью, внешнее Я приводит в начале к идеализа­ции, а далее к дискредитации таких ценностей.

В силу слабости реального Я, инфантильности в самопроявлениях и потребностях у таких личностей возникает стремление «опереться» на чью-либо силу и значительность. Порой идентификация с сильным, «могущест­венным» другим оказывается настолько глубокой, что отказ или нежела­ние партнера (чьи возможности и достоинства эксплуатируются) принять как должное претензии воспринимаются инфантильным Я как отказ в том, на что имеется право. При фрустрации таких потребностей возникают ярость и ненависть. Кроме того, таким личностям свойственна патологичес­кая нетерпимость и непереносимость критики.

Я - концепция и перемена ролей

Люди среднего возраста меняют свои социальные роли. Они становятся поколением, стоящим у «социального руля»: руководят государством, различными предприятиями и орга­низациями, в целом выполняют со­зидательную роль в обществе и вли­яют на его развитие. Поэтому для людей этого возраста актуальна «проблема социальной желательно­сти». Эта проблема возникает вся­кий раз в ситуации «внутренних самоотчетов» в тех сферах, в которых существуют эталоны должного, пра­вильного образа действий, мыслей и т. д.

Президент России В . В . Путин представи­ тель поколения , стоящего у «социального руля» .

Социальный статус — понятие, обозначающее положение человека в системе межличностных отношений и меру его психологического влияния на свою социальную группу.

Исследователями Я-концепции человека отмечается, что различные ее составляющие связаны между собой часто хуже, чем каждая из них в от­дельности — с мерой социальной желательности. Стремление видеть и культивировать в себе социально ценные качества — одно из реальных стремлений человека, которое, конечно же, отражается в его Я-концепции. Поэтому образ самого себя, в который человек верит, содержит черты, обла­дать которыми человек стремится и которые сознательно в себе признает. Людям порой непросто отличить полупроизвольную тенденцию подчерки­вать в себе социально желаемые качества от прямой фальсификации Я-образа в ситуации, когда выгодно считать себя личностью с определенными качествами. Люди часто пытаются представить себя в социально выигрыш­ном свете, тем более если такой Я-образ предполагает связь с определенным социальным статусом: Я-образ общественного деятеля, Я-образ правоза­щитника и т. д. Таким образом, многим людям свойственна «стратегия самоподачи» и «самопрезентации», которая сказывается на их Я-образе, во всяком случае — на его «социальной составляющей».

Р. Баумейстер ( Baumeister , 1982) выделил две стратегии самопрезента­ции: «ублажающую» и «самоконструирующую».

«Ублажающая» стратегия человека управляется критериями, приняты­ми в данной социальной группе, и направлена на то, чтобы выставить себя в благоприятном свете (подстраиваясь под социальную группу) и получить « вознаграждение ».

«Самоконструирующая» стратегия направлена на поддержание укреп­ления «идеального Я», т. е. вытекает из желания человека произвести впе­чатление на других теми качествами, которые входят в его идеальное Я.

Если поведение человека меняется в различных группах, это говорит об «ублажающей» стратегии, если не меняется — о «самоконструирующей».

Социальная роль — социально одобренные формы поведения , ожидаемые от индивида , занимающего определенную позицию в системе общественных и межличностных отноше­ ний .

Внутренний самоотчет — сравнение желаний и целей , убеждений и чувств с социальными установками , ценностями , ожиданиями .

Стратегия самопрезентации — последовательность действий в самопредъявлении .

Эксперименты , подтверждающие концепцию самопрезентации

Существует большое число экспериментальных исследований, подтвер­ждающих основные положения самопрезентационной концепции. Данные исследования доказывают, что поведение человека меняется в зависимости от условий (публичности или приватности). Кроме того, оно также суще­ственно зависит от окружающей человека аудитории.

Причем эти положения подтверждаются различными типами поведения личности. Например, влияние самопрезентационных мотивов оказалось явно выраженным при так называемом альтруистическом поведении, ко­торое, казалось бы, должно быть безразличным к потенциальной выгоде субъекта.

Так, «публичные» пожертвования оказались гораздо более внушитель­ными, чем приватные ( Satow K ., 1975). Испытуемые, в присутствии кото­рых раздавался «крик о помощи», предлагали помощь «жертве» чаще и быстрее в том случае, когда считали, что встретятся с теми, кому помогут, нежели тогда, когда считали, что останутся анонимными ( Gottlieb J ., Carver С, 1980).

В одном из экспериментов экспериментатор звонил различным строите­лям и обращался за помощью. В некоторых случаях этому предшествовал звонок, во время которого репутация строителя описывалась неблагопри­ятным образом. В этих случаях число позитивных ответов на просьбу о помощи повышалось ( Steele С, 1975). Результаты этого эксперимента по­зволяют констатировать, что строители стремились восстановить свой пуб­личный образ (репутацию) в глазах потенциальной «аудитории», т. е. моти­вировались «конструктивной» самопрезентацией.

В другом исследовании было обнаружено, что после выполнения группо­вого задания испытуемый распределял деньги (это и было реальным, а не фиктивным заданием):

а) в зависимости от вклада каждого в выполнение задания, когда надо
было отчитываться экспериментатору;

б) поровну, когда надо было отчитываться перед группой;

в) себе непропорционально много, когда никакой отчетности не требова­
лось ( Reis H ., Gruzen J ., 1976).

Влияние «презентационной» мотивации проявилось также в эксперимен­тальных ситуациях, направленных на изучение конформности, агрессии, выполнения тех или иных заданий ( performance ). С позиции «презентаци­онной» гипотезы переосмыслены эксперименты по когнитивному диссонан­су и по реакции на оценку других ( Baumeister R ., 1982).

Так, диссонанс понимается не как следствие внутренней неспособности психики человека справиться с непоследовательностью, а как следствие самопрезентационных мотивов: непоследовательное поведение угрожает разрушением публичного образа. Было показано, что эффекты диссонанса, необратимости постдиссонансной установки возникают лишь в ситуации публичности, релевантной самопрезентационным мотивам ( Baumeister R ., 1982). Экспериментально установлено, что лица с высоким и низким само­уважением ведут себя по-разному в ситуации, когда о них сложилось то или иное мнение у других. Р. Баумейстер провел эксперимент, в котором испытуемые были поделены на основе опросника на две группы: людей с высоким и низким самоуважением. Кроме того, они оценивались по лжеоп­роснику. Затем каждый испытуемый получал «личностный профиль», яко-

Конформность — тенденция людей изменять свое поведение таким образом , чтобы это соответствовало поведению и требованиям других людей .

Агрессия — состояние , содержанием которого является переживание враждебности , стрем­ ление нанести ущерб другим .

Когнитивный диссонанс — явление , содержание которого состоит в том , что личностью , если в ее сознании сталкиваются логически противоречивые знания об одном и том же объекте или событии , переживается чувство дискомфорта и она стремится от него изба­виться . Стараясь найти решение , личность реконструирует свои знания или социальные установки относительно соответствующих объектов или событий таким образом , чтобы противоречие между ними было снято .

бы основанный на его ответах. Одной половине испытуемых давался про­филь эгоиста и эксплуататора, другой — благородного и кооперативного человека. Половине испытуемых сообщалось, что их личностный профиль известен их партнеру, другой половине этого не говорилось. Каждый испы­туемый описывал себя своему партнеру и затем играл с ним в игру «дилем­ма узника» ( Pruitt D ., Kimmel M ., 1977). Партнером был подставной по­мощник экспериментатора, который играл по одному и тому же алгоритму.

Игра «Дилемма узника»

Игра «Дилемма узника» предполагает возможность выбора двух ходов у каждого из игроков , но цена у каждого хода различна и зависит от ответного хода противника . В варианте , использо­ ванном в данном эксперименте , если игрок делает ход «А» , его выигрыш составляет 4 очка в том случае , если противник делает тот же ход . 4 очка получает также и противник . Но если игрок сделал ход «А» , а противник — ход «В» , то игрок проигрывает 5 очков , а противник выигрывает 8 очков . Если игрок делает ход «В» , а противник — «А» , то игрок выигрывает 8, а противник про­ игрывает 5 очков . Если же оба делают ход «В» , то оба выигрывают по 2 очка . Единственно выиг­рышной тактикой в игре «Дилемма узника» может быть тактика кооперативная , когда оба партне­ ра делают ход «А» , при ходе «В» оба партнера в конце концов проигрывают . Игра позволяет , однако , выиграть , пользуясь благородством партнера и обманывая его ожидание в ответном благородстве .

В результате выяснилось, что в «публичных условиях» люди с низким самоуважением в своем вербальном поведении и в процессе игры следуют тому «профилю», который им навязан экспериментатором. Если это про­филь эгоиста, то они не пытаются «приукрасить» его дополнительной ин­формацией и эгоистично играют в игру «Дилемма узника».

Люди с высоким самоуважением, напротив, ведут себя независимо по отношению к «репутации», хотя и учитывая ее. Они «приукрашивают» себя в вербальной самоподаче и играют кооперативно, если их «партнер» считает их эгоистом, и, напротив, играют на выигрыш, если информация, имеющаяся у партнера, характеризует их как благородных ( Baumeister R ., 1982).

Таким образом, при исследованиях Я-образа и Я-концепции человека следует учитывать феномен самопрезентации. Кроме того, следует иметь в виду, что существуют различия в субъективной значимости содержания «Я-концепции». Одни и те же по своему содержанию знания о себе у раз­ных людей могут обладать различной субъективной значимостью. Из этого следует, что использование в индивидуальной психодиагностике универ­сальных содержательных измерений (параметров) «Я-концепции» может приводить к ошибочным заключениям (Анастази А., 1982, т. 2, с. 221).

Один из путей повышения достоверности диагностических заключе­ний — это отбор наиболее универсальных и общезначимых параметров «Я-концепции», позволяющих уменьшить вероятность ошибки.

Другой путь — использование методов, позволяющих выделить значи­мые измерения у данного субъекта. Достоверность диагностических заклю­чений в консультативной и психотерапевтической практике повышается за счет введения в поле зрения диагноста смысла того или иного аспекта «Я-концепции» для обследуемого. Это достигается путем анализа той субъек­тивной роли, которую у данного человека играют усматриваемые им в соб­ственном «Я» черты в процессе достижения значимых для него мотивов и целей (Сталин В. В., 1983).

Психологические теории

Подводя итоги рассмотрению Я - концепции зрелых личностей , снова обратимся к описанию уровневых характеристик самосознания по Э . Эриксону .

Общечеловечность и самопоглощенность . Седьмая стадия — зрелый возраст , то есть уже тот период , когда дети стали подростками , а родители прочно связали себя с определенным родом занятий . На этой стадии появляется новый параметр личности с общечеловечностью на одном конце шкалы и самопоглощенностью на другом . Общечеловечностью Эриксон называет способность человека интересоваться судьбами людей за пределами семейного круга , задумы­ваться над жизнью грядущих поколений , формами будущего общества и устройством будущего мира . Такой интерес к новым поколениям не обязательно связан с наличием собственных де­ тей — он может существовать у каждого , кто активно заботится о молодежи и о том , чтобы в будущем людям легче жилось и работалось . Тот же , у кого это чувство сопричастности челове­честву не выработалось , сосредоточивается на самом себе , и главной его заботой становится удовлетворение своих потребностей и собственный комфорт .

Резюме

В период средней взрослости Я-концепция личности обогащается новы­ми Я-образами, принимает во внимание постоянно меняющиеся ситуацион­ные отношения и вариации самооценок и детерминирует все взаимодей­ствия.

Я-концепция зрелого взрослого развивается в результате возникновения большого числа частных Я-концепций и в процессе генерирования концеп­туального ядра личности.

Сутью Я-концепции становится не самоактуализация любыми доступны­ми индивиду средствами, а самоактуализация в пределах нравственных правил и более значительных, чем ситуационные, личностных ценностей.

Для самооценки периода ранней взрослости характерна тенденция уси­ления когнитивного компонента. Осознанное, взвешенное, реалистичное от­ношение к себе ведет к тому, что знания о себе начинают регулировать и вести за собой эмоции, адресующиеся собственному «Я». Число частных самооценок сокращается, самооценка приобретает обобщенный характер и в различных ситуациях проявляется «проекция» этой общей самооценки, т. е. имеет место ее ситуационная вариация. Я-образ динамически гармо­нично развивающейся личности в этом возрасте преобразуется в Я-образ, преимущественно связанный с обеспечением развития других личностей (детей, учеников, младших сослуживцев и т. д.). В связи со сменой ролей, происходящей в этом возрасте, многим людям свойственна «стратегия са­моподачи» и «самопрезентации», которая сказывается на «социальной со­ставляющей» их Я-образа.

У самоактуализированной личности развивается эффективная Я-концеп­ция, а для пограничных состояний характерна «диффузность самоидентич­ности», или расколотое самосознание.

Глава 5
Поведенческие особенности

40-60 лет человек оказывается в ус­ловиях, психологически существенно отличающихся от прежних. К этому времени уже накоплен достаточно большой жизненный и профессиональ­ный опыт, дети выросли, и отношения с ними приобрели качественно но­вый характер, состарились родители, и им требуется помощь. В организме человека начинают происходить закономерные физиологические измене­ния, к которым ему также приходится приспосабливаться: ухудшается зре­ние, замедляются реакции, ослабевает сексуальная потенция у мужчин, женщины переживают период климакса, который многие из них физически и психологически переносят крайне тяжело. Кроме того, в этом возрасте, у многих впервые, начинают появляться серьезные проблемы со здоровьем.

Эти новые жизненные обстоятельства заставляют человека задуматься о том, что значительная часть жизни уже пройдена, а возможностей и реаль­ного времени для самореализации остается все меньше. Последнее особенно верно в отношении мужчин, поскольку по статистическим данным средняя продолжительность жизни у них соответствует 61 году (у женщин — 73 года) (Российский статистический ежегодник). Следовательно, в сорок лет мужчина знает, что он прожил уже в два раза больше того, что ему осталось.

Все эти факторы являются важнейшими основаниями для субъективно­го осмысления ситуации, оценки результатов и построения на их основе своего поведения и деятельности. Следует обратить внимание на то, что поведение человека определяется именно значением для данного субъекта всех произошедших к этому периоду жизни событий и актуальной ситуа­ции в целом.

В литературе дискутируется вопрос о том, является ли данный возраст критическим или нет. Г. Крайг приводит очень оптимистическую цитату из работы Галлахера ( Gallagher , 1993), который, опираясь на данные статис­тических исследований, проведенных в США, утверждает, что «лучший возраст для человека — 50 лет» (Крайг Г., 2000, с. 750). Нельзя забывать, что эти данные были получены именно в США — экономически стабильной стране (в период исследований) с высоким уровнем жизни, развитым здра­воохранением и системой социальной поддержки людей.

Думается, что тот же автор пришел бы к несколько иным выводам, стол­кнись он со статистическими данными, полученными в последние годы в нашей стране, где в 1998 году среднедушевой доход в 2000 рублей и более в месяц имели всего 7,5% людей (у остальных он был меньше (!)) при смехо­творном официальном прожиточном минимуме в 715 рублей для трудоспо­собного населения, а покупательная способность по сравнению с 1997 годом упала на 40% (Российский статистический ежегодник, 1999).

Субъективная тяжесть переживаний человека или, наоборот, чувство удовлетворенности в этом возрасте в немалой степени зависит от того соци­ального и экономического контекста, в который вписываются естественные возрастные изменения этого периода жизни. Кроме того, на них оказывают влияние и индивидуальные особенности человека. Гипертимы, несомнен­но, переживают в том числе и данный период жизни качественно иначе, чем, например, личности дистимического типа.

Гипертим — личность гипертимного типа. Центральными свойствами личности данного типа являются: оптимизм, повышенный фон настроения, активность, общительность, инициативность, авантюристичность, соци­альная гибкость и легкость в общении, некоторая поверхностность в меж­личностных отношениях, необязательность, легкое отношение к вопросам морали. Тяжело переносят одиночество, дисциплину и ограничение их ак­тивности.

Дистимический тип личности — ведущими свойствами являются: пессимистический жизненный настрой, постоянно или часто сниженный фон настроения, пассивность, безынициативность, стремление к ограниче­нию социальной активности и социальных контактов, серьезность этичес­кой позиции, дисциплинированность, обязательность, замедленность пси­хического темпа.

Все-таки в целом более достоверной выглядит характеристика поведе­ния человека в этом возрасте, которую дают Р. Гаулд, Д. Левинсон, Д. Вей-лант.

Если возраст в 33—39 лет можно охарактеризовать как возраст «бури и натиска», когда семейное счастье теряет свое очарование, все силы вклады­ваются в работу, достигнутое кажется недостаточным и человек ощущает как бы возврат отрочества, то в 40—60 лет картина его жизни претерпевает существенные изменения.

В 40—42 года человек переживает некий взрыв в середине жизни, у него создается впечатление, что жизнь проходит зря, появляются первые при­знаки утраты молодости и ослабления здоровья.

В 43—50 лет наступает новое равновесие, усиливается привязанность к семье, сохраняется ощущение потенциала для развития личности. После 50 лет на передний план выступает переживание зрелости, а семейная жизнь и успехи детей становятся источником удовлетворения. В этот возра­стной период человек все чаще обращается к вопросу о смысле жизни и ценности сделанного (Моргун В. Ф., Ткачева Н. Ю., 1981).

Взаимодействие с физическим миром

Декларативные знания — знания типа «что», т. е. знания об объектах и явлениях окружающего мира описательного характера.

Процедурные знания — знания типа «как», т. е. знания об операциях и способах действия с декларативными знаниями.

Сенсомоторные навыки или просто моторные навыки — освоенные до степени автоматизма системы движений как операции в структуре пред­метной деятельности человека.

«Прикидка по опыту» — способ решения задачи, основанный на срав­нении ее условий и требований с личным опытом решения аналогичных задач в прошлом.

Богатство опыта взаимодействия с объектами физического мира, зафик­сированное в системе социальных значений, не только вооружает человека декларативными и процедурными знаниями, но и, как это ни странно, по­зволяет ему лучше понимать других людей.

В связи этим взаимодействие человека с объектами физического мира определяется, с одной стороны, характерными для этого возраста морфо-функциональными изменениями, а с другой — накопившимся опытом и сформированными навыками.

Здесь следует вспомнить, что взаимодействие человека с физическим окружением не является реактивным, а имеет предметный характер. Сен-сомоторные навыки и операции в течение жизни развиваются именно в процессе предметной деятельности.

В связи с этим можно сделать вывод, что характер взаимодействия чело­века с объектами физического мира представляет собой результат приспо­собления накапливаемого опыта взаимодействия с данным классом объек­тов как к индивидуальным характеристикам человека, так и к его возрастным изменениям.

Человек в этом возрасте вынужден считаться с уменьшением физичес­кой силы, замедлением деятельности нервной системы, утратой гибкости и эластичности скелетно-мышечной системы, ослаблением зрения. С другой стороны, накопленный опыт позволяет ему точнее рассчитывать свои уси­лия, извлекать из памяти более разнообразные варианты решений при ме­няющихся обстоятельствах, точнее предугадывать развитие событий. На передний план выступает общая осведомленность человека и то, что назы­вают «прикидкой по опыту» (Крайг Г., 2000, с. 771).

Особенно это относится к профессиональной деятельности человека.

Опытный музыкант, стеклодув, стоматолог, водитель, пилот, охот­ник, токарь, машинист и т. д., про­игрывая молодым в скорости и силе, компенсирует этот проигрыш накопленными знаниями и умени­ями.

К периоду средней взрослости человек достигает профессионального мастерства благодаря накопленным знаниям и умениям .

Специфика возраста

Именно к периоду средней взрослости люди достигают мастерства во многих профессиях , связанных с взаимодействием с физическими объектами и системами . Например , для достиже­ ния мастерства в профессии ткачихи необходим опыт работы до 10 лет и более ( Борисова Е . М .). То же можно сказать и о многих других рабочих профессиях . Между прочим , именно рабочие профессии связаны с наиболее тесным взаимодействием с физическими объектами мира , а доля рабочих в общей массе работающих в нашей стране составляет около 60% ( Российский статистический ежегодник ).

К этому возрасту у человека накапливается большой опыт взаимодей­ствия и с теми объектами, которые не входят в круг его профессиональной деятельности. Понятно, что чем шире у человека круг интересов, интенсив­нее и разнообразнее контакты с объектами физического мира, тем разносто­роннее и богаче будут его «знания по знакомству». Здесь опыт определяется личными предпочтениями, предубеждениями и социальными установками.

Люди могут избегать контактов с некоторыми вещными объектами про­сто потому, что эти контакты, по их мнению, не соответствуют их полу, возрасту, этнической принадлежности, социальному статусу. Например, мужчина (чаще нарциссического типа) может за всю жизнь так и не на­учиться пользоваться утюгом, разделывать рыбу, шить иголкой потому, что он считает эти занятия недостойными его,

Социальное поведение

Социальное поведение и трудовая деятельность

Труд — фундаментальный вид деятельности человека, направленной на видоизменение и приспособление предметов природы для удовлетворения своих потребностей. Отличительной характеристикой данного вида дея­тельности является утилитарность ее целей.

Свободная деятельность — здесь: альтернативная труду деятельность человека, направленная на достижение внутренних творческих целей, дос­тижение которых способствует удовлетворению его социальных и духовных потребностей. Она имеет культурный, свободный и творческий характер.

Игра — это вид деятельности детей, в процессе которой они в условных ситуациях воспроизводят ту или иную сферу деятельности и общения взрос­лых с целью усвоения важнейших социальных ролей и выработки навыков формального и неформального общения.

В среднем возрасте ведущей деятельностью человека по-прежнему оста­ется труд. Труд — это вид деятельности, однако не всякая деятельность, связанная с созданием материальных и духовных благ, является трудом. Понятие «труд» больше связывается с утилитарными, внешними для чело­века целями. В отличие от труда, в так называемой свободной деятельнос­ти преобладают внутренние социотворческие цели.

«Там, где доминируют внешние утилитарные цели, подчиняющие логи­ке своего развития цели внутренние,— там реализуется труд. Там же, где главными являются внутренние цели, которые реализуются посредством следующих функций: удовлетворение социальных и духовных потребнос­тей, культурная, человекотворческая, свободотворческая,— в данном слу­чае мы имеем дело со свободной деятельностью» (Яшин Г. А., 1996, с. 7).

Профессионал — человек , который ус­ пешно адаптировался к профессии и овла­ дел психологическими средствами труда . Профессиональная адаптация — при­ способление новых работников к условиям профессиональной деятельности : физи­ ческим ( физическому окружению и орудиям труда ), собственно профессиональным ( со­ держанию труда , организации производ­ ства , системе оплаты , распорядку и инст­ рукциям ) и социальным ( групповым цен­ ностям и нормам , стилю руководства и межличностным отношениям ).

Таким образом, труд — это в боль­шей мере преодоление себя, подчи­нение внешним целям, в то время как свободйая деятельность — это самореализация, самоактуализация. С этим теоретическим положением вполне согласуются данные соци­ологического исследования (1996): 49% опрошенных относятся к труду как к печальной необходимости (Ка-ариайнен К., Фурман Д. Е.), и не ис­ключено, что те, кто не представля­ет себе жизни без труда (27%), реализуют в нем свои внутренние цели.

Свобода и несвобода в профессиональной деятельности делает соотноси­мыми понятия «труд» и «игра».

Как в труде есть доля игры, так и в игре есть доля труда. Все дело — в мере сопротивления объекта труда человеку: чем оно жестче, тем данный вид трудовой деятельности тяжелее и напряженнее; чем более «проницаем» объект труда для субъекта, тем больше игрового момента содержит в себе данная трудовая деятельность (Яшин Г. А., 1996).

Профессионализм

При удачном выборе профессиональной деятельности человек к зрелому возрасту накапливает в своей профессиональной области такой опыт, что объект труда становится для него максимально «проницаемым», а свою работу он выполняет «играючи».

Профессионал — это человек, который успешно адаптировался к профес­сии и овладел психологическими средствами труда.

Профессиональная адаптация означает:

т вхождение человека в ролевую структуру группы;

•  принятие человеком всех компонентов профессиональной деятельнос­ти: ее задач, предмета, способов, средств, результатов и условий;

•  приспособление не только человека к профессии, но и профессии к человеку (Маркова А. К., 1996, с. 79).

Профессионализм человека означает также овладение психологически­ми средствами труда: операциями и действиями, а также более крупными их объединениями — способами, приемами, навыками и умениями; «тех­никами» — совокупностью приемов, умений, навыков, применяемых для решения отдельных задач профессиональной деятельности и профессио­нального общения; технологиями, которые означают планирование психо­логической стороны производственного процесса и подчинение поставлен­ным системам целей его содержания и методов, контроль за достижением поставленных целей (Маркова А. К., 1996, с. 82).

Профессионализация и развитие личности

Особенность трудовой деятельности человека заключается еще и в том, что в процессе труда происходит не только преобразование внешнего мира, приспособление его к разнообразным потребностям человека. Труд выступает инструментом преобразования общественных отношений и чело­века как результата, носителя и творца этих отношений.

Профессиональный эталон — субъективное представление о психологических качествах и поведении человека , способствующих эффективному выполнению профессиональной де­ ятельности . Профессиональный эталон определяет оценку происходящих событий , выбор стиля поведения , удовлетворенность собой и результатами деятельности . Образ Я — здесь : обобщенное субъективное предстезление о своих собственных личнос­ тных , в том числе профессиональных качествах .

Профессиональная деформация личности — процесс и результат влияния на личност­ ные свойства человека специфических особенностей определенной профессиональной де­ ятельности , осуществляемой в течение длительного времени .

Профессионализация — это одна из сторон социализации и, следователь­но, развития личности. Предполагается, что фактором, конституирующим процесс развития личности в зрелом возрасте, является именно профессио­нальный эталон, выбор которого связан с решением проблемы смысла жизни (Рябикина 3. И., 1996). При этом центральным противоречием, обеспечивающим развитие личности, является противоречие между обра­зом Я и этим эталоном. Было обнаружено, что стереотипный, схематизиро­ванный профессиональный эталон делает невозможной полноценную ин­теграцию личностного опыта, а профессиональное становление в этом случае является даже препятствием для развития личности. Развитию лич­ности способствует только индивидуализированный, то есть принятый лич­ностью с учетом ее индивидуальных особенностей профессиональный эта­лон, поскольку он «выражает аутентичное природе конкретного человека целеполагание» (Рябикина 3. И., 1996, с. 9).

Энн Роу обнаружила, что в каждой группе профессий, существенно отли­чающихся по своему содержанию, выявляется характерный образец пове­дения и установок личности.

«Так, представителям группы сервиса свойствен интерес к людям, их взаимоотношениям. Они относятся к другим мягко, заботливо, участливо, любят оказывать окружающим помощь и поддержку, воспитывать их... Главная отличительная особенность представителей технических профес­сий — интерес к интеллектуальной деятельности, прежде всего в области математики, искусство и гуманитарные науки занимают таких людей в малой степени. Поведение этих профессионалов отличается напряженнос­тью, тревожностью. Они не любят находиться в центре внимания... Психо­логи, в отличие от других, отдают меньшую дань интеллектуализму, их больше интересуют взаимоотношения людей и сами люди. Эта черта свойст­венна и антропологам. Для биологов же характерна ограниченность соци­альных контактов, некоторый рационализм и т. п.» (цит. по: Борисо­ва Е. М., 1981, с. 161-162).

Влияние профессиональной деятельности человека на формирование у него устойчивых образцов поведения и мышления отражает соответст­вующий термин — «профессиональная деформация личности».

Смена профессиональной деятельности

Одной из серьезных проблем, с которой могут сталкиваться люди в пери­од средней взрослости, является смена места работы или даже профессио­нальной деятельности. Период экономического кризиса, сопровождающийся массовыми увольнениями в связи с сокращением производства, привел к появлению нового в нашей стране за последние семь десятилетий феноме­на — безработицы.

Число безработных неуклонно растет: если в 1992 безработных было око­ло 4 млн. человек, то в 1998-м — около 9 млн. при 85,5 млн. трудоспособно­го населения (Российский статистический ежегодник, 1999).

Для многих людей среднего возраста потеря работы в наших условиях становится подлинной жизненной катастрофой. В связи с этим многие люди в нашей стране заняты поиском места работы, вынуждены переучи­ваться или выполнять работу не по профессии, что неизбежно отражается и на семейных отношениях.

Особенности поведения в семейной жизни

В семейной жизни у большинства людей к этому времени также проис­ходят значительные изменения. Наиболее важные проблемы семейной жиз­ни связаны с отношениями между супругами, с взаимоотношениями со взрослыми детьми и престарелыми родителями.

Взаимоотношения с супругами

Непрочность отношений между супругами в развитых странах стала уже «притчей во языцех». Количество разводов постоянно растет, причем при­чины этого явления еще недостаточно изучены. Обнаружено, однако, что в трудные в экономическом отношении времена частота разводов уменьшает­ся и поднимается в периоды экономического благополучия. На частоту раз­водов оказывают влияние и другие факторы: политический, религиозный, расовый (Ароне К., 1995).

Похоже, что сохранение брака к тому моменту, когда супруги достигают среднего возраста, стало скорее исключением, чем правилом, поскольку доля разводящихся мужчин и женщин до 40 лет составляет около 75%. Однако и длительность брачных отношений не является гарантией от раз­вода: в браках продолжительностью 20 лет и более удельный вес разводов составляет 11,6%. Любовь как мотив вступления в брак также не является прочной основой для его сохранения: 48,5% служащих и 43,5% рабочих, вступивших в брак по любви, оценивают его как неудавшийся (Молодая семья..., 1991).

Факторы, оказывающие влияние на чувство удовлетворенности браком и, следовательно, его устойчивость, многочисленны. Это:

•  длительность брака — показано, что удовлетворенность браком, высо­кая вначале, достигает минимума к 12-18 годам совместной жизни, а затем снова начинает расти (Алешина Ю. Е., 1985);

•  удовлетворенность своей работой и степень участия супруга в домаш­них делах — здесь имеется положительная корреляция с удовлетвореннос­тью браком;

•  супружеская совместимость, которая включает в себя духовную, личностную, семейно-бытовую и физиологическую совместимость (Обозо-ваА. Н., 1983);

•  более крупные группы факторов — демографические и экономичес­кие характеристики семьи, характер жизнедеятельности супругов вне се­мьи, поведение и установки по отношению к жизнедеятельности самой семьи (домашним обязанностям, досугу), отношения между супругами (взгляды и интересы, любовь, верность и т. д.) (Гурко Т. А., 1987).

Удовлетворенность людей браком в современной семье связана со степенью личной автономии суп­ ругов .

Интересные в этом отношении дан­ные приводит С. И. Голод: оказалось, что удовлетворенность людей браком в современной семье связана со степе­нью личной автономии супругов: при полной автономии максимально удов­летворены браком 48,7%, удовлетворены 24,1% и не удовлетворены 2,9% человек, при отсутствии автономии максимально удовлетворены 8,5%, удовлетворены 29,1% и не удовлетворены 57,1% (Голод С. И., 1998).

Разводы приводят к повторным бракам, возникновению неполных се­мей, одиночеству или сожительству, пик которого приходится на вторую половину третьего десятилетия жизни. В повторные браки после развода вступает 25% мужчин и 23,3% женщин (Голод С. И., 1998).

В последние десятилетия растет количество одиноких матерей с детьми от юридически неоформленных отцов — семей так называемой материнс­кой модели. Число детей, родившихся у женщин вне брака, возросло с 10,57% в 1970 г. до 26,95% в 1998 г. (от общего числа родившихся) (Рос­сийский статистический ежегодник, 1989).

Взаимоотношения с детьми

Важным моментом в жизнедеятельности людей среднего возраста явля­ются отношения со взрослыми детьми. Основные хлопоты родителей связа­ны с перестройкой отношений со вступившими в брак детьми, оказанием им материальной помощи, помощи в обретении ими собственного жилья и с уходом за их маленькими детьми (внуками).

Как это ни странно, но в наших экономических условиях материально помогают детям даже семидесятилетние родители — 33% мужчин и 41% женщин (Потанина Ю. А., 1999). Около 52% находящихся в среднем возра­сте женщин помогают своим детям растить ребенка до достижения им трех­летнего возраста (Молодая семья..., 1991).

Взаимоотношения с родителями

Еще одним важным аспектом жизнедеятельности человека в этом возра­сте является оказание помощи престарелым родителям и уход за ними. Основная проблема здесь — это здоровье пожилых родителей. Ухудшивше­еся в последние годы обеспечение населения медицинской помощью приве­ло к тому, что в настоящее время 53% мужчин и 74% женщин в возрасте около 70 лет субъективно оценивают свое здоровье как «плохое», при этом из них на учете в поликлинике или диспансере состоят 54,7% мужчин и 42,7% женщин (Потанина Ю. А., 1999).

Забота о престарелых родителях является традиционной для большин­ства народов, населяющих Россию, поэтому их соматическое неблагополу­чие — еще одна причина, по которой возраст в 50 лет в условиях современ­ной России трудно назвать «лучшим».

С учетом продолжительности жизни в России подавляющее большин­ство людей среднего возраста переживают трагедию утраты родителей. Она становится тем более тяжелой, что по статистике большинство людей уми­рает, находясь еще если не в трудоспособном, то, по крайней мере, актив­ном возрасте.

Трагедия утраты родителей влечет за собой и определенные психологи­ческие последствия — взрослый, во-первых, становится «сиротой», во-вто­рых, он вынужден принять на себя ответственность за всю семью (род), в-третьих, у него появляются мысли о том, что следующим умрет он (КалишР., 1997).

Досуг в период средней взрослости

Третьей важнейшей сферой жизнедеятельности человека является сфе­ра, связанная с проведением свободного времени, досуга и обеспечением быта. В силу сложившихся в нашей стране экономических обстоятельств огромное количество людей в свободное от основной работы время вынуж­дено работать дополнительно. В связи с этим, а также со снижением мате­риальных возможностей людей количество свободного времени уменьши­лось, а качество его проведения ухудшилось. В частности, количество общедоступных библиотек сократилось с 62,6 тысяч в 1990 г. до 52,2 тысяч в 1998-м. Правда, за это время в 1,5 раза увеличилось количество театров, однако число посещений театров людьми за этот же период сократилось в два раза (с 55,6 млн. до 27,6 млн.).

Основную часть свободного времени в будние дни большинство людей тратит на просмотр телепередач, чтение и пассивный отдых. Вследствие уменьшения возможностей для продуктивного досуга, повышения у людей общего напряжения и тревоги, а также по ряду других причин значительно возросло употребление алкоголя — число больных алкоголизмом выросло в четыре раза по сравнению с 1970 годом (Российский статистический еже­годник, 1999).

В летнее время миллионы людей среднего возраста отправляются за город на свои дачные участки .

Особенности возраста

Одним из наиболее распространенных видов занятий людей в свободное время является рабо­ та на садово - огородном или дачном участке . Фено­мен «дачи» еще ждет своего исследования с точки зрения его места в психологическом жизненном про­странстве наших соотечественников в современную эпоху .

В летнее время миллионы людей среднего возраста по всей стране по вы­ходным дням добровольно отправляются за город на свои дачные участки. Трудясь на своих б сотках, люди не только получают ощутимую прибыль в свой семейный доход. Дачный учас­ ток — это место встреч и общения, а для многих возможность проявления творческого потенциала и самореализации. Труд и общение между людьми на дачных участках сливаются, принося зримые плоды затраченных уси­ лий, а ожидание нового летнего сезона вносит дополнительную крупицу в постижение человеком смысла собственного существования, вселяя надеж­ ду на будущее.

Резюме

В возрасте средней взрослости ведущим видом деятельности человека остается труд. К этому возрасту большинство людей накапливает достаточ­но большой опыт в выбранной профессиональной деятельности, которая позволяет человеку компенсировать наступающие возрастные изменения в его организме.

Отношения с супругом к этому возрасту, как правило, определяются и стабилизируются, а на передний план выступают проблемы помощи: с од­ ной стороны, вступающим в самостоятельную жизнь детям, с другой — по­ жилым родителям.

Основную часть свободного от основной работы времени большинству людей приходится тратить на дополнительные заработки и обеспечение быта, поэтому досуговую самореализацию могут позволить себе очень не­ многие.

Итоги возраста

У людей, достигших возраста средней взрослости, отмечается относи­тельное снижение характеристик психофизических функций. Однако это никак не отражается на функционировании когнитивной сферы человека, не снижает его работоспособность, позволяя ему сохранять трудовую и творческую активность.

Развитие отдельных способностей человека продолжается в течение все­го среднего возраста. Особенно это относится к тем из них, которые связаны с трудовой деятельностью человека и его повседневной жизнью.

Интенсивность инволюции интеллектуальных функций человека зави­сит от двух факторов: одаренности и образования, которые противостоят старению, затормаживая инволюционный процесс.

Специфика интеллектуального развития человека и показатели его ин­теллектуальных возможностей во многом зависят от личностных особенно­стей человека, его жизненных установок, планов и жизненных ценностей.

Главное достижение этого возраста может быть определено как обрете­ние состояния мудрости. В этот период своей жизни человек, как правило, обладает обширными фактуальными и процедурными знаниями, умением оценивать события и информацию в более широком контексте и способнос­тью справляться с неопределенностью.

Развитие аффективной сферы человека в период средней взрослости протекает неравномерно.

Данный возраст может быть для человека периодом расцвета его семей­ной жизни, карьеры или творческих способностей. Но при этом он все чаще начинает задумываются о том, что он смертен и что его время уходит.

Труд становится важнейшим источником человеческих чувств. Те эмо­ции, которые играют в жизни обычно очень большую роль и существенно сказываются на общем эмоциональном состоянии, настроении человека, связаны с ходом его трудовой деятельности, ее успехом или неуспехом.

Этот период жизни человека обладает чрезвычайно высоким потенциа­лом для развития стресса, который способствует развитию многих заболева­ний среднего возраста.

В зрелом возрасте люди часто испытывают депрессию и чувство одиноче­ства.

Желание человека среднего возраста действовать без промедления и тут же получать результат изменяет структуру его мотивации, смещая обра­зующие ее компоненты в сторону удовлетворения обостряющихся потребностей. Среди них основными являются: реализация своего творческого потенциала; необходимость передать что-то следующему поколению; кор­ректировка деятельности с точки зрения возможной стагнации и упущен­ных возможностей; забота о сохранении близких отношений с родными и друзьями; подготовка к спокойной и обеспеченной жизни в пожилом возра­сте. В контексте этих изменений происходит осмысление и переоценка жизни в целом; корректировка сложившейся системы ценностей в трех связанных между собой сферах: личной, семейной и профессиональной.

Резкие социальные и жизненные изменения в любой из этих сфер могут вызвать мотивационный кризис, связанный с ослаблением или отказом че­ловека от ведущего жизненного мотива, его сменой, а также определить последующий путь мотивационного развития личности.

В период средней взрослости Я-концепцяя личности обогащается новы­ми Я-образами, принимает во внимание постоянно меняющиеся ситуаци­онные отношения и вариации самооценок и детерминирует все взаимо­действия.

Я-концепция зрелого взрослого развивается в результате возникновения большого числа частных Я-концепций и в процессе генерирования концеп­туального ядра личности.

Сутью Я-концепции становится не самоактуализация любыми доступны­ми индивиду средствами, а самоактуализация в пределах нравственных правил и более значительных, чем ситуационные, личностных ценностей.

Для самооценки периода средней взрослости характерна тенденция уси­ления когнитивного компонента. Осознанное, взвешенное, реалистичное отношение к себе ведет к тому, что знания о себе начинают регулировать и вести за собой эмоции, адресующиеся собственному «Я». Число частных самооценок сокращается, самооценка приобретает обобщенный характер.

Я-образ динамически гармонично развивающейся личности в этом воз­расте преобразуется в Я-образ, преимущественно связанный с обеспечением развития других личностей (детей, учеников, младших сослуживцев и т. д.).

У самоактуализированной личности развивается эффективная Я-концеп­ция, а для пограничных состояний характерна «диффузность самоидентич­ности», или расколотое самосознание.

Поведенческие особенности обусловлены тем, что в возрасте средней взрослости ведущим видом деятельности человека остается труд. К этому возрасту большинство людей накапливает достаточно большой опыт в выб­ранной профессиональной деятельности, которая позволяет человеку ком­пенсировать наступающие возрастные изменения в его организме.

Отношения с супругом к этому возрасту, как правило, определяются и стабилизируются, а на передний план выступают проблемы помощи: с од­ной стороны, вступающим в самостоятельную жизнь детям, с другой — по­жилым родителям.

Основную часть свободного от основной работы времени большинству людей приходится тратить на дополнительные заработки и обеспечение быта, поэтому досуговую самореализацию могут позволить себе очень не­многие.

Следует отметить, что ведущим фактором развития в этом возрасте явля­ется успешная трудовая деятельность, обеспечивающая самоактуализацию личности.

Список литературы

  1. Абрамова Г. С. Возрастная психология. М., 1998.
  2. Алешина Ю. Е. Удовлетворенность браком и межличностное восприятие в супру­жеских парах с различным стажем со­вместной жизни. Автореф. дисс. ... канд. психол. наук. М., 1985.
  3. Альпероеич В. Д. Геронтология. Старость: Социокультурный портрет. М., 1998.
  4. Ананьев Б. Г. Избранные психологические труды. М.: Педагогика, 1980.
  5. Анастази А. Психологическое тестирова­ние / Под ред. К. М. Гуревича, В. И. Лубовского. М., 1982.
  6. Андреева Т. В. Социальная психология се­мейных отношений. СПб., 1998.
  7. Ароне К. Развод: крах или новая жизнь? М., 1995.
  8. Бажин Е. Ф., ГолынкинаЕ. А., ЭткиндА. М. Метод исследования уровня субъек­тивного контроля // Психологический журнал. 1984. Т. 5, № 3.
  9. Безносое С. П. Профессиональная деформа­ция личности. Автореферат дисс. ... докт. психол. наук. СПб., 1997.
  10. Берльер Ф. Старение и старость. М., 1964.
  11. Бойко Е. И. Время реакции человека. М., 1964.
  12. Борисова Е.М. О роли профессиональной деятельности в формировании личнос­ти // Психология формирования и раз­вития личности. М., 1981.
  13. Васильев В. К., Филимоненко Ю. И. Психо­логическая самозащита в сфере поли­тического поведения // Правовые и социально-экономические аспекты дея­тельности средств массовой информа­ции. СПб.: Изд. СПбГУ, 1996.
  14. Вилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений. М., 1976.
  15. ВиткинД. Женщина и стресс. СПб., 1996.
  16. Виткин Д. Мужчина и стресс. СПб., 1996.
  17. Возрастные и индивидуальные различия памяти / Под ред. А. А. Смирнова. М.: Просвещение, 1967.
  18. Возрастные аспекты онтопсихологии: Учеб. пособие / Под ред. А. П. Крылова, Е. Ф. Рыбалко. СПб., 1993.
  19. Гозман Л. Я., Кроз М. В. Измерение уровня самоактуализации личности // Але­шина Ю. Е., Гозман Л. Я., Дубровская Е. С. Социально-психологические мето­ды исследования супружеских отноше­ний. М., 1987.
  20. Голизек Э. Преодоление стресса за 60 се­кунд. М., 1995.
  21. Голод С. И. Семья и брак: историко-социо-логический анализ. СПб., 1998.
  22. Городецкая И. М. Исследование мотивации учения и труда безработных // Анань-евские чтения-98: Тезисы научно-прак­тической конференции. СПб., 1998.
  23. Гурвич И. Н. Социальная психология здо­ровья. СПб., 1999.
  24. Гурко Т. А. Удовлетворенность браком как показатель супружеских отношений // Семья и социальная структура. М., 1987.
  25. Захарова А. В. Структурно-динамическая модель самооценки. Вопросы психоло­гии. 1989. № 1.
  26. Здравожыслов А. Г. Потребности. Интере­сы. Ценности. М., 1986.
  27. Изард К. Г. Психология эмоций / Пер. с англ. СПб., 1999.
  28. Ильин Е. П. Мотивация и мотивы. СПб., 2000.
  29. Каариайнен К., Фурман Д. Е. Верующие, атеисты и прочие // Вопросы филосо­фии. 1997. № 6.
  30. Калиш Р. Пожилые люди и горе // Психо­логия зрелости и старения. М., 1997. Осень.
  31. Карсаевская Т. В. Этапы жизненного цик­ла человека: зрелость и старость // Психология зрелости и старения. М., 1997. Осень.
  32. Квинн В. Прикладная психология. СПб., 2000.
  33. Корчмарюк В. А. Мотивационные детерми­нанты служебно-боевой деятельности офицеров внутренних войск МВД Рос­ сии. Автореф. дисс. ... канд. СПб., 1998.
  34. Крайг Г. Психология развития. СПб.: Пи­тер, 2000.
  35. Куликов Л. В. Мозаика радости. СПб., 1997.
  36. Куликов Л. В. Психология настроения. СПб., 1997.
  37. Куницына В. Н. Нарушения, барьеры, труд­ ности межличностного неформального общения: актуальные проблемы психо­логической теории и практики. СПб., 1995.
  38. Ладанов И. Д. Управление стрессом. М., 1989.
  39. Лейтес Н. С. Умственные способности и возраст. М.: Педагогика, 1971.
  40. Леонтьев Д. А. Тест смысложизненных ориентации (СЖО). М., 1992.
  41. Майерс Д. Социальная психология / Пер. с англ. СПб., 1996.
  42. Маркова А. К. Психология профессиона­лизма. М., 1996.
  43. Маслоу А. Мотивация и личность. М., 1998.
  44. Меткалф С, Фелибл Р. Юмор — путь к ус­пеху. СПб., 1997.
  45. Молодая семья: социально-экономические, правовые, морально-этические пробле­мы. Киев, 1991.
  46. Моргун В. Ф., Ткачева Н. Ю. Проблема пе­риодизации развития личности. М., 1981.
  47. Муздыбаев К. Удовлетворенность жизнью, ощущение счастья, переживание смыс­ла собственного бытия // Рабочий класс СССР на рубеже 80-х годов. М., 1981.
  48. Нейдхард Д., Вейнштейн М., Конри Р. Властелин эмоций. СПб., 1997.
  49. НельсонДжоунс Р. Теория и практика консультирования. СПб.: Питер, 2000.
  50. Обозова А. Н. Супружеская совмести­мость — фактор устойчивости брака // Личность в системе общественных от­ношений. Ч. 4. М., 1983.
  51. Обуховский К. Психология влечений чело­века. М., 1971.
  52. Пако С. Строение психологических особен­ ностей человека // Основы геронтоло­гии / Под ред. А. Бинэ. М., 1960.
  53. Популярная энциклопедия пожилого воз­раста. Самара, 1996.
  54. ПотанИна Ю. А. Адресная поддержка пен­ сионеров в условиях переходной экономики // Население России сегодня. М., 1999.
  55. Рассел Б. Человеческое познание: его сфе­ра и границы. Киев, 1997.
  56. Реан А. А. Практическая психодиагностика личности. СПб., 2001.
  57. Рогов Е. И. Эмоции и воля. М., 1999.
  58. Российский статистический ежегодник. 1999.
  59. Рубинштейн С. Я. Экспериментальные ме­тодики патопсихологии. М., 1970.
  60. Рябикина 3. И. Развитие личности и про­фессиональный рост. Автореф. дисс. ... докт. психол. наук. Минск, 1997.
  61. Селье Г. Стресс без дистресса. М., 1979.
  62. Смит Эллиот Д. Стареть можно красиво. М., 1995.
  63. Соколова Е. Т., Николаева В. В. Особеннос­ ти личности при пограничных рас­стройствах и соматических заболевани­ях. М., 1995.
  64. Сталин В. В. Самосознание личности. М., 1983.
  65. Тхостов А. Ш., Степанович Д. А. Влияние кризисной жизненной ситуации на структуру самооценки // Вопросы пси­хологии. 1987. № 2.
  66. Узнадзе Д. Н. Психологические мотивации поведения человека. М., 1969.
  67. Устинова А. И. Зрительные функции воз­раста пилотов // Пятое совещание по физиологической оптике. М., 1966.
  68. Файзуллаев А. А. Мотивационные кризисы личности // Психологический журнал. 1989. № 3.
  69. Федотова Е. О. Нарушение устойчивости самооценки при неврозах. М., 1985.
  70. Федотова Н. Ф., Филиппова Л. А. Ценност­ ные ориентации супругов и их пред­ставления об ориентациях своих брач­ных партнеров // Вопросы психологии познания людьми друг друга и самопоз­ нания. Краснодар, 1977.
  71. Филиппов Ф. Р. От поколения к поколе­нию. М.1989.
  72. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.
  73. Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности. М., 1980.
  74. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1998.
  75. Хамитов Н. Философия одиночества. Оди­ночество женское и мужское. Киев, 1995.

  76. 544 К Часть VII . Средняя взрослость ( от 40 до 60 лет )
  77. Хекхаузен X . Мотивация и деятельность: В 2 т. М., 1986.
  78. Холодная М. А. Психология интеллекта: парадоксы исследования. Томск: Изд-во Томского университета; М.: Барс, 1997.
  79. Хъелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб., 1997.
  80. Чеснокова И. И. Проблема самосознания в психологии. М., 1977.
  81. Чечот Д. М. Молодежь и брак. Л., 1976.
  82. Элкинд Д. Эрик Эриксон и восемь стадий человеческой жизни // Эриксон Э. Дет­ство и общество. СПб., 1999.
  83. Эллис А. Психотренинг по методу А. Элли-са. СПб.: Питер, 1999.
  84. Эриксон Э. Детство и общество. СПб., 1999.
  85. Юркевич Н. Г. Советская семья: функции и условия стабильности. Минск, 1970.
  86. Яшин Г. А. Труд как формообразующий фактор человеческой деятельности. Ав - тореф . дисс . ... канд . филос . наук . М ., 1996.
  87. Baumeister R. A self-presentational view of social phenomen // Psychol. Bull. 1982. Vol. 91. № l.
  88. Droege R. (1982). A psychosocial study of the formation of the middle adult life structure in women. Unpublished doctoral dissertation California School of Professional Psychology, Berkeley.
  89. Erikson E. N. The life cycle completed. New York: Norton, 1982.
  90. Farrell M. P. & Rosenberg S. D. Men at mid­life. Boston: Auburn Hause, 1981.
  91. Gottlieb J., Carver С Anticipation of future interaction and by stander effect // J. of exp. and social Psychol.
  92. Gould R. L. Transformations, growth and change in adult life. New York: Simon and Schuster, 1978.
  93. Horn J. L. The theory of fluid and crystalli­zed intelligence in relation to concepts of cognitive psychology and aging in adulthood. In: F. I. M. Craik & S. Trehub
  94. (Eds.) Aging and cognitive processes. New York: Plenum, 1982.
  95. Levinson D. The seasons of a man's life. New York: Knopf, 1978.
  96. Maslow A. H. Toward a psychology of being (second ed.). Princeton. NJ: Van Nostrad Reinhold, 1968.
  97. Neugarten B. L. The psychology of aging: An overview. Washington, DC: American Psychological Associations, 1976.
  98. PfeifferD. & Davis G. The use of leisure time in middle life. The Gerontologist. 1971, 11.
  99. Satow K. Social approach and helping // J. of exp. and social Psychol. 1975. Vol. 11. 1980. Vol. 16.
  100. Schaie K. W. The Seattle longitudinal study: A twenty-one year exploration of psycho­metric intelligence in adulthood. In: K. W. Schaie (Ed.). Longitudinal studies of adult psychological development. New York: Guilford, 1983.
  101. Schaie K. W. Intellectual development in adulthood. In: J. Birren & K. W. Schaie (Eds.) Handbook of the psychology of aging. San-Diego: Academic Press, 1990.
  102. Schoempheldt L., Owens W. A. Age and intel­lectual change: a crossection view of longitudinal data // Труды XVIII Меж ­ дународного психологического конг ­ ресса . М ., 1966. Вып . 29.
  103. Sherman E. Meaning in mid-life transition. Albany: State University of New York Press, 1987.
  104. Spurlock J. Black women in middle years. In: G. Bauch & J. Brooks-Gunn (Eds.). Wo­man in midlife. P. 247, New York: Plenum.
  105. Thomas L. E. Causes of mid-life change from high status careers. Vocational Guidance Quarterly. 1979, 27.
  106. Willis S. L. Adult intelligence. In: S. Hunter & M. Sundel (Eds.), Midlife myths: issues, findings, and practice implica­tions. Newbury Park, CA: Sage, 1989
СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования