В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Аверьянов Л. Я.В поисках своей идеи. Часть первая
Автор рассматривает социологические проблемы вопроса, делится размышлениями о предмете социологии, анализирует факт как философское понятие и его интерпретацию, исследует процесс социализации. Надеюсь особый интерес вызовет статься «Как выйти замуж». Рассчитана на массового читателя и специалистов.

Полезный совет

Поиск в библиотеке можно осуществлять по слову (словосочетанию), имеющемуся в названии, тексте работы; по автору или по полному названию произведения.

Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторПигулевская И.В., Якубовский А.Ю., Петрушевский И.П., Строева Л.В., Беленицкий А.М.
НазваниеИстория Ирана с древнейших времен до конца XVIII века
Год издания1958
РазделКниги
Рейтинг0.52 из 10.00
Zip архивскачать (2 403 Кб)
  Поиск по произведению

Глава VII
Иран в составе государства Сёфевидов ( XVI в.)

§ 1. Общая характеристика периода

Феодальные отношения этого периода .представляют мало своеоб­ разия по сравнению с XIII — XV вв. Новым важным моментом в истории Ирана XVI в. было 'политическое объединение страны в рамках Сефе- Бидокого государства. Новыми моментами были также иевестный рост государственных земель и, в связи с этим, возрождение нейтралистской тенденции к концу XVI в. В этот период заметно расширились торговые сношения и усилились дипломатические связи Ирана с Россией и, в меньшей степени, со странами Западной Европы.

§ 2. Основные источники по истории периода

XVI в. и последующие столетия исключительно богаты историче­ скими сочинениями на персидском языке. В большей своей части это — произведения придворной историографии, тенденциозные, с лросефевид- ской исторической направленностью. Но излагаемые в них события обычно трактуются обстоятельно и подробно. Часто автор говорит об изображаемых событиях, как очевидец, и, если он занимал пост при­ дворного историографа (меджлис невис), приводит копии шахских фер- манов, дипломатическую переписку и другие документы. Персидская .историография XVI — XVIII вв. в общем мало изучена, несравненно меньше, нежели историография предшествующих периодов. Акад. В. В. Бартольд отмечает, что исследователь, изучающий историю периодов XVI — XVIII вв., «испытывает затруднения не от недостатка, но от обилия материала, разбросанного по большому числу библиотек, требующего критического рассмотрения, прежде всего критического издания». 1

Для времени образования Сефевидского государства (конец XV — начало XVI в.) наиболее важными персидскими источниками являются: -анонимная «Тарих-и шах Исма'ил-и Сефеви» 2 и четвертая часть III тома большого труда по всеобщей истории, написанного Хондемиром (1475— 1536 гг.), внуком и продолжателем историка Мирхонда, 3 под заглавием «Хабиб ас-сийяр» («Друг жизнеописаний»). 4 Оба эти труда очень тенденциозны, написаны с точки зрения сторонников Сефевидов. Труд Хон- демира написан в тяжелом цветистом стиле. По богатству фактов труд Хондем'ира — один из самых важных.

  •   См.: В. В. Бартольд. Мир Али Шир и политическая жизнь. В сборнике «Мир *Али Шир», Л., 1928, стр. 100.
  • •  Рукописей этого труда в СССР нет. Весь труд не издан. Обширный экстракт опубликовал Денисон Росс (перс, текст, английск. перевод и комментарий, 1896).
  • •  О Мирхонде и Хондемире см. в § 2 предыдущей главы.
  • •  Перечень рукописей и литографированных (восточных) изданий персидского текста см. у Storey , т. II , вып. 1, стр. 104—109. Текста научно-критического изда­ния нет.

Яхья Казвини (1481—1555) составил труд тила всеобщей истории «Лубб ат-таварих» («Сердцевина летописей»), состоящий из четырех разделов (кысм); из них последний посвящен .правлению шаха Исмаи- ла I . Направленность труда — 'просефевидская, .но не переходит в льсти­ вый панегирик, как у двух предыдущих авторов. Труд очень сжатый, но насыщен фактами. Этот труд — первое персидское историческое сочи­ нение, ставшее известным в Европе и переведенное «а западноевропей­ ские языки. 1 Персидский текст до сих пор не издан, но рукописей труда известно много. 2

Хуршах ибн Кубад ал-Хусейни, перс, долго жил в Индии, где со­ стоял на службе у султанов из династии Низамшахов, правившей в Ахмед'нагаре. В качестве посла от своего султана Хуршах в 1546 г. при­был в Иран, где и остался надолго; умер он в Индии в 1565 г. Хуршах составил большой пруд, типа всеобщей истории, «Тар.их-и ильчи-йи Ни- замшах» («История посла Низамшаха»). Труд разделен на шесть ча­ стей (макалэ); события первой половины XVI в. изложены в''шестой части. Направленность труда — просефевидская и шиитская, однако, в умеренной форме. Труд содержит ряд подробностей, которых нет :в дру­ гих источниках. Труд не издан. Обширный экстракт из шестой части опубликован Ш. Шефером. 3 Рукописей пруда Хуршаха в хранилищах СССР нет, или они пока не выявлены.

Тазкирэ-и шах Тахмасп — памятная записка о событиях времени правления шаха Тахмаспа I , составление которой приписывали ему лично западные иранисты (Тейфель, Хорн, опубликовавший текст и немецкий перевод «Тавкирэ»). Русский иранист В. А. Жуковский, вы­ ступив с критикой издания Хорна, доказал, на основе анализа петер­ бургской рукописи «Тазкирэ», 4 что это сочинение — не мемуары или дневник шаха Тахмаспа I , а протокол беседы этого шаха с турецкими послами, прибывшими в Иран в 1561 г. В «Тазкирэ» изложены события, так или иначе связанные с сефевидско-османскими отношениями, о ту­ рецком султане упоминается в^. почтительном тоне, совсем не свойствен­ ном персидской историографии этого периода. Язык сочинения простой, разговорный, изложение событий очень далеко от объективности.

Помимо Хорна, 5 текст «Тазкирэ» издан известным персидским уче­ ным XIX в. Мухаммед-Хасаи-ханом Марагэи Сани'-ад-доулэ (1885 г); 6 имеется еще два издания.

Казвинский казий Ахмед ибн Мухаммед ал-Гаффари ал-Казвини, законовед и историк, является автором двух исторических сочинений: «Нигаристана» («Картинная галерея», 1562 г.)—сборника более 300 хикайатов и исторических анекдотов, относящихся к различным ди­ настиям мусульманского Востока и содержащих ряд фактов, которых нет в других источниках, и «Нусах-и джеханарай» («Списки мироукраша- теля») 7 —хроники типа всеобщей истории, доведенной до 1564/5 г. н. э.,— денного .источника по истории Ирана XVI в., в частности по региональ­ ной истории.

  • •  Итальянский перевод сделан Пьетро делла Балле (1623 г.), вывезшим руко­ пись данного труда, вместе с другими персидскими рукописями, из Ирана. Два ла­ тинских перевода с персидского вышли в Париже в 1690 г. и в Халле в 1783 г.
  • •  Имеются рукописи в хранилище ИВ АН СССР.
  • •  Ch. Schefer, Chrestomatie Persane, т . II, стр . 55—104.
  • •  Рукопись Ленинградской Публичной библиотеки.
  • 5 ZDMG, тт. 44—45 (1890). Издание неудовлетворительно.
  • 6 Во вторам томе его «Матла'-аш-шамс» («Место восхода солнца»)—историкО'Географического описания Хорасана (1302 г. х. == 1885 г. н. э.).
  • 7 Сочинение это Гаффари посвятил шаху Тахмаспу I , к которому и относится эпитет смироукрашатель».

«Нигариетан» Гаффари сохранился в большом количестве рукопи­ сей, имеющихся и в хранилищах СССР. Есть восточные литографские издания текста (Бомбейское 1275 г. х. = 1859 г. н. э. и др.). Другое,бо-; лее важное сочинение Гаффари — «Нусах-и джеханарай» до сих пор не издано. Известно сравнительно небольшое число рукописей этого сочи­ нения. 1 В хранилищах СССР этих рукописей нет, или они .пока не вы­ явлены.

Будак Казвини составил сжатый пруд по всеобщей истории «Джа- вахир ал-ахбар» («Перлы известий»), доведенный до 1576 г. Оригиналь-г ный характер носит лишь последняя часть, посвященная правлению двух шахов из династии Сефевидов. Труд сохранился в единственной руко­ писи, не издан. 2

Одним из важнейших источников по истории Ирана и сопредельных стран в XVI в. является труд по всеобщей истории Хасан-бека Румлу, знатного эмира из азербайджанского кызылбашского кочевого ил ешщ румлу. Труд его, на персидском языке, но с арабским заглавием «Ахоа» ат-таварих» («Лучщая из летописей»), был составлен в 12 больших томах, но из иих до нас дошли (или пока выявлены) только томы XI r XII (содержащие описания событий 1405—1493 и 1494-^-1578 гг.), да и те в небольшом числе рукописей. 3 Из них издан только т. XII . 4 Труд Xia - сана Румлу написан простым языком; изложение очень подробное, строго хронологическое, по годам; под каждым годом даны ценные био? графические сведения о политических деятелях, богословах, ученых и поэтах, умерших в этом году. В труде дано много сведений о внутренней истории отдельных областей Ирана, ,в частности о народных восста­ниях, а также о кочевых племенах в Иране, о земельных пожалованиях к т. д. Главное внимание, впрочем, уделено военной истории, как и во всех произведениях персидской средневековой историопрафии. Политиче­ ская направленность труда — просефевидекая. Тем не менее, автор не скрывает ошибок, недостатков и слабостей сефевидских шахов и их са­ новников и не льстит им, сохраняет известную долю объективности по отношению к врагам Сефевидов. Только говоря о народных восстаниях, классово враждебный им автор теряет свою обьгчную сдержанность и осыпает участников этих восстаний бранью.

Важнейшим источником по истории Ирана, курдского народа и со­ предельных стран XVI в. является «Шереф-намэ» Шереф-хана Бидлиси. Автор — курд, потомок наследственных вождей курдского кочевого пле­ мени рузеки, бывших в свое время феодальными владетелями округа Бидлис (Битлис) в Южной Армении, лишенных своего' эмирата осман­ ской Турцией и эмигрировавших в Иран. Шереф-хан родился и воспи­тывался в Иране при дворе Сефевидов и долго им служил. Опала и меж­ доусобия в Иране в 80-х годах XVI в. побудили Шереф-хана перейти на службу к Турции, от которой он вновь получил свой наследственный эмират— Бидлис. Там он и составил в 1596 г. свой большой труд «Ше­ реф-намэ» (два тома). Том первый содержит историю курдских коче­ вых племен и курдских династий, а также подробное географическое описание и историю Бидлисского эмирата,» том второй содержит подробную летопись событий, происходивших в Иране, Турции, Средней Азии с 1290 по 1596 г. н. э. События XVI в. изложены наиболее подробно, здесь <много оригинального материала, в частности сведений о внутренней исто­ рии Ирана, которых нет в других источниках. 2 Труд содержит немало данных о феодальных отношениях в Иране и Курдистане, о 'налоговой системе и т. д. Шереф-хан придерживался турецкой ориентации, вы­ нужденный к тому своим официальным положением вассала Турции, но без энтузиазма, скорее поневоле; поэтому по отношению к Сефевидекому государству и к его политике он оказывается в достаточной мере объек­тивным. Отсутствие в его труде официальной шиитско-сефевидской точ­ ки зрения, господствующей во всех упомянутых выше трудах, делает «Шереф-намэ» особенно ценным источником.

  • 1 Перечень рукописей см. у Storey , т. II , ч. 1, стр. 116.
  • 2 Рукопись хранится в Ленинградской Публичной библиотеке.
  • 3 Перечень рукописей см.: Storey , т. II , вып. 2, стр. 307—308. Большинство рукописей содержит только т. XII . Одна из немногих рукописей, содержащих оба тома ( XI и XII ), находится в Ленинградской Публичной библиотеке (в коллекции Б. Дорна, № 287).
  • 4 Издан в Индии (в Бароде) Седдоном — персидский текст (1931), английский перевод и комментарий (1934).

Кроме перечисленных, в XVI в. было написано еще немало других исторических сочинений, правда для нас -имеющих меньшее значение.

Для изучения истории Ирана XVI в., в частности ее политического развития, государственного строя я финансов, а также внешнеполитиче­ ской истории Сефевидского государства, 'большое значение имеют за­ писки европейских, преимущественно итальянских, купцов, путешествен­ников и дипломатов. Для внешнеполитической и отчасти внутренней исто­ рии Ирана на рубеже XV и XVI вв. важным источником являются «Дневники» (« Diarii ») венецианского хрониста Марино Сануто, который с начала 1496 г. до сентября 1533 г. изо дня в день вел подробные за­ писи событий мировой политики на основании официальных дипломати­ ческих документов и известий. 3 Из других европейских авторов сведения об экономике и внутреннем строе Ирана дают анонимный венецианский купец (1514; у него подробное описание г. Тебриза), венецианцы Дж. Минадои (1558 г.), В. д'Алессандри (1571 г.) и другие, английские куп­ цы Дженкинсон (1561 г.), Джонсон (1565—1566 гг.), Эдуарде (1568— 1569 гг.), Дэкэт (1568—1574 гг.) и др. Памятники дипломатических и торговых сношений Московской Руси с Ираном в XVI — XVII вв. изданы (три тома) русским востоковедом Н. И. Веселовским в «конце XIX в.

§ 3. Иран около 1500 г.

К началу XVI в. Иран не представлял единого политического це­ лого. Около 1500 -г. владения Ак Коюнлу были разделены между Аль- вендом и султаном Мурадом; первый правил в Азербайджане и Армении, второй — в Ираке Персидском., В Фарсе, йезде, Кермане, Ираке Ара-б­ еком и Дийярбекре правили другие царевичи Ак Коюнлу, фактически не­ зависимо от султана Мурада. В Хузистане правила арабская шиитская династия Муша'ша. В Аберкухе, Кашане, Семнане, Систане сидели не­зависимые правители. Мазендеран был разделен по крайней мере между десятью местными династиями. В Гиляне было два эмирата (хан­ ства)— Лахиджанский (Бийэ пиш) и Рештский (Бийэпас). Талыш был особым ханством. На востоке Хорасан (с нынешним Афганистаном и Туркменией) составлял государство тимуридского султана Хусейна Байкары (правил в 1469—1506 гг.) со столицей в Херате; в Балхе и Кандахаре сидели особые правители, номинально зависимые от султана Хусейна. Почти у каждого из перечисленных более или менее независимых государей были свои .вассалы, наследственно управлявшие отдель­ ными округами. Все крупные и мелкие династы Ирана этого периода могут быть разделены на три категории: 1) династы, происходившие из местной иранской феодальной знати; 2) династы, являвшиеся одновре­ менно главами кочевых племен, преимущественно тюркских, на запад­ ных окраинах также и курдских; 3) шиитские династы, сейиды, утвер­ дившиеся при помощи народных движений XIV — XV вв., быстро превра­ тившиеся в обычных феодальных владетелей (в Хузистане и прикаспий­ ских областях). Из перечисленных государств наиболее сильными счи­ тались державы Ак Коюнлу и хорасанских Тимуридов. Но оба эти госу­ дарства к концу XV в. были ослаблены внутренними междоусобиями. Обоим этим государствам угрожали сильные противники: государству Ак Коюнлу — Османская Турция, хорасанским Тимуридам — кочевые узбеки, под предводительством Мухаммед-хана Шейбани (Шейбек-хана), завладевшие уже землями среднеазиатских Тимуридов (1499—1500 г.).

  •   Другого, подобного «Шереф-намэ», источника по средневековой истории кур­ дов нет.
  • •  Персидский текст «Шереф-намэ» издан В. Вельяминовым-Зерновым, в двух томах (СПб., i860—1862). Есть также новое издание персидского текста — каирское (1931). Имеется французский перевод Ф. Шармуа, в двух томах (СПб., 1868—1875).
  • •  Дневники Марино Сануто изданы в 38 томах in folio (Венеция, 1879—1902).

§ 4. Сефевиды и кызылбаши до начала XVI в.

Образование Сефевидокого государства связано с движением так называемых кызылбашей, во главе которых стояла феодальная фамилия Сефевидов. Возвышение этой фамилии связано со значительным распро­ странением суфизма и дервишеских орденов в Иране в XIII — XV вв. Су- фийско-дервишеский орден Сефевийэ, во главе которого стояли наслед­ ственные «старцы» (арабск. шейх, перс, пир) или «муршиды» (арабск. «ведущие по пути») из фамилии Сефевидов, сложился еще при монголь­ ском владычестве. Имя ордену и фамилии шейков дал почитавшийся святым шейх Сефи-ад-дин Исхак (1252—1334 гг.), ученик и зять извест­ ного дервишеского шейха Захида (умер около 1300 г.). Шейх Сефи-ад- дин и его преемники, Сефевиды, жили в южно-азербайджанском городе Ардебиле. Источниками по ранней истории ордена Сефевийэ являются две биографии шейха Сефи-ад-дина, написанные во второй половине XIV в. Афлаки 1 и дервишем Ибн Баззазом. 2 В них, наряду с легендар­ ными рассказами о «чудесах святого шейха», имеется много ценного социально-бытового материала, которого нет в повествовательных источ­ никах.

Дервишеская среда, в которой на рубеже XIII и XIV вв. сложился орден Сефевийэ (как и некоторые другие дервишеские ордена того же времени), сначала в какой-то степени была связана с народными дви­ жениями периода. Ибн Баззаз рассказывает, что ширваншах 3 обвинил шейха Захида в том, что он смущает крестьян и отвращает их от земле­ дельческих работ. Среди послушников (араб, мурид, в тюркской форме мюрид) ордена было немало ахиев (братьев), связанных с ремеслен­ ными корпорациями. Но уже через 2—3 десятилетия в ордене взяли верх элементы, связанные с феодалами. Среди муридов ордена появились представители феодальной верхушки, как, например, везир Рашид-ад-дин (известный историк), сын его, везир Гийас-ад-дин Мухаммед Рашиди, и сам ильхан Абу Са'ид. Шейх Сефи-ад-дин, сначала владевший только одним плужным участком земли (джуфт-и гав, равный б—7 га), к кон­ цу жизни стал довольно крупным землевладельцем, которому принадле­ жало свыше двух десятков деревень.

  • 1 Рукописи имеются в хранилищах Ленинграда и Ташкента. Издан французский перевод К. Юарта.
  • •  Ценная рукопись находится в Ленинградской Публичной библиотеке, в коллек­ ции Дорна (№ 300).
  • •  Государь Ширвана (в Северном, ныне советском Азербайджане).

Согласно новым исследованиям, шейх Сефи-ад-дин был суннит и не приписывал себе происхождения от четвертого халифа Али. 1 Видимо,. желание сохранить влияние на народные массы побудило шейха Садр- ад-дина, сына и преемника шейха Сефи-ад-дина, примкнуть к умерен­ ному шиитскому толку имамитов («поклонников двенадцати имамов»): шиитство в XIV — XV вв. было распространено среди крестьян и город­ской бедноты. Вероятно, тогда же сложилась легенда о происхождении шейха Сефи-ад-дина в двадцать первом поколении от седьмого шиит­ ского имама Мусы Кдзима (умер в 799 г.), потомка Али и Фатимы в пятом поколении. Легенда эта впоследствии пригодилась Сефевидам для обоснования их политических притязаний.

Первые шейхи Сефевиды жили в Ардебиле. Их родным языком был азербайджанский. Их влияние было велико, и у них были муриды не только в Азербайджане, но и в Западном Иране (в Исфахане, Ширазе и т. д.), особенно же в Руме (Малой Азии). Третий преемник шейха Сефи-ад-дина шейх Ибрахим Шейхшах (1427—1447 гг.) был уже фео­ дальным владетелем Ардебиля и его округа. 2

В XV в. главной опорой Сефевидов стали тюркские кочевые племена, говорившие на азербайджанском языке. Они были разного происхожде­ ния, большая часть их откочевала в Азербайджан и Иран из Малой Азии, из вражды к османским султанам и их нейтралистской политике. Первоначально таких племен было семь: шамлу, румлу, устаджлу, теке-лю, афшар, каджар, вулкадар, из них только племена шамлу и румлу подчинялись Сефевидам в полном составе. Эти племена позднее (во вто­ рой половине XV в.) получили общее прозвание — «кызылбащи» (азерб, «красноголовые», ибо эти воины — кочевники стали носить, как отличи­ тельный знак, чалму с двенадцатью пурпуровыми полосками, в честь двенадцати шиитских имамов). 3 Кызылбаши брили бороду, от­пускали длинные усы, а на бритой голове оставляли чуб. Они отличались боевым шиитским фанатизмом. Кызылбашские племена, со своими кочевыми феодалами (эмирами), зависели от Сефе­видов и в духовном, и 'В политическом отношении. Кызылбаши признавали сефевидского шейха своим духовным главой, сами именова­ лись его «муридами», «дервишами» и «суфиями», а в то же время были еого вассалами и составляли его феодальное ополчение. При этом и самый орден Сефевийэ из мирного дервишеского братства, каким он был в XIV в., превратился в своего рода духовно-рыцарский орден. 4 Под предлогом «войны за веру», сефевидские шейхи, стоявшие во главе кы- зылбашских племенных ополчений, со второй трети XV в. стали система­ тически, из года в год, организовывать набеги на немусульманские стра­ ны — на Дагестан, на страну черкесов, 5 на Грузию, на греческое Трапе- зунтское царство. Прикрытые религиозной оболочкой, эти экспедиции было не что иное, как грабительские набеги, приносившие воинственным кочевникам богатую добычу, особенно коней, скот и пленников обоего пола. Пленников обращали в рабов и часть их, по свидетельству вене­ цианского посла Катериыо Зено, продавали на невольничьем рынке в Ардебиле. Опираясь на кызылбашей, сефевидские шейхи Джунейд и после него Хейдер стремились к обширным завоеваниям, и в шиитстве видели 'идеологическое орудие для достижения этой цели. Сефевиды стремились использовать в своих целях симпатии ,к шиитству народных масс Азербайджана, Ирана и Малой Азии — ремесленников, крестьян и беднейших кочевников и не скупились на демагогические обещания им.

  • •  Напомним, что халиф Али (умер в 656 г.) — двоюродный брат и зять пророка Мухаммеда, согласно взглядам шиитов — первый имам.
  • •  Как Сефевиды стали владетелями Ардебиля, в точности не выяснено.
  • •  Впоследствии число кызылбашских племен увеличилось благодаря присоеди­ нению к ним других тюркоязычных племен.
  • •  В это время орден Сефевийэ весьма напоминал христианские духовно-рыцар­ские племена времени крестовых походов, каковы тамплиеры (храмовники) и др.
  • •  В XV в. большая часть Дагестана и черкесы еще не приняли ислама и дер­ жались частью христианства, частью местного язычества (анимизма),

Постоянно нападая на Грузию, Дагестан, Черкесию, кызылбаши каждый раз проходили через владения ширваншаха. Ширваншахи, — сунниты и союзники Грузии, — считали, не без основания, эти походы кызылбашей опасными для своего государства и порою старались пре­ градить им дорогу. В результате и шейх Джунейд (после 1459 г.), 1 и шейх Хейдер (1488 г.) погибли в битвах с ополчениями ширваншахов, которых поддерживали султаны Ак Коюнлу. Старший сын шейха Хей- дера, шейх Али, погиб в битве с ополчением Ак Коюнлу, которое заняло и самый Ардебиль (1495 г.).

Но разгромленные кызылбаши, однако, оправились, воспользовав­ шись междоусобиями в среде своих врагов Ак Коюнлу. Юный Исмаил, младший сын шейха Хейдера, скрывавшийся в Гшгяне, вернулся в Арде­ биль и стал во главе кызылбашей (1499 г.). Он разбил врага Сефеви- дов ширваншаха Фаррух-Ясара и подверг опустошению Ширван (1500— 1501 гг.), хотя и не смог прочно завоевать его. Затем он разбил Альвенда Ак Коюнлу, завладел южным Азербайджаном и занял Тебриз, сделав его своей столицей и приняв здесь титул шаханшаха Ирана (1501 г.). В 1503 г. шах Исмаил I (правил в 1501—1524 гг.), разбив наголову близ Хамадана и обратив в бегство султана Мурада, завладел всем Ираком Персидским. Государство Ак Коюнлу перестало существовать. В 1503 г. кызылбаши овладели также Семнаном и Фарсом со столицей Ширазом, а в 1504 г. — Йездом. Между 1502 и 1509 стг. шаху Исмаилу I подчини­ лись династы Хуэистана, Курдистана, Гиляна, Мазендерана и остальных частей западного Ирана. Завоевание Ирана кызылбашами было облег­чено взаимной враждой и войнами между отдельными династами.

Весь Западный Иран был в руках кызылбашей. В 1504 г. султан Хусейн Тимурид, теснимый узбеками, прислал к шаху Исмаилу I посла для переговоров. Но так -как письмо султана Хусейна не содержало за­ явления о подчинении Исмаилу, последний отверг переговоры. Между тем, вскоре после смерти султана Хусейна, войска Мухаммед-хана Шей­ бани узбекского завладели большей частью Хорасана (1507 г.), и кы- зылбашам пришлось иметь дело с новым противником на востоке. В пла­ны Мухаммед-хана Шейбани .входило завоевание Ирана. По словам /персидского историка Хондемира, Шейбани написал шаху Исмаилу письмо, в котором иронически сообщал о своем намерении совершить хаджж в Мекку и ради этого двинуться с войском в Ирак и Азербайджан. В ответном письме шах Исмаил в том же ироническом тоне сообщал о своем желании совершить хаджж в Мешхед, к гробнице восьмого шиит­ского имама Али-Ризы, и ради этого двинуть войска в Хорасан." Реши­ тельная битва между узбеками и кызылбашами произошла близ Мерва в 1510 г. Узбекское войско потерпело поражение, сам Шейбани-хан был убит во время бегства, окруженный погнавшимися за ним кызылбашами. Из черепов убитых узбеков Исмаил воздвиг минареты. Хорасан до р. Аму-Дарьи, кроме Балхской области, достался кызылбашам. Значе­ ние этой победы было очень велико, без нее господство Сефевидов в Иране не было бы упрочено. Кызылбаши пытались завоевать и Сред­ нюю Азию, но были разбиты наголову узбеками близ Карши.

Завоевания кызылбашей развивались и в западном направлении. Отправленное турецким султаном Баязидом II Дервишем посольство к Исмаилу с поздравлением по поводу его успехов и с дружественными предложениями (1504 г.) не остановило движения кызылбашей. К 1507 г. кызылбаши заняли Армению, Курдистан, Диярбекр. В 1508 г. они взяли Багдад и овладели Ираком Арабским. В Турецкой Малой Азии было много шиитов, готовых восстать против турецкого султана и помогать кызылбашам. По сообщению Марино Сануто, 4 Д турецкого населения Малой Азии было шиитами и сочувствовало Оефевидам.

  • 1 По новым исследованиям, Джунейд был еще жив в 1459 г. Год смерти его неизвестен. Дата, указанная у Мирхонда и других авторов (1456 г. н. э.) ( неверна.

В конце .правления султана Баязида II в Малой Азии вспыхнуло восстание кочевников и крестьян под лозунгами шиитства и поддержки шаха Исмаила. Во главе восстания стал кызылбаш из племени текелю Хасан-оглу, называвший себя Шах-.кулу («раб шаха»). Это прозвище сунниты и сторонники Османов переделали в «Шейтан-кулу» («раб са­таны»). Восстание малоазиатских шиитов оказалось очень опасным для Османской империи. Для подавления ©го понадобилось собрать большое феодальное ополчение. В битве с повстанцами на ip . Кьюк-чай, между Кайсери и Сивасом, пали турецкий великий везир и, по некоторым дан­ ным, сам Шах-кулу. После подавления восстания малоазиатских шиитов уцелевшие повстанцы бежали в Иран. Правительство шаха Исмаила I не выступило на помощь малоазиатским шиитам и не поддержало их. Это объясняется тем, что среди малоазиатских шиитов было много «край­ них» шиитов, идеологов крестьянства и ремесленников, проповедников идеи всеобщего равенства. Хотя они и возлагали надежды на шаха Исмаила I , но феодальная верхушка кызылбашей и сам шах испугались народного характера этого движения и не хотели помочь ему. Кроме того, шахское правительство не желало доводить дела до открытого разрыва с османской Турцией и не использовало ее тяжелого поло­ жения: в Турции, одновременно с восстанием шиитов, началась междо­ усобная война между престарелым султаном Баязидом II и его сы­ новьями.

Овладев турецким престолом, сын Баязида II , султан Селим I Грозный (правил в 1512—1520 гг.), изменил внешнюю политику Турции. В течение всего XV в. Турция вела эавоевательные войны с государствами Балканского полуострова, а также с Венгрией, с Венецией и другими европейскими государствами. Селим I строил планы широких завоеваний в Передней Азии. Он подготовил поход в сторону Ирана под лозунгом защиты «правоверного (суннитского) ислама» против «еретиков-шии­тов». Расчистив для себя тыл путем умерщвления сорока тысяч актив­ ных малоазиатских шиитов, по заранее составленным тайными агентами султана спискам, Селим I начал войну с Сефевидским государством. Ту­ рецкое войско, в то время обладавшее большим артиллерийским парком, которого не было у кызылбашей,! разбило последних наголову на Чал- дыранской равнине в южном Азербайджане (23 августа 1514 г.). Кызыл­ баши отступили столь поспешно, что даже шахский гарем попал в руки турецкого султана. Последний занял было Тебриз, но не использовал своей победы из-за волнений турецких янычар, в среде которых было немало втайне шиитствующих. Поэтому, а также из-за нового наступле­ния кызылбашей, Селим отступил. Южный Азербайджан и Ирак Араб­ ский остались за Сефевидским государством. В странах Закавказья власть Сефевидов удержалась; в 1517 г. шах Исмаил подчинил восточ­ ную Грузию.

§ 5. Сефевидское государство

Вновь созданное государство стали называть Ираном, как раньше называли иногда и монгольское государство Хулагуидов, но часто называли просто Сефевидсксй или Кызыл башской державой (доулэт-и Кы- зылбаш).

  • 1 Первые огнестрельные орудия (радд андаз) в Иране появились еще при Ти­ муре около 1387 г.; в конце XV в. в Херате изготовлялись примитивные пушки, но они были низкого качества, мало эффективны и в войсках их было мало.

Зарубежные историки-востоковеды нередко видели и видят в Сефе­ видской державе иранское национальное .государство, сложившееся в результате борьбы иранцев с тюркскими завоевателями. Это неверно, прежде всего потому, что в Иране XVI в. еще не было элементов разло­ жения феодализма и зачатков капиталистического развития, иначе гово­ ря, не было необходимых предпосылок складывания нации. Помимо этого, в Сефевидском государстве XVI в. персидская народность не за­ няла господствующего' положения. Самый титул «шаханшах Ирана», принятый Исмаилом I Сефевидом, не был указанием на какое-либо уси­ ление политической роли иранского элемента. Дело в том, что с титулом шаханшаха («царя царей») Ирана в Передней и Средней Азии еще со времен Сасанидской державы связано 'было представление об универ­ сальной «всемирной» монархии, подобно тому, как в средневеко­ вой Европе такое же представление было связано с титулом римского императора, а на Дальнем Востоке — с титулом китайского импера­ тора.

Держава Сефевидов была создана главным образом усилиями тюрк­ских кочевых племен. Действительно, при шахе Иомаиле I и его ближай­ ших преемниках, вплоть до конца XVI в., руководящая роль в государ­ стве принадлежала азербайджанской (кызылбашской) кочевой знати; именно из ее рядов назначались .главные придворные сановники, намест­ ники областей и военачальники. Войско составлялось из ополчений тех же кочевых племен и в меньшей степени из ополчений оседлых фео­ далов.

При дворе и в войске долгое время .господствовал азербайджанский язык, понятный всем тюркским племенам Ирана, и сам шах Иомаил I писал стихи на этом языке под псевдонимом Хатаи; лишь в официальной переписке, согласно старой феодальной традиции, употреблялся персид­ ский язык, как это было и при Сельджуках, и при монгольских ханах. В состав державы Сефевидов, помимо Ирана, входил ряд стран с непер­ сидским населением — Азербайджан, Армения, Южная Туркмения, Аф­ ганистан. Центр государства до половины XVI в. находился не в Иране, а в Южном Азербайджане — в Тебризе.

Поэтому в Сефевидском государстве скорее можно видеть такую же империю — конгломерат разных племен и народностей, связанных завое­ ванием, какими были прежние средневековые государственные образова­ ния на территории Ирана. Лишь позднее, с конца XVI в, роль иранского элемента в Сефевидском государстве стала более значительной.

Первые Сефевиды сознавали, что поддержать единство ряда стран и областей с разным этническим составом и разной экономикой нелегко. Они хотели поддержать это единство, навязав разноплеменному мусуль­ манскому населению своей державы одно государственное исповедание— шиитское, именно толк умеренных шиитов-имамитов. Уже шах Исмаил I , заняв в 1501 г. Тебриз, издал указ, «дабы на площадях [люди] распусти­ ли языки для поругания и проклинания Абу-Бекра, Омара и Османа, а всякому, кто стал бы противиться, отсекали бы голову».

Кровавые гонения на суннитов, а также на «крайних» шиитов, про­исходили повсюду, где утвердилась власть Сефевидов. Гонениям подвер­ гались также «еретические» течения оуфизмз и всякое свободомыслие, следовательно светская наука и философия. Мрачный фанатизм могу­ щественного шиитского духовенства, а также прекращение связей со Средней Азией и другими суннитскими странами тяжело отозвались на развитии поэзии, философии и всей умственной жизни Ирана XVI —- XVIII вв.

§ 6. Феодальные отношения в Иране при Сефевидах

Класс феодалов, как и в предшествующий период, составлялся из четырех основных групп: 1) военной знати кочевых племен, среди кото­ рой первое место занимали эмиры кызылбашских племен; 2) старинных иранских династов и местных оседлых феодалов в областях; 3) высшего мусульманского (шиитского) духовенства; 4) гражданских чиновников. Последние лишь с конца XVI в. стали играть значительную политиче­ скую роль; они стояли ниже первых трех групп. Главы кочевых племен (мир-и иль) не только управляли своими племенами, но нередко станог вились наследственными владетелями пожалованных им в кормление округов и феодальными эксплуататорами живших там оседлых крестьян. Земли, пожалованные шахом главам кочевых племен, носили разные названия: юрт (монг.), оджаклык (тюрк.), джа у макам (перс-араб.). Такие же пожалования давались и отдельным представителям военно- кочевой знати (эмирам). Так, в 1553 г. шах Тахмасп I пожаловал Ха-лил-хаиу, главе курдского племени Сийях Мансур, округа Абхар, Зен- джан и Султанийэ с тем, чтобы он приводил в шахское войско три тыся­ чи воинов своего феодального ополчения. «Юрты» кочевых племен (иль, мн. ч. илят, тюркск.), помимо обработанных земель с оседлыми райя- тамй, включали также пастбища — летние (яйлаг, тюрк.) в горах и зим­ ние (кышлаг, тюрк.) на равнинах. Земли эти формально отдавались пле­ менам, фактически же находились в распоряжении племенных глав, однако, те не могли продавать эти пастбища или обращать их в свою личную собственность. У кочевых племен сохранялись, как и раньше, патриархально-феодальные отношения: феодальные повинности рядовых кочевников по отношению к кочевой знати были прикрыты патриархаль­ ной формой «родовой помощи»; сохранялось деление на племена и роды, давно исчезнувшее у персов и других оседлых народностей.

Помимо «юртов» кочевых племен, в Иране XVI в. существовали те же категории феодальной собственности на землю и воду, что и в 'Пред­шествующие периоды: государственные земли (дивани), земли шахской фамилии (хассэ), аллодиальные земли (мульк), земли религиозных и благотворительных учреждений (вакф), наследственные лены (союр- гал), обусловленные службой государству. Но, поскольку после образо­ вания Сефевйдского государства земельный фонд большей части перешел к новым хозяевам (государству и кызылбашской знати), соотношение между землями разных категорий изменилось. Увеличился фонд земель ливанских, хассэ и особенно «юртов» кочевых племен (иначе говоря, кы­ зылбашских эмиров — ханов и султанов). Уменьшилось число земель мульковых и союргальных. Сефевидокие шахи, сохранив часть преж­ них союргалов, избегали раздавать новые, ибо сними были связаны слишком обширные права владетелей их (сахиб-и союргал), в ущерб центральной власти.

Сефевиды предпочитали раздавать знати и служилым людям пожа­ лования, известные под именем тиула (тюрк.). О тиуле .впервые упоми­нается в начале XV в. (у Абд-ар-реззака Самарканда), но широкое рас­ пространение этот институт получил с XVI в. Под тиулом понималось пожалование феодальной ренты — целиком или частью — с определен­ ных земель. Одни тиулы были прикреплены к тем или иным должно­ стям и давались на время отправления их, другие давались за личные заслуги, персонально и пожизненно, но не наследственно и без права административного иммунитета. Таким образом, тиул был попыткой оо стороны центральной власти возродить институт икта' в его старой форме (временного бенефиция), существовавшей во времена владычества хали­ фата. Тиулы выделялись из фонда государственных (диванских) земель.

Все местные династы, будь то главы кочевых племен или старин­ ные иранские владетели, считались шахскими «хакимами» (правителями), т. е. чиновниками, назначаемыми и смещаемыми шахом. На деле это были наследственные местные феодалы. Вожди кочевых племен носили титулы хана и султана, 1 местные оседлые владетели — титул мелика. Одни из меликов были подчинены шахским наместникам областей — беглербегам, другие зависели непосредственно от шаха и именовались «вали», как, например, цари Картлии и Кахетии, владетели Луристана, Курдистана и Арабистана (Хузистана).

Положение кочевников (илятов), составлявших ядро феодальных ополчений, было значительно легче положения крестьян-земледельцев (раиятов). Огромное большинство райятов находилось в тяжелой фео­дальной зависимости от владельцев земель, а на землях государственных или хассэ — от разных управителей, являвшихся еще более жесткими эксплуататорами, нежели частные владельцы. Положение иранского рай-ята этого периода изучено пока слабо. Известно, что он платил владельцу ренту (на государственных землях совпадавшую с налогом), чаще всего на­ турой (зерном, рисом, шелком-сырцом); основу ренты составлял харадж (иначе маль у джехат) — доля урожая. При шахе Исмаиле I , которому надо было привлечь на свою сторону 'крестьянство, харадж был понижен до 7б доли урожая. Но наряду с хараджем вносились также и другие сборы, как в пользу владельца, так и в пользу государства.. Большое место за­ нимали натуральные повинности в пользу государства — бигар (перс.) или сухрэ (араб.) — работы по сооружению крепости, проведению дорог, каналов и т. д. Сохранялись повинности, существовавшие до Сефевидов: улуфэ и алафэ — поставка провианта и фуража для войск, коналга — по­ стойная повинность, шикар — участие в звериных гонах во время охоты феодала. Какие размеры принимала последняя повинность, видно из того, что для участия в зверином гоне во время большой охоты на волков, устроенной шахом Аббасом I в густых лесах Гиляна, было согнано де­ сять тысяч крестьян. Повинности работой в пользу собственников земель, напротив, были незначительны, так .как феодалы почти не вели собствен­ ного крупного хозяйства.

§ 7. Внутренняя и внешняя политика Сефевидского государства при шахе Тахмаспе I

Шах Тахмасп I (правил в 1524—1576 гг.) вступил на престол деся­ тилетним мальчиком. Первое время он был игрушкой в руках кызыл- башской кочевой знати — ханов и султанов. Знать эта поддерживала шах­ скую власть лишь постольку, поскольку последняя выполняла ее волю а раздавала ей земельные пожалования, высокие посты и доходные дол­ жности; .кызылбашские племена часто поднимали мятежи. В 1525 г. главы кызылбашских племен румлу и устаджлу заспорили о том, кому из них быть векилем, т. е. регентом и «воспитателем» малолетнего шаха; между племенами началась междоусобная война. В 1.526 г. произошло восстание племени устаджлу, в 1531 г. восстание племени текелю, раз­ грабившего Тебриз.

Помимо междоусобиц кызылбашской знати, шахской власти в пер­ вой половине правления Тахмаспа I пришлось бороться с восстаниями местной иранской знати в отдельных областях. В 1529 г. возмутился владетель Кальхура Зулфикар-бек, из лурской кочевой знати, осадил и взял Багдад, вслед за тем завладел и всем Ираком Арабским, подчивившись турецкому султану Сулейману I и введя в мечетях чтение хутбы. ка его имя. Шаху пришлось предпринять поход для отвоевания Багдада (1530 г.).

  • 1 При Сефевидах титул хана считался выше титула султана; ханы и султаны именовались также эмирами.

В 1535 г. в Гиляне возмутился Амирэ Дубадж, хан Гиляна Бийэпас. В 1538 г. Астерабад захватил некий Мухаммед Салих битикчи, из мест­ ной энати, прововгласившии себя местным государем и призвавший на хтомощь хана узбеков Хорезма. В 1540 г. произошло восстание в Рустем- даре, в 1541 г. — в Хузистане.

Все эти восстания шахской власти удалось подавить. Социальная природа этих восстаний до сих пор не изучена. В некоторых случаях на стороне местной знати против шахской власти выступали и народные массы, как это было, по-видимому, в астерабадском восстании 1538 г. Возмущения кочевой злати чаще всего происходили при помощи только данного кочевого племени и не имели никакой опоры в остальном насе­ лении. Некоторые восстания носили явно выраженный народный харак- тер. Таково было восстание ремесленников, городских -низов и крестьян в г. Херате и его округе, вызванное поборами и насилиями шахского беглербега, его чиновников и военных слуг, в 1535 г. Но как бы ни была различна классовая природа восстаний, они показывают, что шахской власти не удавалась политика централизации. Даже кызылбашские пле­ мена, считавшиеся главной опорой Сефевидов, не -раз восставали, и шах­ской власти приходилось покупать их покорность раздачей кочевой знати земель и доходных должностей.

Шах Тахмасп I завоевал в Северном Азербайджане государства Ширван (1538 г.) и Шеки (1551 г.). Для укрепления своего владычества в Восточной Грузии (в царствах Картлия и Кахетия) шах Тахмасп I не раз предпринимал туда опустошительные походы.

Войны с узбекскими ханствами Средней Азии продолжались при шахе Тахмасле I почти непрерывно. Узбекские ханы Мавераннахра почти ежегодно совершали походы в Хорасан и в район Астерабада, не раз брали важный г. Херат. В 1528 г. кызылбаши нанесли Убейдуллах-хану Узбекскому тяжелое поражение при Турбет-и шейх Джам, но как только' кызылбашское войско удалилось, Убейдуллах-хан снова одержал верх и занял, правда на время, Мешхед и Херат (1529 г.).

В последующие годы военные действия кызылбашей против узбек­ ских ополчений носили пассивно-оборонительный характер. В узбекско- сефевидских войнах главным объектом борьбы был богатый Хорасан, 1 с его развитой ирригацией, плодородными оазисами и большими торгово- ремесленными -городами (Мешхед, Херат и др.). Успехи узбеков в Хора­сане иногда облегчались тем, что притеснения и вымогательства кызыл- башской кочевой знати вызывали к ней ненависть со стороны населения.

В 1535 г., после народного восстания против шахской власти в Хе­рате, узбеки заняли этот город. Уже в 1536 г. они были вытеснены из Хорасана, но походы ополчений узбекских ханов в Хорасан продолжа­лись и в последующие годы (1543, 1549,1550,1556, 1560, 1567гг. и т.д.).

Борьба с узбекскими ханствами осложнилась для шахской власти восстанием в районе Астерабада в 1550 г. туркменского племени йака, ьо главе которого стал знатный юноша Аба (1550 г.). Восстание это было подавлено только в 1558 г. после предательского убийства Аба. Борьба Сефевидского государства с узбекскими ханами протекала под идеоло­ гической оболочкой религиозной борьбы шиитов с суннитами.

В течение всей первой половины XVI в. (1514—1555 г.) продолжа­ лась непрерывная война с Турцией за обладание странами Закавказья,. Курдистаном и Ираком Арабским, важными в стратегическом и хозяйственном отношении; через .них проходили пути европейоко-азиатской караванной торговли. По мере того, как военная экспансия Турции в Венгрию, Австрию и другие европейские страны встречала все возрас­тающее сопротивление, Турция проявляла все большую активность в по­ пытках завоеваний в Передней Азии. Борьба Сефевидского государства с османской Турцией также происходила иод оболочкой религиозной борьбы между шиитами и суннитами. Турция делала попытки, и не без успеха, опираться на суннитски настроенную часть знати в Курдистане и Ираке Арабском. Турецкий султан Сулейман I (правил в 1520— 1566 гг.) в 1533 г. вторгся в Азербайджан, в 1534 г. занял Тебриз и Сул-танийэ, потом повернул к югу на Багдад и занял его. Из Азербайджана турецкие вожжа были вытеснены, но Ирак Арабский так и остался за Тур­ цией; в 1538 г. турецкие войска завладели г. Ваном и бассейном оз. Ван (Южная Армения). Восточная Грузия почти постоянно служила театром военных действий между кызылбашами и османскими турками. Сефевид- ское государство с его слабой центральной властью, отсталой войсковой организацией и допотопной военной техникой вынуждено было все время ограничиваться обороной.

  • 1 В то время Хорасан включал часть Афганистана и Туркмении.

Наступательные действия Турции были облегчены опасным для шах­ ской власти мятежом Алкае-мирзы, родного брата шаха Тахмаспа I , на­ значенного им наместником (беглербегом) Ширвана после завоевания этой области (1538 г.). В 1547 г. Алкас сделал попытку отложиться и создать из Ширвана самостоятельное государство. Правда, кызылбаш- ским эмирам удалось было добиться примирения между шахом и Алка- сом. Последний обязался ежегодно отсылать 1000 туманов деньгами в шахскую казну и 1000 ширванских всадников ко двору. Но вскоре в Тебризе началась междоусобная борьба кызылбашских племен афшар и зулкадар, вызванная борьбой эмиров этих племен за должности и земли; эта междоусобица была прекращена лишь благодаря вмешательству шаха. Воспользовавшись 'волнениями, Алкас-мирза снова отложился в Ширване, велел чеканить монету от своего имени и читать в мечетях хутбу с поминовением своего имени; то и другое считалось правом само­ стоятельного государя. Дважды разбитый шахскими войсками, Алкас бежал к крымскому хану, потом в Стамбул к турецкому султану. Султан Сулейман I счел выгодным поддержать его притязания и в 1548 г. пред­ принял большой поход в Южный Азербайджан и занял Тебриз. Султан­ ское войско проникло вглубь Ирана и временно заняло Исфахан. В по­ следующие годы военные действия продолжались с переменным успехом.

В 1555 г. был заключен мир в г. Амасья (в Малой Азии), по кото­ рому Иран сохранил за собой Азербайджан, Восточную Армению и Во­ сточную Грузию. Область г. Ка.рса была признана нейтральной террито­рией; эту область решено было опустошить и совершенно обезлюдить. Западная Грузия и Западная Армения, а также Ирак Арабский остались за Турцией. Таким образом был закреплен раздел Грузии и Армении между давно уже терзавшими эти страны Османской империей и Сефе- видским государством. Договором 1555 г. завершилась первая полоса османо-сефевидских войн.

В 1559 г. сын турецкого султана Сулеймана I Баязид, возмутивший­ ся против отца и потерпевший неудачу, искал убежище в Иране у шаха Тахмаспа I . Возможность иметь под рукою претендента на турецкий престол сулила выгоды шахскому правительству, но трусливый и коры­ столюбивый шах Тахмасп предпочел продать подороже своего гостя сул­ тану Сулейману. Шах включил воинов Баязида в ряды своих ополчений, а самого изгнанника, после двухлетних переговоров, выдал турецкому султану, получив от него за это предательство 400 тысяч золотых (1561 г).

Юго-восточными границами (в Афганистане) Сефевидское государ­ ство примыкало к владениям индо-мусульманского государства великих моголов. Кандахар и некоторые другие пункты переходили из рук в руки. В 1544 г. Тимур ид Хумайюн, второй государь империи великих моголов, вытесненный из своих владений восстанием, искал убежища в Иране. Шах Тахмасп принял его благосклонно и счел выгодным поддержать военной силой попытки Хумайюна вернуть себе власть в Индостане; за эту помощь Сефевидское государство получило Кандахар.

Установление английскими купцами морского пути в Россию через Белое море (1553 г.) и завоевание Иваном IV Грозным Казани (1552 г.) и Астрахани (1556 г.) открыли новый этап в сношениях Ирана с европей­скими государствами. Последним, так же как и Ирану, казалось очень вы­ годным установить непосредственные торговые сношения, минуя Турцию. Освоение волго-каспийского тортового пути Россией пытались использо­ вать в своих целях и английские купцы. Агент английской «Московской» купеческой компании Антоний Джеекинсон прибыл в Россию (1557 г.), был принят царем Иваном IV Грозным и послан им с поручениями, -касавшими­ ся укрепления торговых сношений, сперва к узбекам в Бухару (1559 г.), потом и в кызылбашский Иран (1561—1563 гг.). По пути в Иран Джен- кинсон был благосклонно принят в Шемахе сефевидским беглербегом Ширвана Абдуллах-ханом, из племени устаджлу; при его содействии в Шемахе была основана английская торговая фактория, с целью, глав­ ным образом, вывоза шелка (сырца и тканей) в Англию через Россию. Дженкинсон прибыл в шахскую резиденцию Казвин и представился шаху, приняв на себя роль официального английского посла, каким он на деле не был. К несчастью для Дженкинсона, шах Тахмасп, только что полу­ чивший от султана Сулеймана крупную сумму за выдачу царевича Бая-зида, надеялся сохранить надолго хорошие отношения с Турцией и не проявил желания вступить с Англией и с Россией в отношения, которые могли бы быть направлены против Турции. Дженкинсон не только не добился ничего, но шах даже подумывал отослать голову англичанина в Стамбул. Однако Абдуллах-хан устаджлу, заинтересованный в вывозе ширванекого шелка, не допустил этого, и благодаря его влиянию Джен­ кинсон, хотя и не добился соглашения с шахом, все же вернулся невре­ димым в Москву. Сношения английской купеческой компании с Ширва- ном по волго-каспийскому пути и вывоз шелка наладились было, но в начале 80-х годов XVI в. сократились, из-за новых вторжений турецких войск в прикаспийские области. В последней четверти XVI в. наладились дипломатические сношения Оефевидского государства с Россией. Заметно усилилась русско-иранская торговля. 1

В 1571 г. двор шаха Такмаспа I посетил венецианский посланник д'Алессандри с целью заключения военного союза против Турции, кото­ рая в то время вела войну с Венецией и другими европейскими государ­ствами и отняла у Венеции остров Кипр, на который Турция напала без объявления войны. Миссия д'Алессандри не имела успеха, — шах Тах­ масп I считал мир Ирана с Турцией прочным и отверг союз с Венецией.

§ 8. Иран в конце правления шаха Тахмаспа I . Народное восстание в Гиляне

Шах Тахмасп I не был даровитым правителем, хотя, достигнув со­вершеннолетия, старался входить во все дела 'управления сам. Он отли­чался расчетливостью и скупостью, а вместе с тем мелочностью и недальновидностью. Без его разрешения везиры его не смели выдать никому даже 1 фельса (мелкая монета). Не заботясь о поднятии производитель­ ных сил страны, шах Тахмасп и его сановники не видели иных средств для увеличения дохода -казны, кроме повышения налогов. Были введены большие надбавки (тоуфир, тафавут) к хараджу и другим налогам. Эта налоговая политика тяжело отразилась на экономике Ирана. Последние 14 лет своего правления этот шах совсем не платил жалования войску. Такими мерами он добился того, что после его смерти в его главном казнохранилище в крепости Кахкахэ (эта крепость служила также госу­ дарственной тюрьмой) оказалось 380 тысяч туманов в золотой и сереб­ ряной монете, 600 золотых и серебряных слитков, весом по 3 тысячи мис- калей каждый, 200 харваров шелка, 1 30 тысяч одежд из дорогих тканей, полное вооружение на 30 тысяч всадников и т. д. Все эти сокровища лежали мертвым грузом в казнохранилище. Зато государственный доход, доходивший до 5 млн. золотых в середине XVI в. (согласно Минадои, 1558 г.), упал до 3 млн. золотых (согласно д'Алессандри, 1571 г.).

  • 1 О русско-иранской торговле в XVI — XVII вв. см. подробно в следующей глазе.

Шах был непопулярен в народных массах. Близость турецкой гра­ ницы и враждебное отношение горожан Тебриза к шаху Тахмаспу I по­ будили его перенести свою резиденцию подальше к востоку в Казвин (1548 г.). Но и здесь он ни от кого из райятов не принимал жалоб и не любил показываться перед глазами народа. Он двадцать лет не садился на коня и одиннадцать лет не выходил из своего дворца.

В последние годы правления Тахмаспа I внутреннее положение Ирана было тяжелым. По словам д'Алессандри, дороги были небезопасны из-за нападений разбойников и междоусобий феодалов. Из-за этого важные караванные пути на запад в Алеппо (Халеб, в Сирии) и на юг к порту Ормуз были заброшены. Чиновники, не чувствовавшие над собой твер­ дой руки центральной власти, творили, что хотели. Феодалы, в особенно­сти кочевая знать, были полными хозяевами судеб крестьянства и город­ ских низов. Обнищание крестьянства усиливалось из-за того, что в 1571 г. Иран посетили чума и сильный недород. В стране царил голод, местами дело доходило до людоедства. Хорасан все время подвергался нападениям узбекских ханов и их кочевых ополчений.

Положение райятов, несколько облегченное при шахе Исмаиле I , снова стало очень тяжелым к концу правления шаха Тахмаспа I . В стра­ не происходили восстания крестьян и ремесленников. История этих на­ родных восстаний почти не изучена. Особенно упорным было' восстание в Гиляне. Экономически эта область была тогда мало связана с цент­ ральным Ираном. Шахская власть там была слаба. После усмирения возмущения Амирэ Дубаджа, хана Бийэ пас (рештского), шах отдал его владения в управление Хан-Ахмед-хану, владетелю Бийэ пиш (ла- хиджанскому, правившему в 1536—1568 и 1578—1592 гг.), из династии Кийя. Когда в 1568 г. шах пожелал вернуть ханство Бийэ пас Джемшид- хану, сыну Амирэ Дубаджа, возникли споры из-за разграничения земель, послужившие поводом для возмущения Хан-Ахмед-хана лахиджанского против шаха. Хан-Ахмед-хан был разбит, низложен и заключен в кре­пость Истахр близ Шираза. Но народные массы Гиляна упорно оборо­ няли свою самостоятельность. В 1569 г. они собрали восемнадцатиты- сячное ополчение и провозгласили ханом одного из членов низложенной династии. Восстание было подавлено, наместником Гиляна назначен был седьмой сын шаха Махмуд-мирза, земли в Гиляне были разделены меж­ ду эмирами племени устаджлу и других кызылбашских кочевых племен (1570 г.).

  • 1 Мискаль — 4,6 г. Туман—10 тыс. динаров. Курс динара к концу XVI в. на­ столько упал, что 200 динаров равнялись 1 мискалю серебра. Харвар (букв, «осли­ ный вьюк») на деле равнялся 100 манам тебризским = 295 кг.

Притеснения и -насилия этих эмиров вызвали восстание «гилянского простонародья, черни, сброда и подонков», как официальные источники называют крестьян и городскую бедноту. Кызылбашские эмиры и шах­ские чиновники были частью перебиты, частью изгнаны (1571 г.). Вся область оказалась в руках восставших. Борьба гилянцев с шахскими войсками шла с переменным успехом, и только в 1572 г. сильное фео­ дальное ополчение из воинов устаджлу и других кызылбашских племен, посланное шахом в Гилян, смогло, наконец, подавить восстание.

§ 9. Восстание в Тебризе

Ярким показателем недовольства народных масс политикой правитель­ ства шаха Тахмаспа I было восстание ремесленников и городской бедно­ ты в Тебризе в 1571 —1573 гг. Тебриз, насчитывавший в начале XVI в. до 300 тыс. жителей, узел путей транзитной европейско-азиатской караван­ ной торговли, ее перегрузочный пункт и центр ремесленной промышлен­ ности — шелкоткацкой, шерстоткацкой, хлопчатобумажной, сафьяно­ вой, оружейной и т. д., оставался крупнейшим городом Сефевидского государства и после перенесения шахской резиденции в Казвин.

О тебризском восстании мы находим подробный рассказ у Хасан- бека Румлу и краткое известие у историка XVII в. Искендера Муиши. Оба они проявляют классово-враждебное отношение к восста­ нию, но сообщают интересные факты. Об этом же движении говорит и венецианский посланник д'Алессандри. Рассказ его, путаный и неясный, видимо, основан на тенденциозных сообщениях шахского двора.

Персидские авторы не дают полного освещения обстановки в Теб­ ризе и непосредственной причины тебризского восстания, они говорят только, что ближайшим поводом к восстанию были притеснения тебризского правителя Аллах-кули-бека устаджлу. Д'Алессандри сооб­ щает, что в Тебризе давно происходила борьба двух группировок, из ко­торых одна господствовала в четырех кварталах города, другая — в пяти. 1 Можно лишь предполагать, что в борьбе этих факций отразились про­ тиворечия между городской знатью (феодалами и купцами) и городскими •ризами.

О классовом характере восстания ясно говорят имена, какими назы­ вали участников движения Хасан Румлу и Искендер Мунши,— это «про­ стонародье» (аджлаф), «чернь» (аджамирэ), «сброд» (рунуд) и «подон­ ки» (оубаш), т. е. слова, которые у персидских средневековых историков обычно обозначают крестьян, ремесленников и городскую бедноту. Ха­ сан Румлу называет в числе руководителей движения представителей ремесленников и мелких торговцев: упоминаются сукновал, сапожник, зеленщик, сын изготовителя шальвар, погонщики верблюдов. По словам д'Алессандри, активную роль в движении играл цех мясников. Кроме того, видное участие в руководстве движением принимали пехлеваны (буквально богатыри, борцы, атлеты, перс.). Так назывались профессио­ нальные атлеты, выступавшие на аренах спортивных дар (зур-ханэ) перед зрителями. Пехлеваны составляли особый цех. Пехлеван Яри был глав­ ным руководителем восстания.

По рассказу источников, когда правитель (даруга) Аллах-кули-бек не хотел допустить погребения казненного им участника волнений город­ ской бедноты в квартале Дерджуйэ, беднейшие горожане восстали. Дома правителя и знатных людей, сейидов, духовных лиц и богачей были разгромлены, их семьи подверглись насилиям. «И на каждой улице, — го­ ворит Хасан Румлу, — кто-нибудь из того простонародья поднял знамя своей власти: пехлеван Яри в квартале Синджаран, Нашми в квартале Дерджуйэ, пехлеван Аваз на Мейдане, 1 Шереф, сын хромого Мустафы, в квартале Серв, сын изготовителя шальвар (шальвардуз) в [квартале] Мехад Махан, Ага Мухаммед в квартале Ноубар, Мирза Меликани и Гёкча в квартале погонщиков верблюдов (Шутурбанан) и Алай-и Хасан-Джан в квартале Шеш-Гилян». Вся власть в городе перешла в руки восставших.

  • 1 Названия этих группировок приведены у д'Алессандри в столь искаженной форме (как и все персидские имена у него), что в них можно только угадывать на­звания соперничавших дервишеских орденов хейдериев и ниметуллахиев, видимо, стоявших во главе факций.

Знатные люди и «столпы державы» не 1раз настаивали, чтобы шах Тахмасп I послал войско для усмирения «тебризской черни». Но шах медлил и колебался, отговариваясь тем, что ему «жаль разорять такую важную область». Настоящей причиной колебаний шаха было крайне тяжелое внутреннее состояние Сефевидского государства: войско (фео­ дальное ополчение) много лет уже не получало жалованья и было не­ надежно, а Гилян был охвачен восстанием. Поэтому шах назначил пра­вителем Тебриза Юсуф-бека устаджлу, считавшегося опытным и тактич­ ным администратором, и поручил ему вступить в переговоры с восстав­ шими. Юсуф-бек так и поступил. Ему удалось убедить старшин (кедху- дайан) городских кварталов прекратить борьбу со знатью. Соглашение было скреплено клятвами. Никто из восставших не подвергся наказанию.

Но, по-видимому, беднейшие горожане не были удовлетворены со­ глашением, заключенным городскими кедхудами с Юсуф-беком. Через некоторое время произошло столкновение между военными слугами Юсуф-бека и сторонниками пехлевана Яри. Пролилась кровь. После это­ го ряд городских кварталов снова был охвачен восстанием.

Юсуф-бек просил помощи у шаха. Авторитетные шиитские богословы составили фетву, в которой объявили избиение тебризской «черни» делом законным и соответствующим шариату. Шах приказал Сохраб-беку, сыну наследственного владетеля Карадага, оказать помощь Юсуф-беку. Сохраб-бек с феодальным ополчением вступил в Тебриз и занял Сахи- бабадский мейдан. Юсуф-бек со своим ополчением присоединился к нему. Им обоим удалось окружить кварталы, охваченные восстанием. Видя, что дальнейшее сопротивление бесполезно, руководители и активные участники восстания укрылись в различных потайных убежищах. Юсуф- бек обыскал дома, открыл убежища скрывавшихся и арестовал много народа.

«И главари черни, — повествует Хасан Румлу, — были повешены, как, например, Гёкча, Нашми, Шереф, Шунджи сукновал, Хасан сапожник, Хаджжи Дераз, Шах-Али Чартак, Мирза Баба Кухи и Хусейн зеленщик (сабзэ форуш). И кроме них было казнено сто пятьдесят человек». Пех­ леван Яри, пехлеван Аваз и Алай-и Хасан-Джан были также схвачены. Сохраб-бек, движимый корыстолюбием, хотел было пощадить их. Но Юсуф-бек настоял на том, чтобы и они были ему выданы и также каз­ нены. Головы их были выставлены на тебризском Мейдане.

По рассказу Хасана Румлу, тебризское восстание было подавлено только через два года, т. е. в 1573 г. Источники не сообщают, выдвигали ли восставшие какие-либо определенные требования. Размах восстания так напугал шаха Тахмаспа, что он удовольствовался казнью 10—15 ру­ ководителей и 150 более активных участников движения и не допустил массовой расправы и разграбления города, обычных на средневековом Востоке в подобных случаях. Мало того, очевидно, дабы успокоить насе­ ление огромного города и не допустить новых волнений, шах дал городу Тебризу значительные льготы. Сперва он «простил» тебризцам сбор налога с ремесла (мал-и мухтарифэ), а затем освободил город и от уплаты всех податей в диван (.казну), иначе говоря, город получил привилегию налогового иммунитета (му'афи).

  • 1 Главная городская площадь.

В последние годы правления шаха Тахмаспа I , еще до тебризского восстания, была .проведена (важная реформа: был отменен навсегда обор тамги, т. е. налога с торговли (в частности, и с мелкой -розничной), с ре­ месла и со всех городских промыслов и занятий. Тамга была впервые введена в XIII в. монгольскими завоевателями. Взимавшаяся в течение более трехсот лет тамга обогащала казну феодального государства, но наносила огромный ущерб городской жизни. По словам анонимного венецианского купца (1514 г.), в Тебризе всякий, у кого была лавка на базаре, должен был платить ежедневно, в зависимости от своего состоя­ ния и дохода, от двух аспр до одного дуката (золотая монета). Это и была тамга. Она взималась независимо от ввозных и вывозных пошлин (>бадж), которые взыскивались с мусульман в (размере 5% стоимости товаров, а с христиан, евреев и прочих иноверцев—10%.

Отмена тамга в указе шаха Тахмаспа I была объяснена указанием «свыше», полученным шахом во время вещего сна. Истинной же причи­ ной отмены тамги был упадок .городской жизни во второй половине XVI в., принявший угрожающие размеры. Шахское правительство оказа­ лось вынужденным облегчить положение горожан и отменить разори­ тельную и ненавистную всем тамгу. С тех пор тамга больше не восста­ навливалась. Вместо нее был введен сравнительно небольшой налог с ремесла (мал-и мухтарифэ). Ввозные, вывозные и транзитные пошли­ ны (бадж) были сохранены.

§ 10. Иран при преемниках Тахмаспа I

Смерть шаха Тахмаспа I (1576) вызвала смятение среди кызылбаш- ской знати и высшего шиитского духовенства. По словам историка Хасан- бека Румлу, сейиды, казии и улемы дрожали за свою жизнь, опасаясь «подонков и черни» (рунуд ваоубаш),т.е. народного восстания. Тахмасп оставил двенадцать сыновей, из которых каждый, по кызылбашскому обычаю, имел «воспитателя» — «лялэ» среди феодальной знати одного из кызылбашских кочевых племен и считался «воспитанником» данного племени. Эмиры племени устаджлу провозгласили шахом своего «воспи­ танника» Хейдер-мирзу, пятого сына Тахмаспа, поддержанного также грузинской гвардией дворца. Но эми-ры племен афшар, каджар, румлу, варсак и др. не признали Хейдер-мирзу. В Казвине произошла кровавая резня, во время которой Хейдер был убит. Эмиры племени афшар доби­ лись возведения на престол своего «воспитанника» Иемаил-мирзы, кото­ рого подозрительный отец, шах Тахмасп I , в течение двадцати лет дер­ жал в заключении в крепости Кахкахэ.

Шах Исмаил II (правил в 1576—1577 г..), неспособный и жестокий правитель, пытался укрепить свою власть массовыми казнями и, в част­ ности, убийством своих шести 'братьев, проживавших в Казвине. Он ра­ зослал также приказы об умерщвлении и остальных родичей, находив­ шихся в областях. Но эти приказы не были приведены полностью в исполнение, так как Исмаил II внезапно умер, приняв слишком силь­ ную дозу опиума, в доме своего халваджы-башы (начальника дворцовых кондитеров), быть может, отравленный им. По другим данным, Исмаил II был убит в гареме заговорщиками, переодетыми в женское платье. «Вы­ сокий совет» (диван-и'али) эмиров и знати решил провозгласить шахом старшего сына Тахмаспа I , Султан Мухаммеда, по прозванию Худабеядэ («раб божий»), который раньше не считался претендентом на престол из-за болезни глаз. Шах Султан Мухаммед Худабендэ (правил в 1577—1587 гг.), безвольный ханжа, был орудием в руках своей жены Махд-и Ульйэ, матери его двух сыновей Хамзэ и Аббаса, опиравшейся на иранскую оседлую 'чиновную знать и пытавшейся три ее помощи вести политику укрепления центральной власти. За это она была убита позже по наущению недовольных ею кызылбашеких кочевых эмиров. Шах Мухаммед вынужден был сразу заплатить войску жалованье за четырнадцать.

В 1578 г. Турция возобновила войну с Ираном. Одной из задач Тур­ ции на этот раз 'был захват стран Закавказья «и западного каспийского. побережья, отчасти для того, чтобы овладеть волго-каспийским путем, превратившимся в важную торговую артерию. Еще турецкий султан Се­ лим II (правил в 1566—1574 гг.) пытался соединить Дон и Волгу кана­лом (1568 г.) и при помощи крымского хана предпринять поход на Астрахань (1569), но эти попытки потерпели неудачу. Тогда правитель­ ство султана Мурада III (правил в 1574—1595 гг.) решшк> овладеть. странами Закавказья. В 1578 г. турецкие войска, восстановив, вопреки договору 1555 г., цитадель г. Карса, вторглись в Восточную Грузию, Во­ сточную Армению и Азербайджан, сея повсюду смерть и разрушение. Их продвижение было остановлено Хамвэ-мирзой, способным и смелым наследником престола, войска которого одержали две блестящие победы над турками в Южном Азербайджане. Но турецкие войска были поддер­ жаны частью курдской суннитской знати. Хамзэ-мирза был убит в ре­ зультате заговора кызылбашской кочевой знати. В 1585—1588 г. турки овладели всем Северным и Южным Азербайджаном, овладели и Тебри- зом и разорили его вконец.

Между тем, в Хорасане еще в начале правления шаха Мухаммеда восстали кызылбашские племена устаджлу и шамлу. Номинальным на­ местником Хорасана считался младший сын шаха Мухаммеда, Аббас- мирза, (родившийся в 1571 г. Его «воспитатель» (лялэ) Али-кули-хан. шамлу в союзе с Муршид-кули-ханом устаджлу, оба поддержанные свои­ ми племенами, решили провозгласить шахом Абб ас-мирзу (1581 г.), дабы самим управлять от имени мальчика. Еще в 1578 г. они отказались вер­ нуть ребенка отцу и матери под предлогом того, что во дворце их «вос­ питаннику» якобы угрожает опасность, а позднее, после долгих перего­ воров, начали открытую войну с шахом Мухаммедом. Узнав об убийстве Хамзэ-мирзы, единственного сильного противника, оба хана пошли на Казвин и заняли его (1587 г.). Шах Мухаммед, занятый в то время по­ давлением народного восстания в Фарсе, был покинут своим войском. Вскоре после того он умер.

§ 11. Итоги периода

К концу 80-х годов XVI в. Иран переживал серьезный экономиче­ ский упадок, главным образом благодаря налоговой политике шахского правительства и росту размеров феодальной ренты. Положение Сефевид- ского государства, осложненное народными восстаниями, феодальными междоусобиями и неудачной войной с Турцией и узбекскими ханствами,. было исключительно опасным и тяжелым.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования