В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Сперанский М.Введение к уложению государственных законов
"Введение к уложению государственных законов" – высшее достижение реформаторского периода (первого десятилетия) правления Александра I.

Жалобы и предложения

Напишите нам свои впечатления о библиотеке Университета и свои предложения по ее улучшению info@sbiblio.com.
Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторРеан А.А.
НазваниеПсихология человека от рождения до смерти
Год издания2002
РазделКниги
Рейтинг7.55 из 10.00
Zip архивскачать (3 185 Кб)
  Поиск по произведению

Глава 3
Мотивационная сфера

Изучение психологии развития человека невозможно без исследования ее мотивации, то есть тех движущих сил человеческого поведения, которые в своей совокупности представляют стержень личности и определяют характер ее развития. Проблематика мотивации представляет на сегодняшний день одну из самых изучаемых областей психологического знания и вместе с тем — вызывающую наибольшие споры.

Несмотря на значительную теоретическую и экспериментальную разработанность, единых взглядов на большинство аспектов мотивации в современной психологической науке нет. Это является свидетельством сложности и многогранности данного психологического конструкта. Однако в своей работе мы будем рассматривать только возрастные особенности мотивации, не углубляясь в методологические дебри вопроса. Поэтому, ограничившись наиболее общими представлениями, дадим следующие определения понятий мотива и мотивации.

Под мотивом мы будем понимать внутреннее побуждение личности к тому или иному виду активности, связанное с удовлетворением определенной потребности, а под мотивацией — всю совокупность различных побуждений: мотивов, потребностей, интересов, стремлений, целей, влечений, мотивационных установок или диспозиций, идеалов и т. п., что в широком смысле подразумевает детерминацию поведения вообще.

Потребности - первоисточник психической активности ребенка

Потребность — переживаемое состояние внутреннего напряжения, возникающее вследствие отражения в сознании нужды и выступающее источником активности.

Безусловно, человек испытывает в первые месяцы своей жизни преимущественно физиологические потребности — в пище, питье, тепле и тому подобном, и нет возможности говорить о наличии у него каких-либо мотивов и тем более ценностей, интересов, убеждений. Однако именно этот период — период младенчества — исключительно важен для формирования и дальнейшего развития всего мотивационного комплекса человека. Следовательно, на этом этапе онтогенетического развития совершенно необходимо рассмотреть те первые социально обусловленные потребности, которые впоследствии, претерпев качественные преобразования, будут предопределять не только уровень, но и направленность всей активности человека.

В первые месяцы своей жизни ребенок испытывает физиологические потребности

Физиологические потребности

потребности, существенные для физического выживания человека. В эту группу включаются потребности в пище, питье, кислороде, в физической активности, сне, защите от экстремальных температур и в сенсорной стимуляции. Социогенные потребности — потребности, порождаемые жизнью человека в социуме.

Анализ психологической литературы по рассматриваемой проблематике обнаруживает отсутствие целостной картины понимания природы возникновения социогенных потребностей.

В рамках психоаналитической традиции младенец представляется существом, находящимся во власти инстинктивных влечений своего организма, полностью погруженным в его переживания, и в соответствии с этим эгоизм и самолюбие ребенка выступают в качестве первичных социальных мотивов человека.

Ребенок начиная с младенческого возраста находится во власти сексуальных влечений, данных в их начальной, т. е. прегенитальной, форме, он не нуждается во внешнем мире и не стремится к нему, представляя собой, таким образом, «чистейшее наслаждающееся Я». Только с началом второго месяца у ребенка возникает определенный интерес к внешнему миру и возможность выйти в своей активности за пределы непосредственных влечений и инстинктивных тенденций (Фрейд 3., 1998).

По концепции Ж. Пиаже, первый год жизни ребенка определяется как период абсолютного эгоцентризма— «солипсизм первого года жизни», в течение которого младенец ограничивается в большей степени удовлетворением простейших жизненных потребностей (Пиаже Ж., 1994).

В противовес этим взглядам выступает Л. С. Выготский, который полагает, что даже самые элементарные

жизненные потребности младенца могут быть удовлетворены не иначе как с помощью взрослых, ухаживающих за ним, и в первую очередь матери. В этом смысле младенец представляет собой «максимально социальное существо», ибо все в его поведении вплетено и воткано в социальное и первый контакт с действительностью оказывается целиком и полностью социально опосредованным (Выготский Л. С, 1984). Основываясь во многом на позиции Л. С. Выготского, М. И. Лисина называет в качестве ведущего фактора психического развития ребенка потребность в общении, а Л. И. Божович — потребность во впечатлениях.

Личностные мотивы — в процессе общения ребенок рассматривает взрослого как ласкового доброжелателя, который выступает также центральным объектом познания и деятельности. Познавательные мотивы — взрослый не только представляет собой источник познания о внеситуативных объектах, но выступает партнером по обсуждению причин и связей физического мира. Деловые мотивы — взрослый выступает партнером ребенка по игре, образцом для подражания, экспертом по оценке умений и знаний, помощником, организатором и участником совместной предметной деятельности.

Анализ положений, постулируемых этими исследователями, показывает, что в содержательном плане они во многом сходны и основное их различие состоит в выделении ведущего мотива активности ребенка.

Факторы развития

Ведущий фактор психического развития ребенка — потребность в общении (Лисина М. И., 1986).

Так, мотив общения у М. И. Лисиной включает в себя три основные потребности:

•  потребность во впечатлениях — познавательные мотивы,

•  потребность в активной деятельности — деловые мотивы,

•  потребность в признании и поддержке — личностные мотивы (Лисина М. И., 1986).

В реальной жизни ребенка все три группы мотивов сосуществуют и тесно переплетаются между собой. В разные периоды детства их относительная роль изменяется: то одни, то другие из них занимают положение ведущих. Причем речь идет не об индивидных особенностях взаимоотношения разных мотивов, а об особенностях именно возрастных, типичных для большинства детей соответствующего возраста.

В первом полугодии жизни ведущим мотивом общения ребенка с взрослым является личностный мотив. Он олицетворяется в персоне взрослого как ласкового доброжелателя, который в то же время служит центральным объектом познания и деятельности малыша.

Начиная со второго полугодия и позднее, вплоть до 2-х с половиной лет, ведущую роль в становлении психического развития ребенка занимает деловой мотив общения. Он воплощается в лице взрослого как искусного партнера по игре, образца для подражания и эксперта по оценке умений и знаний ребенка.

Факторы развития

Ведущий фактор психического развития ребенка -жович, 1968).

Л. И. Божович оспаривает первичность мотива общения как ведущего фактора психического развития ребенка. Исследователь предполагает, что у ребенка существует иная первичная потребность. Она по своей внутренней форме должна заключать в себе не только возможность своего собственного качественного развития, но и побуждение психики ребенка к развитию ее специфических человеческих форм. В качестве такого ведущего мотива автор называет потребность во впечатлениях, которая влечет за собой развитие всех других социально обусловленных потребностей ребенка (Божович Л. И., 1968).

Представляет интерес в этой связи обращение к концепции А. Маслоу, в соответствии с которой первичной социогенной потребностью ребенка является потребность в аффилиации. Рассматривая развитие потребностей в онтогенезе, Маслоу считает, что, рождаясь, человек обладает лишь одними физиологическими потребностями и, возможно в очень слабой, зачаточной форме, потребностью в безопасности, которая проявляется в реакции испуга. Только спустя несколько месяцев ребенок начинает выказывать первые признаки социальной привязанности и избирательной любви к окружающим. Спустя еще некоторое время малыш, окруженный любовью и заботой родителей, чувствуя себя в безопасности, может обнаружить стремление к автономности, независимости, потребность в достижении какой-либо цели, в уважении, в оценке, в похвале (Маслоу А., 1999).

Итак, на основе этих и других, неупомянутых здесь подходов к пониманию мотивационной сферы ребенка можно выделить основные, наиболее значимые потребности детей этого возраста, неудовлетворение которых на рассматриваемой стадии онтогенетического развития негативно влияет на последующую социальную адаптацию человека и влечет за собой порой разрушительные последствия.

Аффилиативная потребность

Аффилиативная потребность — потребность в общении, в эмоциональных контактах, стремление быть среди других людей.

X . Хекхаузен под аффилиацией подразумевает определенный класс социальных взаимодействий между людьми, имеющих повседневный и в то же время фундаментальный характер. Основным содержанием аффилиации является общение людей друг с другом (в том числе и общение с людьми незнакомыми или малознакомыми), которое приносит удовлетворение, увлекает и обогащает обе стороны. При этом целью человека, стремящегося к аффилиации, является поиск если не любви со стороны своего партнера по общению, то, по крайней мере, его приятия, дружеской поддержки и симпатии (Хекхаузен X ., 1986, с. 289).

Многие исследователи-персонологи утверждают, что фундамент детской личности закладывается в самый ранний период взаимодействия ребенка с ухаживающим за ним взрослым, при этом наиболее важную роль играет их аффективная связь. Потребность в любви, эмоциональной привязанности является одной из главенствующих потребностей, которая способна в значительной мере определять не только поведение, но и всю жизнь человека. Так, еще в психоанализе 3. Фрейда, а в настоящее время и в концепциях большинства психологов и психотерапевтов невроз понимается как нервно- психическое расстройство, в основе которого лежит неудовлетворенная, как правило в детстве, потребность в любви. Данный пример является яркой демонстрацией значимости удовлетворения любви и эмоциональной привязанности у ребенка в раннем детстве.

Условия развития мотива аффилиации

Только постоянный эмоциональный контакт между матерью и младенцем, включающий в себя наряду с вербальными средствами общения тактильные ощущения — ласки, поцелуи, объятия, способен удовлетворить потребность в любви у ребенка на раннем этапе развития.

Однако у нас до сих пор бытует мнение, что излишнее проявление материнской любви в младенческом возрасте способно избаловать ребенка, причем это мнение активно поддерживается и идеями Б. Спока, книги которого по сию пору популярны в нашей стране. В этой связи полезно обратиться к подходу американского ученого Б. Уайта к воспитанию детей на раннем этапе развития: «Как можно чаще обращайтесь к своему ребенку и реагируйте на его крики со всей быстротой, на которую вы способны»; «Не отказывайтесь брать малыша на руки из-за боязни избаловать и не позволяйте ему долго кричать» (Уайт Б., 1982). Уайт полагает, что если родители быстро реагируют на плач ребенка, то он накапливает позитивные представления; если же они отвечают не сразу, то у малыша происходит накопление негативных эмоций, которые в своей сумме влияют на создание у ребенка сомнений, любят ли его, заботятся ли о нем.

Например

Интересны в этой связи этнокультурные различия в подходе к уходу за младенцем. Так, Э. Эриксон, описывая воспитание детей у индейцев сиу, обращает внимание на то, что выкармливание детей у них считалось настолько важным, что даже мужу предписывалось воздерживаться от жены на протяжении всего периода кормления, продолжавшегося от 3 до 5 лет. Ребенку же мать давала грудь всякий раз, когда он начинал хныкать (Э. Эриксон, 1996).

М. Мид, описывая особенности арапешей (Новая Гвинея), пытается понять, как из младенца-арапеша постепенно формируется личность добродушного, кроткого, восприимчивого взрослого. Исследователь предполагает, что этому во многом способствует то «непрерывное, теплое ощущение безопасности», которое ребенок испытывает с момента рождения. Характерно, что в течение первых месяцев жизни малыш никогда не остается один. Плач ребенка — это трагедия, которую следует избежать любой ценой, и эта установка взрослых сохраняется на протяжении всей последующей жизни ребенка. Малыша много носят на руках, ему дают грудь, как только он начинает плакать, он всегда находится поблизости от какой-нибудь женщины, которая даст ему свою грудь в случае необходимости (М. Мид, 1988).

Диаметрально противоположным подтверждением важности удовлетворения потребности в аффилнации являются случаи госпитализма — «приобретения» нашей цивилизации, а также результаты ряда своеобразных экспериментальных исследований (эксперименты Г. Харлоу на обезьянках, Троника «с каменным лицом», исследования Дж. Боулби, М. Эйнсворт и ДР-)-

Эксперименты

«Эксперимент с каменным лицом» Троника. Согласно идее Троника, основная детерминанта развития детей связана с функционированием двусторонней системы эмоционального общения между ребенком и ухаживающим за ним взрослым.

Госпитализм (от франц. hospital — больница) — синдром патологии детского психического и личностного развития, появляющийся у малыша вследствие отделения его от матери и ранней его институализа-ции. Общими признаками госпитализма являются: потеря в весе, вялость, апатичность, повышенная сонливость, мышечный гипотонус, уход от контактов с окружающими (отсутствие зрительного слежения, поворотов «на голос», «гуления» в ответ на ласку взрослого), слабый плач и т. д. В крайних формах госпитализм может привести к серьезным душевным заболеваниям ребенка (младенческие маразмы и т. п.), хроническому инфицированию, а иногда и к смерти малыша.

Депривация — лишение, утрата или приближающаяся к ним по выраженности и значению для субъекта недостаточность чего-то желанного, необходимого.

В ходе поставленного эксперимента родителя просили прекратить на время общение с ребенком (3 мес), но, продолжая смотреть на малыша, придать своему лицу застывшее или отсутствующее выражение. У младенца это вызывало сначала удивление, затем он пытался повлиять на родителя улыбкой, гулением и двигательной активностью. Через несколько минут поведение младенцев начинало меняться. Они отворачивались в сторону, начинали сосать палец и выглядели страдающими. Некоторые из детей реагировали на безучастность родителя хныканием, переходящим в непрерывный плач, у кого-то текли слюни и развивалась икота.

Этот эксперимент продемонстрировал весомость и важность эмоционального общения между родителями и детьми.

Данные этих исследований со всей убедительностью демонстрируют, что лишение младенца любви создает реальную угрозу не только для его психического и физического здоровья, но порой и для самой жизни малыша. Таким образом, можно утверждать вслед за А. Маслоу, что депривация потребности в любви патогенна f Маслоу А., 1999).

Потребность в безопасности, или базальное доверие к жизни

Потребность в безопасности — это потребность ребенка в стабильности, защите, в свободе от страха, тревоги и хаоса, потребность в структуре жизни, ее упорядоченности, наличии определенных привычек и правил, в том числе и ограничений и т. п. (Маслоу А., 1999).

В зависимости от степени удовлетворения потребности в аффилиации у ребенка будет развиваться доверие (недоверие) к другим людям и к окружающему миру вообще.

В соответствии с психосоциальной теорией развития Э. Эриксона, в период до 1 года у ребенка формируется базальное чувство доверия. В случае положительного формирования этого чувства социальный мир будет восприниматься малышом как безопасное, стабильное место, что и является главным условием дальнейшего развития здоровой личности (Э. Эриксон, 1986).

Понятие базального чувства доверия можно соотнести с потребностью человека в безопасности. Эта потребность, как показывает А. Маслоу, проявляется особенно ярко и наглядно у младенцев.

Базальное чувство доверия — базовое доверительное отношение ребенка к миру.

Ребенок реагирует на угрозу го- шшт ^ шяшшшшшшшшш ^^ раздо более непосредственно, чем взрослый человек, так как воспитание и культурные влияния еще не научили его подавлять и сдерживать свои реакции. Взрослый человек, даже ощущая угрозу, может скрыть свои чувства, смягчить их проявление настолько, что они останутся незамеченными для стороннего наблюдателя.

Гипотеза несоответствия — положение когнитивной теории, согласно которому в возрасте примерно 7 месяцев дети создают образы, схемы знакомых объектов. Когда перед ребенком появляется новый объект, не соответствующий уже известным ему образам, он испытывает неуверенность и тревогу.

Реакция же младенца настолько сильна и непосредственна, что все его существо реагирует на внезапную угрозу — на шум, яркий свет, грубое прикосновение, потерю матери, вид незнакомого человека и т. д. (Мас-лоуА., 1999).

Потребность в безопасности у детей проявляется также и в их тяге к постоянству, к упорядочению повседневной жизни. Малышу необходимо, чтобы этот мир был предсказуем, размерен и организован.

Так, в соответствии с гипотезой несоответствия в когнитивной теории, в возрасте примерно 7 месяцев младенцы конструируют схемы всего знакомого. Когда перед ребенком появляется новое изображение или новый объект, отличный от тех, что ему знакомы, он испытывает тревогу. Этим объясняется боязнь незнакомых людей, которая может сопровождать ребенка практически до 2 лет. Всякая же несправедливость или проявление непоследовательности, непостоянства со стороны родителей вызывают у ребенка также тревогу и беспокойство. В данном случае, как считает Маслоу, главную роль играет не столько несправедливость как таковая и даже не боль, связанная с ней, сколько то обстоятельство, что несправедливость или непоследовательность заставляет ребенка ощутить непредсказуемость мира, его опасность, и это убеждает ребенка в том, что этому миру доверять нельзя.

Следовательно, формируемое у ребенка на подсознательном уровне базовое доверие к миру и удовлетворяемая в достаточной мере потребность в безопасности являются в своей совокупности еще одним фактором, влияющим на дальнейшее формирование характера ребенка, его будущей жизненной позиции, способности противостоять жизненным трудностям и невзгодам.

Потребность в новых впечатлениях

Приблизительно на 3—5-й неделе жизни ребенок начинает проявлять пристальный интерес к тому, что происходит вокруг. Это выражается в появлении у малыша зрительного сосредоточения, что в свою очередь способствует изменению поведенческих характеристик ребенка. Исследователи называют это началом проявления потребности в информации или потребности в новых впечатлениях.

Потребность в новых впечатлениях — стремление к восприятию и познанию всего нового.

Условия развития потребности в новых впечатлениях

Л. И. Божович полагает, что потребность в новых впечатлениях порождается включением в жизнедеятельность ребенка коры головного мозга (Божович Л. И., 1968). Различные формы спонтанной активности, наблюдаемые в этом возрасте, также имеют большое значение для формирования будущей познавательной активности.

Исследование предмета ртом

III . Бюлер и ее коллеги, изучив поведение младенцев в этом возрасте, обнаружили, что полноценные движения конечностями ведут к развитию у младенца мускульного контроля, а это впоследствии формирует его будущую игровую активность. Эти движения проявляются в ранних попытках ребенка что-либо исследовать: во-первых, играя с пальчиками на своих руках, он стремится понять, что же можно с ними делать; во-вторых, младенец пытается «изучить» характеристики тех предметов, которые он берет в рот и которыми он чуть позже всячески манипулирует ( Vernon M ., 1971).

Таким образом, эти комбинированные «исследования» малыша, основанные на его визуальных и тактильных ощущениях, являются важной особенностью поведения младенца. Они дают ребенку возможность открыть и понять перманентную природу предметов, их внешний вид, их свойства и назначение.

Вехи в развитии

Поведение ребенка, связанное с появлением у него потребности во впечатлениях, знаменует собой начало формирования у него мотивационной активности. С возникновением у малыша способности к самостоятельному передвижению (сперва ползанию, а затем и хождению) ребенок начинает исследовать большие пространства — комнату, квартиру, дом. Таким образом, расширение зоны «исследования» способствует дальнейшему развитию познавательных способностей младенца.

Процесс развития и усложнения первичной потребности ребенка в новых впечатлениях естественно и органично приводит к росту его познавательной потребности, которая «толкает ребенка все шире и глубже входить в окружающую среду и овладевать ею» (Божович Л. И., 1968, с. 202).

Здесь необходимо отметить, что, в отличие от первых 6—7 месяцев, более или менее независимых от внешних обстоятельств, достижения ребенка от 8 месяцев до 2 лет ни в коем случае не обеспечиваются сами собой, им необходима специальная организация со стороны взрослого человека. И к сожалению, лишь один из десяти малышей действительно достигает того уровня развития, которого он мог бы достичь. Именно этот период — примерно с 8 месяцев и до 2 лет — является периодом, когда любопытство ребенка достигает максимума.

Мнение психологов

А. Маслоу считает, что потребность знать и понимать выражена у ребенка гораздо отчетливее, чем у взрослого человека. Малыша не надо учить любопытству, его можно скорее отучить от любопытства, и именно эта трагедия разворачивается в детских учреждениях (Маслоу А., 1999).

Мотив достижения

Мотив достижения — это потребность индивида добиваться успехов и избегать неудач.

Большинство исследователей, занимающихся проблемами мотивов и мотивации, признают существование ряда феноменов, связанных с мотивом достижения, которые отчасти наблюдаются уже на первом году жизни ребенка. Феномены, которые могут «мотивационно» быть достигнуты малышом уже в раннем детстве, включают в себя поведенческие повторения, которые Бюлер интерпретировал как «функциональное удовольствие», а Пиаже — как вторичные и третичные циклические реакции.

Позднее, на втором году жизни, желание ребенка все делать самостоятельно — «Я сам» (как правило, при кормлении и одевании) — также рассматривается некоторыми авторами как предвестники мотивационного поведения. М. Верной предполагает, что эти модели поведения малыша являются врожденными, а не приобретенными, так как каждый ребенок отдается выполнению какой-то задачи с большим вниманием, настойчивостью и удовольствием, даже не нуждаясь в позитивном подкреплении его действий со стороны родителей ( Vernon M ., 1971). Пиаже писал, что ребенок повторяет эти действия «забавы ради», с улыбкой и смехом и без какого-либо ожидания результата (Пиаже Ж., 1994). И более того, надо заметить, что он будет упорно продолжать свое занятие, несмотря на возможные негативные санкции со стороны взрослых.

Однако X . Хекхаузен рассматривает эти феномены как предвестники, но не начало мотива достижения в широком смысле, который предполагает структурирование ситуации. Первым показателем развития поведения, мотивированного достижением, он считает центрирование ребенка на самостоятельно достигнутом результате в процессе какой-либо деятельности. Выражается это в том, что начиная примерно с полутора лет некоторые дети прерывают свои манипуляции с кубиками во время игры, обращая внимание на свое «произведение», пытаясь его как-то оценить (исследования Хетцер) ( X . Хекхаузен, 1986).

Исследования

Наблюдая за маленькими детьми, Бюлер заметил, как происходит у ребенка формирование умения решать что-либо и стремления совершать целенаправленные действия.

В возрасте примерно 1,5 года ребенок начинает делать простые конструкции из кубиков. Постепенно он начинает «планировать» свои конструкции, упорно продолжая свои действия до тех пор, пока не достигнет желаемой цели, и испытывает огромное удовольствие, достигнув ее. В ранние годы ребенок никак не называет свою конструкцию, но позднее он может назвать ее в зависимости от того, на что она похожа. К 5-6 годам малыш уже умеет делать настоящие репродукции определенных предметов. Бюлер обнаружил, что у 80% детей, не успевающих в 1 классе, не развито умение «Я сам!»

Социально научающие ситуации — ситуации, в которых научение происходит путем наблюдений за поведением других людей и подражания ему. Подкрепление — влияния, усиливающие вероятность повторения предшествовавшей им реакции.

работать упорно на достижение какой-либо цели. Наблюдения исследователя и их анализ показали, что зачастую это дети из очень бедных семей, у которых просто не было игрового материала. Но кроме того, к числу этих же детей принадлежали и малыши из обеспеченных семей, которые, наоборот, получали слишком много помощи и внимания со стороны взрослых ( Vernon M ., 1971).

М. Лисина отмечает что важнейшим мотивом для совершения сложных предметных действий является стремление ребенка подражать взрослому человеку. Это создает благоприятную основу для обучения ребенка различным действиям и манипуляциям с предметами. Многое ребенок в состоянии постичь и сам, однако научить малыша рациональному использованию предметов, помочь ему узнать их функциональное назначение может только взрослый человек.

С другой стороны, потребность в достижении является продуктом социально научающих ситуаций и подкреплений, которые ребенок получает в повседневной жизни. Макклеланд считает, что мотив достижения является продуктом подкрепления, полученным от родителей или других людей, образующих первое детское окружение ( McCleland , 1961).

Нигард, подчеркивая влияние первых опытов социального взаимодействия на развитие мотива достижения у детей, констатирует, что малыши, получавшие положительные оценки за выполнение каких-либо действий в раннем детстве, проявляют высокий мотив достижения в начальной и средней школах. Ребенок, который поощрялся взрослыми за стремление к достижению, будет воспринимать достигнутую цель как потенциальный источник удовольствия и безопасности. Кроме того, такой малыш разовьет в себе ожидания, что его усилия могут быть успешными, если он постарается ( Nygard R ., 1997). В обратном случае, когда подкрепления носят отрицательный характер, у ребенка не будет стимула к достижению цели, что станет основой доминирования в характере и поведении ребенка мотива избегания каких-либо ситуаций, ведущих его к неудачам.

Резюме

Рассматриваемый период онтогенеза имеет исключительно важное значение для формирования и дальнейшего развития мотивационной сферы человека.

Ребенок этого возраста испытывает не только базовые физиологические потребности — в пище, питье, тепле и тому подобном, но и ярко выраженные потребности в аффилиации, в безопасности, в общении, в новых впечатлениях.

Многочисленные исследования обнаруживают, что депривация этих потребностей создает реальную угрозу как психическому, так и физическому здоровью детей, а впоследствии может сказаться и на успешности их социальной адаптации.

По мнению некоторых исследователей, собственно началом формирования мотивационной активности ребенка является поведение, связанное с появлением у него потребности в новых впечатлениях. Процесс развития и усложнения этой потребности ведет за собой развитие других социально обусловленных потребностей человека. При этом необходимо отметить, что развитие этой потребности у ребенка не обеспечивается само по себе, а ему необходима специальная организация со стороны взрослого человека.

Помимо перечисленных потребностей некоторые исследователи обнаруживают в этот период и первые предвестники мотива достижения, который является главным образом продуктом подкрепления со стороны родителей или других людей, образующих первое окружение ребенка.

Глава 4 Особенности Я-концепции

Шш-кокцепция — это обобщенное представление человека о самом себе, система его установок относительно собственной личности (Реан А. А., 1999, с. 47).

Я-концепцию можно определить как совокупность всех представлений индивида о себе, полученных в результате критического взгляда на себя, свои поступки, образ жизни и т. п. Описательную составляющую Я-концепции часто называют образом Я, составляющую же, связанную с отношением к себе или отдельным своим качествам, принято называть самооценкой.

«Я» по определению Д. А. Леонтьева (1993, с. 40) — это форма переживания человеком своей личности, в которой личность открывается сама себе. Концепция (от лат. conceps ) может означать: понимание, система, трактовка каких-либо явлений, руководящая идея для освещения.

Понятие Я-концепции было введено американским психологом и философом У. Джеймсом в конце XIX века. Теоретическое и прикладное развитие понятие Я-концепции приобрело благодаря творчеству выдающихся психологов-гуманистов А. Маслоу, К. Роджерса и гуманиста неопсихоаналитической эпохи Э. Эриксона. Наиболее полное отражение Я-концепция получила в книге Р. Бернса «Развитие Я-концепции и воспитание».

В российской психологии проблемой Я-концепции и близкой научной направленностью занимались Б. Г. Ананьев, И. С. Кон, Д. А. Леонтьев, А. Б. Орлов, В. В. Столин, А. А. Реан и др.

Теоретически с этим понятием связаны такие психологические термины, как самооценка, самосознание, самоактуализация, хотя все они имеют содержательную самостоятельность.

Образ Я — совокупность образов (чувственных — ощущений, восприятий, представлений) и характерных образов своих действий по отношению к самому себе и другим.

Самооценка — компонент самосознания, включающий наряду со знаниями о себе оценку человеком своих физических характеристик, способностей, нравственных качеств и поступков (Психологический словарь, 1983, с. 332).

До 3 месяцев младенец, по-видимому, не воспринимает себя как «субъекта», который хочет и может исследовать окружающий его мир и оценивать его значимость для себя.

В трехмесячном возрасте ребенок начинает проявлять значительный интерес к детальному исследованию пространства собственного «Я». Наиболее выраженным и значимым проявлением этого является изучение и освоение ребенком своего физического тела. Младенец с большим интересом открывает для себя собственные руки и пальчики на них, исследует и познает их возможности, совершая различные движения, понятные только ему. Ноги в этот возрастной период для ребенка представляют менее действенную часть тела, однако он с удовольствием изучает и свои ступни, в том числе и ртом.

К 6 же месяцам ребенка начинают в большей степени интересовать собственные ноги, он делает попытки «использовать» их по прямому назначению, поддерживая вертикальное положение тела и совершая первые передвижения. Для малыша открытие того, что он сам может «передвигаться» в этом пространстве, отыскивать в нем то место, которое ему кажется привлекательным, овладевать любыми интересующими его предметами, имеет крайне важное значение. Ведь совершая первые движения (сначала ползком, а потом и перебежками), ребенок обретает столь желанную самостоятельность, самоутверждается, становится увереннее и крепче в своих движениях. Все это приводит ребенка в восторг, и он стремится разделить свою радость со взрослыми.

Раннее осознание «телесного Я» у ребенка связано прежде всего с опытом тех движений и действий, которые малыш осуществляет в процессе освоения пространства своего физического тела. Более целостно Я-образ впервые воспринимается ребенком при знакомстве со своим отражением в зеркале.

Эксперименты

Американские исследователи Льюис и Брукс-Ган провели серию экспериментов, анализируя реакцию малышей разных возрастов на свое отражение в зеркале, и пришли к выводу, что в самосознании ребенка в этот момент происходит гигантский скачок ( Lewis , Brooks - Gunn , 1979).

До 8 месяцев очевидно, что ребенка привлекает изображение в зеркале, однако узнает ли он себя, однозначно сказать трудно.

Первые шаги

Между 8 и 16 месяцами малыш уже может отличить собственное изображение в зеркале от зеркальных образов других людей, например от ребенка старшего возраста или взрослого. Именно в этот возрастной период младенец начинает связывать конкретные особенности внешности с чувством своего «Я». Однако интересно, что если поставить губной помадой яркую метку на носу малыша, то он ее непременно заметит, но станет показывать не на свой нос, а на нос в зеркале.

Примерно в 18 месяцев ребенок уже более не нуждается в каких-то внешних подсказках, чтобы установить связь между изображением в зеркале и собой,— он понимает, что видит свой собственный образ. Теперь, если вновь повторить эксперимент с губной помадой, последует иная реакция малыша: он укажет на свой нос, отвернется от зеркала, опустит глаза и смущенно улыбнется.

К двум годам познание ребенком себя расширяется еще больше. Он уже не только узнает свое изображение в зеркале, но постепенно начинает осознавать и смысл тех действий, которые совершают взрослые, причесывая или умывая его. Так, двухлетний ребенок, прихорашиваясь сам перед зеркалом, любуется собой, начиная задумываться над понятиями красоты, опрятности, аккуратности ( Cicchetti , Beeghly , 1990).

Развитие Я-образа во взаимодействии с предметами

Приобщение ребенка к предметному миру происходит под влиянием его общения со взрослыми, в результате которого у младенца происходит формирование определенных предпочтений к каким-либо предметам. Ребенку может нравиться или не нравиться предмет из-за его определенного цвета, формы, запаха или звука, производимого этим предметом или игрушкой.

Одному малышу интересны куклы, потому что они внешне похожи на человека, другой же предпочитает тряпичные или плюшевые мягкие игрушки — их приятно трогать руками. Узнать о подобных предпочтениях ребенка можно по характерному комплексу оживления, который ха рактеризуют радость и нетерпени< малыша при приближении к желан ному предмету.

Исследования, проведенные психо логами, дают основания утверждать что на первом году жизни у ребенке когнитивно-аффективные компоненты образа своего «Я» еще четко н« дифференцированы на позитивные v . непозитивные. Младенцу свойствен но эмоционально-положительное переживание «своей субъектности и коммуникативной и предметно-практической деятельности» (Авдеева Н. Н. и др., 1986).

Комплекс оживления — позитивная эмоциональная экспрессия, выражаемая в мимике, движениях, звуках, производимых ребенком.

«Мне нравится этот кубик»

Когнитивная составляющая Я-обра- за — представления индивида о себе, основанные как на объективном знании, так и на субъективном мнении (Берне Р., с. 32). Эмоциональная (аффективная) составляющая — чувственное оценивание себя, источником которого является субъективная интерпретация реакций других людей.

Во втором полугодии жизни ребенка происходит существенное увеличение опыта его взаимодействия с предметами, что постепенно способствует формированию у малыша представления о себе как о деятеле. Ребенок начинает различать успешность и неуспешность каких-либо своих практических манипуляций, соответственно переживая свои достижения или неудачи.

Развитие Я-концепции под влиянием социума

С первых дней после рождения ребенок попадает во взрослый мир, в котором отношения между людьми непременно влияют на его личностное развитие. Прежде всего, конечно, малыш находится в среде своих близких (родителей, сестер, братьев, бабушек, дедушек), эмоциональное воздействие которых на малыша определяет в свою очередь эмоциональное восприятие ребенком себя, окружающих людей и даже всего окружающего мира. Одним словом, веселым, жизнерадостным или же угрюмым, грустным и замкнутым в себе будет малыш, очень во многом зависит от того, какая эмоциональная атмосфера преобладает в доме, где он появился на свет и где получает первые «капельки» счастья и горечи. Эмоциональное восприятие ребенком себя и окружающего мира зависит также и от того, как привыкли разговаривать и решать свои проблемы мама с папой и как они общаются с малышом в разных жизненных ситуациях, как поощряют и как наказывают, испытывает ли ребенок страх и желание утаить, спрятать что-то или же наоборот, потребность в помощи и совете взрослого.

Факторы развития

На протяжении всего младенчества и раннего детства главным фактором формирования Я-концепции ребенка является его общение со взрослыми, в первую очередь — с родителями.

Образ Я и родители

С конца первого месяца общение младенца со взрослыми имеет ситуационно-личностный характер. Это связано с тем, что в этот период своего развития ребенок нуждается в общении со взрослыми прежде всего для удовлетворения своих насущных потребностей, поэтому малыш стремится во всем проявить свою активность, выражая свое эмоциональное отношение-к имеющей место ситуации.

Исследования

Как показали исследования группы психологов (Авдеева Н. Н. и др., 1990), младенец до 3 месяцев реагирует только на положительные обращения к нему взрослых и никак не отвечает на интонационно-мимические выражения неодобрения или порицания в его адрес. Это может быть связано с тем, что позитивные «сигналы» более просты и распознавание их доступнее для ребенка. Или же, по мнению психологов, младенец имеет рефлекторную защиту от негативных психологических воздействий, исходящих от тех людей, от которых зависит его существование. Кстати, последний фактор вполне может представлять собой начало того огромного количества сознательных и бессознательных защит, присущих личности взрослого человека.

В этот возрастной период ребенок способен очень чутко различать оттенки отношения к нему взрослого, но пока еще не может отличать одного человека от другого. Однако характерно, что безразличие взрослого уже в этом возрасте малыш воспринимает негативно.

В настоящее время считается признанным, что ребенок уже в первые полгода жизни способен к ограниченной имитации действий своих родителей. Он двигает головой, открывает и закрывает рот, даже высовывает язык в ответ на мимику родителей. Несмотря на то что движения младенца носят подражательный характер, совершает их он самостоятельно, без чьего-либо давления или просьбы, что, безусловно, можно считать началом проявления образа Я у ребенка. Более того, совершая какое-либо движение или действие, младенец наблюдает за реакцией взрослых, познавая таким образом, что в его поведении является дозволенным, а что воспринимается укоризненно. Так ребенок приобретает опыт влияния на окружающих: он изучает, как взрослые оценивают его действия, начинает понимать, чего от него ждут, и прилагает немалые усилия, чтобы разобраться в том, как ему следует вести себя со взрослыми.

После 6 месяцев постижение своего «Я» развивается в русле общего психосоциального развития младенца. Если рассматривать одну из важных психосоциальных составляющих в системе человеческих отношений — привязанность к значимым близким — как способ проявления самосознания, то самосознание первоначально на эмоционально-чувственном уровне дает основание ребенку осознавать себя как: «Я — любимый», «Я — желанный», «Я — привязанный к моим близким». Таким образом, ребенок ощущает свое «Я» таким, каким воспринимают и определяют его взрослые, то есть Я-концепция младенца «помещена» внутрь родительской концепции и из нее рождается.

В соответствии с интерпретацией известного специалиста в области психологии развития Г. Крайга понятием «привязанность» обозначают отношения, характеризующиеся сильной взаимозависимостью, ярко выраженными обоюдными чувствами и жизненно важными эмоциональными связями.

Психосоциальное развитие — развитие природных возможностей человеческой психики в общественных условиях его жизни с помощью средств, созданных обществом; развитие сознания и самосознания в процессе взаимодействия с окружающей социальной средой, обучение и воспитание, овладение социальными способами взаимодействия (вербальными и невербальными средствами общения).

Младенец старше 6 месяцев способен уже четко и своевременно выразить окружающим свою реакцию на какую-либо конкретную ситуацию. Теперь ребенок уже знает, чего он хочет, и в случае, если ситуация не нравится малышу или противоречит его ожиданиям, если он испытывает дискомфорт оттого, что чем-то неудовлетворен,— он «сердится» и незамедлительно ставит в известность своих родителей, требуя и ожидая изменения ситуации. Если же ребенок чем-то доволен, ему все нравится, ситуация приносит ему желанное и приятное, то младенец спешит оповестить окружающих об этом радостным оживлением.

Таким образом, возникновение и формирование осознания своего «Я» у ребенка происходит в результате его активного взаимодействия с окружающими. В связи с этим взрослым следует иметь в виду, что им необходимо всячески способствовать развитию активного самовыражения ребенка, помогать ему проявлять свои желания, свою индивидуальность.

Я и незнакомцы

С 3 месяцев и примерно до конца первого полугодия ребенок начинает различать знакомых и незнакомых людей. Близкого человека, которого ребенок хорошо знает, он приветствует радостной улыбкой или просто оживлением. Незнакомца же малыш может «принять» также с радостью, однако степень ее выраженности будет заметно меньше. Многое зависит от того, каково у ребенка общее эмоциональное восприятие мира и окружающих его людей, веселый ли он и оживленный в повседневной жизни или же его поведение характеризуют в большей степени спокойствие и безразличие к происходящему вокруг. Чем обусловлен тот или иной «взгляд» малыша на мир, мы уже говорили чуть раньше, где речь шла об атмосфере дома и взаимоотношениях в семье.

Во втором полугодии жизни у ребенка появляется стойкое расположение к родным людям и параллельно развивается отрицательное отношение к незнакомцам.

К 7—8 месяцам ребенок может, проанализировав различные реакции на него со стороны взрослых, сделать выводы о том, кто из окружающих с ним связан и как этот человек к нему относится. Появляющиеся же в поле восприятия ребенка «незнакомцы» уже без труда отличаются от близких людей и родителей и принимаются ребенком с большой настороженностью.

Можно предположить, что подобное отношение к незнакомым людям является не просто «реакцией избегания», а своего рода «экспериментом» ребенка, который дает ему возможность узнать об истинном отношении «чужих взрослых» к нему. При этом малыш наблюдает за эмоциональной реакцией близких на «чужого» человека. Более «авторитетным» для ребенка является мнение матери, и если мама улыбается незнакомцу и голос ее звучит мягко, ласково, спокойно, то и малыш уже смелее обращает свой взор в его сторону, постепенно привыкая к этому человеку и «принимая» его.

Отражение «Я-фактора» в речи

У психологов есть основание считать, что проявление особенностей образа Я в речи ребенка начинается с момента появления его лепета в виде псевдословесного потока. Этот способ эмоционально-мотивационного общения младенца со взрослыми проявляет себя примерно к 11 месяцам жизни малыша.

Во второй половине первого года жизни у ребенка начинает формироваться собственно речевая деятельность. В ней ребенок пытается выразить свое отношение к окружающим его людям, явно демонстрируя избирательность восприятия обращенной к нему речи взрослых. Это отражается и в том, какие первые слова произносит ребенок.

Однако суть «Я» ребенка обозначается значительно раньше, еще в первый месяц его жизни. Проявления этого можно увидеть в определенной интонационной структуре крика ребенка, который по своему акустическому составу имеет сходную интонацию с недовольством взрослого человека.

Исследования

В исследовании Р. В. Тонковой-Ямпольской (1968) с помощью акустического анализа выявлено различие звуков недовольства и спокойного гуления (повествовательная интонация). С третьего месяца у ребенка появляются звуки радости и смеха, с шестого — интонация радости дифференцируется: возникает радость с восклицанием и более спокойные веселые звуки. С семи месяцев выделяется интонация, сходная по своей структуре с эмоциональной просьбой, и выразительное спокойное гуление, похожее на интонацию утверждения у взрослого. С десяти месяцев выявляется настойчивая интонация, близкая к убеждению и требовательному повелению у взрослого. И наконец на втором году жизни добавляется интонация вопроса.

Таким образом, речевое развитие ребенка в первом полугодии жизни проявляется в первую очередь в интонационном структурировании его речи (Рыбалко Е. Ф., 1990, с. 142).

Еще в младенческом возрасте у ребенка постепенно происходит формирование способов общения, начинают складываться первичные формы коммуникативной активности, имеющие определенную структуру.

Во втором полугодии жизни активность самопроявления ребенка в общении с окружающими значительно возрастает. Усиливается жестикуляция малыша в адрес окружающих, дифференцируются и усложняются голосовые и эмоциональные реакции. Так, в возрасте 7-12 месяцев младенец начинает заявлять о себе как о субъекте общения.

Научившись говорить, ребенок произносит свое имя для того, чтобы сообщить окружающим о своих потребностях, желаниях или чувствах. Осоз-навание себя проявляется в самохарактеристиках (уменьшительные или упрощенные варианты слов, определяющие позитивность или негативность отношения к себе). Кроме того, интересно, что словесное оценивание себя и других ребенок осуществляет в соответствии с конкретной ситуацией и ожиданиями данного партнера по общению.

Отношение младенца к себе

В работах, выполненных под руководством М. И. Лисиной (1980), экспериментально было установлено, что на первом году жизни у ребенка развивается весьма своеобразное отношение к себе. В основном оно складывается в результате общения со взрослыми, адекватно и непосредственно отражая те чувства любви, заботы, безусловного принятия личности ребенка, которые исходят от окружающих. Вследствие этого у ребенка формируются такие важные составляющие его образа-Я, как эмоционально-позитивное самоощущение и переживание своей значимости для окружающих людей.

Таким образом, все эти факторы влияют на развитие у младенца общей самооценки. Однако на первом году жизни роль собственного опыта ребенка (его взаимодействие с предметами, общение со взрослыми) в развитии образа Я еще весьма незначительна.

Интересно, что с момента рождения и два месяца спустя младенцы не могут выделить себя из окружающего мира. Однако со временем они начинают понимать, что они — отдельные и единственные в своем роде существа. Осознанию этого открытия посвящена значительная часть младенчества (Крайг Г., 2000).

Становление содержательной сути Я-образа происходит так, что хотя младенец и переживает результат своих действий (он его радует или огорчает), но это переживание не носит характера «успеха» или «неуспеха» в психологическом значении этих терминов. Тем не менее у ребенка формируется отношение к себе, возможно, в виде стабильной составляющей его Я-концепции. Значимость этого момента подчеркивалась в классических теоретических работах, связанных с Я-концепцией человека.

Психологические теории

Э. Эриксон, пожалуй в большей мере, чем другие психоаналитики, исследовавший психологическую феноменологию развития человека, выделяет восемь стадий жизненного цикла человека. Первая стадия проходит в период от рождения до 1,5 лет (Элкинд Д., 1996).

Доверие и недоверие. Первая стадия развития человека соответствует оральной стадии классического психоанализа и обычно охватывает первый год его жизни. В этот период развивается способность маленького человека к социальному взаимодействию, движущей силой которого является его доверие к окружающему миру, родителям, близким людям.

Степень доверия ребенка в значительной мере зависит от проявляемой к нему заботы. Младенец, желания и потребности которого сразу удовлетворяются, который никогда долго не испытывает дискомфорт, которого баюкают и ласкают, с которым играют и разговаривают, чувствует, что мир — место довольно уютное, а люди — существа отзывчивые и добрые. Если же ребенок не получает должного ухода, не встречает любовной заботы со стороны окружающих, то в нем вырабатывается недоверие — боязливость и подозрительность по отношению к миру вообще и к людям в частности (Элкинд Д., 1996) (это первоначально затаенное недоверие, а порой и страх малыш понесет дальше по жизни, заставляя впоследствии взрослых задумываться о причинах возникновения тех или иных отрицательных черт в характере ребенка, его привычках и желаниях.).

(Необходимо подчеркнуть, однако, что вопрос о том, что станет доминантой в формировании образа Я ребенка (доверие или недоверие), не решается однозначно в первый год его жизни. Этот барьер в своем становлении ребенку предстоит преодолевать заново на каждой последующей стадии развития. В этом состоит и надежда, и одновременно затаенная угроза.)

Формирование половой идентичности

С точки зрения известного отечественного исследователя психологии половых различий И. С. Кона, самая первая категория, в которой ребенок осмысливает собственное «Я»,— это половая принадлежность (Кон И. С, 1981).

Однако на протяжении всего младенчества и раннего детства главным фактором формирования Я-концепции ребенка остается его общение со взрослым человеком, в том числе и в отношении осознания своей половой принадлежности. Внешние признаки пола новорожденного обозначают для взрослых «программу» его восприятия и их отношения к ребенку (в духе какой половой роли, мужской или женской, он должен воспитываться). С полом у людей (в большей или меньшей мере в зависимости от культураль-ных особенностей) связываются традиционные ассоциации, которые ребенок в течение жизни постепенно усваивает. В последующем эмоционально-когнитивное осознание себя как человека определенного пола уже обусловлено нормами и обычаями соответствующего общества и культуры.

Наблюдения

Распознавать пол человека дети обучаются рано. Так, разная «реактивность» на мужчин и женщин наблюдается уже у 7-8-месячных младенцев (Колисов Д. В., Сельверова Н. Б., 1978).

Как указывает И. С. Кон, первичная половая идентичность, т. е. знание своей половой принадлежности, складывается уже обычно к 1,5 годам. Осознание своего пола является наиболее устойчивым, стержневым элементом самосознания ребенка (Кон И. С, 1981, с. 49).

К 2 годам ребенок знает свой пол, но еще не умеет обосновать эту принадлежность. Определяя себя как мальчика или девочку, малыш не связывает это со своими биологическими признаками. В дальнейшем у ребенка состоится истинная половая идентификация как результат сложного биосоциального процесса, соединяющего онтогенез, половую социализацию и развитие самосознания.

Резюме

Формирование Я-концепции у ребенка на самом раннем этапе его развития происходит под влиянием общения со взрослыми.

В соответствии с содержанием введенного А. В. Запорожцем понятия ¦функциональное развитие» (в сравнении с возрастным развитием), можно считать, что Я-концепция в младенческий период (так же как и в последующие) проходит стадию «функционального развития», что предусматривает изменение отдельных составляющих и функций Я-образа ребенка.

С момента рождения и два месяца спустя младенцы не могут выделить себя из окружающего мира. Однако со временем они начинают понимать, что они — отдельные и единственные в своем роде существа. Осознанию этого открытия посвящена значительная часть младенчества.

Последовательность формирования Я-концепции у младенцев

•  Первые два месяца жизни у ребенка нет грани между собой и миром.

•  Осознание своего тела приходит в 3-8 месяцев.

•  Воздействие на окружение начинается с 3 месяцев.

•  Выражение отношения к другим людям наступает у ребенка с 7-8 месяцев.

•  Умение откладывать осуществление своих «планов» на короткое время появляется с 8 месяцев.

•  Подражание окружающим людям и изучение норм их поведения начинается с 6 месяцев.

•  Опережающая модель в самопроявлении — понимание того, что от него ждут, наступает в 12-18 месяцев.

•  Внешний Я-образ (узнает себя в зеркале, на фотографии) формируется с 8 месяцев.

•  Узнает о принадлежности к конкретному полу с 18 месяцев.

•  Узнает о своих физических особенностях и других характеристиках с 18 месяцев.

•  Негативная реакция на несоответствие суждений о нем и вербальный образ своего Я появляются с 18 месяцев.

•  Проявление своего отношения к чему-либо в «сознательных эмоциях» — гордости, вины, стыда, смущения — появляется после 1 года.

•  Интернализация общественных норм, ориентация на социальные нормы в своем поведении появляется у ребенка около 2 лет.

•  Понимание освоения половых ролей возникает после 20 месяцев.

•  Распространение понятия Я на то, что мне принадлежит,— «собственничество» — возникает у ребенка около 2 лет.

•  Элементы саморегуляции — самоинструктирование, самопоощрение, самопорицание — появляются в возрасте около 2 лет.

Глава 5
Поведенческие особенности

Значение термина «поведение» можно рассматривать как в общем смысле, так и в более узком, конкретном. В расширенном значении этого слова под поведением понимают индивидуальные формы движения любых объектов в контексте некоторых условий. Так, например, физики говорят о поведении электрона в магнитном поле. В узком смысле поведение — это «присущее живым существам взаимодействие с окружающей средой, включающее их двигательную активность и ориентацию по отношению к этой среде» (БЭС, с. 160).

Двойственная природа человека (А. Н. Леонтьев) проявляется в том, что его поведение одновременно осуществляется в двух средах — физической и социальной. Следует подчеркнуть, что социальной средой является не просто совокупность людей как физических тел, а характеризующая культуру данной социальной группы система эмоциональных (непосредственных) и рациональных (опосредованных) отношений между людьми. В связи с этим поведение людей приобретает две основные формы — форму деятельности и форму общения. И в том и другом случае человек как активный инициатор своего поведения выступает в качестве субъекта, в первом случае — субъекта деятельности, во втором — субъекта общения. Таким образом, при анализе развития человека как активного деятеля основной категорией является категория субъекта.

Активность человека как субъекта определяется активностью самой психики, поскольку психика «активна, а не реактивна по своей природе и сущности» (Суходольский Г. В., с. 70). «Активность, понимаемая как порождение материальной или духовной энергии, есть исходная характеристика субъекта, главный признак, отличающий его от объекта» (Каган М. С., с. 90). Второй «характеристической особенностью субъекта действия» является «осознанность действий» (там же).

Поведение человека — имеющее природные предпосылки, но по своему содержанию социально обусловленное, опосредствованное языком взаимодействие с окружающей средой, реализуемое в форме деятельности и общения.

Развитие координированного, целенаправленного и осмысленного поведения человека идет путем освоения и согласования субъектом трех пространств, в которых осуществляется его жизнедеятельность: пространства его собственного тела, физического пространства и «пространства» межличностных отношений, или социального пространства.

Развитие телесного пространства и физической активности

Развитие телесного пространства начинается с освоения ребенком собственного тела. Это происходит путем исследования возможностей своего тела и его спонтанной физической активности.

Развитие схемы тела

Схема тела — это психическая структура, в которой отражена конструкция собственного тела человека. Только благодаря ее наличию возможна успешная координация движений различных частей тела человека.

Наличие схемы тела необходимо для эффективного взаимодействия ребенка с физическим миром. Формирование схемы тела начинается, по-видимому, с момента его первого контакта с предметным миром и в дальнейшем обусловливается его предметными действиями и деятельностью.

Поданным М. Л. Симмел, которая тщательно исследовала возрастные изменения в появлении феномена «фантомной конечности», формирование схемы тела завершается только к 9-10 годам (Симмел М. Л., с. 370).

Посмотрим, как развивается поведение ребенка в плане освоения физического пространства с момента рождения до 2 лет.

Новорожденный ребенок

Новорожденный ребенок большую часть времени спит. Однако уже в первые дни общее время бодрствования, состоящее из коротких интервалов между сном, достигает нескольких часов в сутки (Авдеева Н. Н. и др., 1996). Во время бодрствования ребенок проявляет три формы активности: спокойное бодрствование, активное бодрствование и крик, который взрослыми оценивается как плач.

Во время спокойного бодрствования ребенок лежит с открытыми глазами. При этом двигательная активность, в том числе и мимическая (гримасы), практически отсутствует. При попадании в поле его зрения движущегося предмета он может провожать его взглядом.

В периоды активного бодрствования глаза ребенка также открыты, дыхание, как правило, неровное. Он совершает быстрые, хаотичные, разнообразные движения, в которых принимают участие все части его тела.

Во время крика ребенок издает голосом громкие, нечленораздель ные, порой надрывные звуки. При этом он весь приходит в движе ние - « барахтается ». Хватательный рефлекс: ребенок крепко сжимает вложенный в его руку палец

Рефлекторная ходьба (шаговый рефлекс)

Рефлексы новорожденного — рефлексы, которыми обладает новорожденный ребенок и большинство из которых исчезает к концу 2-4-го месяца его жизни. Помимо описанного рефлекса «поиска груди» и сосательного рефлекса, смысл которого понятен, имеются следующие.

В поведении новорожденного проявляются разнообразные, жизненно необходимые рефлексы. Один из них — рефлекс «поиска груди»: если ребенка погладить по щеке около уголка рта, он повернет голову в сторону поглаживающей руки. Если ребенок очень голоден, то в ответ на такое раздражение он повернет голову в обе стороны несколько раз, при этом он открывает рот и вытягивает губы.

Рефлекс шагания — если ребенка держать вертикально так, чтобы его ступни касались твердой поверхности, и передвигать его над ней, то он производит движения, похожие на шагание.

Рефлекс Моро — если голове ребенка придать некоторое ускорение, например, слегка ударить по подушке под его головой, он быстро разводит руки в стороны и растопыривает пальцы. Создается впечатление, что в этой ситуации, напоминающей внезапное падение, ребенок проявляет готовность за что-то ухватиться.

Шейно-тонический рефлекс — если голову лежащего на спине ребенка повернуть в сторону, он принимает позу, похожую на позу фехтовальщика.

Хватательный рефлекс — ребенок так крепко хватается за любой предмет, коснувшийся ладони его руки, что он может, ухватившись за что-либо, держаться на весу целую минуту.

Помимо этих имеется множество других рефлексов, которые управляют поведением новорожденного.

Младенчество

К 4 месяцам некоторые рефлексы (например, рефлекс шагания) угасают, и в поведении ребенка начинает появляться некоторая осмысленность и «произвольность». Дети в этом возрасте уже способны поднимать голову, лежа на животе, а если их поддерживать в сидячем положении, они удерживают ее вертикально и внимательно наблюдают за происходящим вокруг. В этом же возрасте дети уже способны переворачиваться с живота на спину и обратно.

В этом возрасте рука ребенка постепенно начинает выполнять роль ма-нипуляторного органа. Он может обхватывать одну руку другой или схватить рукой свою ногу и разглядывать ее или обследовать ее ртом. Такое взаимодействие со своим собственным телом дает ребенку важную информацию для построения схемы тела. Приблизительно к 6 месяцам ребенок уже достает предмет, трогает его, берет в руку, машет им, стучит (Авдеева Н. Н. ссоавт., 1996). Таким образом, развитие схемы тела происходит в предметном действии, в процессе взаимодействия с физическим миром.

Ребенок отодвигает предмет, скрывающий игрушку.

Развитие взаимодействия с физической средой

Манипуляторный характер действий

Манилуляторный характер действий (от лат. manipulus — горсть, пригоршня; manus — рука) — осуществление разнообразных движений руками с предметом, его ощупывание, вращение, перекладывание, встряхивание, бросание и т. д.

Зрительно-моторная координация — осуществление координированных движений, осуществляемых под контролем зрения.

В возрасте 7—10 месяцев ребенок не только овладевает достаточно тонкой моторикой, но и обретает способность самостоятельно перемещаться в пространстве. Его действия носят уже манипуляторный характер.

Зрительно-моторная координация достигает высокого уровня развития: ребенок уже может открывать и закрывать крышку коробки, вкладывать шарик в полый кубик, доставать один интересный предмет с помощью другого. Ребенок в этом возрасте уже может, придерживаясь за что-то, самостоятельно вставать на ноги и даже ходить, опираясь на что-то. В пространстве большинство детей перемещается на четвереньках. При этом они проявляют высочайшую исследовательскую активность — руками и ртом обследуется любой попавшийся на пути предмет. В то же время игры ребенка с предметами в этом возрасте имеют еще чисто манипуляторный характер: предметы перекладываются из руки в руку, их бросают, ими стучат и т. д.

Функциональный характер действий

Функциональный характер действий — воспроизведение в структуре действий функциональных свойств предмета, например, характерных для него движений или движений, связанных с его использованием.

После 10 месяцев игры с предметами приобретают дифференцированный, функциональный характер: куклу укачивают, расческой «расчесываются», машину катают. Таким образом, многие действия ребенка после 10 месяцев становятся преднамеренными.

Предметная деятельность — это целенаправленная форма активности ребенка, в основе которой лежит его познавательная потребность, а основным ее содержанием является овладение объектом как предметом культуры, в котором аккумулирован общественно-исторический опыт данного сообщества.

Моторика — движения, осуществляемые скелетно-мышечной системой.

Наблюдения

Ребенок может 84 раза подряд поднять крышку кофейника для того, чтобы вызвать звук щелчка при ее захлопывании под действием пружины (Люблинская А. А., с. 335).

Вехи в оазвитии человека

Основной новой характеристикой деятельности второго года жизни ребенка является его направленность на достижение результата, интерес к функциональному назначению объектов, т. е. переход от манипуляторной к собственно предметной деятельности.

В возрасте 12 месяцев тонкая моторика становится еще более совершенной — у ребенка появляется способность подбирать мелкие предметы и рассматривать их, зажимая между двумя пальцами, большим и указательным. В этом же возрасте некоторые дети начинают самостоятельно ходить, что значительно расширяет их жизненное пространство. Они могут включать электроприборы, открывать дверцы и окна, забираться в шкафы, засовывать мелкие предметы в щели и розетки. Это может в некоторых случаях, безусловно, оказаться опасным, однако следует учитывать, что чрезмерное ограничение активности и любознательности ребенка может привести к торможению развития его самостоятельности во взаимодействии с окружающим миром. Многие дети в этом возрасте при соответствующих побуждениях со стороны взрослых начинают пользоваться ложкой во время еды и пить из чашки, держа ее двумя руками.

В 1,5 года поведение детей становится более сложным. Они могут: выстроить башню из двух—четырех кубиков, более умело есть самостоятельно, более уверенно ходить и даже пытаться бегать, частично самостоятельно раздеваться. Однако наиболее важным является то, что они воспроизводят довольно сложные действия, подражая взрослым, например «читают» книгу, «укладывают спать» партнера.

В возрасте 2 лет психомоторика детей развита уже настолько, что легче сказать, чего они не умеют делать в домашнем мире, чем перечислить то, что они уже умеют. И все же важными приобретениями к этому возрасту являются следующие умения: бегать, подпрыгивать на обеих ногах, отбивать мяч ногой, бросать мяч двумя руками партнеру, взбираться по лестнице, переливать воду из сосуда в сосуд, строить башню из 6-8 кубиков, рисовать каракули, самостоятельно раздеваться.

Развитие социального поведения

Описанные выше формы поведения ребенка в физической среде были бы просто невозможны, если бы дети не были с самого начала погружены в мир, созданный взрослыми людьми, и их развитие протекало бы без участия взрослых.

Справедливость этого суждения подтверждается случаями развития детей, «воспитывавшихся» животными или в условиях ограниченных контактов со взрослыми (Лангмейер Й., МатейчекЗ.; Прихожан А. М., Толстых Н. Н.).

Достоверно доказано, что ребенок может вскармливаться и воспитываться животными. Описано множество случаев такого воспитания. Наиболее тщательно задокументированным из них является случай с двумя девочками, которых в 1920 году обнаружили в стае волков близ индийской деревни Годамури. После того как их поймали, выяснилось, что младшая из них, которую назвали Амалой, была в возрасте приблизительно 1,5 лет, а старшая (Камала) — приблизительно 8 лет.

После помещения их в сиротский приют в Миндрапуре за ними был организован уход и тщательное наблюдение. Поскольку Амала была младше, она быстро прогрессировала в своем психическом развитии, однако она, к сожалению, через год умерла, поэтому все данные о дальнейшем развитии основаны на наблюдении за Камалой в течение последующих 9 лет. Она тоже умерла от уремии в возрасте 17 лет.

В начале помещения этих девочек в приют их поведение характеризовалось следующим.

Человеческой речью они не владели. Более того, людей они боялись. Камала искусала одного из детей, неосторожно приблизившегося к ней. Перемещались они на четвереньках так ловко, что их трудно было поймать. Днем они спали, свернувшись в уголке и тесно прижавшись друг к другу. Ночью они проявляли максимальную активность и, как волки, регулярно по три раза за ночь выли. Подобно волкам, Камала ворчала и скалила зубы, когда к ней кто-то приближался. Других звуков они не издавали. Ели они, стоя на четвереньках, прямо ртом из миски. Рот был также единственным хватательным органом. Руками они пользовались исключительно для своего передвижения. У обеих была очень чистая и здоровая кожа, на коленях огромные мозоли. Обнаружено было, что запах сырого мяса они чувствовали на расстоянии 70 метров.

Психическое развитие Камалы было крайне медленным. Свое первое слово она произнесла только спустя 2 года. Еще через два года ее словарь содержал 6 слов. К 17 годам она научилась произносить только короткие фразы. Стоять она научилась через 3 года после помещения в приют и еще через 3 года она сделала свои первые самостоятельные шаги. К концу своей жизни ее эмоциональные реакции стали более дифференцированными и она могла уже приемлемым образом участвовать в жизни детского коллектива. Вместе с тем ее поведение часто оставалось неадекватным возникающим социальным ситуациям (Й. Лангмейер, 3. Матейчек).

Описаны случаи воспитания детей пантерой, бабуинами и даже кенгуру. Во всех случаях наблюдения за поведением детей, воспитывавшихся животными, отмечалось следующее:

•  В своем поведении они воспроизводили видовое поведение (повадки) животных, которые их воспитывали.

•  Все они запаздывали в умственном развитии, характерном для развития детей в обычных условиях.

3. Их дальнейшее перевоспитание было крайне затруднено.

Общепризнано представление о том, что сознание человека является результатом его участия в жизни организованных социальных групп с момента рождения. По мнению А. В. Брушлинского, такое участие может оказаться продуктивным только в том случае, если ребенок обладает «изначальной социальностью» в качестве необходимой его предпосылки.

Благодаря этому качеству ребенок, минуя животную стадию развития, сразу же включается в культуру социальной среды, участвуя вместе с другими в ее развитии. При этом вместе с развитием активности ребенка как субъекта происходит одновременное овладение навыками общения в социуме.

Развитие социального поведения новорожденного ребенка

Изначальная социальность ребенка не только способствует его психическому развитию, но и требует постоянных, устойчивых, заинтересованных его контактов со взрослыми. Напомним, что новорожденный обладает всем необходимым для участия в социальном взаимодействии. Совершенствование техники научных исследований развития социального поведения младенцев (применение в наблюдении рапидной съемки) позволило обнаружить, что уже в первые недели жизни дети способны к организованным избирательным реакциям на воздействия со стороны взрослых и достаточно сложному взаимодействию с ними.

В. Кондон обнаружил, что новорожденный способен двигаться синхронно ритму речи взрослого. Скоростная киносъемка позволила увидеть, что движения матери и младенца представляют собой гармонично сочетающиеся взаимные приближения и отступления — как бы своеобразный вальс. Эти факты получили название явления синхронизации сложных действий матери и младенца (Авдеева Н. Н. и др.; Г. Крайг).

Готовность новорожденного к социальному взаимодействию проявляется, в частности, в том, что он, по данным Д. Б. Годовиковой, при воздействии различными звуками проявляет максимальную реактивность в форме ориентировочной, поисковой реакции в ответ именно на интонированную фразу (Рыбалко Е. Ф.).

Уже к трем неделям жизни при условии постоянного и тесного контакта с матерью новорожденный способен фиксировать свой взгляд на глазах матери. Однако самым поразительным оказалось то, что уже трехмесячный или чуть старше ребенок способен участвовать в играх взрослого с ним. Повторяя движения взрослого взглядом, ребенок то отводит глаза в сторону, то смотрит на лицо играющей с ним матери, тем самым помогая ей определить темп и ритм движений во время игры, например при игре в «козу» или «ладушки».

Вехи в развитии

Первым отчетливым проявлением социальной активности младенца является то, что он начинает улыбаться в ответ на голос матери или на ее появление в его поле зрения. В атмосфере любви и непрестанных разговоров с ребенком первая «социальная» улыбка появляется у малыша уже к концу первого месяца его жизни, что знаменует собой окончание периода новорожденное™. До этого момента дети также могут улыбаться и проявлять иные мимические реакции, например при купании или после еды. Однако поскольку эти действия младенца еще не направлены на кого-либо, они получили название «спонтанной» или «гастрической» улыбки.

«Спонтанная» («гастрическая») улыбка — улыбка новорожденного, появляющаяся или спонтанно, или при удовлетворении каких-либо его потребностей, или в комфортных условиях, например при купании его в теплой воде.

Социальная улыбка — знаменующая собой конец периода новорожденное™ улыбка, возникающая у младенца в ответ на голос матери или на ее появление в его поле зрения.

Развитие социального поведения ребенка после периода новорожденности

До 6 месяцев общение ребенка со взрослыми носит преимущественно эмоциональный характер. В качестве средств общения в это время выступают эмоциональные реакции.

После 6—8 месяцев у ребенка формируется новый тип общения со взрослыми — ситуативно-деловой, при котором в качестве средства общения наряду с эмоциональными реакциями становится действие с предметом.

Эмоциональное общение — общение посредством так называемых выразительных движений, т. е. движений, соответствующих определенному эмоциональному состоянию: поз, мимики, интонаций голоса, прикосновений, поглаживаний, прижимания к груди, отталкивания и т. д.

Ситуативно-деловое общение — здесь: общение ребенка со взрослым в процессе совместных действий с предметами, целью которого является само по себе совместное действие.

Предметное общение

Общение ребенка со взрослыми не только способствует формированию у него так называемого базового доверия к миру, но также, что крайне немаловажно, очень рано открывает ребенку пространство предметов — вещей, в которых воплощен общественно-исторический опыт взаимодействия с физическим миром. С помощью языка, а также других средств общения взрослый вводит ребенка в мир, который имеет строгую организацию, в котором каждая вещь и каждый предмет занимают определенное место и выполняют определенные функции. Продуктивность взаимодействия ребенка с предметами, в частности с игрушками, обязательно связана с его общением со взрослыми. Известно, что малыш испытывает наибольший интерес к тем вещам и игрушкам, которые побывали в руках у взрослого или которыми он играл со взрослым.

Еще не владея речью, ребенок вступает в активное общение со взрослым, используя при этом жесты, мимику, вокализации. Таким образом он всем своим поведением дает понять, что требует сотрудничества.

С помощью жестов и голоса он обращается к взрослому для того, чтобы заполучить какой-нибудь предмет, или дает понять, что хочет приблизиться к чему-то, рассмотреть, открыть, достать, потрогать. Так игрушки становятся активно используемыми средствами общения. Взрослый превращается в партнера по совместной деятельности, причем партнера, который не только показывает ребенку, как надо играть и что делать, но кроме этого еще и оценивает, насколько успешной была попытка малыша совершить то или иное действие. Именно поэтому в подобном общении взрослого с ребенком все более важной становится роль одобрения и порицания действий, совершаемых малышом.

Предметное общение — общение ребенка со взрослым, основным средством которого является предмет. В процессе такого общения ребенок начинает усваивать общественно обусловленное значение предмета.

Базовое (или базальное) доверие — положительное эмоциональное отношение к окружающему, прежде всего социальному, миру, формирующееся у ребенка в раннем детстве при наличии психологической атмосферы любви, тепла и поддержки со стороны взрослых.

Предметное взаимодействие со взрослым может превращаться в игру, инициатором которой является ребенок. Он может, например, протягивая волчок, этим жестом просить его завести. Или же может бросать игрушку на пол и ждать, чтобы ему ее подняли. К этому времени ребенок уже понимает значение отдельных слов, может отличать ласковые интонации от упреков, хотя развитие речи у него находится на стадии лепета.

Речевое общение

В возрасте до одного года понимание ребенком речи взрослого носит еще сугубо ситуативный характер. Ребенок скорее реагирует на интонацию и выражение лица близкого человека, чем на собственно значение сказанного им слова. Значения слов представлены ему единичными объектами в знакомых ситуациях.

На втором году жизни начинает стремительно развиваться процесс обобщения. К концу второго года ребенок имеет активный словарный запас — уже в два-три десятка слов. Он может уже связывать их в предложения, состоящие из двух-трех слов. Несмотря на то что слова произносятся неправильно, ребенок может уже с их помощью выразить свое желание, приглашение, вопрос. Где-то именно в этом возрасте адресованные взрослому неоформленные возгласы с просьбой назвать предмет заменяются первыми вопросами типа «Что это?».

Процесс обобщения — мыслительная деятельность, содержанием которой является отражение общих и характерных признаков и качеств данного класса объектов и явлений окружающей действительности. Процесс обобщения лежит в основе формирования понятий.

Подражание - источник развития ребенка

Подражание здесь: воспроизведение ребенком в своих действиях поведения взрослого в различных ситуациях.

Механизмы развития

Основным механизмом развития ребенка как субъекта деятельности и общения является подражание взрослым, которое приобретает в разные периоды жизни самые различные формы.

Подражание является классической проблемой для психологии развития. Ей уделяли внимание такие выдающиеся исследователи, как Г. Тард, Э. Торндайк, Д. Уотсон, Р. Вудвортс, И. М. Сеченов, К. Д. Ушинский. В теории социального научения подражание, или имитация, выполняет познавательную и коммуникативную функцию. Л. С. Выготский считал, что подражание является источником всех специфически человеческих свойств сознания и видов деятельности.

У младенца до шести месяцев подражательные действия являются исключением, поэтому основная форма подражания ребенка в этот период представляет собой эмоциональное заражение. Оно способствует формированию между ребенком и взрослым пространства непосредственно-эмоционального общения. Благодаря механизму эмоционального заражения ребенок воспроизводит предречевые вокализации, которые создают модель интонационной, ритмической и фонематической стороны взрослой речи.

«Я тоже читаю газету!»

Механизм эмоционального заражения появление эмоциональной реакции или эмоционального состояния у ребенка, соответствующих таковым у взрослого в процессе общения с ним.

После 6 месяцев подражание становится подлинным источником развития, поскольку именно подражание является основой для овладения ребенком новыми средствами коммуникации и способами предметных манипуляций.

В этот период подражание ребенка взрослым приобретает новую форму— форму «копирования» (Шаповаленко И. В.), причем до 1 года копируются действия с конкретным предметом, после 1 года происходит перенос действий на сходные предметы — «курение», говорение по «телефону», а ближе к 2 годам ребенок уже может воспроизводить цепочки предметных действий, например «укладывать спать» другого человека.

Индивидуальные особенности развития ребенка и отклонения от нормы

Человек как субъект деятельности и общения развивается на основе унаследованных и врожденных свойств. Следовательно, предпосылки субъекта следует искать также в тех исходных индивидуально-типических свойствах человека, к которым Б. Г. Ананьев относит конституцию, нейро-динамику и функциональную асимметрию полушарий головного мозга. У человека специфика этих и ряда других предпосылок «состоит в том. что у ребенка сразу после рождения эти формы имеют незавершенный характер и их дальнейшее развитие происходит в социальной среде» (Рыбалко Е. Ф., с. 42).

Здесь следует отметить, что в своем поведении дети уже с первых дней жизни отличаются друг от друга. Это может проявляться не только в характере реакций на раздражители, на неудобство, на голод, но и в тех предпочтениях, которые могут обнаруживаться уже у новорожденного, например в том, каким способом его можно быстрее успокоить. Именно в этом возрасте оказывается крайне важным знание и понимание родителями индивидуальных особенностей своего ребенка, его привычек, потребностей и желаний. В первую очередь, конечно, это касается матери.

Наблюдения

Американские исследователи заметили, что если родители реагируют на запросы ребенка неадекватно, пытаются успокоить его способом, вступающим в противоречие с его собственными желаниями, «это может привести к формированию у них и у малыша нежелательных стереотипов поведения, которые впоследствии будет трудно изменить» (Крайг Г., с. 210). Отмечается, например, что если на крик ребенка, который может быть вызван различными причинами дискомфорта, всегда следует одна и та же реакция родителей — накормить, то у маленького ребенка может сформироваться и закрепиться стереотип, который можно выразить формулой «Еда — спасение от всех бед» (Раншбург Й., Поппер П.).

Несмотря на индивидуальные различия, развитие человека как активного деятеля при благоприятных социальных условиях подчинено настолько определенным закономерностям, что они позволяют даже судить о нормальности или аномальности индивидуального развития (Т. Бауэр).

В частности, Деннис наблюдал за развитием ходьбы у детей — ин дейцев племени хопи, живущих в условиях национальных и европей ских традиций. Оказалось, что не зависимо от национального или ев- Дети индейцев хопи большую часть времени ропейского стиля воспитания дети проводят в этом положении. хопи и в том и другом случае начинают ходить в 15 месяцев. Специфика обращения индейцев хопи со своими детьми в их раннем возрасте заключалась в следующем. В возрасте до 1,5 лет дети были постоянно туго спеленутыми. При выполнении взрослым какой-нибудь работы спеленутого ребенка привязывали к обрезку доски, который ставили вертикально в защищенном месте так, чтобы ребенок мог видеть взрослого. На верхнем конце доски устраивался небольшой навес, защищавший ребенка от дождя и солнца. После достижения ребенком 1,5 лет его распеленывали и начинали учить ходить.

В своем предисловии к книге Т. Бауэра (1985 г.) А. В. Запорожец и Б. М. Величковский пишут: «В последние годы в мировой, в том числе и английской, психологии (Дж. Брунер, К. Триварзен, Р. Харре) было получено множество эмпирических данных, подтверждающих вывод о том, что общение с окружающими и выполнение совместных с ними действий составляют необходимое условие развития младенца».

Синдром «госпитализма»

Госпитализм (от франц. hospital — больница) — синдром патологии детского психического и личностного развития, возникающий в результате отделения его от матери, а также ранней его институализации.

Исследования

Сошлемся лишь на данные Рене Спитца (1945), впервые подробно описавшего синдром «госпитализма» у детей, воспитывавшихся в приютах для младенцев. По наблюдению ученого, дети, лишенные постоянных эмоциональных контактов с кем-то из взрослых и личностного участия в их развитии, имели ряд отличительных черт. В частности, эти малыши долго не могли научиться самостоятельно сидеть и стоять, ничем не интересовались, не умели радоваться и огорчаться, были апатичны, их активность сводилась к тому, что они совершали однообразные движения рукой, ногой или корпусом, сосали палец вплоть до образования кровавых ран.

Признаками госпитализма является также потеря в весе, вялость, апатичность, повышенная сонливость, мышечный гипотонус, уход от контактов с окружающими (отсутствие зрительного слежения, поворотов «на голос», «гуления» в ответ на ласку взрослого), слабый плач и т. д.

«Современный госпитализм», или институализация, характеризуется отсутствием ярких, разнообразных эмоций, любознательности, инициативы, недостаточным умением играть с предметами, длительной задержкой в развитии речи (Авдеева Н. Н. с соавт., 1996).

Синдром госпитализма развивается, как правило, у детей, содержащихся в домах ребенка, детских домах, в изоляции от материнской заботы и ласки. И несмотря на накопившийся опыт обращения с подобными детьми, специалистам в этих вопросах полностью не удается преодолеть явление госпитализма.

Резюме

Таким образом, основная линия развития поведения ребенка в раннем возрасте представляет собой последовательное движение от менее дифференцированных движений, характерных для первой половины первого года жизни, когда реализуется стремление к формированию эмоционального контакта со взрослым, через интенсивное освоение своего собственного тела к достаточно высоко дифференцированной предметной деятельности, становлению речи и интенсификации общения со взрослым на втором году жизни.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования