В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Щепаньский ЯнЭлементарные понятия социологии
Книга "Элементарные понятия социологии" подготовлена на основе цикла лекций, прочитанных студентам-социологам. Автор считает, что его книга вводит в язык и понятийный аппарат социологии. В книге рассматривается широкий круг социологических проблем.

Жалобы и предложения

Напишите нам свои впечатления о библиотеке Университета и свои предложения по ее улучшению [email protected].
Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторРеан А.А.
НазваниеПсихология человека от рождения до смерти
Год издания2002
РазделКниги
Рейтинг7.55 из 10.00
Zip архивскачать (3 185 Кб)
  Поиск по произведению

Глава 4
Развитие Я-концепции

важным отличительным признаком подросткового периода являются фундаментальные изменения в сфере его самосознания, которые имеют кардинальное значение для всего последующего развития и становления подростка как личности. Именно в этот период, согласно мнению одного из крупнейших отечественных психологов Б. Г. Ананьева, сознание, пройдя через многие объекты отношений, само становится объектом самосознания и, завершая структуру характера, обеспечивает его целостность, способствует образованию и стабилизации личности.

В подростковом возрасте у молодых людей активно формируется самосознание, вырабатывается собственная независимая система эталонов самооценивания и самоотношения, все более развиваются способности проникновения в свой собственный мир.

В этом возрасте подросток начинает осознавать свою особенность и неповторимость, в его сознании происходит постепенная переориентация с внешних оценок (преимущественно родительских) на внутренние. Таким образом, постепенно у подростка формируется своя Я-концепция, которая способствует дальнейшему, осознанному или неосознанному, построению поведения молодого человека.

Кризис подросткового возраста. идентификация личности и путаница ролей

При переходе в пятую стадию своего развития (12—18 лет) ребенок сталкивается, как утверждает классический психоанализ, с пробуждением «любви и ревности» к родителям. Успешное решение этой проблемы зависит от того, найдет ли он предмет любви в собственном поколении.

Эриксон не отрицает возникновения этой проблемы у подростков, но указывает, что существуют и другие. Подросток созревает физиологически и психически, и в добавление к новым ощущениям и желаниям, которые появляются в результате этого созревания, у него развиваются новые взгляды на вещи, новый подход к жизни. Так, важное место в новых особенноетях психики подростка занимает его интерес к мыслям других людей, к тому, что они сами о себе думают.

Подростки могут создавать себе мысленный идеал семьи, религии, общества, по сравнению с которым проигрывают далеко не совершенные, но реально существующие семьи, религии и общества. Подросток способен вырабатывать или перенимать теории и мировоззрения, которые сулят примирить все противоречия и создать гармоническое целое. Короче говоря, подросток — это нетерпеливый идеалист, полагающий, что создать идеал на практике не труднее, чем вообразить его в теории.

Эриксон считает, что возникающий в этот период параметр связи с окружающим колеблется между положительным полюсом идентификация «Я» и отрицательным полюсом путаницы ролей. Иначе говоря, перед подростком, обретшим способность к обобщениям, встает задача объединить все, что он знает о себе самом как о школьнике, сыне, спортсмене, друге, бойскауте и так далее. Все эти роли он должен собрать в единое целое, осмыслить, связать с прошлым и спроецировать будущее. Если молодой человек успешно справится с этой задачей — психосоциальной идентификацией, то у него появится ощущение того, кто он есть, где находится и куда идет.

В отличие от предыдущих стадий возрастного развития, где родители более или менее могли воздействовать на течение и исход кризисов развития ребенка, теперь же влияние их оказывается гораздо более косвенным. Если благодаря родителям подросток уже выработал доверие, самостоятельность, предприимчивость и умелость, его шансы на идентификацию, то есть на опознание собственной индивидуальности, значительно увеличиваются (ЭлкиндД., 1996).

Развитие самооценки в подростковом возрасте

Самооценка — компонент самосознания, включающий наряду со знаниями о себе оценку человеком своих физических характеристик, способностей, нравственных качеств и поступков (Психологический словарь, 1983, с. 332).

Несмотря на имеющиеся многочисленные исследования самооценки в детском возрасте, некоторые исследователи склонны считать ее новообразованием подросткового периода. Они утверждают, что самооценка является довольно поздним образованием и начало ее реального действия нередко датируется лишь подростковым возрастом.

Исследователи единодушны в описаниях особенностей самооценки детей этого возраста, отмечая ее ситуативность, неустойчивость, подверженность внешним воздействиям в младшем подростковом возрасте и большую устойчивость, многосторонность охвата различных сфер жизнедеятельности в старшем подростковом возрасте.

С. Л. Рубинштейн, характеризуя процесс развития самосознания у подростков, проводит его через ряд ступеней — от наивного неведения в отношении себя к все более определенной и иногда резко колеблющейся самооценке.

S процессе развития самосознания центр внимания подростков все более переносится от внешней стороны личности к ее внутренней стороне.

В процессе развития самосознания центр внимания подростков все более переносится от внешней стороны личности к ее внутренней стороне, от более или менее случайных черт — к характеру в целом. С этим связаны осознание — иногда преувеличенное — своего своеобразия и переход к духовным, идеологическим масштабам самооценки. В результате человек самоопределяется как личность на более высоком уровне (Рубинштейн С. Л., 1989).

Самооценка представляет собой центральное образование личности. Она в значительной степени определяет социальную адаптацию личности, является регулятором ее поведения и деятельности. Хотя, конечно, следует отдавать себе отчет в том, что самооценка не есть нечто данное, изначально присущее личности. Само формирование самооценки происходит в процессе деятельности и межличностного взаимодействия. Социум в значительной степени влияет на формирование самооценки личности. Отношение человека к самому себе является наиболее поздним образованием в системе отношений человека к миру. Но несмотря на это (а может быть, именно благодаря этому) в структуре отношений личности самооценке принадлежит особое место.

Адекватность самооценки

Многие исследователи отмечают постепенное увеличение адекватности самооценки в подростковом возрасте. Р. Берне объясняет это тем, что подростки оценивают себя ниже по тем показателям, которые представляются им самим важными, и это снижение указывает на их больший реализм, в то время как детям свойственно завышать оценку собственных качеств (1986).

Половые различия

В некоторых исследованиях обнаружено, что нет значимых различий между девочками и мальчиками в способности адекватного самооценивания.

Однако способность адекватного оценивания других у девочек выше, что объясняется их большим интересом к другим людям. Но следует заметить, что перенос знаний об окружающих на свое Я у девочек не превышает, а может быть, несколько отстает от аналогичной способности у подростков-юношей.

Адекватная самооценка — реалистичная оценка человеком самого себя, своих способностей, нравственных качеств и поступков. Адекватная самооценка позволяет субъекту отнестись к себе критически, правильно соотнести свои силы с задачами разной трудности и с требованиями окружающих.

Завышенная самооценка — неадекватное завышение в оценивании себя субъектом. Заниженная самооценка — неадекватное недооценивание себя субъектом. Психологическая устойчивость — устойчивость личности к воздействиям социальной среды, в том числе к воздействиям субъектов межличностного взаимодействия.

В. Кваде, В. П. Трусов представили данные об индикаторах различных типов самооценки подростков. Так, адекватную самооценку, по их мнению, предсказывает достоверно сильная ориентация подростка на будущую профессию и высокая учительская оценка выполнения норм морального поведения.

Завышенную самооценку вызывает у подростка низкая оценка его поведения сверстниками, заниженную же самооценку — низкая психологическая устойчивость (Кваде В., Трусов В. П., 1980).

Динамика самооценки

Наиболее очевидны изменения в содержательной стороне самооценки

подростков. Это объясняется тем, что именно в этот период, достаточно краткий по своей продолжительности, наблюдается резкий переход от фрагментарного и недостаточно четкого видения себя к относительно полной, всеобъемлющей Я-концепции. Так, количество качеств, которые осознает в себе старший подросток, в два раза больше, чем у младших школьников. Старшеклассники при оценке себя уже способны охватить почти все стороны собственной личности — их самооценка становится все более обобщенной. Кроме того, совершенствуются также и их суждения относительно своих недостатков.

Суждения подростков о себе передают светлый фон их настроения, ощущение радости бытия. Подростки раскрывают себя в категориях, отражающих их учебную деятельность, любимые занятия, интересы, увлечения. Они ориентированы на идеальную самооценку, но разрыв между их реальной и идеальной самооценкой для многих из них не является травмирующим.

Е. Т. Соколова изучала особенности самооценки личности подростка при возникновении у него пограничных расстройств.

Проведено исследование закономерностей формирования самооценки подростка в зависимости от оценки его родителями.

Автором выделены и подробно описаны различные типы самоотношения подростков, в основе которых лежит не статичная, но динамическая концепция самооценки.

При рассмотрении феномена нестабильности самоотношения как системообразующего фактора при пограничных личностных расстройствах подростков Е. Т. Соколовой изучалось изменение системы их самооценок и степень конфликтности мотивации.

Автор делает вывод о том, что мотивационные конфликты и низкая дифференцированность когнитивной и аффективной «образующих» самосознания подростков являются основными источниками нестабильности самоотношения.

Одной из важнейших особенностей «пограничного сознания» у детей, сознания малодиф-ференцированного, является непереносимость амбивалентности и противоречия во всем, в том числе образа Я, невозможность существования подростка в субъективной картине мира и принятия образа Я «хорошего» и «плохого» (Соколова Е. Т., Николаева В. Н., 1995).

В различных исследованиях подмечено, что в содержании самооценки подростков превалируют основные моральные черты — доброта, честность, справедливость. Довольно высокий уровень самокритичности подростков позволяет им признавать в себе много отрицательных качеств и осознавать необходимость от них избавиться.

Пограничные расстройства — инициальные (начальные) формы психических аномалий, при которых нет патологической деформации личности.

«Пограничное сознание» — изменения сознания, связанные с пограничными расстройствами психики.

Амбивалентность — внутренне противоречивое эмоциональное состояние или переживание, связанное с двойственным отношением к чему-либо, характеризующееся одновременным принятием и отвержением.

Так, наиболее значимыми и хорошо осознаваемыми качествами своего Я для юноши-старшеклассника выступают коммуникативные, волевые и интеллектуальные качества, что позволяет рассматривать их как основания ценностного отношения подростка к себе. В таком случае познание себя, формирование самооценки, самоуважения осуществляется у него прежде всего под влиянием тех людей из круга ближайшего общения, которые понимаются им как носители именно этих качеств, развитых на эталонном уровне.

Содержание самооценок девочек касается в большей степени осознания и оценки их взаимоотношений с другими людьми.

Динамика оценочных суждений от подросткового возраста к юношескому состоит в том, что оценочные суждения подростков, определяемые ожидаемой оценкой со стороны сверстников, направлены в первую очередь на нахождение ответа на вопрос, каков он среди других, насколько он похож на них.

У юношей оценочные суждения, определяемые собственным идеалом, направлены на нахождение ответа на вопрос, каков он в глазах окружающих, насколько он отличается от них и насколько он близок к своему идеалу.

Позже самооценочные суждения молодых людей определяются уже синтезом различных видов оценок окружающих, результатами деятельности и направлены на поиск своей значимости для других и для самого себя.

Физический облик и самооценка

Факторы развития

Необходимость реконструкции телесного образа Я, построение мужской или женской «родовой» идентичности и постепенный переход к взрослой генитальной сексуальности являются одними из основных задач периода пубертатного развития.

Этими задачами во многом и определяется развитие Я-концепции подростков, и в частности их самооценка.

В этот возрастной период другой человек начинает занимать в жизни подростка совершенно особое место. С этим связана специфика восприятия подростками физического облика других людей. И уже посредством восприятия и понимания другого подросток приходит к пониманию себя. При этом сохраняется та же последовательность, что и в познании качеств другого, т. е. вначале выделяются чисто внешние, физические характеристики, затем качества, связанные с выполнением каких-либо видов деятельности, и наконец личностные качества, более скрытые свойства внутреннего мира.

Соответствие физического развития ребенка стандартам, принятым в группе сверстников, становится определяющим фактором в его социальном признании, положении в группе.

Мнение ученых

Поданным В. Н. Кунициной, в образе воспринимаемого человека любого возраста главными для подростка являются физические особенности, элементы облика, затем одежда и прическа и выразительное поведение.

С возрастом увеличиваются объем и адекватность оцениваемых признаков; расширяется круг используемых категорий и понятий; снижается категоричность суждений и появляется большая гибкость и разносторонность; в физическом облике другого человека, его одежде, прическе начинают отмечаться признаки, отражающие характер, своеобразие, индивидуальность, неповторимость.

Восприятие подростком других людей может быть обусловлено как объективными, так и субъективными факторами: характером эмоционального отношения к воспринимаемому человеку, степенью развития познавательных способностей подростка, его умственным развитием, эмоционально-психическим состоянием и прошлым опытом. Установка воспринимать других людей определенным образом может быть обусловлена также индивидуальными особенностями подростка, влиянием на него группового мнения и сложившихся в обществе стереотипов (Ку-ницина В. Н., 1968).

Экспериментально доказано, что восприятие физического облика другого человека в сознании подростка затем переносится и на восприятие подростком самого себя. Так, именно в этот возрастной период, когда происходят важнейшие преобразования в организме, когда внешний облик подростка и его физические черты начинают сильно волновать подростка, тогда соответствие физического развития ребенка стандартам, принятым в группе его сверстников, становится определяющим фактором в его социальном признании, положении в группе.

Осознание особенностей своей внешности также влияет на формирование у подростка многих важных качеств личности (например, уверенности в себе, жизнерадостности, замкнутости, индивидуализма).

Половые различия

Начиная с подросткового возраста общая самооценка у девочек существенно ниже, чем у мальчиков, и эта тенденция напрямую связана с самооценкой внешности.

В ряде исследований было обнаружено, что Я-концепция девушек сильнее коррелирует с оценкой привлекательности своего тела, чем с оценкой его эффективности. У юношей, наоборот, ведущим критерием самооценки является эффективность тела.

Эта зависимость во многом объясняется социально-ролевыми функциями мужчин и женщин. Но вместе с тем необходимо принимать в расчет и механизмы социального подкрепления, производные от бытующих стереотипов, которые поддерживаются и средствами массовой информации.

Характер самооценки и качества личности

Характер самооценки подростков определяет формирование тех или иных качеств личности. Например, адекватный ее уровень способствует формированию у подростка уверенности в себе, самокритичности, настойчивости или излишней самоуверенности, некритичности. Обнаруживается также определенная связь характера самооценки с учебной и общественной активностью. Подростки с адекватной самооценкой имеют более высокий уровень успеваемости, у них нет резких скачков успеваемости и наблюдается более высокий общественный и личный статус.

Подростки с адекватной самооценкой имеют большое поле интересов, активность их направлена на различные виды деятельности, а также на межличностные контакты, которые умеренны и целесообразны, направлены на познание других и себя в процессе общения.

Подростки с тенденцией к сильному завышению самооценки проявляют достаточную ограниченность в видах деятельности и большую направленность на общение, причем малосодержательное.

Агрессивные подростки характеризуются крайней самооценкой (либо максимально положительной, либо максимально отрицательной), повышенной тревожностью, страхом перед широкими социальными контактами, эгоцентризмом, неумением находить выход из трудных ситуаций.

Данные многочисленных исследований показывают, что подростки с низкой самооценкой подвержены депрессивным тенденциям. Причем одни исследования выявили, что низкая самооценка предшествует депрессивным реакциям или является их причиной, а другие — что депрессивный аффект проявляется сначала, а затем инкорпорируется в низкую самооценку.

Известно, что начиная примерно с 8 лет дети активно проявляют способность к оценке своей успешности в разных областях. Наиболее значимыми из них оказались пять: школьная успеваемость, внешность, физические способности, поведение и социальное принятие. Однако в подростковом возрасте школьная успеваемость и поведение становятся важны для оценки родителей, а три другие — для сверстников.

Подростки с адекватной самооценкой имеют большое поле интересов, активность их направлена на различные виды деятельности, а также на межличностные контакты, которые умеренны и целесообразны, направлены на познание других и себя в процессе общения.

Подростки с низкой самооценкой подвержены депрессивным тенденциям.

Подростки с тенденцией к сильному завышению самооценки проявляют достаточную ограниченность в видах деятельности и большую направленность на общение, причем малосодержательное.

Эмансипация самооценки

Одной из основных особенностей, характеризующих самооценку подростков, является все более углубляющаяся эмансипация их самооценки, т. е. стремление подростков формировать свою самооценку независимо от оценок других людей. Не оспаривая это положение, все-таки следует признать, что человек всегда находится в различного рода социальных взаимодействиях и ему невозможно избежать определенной зависимости от оценки ближайшего окружения.

Развитие самооценки в процессе общения

Неоднократно доказанная теория «зеркального Я» Ч. Кули о позитивном отношении значимых других как одной из основных детерминант уровня самооценки справедлива и для самооценки подростков.

Среди четырех источников социальной поддержки: родители, учителя, одноклассники, близкие друзья — родительская поддержка и отношение одноклассников наиболее полно влияют на самооценку подростка.

Влияние родителей на самооценку

Результаты многочисленных исследований подросткового периода, представленных как отечественной, так и зарубежной литературой, показывают заметное снижение влияния родителей и повышения влияния сверстников как референтной группы на самооценку подростков.

Специфическим новообразованием подросткового возраста является способность к рефлексии родительского мнения и последующей отстройке от него, к выработке собственной позиции по отношению к родительской оценке. Смысл этой отстройки состоит в том, что родительская точка зрения начинает восприниматься лишь как некоторая возможная точка зрения на «себя».

Специфическим новообразованием подросткового возраста является способность к рефлексии родительского мнения и последующей отстройке от него, к выработке собственной позиции по отношению к родительской оценке.

Однако при всем этом нельзя сказать, что у подростков происходит отчуждение от родителей. На вопрос, где они чувствуют наибольшую защищенность, ответ «в семье» встречается почти так же часто, как и ответ «среди друзей».

Опираясь на выводы исследований Розенберга, Куперсмита и Бахмана, направленных на установление зависимости между формированием Я-кон-цепции и взаимодействием внутри семьи, Гекас исследовал степень влияния, контроля и поддержки со стороны родителей на самооценку подростков. И в результате исследователь сделал вывод, что оба эти фактора, как общее выражение заинтересованности родителей в ребенке, положительно влияют на его самооценку. Данное предположение полностью подтверждается и практикой (Берне Р.).

Другие исследования выявили при этом, что поддержка семьи и принятие ребенка и его устремлений родителями в наибольшей степени влияют на уровень его общей самооценки, а школьные успехи и некоторые факторы, связанные с учителями (например, когнитивно-эмоциональное принятие учителем подростка), значимы лишь для самооценки способностей.

В исследованиях также отмечается, что теплое, внимательное отношение родителей является основным условием формирования и дальнейшего подкрепления положительной самооценки подростков. Жесткое, негативное отношение родителей имеет обратное действие: такие дети, как правило, сфокусированы на неудачах, они боятся рисковать, избегают участия в соревнованиях, кроме того, им присущи такие черты характера, как агрессия и грубость, а также высокий уровень тревожности.

Кроме непосредственного влияния родительской оценки и их эмоционального отношения к ребенку, большое значение на формирование самоотношения имеет стиль общения в семье.

Так, два выделенных вида стиля общения, «симметричный» и «асимметричный», различным образом влияют на самооценку подростков.

Симметричный стиль предполагает общение членов семьи, основанное на партнерских началах. Такое общение способствует формированию у ребенка системы собственных критериев самооценивания, поскольку самоуважение подростка поддерживается не только уважительным отношением родителей, но также оценкой эффективности его деятельности. В дальнейшем это является фактором, способствующим эмансипации самооценки подростка.

Асимметричный же стиль общения в семье предполагает ограничение участия ребенка в подготовке и принятии решений, что ведет в дальнейшем к формированию у него неблагоприятного самоотношения и образа Я.

Таким образом, рассматривая процесс формирования самосознания и самооценки как результат усвоения молодым человеком определенного жизненного опыта, мы видим, что влияние семьи и родительского отношения на формирование самооценки подростков имеет не меньшую значимость, чем в более младших возрастных группах. При этом необходимо отметить, что формирование самоотношения подростка определяется не столько реальной родительской оценкой и отношением, сколько тем, как подросток субъективно отражает и переживает родительское отношение и свое место в семье, т. е. ожидаемой оценкой.

Взаимосвязь самооценки с социально-психологическим статусом

Социально-психологический статус — понятие, обозначающее положение человека в системе межличностных отношений и меру его психологического влияния на членов группы.

Социальная перцепция — область социально-психологических исследований, в которой изучаются процессы и механизмы восприятия и оценки людьми различных социальных объектов, событий, других людей.

Низкий статус — «незаметная» роль субъекта в межличностных отношениях; личность не имеет влияния или оказывает незначительное влияние на динамику отношений в группе.

Высокий статус — значимое положение в группе и активное влияние на динамику отношений в группе.

Известная тенденция подростков к группированию и своеобразная, зачастую жесткая, внутригрупповая статусная дифференциация, присущая не только неформальным группам, но и школьному классу, делает необходимым рассмотреть взаимосвязь самооценки подростка с его социально-психологическим статусом. Данные ряда исследований отечественных психологов показывают на наличие этой взаимосвязи, которая прежде всего положительно коррелирует с уровневой характеристикой самооценки подростков.

Я. Л. Коломинский (1976) установил ряд интересных закономерностей социальной перцепции у подростков:

  • тенденция к завышенной самооценке социометрического статуса у низкостатусных учащихся и к заниженной у высокостатусных;
  • эгоцентрическая нивелировка — тенденция приписывать другим членам группы статус либо равный своему, либо более низкий;
  • ретроспективная оптимизация — тенденция более благоприятно оценивать свой статус в прежних группах.

Последующие исследования в этой области подтверждают влияние особенностей самооценки подростка на его социально-психологический статус в классе: чем критичнее к себе подросток и чем выше его самооценка, тем выше его положительный социометрический статус. И далее, чем выше самооценка и чем выше уровень притязаний, тем ниже положительный социометрический статус или выше отрицательный статус, в зависимости от поведенческих особенностей человека, проявляющихся по отношению к группе: склонные к рациональному конформизму попадают в группу «пре-небрегаемых», склонные к нонконформизму попадают в группу «отвергаемых».

Причину подобной зависимости некоторые авторы находят в росте критичности подростков к себе. При этом они указывают на то, что неправильное осознание подростком своего положения в коллективе нередко является одной из главных причин возникновения конфликтных ситуаций.

Отклонение в адекватности осознания подростком своего положения в коллективе, как в сторону переоценки, так и в сторону недооценки, может привести к нежелательным результатам. Если, например, ученик переоценивает свое положение, то он, как правило, отрицательно относится к товарищам, проявляя пренебрежение, недооценка же приводит к возникновению неуверенности, отчужденности у подростка.

Самооценка и педагогическая оценка

Представляет также интерес вопрос влияния педагогической оценки на самооценку подростков.

В отечественной психологии этот вопрос был всесторонне исследован Б. Г. Ананьевым, который выделил две основные функции педагогической оценки: ориентирующую (воздействие на интеллектуальную сферу) и стимулирующую (воздействие на аффективно-волевую сферу личности). Сочетание этих функций формирует знание ребенка о самом себе и переживание им собственных качеств, т. е. самосознание и самооценку.

Оценочное воздействие воспитателя влияет также на складывающиеся взаимоотношения детей в классе, их взаимооценку, выражающуюся, например, в популярности и репутации каждого отдельного ученика (1948).

Исследование Э. Л. Носенко было направлено на выявление механизмов связи самооценки подростка и успешности его обучения.

Исследователь не ограничилась общим тезисом о влиянии самооценки на снижение эффективности деятельности подростка с низкой самооценкой за счет меньшей его уверенности в своих силах. Автор предположила, что в основе механизма влияния самооценки на эффективность интеллектуальной деятельности ребенка лежат эмоциональные переживания, сопровождающие деятельность подростка.

Результаты исследований показали, что уровень самооценки подростков существенно влияет как на качественные показатели эффективности интеллектуальной деятельности, так и на время ее выполнения, если в ситуации присутствуют эмоциональные факторы (например, стресс неуспеха, повышенная ответственность за качество деятельности и др.).

У подростков с низкой самооценкой показатели качества деятельности в эмоциогенных ситуациях ниже на статистически значимом уровне, чем у подростков с высокой самооценкой, а время выполнения деятельности больше. Эту тенденцию автор объясняет худшей адаптацией подростков с низкой самооценкой к эмоциогенным ситуациям, что и приводит к возникновению эмоциональной напряженности, отрицательно сказывающейся на качественных характеристиках времени выполнения деятельности (1998).

Отклонения в развитии

Аффект неадекватности

Аффект неадекватности — неадекватные эмоциональные реакции. Переживание мнимой несправедливости и неадекватной обиды у субъекта в ситуации неуспеха, когда отрицается собственная ответственность за неуспех, используется защитная форма осознания происшедшего и в неудачах обвиняются другие либо обстоятельства.

Формирование личности ребенка в значительной степени зависит от того, как складываются в процессе его жизни отношения между его притязаниями, самооценкой и его реальными возможностями удовлетворить свои притязания, оправдать свою самооценку.

Основным признаком наличия аффекта неадекватности у подростков является проявление неадекватных реакций на неуспех, то есть его игнорирование. Конкретнее это выглядит так: неуспех не снижает притязаний; подросток абсолютно не допускает мысли о том, что причины неуспеха могут крыться в нем самом, всегда винит в своих неудачах кого-либо другого или объективные обстоятельства; у него возникает чувство обиды и уверенность в том, что к нему несправедливы.

Такого рода аффект неадекватности возникает у детей подросткового возраста достаточно часто и является серьезным препятствием для правильного, полноценного формирования личности. Так как такой аффект является барьером, отгораживающим личность от действительности, то под его влиянием у подростка формируются такие черты, как обидчивость, мнительность, подозрительность, замкнутость, агрессивность.

Самооценка в структуре личности делинквентного подростка

Делинквентный подросток — подросток-правонарушитель.

Самооценка прямо связана с процессом социальной адаптации и дезадаптации личности. Несмотря на всю противоречивость современных данных о самооценке несовершеннолетних правонарушителей, практически общепризнанными являются представления о связи самооценки с делинквентным и криминальным поведением подростка. Споры же в основном сводятся к выяснению того, какой характер носит самооценка правонарушителя — завышенный или заниженный.

Наиболее распространенной позицией, основанной на эмпирических исследованиях, является позиция о завышенной самооценке у подростков-делинквентов (С. Н. Хоружий, Е. А. Яновская, 1973) да и у взрослых правонарушителей (А. Р. Ратинов, Н. Л. Константинова, Е. М. Собчик, 1979). Отмечается в связи с этим, что неадекватная, завышенная самооценка, связанная с социальной дезадаптацией личности, создает достаточно широкую зону конфликтных ситуаций, а при определенных условиях способствует проявлению и делинквентного поведения подростка (А. Р. Ратинов, 1983).

Вместе с тем имеется и другая точка зрения, также основанная на экспериментальных данных. По мнению сторонников этой точки зрения (Г. К. Валицкас, Ю. Б. Гиппенрейтер, 1989), уровень самооценки у несовершеннолетних правонарушителей ниже, чем у правопослушных подростков. Большинство же исследований с противоположными результатами, как считают названные авторы, являются методически некорректными.

Таким образом, имеется явное противоречие в современных данных по вопросу о завышенности — заниженности самооценки подростков-правонарушителей. В науке часто, когда появляется такое «тупиковое» противоречие, актуализируется потребность в разработке иной концепции, некоего третьего подхода, имеющего объяснительную силу и снимающего противоречия.

Мы полагаем, что на рассматриваемую проблему и создавшееся противоречие можно взглянуть с иных концептуальных позиций. По нашему мнению, главное в проблеме самооценки подростков-делинквентов состоит в том, что самооценка у них всегда находится в противоречии с оценкой социума, не соответствует внешней оценке (родителей, педагогов, класса). В этом плане оценка всегда ниже самооценки подростка (даже если последняя достаточно адекватна). В этом и заключается пусковой механизм де-линквентности, толчок к асоциальному поведению личности подростка.

В условиях, когда самооценка подростка не находит опоры в социуме, когда его оценка другими постоянно низка в сравнении с самооценкой, когда постоянно отсутствует реализация одной из фундаментальных потребностей человека — потребности в уважении, у подростка развивается резкое ощущение личностного дискомфорта. Личность не может пребывать постоянно в состоянии острого дискомфорта и дистресса, и подросток не может не искать выхода из сложившейся ситуации. Его самооценка должна найти адекватную опору в социальном пространстве.

Одним из распространенных путей решения этой проблемы является переход подростка в группу, в которой оценка окружающими его личности адекватна его самооценке или превосходит ее. В данной группе подростка ценят (это подтверждается постоянно вербально и невербально), что приводит к удовлетворению потребности в уважении, а следовательно, и к состоянию удовлетворенности, комфорта от принадлежности к группе.

Самооценка подростка, таким образом, наконец получает адекватную опору в пространстве внешних социальных оценок личности.

Наглядно указанные концептуальные положения можно отобразить следующим образом (см. рисунок).

 

Оценка О, меньше самооценки. Самооценка не Оценка 0 2 адекватна самооценке (или боль-

находит опоры в данном месте социального шв ве у g результате предпринятого пич-

пространства. Актуализация потребности ностью поиска самооценка находит опору в

поиска другой плоскости опоры в социальном социальном пространстве, пространстве.

Интеракционный конфликт самооценки и его разрешение.

Контрнормативная шкала ценностей — ценности, противопоставленные социальным, нормативным для социально ориентированной личности. Нормативная шкала ценностей — социально приемлемая и общественно одобряемая шкала ценностей.

Группа, в которую переходит подросток, может иметь различную ориентацию, различные ценности. К сожалению, очень часто в новой неформальной группе, в которой подросток находит необходимую социальную опору, доминирующей является контрнормативная шкала ценностей. Как показывают исследования Валицкас Г. К., Гиппенрей-тер Ю. Б. (1989), контрнормативность ценностей характерна для групп подростков-делинквентов .

Однако описанный путь снятия противоречия между самооценкой и оценкой может и не приводить к негативным последствиям. Это происходит в том случае, когда подросток включается в неформальную группу, ориентированную на нормативную шкалу ценностей.

Предлагаемый здесь механизм или концепция пускового механизма де-линквентности позволяет объяснить и то, почему терпят провал отчаянные попытки педагогов и родителей вырвать подростка из «нехорошей компании». По существу, такие попытки обречены априордо на неудачу, так как за ними стоит негативное психологическое следствие для личности — подростка снова пытаются лишить социальной опоры, включив в неприемлемую и отторгаемую им (а также, и даже, может быть, в первую очередь, отторгающую его) группу.

Существует, следовательно, лишь один эффективный путь решить это педагогическое противоречие. Необходимо не просто пытаться вырвать подростка из одной группы, но надо «подставить» ему вместо этой асоциальной группы другую — просоциальной ориентации. Очевидно, излишне напоминать при этом, что новая группа должна быть такой, чтобы самооценка подростка находила в ней адекватную опору в виде социальной оценки его личности.

Вышеизложенный подход объясняет и те парадоксальные факты, когда подросток упорно «держится» за некоторую асоциальную группу, хотя и занимает в ней очень низкое положение. В таких случаях действительно переход личности в данную группу не помогает подростку повысить свою самооценку. Однако в этом случае принадлежность к асоциальной группе позволяет удовлетворить его потребность во внешнем подтверждении самооценки за счет подростков, не входящих в группу. Работает модель: внутри группы—«шестерка», но для посторонних подростков — «авторитет». В крайних-вариантах такое удовлетворение может достигаться и путем проявления агрессии, унижающей и подчиняющей других подростков — не членов группы.

Самооценка подростков при неврозах

Невроз у детей и подростков следует рассматривать как нарушение системы их взаимоотношений с окружающей социальной микросредой. В трудах Е. Т. Соколовой (1989), А. И. Захарова (1998) и других исследователей приводится анализ степени осознания подростками своего болезненного (необычного) состояния. Ученые обращают внимание на степень «дискомфорта» подростков (насколько эти проявления ими воспринимаются как беспокоящие) и степень «нежелательности» (насколько подросток хочет избавиться от этого).

Личностная диспозиция — преобразование в Я-концепции, изменение в иерархии значимости личностных свойств в связи с объективным фактом изменения состояния (например, в связи с неврозом).

Невротический симптомокомплекс

перечень признаков в состоянии и поведении субъекта, достаточный для констатации невроза.

Деформация поведения — негативные изменения в специфике поведения субъекта под воздействием «внешних сил».

А. И. Захаров (1998) изучил типы самооценки детьми и подростками своего невротического состояния и классифицировал их следующим образом.

1. Отсутствие осознания своего заболевания. Самооценка своего невротического симптомокомплек-са отсутствует. Дети не знают, что больны, считают себя здоровыми, установок на лечение нет. В гене-зе — значение игнорирования или «предохранения» со стороны членов семьи. Иногда такая форма реагирования присуща детям с устойчивой и нередко высокой личностной самооценкой. Потребность сохранения высокой, часто подкрепляемой окружающими самооценки приводит к отрицанию появляющейся в результате невроза личностной диспозиции. Это ведет к недопущению в сознание подростка мыслей о своем нездоровом состоянии и тем самым способствует сохранению социального «благополучия», внешним выражением которого и является отсутствие самооценки своего невротического симптомокомплекса.

При завышенной личностной самооценке у детей с доминирующим мотивом самоутверждения встречается активное несогласие с деформацией поведения, возникающей при неврозе. Несмотря на то что в этом случае статус ребенка, его внешняя позиция могут быть частично изменены, само поведение ребенка может оставаться неизменным. Появляющееся у некоторых детей данной группы ощущение личностного дискомфорта вызывает колебания уверенности в себе, в своих способностях общения с людьми. Все это носит временный характер и либо не осознается ребенком, либо ведет к оправданию измененного поведения. Вследствие этого оно становится устойчивым и приемлемым качеством личности.

Рассмотренные формы личностного реагирования представляют собой систему стабилизации индивида под воздействием окружающей среды, являясь механизмом социального гомеостаза. Эта форма самооценки встречается преимущественно у детей дошкольного и младшего школьного возраста.

•  Недооценка невротического состояния — наиболее частый тип реагирования в детском возрасте. Имеет место у детей с устойчивой личностной самооценкой, социальный статус которых не претерпевает существенных изменений при неврозе, несмотря на то что одновременно ребенок может испытывать кратковременные острые эмоциональные переживания. Параллельно идет пассивно-положительная, часто гетеровнушенная установка на лечение без конкретного осознания своего состояния. При отсутствии установок на лечение возможны случаи, когда дети знают, что больны, но считают себя здоровыми. Такая самооценка личности может компенсировать гетерооценку своего невротического симптомокомплекса и временно приносит ей облегчение.

•  Адекватная самооценка своего невротического состояния формируется у ребенка в результате доминирования таких ситуаций, когда невротические индивидуальные особенности непосредственно влияют на успех значимой для ребенка деятельности. Степень адекватности, являясь относительной величиной, взаимосвязана с общим уровнем социализации и более характерна для подростков.

4. Переоценка невротического состояния. В этой группе встречаются дети как с заниженной, так и повышенной личностной самооценкой.

В генезе отмечается следующее:

а) тревожно-мнительное отношение членов семьи к заболеванию ребен ка: «он тяжело, по-особому болен». Дети часто не имеют сформированного личного мнения, установки на лечение у них крайне неустойчивы и пре допределяются позицией окружающих взрослых. У некоторых детей имеются установки на лечение сверхкомпенсаторного плана, вызванные от рицательным отношением сверстников к отклонениям поведения ребенка- невротика. Это отрицательное отношение выражается в том, что его драз нят. Таким образом, здесь внутренним мотивом установки на лечение является самоутверждение подростка среди сверстников;

б) самоутверждение в болезни, извлечение выгоды, привилегированного положения в групповых структурах общения. Установки на лечение актив но отрицательны. Ребенок стремится сохранить высокую личностную само оценку, активно сопротивляется несовместимым с его позицией оценкам окружающих и искажает с этой целью свой опыт;

в) «разочарование» как следствие неэффективности предыдущих мето дов лечения. Превалируют пассивно-отрицательные или пассивно-положи тельные установки на лечение ситуативного характера.

Сформированная самооценка невротического состояния у детей может быть резко изменена или деформирована уже при первом посещении специалиста, когда родители жалуются врачу на поведение детей в их присутствии. Дети, особенно при недостаточном осознании своего невротического состояния, могут быть подавлены этим «потоком» в основном впервые услышанной информации. У некоторых появляется внутреннее отрицание — сопротивление такой позиции родителей. Ребенок-невротик начинает искажать свой опыт, самооценку невротического состояния, что делает психотерапевтический контакт с врачом трудным, а подчас и невозможным.

Исходя из этого, отдельно выслушиваются родители и дети. Не так уж редко старшие подростки самостоятельно обращаются к врачу во избежание в их понимании «диктата» родителей на приеме.

В процессе психотерапии происходит сближение оценки невротического состояния у детей и родителей. В целях получения более точной информации и взаимного контроля на определенном этапе прием ведется уже совместно с предоставлением возможности детям выступить первыми с последующими дополнениями родителей и заключительной коррекцией врача. Это приводит к разрешению или ослаблению диссонанса в отношениях ребенка с родителями по мотивам лечения.

Резюмируя, отметим, что наблюдаются значимые корреляции между развитием личностной самооценки ребенка и его самооценкой невротического состояния. Формирование последней зависит в первую очередь от того, насколько невротическое состояние накладывает отпечаток на возможности общения ребенка-невротика с другими, значимыми для него людьми.

Таким образом, учет особенностей личностной самооценки и самооценки невротического состояния ребенка-невротика позволяет с самого начала психотерапии вскрыть структуру доминирующих мотивов его поведения, увидеть его отношение к лечению и благодаря этому подобрать адекватные средства психотерапевтического воздействия.

Резюме

Подводя итоги данной главы, можно заключить, что подростковый период очень важен в развитии Я-концепции ребенка, в формировании у него самооценки как основного регулятора поведения и деятельности, оказывающей непосредственное влияние на процесс дальнейшего самопознания, самовоспитания и в целом развития личности. В самооценке подростка происходят следующие преобразования.

•  Начиная с младшего подросткового возраста к старшему содержательный аспект самооценки подростков углубляется и переориентируется с учебной деятельности на взаимоотношения с товарищами и на свои физические качества.

•  В связи с увеличением критичности подростка к себе его самооценка становится более адекватной: подросток способен констатировать как свои положительные, так и отрицательные качества.

•  В самооценке становятся более выражены моральные качества, способности и воля.

•  Происходит дальнейшая эмансипация самооценки от внешних оценок, но оценка значимых других оказывает огромное влияние на характер самооценки подростка.

•  Влияние родителей на самооценку снижается и повышается влияние сверстников как референтной группы.

•  Самооценка оказывает влияние на успешность деятельности и социально-психологический статус подростка в коллективе, регулирует процесс общения.

•  Неадекватная самооценка детерминирует делинквентное поведение подростка.

•  Личностная самооценка подростка значимо коррелирует с его самооценкой невротического состояния.

Таким образом, в подростковом возрасте у молодых людей активно формируется самосознание, вырабатывается собственная независимая система эталонов самооценивания и самоотношения, все более развиваются способности проникновения в свой внутренний мир.

В этом возрасте подросток начинает осознавать свою особенность и неповторимость, в его сознании происходит постепенная переориентация с внешних оценок (преимущественно родительских) на внутренние. Таким образом, постепенно у подростка формируется своя Я-концепция, которая способствует дальнейшему, осознанному или неосознанному, построению поведения молодого человека.

Глава 5
Поведенческие особенности

биологический и социальный факторы развития человека, переплетаясь друг с другом, приобретают в подростковом и юношеском возрасте специфические формы, оказывающие огромное влияние на судьбу личности.

К биологическому фактору относится так называемый пубертат, или пубертатный период (от латинского pubertas — возмужалость, половая зрелость) с сопутствующими ему гормональными перестройками, сопровождающимися существенными телесными изменениями. К социальному — специфическое положение подростка в социуме, та самая маргиналъностъ, которая многократно описана в научной и художественной литературе и на которую обратил особое внимание К. Левин, определив ее важным фактором, обусловливающим внутреннюю драму личности в этом возрасте.

Пубертатный период (от лат. pubertas — возмужалость, половая зрелость) — период полового созревания.

Маргиналъностъ — пребывание подростка на границе между двумя социальными мирами — миром детей и миром взрослых. При этом ни одним из этих миров подростки не принимаются как полноправные участники: они уже слишком «большие», чтобы быть детьми, но еще слишком «малы», чтобы быть взрослыми. Противоречивость предъявляемых к ним требований и ожиданий приводит к возникновению конфликтных по своему социальному содержанию форм поведения.

Эти факторы, переплетаясь друг с другом, определяют поведение подростков в физической и социальной среде. В этом возрасте решающее влияние на поведение молодых людей оказывает социум, и акцент на взаимодействии с физическим миром является достаточно искусственным и условным. Но тем не менее это взаимодействие имеет некоторые специфические признаки, о которых следует упомянуть.

Развитие взаимодействия с физическим миром

Начиная приблизительно с подросткового возраста поведение человека в физическом мире все больше отличается от детского поведения. Это связано не только с возрастающей половой дифференциацией подростков, но и со следующими основаниями.

Во-первых, поведение подростков уже настолько опосредовано социальными отношениями и системой общепринятых значений объектов, что практически утрачивает характер реактивного, непосредственно-чувственного взаимодействия с предметами.

Во-вторых, индивидуальные особенности детей в подростковом возрасте уже настолько развиты, что об общих закономерностях их поведения в физической среде, в отличие от закономерностей поведения в системе социальных отношений, говорить уже не приходится.

Особенности физической активности подросткового возраста

Поведение детей, или то, что в повседневной жизни иногда называют «повадками» или «манерами», прибретает отчетливый индивидуальный характер, особенно в подростковом возрасте, когда еще не успели выработаться его компенсаторные, шаблонные формы. К этому возрасту индивидуальные особенности подростков становятся настолько сформированными и выраженными, что начинают выступать в качестве третьей, по отношению к пубертату и маргинальности, силы, придающей выраженный индивидуальный характер всему поведению подростка и отдельным его проявлениям, в частности.

Возрастные нормы

Несмотря на выраженные индивидуальные различия, в психомоторной активности подростков имеются и некоторые общие для них всех особенности.

Это — повышенная эмоциональная реактивность, непосредственность реакций, недостаточный рациональный контроль над внешним проявлением эмоций и возникающих импульсов, а также более высокая, чем у взрослых, физическая активность.

Половые различия

Несмотря на общий характер, в поведении подростков имеются и определенные половые различия. Мальчики и юноши в большинстве своем физически более активны, динамичны, агрессивны, ориентированы на соперничество, конкуренцию, борьбу, и их в большей степени интересует поиск и открытие нового именно в физическом мире. В связи с этим их больше привлекают те виды занятий, которые связаны с использованием

Эмоциональная реактивность — эмоциональная восприимчивость субъекта, его чувствительность к эмоциогенным воздействиям.

Для подросткового возраста характерна повышенная эмоциональная реактивность.

физической силы, экспериментированием, движением, соперничеством. Однако следует учитывать существенную роль индивидуальных особенностей каждого подростка.

В поведении девочек и тем более девушек в большей степени проявляются центростремительные тенденции, тенденции к удержанию, стабилизации и сохранению. Кроме этого, и полоролевая дифференциация приводит к формированию у девушек иных форм взаимодействия с физическим миром. В связи с этим их предметный мир и характер взаимодействия с ним в некоторой степени отличается от такового у юношей. В нем меньше технических устройств, транспортных средств, тяжестей, новых пространств, но как бы больше домашних вещей, одежды, украшений, косметических предметов, аксессуаров, связанных с уходом за телом, и вещей, имеющих отношение к учебе. Соответственно и сенсомоторные навыки у них отличаются от таковых у юношей.

Развитие социального поведения

Специфика подросткового и юношеского возраста по сравнению с детством заключается в существенном расширении сфер социальной активности и изменении их значимости для молодого человека. В связи с особенностями переходного возраста меняются отношения подростков с родителями, со сверстниками, с учителями, с противоположным полом. Это изменение значения людей в жизненном мире подростка, как и всякий процесс обретения нового видения мира, проходит достаточно болезненно.

Маргинальность положения подростка характеризуется прежде всего неопределенностью — одним из самых тяжких переживаний человека. В криминальной среде такая ситуация образно обозначается как «попасть в непонятное» (Губерман И., 1993). «Попасть в непонятное» — значит, оставаясь в той же самой социальной среде, оказаться в сфере крайне неопределенных отношений — «вроде все как всегда» и в то же время все иначе.

Поведение в семье

Наиболее важными и наиболее напряженными являются в этот период отношения подростка с родителями. Тяжесть положения здесь обусловлена, с одной стороны, экономической зависимостью и прочими формами зависимости от родителей, и с другой — желанием получить самостоятельность, возрастающей потребностью в независимости. В отношениях с родителями подросток поставлен в довольно сложные условия: с одной стороны, он «занимается формированием собственной индивидуальности», с другой — в связи с новым своим положением «налаживает новые связи с родителями» (Райе Ф., 2000, с. 429). Это противоречие во взаимоотношениях подростка и взрослого характерно именно для подросткового возраста.

Реакция эмансипации

Реакция эмансипации представляет собой «стремление подростков освободиться от опеки, контроля, покровительства старших — родных, учителей, воспитателей, наставников, старшего поколения вообще» (Лич-коА. Е., 1983).

Реакция эмансипации процесс, затрагивающий различные аспекты социальных отношений.

Отношения подростка с родителями и конфликтность этих отношений, связанная со стремлением молодого человека освободиться от родительской опеки и контроля, зависит от многих факторов.

Это, во-первых, условия, связанные с материальным положением семьи, ее психологической атмосферой, стилем воспитания, уровнем образования, социальным положением и родом занятий родителей.

Во-вторых, сформировавшиеся к этому времени индивидуальные особенности юноши и девушки.

Реакция эмансипации — процесс, затрагивающий различные аспекты социальных отношений. Различают три вида эмансипации подростков:

эмоциональную, проявляющуюся в стремлении юноши к большей эмоциональной близости не с родителями, а со сверстником или с представителем противоположного пола;

•  поведенческую эмансипацию, представляющую собой стремление подростка освободиться от контроля со стороны родителей;

•  нормативную эмансипацию как стремление молодого человека отвергнуть те нормы и ценности, которых придерживаются родители (Кон И. С, 1989, с. 111).

Из всех видов эмансипации наименее драматичным для психологии подростка является переход к эмоциональной автономии как избавление от детской эмоциональной зависимости от родителей.

Стремление к поведенческой и нормативной автономии тоже имеет относительный характер. Подростки в действительности и не стремятся к полной свободе, поскольку полная свобода, предоставленная им слишком быстро, воспринимается ими как отторжение от семьи. «Подростки хотят иметь право делать собственный выбор, проявлять свою независимость, спорить со старшими и нести ответственность за свои слова и поступки, однако полная свобода им не нужна. Те из них, кому дается полная свобода, испытывают чувство тревоги, так как не знают, как ею воспользоваться» (Райе Ф., 2000, с. 430).

Сложность отношений между молодыми людьми и их родителями во многом определяется своеобразной асимметричностью интересов детей и родителей.

Родители интересуются всеми сторонами жизни их детей, в то время как подростки (юноши), в силу отсутствия у них жизненного опыта и вследствие возрастного эгоцентризма, мало интересуются теми аспектами жизни родителей, которые выходят за пределы жизни семьи (Кон И. С, 1989).

Конфликты в семье

Наиболее частыми причинами семейных конфликтов являются: выбор друзей и партнеров, частота посещений школьных вечеров и свиданий, занятия подростка, время отхода ко сну, укоренившиеся убеждения, выбор одежды и прически, необходимость работы по дому.

Конфликты с родителями возрастают при инфантильном поведении подростка, его демонстративном неуважении к ним, ссорах с братьями и сестрами, сложных отношениях с родственниками, несовпадении типов личностей подростка и кого-то из родителей (Райе Ф., 2000, с. 440).

Несмотря на случающиеся конфликты, большинство подростков все же характеризуют отношения в семье как теплые, гибкие, связанные с пере живанием положительных эмоций. Вообще представления о серьезной кон фликтности отношений между подростками и родителями, по-видимому, сильно преувеличены. ,

| Наблюдения

Фактически серьезные конфликты отмечаются только в 15-20% семей (Крайг Г., с. 609).

С этой цифрой согласуются и статистические данные, полученные по России: только 15% опрошенных подростков назвали в качестве наиболее беспокоящей их проблемы отношения с родителями.

Конфликтуют с родителями постоянно — 3%, часто— 10%, иногда — 26%, редко — 38% и не имеют конфликтов 22% опрошенных (Образ жизни детей и подростков Российской Федерации, 1992).

Более того, родители по-прежнему остаются для молодых людей наиболее важной референтной группой и теми людьми, к которым подростки предпочли бы обратиться в трудные минуты жизни. «Больше всего старшеклассникам хотелось бы видеть в родителях друзей и советчиков» (Кон И. С, 1989, с. 113). К сожалению, далеко не всегда эти их желания сбываются, а ожидания — подкрепляются реальным поведением родителей.

Поведение в кругу сверстников

Второй наиболее важной областью социального поведения подростков является среда сверстников. Степень притягательности среды сверстников также зависит от индивидуальных особенностей тинэйджеров, однако подавляющее большинство из них находится в той или иной степени в тесном, продуктивном контакте со сверстниками. Около 80% подростков входят в группы сверстников, и только 20% являются одиночками. Общение со сверстниками необходимо формирующейся личности для развития коммуникативных навыков и самосознания. Опыт общения, приобретенный в подростковом возрасте, играет важную роль при вступлении в самостоятельную жизнь.

Помимо этой основной функции общение в этом возрасте выполняет, как отмечает И. С. Кон, ряд специфических функций.

Во-первых, оно представляет собой канал той информации, которую не сообщают взрослые (например, по вопросам пола).

Во-вторых, общение со сверстниками способствует отработке навыков социального взаимодействия.

В-третьих, общение дает подростку возможность пережить эмоциональный контакт с группой, чувство солидарности, групповой принадлежности, взаимной поддержки. А это приводит к переживанию подростком не только чувства автономии от взрослых, но и чувства устойчивости и эмоционального комфорта (Кон И. С, 1989, с. 128).

Кроме того, как уже было сказано, общение с равными по возрасту, но разными по личным качествам людьми способствует дальнейшему развитию самосознания личности подростка посредством социального сравнения (КрайгГ., 2000, с. 615).

Подростковые группы

Стремление молодых людей к объединению в группы в подростковом возрасте настолько велико и типично, что оно рассматривается в качестве еще одной характерной для этого возраста реакции, получившей название реакции группирования (Личко А. Е., 1983).

В образовании подростковых групп наблюдается определенная возрастная динамика: в младшем подростковом возрасте это почти исключительно однополые группы; в период, совпадающий по времени с первыми свиданиями, к однополой группе целиком присоединяется группа противоположного пола, после чего происходит процесс дальнейшей дифференциации и группирования, и группы становятся смешанными.

Половые различия

В стиле и содержании взаимодействия молодых людей имеются определенные половые различия.

В целом общение мальчиков более предметно и инструментально: они вступают в контакт друг с другом ради игрового или делового взаимодействия, в ходе которого у них появляется и эмоциональная и духовная близость.

Девочки, наоборот, выбирают партнеров на основе симпатии, содержание же совместной деятельности для их общения имеет второстепенное значение.

Общение мальчиков в среднем более экстенсивное, девочек — более интимное, интенсивное.

Для тех и для других большую роль играет дружба как средство самопознания и формирования мировоззрения, удовлетворения потребности в понимании и установления более глубокой эмоциональной и духовной близости.

Конфликты в группе

Подростковая и юношеская группа — это своеобразный социальный «полигон», на котором отрабатываются и усваиваются мужские и женские роли, устанавливаются более зрелые отношения со сверстниками, формируется социально ответственное поведение (Хевигхерст, цит. по X . Ремш-мидт). В группах подростками отрабатывается также и умение разрешать кофликтные ситуации, при этом часто или постоянно со сверстниками конфликтует только 7,5% подростков, иногда — 31% (Образ жизни...). Конфликты с ровесниками в основном являются проявлением борьбы: у мальчиков — за лидерство, за успехи в физической или интеллектуальной областях или за чью-то дружбу, у девочек — за представителя противоположного пола (Ремшмидт X ., 1994).

Полоролевое поведение

Специфика полоролевого поведения молодых людей в этом возрасте заключается в следующем:

— в росте интереса к противоположному полу;

S полоролевом поведении как у юношей, так и у девушек могут быть значительные и иногда весьма существенные индивидуальные отклонения от описанных форм.

•  в опережающем, устойчивом и более персонифицированном усвоении половой роли девочками;

•  во все большем использовании форм поведения, прямо или косвенно связанных с половой ролью. При этом непосредственно с половой ролью связаны все виды собственно психосексуальной активности (косвенно у мальчиков — состязания и поединки, у девочек — интерес к нарядам и домашнему хозяйству).

Девушки больше стремятся к любви, нежности, уважению и безопасности. Они склонны к более длительным отношениям, и сексуальность для них является составляющей общих доверительных отношений с партнером.

Юноши более склонны к получению непосредственного сексуального опыта и стремятся к более частым половым сношениям (Ремшмидт X ., 1994).

Однако следует учитывать, что в полоролевом поведении как у юношей, так и у девушек могут быть значительные и иногда весьма существенные индивидуальные отклонения от описанных форм.

Развитие увлечений, хобби

Еще одной характерной для подросткового и юношеского возраста формой активности является та деятельность, которой заполняется время, свободное от основной, ведущей в данном возрасте учебной деятельности. Увлечения, или хобби, в этом возрасте настолько распространены, что они выделяются в особый тип подростковых реакций — реакцию увлечения, или хобби-реакцию. «Подростковый возраст без увлечений подобен детству без игр» (Личко А. Е., 1983).

Типы увлечений

Увлечения подростков разнообразны, но в то же время достаточно типичны и поддаются классификации. Помимо распространенных увлечений футболом, хоккеем, мотоспортом, автомашинами, компьютерами, поп- и рок-музыкой, А. Е. Личко и Ю. А. Строцкий в своей рабочей классификации, основанной «на стремлении разобраться в мотивах, толкающих на то или иное увлечение», приводят следующие типы увлечений подростков:

•  интеллектуально-эстетические, основной характеристикой которых является глубокий интерес подростка к любимому делу — музыке, рисованию, древней истории, электронике, разведению цветов и т. д., сюда же относится изобретательство и конструирование;

•  телесно-мануальные — связаны с намерением молодого человека развить силу, выносливость, ловкость и вообще моторную искусность в различных сферах;

•  лидерские увлечения — поиск ситуаций, где можно руководить, организовывать, направлять других;

•  накопительские увлечения представляют собой коллекционирование во всех видах;

•  эгоцентрические — любые занятия, внешняя сторона которых позволяет подростку оказаться в центре внимания. Например, художественная самодеятельность, увлечение модной одеждой, а также любые модные занятия;

•  азартные увлечения — картежные игры, ставки и пари на деньги, лотереи и разнообразные лото;

•  информативно-коммуникативные увлечения связаны с повышенной жаждой общения, «тусовок», где можно получить легкую информацию, не требующую критической переработки.

Тип увлечения напрямую связан с типом личности подростка и является одним из его диагностических признаков.

Индивидуализация

Индивидуальные особенности человека, обусловливающие вариативность его поведения, обнаруживаются очень рано. Из-за ограничений, связанных с объемом текста данного издания и большей важности общих закономерностей поведения детей, мы не касались проблемы их индивидуальной специфичности в младших возрастах.

Между тем уже на первом году жизни у ребенка отмечаются выраженные индивидуальные различия. Например, в реакциях «устремления» к игрушке, предмету или другому человеку, в стремлении ребенка либо к «самостоятельности» в овладении и манипулировании предметами, либо к обращению за помощью взрослого (Овчинникова Т. Н., 1987).

Различия в поведении детей стимулируют и различные реакции окружающих, что в итоге приводит к формированию предпочитаемых форм и сфер активности ребенка. «Сочетание генетических, "опытно-практических" и социально-оценочных (социально-стимулирующих, социально-организационных) факторов приводит к тому, что в результате обобщения индивидуального опыта адаптации у ребенка возникает избирательное отношение к определенным видам деятельности и социальных взаимодействий, т. е. они приобретают особую индивидуальную значимость» (Щербаков Н. Ю., 1998, с. 28).

Однако наиболее важным результатом процесса индивидуализации является то, что на основе этой индивидуальной значимости различных видов деятельности и социальных взаимодействий у ребенка «начинает формироваться "чувство особости социального Я" — представление о "Я" как субъекте индивидуально и вместе с тем социально значимой активности, которое в дальнейшем становится своеобразным организующим центром индивидуальности» (там же, с. 28).

Генетический фактор — влияние на развитие ребенка процессов в организме, обусловленных унаследованным от родителей набором генов.

«Опытно-практический» фактор — влияние на психическое развитие ребенка опыта, приобретаемого им в процессе различных видов практической деятельности.

Социально-оценочный фактор — влияние на психическое развитие ребенка тех оценок, которые дают ему окружающие люди как человеку, личности и субъекту деятельности.

Важным здесь является то, что развивающийся субъект как источник активности сам оказывает влияние на формирование этого чувства «особого Я».

Наблюдения

Поданным Н. И. Непомнящей, большей сформированное™ «особого Я» способствуют: «высокая общая активность ребенка, избирательность его побуждений, стремление к успеху в определенных видах деятельности и отношений, стремление к самостоятельности в овладении доступными на данном этапе развития умениями.

Меньшей сформированности, диффузности и неустойчивости «особого Я» соответствуют: пассивность (реактивность) поведения ребенка, «потребительский» характер его интересов (насыщение, комфорт, развлечения и т. п.), отсутствие избирательности побуждений, ожидание инициативы и помощи со стороны других» (цит. по: Щербаков Н. Ю., 1998, с. 29).

Характер взаимодействий ребенка с социальной средой в процессе его взросления все больше индивидуализируется, определяясь субъектным опытом, который представляет собой условие реализации субъектной активности.

Помимо прочего субъектный опыт состоит из следующих компонентов:

•  опыт привычной активизации, который ориентирует субъекта в собственных возможностях;

•  операциональный опыт, объединяющий конкретные средства взаимодействия с миром;

•  опыт сотрудничества, который способствует объединению усилий в достижении результата деятельности (Осницкий А. К., 1996).

В подростковом возрасте увеличивающаяся потребность в автономии приводит «к резкому повышению вариативности социального поведения», что проявляется в самом образе жизни подростка (Щербаков Н. Ю., 1998).

Резюме

Поведение молодого человека в подростковый период определяется несколькими факторами: половым созреванием подростка и соответствующими быстрыми изменениями, происходящими в его организме, маргинальным социальным положением подростка, а также сформировавшимися у него к этому времени индивидуальными особенностями.

Стремление к общению со сверстниками настолько характерно для под росткового и юношеского возраста, что получило название подростковой реакции группирования. Наряду с очевидным полоролевым разделением наблюдается образование смешанных подростковых и юношеских групп.

Кроме того, актуализируется стремление подростка к освобождению от опеки со стороны взрослых (реакция эмансипации), что в ряде случаев приводит к учащению и углублению конфликтов с ними. Однако полной свободы подростки в действительности не хотят, поскольку еще не готовы к ней, они хотят всего лишь иметь право на собственный выбор, на ответственность за свои слова и поступки.

В связи с половым созреванием у молодых людей появляется влечение к противоположному полу, которое у юношей и девушек проявляется качественно по-разному.

Стремление молодых людей к познанию мира, своих возможностей, их желание самореализоваться в подростковом возрасте проявляются также в так называемой реакции увлечения, или хобби-реакции.

Глава 6
Подростковая агрессия

Всоответствии с когнитивно-бихевио-ральной концепцией социального научения (Бандура А., 1959, 1973) процесс социализации состоит в развитии привычных ответных реакций, принятых в обществе, в котором индивид живет.

Научение определенным навыкам в системе «сигнал ответ» требует, во-первых, вознаграждения или подкрепления, а во-вторых, наличия некоторого мотивационного процесса или драйва. При этом под драйвом понимается сильный стимул, который побуждает организм к действию.

В рамках когнитивно-бихевиоральной концепции подростковую агрессию рассматривают как результат специфичного социального научения. При этом считается, что основания развития и закрепления агрессивного поведения следует в первую очередь искать в том, как родители воспитывали своих детей в первые годы жизни, а также и в более поздние периоды, включая и собственно подростковый возраст.

Пути предупреждения развития агрессии

Важнейшим условием эффективной социализации и предупреждения становления агрессивных форм поведения является развитие мотивации привязанности, посредством которой у ребенка появляется необходимость в интересе, внимании и одобрении окружающих, и в первую очередь — собственных родителей. В качестве вторичного подкрепления привязанность затем может обусловливать приспособление ребенка к социальным требованиям и запретам. В этой связи следует подчеркнуть, что важным условием развития агрессии является не только социальное научение как таковое, но и фрустрация, возникающая при отсутствии родительской любви и при постоянном применении наказаний со стороны либо одного, либо обоих родителей.

Предупреждение и искоренение агрессивного поведения может быть осуществлено, как считается ( Bandura

Агрессивные Драйв — сильный стимул, который побуж-действия, поступки либо надо ос- дает организм к действию. тавлять без подкрепления, без награды, либо за них надо активно наказывать. Если родители не обращают внимания на агрессивное поведение, оставляя его без подкрепления, и если в то же время совершаются другие (позитивные) поведенческие акты, которые подкрепляются, то остающееся без подкрепления агрессивное поведение постепенно угасает.

Фрустрация — психическое состояние, вызываемое объективно непреодолимыми (или субъективно так воспринимаемыми) препятствиями, возникающими на пути к достижению цели. Проявляется в виде гаммы эмоций: гнева, раздражения, тревожности, чувства вины и т. п.

Как видим, логика здесь очень ясная, по существу отражающая канонический бихевиоральный подход. Однако в том случае, когда речь идет именно о подростковой агрессии, позиция об игнорировании актов агрессивного поведения как способ предупреждения и «снятия» агрессии вызывает сомнение и даже настораживает. Обыденный психолого-педагогический опыт, практика психологического консультирования и некоторые специальные исследования показывают, что игнорирование актов подростковой агрессии чревато опасными последствиями и может вести к дальнейшей эскалации агрессивного поведения, превращения его в привычную форму поведения личности. Очевидно, это связано с тем, что если родителями проигнорированы акты агрессии маленького ребенка, то в силу замкнутости его круга общения на семью оно действительно останется неподкреплен-ным. Если же родители игнорируют акты агрессии подростка, то оно не обязательно остается неподкрепленным, так как круг общения подростка уже не ограничивается семьей — подкрепление может быть найдено на стороне. В том числе, например, и в виде одобрения сверстниками агрессии против «неправильных (несправедливых) действий родителей». А кроме того, в силу выраженной в подростковом возрасте тенденции, поведенческой особенности — пробовать социальные нормы и правила «на прочность» и через это определять границы допустимого в своем поведении — отсутствие реакции взрослых на акты агрессивного поведения уже само по себе может стать позитивным подкреплением агрессии.

Активное наказание, как уже было отмечено ранее, также рассматривается в качестве способа торможения и коррекции агрессивного поведения. Однако заторможенные таким способом агрессивные реакции не обязательно исчезнут вовсе и могут проявиться в ситуациях, где угроза наказания слабее. Этот вывод согласуется также с теорией смещенной агрессии Миллера, в основе которой лежит представление о переносе агрессии на другой объект, разрядке агрессивного импульса на человека, атаковать которого менее опасно, хотя он и не является истинным источником возникновения агрессивного побуждения. При этом теория смещенной агрессии ( Miller , 1948) утверждает, что выбор агрессором жертвы в значительной степени обусловлен тремя факторами:

•  силой побуждения к агрессии;

•  силой факторов, тормозящих данное поведение;

•  стимульным сходством потенциальной жертвы с фрустрировавшим агентом.

Кроме того, между строгостью наказания, как было показано экспериментально ( Eron at al ., 1963), и уровнем агрессивности детей существует, положительная зависимость. Эта зависимость распространяется и на слу чаи, когда наказание является реакцией родителей на агрессивное поведе ние ребенка. То есть используется в качестве воспитательной меры, направленной на снижение агрессивности и формирование неагрессивного поведения ребенка. В результате изучения сначала маленьких детей (третьеклассников), а затем и подростков было обнаружено, что те дети, которые подвергались со стороны родителей строгим наказаниям, проявляли в поведении большую агрессию. Более того, в результате лонгитюдного исследования ( Eron at al ., 1963) было установлено, что суровость наказания, применявшегося к детям, когда им было 8 лет, коррелировала с агрессивностью их поведения в 18- и 30-летнем возрасте. В другом исследовании ( Lefkowitz et al ., 1977) было показано, что наименее агрессивные 18-летние юноши были как раз из числа тех, кого в 8-летнем возрасте родители хотя и наказывали, но умеренно, не строго. Общий вывод этих авторов состоял в том, что когда родители слишком сурово или слишком снисходительно относятся к агрессивности своих сыновей, тогда эти мальчики в позднем подростковом возрасте склонны к большему проявлению агрессии, чем их сверстники.

Влияние степени привязанности к родителям на развитие агрессии

Исследования показывают, что агрессивные и неагрессивные подростки имеют различную степень привязанности к родителям и близости с ними. Предметом одного такого исследования ( Bandura A ., Walters R ., 1959) было изучение особенностей идентификации с родителями агрессивных и неагрессивных мальчиков-подростков. В целом было установлено, что у неагрессивных подростков идентификация с собственными родителями выражена сильнее, чем у агрессивных. Однако степень различия между этими двумя группами подростков по идентификации с матерью и отцом оказалась неодинаковой. Наиболее сильные различия между агрессивными и неагрессивными подростками обнаруживаются по степени идентификации с отцом. Соответствующие различия по степени идентификации с матерью оказались менее выраженными. То есть идентификация с матерью как у неагрессивных, так и у агрессивных подростков оказалась высокой и достаточно близкой по среднегрупповому показателю.

Последний факт, по нашему мнению, может быть проинтерпретирован как еще одно проявление особого значения матери в системе привязанностей и социальных отношений подростка. Очевидно, нарушения идентификации с матерью могут быть обнаружены не при любых, а только при очень серьезных нарушениях развития личности. Так, в одном исследовании (Реан А. А., СанниковаМ. Ю., 1996) было показано, что в системе отношений подростка к социальному окружению (в том числе определялось и отношение к отцу, а также к сверстникам) именно отношение к матери оказалось наиболее положительным. Было установлено, что снижение положительного отношения к матери, увеличение негативных дескрипторов (характеристик) при описании матери коррелирует с общим ростом негати-визации всех социальных отношений личности. Можно полагать, что за этим фактом стоит фундаментальный феномен проявления тотального негативизма (негативизма ко всем социальным объектам, явлениям и нормам) у тех личностей, для которых характерно негативное отношение к собственной матери. В целом, как установлено в исследовании, негативное отношение к матери является важным показателем общего неблагополучного развития личности.

Формирование просоциального, неагрессивного поведения личности связано не только с механизмами отсутствия подкрепления или активного наказания, но и обязательно (и может быть, даже в первую очередь) с активным социальным научением неагрессивным формам поведения, конструктивным способам разрешения противоречий и реализации различных мотиваций личности. Ведь как установлено, наиболее выраженные различия между агрессивными и неагрессивными детьми обнаруживаются не в личностном предпочтении агрессивных альтернатив, а в незнании конструктивных решений. Таким образом, процесс социализации неагрессивного поведения включает приобретение системы знаний и социальных навыков, а также воспитание системы личностных диспозиций, установок, на основе которых формируется способность реагировать на фрустрацию относительно приемлемым образом.

Агрессия и характерологические особенности

Большинству существующих в современной психологии теорий агрессии не противоречит идея о взаимосвязи агрессии с теми или иными конкретными устойчивыми поведенческими паттернами. Или в других терминах — идея о взаимосвязи агрессии с определенными характерологическими типами. Такую связь допускает логика инстинктивистской и психоаналитической теорий агрессии. Эта связь не просто допускается, но, по существу, постулируется как обязательная в теории социального научения агрессии. Пожалуй, идея о взаимосвязи агрессии с теми или иными конкретными индивидуальными характерологическими особенностями менее характерна лишь для фрустрационной теории агрессии (да и то только для ее классического, первоначального варианта).

Констатация логичности взаимосвязи агрессии с определенными характерологическими типами не является еще, однако, решением проблемы по существу. Значительный теоретический и, может быть особенно, практический интерес представляет выявление конкретного типа связи между агрессией и вполне определенными (конкретными) характерологическими особенностями.

Предметом одного исследования (Реан А. А., 1997) было выявление взаимосвязи уровня агрессии с определенными характерологическими особенностями подростков 14-17 лет.

Ожидаемыми и прогнозируемыми оказались полученные результаты, из которых следует вполне конкретная, четкая и сильная связь между возбудимой характерологией и различными проявлениями агрессии. «Возбудимость» положительно коррелирует с вербальной агрессией, раздражительностью, спонтанной агрессией, а также с косвенной агрессией.

Как известно, центральной особенностью возбудимой личности является импульсивность поведения. Вся манера общения и поведения у них в значительной мере обусловлена не логикой, не рациональным оцениванием своих поступков, а импульсом, влечением, инстинктом или неконтролируемыми побуждениями. В области социального взаимодействия, общения для них характерна крайне низкая терпимость. На этом фоне выявленная система корреляционных зависимостей представляется неслучайной и вполне логичной.

Вербальная агрессия — выражение негативных чувств в словесной форме (проклятия, угрозы, крик).

Спонтанная агрессия — самопроизвольная агрессия, не являющаяся прямой реакцией на ситуационное воздействие. Косвенная агрессия — агрессия, окольным путем направленная на другое лицо.

Гораздо более неожиданными оказались результаты, которые устанавливают недвусмысленную и вполне определенную связь между демонстративной характерологией и агрессивностью личности. Более того, оказалось, что структура связей в диаде «демонстративность— агрессия» практически полностью идентична структуре связей в паре «возбудимость—агрессия». Разница состоит не в структуре связей, а лишь в их силе. «Демонстративность» положительно коррелирует с вербальной агрессией, раздражительностью, спонтанной агрессией, с косвенной агрессией. Такая четкая и многоканальная связь демонстративности личности с агрессией действительно представляется неожиданной и странной, так как центральными, сущностными особенностями демонстративного поведенческого паттерна являются, как известно, вовсе не агрессия, а другие поведенческие особенности. К таким особенностям демонстративной личности традиционно относятся потребность и постоянное стремление произвести впечатление, привлечь к себе внимание, быть в центре внимания. Это проявляется в тщеславном поведении, часто нарочито демонстративном. Элементом этого поведения является самовосхваление, рассказы о себе или событиях, в которых эта личность занимала центральное место. Полученные данные о связи «демонстративность—агрессия» расширяют традиционные представления о демонстративной личности и позволяют взглянуть на проблему демонстративного поведения под иным углом зрения. С другой стороны, мы видим в этих данных еще одно подтверждение того, что агрессия и агрессивность представляют собой сложный личностный и поведенческий феномен, каузальную природу которого вряд ли когда-либо удастся описать какой-то единственной, одномерной, хотя бы и внутренне непротиворечивой моделью.

Половые различия развития агрессии у подростков

Внутри подросткового возраста как у мальчиков, так и у девочек существуют возрастные периоды с более высоким и более низким уровнем проявления агрессивного поведения.

Так, установлено (Ковалев П. А., 1996), что у мальчиков имеются два пика проявления агрессии: 12 лет и 14—15 лет. У девочек также обнаруживаются два пика: наибольший уровень проявления агрессивного поведения отмечается в 11 лет и в 13 лет.

Сравнение степени выраженности различных компонентов агрессивного поведения у мальчиков и девочек показало, что у мальчиков наиболее выражена склонность к прямой физической и прямой вербальной агрессии, а у девочек — к прямой вербальной и к косвенной вербальной. Таким образом, для мальчиков наиболее характерно не столько предпочтение агрессии по критерию «вербальная—физическая», сколько выражение ее в прямой, открытой форме и непосредственно с конфликтующим. Для девочек же характерно предпочтение именно вербальной агрессии в любых ее формах — прямой или косвенной, хотя косвенная форма оказывается все-таки более распространенной. Тенденция большей выраженности у мальчиков прямой агрессии (часто физической), а у девочек — косвенной вербальной, очевидно, является кросскультуральной, характерной для подростков различных этносов (Зоуир Али Рашид, 1999).

Развитие различных форм агрессии

В исследовании (Семенюк Л. М., 1996) было показано, что если у 10—11-летних подростков преобладают проявления физической агрессии, то по мере взросления у подростков 14—15 лет на первый план выходит вербальная агрессия. Это, однако, не связано со снижением проявления физической агрессии с возрастом. Максимальные показатели проявления всех форм агрессии (как физической, так и вербальной) обнаруживаются именно в 14—15 лет. Но динамика роста физической и вербальной агрессии по мере взросления неодинакова: проявления физической агрессии хотя и увеличиваются, но незначительно. А вот проявления вербальной агрессии растут существенно более быстрыми темпами.

Можно отметить также, что в более младшем возрасте (10—11 лет) между разными формами агрессии существует достаточно слабая дифференциация. То есть хотя они и выражены неодинаково, но различия между ними по частоте встречаемости невелики. В возрасте же 14—15 лет между различными формами агрессии обнаруживаются более четкие и явные различия по частоте встречаемости.

Структура проявления различных форм агрессии обусловлена одновременно как возрастными, так и половыми особенностями. В раннем подростковом возрасте у мальчиков доминирует физическая агрессия, а у девочек она выражена незначительно — они отдают предпочтение вербальной форме проявления агрессии.

Однако, как показывают исследования (Семенюк Л. М., 1996), уже в возрасте 12—13 лет как у мальчиков, так и у девочек наиболее выраженной оказывается такая форма проявления агрессии, как негативизм. Напомним, что под негативизмом в концепции агрессии/враждебности Басса-Дарки понимается оппозиционная манера поведения, обычно направленная против авторитета, которая может проявляться как в форме пассивного сопротивления, так и в форме активной борьбы против действующих правил, норм, обычаев.

Второе место по частоте встречаемости в указанный возрастной период у мальчиков занимает физическая агрессия, а у девочек — вербальная.

В более старшем возрасте (подростки 14—15 лет) у мальчиков доминируют негативизм и вербальная агрессия (которые представлены практически одинаково), а у девочек — вербальная агрессия. Физическая агрессия в этом возрасте не является доминантной формой проявления агрессии уже и у мальчиков. Следует отметить также, что, независимо от возраста, у мальчиков все формы агрессивного поведения выражены больше, чем у девочек.

Негативизм — оппозиционная манера поведения, обычно направленная против авторитета, проявляющаяся как в форме пассивного сопротивления, так и в форме активной борьбы против действующих правил, норм, обычаев.

Исследования

Исследования связи агрессивного поведения с социальным статусом подростка в группе сверстников (Ковалев П., 1996) показали, что среди подростков с наиболее высоким социометрическим статусом («эмоциональные лидеры») 48% составляют лица с уровнем агрессии выше среднего. Вместе с тем установлено также, что среди «эмоциональных лидеров» 33% имеют показатели агрессии средней величины, а 19% — низкий уровень агрессии.

Относительно выраженности различных типов агрессивного поведения в этой группе подростков можно отметить, что наиболее часто встречается прямая физическая агрессия — 43% лиц с высоким социометрическим статусом склонны именно к ней. У 30% «эмоциональных лидеров» ведущим способом агрессивного поведения является прямая вербальная агрессия, а у 27% — косвенная вербальная.

Агрессивность и конфликтность

Иногда понятие «агрессивность» употребляется как синонимичное с понятием «конфликтность». Такое смешение понятий осуществляется как бы не случайно, а на том основании, что в исследованиях выявляются корреляционные связи между агрессивностью и конфликтностью, а также однотипные корреляции обоих этих понятий с рядом других личностных свойств (наступательность, вспыльчивость, обидчивость, нетерпимость и др.).

Однако наличие таких корреляционных связей на самом деле еще не дает оснований для отождествления понятий. Необоснованность такой логики видна хотя бы из следующей простой аналогии. Рост и вес человека коррелируют между собой, также обе эти характеристики имеют однотипные корреляции с рядом других параметров (например, с качеством питания ребенка). Но все это не дает нам оснований считать, что рост и вес — это одно и то же, что эти понятия синонимичны.

С содержательно-психологической точки зрения понятия «агрессивность» и «конфликтность» обозначают различные психологические феномены, что находит отражение как на уровне современных теорий агрессивности и конфликтности, так и на уровне методов их диагностики. А кроме того, на поведенческом уровне конфликтность вряд ли может коррелировать с популярностью, а вот агрессия, как было показано на эмпирическом уровне, не исключает такой взаимосвязи и при определенных условиях коррелирует с социометрическим статусом, эмоциональной предпочитаемос-тью личности.

Самооценка подростка и агрессивность

Уровень выраженности агрессивных реакций коррелирует с самооценкой подростка. Общая тенденция здесь заключается в наличии прямой связи: чем выше уровень самооценки, тем выше показатели общей агрессии и различных ее составляющих. Такая взаимосвязь характерна как для инструментальной агрессии, так и для другой формы агрессии — враждебности.

Инструментальная агрессия — агрессия, при которой причинение вреда другим не является самоцелью, а является средством достижения какой-либо иной цели. Враждебность — агрессия, при которой главной целью агрессора является причинение | страданий и вреда жертве.

В одном исследовании (Реан А. А., 1997) было показано, что уровень физической агрессии подростков 14—17 лет коррелирует с уровнем общей самооценки личности. Чем выше была самооценка, тем больше была выражена и склонность к проявлению физической агрессии.

Оказалось, кроме того, что парциальные самооценки, такие, как самооценка способности к лидерству и самооценка своего «физического Я», коррелируют с такой формой агрессии, как негативизм. Таким образом, оппозиционная манера поведения, направленная против авторитетов и установившихся правил, в большей степени характерна именно для подростков с высокой самооценкой своих лидерских потенций, а также для подростков, высоко оценивающих свою физическую привлекательность и телесное совершенство. Очевидно в наибольшей степени подростковый негативизм выражен в том случае, когда обе эти парциальные самооценки «сходятся» в одной личности.

В том же исследовании (Реан А. А., 1997) было показано, что вербальная агрессия коррелирует с различными аспектами самооценки подростков. Так же как и в случае с негативизмом, уровень проявления вербальной агрессии выше у тех, для кого характерна высокая самооценка способности к лидерству. Кроме того, вербальная агрессия оказалась связанной с уровнем самооценки собственной самостоятельности, автономности и с самооценкой интеллекта. Таким образом, наибольшая вероятность проявления высокой вербальной агрессии также связана с высокой самооценкой личности, особенно если для этого подростка характерны представления о себе как о высокоавтономной, самостоятельной личности, отличающейся выраженной способностью к лидерству и высоким интеллектом.

Еще одна тенденция, которая обнаруживается в исследованиях (Трофимова Н. Б., Реан А. А., 1999), состоит в том, что более агрессивные подростки чаще имеют крайнюю, экстремальную самооценку — либо чрезвычайно высокую, либо крайне низкую. Для неагрессивных подростков более характерной тенденцией является распространенность средней по уровню самооценки. Так, если в группе высокоагрессивных подростков высокую самооценку имеют 31% испытуемых, то в группе неагрессивных такую самооценку имеют в два раза меньше подростков — 15%. Соответственно, низкую самооценку в группе высокоагрессивных имеют 25%, а в группе неагрессивных — только 15%.

Для понимания подростковой агрессии важное значение имеет не только рассмотрение самой по себе самооценки личности, но и анализ соотношения самооценки и внешней оценки, которая дается референтными лицами, например учителями или сверстниками. Если самооценка не находит должной опоры во внешнем социальном пространстве, если оценка подростка значимыми лицами из ближайшего окружения всегда (или преимущественно) ниже его самооценки, то эта ситуация, несомненно, должна рассматриваться как фрустрирующая. При этом здесь фрустрация касается не чего-то второстепенного, так как блокируется одна из базовых, фундаментальных потребностей личности, каковой, несомненно, является потребность в признании, уважении и самоуважении. И как любой фрустратор, эта ситуация может провоцировать проявление агрессии. Хотя ортодоксальные сторонники фрустрационной теории агрессии сказали бы в этом случае более категорично: такая ситуация не просто может, но явно будет приводить к агрессии.

Специальные исследования, проведенные по этому поводу (Дандаро-ваЖ. К., Реан А. А., 1999), показали, что действительно подростки, чья самооценка находится в конфликте с внешней оценкой социума (оценка ниже и не соответствует самооценке), значимо отличаются от своих сверстников более высокими показателями агрессии. Наиболее существенные различия обнаруживаются по уровню выраженности косвенной агрессии и негативизма. Однако, кроме того, подростки с конфликтным соотношением самооценки и внешней оценки имеют также и более высокий уровень таких форм агрессии, как раздражительность, физическая агрессия и обида.

Аутоагрессивное поведение подростков

Одной из форм агрессивного поведения вообще, и у подростков в частности, является аутоагрессивное поведение, то есть агрессия, направленная на самого себя. Аутоагрессия, по существу, представляет собой деструктивное, саморазрушающее поведение. Феномен аутоагрессии представляется наиболее загадочным и, конечно не должен сводиться лишь к клинической мазохистской интерпретации. Понятно, что аутоагрессия, так же как и агрессии вообще, представляет значительный интерес именно для «нормальной» психологии личности.

Результаты одного большого и многоаспектного исследования подростковой агрессии (Реан А. А., 1997), подтверждая сложность феномена аутоагрессии, позволяют нам ввести понятие «аутоагрессивный паттерн личности». Таким образом, аутоагрессия представляет собой не просто изолированную личностную черту, конкретную особенность, но является сложным личностным комплексом, функционирующим и проявляющимся на различных уровнях.

В структуре аутоагрессивного паттерна личности, как показывают результаты этого исследования, могут быть выделены следующие субблоки: характерологический субблок аутоагрессивного паттерна, самооценочный субблок, интерактивный субблок, социально-перцептивный субблок.

Характерологический субблок аутоагрессивного паттерна. Как оказалось, аутоагрессия имеет множественную систему достоверных связей с целым рядом характерологических особенностей личности. Так, уровень аутоагрессии положительно коррелирует с интроверсией, педантичностью, а также с депрессивностью, невротичностью, и отрицательно связан с демонстративностью личности.

Самооценочный субблок аутоагрессивного паттерна. Самооценке и самоотношению принадлежит центральное место в структуре личности. Поэтому, на наш взгляд, не вызывает удивления то, что в аутоагрессивном паттерне личности выделяется самостоятельный самооценочный блок. Уровень аутоагрессии, как нами установлено, отрицательно коррелирует как с уровнем общей самооценки личности, так и с отдельными ее парциальными составляющими. Так, чем выше аутоагрессия личности, тем ниже самооценка собственных когнитивных способностей (память, мышление), ниже самооценка тела («физическое Я»), ниже самооценка собственной способности к самостоятельности, автономности поведения и деятельности.

Интерактивный субблок аутоагрессивного паттерна. Аутоагрессия связана со способностью/неспособностью к успешной социальной адаптации личности, с успешностью/неуспешностью межличностного взаимодействия в микросоциуме. Уровень аутоагрессии личности, по нашим данным, отрицательно коррелирует с общительностью и положительно — с застенчивостью. Аутоагрессия, как мы могли убедиться выше,— это, как правило, низкая самооценка и неприятие себя. Уже это вполне достаточные основания для появления трудностей социально-психологического характера, связанных с установлением контактов и осуществлением продуктивного общения. Что, собственно, и фиксируется на поведенческом уровне в высоких показателях застенчивости и низких показателях общительности.

Социально-перцептивный субблок аутоагрессивного паттерна личности. Наличие аутоагрессии связано с особенностями восприятия других людей. Однако связи эти являются далеко не тривиальными, а, на первый взгляд, даже и парадоксальными. Аутоагрессия, по нашим данным, практически не связана с негативизацией восприятия других. Напротив, уровень аутоагрессии коррелирует с позитивностью восприятия значимых других. Наиболее сильно эта тенденция позитивного восприятия других с ростом уровня аутоагрессии проявляется у подростков и юношей в отношении учителей и в отношении собственных родителей (дифференцированно изучалось отношение к отцу и к матери — тенденция оказалась общей). Уровень аутоагрессии оказался отрицательно связанным лишь с представлением о том, «каким меня видят другие» (двойная рефлексия). Чем выше уровень аутоагрессии субъекта, тем более негативными являются представления об оценке другими его личности. Необходимо заметить, что данный социально-перцептивный феномен прямо связан с зафиксированными выше особенностями самооценочного субблока аутоагрессивного паттерна личности.

В заключение отметим, что аутоагрессия не коррелирует ни с какими другими шкалами агрессии (всего в исследовании использовалось 10 таких субшкал), за исключением положительной корреляции со шкалой «обида». Это еще раз подчеркивает особенность феномена аутоагрессии внутри общей проблематики психологии агрессии. Мы предполагаем, кроме того, определенную недостаточность методической концепции Басса-Дарки именно относительно феномена аутоагрессии. Кратко эта недостаточность связывается нами с доминантой указанной концепции на «чувстве вины», при недостатке внимания к общему «неприятию самого себя». Неприятие самого себя является, очевидно, стержневой и наиболее общей характеристикой аутоагрессивной личности, в то время как чувство вины отражает лишь один из аспектов аутоагрессии. По крайней мере, ясно, что аутоагрессия в целом не сводится лишь к чувству вины.

Итоги возраста

В подростковом и юношеском возрасте происходит дальнейшее развитие психических познавательных процессов и формирование личности.

Наиболее существенные изменения в структуре психических познавательных процессов у лиц, достигших подросткового возраста, наблюдаются в интеллектуальной сфере.

В этот период происходит формирование навыков логического мышления, а затем и теоретического мышления, развивается логическая память. Активно развиваются творческие способности подростка и формируется индивидуальный стиль деятельности, который находит свое выражение в стиле мышления.

Следует отметить, что в старших классах школы развитие познавательных процессов детей достигает такого уровня, что они оказываются практически готовыми к выполнению всех видов умственной работы взрослого человека, включая самые сложные. Познавательные процессы делаются более совершенными и гибкими, причем развитие средств познания очень часто опережает собственно личностное развитие.

Развитие эмоциональной сферы протекает бурно. Для подросткового возраста (от 11 до 14 лет) характерны резкая смена настроений и переживаний, повышенная возбудимость, импульсивность, чрезвычайно велик диапазон полярных чувств. В этом возрасте наблюдается наличие «подросткового комплекса», который демонстрирует перепады настроения подростков — порой от безудержного веселья к унынию и обратно, а также ряд других полярных качеств, выступающих попеременно.

Общий рост личности подростка, расширение круга его интересов, развитие самосознания, новый опыт общения со сверстниками — все это ведет к интенсивному росту социально ценных побуждений и переживаний, таких как сочувствие чужому горю, способность к бескорыстному самопожертвованию и т. д.

При переходе от подросткового к юношескому возрасту самопознание теряет эмоциональную напряженность и существует на спокойном эмоциональном фоне.

Для эмоциональной жизни юности характерно не только переживание предметных чувств (направленных на определенное событие, лицо, явление), но я- формирование у молодых людей чувств обобщенных (чувства прекрасного, чувства трагического, чувства юмора и т. д.). Эти чувства выражают уже общие, более или менее устойчивые мировоззренческие установки личности.

В возрасте от 11 до 19 лет происходят коренные преобразования в строении мотивационной сферы подростка. Она приобретает иерархический характер, мотивы становятся не непосредственно действующими, а возникающими на основе сознательно принятого решения, многие интересы принимают характер стойкого увлечения.

В мотивационной структуре процесса общения происходят значимые перемены: теряют актуальность отношения с родителями, учителями, первостепенную значимость приобретают отношения со сверстниками, ярко проявляется аффилиативная потребность в принадлежности какой-нибудь группе.

Существенные преобразования происходят в характере мотивации учебно-познавательной деятельности подростков.

Одной из важнейших особенностей этого периода является повышенный интерес к вопросам полового развития и к сексуальной сфере. Обнаруживаются четко выраженные тендерные особенности мотивов сексуальной активности подростков.

Другой особенностью мотивационной сферы подростков является возникновение потребностей и мотивов, обусловливающих различные поведенческие отклонения: наркоманию, алкоголизм, курение, преступное поведение.

Подростковый период очень важен в развитии Я-концепции, в формировании самооценки как основного регулятора поведения и деятельности, оказывающей непосредственное влияние на процесс дальнейшего самопознания, самовоспитания и в целом развития личности.

В этот период у молодых людей активно формируется самосознание, вырабатывается собственная независимая система эталонов самооценивания и самоотношения, все более развиваются способности проникновения в свой внутренний мир.

Подросток начинает осознавать свою особенность и неповторимость, в его сознании происходит постепенная переориентация с внешних оценок (преимущественно родительских) на внутренние. Таким образом, постепенно у подростка формируется своя Я-концепция, которая способствует дальнейшему, осознанному или неосознанному, построению поведения молодого человека.

Поведение молодого человека в подростковый период определяется несколькими факторами: половым созреванием подростка и соответствующими быстрыми изменениями, происходящими в его организме, маргинальным социальным положением подростка, а также сформировавшимися у него к этому времени индивидуальными особенностями.

Стремление к общению со сверстниками настолько характерно для под росткового и юношеского возраста, что получило название подростковой реакции группирования. Наряду с очевидным полоролевым разделением наблюдается образование смешанных подростковых и юношеских групп.

Кроме того, актуализируется стремление подростка к освобождению от опеки со стороны взрослых (реакция эмансипации), что в ряде случаев приводит к учащению и углублению конфликтов с ними. Однако полной свободы подростки в действительности не хотят, поскольку еще не готовы к ней, они хотят всего лишь иметь право на собственный выбор, на ответственность за свои слова и поступки.

В связи с половым созреванием у молодых людей появляется влечение к противоположному полу, которое у юношей и девушек проявляется качественно по-разному.

Следует отметить, что ведущими факторами развития в этом возрасте становятся общение со сверстниками и проявление индивидуальных особенностей личности.

Список литературы

  1. Ананьев Б. Г. Избранные психологические труды: В 2 т. М.: Педагогика. 1980. Т. 1.
  2. Ананьев Б. Г. К постановке проблемы детского самосознания. Известия АПН РСФСР. 1948. № 18.
  3. Ананьев Б. Г., Рыбалко Е. Ф. Особенности восприятия пространства у детей. М., 1964.
  4. Бандура А., Уолтере Р. Подростковая агрессия. М., 2000.
  5. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М., 1986.
  6. Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968.
  7. Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. СПб., 1997.
  8. Валицкас Г. К., Гиппенрейтер Ю. Б. Самооценка у несовершеннолетних правонарушителей // Вопросы психологии. 1989. № 5.
  9. Возрастные и индивидуальные различия памяти / Под ред. А. А. Смирнова. М.: Просвещение, 1967.
  10. Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6 т. М., 1984.
  11. Головей Л. А. Психология становления субъекта деятельности в периоды юности и взрослости: Автореф. дис. ... д-ра наук. СПб., 1996.
  12. Гоноболин Ф. Н. Внимание и его воспитание. М., 1972.
  13. Губерман И. Прогулки вокруг барака. М.:
  14. До Глаголь, 1993. Детство и общество в современной России:
  15. проблемы и перспективы // Информ.
  16. бюллетень. М., 1999.
  17. Додонов Б. И. В мире эмоций. Киев, 1987. Захаров А. И. Неврозы у детей и психотерапия. СПб., 1998.
  18. Зоуир А. Али Рашид. Кросскультурное изучение агрессивного поведения у подростков России и Йемена: Автореф. канд. дисс. СПб., 1999.
  19. Изард К. Г. Психология эмоций / Пер. с англ. СПб., 1999.
  20. Ильин Е. П. Мотивация и мотивы. СПб., 2000.
  21. Кваде В., Трусов В. П. Исследование возможности коррекции неадекватной самооценки подростка // Вопросы психологии. 1980. № 3.
  22. Кирьянова А. В. Ориентация школьников на социально значимые ценности: Учеб. пособие. Л., 1991.
  23. Клайн В. Как подготовить ребенка к жизни. М.; Л., 1991.
  24. Ковалев П. А. Возрастно-половые особенности отражения в сознании структуры собственной агрессивности и агрессивного поведения: Автореф. канд. дисс. СПб., 1996.
  25. Коломинский Я. Л. Психология взаимоотношений в малых группах. Минск, 1976.
  26. Кон И. С. Дружба. М., 1987.
  27. Кон И. С. Психология ранней юности. М.: Просвещение, 1989.
  28. Кон И. С. Психология старшеклассника. М., 1982.
  29. Крайг Г. Психология развития. СПб.: Питер, 2000.
  30. Куницина В. Н. Восприятие подростком другого человека и самого себя: Автореф. дис. канд. психол. наук. Л., 1968.
  31. Левитов Н. Д. Профессиональные и учебные интересы восьмиклассников. М., 1962.
  32. Лейтес Н. С. Умственные способности и возраст. М., 1971.
  33. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ¦ 397
  34. Леонтьев А. Н. Потребности, мотивы и эмоции. М., 1971.
  35. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Л., 1983.
  36. Лунеев В. В. Преступное поведение: мотивация, прогнозирование, профилактика. М., 1980.
  37. Маркова А. К. Психология обучения подростка. М.: Педагогика, 1975.
  38. Маркова А. К. Психология усвоения языка как средства общения. М.: Педагогика, 1974.
  39. Мухина В. С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество. М., 1997.
  40. Носенко Э. Л. Эмоциональное состояние как опосредованный фактор влияния самооценки на эффективность интел-лектульной деятельности подростка. Психологический журнал. 1998. № 1.
  41. Образ жизни детей и подростков Российской Федерации. М., 1992.
  42. Обухова Л. В. Концепция Жана Пиаже: за и против. М., 1981.
  43. Овчинникова Т. Н. К вопросу об истоках направленности личности // Психология личности и образ жизни. М., 1987.
  44. Осницкий А. К. Проблемы субъективной активности // Вопросы психологии. 1996. № 1.
  45. Райе Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. СПб., 2000.
  46. Ратинов А. Р. Социально-психологические аспекты юридической теории и практики // Прикладные проблемы социальной психологии. М., 1983.
  47. Ратинов А. Р., Константинова Н. Л., Соб-чик Е. М. Самооценка преступников // Личность преступника как объект психологического исследования. М., 1979.
  48. Раттер М. Помощь трудным детям. М., 1987.
  49. Реан А. А. Агрессия в структуре поведения возбудимой и демонстративной личности // Ананьевские чтения-97. СПб., 1997.
  50. Реан А. А. Агрессия и агрессивность личности // Психологический журнал. 1996. №5.
  51. Реан А. А. Аутоагрессивный паттерн личности // Ананьевские чтения-98. СПб., 1998.
  52. Реан А. А., Коломинский Я. Л. Социальная педагогическая психология. СПб.: Питер, 1999.
  53. Реан А. А., Трофимова Н. В. Тендерные различия структуры агрессивности у подростков // Актуальные проблемы деятельности практических психологов. Минск, 1999.
  54. Ремшмидт X . Подростковый и юношеский возраст: проблемы становления личности. М., 1994.
  55. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. Т. 2. М., 1989.
  56. Русинов Г. Б. Мотивация насильственных преступлений несовершеннолетних. Казань, 1993.
  57. Семенюк Л. М. Психологические особенности агресивного поведения подростков и условия его коррекции. М., 1996.
  58. Собкин В. С. Динамика ценностных ориентации в старшем школьном возрасте: Дис. в виде науч. доклада на соиск. докт. психол. наук. М., 1997.
  59. Соколова Е. Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. М., 1989.
  60. Соколова Е. Т., Николаева В. Н. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. М., 1995.
  61. Углов Ф. Г. Из плена иллюзий. М., 1986.
  62. Фельдштейн Д. И. Особенности личностного развития подростка в условиях социально-экономического кризиса // Мир психологии и психология в мире: Научно-методический журнал. 1994, №0.
  63. Фельдштейн Д. И. Психология развития личности в онтогенезе. М., 1989.
  64. Фрейд А. Психология «Я» и защитные механизмы. М., 1993.
  65. Цукерман Г. А., Мастеров Б. М. Психология саморазвития. М., 1995.
  66. Щербаков Н. Ю. О понятиях индивидуальности и индивидуализации // Человек: индивидуальность, творчество, жизненный путь. СПб., 1998.
  67. Щукина Г. И. Педагогические проблемы формирования познавательных интересов учащихся. М., 1988.
  68. Элкинд Д. Эрик Эриксон и восемь стадий человеческой жизни // Эриксон Э. Детство и общество. СПб., 1999.
  69. Эриксон Э. Детство и общество. СПб., 1999.
  70. Якобсон П. М. Чувства, их развитие и воспитание. М ., 1976.
  71. Bandura A. Aggression: A social learning analysis. N. Y., 1973.
  72. Eron L. D„ Walder L. O., Toigo R., Lefkowitz M. M. Social class, parental punishment for aggression and child aggression // Child Development. 1963. № 34.
  73. Lefkowitz M. M., Eron L. D., Walder L. O., Huesmann L. R. Growing to be violent: A longitudinal study of the development of aggression. N. Y., 1977.
  74. Miller N. Theory and experiment relating psychoanalytic displacement to stimulus-response generalization // Journal of Abnormal and Social Psychology. 1948. V. 43.
СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования