В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Баиов А.К.Вклад России в победу союзников
Автор предлагаемой книги - А. К. Байов, 1871 - 1935 гг., ординарный профессор Российской военной академии, в течение многих лет занимал кафедру русского военного искусства в Академии генерального штаба. Продолжая работу известных военных ученых, профессора Масловского и профессора Мышлаевского, генерал Байов создал курс истории русского военного искусства, как самостоятельный отдел военной науки.

Поисковая система

Поисковая система библиотеки может давать сбои если в строке поиска указать часто употребляемое слово.
Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторРеан А.А.
НазваниеПсихология человека от рождения до смерти
Год издания2002
РазделКниги
Рейтинг7.55 из 10.00
Zip архивскачать (3 185 Кб)
  Поиск по произведению

Глава 4
Особенности Я-концепции

Представление человека о самом себе, система его установок относительно собственной личности.

Самоактуализация — стремление личности в своем развитии наиболее полно проявлять и использовать в деятельности свои таланты, способности, возможности и т. п. Самоактуализация (в концепциях гуманистически ориентированных психологов) занимает в структуре потребностей личности одно из первостепенных мест в ряду фундаментальных потребностей.

Особенности развития Я-концепции в период ранней взрослости

Многие представления о себе, которые формировали Я-концепцию человека в период его взросления и продолжают обогащать ее уже у взрослой личности, по-прежнему основываются на собственном организмическом (в лексике К. Роджерса) оценочном процессе (здоровый — нездоровый, красивый — некрасивый, счастливый — несчастливый и т. д.). Этот процесс связан с тенденцией актуализации. Таким образом, Я-концепция формируется в связи с самоактуализацией личности, стремление к актуализации — мотивирующий стимул развития Я-концепции.

Однако у взрослого человека этот процесс в большей мере контролируется принятыми личностью социальными (культурологическими, нравственными и др.) понятиями и ценностями. В соответствии с представлениями, устремленностями, критериями оценки определенных социальных групп, к которым относится личность, у нее возникают различные представления относительно личной направленности и способов самоактуализации. Я-концепция включает в себя, следовательно, и то, что связано с определенными стремлениями в самоактуализации. Таким образом, возникает конфликт взаимообусловленности.

Собственный организмический оценочный процесс — непрерывное рассмотрение опыта и размещение в рамках этого опыта ценностей в определенном порядке в соответствии с их способностью удовлетворять потребности, связанные с тенденцией актуализации. По мере взросления оценочные процессы все в большей степени помогают личности достичь такого уровня самоактуализации, который позволяет осознавать и ощущать внутренние переживания.

Константное ядро Я-концепции — основные представления о себе. У полноценно функционирующих, или самоактуализирующихся, людей: открытость для опыта, рациональность, личная ответственность, чувство собственного достоинства и др.

Оболочка Я-концепции — многофакторный Я-образ, изменяющиеся положительные и отрицательные самооценки.

Я-образ — совокупность образов (чувственных — ощущений, восприятий, представлений) и характерных образов своих действий по отношению к самому себе и другим. Конгруэнтность Я-концепции — соответствие, состояние гармонии, которое ощущает ся, когда нет несоответствия между переживаниями человека и его Я-концепции. Возрастно-психологический контекст — возрастная специфичность потребностей и ценностей.

«Конфликт между стремлениями к актуализации и Я-концепцией, которая является подсистемой стремления актуализации, препятствует правильному восприятию как внутреннего, так и внешнего опыта» (Нельсон-Джо-унс Р., 2000, с. 30).

Личностный опыт не всегда согласуется с Я-концепцией. Это рассогласование воспринимается как угроза Я-концепции.

В зависимости от степени угрозы, которую несет собой опыт, человек может защищать свою Я-концепцию, отвергая опыт или искажая его восприятие. Люди, в особенности взрослые, психологически благополучны в той степени, в какой их представления о себе позволяют им воспринимать важный для них опыт. Эту возможность обеспечивает константное ядро Я-концепции.

Константное «ядро» Я-концепции полноценно функционирующих, или самоактуализирующихся, взрослых людей должно включать (в системе взглядов К. Роджерса и А. Маслоу): открытость для опыта, рациональность, личную ответственность, чувство собственного достоинства, способность к установлению и поддержанию хороших личных отношений и ведению этичного образа жизни.

«Оболочка» Я-концепции взрослого включает в себя многофакторный Я образ, а также изменяющиеся положительные и отрицательные самооценки.

Различие между Я-образом и Я-концепцией увеличивается с взрослением и состоит в том, что Я-концепция взрослого не всегда соответствует его собственному Я-образу (отражающему преимущественно личностные переживания). Конгруэнтность Я-концепции и различных аспектов Я достигается посредством самоактуализации.

Актуальный жизненный опыт взрослого человека меняет Я-концепцию, преобразуя ее в связи с новым возрастно-психологическим контекстом. О том, как меняется Я-концепция личности и самосознание взрослого после наступления половой и социальной зрелости, мало экспериментальных исследований. Возможно потому, что в зрелости Я-концепция превращается в сложно организованное, многоуровневое и многоаспектное образование, в котором частные Я-концепции не всегда взаимообусловлены. Следовательно, выделить конкретный аспект и исследовать его достаточно трудно, а учесть в исследовании весь комплекс Я-концепции — еще более сложно.

Социальная взрослость характеризуется степенью успешности в освоении и исполнении социальных ролей. Соответственно, более актуальными становятся частные Я-концепции, определяемые содержанием (тем или иным социальным контекстом) роли: сексуального партнера, супруга, родителя, профессионала, руководителя — подчиненного и т. д.

Влияние условий ценности на Я-концепцию

В силу активного социального функционирования взрослость увеличивает влияние на Я-концепцию различных условий ценности.

Условия ценности — то, что определяет неконгруэнтную Я-концепцию, в то время как конгруэнтная Я-концепция базируется на собственном орга-низмическом оценочном процессе.

Эмпатическое понимание — способность индивида эмоционально отзываться на переживания других людей, субъективное восприятие другого человека, проникновение в его внутренний мир и переживание субъектом тех же самых чувств, которые испытывает другой.

Самооценка — компонент самосознания, включающий наряду со знаниями о себе оценку человеком своих физических характеристик, способностей, нравственных качеств и поступков (Психологический словарь, 1983, с. 332).

Люди отличаются друг от друга по степени усвоения ими условий ценности. Это зависит от индивидуальной потребности личности в безусловном позитивном отношении, получаемом от значимых для них людей. А также и от того, в какой степени они проявляют эмпатическое понимание и конгруэнтность.

«Ядро» Я-концепции содержит безусловные, «организмические» личностные ценности. Однако даже успешно развивающаяся личность «принимает» некоторые условия ценности, другие же, менее успешные люди отличаются большим количеством условий ценности.

Например, для таких людей характерны следующие условия ценности:

•  «Достижение цели очень важно, я окажусь неполноценной личностью, если не достигну поставленной цели».

•  «Делать деньги очень важно; если у меня это не получается, значит, я — неудачник».

•  «Для взрослого человека совершенно необходимо, чтобы каждый его шаг был привлекательным для окружающих, в ином случае его считают социально незрелым».

•  «На благополучие близких влияют наши поступки, поэтому надо сделать все, чтобы это влияние было приемлемым».

Принятие личностью условий ценностей определяет содержание самооценки. Многие люди основывают свою самооценку на общих, не индивидуализированных условиях ценности, не принимая во внимание изменения их ситуационного смысла. Нередко это приводит к понижению их самоуважения и к искаженному восприятию Я-образа.

Я-концепция как средство обеспечения внутренней согласованности

Я-концепция взрослого продолжает развиваться под воздействием различных внешних и внутренних стимулов. Особенно важны для него контакты со значимыми другими, которые на этапе ранней взрослости продолжают оказывать влияние и во многом определять представление индивида о самом себе. Однако Я-концепция взрослого человека, являясь активным элементом его личности, сама становится важным фактором в интерпретации опыта.

Можно сказать, что функционально Я-концепция выполняет несколько ролей:

•  способствует достижению внутренней согласованности личности,

•  определяет интерпретацию опыта и является источником ожиданий.

Я-концепция как совокупность ожиданий

Люди, уверенные в собственной значимости, ожидают, что и другие будут относиться к ним таким же образом.

В соответствии со своей Я-концепцией личность интерпретирует свои действия и действия других в конкретной ситуации. Кроме того, у человека создаются определенные ожидания и представления о том, что может или должно произойти при развитии конкретной ситуации. Некоторые исследователи даже считают эту функцию Я-концепции центральной. Так, например, люди, уверенные в собственной значимости, ожидают, что и другие будут относиться к ним таким же образом. Те же, кто обычно сомневается в своей ценности, заранее убеждены в негативном отношении к себе со стороны других. В результате они начинают избегать всяких социальных контактов, так как всегда ожидают, что будут отвергнуты. В основе таких отношений, складывающихся между ожиданиями и поведением, по мнению Р. Бернса, лежит механизм самореализующегося пророчества.

На этапе ранней взрослости «самопророчества» формулируются на основе собственного опыта и знаний, которые приобретены личностью на пути ее индивидуального развития, а также в связи с установками в самовосприятии, созданными на основе оценок значимых других. Личность в начале самоактуализации часто использует «пророчества» значимых других для обозначения направления своего развития, выбора целей и средств их достижения. Часто «пророчества» других интериоризируются личностью в самоопределения.

Механизм «самореализующегося пророчества» — основа отношений, складывающихся между ожиданиями и поведением. Ожидания личности во многом определяют и характер ее действий и ее интерпретации реакций окружающих. Самоопределение — форма самоотношения.

Интериоризация — перенос чьих-то представлений в свое сознание.

Роль психологических защит в Я-концепции

Представления, чувства или идеи, вступающие в противоречия с другими представлениями, чувствами или идеями индивида, приводят к де-гармонизации личности, к ситуации психологического дискомфорта. Испытывая потребность в достижении внутренней гармонии, человек готов предпринимать различные действия, которые способствовали бы восстановлению утраченного равновесия.

По мнению ряда ученых, индивид часто отказывается видеть вещи такими, какие они есть на самом деле, отрицает информацию, несовместимую со сложившимися представлениями, в том числе и о себе, то есть проявляет защиту от потенциально тревожной информации (Берне Р., 1986; Грановская Р. М., 1999 и др.). Защита может проявляться в форме отрицания или рационализации.

Можно сказать, что отрицание человеком опасной или нежелательной информации происходит для того, чтобы избежать конфликта между Я-образом и непосредственным опытом. Этот способ защиты имеет место при особо серьезных обстоятельствах. Например, любящие родители не способны объективно относиться к деяниям своего ребенка, обвиняемого в асоциальном поведении; порой больные отрицают тяжесть своего заболевания, так как это чревато для них значительными потрясениями в личной жизни и непредсказуемыми последствиями.

Защитно-психологический механизм — механизм сведения к минимуму осознания несоответствия внутри Я-концепции или между Я-концепцией и актуальным опытом. Отрицание — игнорирование личностью опасной и нежелательной информации с целью исключения конфликта между Я-об-разом и непосредственным опытом. Рационализация — осознание информации, приемлемой для личности, в связи с ее стремлением «контролировать» свое поведение и ситуацию.

Если противоречивый опыт, вносящий рассогласования в структуру личности, тем не менее осознается, то срабатывает такой защитно-психологический механизм, как рационализация. В определении Р. М. Грановской (1999, с. 52) рационализация — это защита, связанная с осознанием и использованием в мышлении только той части воспринимаемой информации, благодаря которой собственное поведение предстает как хорошо контролируемое и не противоречащее объективным обстоятельствам. Суть рационализации состоит в отыскании места для иррационального побуждения или поступка в имеющейся у человека системе внутренних ориентиров, ценностей, без разрушения этой системы. С этой целью неприемлемая часть ситуации из сознания удаляется, особым образом преобразовывается и после этого осознается, но уже в измененном виде.

При помощи рационализации человек легко закрывает глаза на расхождения между причиной и следствием, которые так заметны для внешнего наблюдателя. Как заметил Р. Берне (1986, с. 41), рационализация позволяет удерживать Я-концепцию в уравновешенном состоянии, даже если реальные факты ставят ее под угрозу. В качестве примера можно представить такую ситуацию, когда на фоне конфликтных взаимоотношений с сотрудниками человек продолжает настаивать на том, что работа вполне его устраивает, так как она высокооплачиваемая. Другой вариант, в котором срабатывает механизм рационализации, связан с жизнью супругов, не испытывающих друг к другу прежних чувств любви и привязанности, но тем не менее продолжающих рассматривать свою семейную жизнь как вполне приемлемую, так как их семейное кредо состоит в «благополучии детей».

Мнение ученых

С точки зрения Р. Бернса, рационализация, представляющая собой стремление человека защитить свою Я-концепцию, оградить ее от разрушающих воздействий, является одним из основополагающих мотивов всякого нормального поведения личности. При этом рациональные схемы, которые выдумывает индивид для объяснения своего поведения, другим людям могут казаться весьма сомнительными, а само поведение — абсурдным.

Итак, отрицание и рационализация — это уловки, посредством которых человек уклоняется от восприятия проблемной реальности, которая интерпретируется им таким образом, чтобы сохранить «Я-концепцию» достойной и разумной личности.

Я-концепция и самооценка

На этапе ранней взрослости личность выбирает цели и средства их достижения, связанные с различными компонентами своего «Я», и оценивает успешность своих действий в соответствии с Я-концепцией.

Самооценка личности зависит от того, кем ей хотелось бы стать, какое место занять в этом мире, какими методами реализовать свои устремления,— это является критерием в самооценке собственных успехов или неудач. На самооценку влияет уровень достижения личности: она повышается, если притязания личности реализуются, и понижается, если цели не удается достигнуть.

В случаях неудачи личность имеет несколько возможностей поддержания константности Я-концепции:

•  каким-то образом объяснить свой неуспех, используя рационализацию;

•  отрицать неуспех;

•  снизить уровень своих притязаний;

•  заняться другой деятельностью, в которой возможна большая успешность.

Я-концепция индивидуализирует самооценку. То, что для одного является безусловным успехом, другой воспринимает как неудачу.

С возрастом самооценка становится все более дифференцированной. Взрослый человек может очень высоко оценивать одни свои качества, например свой интеллектуальный уровень, и очень низко другие — уровень межличностных взаимодействий или физических возможностей. Этот факт дифференциации самооценки некоторые исследователи объясняют тем, что единая Я-концепция с возрастом распадается на ряд независимых друг от друга Я-концепций.

Дифференциация Я-концепции

Дифференциация Я-концепции — в структуре личности взрослого можно выделить несколько независимых Я-концепций.

Реальное Я — представление о себе в настоящий момент.

Идеальное Я — представление «каким я должен быть, исходя из усвоенных моральных и иных образцов».

Дифференциация Я-концепции человека выражается также в существовании реального Я и идеального Я. Взрослый человек имеет более или менее адекватное представление о себе, что является его реальным Я-образом. Кроме того, каждый взрослый человек имеет представление о том, каким он мог бы быть или каким ему хотелось быть; таким образом, его Я-концеп-ция содержит идеальный Я-образ.

Иногда идеальный образ реалистичен, иногда фантастичен. Реальный и идеальный Я-образы могут совпадать, но чаще они все же различаются. Расхождение между реальным и идеальным Я может приводить как к негативным, так и к позитивным последствиям.

Большое расхождение между идеальным и реальным Я человека, по мнению клинических психологов, является тревожным симптомом, поскольку указывает на неадекватность самооценки и отношения к себе, что часто приводит к эмоциональным и поведенческим неадекватностям. Такая личность не способна преодолеть «расстояние» между своим актуальным состоянием и тем, к которому стремится. В поиске выхода из этой затруднительной ситуации личность использует порой и патологические защиты. Примером таких защит является невроз или психосоматизация.

Невроз — функциональное нервно-психическое расстройство психогенной (как правило, конфликтогенной) природы, которое возникает в результате нарушения особо значимых жизненных отношений человека, проявляется в специфических клинических феноменах.

Психосоматизация — развитие функциональных и органических расстройств, заболеваний, как специфических «патологических личностных защит».

Мнение ученых

По мнению некоторых ученых, разрыв между идеальным и реальным Я может рассматриваться как признак взрослости (Кац, Зиглер, Зелк, 1975). С их точки зрения, выработка высокого стандарта идеального Я связана с развитием у личности контроля над своими эмоциональными импульсами.

Я-концепция и психологический возраст личности

Психологическое время — субъективно оцениваемое время, отражает психологический возраст личности, самоощущение возраста.

Хронологическое время — определяет паспортный возраст личности.

Поскольку развитие человека происходит наряду с хронологическим еще и в психологическом времени, то Я-концепция личности имеет индивидуальный временной контекст.

Самовосприятие и самооценивание своего возраста имеет разнонаправленные тенденции на разных возрастных этапах. Известно, что ребенок и в еще большей мере подросток стремятся быть старше своего хронологического возраста, а люди зрелого возраста, наоборот, хотят быть моложе. Однако вопрос, каким образом объективная хронология жизни трансформируется в самооценку возраста, остается малоизученным. Иногда хронологический возраст полностью утрачивает свое значение во внутреннем мире человека. Нередко бывает, что тридцатилетний чувствует себя старцем, а шестидесятилетний не находит внутренних различий в своем самоощущении с тридцатилетними.

Внутреннее чувство возраста связано с субъективным переживанием времени. Время может казаться безвозвратно утраченным, и тогда самооценка возраста будет меньше реального возраста. Напротив, если жизнь человека наполнена большим количеством потрясений, то его внутреннее ощущение возраста значительно превосходит реальный. Такое самоощущение возраста более свойственно взрослому человеку, нежели ребенку.

Таким образом, можно предположить, что человек оценивает себя моложе или старше хронологического возраста, исходя из более серьезных оснований, чем просто произвольное желание видеть себя в том возрасте, который кажется ему наиболее привлекательным.

Феномен «консервации возраста»

Изучению механизмов, которые лежат в основе субъективных оценок возраста, было посвящено исследование А. А. Кроника и Е. И. Головахи (1983). В эксперименте приняли участие 83 человека (женщин — 40, мужчин — 43) в возрасте от 21 до 44 лет. Все они должны были представить, что не знают своего истинного календарного возраста, и им предлагалось определить его.

Результаты показали, что лишь у 24% опрошенных субъективная оценка возраста полностью совпала с возрастом, определяемым по дате рождения, или отличалась от него с незначительной разностью 1 год. Большинство же опрошенных (55%) считали себя более молодыми, чем это было в действительности; у 21% опрошенных оценки возраста оказались завышенными, то есть они чувствовали себя старше. Средняя абсолютная разность между субъективной оценкой и реальным возрастом составила 4,2 года. При этом наибольшим вариантом занижения возраста был 21 год, а завышения — 11 лет.

По результатам исследования была обнаружена определенная тенденция, обозначенная авторами как феномен «консервации возраста», состоящий в следующем. При адекватности самооценок отчетливо проявились различия между испытуемыми, принадлежащими к разным возрастным группам. С возрастом значительно увеличивается число лиц, оценивающих себя более молодыми, чем в действительности. Так, в группе до 30 лет таких оказалось 47%, а в группе 30 лет и более — 73%. Степень занижения собственного возраста в самооценках также значительно увеличивается: в группе до 30 лет средняя величина занижения составляла 3,6 года, а в группе свыше 30 лет — 8,3 года.

Авторы исследования предполагают существование у человека некоего «счетчика» годовых циклов психофизиологической активности, на основании показания которого формируются оценки собственного возраста.

Второе возможное объяснение этого несовпадения исследователи видят в социальных факторах, обусловливающих оценку личностью собственного возраста. Таким фактором может выступить существующая в обществе система возрастно-ролевых ожиданий, которые направлены на достижение личностью определенного статуса, соответствующего тому или иному возрасту. С этой точки зрения самооценка возраста является результатом сопоставления личностью своих наличных достижений в различных сферах жизнедеятельности с предъявляемыми к ней возрастно-ролевыми ожиданиями. В том случае, если достижения человека опережают социальные ожидания по отношению к нему, он будет чувствовать себя старше истинного возраста; если же человек достиг меньше, чем от него ждут в данном возрасте, то он будет чувствовать себя моложе.

Действие этого механизма иллюстрируется результатами в следующей части вышеописанного исследования. Теперь опрашивалась однородная по профессиональному статусу и возрасту группа молодых инженеров (41 человек 23—25 лет). Люди этого возраста испытывают определенные ожидания относительно вступления в брак и создания собственной семьи. Были рассмотрены различия между самооценками возраста в группах холостых (незамужних) и женатых (замужних). По результатам исследования оказалось, что в группе несемейных большинство опрошенных (63%) чувствуют себя моложе, чем это есть в действительности. В группе семейных таких оказался лишь 21%, большинство же оценивают себя соответственно своему возрасту или несколько старше.

Таким образом, рассогласования между реальным возрастом человека и его самооценкой могут объясняться закономерностями трансформации социально-временных отношений в жизнедеятельности личности.

Гендерные особенности Я-концепции

Гендерные особенности — особенности, связанные с признаками половой принадлежности.

Маскулинность — развитие мужских половых признаков.

Из обобщения экспериментальных исследований отечественных и зарубежных ученых И. С. Кон делает вывод, что мужской Я-образ содержит преимущественно информацию о значимости Я в трудовых, деловых, спортивных и сексуальных сферах. Молодые женщины в Я-образе отражают преимущественно то, насколько они внешне привлекательны. Молодые мужчины склонны переоценивать свои качества, будь то положение в группе или личные способности. Женские самооценки обычно скромны и реалистичны. С точки зрения И. С. Кона, завышенные самооценки помогают мужчинам соответствовать стереотипам маскулинности.

Исследование Т. В. Андреевой (1989) посвящено изучению самооценки интересов и активности мужчин и женщин через несколько лет после окончания вуза по одной из наиболее творческих специальностей — архитектуре. Косвенно эти данные позволяют судить об особенностях Я-концепции молодых мужчин и женщин. Так, на основании выделенных в исследовании основных типов направленности интересов в различных сферах деятельности можно сделать следующие выводы:

•  У мужчин Я-концепция отмечается большей направленностью на самоактуализацию в творчестве, а Я-образ моделирует и осознает себя преимущественно в сферах: «работа», «любовь», «познание», с некоторым игнорированием Я-образа, связанного с семейными ролями.

•  У женщин Я-концепция, наряду с «мужскими» типами направленности самоактуализации (познание, творчество), содержит и специфические женские модели Я-образа, связанные с семьей, любовью, материально обеспеченной жизнью. Интересно и то, что для многих женщин такой «саморазвивающий прогноз» совпадал с их реальным Я-образом. Это объяснялось тем, что женщины-архитекторы с идеальным Я-образом, в котором акцентировалась семейная роль, часто работали не по основной профессии, но находили работу на неполный день (ведение кружков или научная работа), с тем чтобы иметь возможность заниматься семьей и детьми.

Вывод Т. В. Андреевой (1998) о том, что молодые мужчины с направленностью на творчество имеют более сбалансированные приоритеты, дает основание предположить, что и Я-концепция мужчин (возможно, не только творчески ориентированных) более сбалансирована, тогда как у большинства женщин (не только творческих профессий) в Я-концепции преобладает семейная направленность. В связи с этим Я-концепция наиболее творчески активных женщин менее сбалансирована и более динамична.

Н. Н. Обозов (1995) на основе исследований ряда авторов подчеркивает следующие психологические различия между мужчинами и женщинами.

Существуют различия между полами по отношению к похвале и вознаграждению. Женщина, даже если она понимает, что работа сделана хорошо, все равно испытывает потребность в том, чтобы работа была отмечена окружающими людьми. Мужчины также любят получать вознаграждения за свой труд, но если мужчина уверен, что он сделал хорошую работу, то он будет иметь высокое мнение о себе даже в том случае, если его работа не признается окружающими. Мужчины более независимы в самооценке от мнения окружающих.

Я-концепция женщин более индивидуализирована, в отличие от мужской — более социализированной.

Женщины больше, чем мужчины, нуждаются в интимности и доверительности отношений с конкретным человеком. Это позволяет считать, что Я-концепция женщин более индивидуализирована, в отличие от мужской — более социализированной. Если реальный Я-образ женщины достаточно далек от идеальной модели Я-образа (например, женщина не имеет доверительных личных отношений), то она чувствует свою ущемленность больше, чем мужчина. Кроме того, женщины чаще используют психологические защиты (стабилизирующие Я-концепцию), маскирующие самовосприятие неудовлетворительной реальности. Способность сублимироваться также лучше развита у женщин (например, общение с ребенком), в то время как психологические защиты мужчин более прямолинейны в своей рациональности или иррациональности (например, алкоголизация).

Способность сублимироваться также лучше развита у женщин (например, общение с ребенком).

Психологические защиты мужчин более прямолинейны в своей рациональности или иррациональности (например, алкоголизация).

Внешний облик и половая самоидентичность

Степень удовлетворенности своим телесным Я-образом непременно отражается на общей самооценке молодых людей. От этого во многом зависит их самоощущение благополучия и счастья.

Экспериментальным подтверждением этого является исследование Мат-тес и Хан (1975), проведенное на 211 мужчинах и женщинах — студентах старших курсов университетов. Физическая привлекательность измерялась методом экспертных оценок, а ощущение счастья и самооценка — методом специально организованных самоотчетов.

Выяснилось, что у женщин физическая привлекательность является основанием для ощущения счастья и высокой самооценки. У мужчин показатели оказались несколько иными: физическая привлекательность была прямо связана с ощущением счастья, в то время как с самооценкой зависимость была обратной.

Для объяснения этих результатов было выдвинуто предположение, что физическая привлекательность для женщин этого возраста является более значимой, чем для мужчин, поскольку успешность женщины больше зависит от ее способности вступать в прочный союз с мужчиной, в то время как успешность мужчины определяется его личными достижениями. Таким образом, в социальном плане привлекательная женщина может рассчитывать на больший «выигрыш» от производимого ею впечатления, чем столь же привлекательный мужчина. Но коль скоро физическая привлекательность имеет для женщин большее значение, то и коэффициенты корреляции привлекательности с ощущением счастья, психическим здоровьем и самооценкой у них должны быть соответственно выше, чем у мужчин.

Мезоморфное (атлетическое) телосложение — стройный, сильный, мускулистый индивид, ассоциируется с соматотоническим типом личности, для которого характерны высокий жизненный тонус, любовь к приключениям и риску.

Эктоморфное (астеническое) телосложение — высокий, худой, хрупкий индивид, ассоциируется с церебротоническим типом личности, характерными чертами которого является замкнутость, сдержанность, бережливость, умеренность, пассивность. Образ тела — представление личности о внешности, о степени эстетичности телосложения.

Результаты исследований свидетельствуют также о том, что стереотипу мужественности соответствует мезоморфный тип, а стереотипу женственности — эктоморфный. Действительно, мезоморфный тип телосложения считается идеальным типом мужской фигуры и ассоциируется с определенным культурным эталоном.

Эктоморфный тип женской фигуры соответствует идеальному образу женского тела. Это объясняется характерным стереотипным представлением, согласно которому стройность является признаком внешней привлекательности женщины. Поэтому по аналогии легко прийти к заключению, что сексуально-ролевые черты женственности ассоциируются именно с идеальным образом женского тела.

Из всего сказанного вовсе не следует, что тип телосложения индивида обязательно влияет на формирование его половой самоидентичности. Однако наличие указанного соотношения свидетельствует в пользу предположения о том, что люди реагируют друг на друга в соответствии с устойчивыми стереотипами, что и придает их внешнему поведению черты самореализующегося пророчества. Если внешняя составляющая личности обусловливает первоначально ведущий принцип отношения к человеку, вполне возможно, что такое взаимодействие способствует формированию половой самоидентичности индивида.

Развитие личного Я: идентичность, близость и генеративность

Мнение ученых

Эриксон больше всех других психологов-теоретиков подчеркивает, что жизнь представляет собой непрерывную смену всех ее аспектов и что успешное решение проблем на одной стадии еще не гарантирует человеку отсутствие новых проблем на других этапах жизни или появление новых решений для старых, уже решенных, казалось, проблем.

Близость и одиночество

Шестой стадией жизненного цикла, по Эриксону, является начало зрелости, период от конца юности до начала среднего возраста. Это время ухаживания мужчины за женщиной и ранние годы их семейной жизни. Об этой стадии и следующей за ней классический психоанализ не говорит ничего нового или, во всяком случае, ничего важного. Но Эриксон, учитывая уже совершившееся на предыдущем этапе опознание «Я» и включение человека в трудовую деятельность, указывает на специфический для этой стадии параметр, который заключен между положительным полюсом близости и отрицательным — одиночества.

Под близостью Эриксон понимает не только физическую близость двух людей. В это понятие он включает способность одного человека заботиться о другом и делиться с ним всем существенным без боязни потерять при этом себя. С близостью дело обстоит так же, как с идентификацией: успех или провал на этой стадии зависит не прямо от родителей, но лишь от того, насколько успешно человек прошел предыдущие стадии. Так же как в случае идентификации, социальные условия могут облегчать или затруднять достижение близости.

Близость (в понимании Э. Эриксона) — способность одного человека заботиться о другом и делиться с ним всем существенным без боязни потерять при этом себя.

Идентификация — отождествление себя с другим человеком, непосредственное переживание личностью своей тождественности.

Одиночество — состояние человека, когда ему не с кем разделить свою жизнь и не о ком заботиться.

Понятие близости между людьми не обязательно связано с сексуальным влечением, оно распространяется и на дружбу. Между однополчанами, сражавшимися бок о бок в тяжелых боях, очень часто образуются такие тесные связи, которые могут служить образцом близости в самом широком смысле этого слова. Но если ни в браке, ни в дружбе человек не достигает близости, тогда, по мненй'ю Эриксона, уделом его становится одиночество — состояние человека, когда ему не с кем разделить свою жизнь и не о ком заботиться.

Я-концепция и семейные отношения

Если Я-концепция мужчины или женщины содержит определенную модель удовлетворения потребности к близости посредством брачных отношений, в таком случае можно говорить, что мужчины и женщины ориентированы на создание семьи. При этом их Я-образы содержат определенные ожидания относительно себя и партнера в супружестве.

У. Харли (1992) на основе психотерапевтической работы с тысячами супружеских пар выделяет следующие основные ожидания в отношении партнера:

•  у мужчин — половое удовлетворение, спутник по отдыху, привлекательная жена, ведение домашнего хозяйства или «домашняя поддержка» со стороны супруги, восхищение жены или ее моральная поддержка;

•  у женщин — нежность или атмосфера романтики и заботливости, возможность поговорить, честность и открытость, финансовая поддержка, преданность мужа семье или выполнение им отцовских обязанностей.

По мнению У. Харли, часто неудачи мужчин и женщин в строительстве семьи обусловлены просто незнанием потребностей друг друга. Поскольку потребности мужей и жен так различаются, то неудивительно, что людям трудно приспособиться к супружеской жизни, особенно если их Я-образы ригидны.

Следующее, что характеризует брачно-семейные представления в этом возрасте,— это их явная потребительская нереалистичность. Так, по данным В. И. Зацепина, при исследовании представлений студентов оказалось, что средний желаемый супруг по своим положительным качествам превосходил «среднего» реального юношу из непосредственного окружения девушек-студенток, аналогично юношам-студентам идеальная супруга представлялась в виде женщины, которая была не только лучше реальных девушек, но и превосходила их по уму, честности, веселью и трудолюбию.

Брачно-свмейныв представления в этом возрасте характеризует потребительская нереальность.

Пигмалионизм — ожидание, что в личностных качествах партнера окажется то, что наиболее высоко оценивается субъектом у себя.

Ригидные Я-образы — нарушение способности воспринимать преобразование образа при его реальном изменении.

В. И. Зацепин отмечает также пигмалионизм в межличностном восприятии юношей и девушек. Выявлена прямая связь между характером самооценки и уровнем оценки желаемого супруга (супруги) по многим качествам. Оказалось, что те, кто высоко оценил степень развития у себя таких качеств, как честность, красота, жизнерадостность и др., хотели бы видеть эти качества и у своего будущего супруга. Работы эстонских социологов показали, что подобный пигмалионизм весьма свойствен и идеализированным представлениям молодежи: у юношей и девушек идеал супруга обычно весьма подобен собственному характеру (но с усилением его положительных составляющих). В целом в этих наборах больше всего ценятся сердечность, общительность, откровенность и интеллигентность (девушки ценят еще силу и целеустремленность, а юноши — скромность своих избранниц).

Исследования

Молодые люди, начинающие совместную жизнь, плохо знают характеры друг друга — оценки, присваиваемые спутнику жизни, весьма существенно расходились с его (ее) самооценкой. Вступающие в брак наделяли избранника качествами, сходными с их собственными, но с известным их преувеличением в сторону большей мужественности или женственности (Ковалев С. В., 1989).

Итак, развитие брачно-семейных представлений юношей и девушек являет собой:

— формирование у них реалистичности и цельности восприятия себя и других;

— формирование правильных воззрений о соотношении любви и брака;

— преодоление потребительских тенденций в отношении семьи и спут ника жизни;

Все это возможно при эффективной и конгруэнтной Я-концепции супругов.

Я-концепция и переход к родительству

В семье муж и жена обретают новые роли, иной социальный статус. Это вносит существенные коррективы в Я-концепцию личности, включенной в новый семейный цикл.

Переход к родительству является одним из основных периодов в семейном цикле. Родительство предполагает существенные перемены в Я-образе личности и в критериях самооценивания.

Семейный цикл — последовательность предсказуемых событий или периодов, начинающихся с ухода из родительской семьи и включающих в себя такие характерные события, как образование пары, вступление в брак, рождение первого ребенка и т.д.

Кроме того, изменения касаются самоидентичности личности, имеет место перераспределение ролей в супружеских отношениях и в отношениях старшего поколения, меняется личностный статус человека вне семьи. Степень эффективности таких личностных преобразований зависит от самооценки родителей: те, у кого она выше, приспосабливаются лучше (информация приводится по: КрайгГ., 2000, с. 708). Родители, ориентированные на хорошие взаимоотношения с детьми, должны учитывать, что от степени адекватности родительской Я-концепции зависит то, насколько правильно они устанавливают отношения со своими детьми.

Профессиональная Я-концепция и самооценка

Super (1963) утверждал, что люди стремятся выбрать профессию, которая отвечает сложившимся у них представлениям о себе. Если выбранная профессия соответствует их Я-концепции, то они добиваются самоактуализации.

Профессиональная Я-концепция — представление личности о себе как о профессионале.

В современной психологии рассматривают различные частные формы Я-концепции. А. А. Реан (1999) вводит понятие профессиональной Я-концепции личности и выделяет в нем реальную и идеальную составляющие.

Реальная профессиональная концепция себя — это представление личности о себе как о профессионале, тогда как идеальная Я-концепция соответствует профессиональным желаниям и надеждам.

Реальная и идеальная профессиональные Я-концепции не только могут не совпадать, но в большинстве случаев обязательно различаются, и их несовпадение является источником профессионального самосовершенствования личности и ее стремления к развитию.

Профессиональная самооценка

Профессиональная самооценка может быть рассмотрена как важнейший элемент в структуре профессиональной Я-концепции личности. Рассматривая профессиональную самооценку как образование, от которого в значительной степени зависит профессиональная успешность личности, А. А. Реан выделяет в ней операционно-деятельностный и личностный аспекты.

Операционально-деятельностный аспект самооценки связан с оценкой себя как субъекта деятельности и выражается в оценке своего профессионального уровня (сформированности умений и навыков) и уровня компетентности (системы знаний).

Личностный аспект профессиональной самооценки выражается в оценке своих личностных качеств в связи с идеалом образа «Я-профессиональ-ного». Самооценка по этим двум аспектам не обязательно конкордантна (согласованна). Дискордантность (рассогласование) самооценки по операционально-деятельностному и личностному аспектам влияет на профессиональную адаптацию, профессиональную успешность и профессиональное развитие личности.

В структуре профессиональной самооценки целесообразно также выделять:

а) самооценку результата;

б) самооценку потенциала.

Самооценка результата связана с оценкой достигнутого (в общем и парциальном аспекте) и отражает удовлетворенность/неудовлетворенность достижениями.

Самооценка потенциала связана с оценкой своих профессиональных возможностей и отражает, таким образом, веру в себя и уверенность в своих силах.

Низкая самооценка результата вовсе не обязательно говорит о «комплексе профессиональной неполноценности». Напротив, низкая самооценка результата в сочетании с высокой самооценкой потенциала является фактором профессионального саморазвития личности.

Указанный самооценочный паттерн лежит в основе позитивной мотивации саморазвития и коррелирует с социальным и профессиональным успехом личности, в том числе и в педагогической деятельности. К настоящему моменту сделано уже достаточно эмпирических наблюдений (А. А. Деркач, Н. В. Кузьмина, А. А. Реан), подкрепляющих сделанные обобщения.

В теоретическом и прикладном плане важно изучать не просто недифференцированную самооценку, а конкретные ее составляющие и их соотношение. Именно с самооценочными паттернами, а не с упрощенной обобщенной самооценкой связаны объяснительные механизмы профессиональной успешности и динамичного профессионального развития личности.

Резюме

Многие представления о себе, которые формируют Я-концепцию в период взросления, продолжают обогащаться опытом активного самопроявления личности как сексуального партнера, супруга, родителя, профессионала и гражданина.

В соответствии с восприятием своих физических особенностей, осознанием психологического возраста, профессиональной ориентацией и основными личностными и социальными установками в целостную Я-концепцию включаются новообразования, отражающие уровень зрелости личности.

Глава 5
Поведенческие особенности

Адлеру, смысл жизни человека связан с решением трех фундаментальных жизненных проблем, которые вытекают из трех наиболее общих объективных составляющих человеческого бытия. «Факт жизни человека на Земле в конкретных условиях существования порождает проблему труда и профессионального самоопределения; факт жизни человека в обществе порождает проблему межличностных отношений, кооперации и дружбы; факт существования двух полов порождает проблему отношений между ними, любви и брака» (Адлер А., цит. по: Д. А. Леонтьев, 1999, с. 32). Адекватное решение человеком этих трех проблем помогает ему найти смысл собственного существования.

Важнейшие сферы активности взрослого человека

В действительности проблемы, о которых речь шла выше, пересекаются и порождают множество других проблем, однако целостная человеческая жизнь складывается все же из нескольких сфер его активности. Важнейшими из них являются, конечно, профессиональная сфера (труд), семья (межличностные отношения) и область, благодаря которой при неблагоприятном профессиональном самоопределении решается экзистенциальная проблема самореализации — это область досуга. Формальное и неформальное общение пронизывает все перечисленные области человеческой жизни.

В период ранней взрослости поведение человека как раз и характеризуется освоением им важнейших сфер жизни и активным участием в них. При этом, несмотря на наблюдающуюся в последнее время тенденцию к снижению и даже к исчезновению трудовой мотивации (Шаховская Л. С, 1995; Яшин Г. А., 1996), ведущим видом деятельности у подавляющего большинства людей становится труд.

Освоение новых сфер жизнедеятельности требует адаптации человека как к новой физической, так и социальной среде. В литературе, в частности, указывается на то, что овладение новой профессией требует от работников адаптации к трем микросредам; физической (совокупности профессионально важных материальных предметов, инструментов и средств профессиональной деятельности), профессиональной (содержанию труда, организации производства, распорядку и инструкциям) и социальной (групповым ценностям и нормам, стилю руководства и межличностным отношениям) (КрасноженоваГ. Ф., 1994). В ряде случаев профессиональный успех человека в немалой степени зависит от успешности его взаимодействия с объектами физического мира. В принципе то же самое можно сказать и в отношении освоения новой семейной среды.

Взаимодействие с физическим миром

Субъектно-объектные отношения — философская категория, отражающая неразрывную связь между субъектом и объектом как динамичную систему. Субъектом в ней является индивид или группа как источник активности, определяющий полюс этой системы, а объектом — нечто, что «допускает и терпит», чтобы его «преобразовывали, познавали, оценивали, короче, так или иначе с ним манипулировали» (Каган М. С, 1988, с. 90). В то же время свойства объекта, раскрывающиеся в его отношениях с субъектом, в свою очередь оказывают влияние на содержание активности субъекта.

Взаимодействие взрослого человека с физическим миром, то есть субъектно-объектные отношения, определяется местом его обитания (география обитания, сельская или городская местность), половой, этнической и профессиональной принадлежностью, образом жизни в целом. Поскольку все возможные формы взаимодействия с естественными и искусственными объектами мира описать невозможно, мы остановимся на индивидуальных стилях поведения и деятельности человека, которые поддаются анализу и классификации.

Индивидуальный стиль поведения и деятельности

Процесс дифференциации и индивидуализации человеческого поведения, продолжающийся на протяжении первых двух десятилетий жизни, завершается формированием так называемого индивидуального стиля поведения и деятельности, являющегося, по мнению ряда авторов (В. С. Мерлин, Л. Я. Дорфман, А. В. Либин и др.), таким же интегральным психическим образованием, как темперамент, способности, характер, интеллект.

Индивидуальный стиль деятельности — это «индивидуально-своеобразная система психологических средств, к которым сознательно или стихийно прибегает человек в целях наилучшего уравновешивания своей (типологически обусловленной) индивидуальности с предметными внешними условиями деятельности» (Климов Е. А., 1969, с. 49).

К настоящему времени сформулировано несколько принципов стилевой организации поведения человека.

Первым является принцип стилевого единства. В данном случае стиль человека характеризует весь процесс его поведения и деятельности в целом и проявляется в предпочтении объектов и типов ситуаций, путей, способов и средств достижения целей, а также в ориентации на определенную форму результата.

Второй принцип — это принцип инвариантности, неизменности стиля.

Суть третьего принципа — иерархичности — заключается в том, что на каждом уровне психического функционирования (сенсомоторном, когнитивном, эмоциональном и т. д.) у человека формируются устойчивые совокупности стилевых характеристик, включающих в себя «минимально необходимый набор базовых стилевых параметров данной подструктуры психики».

Четвертый принцип — кросситуативности — выражается в том, что проявления стиля устойчивы и независимы от ситуационного контекста (Ли-бинА., 1998, с. 9).

Тип личности и взаимодействие с физическим миром

В ставших уже классическими описаниях типов личностной организации, данных Ганнушкиным, Личко, Леонгардом, Кербиковым, приведены определенные стили поведения, характерные для того или иного типа личности.

Тип личности проявляется в том числе и в характерном рисунке поведения или стиле взаимодействия с физическим миром.

Возбудимые и гипертимные личности, а также экспансивные шизоиды активно вторгаются в физический мир, экспериментируют с объектами, не боятся их поломать, использовать, стремятся преобразовать, выявить новые свойства, проверить их качества в отношениях с другими объектами.

Сенситивные шизоиды вследствие их некоторой моторной неловкости и интровертных установок стремятся ограничить свои контакты с объектами мира, сводя их число к необходимому минимуму и создавая привычные наборы вещей.

Психастенические личности, переживая повышенную ответственность в том числе и за вещи, которыми они обладают, обращаются с ними бережно, в соответствии с инструкциями и установившимися традициями.

Астенические личности, вследствие боязни всего нового, неуверенности в своих способностях, очень осторожны в обращении с вещами, особенно новыми и еще недостаточно освоенными. Такие люди подолгу примеряются к ним, избегают экспериментирования и легко расстраиваются, если их взаимодействие с ними оказывается неудачным или неэффективным.

Эпилептоиды, склонные к накопительству и соблюдению тщательного порядка, особенно трепетно относятся к личным вещам, составляющим их собственность, и в том числе к вещам, входящим в сферу их личной профессиональной деятельности. Отношение к ним у таких людей ревнивое, бережное, пользуются они ими только по мере необходимости и испытывают раздражение, если кто-то вторгается без их разрешения в мир их вещей.

Истероидные личности часто рассматривают вещи с точки зрения их полезности либо в практическом отношении, например в плане создаваемых ими удобств и личного комфорта, либо в отношении их социального использования с целью самоутверждения и получения общественного признания. Особое внимание они уделяют социальной ценности вещи, например ее происхождению. Общее отношение этих личностей к вещам можно выразить формулой: «Меня должны окружать только те вещи, которые повышают значимость моей личности». Такие люди избегают грязной или тяжелой физической .работы, поэтому контакты с соответствующими предметами они сводят к минимуму.

Личности неустойчивого типа в силу их лени и неспособности организовать свою деятельность относятся к вещам небрежно, неаккуратно, чисто потребительски. Вещи разбрасываются, хранятся небрежно, могут образовывать кучи, в которых вперемешку находятся и ценные, нужные вещи, и всякий хлам. Вещи часто оставляются на месте их использования, что создает для этих людей в дальнейшем дополнительные трудности.

Конформные личности избегают пользоваться вещами нетрадиционным, нестандартным способом. Более того, они могут испытывать враждебность к тем, кто пытается это делать, критиковать и высмеивать их. Однако после того, как новый способ использования вещи становится общепринятым, они его принимают и становятся его приверженцами.

Социальное поведение

Профессиональная деятельность

Как уже говорилось выше, для обретения смысла жизни человек должен решить проблему труда и профессионального самоопределения. Вхождение человека в определенный профессиональный мир сопряжено с профессиональным становлением личности. При этом под профессиональным становлением понимается индивидуальный, личностный процесс, основным элементом которого является личный выбор (Б. Г. Ананьев; А. Г. Асмолов; Е. А. Климов и др.).

Основоположник научно-психологического подхода к проблеме профессионального становления личности Ф. Парсонс (1908) первым сформулировал тезис о том, что каждой профессии соответствует определенный набор психологических и физических качеств. А успешность и удовлетворенность человека профессиональной деятельностью зависит от степени соответствия индивидуальных качеств личности требованиям профессии.

В дальнейшем Ш. Бюлер, Д. Сьюпер утверждали, что поиск профессии обусловлен детскими мечтами о профессии, ролевыми играми на предыдущих возрастных этапах и достижением определенного уровня личностного развития (цит. по: Романова Е. С, 1992).

Психологические теории

В теории типов личностей Дж. Холланда (1968) утверждается, что человек выбирает ту профессию, которая соответствует его типу личности. Автор перечисляет шесть типов личности (исследовательский, социальный, предпринимательский, реалистичный, конвенциональный, артистический) и утверждает, что любая профессия может быть описана в пространстве этих типов.

А. Адлер считал, что выбор профессии основан на стремлении человека к гиперкомпенсации неудовлетворительных свойств своей личности. Таким образом, человек выбирает именно ту профессию, которая наименее соответствует его индивидуальным особенностям, но может помочь утвердить себя в его собственных глазах. Отчасти такой подход к выбору профессии подтверждается в современных исследованиях (Романова Е. С, 1992).

Э. Роу (1956) связывает профессиональное становление человека с характером предшествующих детско-родительских отношений. Она обнаружила, что работу с людьми выбирает человек, в семье которого преобладали эмоциональная атмосфера принятия и сотрудничества, методы убеждения и поощрения, четкое распределение семейных функций. Сфера искусства выбирается тогда, когда во взаимоотношениях родителей с детьми ведущую роль играла эмоциональная сторона. Профессии, имеющие отношение к работе с вещами, предпочитаются людьми, в атмосфере семьи которых было отчуждение, непонимание, преобладали методы наказания (автор тот же).

В переходный экономический период выбор профессии человека могут определять и те виды специальностей, которые сегодня наиболее востребованы.

Можно отметить также все более повышающуюся ценность высшего образования. Несмотря на материальные трудности, связанные с длительной учебой в высшем учебном заведении, конкурс в вузы в последние годы не только не упал, но значительно вырос. По данным Госкомстата России, в 1998 году было выпущено специалистов с высшим образованием 500 тыс. человек, что на 25% больше, чем в 1990 году. При этом специалистов по экономике и управлению, а также выпускников с гуманитарно-социальным образованием было выпущено соответственно втрое и вдвое больше, чем остальных специалистов (Российский статистический ежегодник, 1999). Эти моменты при анализе причин выбора профессий нельзя не учитывать.

Семейно-брачные отношения

Второй проблемой, решаемой молодыми людьми, является проблема создания собственной семьи. Этот процесс представляет собой не просто инстинктивное стремление разнополых существ навстречу друг другу. Это сложный социально-психологический процесс, в основе которого, по мнению Э. Эриксона, лежит достаточно сформированная духовная зрелость, которая побуждает человека к поиску интимной психологической близости, к единению против изоляции и одиночества (Эриксон Э., 1996).

Вступая в самостоятельную жизнь, молодой человек в возрасте 20 лет и старше оказывается один перед лицом огромного и пока малопонятного мира. Для преодоления этого одиночества требуется «родственная душа», «вторая половина». Сексуальная привлекательность при выборе партнера играет, конечно, важную роль, и часто именно она оказывается причиной допущенных при выборе супруга ошибок. Однако духовная и эмоциональная общность, СОЧУВСТВИЕ, СОУЧАСТИЕ оказываются важнее. Неслучайно поэтому в качестве мотивов вступления в брак респонденты называют потребность в том, чтобы «чувствовать себя нужным, заботиться» (36,8%) и «чтобы рядом был человек, который поймет и поддержит в любой жизненной ситуации» (44,6%) (Молодая семья..., 1991).

Возрастные нормы

Стремление к обретению стабильности и уверенности перед лицом жизни приводит к тому, что абсолютное большинство браков заключается в возрасте 20-28 лет. При этом юноши женятся в среднем в возрасте 24 лет, девушки выходят замуж в 20-24 года (Калинин А. Ф.).

Именно стабильность является базовой семейной ценностью. Стабильность обеспечивает человеку регулярное и гарантированное удовлетворение его потребностей: физиологических, жилищных, досуговых, потребностей в безопасности, уверенности в завтрашнем дне, привязанности, постоянстве окружения, в принадлежности, в общении, заботе, внимании, уважении, признании и высокой оценке. Производными (или мета-ценностями) являются для человека: теплота семейных отношений, взаимное уважение, поддержка (Падерин В. К., Нигматуллина Л. К., 1991).

Метаценности семейные (от грвч. meta — между, после) — в данном случае это те ценности, которые сопутствуют и способствуют стабильности семейных отношений и являются производными от нее, например теплота семейных отношений, взаимное уважение, поддержка.

Стабильность является базовой семейной ценностью.

Здесь следует обратить внимание на одно важное обстоятельство, оказывающее влияние на целостность и устойчивость данного образования — семьи. Основными составляющими человеческого поведения являются: осознанная целенаправленная деятельность и общение. Если высшим воплощением деятельности человека является труд (профессиональная деятельность), то высшим воплощением человеческого общения являются семейные отношения, потому что именно в семейных отношениях в наибольшей степени осуществляется двойственная природа человеческих отношений вообще.

Отношения, в которые вступают люди, всегда развиваются в двух системах: в системе конвенциональных отношений, основанной на общепринятых соглашениях, и в системе собственно межличностных отношений, основанной на чувствах, испытываемых участниками общения друг к другу (Шибутани Т., 1969).

Система конвенциональных отношений людей характеризуется: исполнением безличных, формально определенных социальных ролей; экспекта-циями, связанными именно с ролью, а не с личностью, ее исполняющей; использованием преимущественно формального языка общения и формальных санкций при нарушении конвенциональных норм.

В системе межличностных отношений роли персонифицированы; экс-пектации связаны с данной личностью; наиболее действенны неформальные санкции, учитывающие индивидуальное своеобразие партнера; большую роль играет язык выразительных движений или «язык чувств» (автор тот же).

Двойственный характер семейных отношений воплощается в одновременном существовании брачных (юридически определенных, формальных) и собственно семейных (связанных с моральной ответственностью и взаимопомощью) отношений.

Жизнеспособность семьи помимо всего прочего зависит также от степени зрелости партнеров для участия в сложном переплетении брачных и семейных отношений и от умения отличить один тип отношений от другого и выбрать соответствующий ему тип поведения.

Конвенциональные нормы (от лат. conventio — соглашение) — представление о предписанном образце поведения, которое ожидается и требуется от человека в данной ситуации, если известна социальная позиция, занимаемая им в совместном действии. Экспектации (от англ. expectation — ожидание) — система ожиданий и требований, предъявляемых к личности относительно норм исполнения ею социальных ролей.

Родительские отношения

Важным фактором, определяющим социальное поведение людей в рамках семьи, являются отношения с детьми, которые тоже имеют двойственный характер, что также порождает определенные сложности. На отношениях с детьми не могут не сказываться установки родителей. По данным социологического опроса, 29% родителей считает, что родители должны иметь прежде всего собственную жизнь, однако 49% убеждены, что родители должны давать детям все самое лучшее даже ценой собственного благополучия (Каариайнен К., Фурман Д. Е., 1997).

Имеются различные классификации родительского поведения (см., например, Крайг Г., 2000, с. 439). Мы же перечислим те типы поведения, которые могут приводить к формированию отклоняющегося поведения у детей (по А. Е. Личко).

Акцентуация характера — чрезмерная выраженность отдельных черт характера и их сочетаний, которая представляет собой крайние варианты нормы, граничащие с аномалиями личности. При акцентуациях характера у каждого типа имеется своя «ахиллесова пята», делающая личность уязвимой в отношении ситуаций определенного типа. В то же время личность может проявлять хорошую или даже повышенную устойчивость к другим типам жизненных ситуаций.

Гипопротекция (гипоопека) — в крайнем варианте — полная безнадзорность, чаще же лишь недостаток опеки и контроля за поведением детей. Наиболее неблагоприятна при акцентуациях по неустойчивому и конформному типам.

Доминирующая гиперпротекция (гиперопека) — чрезмерный, мелочный контроль за поведением ребенка. Особенно неблагоприятна в плане формирования акцентуаций характера гипертимного типа (усиливает реакцию эмансипации), астенического и психастенического типов (усиливает неуверенность в себе, неумение постоять за себя, нерешительность).

Потворствующая гиперпротекция (воспитание по типу «кумира семьи»)— обожание, немедленное удовлетворение желаний ребенка, восторги, преувеличение качеств ребенка. Ведет к формированию акцентуации истероидного типа с характерным для него эгоизмом, неуемной жаждой признания и получения льгот, порождающей многочисленные конфликты с окружающими.

Эмоциональное отвержение (эмоциональный «арктический холод») — особенно опасна для акцентуации шизоидного типа, хотя имеет неблагоприятные последствия и для многих других типов акцентуаций.

Жестокое отношение — частые расправы за мелкие проступки, «срывание зла» на ребенке. Жестокость господствует во всей атмосфере семьи. Особенно пагубно при формировании эпилептоидного типа акцентуации или даже психопатии.

Повышенная моральная ответственность — возложение на ребенка больших надежд и недетской ответственности, частое пристыживание, сравнения с более успешными детьми не в пользу ребенка. Наиболее опасно в плане формирования психастенической акцентуации характера (Личко А. Е., 1999, с. 261-277).

Досуговая деятельность

Еще одной важной сферой поведения и деятельности человека является досуг. В современной отечественной литературе досуг рассматривается как структурный элемент так называемого «свободного времени» как части нерабочего времени. Отмечается, что досуг понимается многими как отдых, релаксация, расслабление. Однако имеется и другой взгляд на досуг как на «более возвышенную деятельность» (К. Маркс), направленную на развитие творческих потенций человека. В определении досуга необходим акцент на деятельностный подход, который требует «понимания его как содержания особого рода индивидуального поведения, социальных действий людей и процессов» (Романова И. Е., 1995, с. 7).

В русском языке слово «досуг» происходит от слова «досягнуть». Таким образом, буквальное понимание досуга сводится к возможности что-то сделать, чего-то достичь. В прошлом «досужесть» означала умелость, мастерство. Именно в таком свете следует понимать высказывание Р. Тагора о том, что «все лучшие плоды цивилизации взращены на ниве досуга» (Романова И. Е., 1995, с. 8).

К сожалению, до недавнего времени по идеологическим причинам официальная печать идеализировала содержание «досуговой деятельности» советских людей и представляла скорее желаемую, идеальную ее модель, далекую от реальной жизни.

В настоящее время, в эпоху тяжелого экономического положения большинства людей, возможностей для самореализации в досуговой деятельности не много. В основном проведение свободного времени связано с просмотром телевизионных передач, чтением, пассивным отдыхом. Физкультуре и спорту отдается 42 минуты на одного человека в неделю, любительским занятиям — 7 минут у мужчин и около 1 часа у женщин на одного человека в неделю. При этом любительские занятия имеют около 2% мужчин и 3% женщин (Время населения..., 1992).

Следует отметить, что самореализация человека в свободной деятельности является важным условием сохранения его психического здоровья и самопринятия. В психоаналитической литературе отмечается, что «наличие развитых каналов сублимации» (читай: наличие возможностей для реализации желаний и потенций человека, в том числе творческих) наряду с толерантностью к тревоге и контролем над примитивными импульсами является признаком «силы Эго» ( Kernberg О., 1986).

Резюме

Молодые семьи проводят досуг на лоне природы.

В период ранней взрослости поведение человека связано с освоением профессиональной деятельности и самосовершенствованием, созданием собственной семьи, воспитанием детей, а также с проведением свободного времени и досуговои деятельностью, которая позволяет воплотить в жизнь нереализованный потенциал личности.

Каждая сфера человеческой активности характеризуется специфическим характером деятельности и общения: труд — общественной полезностью деятельности, семья — концентрацией и разнообразием межличностных отношений, досуг — реализацией личностного потенциала.

Глава 6
Развитие профессионализма: проблемы изучения

Е#се, что связано с профессионализмом, всегда вызывает живейший интерес у специалистов разных наук и практиков: что такое профессионализм? как его сформировать и развивать? как его оценить? В то же время существует ряд взаимоисключающих точек зрения на сущность профессионализма. Но надо отметить, что в некоторых науках проблема профессионализма разработана основательно — прежде всего в психологии и акмвологии.

Существует аргументированная точка зрения, что изучение профессионализма связано прежде всего с проблематикой психологии труда, в которой сформировалось самостоятельное научное направление — психология профессионализма (А. К. Маркова).

По мнению А. К. Марковой, «психология профессионализма выявляет условия и закономерности продвижения человека к профессионализму в его труде, изменение психики человека в процессе восхождения к профессионализму». Психология профессионализма в таком понимании описывает психологические критерии и уровни профессионализма, этапы и ступени на пути движения к профессионализму, возрастные и индивидуальные особенности становления профессионала, факторы, вызывающие снижение профессионализма, и пути их преодоления.

Данная точка зрения созвучна с пониманием сущности профессионализма как проявления профессионального мастерства. Мастерством в психологии труда называется свойство личности, приобретенное с опытом, как высший уровень профессиональных умений в определенной области, достигнутый на основе гибких навыков и творческого подхода (К. К. Платонов).

Очевидно, что такое понимание профессионализма и профессионального мастерства отражает главным образом то, что связано с деятельностным аспектом, при этом личность и ее развитие в труде как бы остаются на втором плане.

Подобное понимание профессионализма в психологии привело к тому, что, по сути дела, отсутствуют четкие и однозначные определения профессионализма. Категория профессионализма не раскрыта в справочных и энциклопедических изданиях: «Кратком словаре системы психологических понятий» К. К. Платонова (М., 1981), «Психологическом словаре» (М., 1983), словаре «Психология» (М., 1990), словаре социально-психологических понятий «Коллектив. Личность. Общение» (Л., 1987), «Эргономика в определениях» (М., 1980). В «Словаре русского языка» С. И. Ожегова профессионал рассматривается как специалист, выполняющий какую-либо профессиональную деятельность, о профессионализме речь не идет вообще, то же самое написано и в «Словаре иностранных слов» (М., 1980).

Мастерство — свойство личности, приобретенное с опытом, как высший уровень профессиональных умений в определенной области, достигнутый на основе гибких навыков и творческого подхода.

Акмеология (от грвч. акте — высшая степень чего-либо, расцвет) — наука, возникшая на стыке естественных, общественных, технических и гуманитарных дисциплин и изучающая закономерности и механизмы развития человека на ступени его зрелости и особенно при достижении им наиболее высокого уровня в этом развитии.

А. К. Маркова в своей монографии «Психология профессионализма» также рассматривает понятие «профессионализм» под определенными углами зрения: «эта работа требует профессионализма», «этому человеку присущ профессионализм» и т. п.

Проблема профессионализма в настоящее время привлекает внимание и представителей других наук — юристов, экономистов, специалистов в области теории управления, кадроведов. В частности, в исследованиях кадрове-дов и экономистов на примере государственной службы дается следующее понимание сущности профессионализма: профессионализм государственной службы есть прежде всего способность работника, коллектива служащих определять с учетом условий и реальных возможностей наиболее перспективные пути и способы реализации поставленных перед ними задач в пределах своих полномочий с учетом условий и реальных возможностей (Омаров А. М.).

Как видим, данное определение существенно отличается от того, что дано в психологических исследованиях, но опять же в нем доминирует де-ятельностный аспект.

На наш взгляд, более перспективным направлением изучения профессионализма является его рассмотрение в неразрывной связи с развитием (в том числе личностно-профессиональным) субъекта труда. Это направление является акмеологическим. Начавшая формироваться как раздел возрастной психологии — психологии зрелости или взрослости (Н. А. Рыбников), акмеология стала самостоятельной наукой. Б. Г. Ананьев указывал на необходимость проведения фундаментальных исследований зрелости или взрослости, отмечая, что это наиболее важные периоды развития личности, для которых характерна высокая и творческая и социальная активность. Именно данный аспект проблемы — высокая продуктивность деятельности и достижений — стал решающей предпосылкой для формирования акмеологии как науки.

В настоящее время акмеология определяется как наука, возникшая на стыке естественных, общественных, технических и гуманитарных дисциплин и изучающая закономерности и механизмы развития человека на ступени его зрелости и особенно при достижении им наиболее высокого уровня в этом развитии (Бодалев А. А.).

Ступень зрелости, вершина зрелости — акме — это многомерное состояние человека, охватывающее определенный период его развития характеризует, насколько он состоялся как гражданин, специалист своего дела, как личность. При этом имеются в виду прежде всего достижения в развитии, ведь по-древнегречески быть в акме означает быть в полном цвете (цветущая пора), на высшей ступени развития.

Столь широкое понимание сущности акмеологического создало предпосылки для формирования и развития различных направлений в акмео-логии. В силу общественной потребности наибольшее развитие получило направление акмеологии, связанное с достижениями акме в профессиональной деятельности, то есть с профессионализмом. Поэтому объектом данного направления акмеологии стал именно профессионализм деятельности, а предметом — объективные и субъективные факторы, содействующие или препятствующие достижению вершин профессионализма (Дер-кач А. А., Кузьмина Н. В.). При этом в контексте достижения профессионализма рассматривались вопросы, связанные с достижением высокой эффективности или продуктивности деятельности, личностно-профессиональным развитием, оптимизацией деятельности, разработкой новых способов и алгоритмов решения профессиональных задач и многое другое. Доминирование данного направления обусловило преимущественное внимание к разработке деятельностного аспекта профессионализма. Это нашло свое отражение в определении профессионализма как профессионализма деятельности (Н. В. Кузьмина).

Профессионализм деятельности — это качественная характеристика субъекта деятельности — представителя данной профессии, определяющаяся мерой владения им современным содержанием и современными средствами решения профессиональных задач, продуктивными способами ее осуществления. Несмотря на то что отмеченная характеристика названа качественной, ее можно описать и с помощью количественных критериев и показателей.

Профессионализм деятельности характеризуется прежде всего высокой продуктивностью деятельности. В настоящее время акмеологическая категория продуктивности деятельности нуждается в углубленной проработке. Для отдельных видов профессиональной деятельности содержание продуктивности раскрыто довольно полно.

Так, Н. В. Кузьмина дала определение продуктивности педагогического творчества, изучая деятельность преподавателей и мастеров производственного обучения. Продуктивным она определила такое педагогическое творчество, при котором в центре внимания находятся способы подготовки учащегося к жизни и дальнейшей деятельности, способы обучения самообразованию, самоорганизации и самоконтролю. Были даны также определения малопродуктивного и непродуктивного педагогического творчества.

Данное определение профессионализма деятельности долгое время считалось основополагающим в акмеологии, и сейчас оно является важным методологическим ориентиром. В то же время исследования, проведенные в акмеологии в последние годы, показали, что целесообразно рассмотрение профессионализма не только в деятельностном контексте, а в неразрывной связи и с личностным, что согласуется с важнейшим методологическим принципом единства деятельности и личности (Ананьев Б. Г., Бода-левА. А., Ломов Б. Ф.). Поэтому возникла настоятельная необходимость рассматривать категорию профессионализма в более широком контексте, в

деятельностном и личностном проявлениях. Действительно, в процессе становления профессионализма деятельности личность обязательно развивается. При этом речь может идти как минимум о четырех направлениях данного развития: личностно-профессиональном, профессионально-квалификационном, профессионально-должностном и нравственном (Богданов Е. Н., Гусева А. С, ДеркачА. А., Дьяков В. М., ЗазыкинВ. Г., Омаров A . M ., РеанА. А., ШепельВ. М. и др.). Осваиваются новые способы и алгоритмы решения профессиональных задач, расширяется система профессиональных навыков и умений, и наряду с этим приобретаются новые знания, расширяется кругозор, сложные специальные способности, формируются новые интересы, возникают новые потребности, ценности, эталоны, усиливаются личностно-деловые и профессиональные важные качества — происходит изменение личности. Но данные изменения в свою очередь способствуют более эффективному освоению новых высокопродуктивных алгоритмов и технологий.

Иными словами, в акмеологических исследованиях речь должна вестись уже о профессионализме, включающем в себя профессионализм личности и профессионализм деятельности. Это существенно расширяет возможности акмеологических исследований и выводит их на уровень личностного в профессионализме.

Профессионализм деятельности — качественная характеристика субъекта деятельности, отражающая высокую профессиональную квалификацию и компетентность, разнообразие эффективных профессиональных навыков и умений, владение современными алгоритмами и способами решения профессиональных задач, что позволяет осуществлять деятельность с высокой продуктивностью.

Профессионализм личности — качественная характеристика субъекта труда, отражающая высокий уровень развития профессионально важных и личностно-деловых качеств, акмеологических составляющих профессионализма, адекватный уровень притязаний, мотивационную сферу и ценностные ориентации, направленные на прогрессивное развитие специалиста.

Исследования, проведенные по данному направлению акмеологии, позволили обосновать следующие базовые определения.

По мнению ряда исследователей, профессионализм личности также должен включать в себя профессиональные стандарты, ориентирующие на высокое качество выполнения деятельности—«профессионал своего дела», систему нравственных норм, делающих профессионалов в известной мере личностями исключительными. Таким образом, профессионализм накладывает на субъекта труда определенные жесткие обязательства, не только отражающие качество деятельности, но и влияющие на систему его отношений. Иными словами, профессионал всегда и во всем ограничен рамками высоких стандартов.

Формирование и развитие профессионализма связано с определенными условиями и факторами. Акмеологические условия — значимые обстоятельства, от которых зависит достижение высокого профессионализма личности и деятельности.

Акмеологические факторы — основные причины, движущие силы профессионализма.

Акмеологические условия и факторы, как следует из данных определений, близки по своему содержанию, но не тождественны. Акмеологические условия имеют скорее объективный характер по отношению к будущему

Профессионализм деятельности — качественная характеристика субъекта деятельности, отражающая высокую профессиональную квалификацию и компетентность, разнообразие эффективных профессиональных навыков и умений, владение современными алгоритмами и способами решения профессиональных задач, что позволяет осуществлять деятельность с высокой продуктивностью.

Профессионализм личности — качественная характеристика субъекта труда, отражающая высокий уровень развития профессионально важных и личностно-деловых качеств, акмеологических составляющих профессионализма, адекватный уровень притязаний, мо-тивационную сферу и ценностные ориентации, направленные на прогрессивное развитие специалиста.

Акмеологичвские условия — значимые обстоятельства, от которых зависит достижение высокого профессионализма личности и деятельности. Акмеологичвские факторы — основные причины, движущие силы профессионализма.

профессионалу, в то время как многие акмеологичвские факторы субъективны. Таким образом, на разных этапах развития профессионализма сила и значимость акмеологических условий и акмеологических факторов различна.

В психолого-акмеологических исследованиях в качестве значимых акмеологических условий назывались задатки, общие и специальные способности субъекта труда, состояние общества в период его становления, условия семейного и школьного воспитания, возможность получения образования, доступ к культурным ценностям и пр., что составляет содержание условий так называемого предстартового периода развития профессионализма (Бо-далев А. А., Деркач А. А., Кузьмина Н. В. и др.).

Акмеологичвские факторы, как отмечалось, ближе к произвольному воздействию со стороны субъекта труда и бывают трех видов (Кузьмина Н. В.):

•  объективные, проявляющиеся как внешняя заданность и связанные с реальной системой профессиональной деятельности;

•  субъективные, связанные с индивидуальными предпосылками меры успешности профессиональной деятельности — это мотивы, направленность, интересы, компетентность, умелость и др., мера их проявления объясняет субъективные причины, содействующие росту профессионализма;

•  объективно-субъективные, связанные с организацией профессиональной среды, профессионализмом руководителей, качеством управления.

Данная типология обладает достаточной степенью общности, но в то же время возможно применение и других оснований для обобщения. В частности, акмеологичвские факторы могут быть общими, особенными и единичными.

Важнейшими общими акмеологическими факторами, как показали исследования, являются высокий уровень мотивации, потребность в достижениях, высокие личностно-профессиональные стандарты, стремление к самореализации. Общими акмеологическими факторами являются также высокие уровни профессионального восприятия, мышления и антиципации (Деркач А. А., Кузьмина Н. В.), а также престиж профессионального мастерства (Шадриков В. Д.).

Видное место среди особенных акмеологических факторов занимают те, которые в конкретных видах профессиональной деятельности способствуют достижению высоких показателей — точности, надежности, организованности и пр. Таковыми являются, например, стрессоустойчивость, развитая психомоторика, высокий уровень внимания и др., то есть то, что называется психологическими профессионально важными качествами. Сюда же могут входить и специальные умения.

Единичные акмеологические факторы отражают индивидуальные проявления в деятельности и профессиональном развитии.

Достижение профессионализма в акмеологическом понимании связано с развитием личностных качеств (целеустремленности, инициативности, организованности), черт характера (упорства, настойчивости, последовательности), интеллектуальных качеств, с совершенствованием и обогащением профессиональных умений, раскрытием творческого потенциала личности и ее нравственным совершенствованием. Поэтому профессионализм всегда связан с личностно-профессиональным развитием.

Личностно-профессиональное развитие — это процесс формирования личности (в широком понимании) и ее профессионализма в саморазвитии, профессиональной деятельности и профессиональных взаимодействиях (Деркач А. А., Дьячков В. М., Климов Е. А., Реан А. А. и др.).

Обобщение проведенных исследований позволяет утверждать, что в процессе личностно-профессионального развития происходят следующие прогрессивные структурные изменения личности:

1. Изменение направленности личности:

•  расширение круга интересов и изменение системы потребностей;

•  актуализация мотивов достижения;

•  возрастание потребности в самореализации и саморазвитии.

2. Увеличение опыта и повышение квалификации:

•  повышение компетентности;

•  развитие и расширение умений и навыков;

•  освоение новых алгоритмов решения профессиональных задач;

•  повышение креативности деятельности.

•  Развитие сложных частных способностей.

•  Развитие профессионально важных качеств, определяемых спецификой деятельности.

•  Развитие личностно-деловых качеств.

•  Повышение психологической готовности.

Существуют различные уровни развития профессионализма. Их оценка должна базироваться на системе акмеологических показателей, в которых должны быть представлены личностный и деятельностный аспекты. Она включает следующие показатели:

•  продуктивность или эффективность деятельности;

•  уровень квалификации и профессиональной компетентности;

•  оптимальная интенсивность и напряженность труда;

•  точность и надежность деятельности;

•  организованность;

•  низкая зависимость от внешних факторов;

— владение современным содержанием и современными средствами ре шения профессиональных задач;

— стабильность высоких показателей деятельности;

— уровень развития личностно-деловых и профессионально важных ка честв;

•  уровень мотивации достижений;

•  возможность развития субъекта труда как личности;

— направленность на достижение положительных социально значимых целей.

Если деятельность специалиста характеризуется высоким профессионализмом с опорой на данную систему показателей, то считается, что у него высокий акмеологический уровень (Мироедов А. А.). Правда, содержание акмеологического уровня может зависеть и от специфики профессиональной деятельности. К примеру, помимо отмеченных показателей акмеологический уровень государственных служащих систем регионального управления включает следующие:

•  наличие системных качеств;

•  социальная ответственность, гражданская позиция;

•  индивидуальная ресурсность (внутренний потенциал);

•  динамичность, склонность к саморазвитию.

Теперь рассмотрим различные подходы к изучению и развитию профессионализма. С самого начала одним из главных направлений акмеологии стала разработка подходов и методов, позволяющих решать задачи развития профессионализма. Они объединились под общим названием — акмеологический подход.

Акмеологический подход — совокупность принципов, приемов и методов, позволяющих решать акмеологические проблемы. В то же время в рамках данного подхода сформировались и иные, ориентированные на конкретность. Среди них в первую очередь хотелось бы назвать акмеоцентри-ческий и акмеографический.

Акмеоцентрический подход ориентирован на принцип системности и предусматривает согласованное использование в акмеологических исследованиях всех подходов, путей и методов при приоритете акмеологических (Зазыкин В. Г., Таболова Е. М.). Возможности акмеоцентрического подхода были показаны при изучении и описании устойчивости деятельности госслужащих, деятельности руководителей в экстремальных управленческих ситуациях (Таболова Е. М., Щербина А. В.).

Акмеографический подход — обобщающий психолого-акмеологический метод, позволяющий решать задачи развития профессионализма личности и деятельности. По своему содержанию он является развитием профессио-графического подхода. Ядром акмеографического подхода является разработка акмеографических описаний (на уровне общего и особенного) и акме-ограмм специалистов (на уровне единичного).

Становление акмеографического подхода обусловлено объективными причинами. Остановимся на них подробнее.

Акмеограмма — основной метод акмеографического подхода, система требований, условий и факторов, способствующих прогрессивному развитию профессионального мастерства и личности специалиста. Является развитием профессиограммы и психограммы.

В настоящее время при решении актуальных практических задач, связанных с подбором кадров, их расстановкой, аттестацией, определением путей их профессионального развития и роста, преобладает професси-ологический или профессиографи-ческий подход. В рамках данного подхода осуществляется разработка профессиограмм, психограмм, проводятся профессиографические описания, определяется профессиональная пригодность субъекта труда к конкретному виду профессиональной деятельности, выявляются психологические и иные противопоказания. Это необходимо для ведения научно обоснованной кадровой работы и формирования качественных трудовых ресурсов. Профессиограммы позволяют не только дать качественное описание профессиональной деятельности, но и сформулировать нормативные требования к специалистам, а психограммы — к их психическим процессам, функциям и психологическим качествам, которые обусловливают эффективность профессиональной деятельности. Однако с акмеологической точки зрения важным является то, что объединяет все профессиографические методы: они нацелены на достижение такого уровня профессиональных знаний, умений и навыков, которые бы обеспечили субъекту общественно-приемлемое качество труда.

Это качество, которое, по сути дела, является средним, не наивысшим для данных условий осуществления деятельности, обеспечивает стабильное функционирование социально-экономической системы, когда не ставятся задачи высоких профессиональных достижений и когда сама система не является прогрессивно развивающейся. Такой уровень, по сути своей, является базисным и выполняет важные общественные функции, это уровень, если использовать математические понятия, необходимого, но не достаточного. Проблема достаточного уровня возникает тогда, когда ставятся задачи крупных количественных изменений, сопровождающихся качественными скачками. Следовательно, для масштабных достижений высоких и наивысших показателей в труде необходимо ведение кадровой работы с опорой на качественно иные методы, ориентирующие на наивысшие показатели. В психологии эта проблема хорошо осознавалась. Так, неоднократно отмечалось, что «психограмма, составленная в целях профотбора, должна включать двоякого рода требования: во-первых, те, которые определяют необходимые и некомпенсируемые свойства и должны предъявляться к любому среднему работнику, во-вторых, только желательные, определяющие возможность достижения высокого уровня профессионального мастерства» (Дмитриева М. А., Крылов А. А., Нафтульев А. И.). Но проблема-то состоит в том, что пути выполнения второго требования определены не были. Для того чтобы сформулировать эти «желаемые требования», необходимо отчетливо представлять, чем же в психологическом плане профессиональное мастерство отличается от общественно приемлемой квалификации, каковы психологические отличия профессионала своего дела от среднего специалиста.

В то же время было бы несправедливым утверждать, что эта проблема не разрабатывалась вообще. Широко известны труды К. К. Платонова о психологической сущности мастерства. Определенным шагом в разработке проблем профессионализма явилась концепция психологических профессионально важных качеств (ПВК) В. Д. Шадрикова, согласно которой ПВК — это качества субъекта, включенные в процесс деятельности и влияющие на ее эффективность по основным показателям. Таковыми могут являться общесоматические или нейродинамические свойства, индивидуальные особенности психических процессов и функций, характеристики направленности личности и др. Однако и данный подход не решает в полной мере проблему формирования и развития профессионализма. Только со становлением ак-меологии проблемы профессионализма стали объектами углубленных научных исследований.

С точки зрения акмеографического подхода речь идет уже не о достижении субъектом общественно-приемлемого качества труда, а о предпосылках, условиях и факторах, способствующих достижению высокого уровня профессионализма. В этом и состоит коренное отличие акмео-графического подхода от професси-ографического.

С позиций акмеологии профес-сиография и профессиографический подход решают задачи начального этапа становления профессионализма и являются составной частью акмеогра-фии.

Акмеологические инварианты профессионализма — это основные качества и умения профессионала (или необходимые условия), обеспечивающие высокую продуктивность и стабильность деятельности, независимо от ее содержания и специфики.

Как свидетельствуют акмеологические исследования, развитие профессионализма у специалистов различных профессий осуществляется по сходным закономерностям, которые связаны с формированием акмеологичес-ких инвариантов профессионализма (Зазыкин В. Г., Чернышев А. П.).

Акмеологические инварианты профессионализма — это основные качества и умения профессионала (или необходимые условия), обеспечивающие высокую продуктивность и стабильность деятельности, независимо от ее содержания и специфики. Акмеологические инварианты профессионализма проявляются также и во внутренних побудительных причинах, обеспечивающих активное саморазвитие специалиста, реализацию его творческого потенциала.

Акмеологические инварианты профессионализма были выявлены в результате сопоставительного анализа (Зазыкин В. Г.) на уровне общего и особенного основных факторов, обусловливающих высокую эффективность и надежность деятельности классов «человек—человек», «человек—коллектив», «человек — техника», «человек — большие социальные группы» и «человек — образы искусства».

Акмеологические инварианты профессионализма бывают:

•  общими, то есть полностью независящими от специфики деятельности; акмеологические исследования показали, что таковыми являются развитая антиципация, высокий уровень саморегуляции, умение принимать решения и устойчивая образная сфера (у профессионалов высокого уровня, независимо от вида и специфики профессиональной деятельности, эти инварианты развиты гораздо сильнее, чем у других специалистов);

•  специфическими или особенными, в определенной мере отражающими специфику профессиональной деятельности (например, для профессий класса «человек—человек» и «человек—коллектив» таковыми, как показали исследования, помимо общих инвариантов, являются проницательность (или дифференциально-психологическая компетентность), коммуникабельность и коммуникативные умения, умение оказывать психологические воздействия и др.

Определение специфических акмеологических инвариантов является основой развития профессионализма в конкретной деятельности.

Итоги возраста

Развитие познавательных психических процессов в период ранней взрослости носит неравномерный гетерохронный характер. Интеллектуальное развитие человека, достигшего ранней взрослости, проходит в тесном взаимодействии с формированием или трансформацией его личности. Причем с прекращением развития психофизиологических функций на рубеже 25 лет интеллектуальное развитие не прекращается, а длится еще многие годы.

Кроме того, развитие когнитивной сферы человека в значительной степени имеет индивидуально обусловленный характер: взрослый человек в состоянии самостоятельно контролировать ход своего интеллектуального развития и добиваться высот профессионального мастерства и творчества. На этот процесс оказывают влияние многие факторы, в частности степень одаренности человека, уровень его образованности и род деятельности.

В эмоциональной сфере главные проблемы, требующие своего разрешения в период ранней взрослости,— это достижение идентичности и близости.

Близость — основа любви. Любовь складывается из таких эмоций, как интерес—возбуждение и удовольствие—радость. Зачастую любовь сопровождается чувством ревности, которое может выражаться эмоциями гнева, печали, злости и т. д.

В период ранней взрослости человек переживает новый комплекс эмоций. Среди них — эмоции родительских отношений, которые включают в себя: радость от общения с ребенком, чувство привязанности и взаимного доверия, чувствительность к потребностям ребенка, чувство интереса к ребенку и восхищение им.

В целом эмоциональная сфера человека в этом возрасте уже сформирована и стабильна.

Мотивационная сфера характеризуется тем, что молодой человек, вступающий во взрослую жизнь, стоит перед необходимостью выбора и решения многих проблем, среди которых наиболее важными являются брак, рождение детей и выбор профессионального пути. Именно эти события требуют от него принятия особенных решений. Таким образом поддерживаются, расширяются или подрываются ранее сложившиеся взгляды человека, формируются новые мотивы его поведения.

Желание молодых людей заключить супружеский союз может быть обусловлено такими мотивами: любовь, духовная близость, материальный расчет, психологическое соответствие и моральные соображения.

Наиболее значимыми мотивами выбора профессии являются практические соображения, родительские установки, желание реализовать свои способности, интерес к профессии, ее престижность и ориентация на сложившуюся систему ценностей, которая может измениться с возрастом.

К 30 годам на смену романтически окрашенным ценностям приходят более практичные. На первый план выступают внешние факторы мотивации труда в виде заработной платы и материального поощрения. Человек реальнее оценивает свои возможности, корректирует свои жизненные цели и уровень притязаний.

Многие представления о себе, которые формируют Я-концепцию в период взросления, продолжают обогащаться опытом активного самопроявления личности как сексуального партнера, супруга, родителя, профессионала и гражданина.

В соответствии с восприятием своих физических особенностей, осознанием психологического возраста, профессиональной ориентацией и основными личностными и социальными установками в целостную Я-концепцию включаются новообразования, отражающие уровень зрелости личности.

В период ранней взрослости поведение человека связано с освоением профессиональной деятельности и самосовершенствованием, созданием собственной семьи, воспитанием детей, а также с проведением свободного времени и досуговой деятельностью, которая позволяет воплотить в жизнь нереализованный потенциал личности.

Каждая сфера человеческой активности характеризуется специфическим характером деятельности и общения: труд — общественной полезностью деятельности, семья — концентрацией и разнообразием межличностных отношений, досуг — реализацией личностного потенциала.

Слеует отметить, что ведущим фактором развития в период ранней взрослости является трудовая деятельность, а главными задачами возраста являются профессиональное самоопределение и создание семьи.

Список литературы

  1. Абрамова Г. С. Возрастная психология. М., 1998.
  2. Альперович В. Д. Геронтология. Старость: Социокультурный портрет. М., 1998.
  3. Ананьев Б. Г. О проблемах современного человекознания. М.: Наука, 1977.
  4. Ананьев Б. Г., Рыбалко Е. Ф. Особенности восприятия пространства у детей. М., 1964.
  5. Андреева Т. В. Социальная психология семейных отношений. СПб., 1998.
  6. Андреева Т. В. Социально-психологические факторы формирования направленности личности в процессе творческого становления (на примере архитекторов): Автореф. дис. ... канд. психол. наук. Л., 1989.
  7. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М., 1986.
  8. Бойко Е. И. Время реакции человека. М., 1964.
  9. Вайсман Р. С. К проблеме развития мотивов и потребностей человека в онтогенезе // Вопросы психологии. 1973. № 6.
  10. Вилюнас В. К. Психологические механизмы мотивации человека. М., 1990.
  11. Возрастные и индивидуальные различия памяти / Под ред. А. А. Смирнова. М.: Просвещение, 1967.
  12. Возрастные особенности психических функций взрослых в период зрелости (41-46 лет): Сб. науч. тр. / Отв. ред. Я. И. Петров. М., 1984.
  13. Время населения: динамика его использования. М., 1992.
  14. Гамезо М. В., Герасимова В. С, Горелова Г. Г., Орлова Л. М. Возрастная психология: личность от молодости до старости. М.: Изд. Дом «Ноосфера», 1999.
  15. Гамезо М. В., Домашенко И. А. Атлас по психологии: Информ.-метод, пособие к курсу «Психология человека». М., 1998.
  16. Гозман Л. Я. Психология эмоциональных отношений. М., 1987.
  17. Грановская Р. М., Никольская И. М. Защи та личности. Знание, 1999.
  18. Греков Б. А. Образование и переделка речевого стереотипа у лиц старше 70 лет // Процессы естественного и патологичес кого старения. М., 1964.
  19. Гримак Л. П. Резервы человеческой пси хики: Введение в психологию активно сти. М., 1987.
  20. Додонов Б. И. В мире эмоций. Киев, 1987
  21. Ермолин А. В. Возрастно-половые и типические особенности представленности в сознании структуры мотива: Автореф, дис. ... канд. психол. наук. СПб., 1996
  22. Зазыкин В. Г., Чернышев А. П. Акмеологи ческие проблемы профессионализма М.: НИИВО, 1993.
  23. Изард К. Г. Психология эмоций / Пер. с англ. СПб., 1999.
  24. Ильин Е. П. Мотивация и мотивы. СПб., 2000.
  25. Каариайнен К., Фурман Д. Е. Верующие, атеисты и прочие // Вопросы философии. М., 1997. № 6.
  26. Каган М.С. Мир общения. М., 1988.
  27. Калинин А. Ф. Семья как социальный институт. Чита, 1999.
  28. Климов Е.А. Индивидуальный стиль деятельности в зависимости от типологических свойств нервной системы. Казань, 1969.
  29. Ковалев С. В. Психология современной семьи. М., 1988.
  30. Кон И. С. Открытие «Я». Политиздат, 1978.
  31. Кравков СВ. Глаз и его работа. М., 1950.
  32. Крайг Г. Психология развития. СПб.: Питер, 2000.
  33. Красноженова Г. Ф. Социология труда. М., 1994.
  34. Кроник А. А., Головаха Е. И. Психологический возраст личности // Психологический журнал. 1983. № 5.
  35. Крыжановская Л. М. Психология развития. М., 1997.
  36. Кузьмина Н. В., Реан А. А. Профессионализм педагогической деятельности. СПб., 1993.
  37. Куликов Л. В. Мозаика радости. СПб., 1997.
  38. Куликов Л. В. Психология настроения. СПб., 1997.
  39. Кулюткин Ю. Н., Сухобская Г. С. Индивидуальные различия в мыслительной деятельности взрослых учащихся. М.: Педагогика, 1971.
  40. Куницына В. Н. Нарушения, барьеры, трудности межличностного неформального общения: актуальные проблемы психологической теории и практики. СПб., 1995.
  41. Куттер П. Любовь, ненависть, зависть, ревность: Психоанализ страстей / Пер. с нем. С. С. Панкова. СПб., 1998.
  42. Лазарев П. П. Современные проблемы биофизики. М.; Л., 1945.
  43. Леонтьев Д. А. Методика изучения ценностных ориентации. М., 1992.
  44. Леонтьев Д. А. Психология смысла. М., 1999.
  45. Леонтьев Д. А., Калашников М. О., Калашникова О. Э. Факторная структура теста смысложизненных ориентации // Психологический журнал. 1993. № 1.
  46. ЛибинА. Стиль — это человек? // Стиль человека: психологический анализ. М., 1998.
  47. Личко А. Е. Типы акцентуаций характера и психопатий у подростков. М., 1999.
  48. Лобзин В. С, Решетников М. М. Аутогенная тренировка. Л., 1986.
  49. Маркова А. К. Психология профессионализма. М., 1996.
  50. Маслоу А. Мотивация и личность. М., 1998.
  51. Молодая семья: социально-экономические, правовые, морально-этические проблемы. Киев, 1991.
  52. Москвичева Н. Л. Семья в системе ценностных ориентации личности студентов: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. СПб., 2000.
  53. Наумова Н. Ф., Слюсарянский М. А. Удовлетворенность трудом и некоторые характеристики личности // Социальные исследования. Вып. 3. М., 1970.
  54. НельсонДжоунс Р. Теория и практика консультирования. СПб.: Питер, 2000.
  55. Обозов Н. Н. Мужчина + женщина?! СПб., 1995.
  56. Падерин В. К., Нигматуллина Л. К. Социология семьи. Казань, 1999.
  57. Пельц Д., Эндрюс Ф. Ученые в организациях. М., 1973.
  58. Подгорецкая Н. А. Изучение приемов логического мышления взрослых. М.: МГУ, 1980.
  59. Развитие психофизиологических функций взрослых людей / Под ред. Б. Г. Ананьева и Е. И. Степановой. М.: Педагогика, 1977.
  60. Развитие психофизиологических функций взрослых людей (средняя взрослость) / Под ред. Б. Г. Ананьева и Е. И. Степановой. М.: Педагогика, 1977.
  61. Реан А, А., Андреева Т. В., Киреева Н. Н., Москвичева Н. Л. О ценностно-мотива-ционной сфере студентов-универсантов // В сб.: Ананьевские чтения-99. Тезисы науч.-пр. конф. 26-28 окт. СПб., 1999.
  62. Реан А. А., Коломинский Я. Л. Социальная педагогическая психология. СПб.: Питер, 1999.
  63. Рогов Е. И. Эмоции и воля. М., 1999.
  64. Романова Е. С. Психология профессионального становления личности. Автореф. дис. ... докт. психол. М., 1992.
  65. Романова И. Е. Досуг как общечеловеческий феномен. Екатеринбург, 1995.
  66. Российский статистический ежегодник. 1999.
  67. Тимофеев Н. В., Покрывалов К. П. Возрастные изменения порогов слышимости // Проблемы физиологической акустики. Т. 2. 1950.
  68. Харли У. Законы семейной жизни. М., 1992.
  69. Холодная М. А. Психология интеллекта: парадоксы исследования. Томск: Изд-во Томского университета; М.: Барс, 1997.
  70. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб., 1997.
  71. Шаховская Л. С. Мотивация труда в переходной экономике. Волгоград, 1995.
  72. Шварц Л. А. Развитие цветоощущений у детей школьного возраста // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. М., 1948. Т. XXV , вып. 3.
  73. Шибутани Т. Социальная психология. М., 1969.
  74. Элкинд Д. Эрик Эриксон и восемь стадий человеческой жизни // Эриксон Э. Детство и общество. СПб., 1999.
  75. Эриксон Э. Детство и общество. СПб., 1996.
  76. Юркевич Н. Г. Советская семья: функции и условия стабильности. Минск, 1970.
  77. Ядов В. А., Здравомыслов А. Г. Человек и его работа: Социологическое исследование. М., 1967.
  78. Яшин Г. А. Труд как формообразующий фактор человеческой деятельности. М ., 1996.
  79. Allport G. W. Pattern and growth in personality. New York: Holt, Rinehart and Winston, 1961.
  80. Gould R. L. Transformations, growth and change in adult life. New York: Simon and Schuster, 1978.
  81. Harke E. Die Psychologysche und Padago-gische Probleme der erwachsenen Bildung. Berlin, 1966.
  82. Hoffman L. Effects of maternal unemployment in the two-parent family. American Psychologist, 44, 1989.
  83. Kernberg O. Severe personality disorders. New York, 1986.
  84. Labouvie-Vief G. Chapter in:M. L. Commons, F. A. Richards, & С Armon (Eds.). Beyond formal operations: Late adolescence and adult cognitive development. New York: Praeger. 1984.
  85. Levinson D. The seasons of a man's life. New York: Knopf, 1978.
  86. Perry W. G. Forms of intellectual and ethical development in the college years: A scheme. New York: Holt, Rinehart & Winston. 1970.
  87. Rigel K. F. Adult life crises: A dialectical interpretation of development. In: N. Datan & L. H. Ginsberg (Eds.). Lifespan development psychology: Normative life crises. New York: Academic Press. 1975.
  88. Roe A. Early determinants of vocational choice. Journal of Counseling Psychology, 4, 1957.
  89. Schaie K. W. Beyond calendar definitions of age, period and cohort: The general development model revisited. Developmental Review, 6. 1986.
  90. Vroom V., Deci E. An overview of work motivation in: Reading in industrial and organizational psychology. N. Y., 1972.
  91. Ware N. & Steckler N. Choosing a sciene major: The experience of women and men. Women's Studies Quarterly, 11, 1983.
СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования