В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Аверьянов Л. Я.В поисках своей идеи. Часть первая
Автор рассматривает социологические проблемы вопроса, делится размышлениями о предмете социологии, анализирует факт как философское понятие и его интерпретацию, исследует процесс социализации. Надеюсь особый интерес вызовет статься «Как выйти замуж». Рассчитана на массового читателя и специалистов.

Полезный совет

Поиск в библиотеке можно осуществлять по слову (словосочетанию), имеющемуся в названии, тексте работы; по автору или по полному названию произведения.

Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторМеринг Ф.
НазваниеКарл Маркс.История его жизни
Год издания1957
РазделКниги
Рейтинг0.30 из 10.00
Zip архивскачать (1 612 Кб)
  Поиск по произведению

Посвящается
Кларе Цеткин
наследнице
марксистского
духа

От издательства

Книга «Карл Маркс. История его жизни» — один из крупных научных трудов Франца Меринга — видного деятеля германского и международного рабочего движения. Книга была издана в Гер­мании в 1918 г.; на русском языке она впервые вышла в нашей стране в 1920 г.

В книге Ф. Меринга изложена история разработки Марксом, совместно с его соратником и дру­гом Ф. Энгельсом, пролетарского мировоззрения — марксизма.

В биографии показана выдающаяся роль Маркса в создании и деятельности Союза коммуни­стов, по поручению которого Марксом вместе с Энгельсом была написана программа Союза «Ма­нифест Коммунистической партии».

В книге нашла отражение, хотя и с некоторыми ошибками, история создания и деятельности I Интернационала, вдохновителем и идейным руководителем которого был Маркс.

Книга Ф. Меринга написана в основном с правильных, марксистских позиций, но в оценке Лас- саля, Швейцера, Бакунина и в анализе борьбы Маркса с ними, как с представителями мелкобуржу­ азного социализма и анархизма, и в некоторых других вопросах — Меринг допускает ряд принци­пиальных ошибок.

Критика допущенных Мерингом ошибок дана во вступительной статье, Настоящее издание вы­ходит в заново проверенном переводе. В конце книги даются примечания автора с библиографией литературы, использованной им для написания биографии.

Настоящее издание снабжается научным аппаратом — указателями имен и прессы, а также подстрочными примечаниями справочного и пояснительного характера.

Вступительная статья

Книга «Карл Маркс. История его жизни» написана Францем Мерингом — выдающимся пред­ставителем левого крыла немецкой социал-демократии, одним из основателей Коммунистической партии Германии, соратником Карла Либкнехта и Розы Люксембург.

Франц Меринг (1846—1919) хорошо знаком советскому читателю своими работами по истории Германии и немецкого рабочего движения, по истории марксизма и ряду других вопросов.

Огромной заслугой Меринга является его борьба на страницах социал-демократической печати против ревизионизма Бернштейна и других оппортунистов.

В. И. Ленин в 1908 г. охарактеризовал его как «человека, не только желающего, но и умеющего быть марксистом» 1 .

Великую Октябрьскую социалистическую революцию Меринг встретил восторженно. В откры­том письме в «Правду» от имени группы «Спартак» он писал в июне 1918 г.: «Мы встретили весть о победе большевиков с чувством гордости, без всякой зависти, как нашу собственную победу» 2 . В целом ряде своих статей и брошюр Меринг, ополчаясь против злобной клеветы буржуазии и со­циал-шовинистов на Советскую Россию, выступил в защиту политики большевиков и Советского правительства, в защиту диктатуры пролетариата. Незадолго до смерти Меринг принял деятельное участие в основании Коммунистической партии Германии. Умер он в январе 1919 г. уже коммуни­ стом.

Последние годы жизни Меринг посвятил созданию одного из своих самых значительных тру­дов — биографии Маркса, которая вышла под названием «Карл Маркс. История его жизни». Эта книга является венцом всего творчества Меринга, итогом его многолетней исследовательской работы по истории марксизма.

  • С м. В. И. Ленин, Соч., 4 изд., т. 14, стр. 340. «Правда», 13. VI. (3. V.) 1918 г., № 118.

Большим достоинством книги является тот факт, что жизнь и деятельность Маркса Меринг описывает в тесной связи со всеми важнейшими событиями международного рабочего движения. Он очень много внимания уделяет анализу произведений Маркса, показывая их место и значение в истории формирования и развития марксизма. Таким работам Маркса, как докторская диссерта­ция, «Святое семейство», «Немецкая идеология», «Нищета философии», «Манифест Коммунисти­ческой партии», «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», «Капитал», посвящены целые разделы книги. Не ограничиваясь изложением содержания и анализом произведений Маркса, Меринг под­робно освещает ту историческую обстановку, в которой они создавались, а также описывает исто­рию опубликования важнейших произведений Маркса, показывая огромные трудности, которые приходилось ему преодолевать, чтобы напечатать свои работы.

Характеризуя величие Маркса, Меринг правильно указывает, что оно в значительной степени обусловливается неразрывным слиянием в Марксе человека мысли и человека дела, т. е. иными словами Меринг отмечает у Маркса наличие полного единства между теорией и практикой. В этой связи Меринг рисует Маркса не только величайшим мыслителем, создателем революционной тео­ рии, указавшей трудящимся массам путь к освобождению от капиталистического рабства, но так­же пламенным борцом и непосредственным руководителем международного рабочего движения. Меринг показывает роль Маркса в организации Союза коммунистов, его кипучую деятельность в период революции 1848— 1849 гг., его руководство I Интернационалом.

Одну из самых больших заслуг Маркса Меринг правильно видит в том, что Маркс явился соз­дателем исторического материализма — науки о законах развития общества.

Большое внимание в своей книге Меринг уделяет деятельности Маркса как организатора и ре­дактора ряда демократических периодических изданий, сыгравших огромную роль в истории ре­волюционно-демократического и рабочего движения. Меринг особо подчеркивает то большое значение, которое имела деятельность Маркса в качестве главного редактора «Новой рейнской га­зеты».

В книге Меринга получила яркое отражение также замечательная дружба между Марксом и Энгельсом, их творческое содружество как мыслителей и как революционных борцов. Меринг справедливо отмечает, что дружба Маркса и Энгельса «сделалась союзом, не имеющим себе по­добного во всей истории» (стр. 261).

Меринг подчеркивает, что одной из характерных черт Маркса, как и Энгельса, является их большая самокритичность, умение признать допущенные ошибки и извлечь из них уроки. Он пишет: «Никогда, быть может, не было столь беспощадно искренних в самокритике политиков, как Маркс и Энгельс. Они были вполне свободны от того беспочвенного упорства, которое вопреки самому горькому разочарова­нию все же старается продолжить самообман, воображая, что оказалось бы правым, если бы то или иное случилось иначе, чем оно фактически произошло. Они были свободны также и от всяко­го дешевого мудрого отрицания, от всякого бесплодного пессимизма; они извлекали уроки из по­ражений, чтобы с усиленной энергией вновь приняться за подготовку победы» (стр. 218—219).

Меринг показывает беспримерную научную добросовестность Маркса, его огромную трудо­способность, его неиссякаемую творческую энергию, которая никогда не оставляла Маркса, не­смотря на очень большие трудности и лишения, испытываемые им и его семьей. Он подчеркивает скромность Маркса, отсутствие у него какого-либо тщеславия, желания выставить себя на перед­ний план.

Не ограничиваясь освещением лишь революционной и научной деятельности Маркса, Меринг показывает его также в кругу своей семьи и друзей. Со страниц книги перед нами встает человек с большим личным обаянием.

Необходимо также отметить, что биография Маркса написана прекрасным, художественным, образным языком.

Книга Ф. Меринга «К. Маркс» написана в основном с правильных, марксистских позиций, но в то же время она не свободна от ряда ошибочных положений, без учета которых у читателя может возникнуть неверное представление по целому ряду принципиальных вопросов истории и теории марксизма. Это объясняется прежде всего тем, что Меринг, принадлежа к левому крылу герман­ской социал-демократии, в значительной степени разделял ошибки немецких левых, проистекав­шие из их идеологической и организационной слабости. Как и другие немецкие левые, Меринг не­дооценивал роли революционной партии и революционной теории, проявляя иногда колебания между большевизмом и меньшевизмом, не понимал значения союза рабочего класса и крестьянст­ва, как необходимого условия для победы пролетарской революции, боялся пойти на полный раз­рыв с оппортунистами из-за ложно понимаемой необходимости сохранения единства партии. В силу этого он не всегда был в состоянии правильно понять причины непримиримой борьбы Мар­кса со Стефаном Борном, Прудоном, Лассалем, Швейцером, Бакуниным и другими противниками марксизма.

Необходимо также учесть, что при написании настоящей книги Меринг не располагал многими документами и материалами, крайне важными для изучения истории марксизма и биографий его основоположников. Эти документы и материалы, как, например, письма Маркса и Энгельса к Лассалю или переписка Лассаля с Бисмарком, стали известны лишь после смерти Меринга. Тем не менее большой заслугой Меринга является то, что он писал биографию Маркса, основываясь на детальном изучении всех тех произведений Маркса и Энгельса, которые ему были доступны. Во многих случаях Меринг останавливается в своей книге на тех произведениях Маркса, которые при жизни Меринга были мало известны.

Особо надо отметить, что Меринг в своей книге останавливается на таких ранних произведени­ях Маркса и Энгельса, как «Святое семейство» и «Немецкая идеология». Однако при анализе этих произведений Меринг допустил ряд ошибок, обусловленных тем, что он не был знаком со всеми фактами, сопровождавшими написание «Святого семейства», а «Немецкая идеология» — работа, похороненная оппортунистами и впервые опубликованная только в СССР в 1932 г., — не была полностью известна Мерингу; в частности, он не знал важнейшего ее раздела — «Людвиг Фейер­бах».

Меринг не совсем верно изображает обстановку, в которой эти работы появились: он пре­уменьшает опасность буржуазной и мелкобуржуазной идеологии младогегельянцев и так назы­ваемых «истинных социалистов» для рабочего движения и возникающей партии и, следовательно, важность борьбы с этой идеологией. Отсюда Меринг явно недооценивает значение как «Святого семейства», сыгравшего большую роль в преодолении взглядов младогегельянцев, так и «Немец­кой идеологии», на основе которой Маркс и Энгельс, как известно, выступили затем с резкой и беспощадной критикой «истинных социалистов» (статьи в «Deutsche-Brusseler-Zeitung» и «Ком­мунистический манифест»).

Меринг не показал места «Немецкой идеологии» и в истории марксизма. Он не понял, что в «Немецкой идеологии» дана первая всесторонняя разработка нового мировоззрения, философское обоснование научного социализма.

Характеризуя в целом правильно события, связанные с революцией 1848—1849 гг., Меринг да­ет неверную оценку Стефану Борну, одному из ранних представителей реформизма в рабочем движении, игнорируя критику Борна Марксом и Энгельсом. Ленин отмечал, что говоря о недо­ вольстве Маркса и Энгельса агитацией Борна, «Меринг выражается чересчур мягко и уклончиво» 1

Наиболее серьезные ошибки Меринг допускает при оценке деятельности и значения Лассаля и при рассмотрении разногласий между Марксом и Энгельсом, с одной стороны, и Лассалем — с другой 1 . Меринг глубоко ошибается при определении значения Лассаля, ставя его в один ряд с основоположниками научного коммунизма Марксом и Энгельсом. Нельзя согласиться с Мерин-гом, когда он утверждает, что Лассаль дорос «до высоты... мыслей» Маркса и Энгельса (стр. 273), что как революционер «он... одного ранга» с Марксом (стр. 335), что своими произведениями Лас-саль указал «путь к новой жизни сотням тысяч немецких рабочих» (стр. 331) и т. д. Далее, Меринг не был в состоянии понять подлинных причин борьбы Маркса и Энгельса с Лассалем. Как утвер­ждает он, разногласия Маркса и Энгельса с Лассалем носили характер какого-то случайного недо­разумения, не поддающегося доводам разума, и представляли собой «самую сложную психологи­ческую проблему» (стр. 203). Он считал, что «недоверие» к Лассалю «возникало у Маркса по вся­кому случайному поводу» (стр. 302). Наконец, Меринг пришел к совершенно ошибочным выво­дам, что в опоре между Марксом и Лассалем прав был будто бы не Маркс, а Лассаль, и что Маркс, резко критикуя Лассаля, был якобы несправедлив к нему.

  • С м. В. И. Ленин, Соч., 4 изд., т. 9, стр. 117.

В действительности борьба Маркса и Энгельса против Лассаля и лассальянцев носила не слу­чайный, а глубоко принципиальный характер и велась главным образом по вопросам программы, тактики и организации рабочего движения и по вопросу о путях воссоединения Германии. Маркс и Энгельс не могли мириться с тем, что Лассаль в своих агитационных сочинениях выступал с ре­формистской, оппортунистической программой, отвлекавшей рабочих от революционной борьбы за завоевание власти и толкавшей их на путь поддержки прусской монархии. Лассаль внушал ра­бочим, будто бы они могут добиться своего освобождения путем мирного преобразования прус­ского юнкерского государства в «свободное народное государство» посредством завоевания все­общего избирательного права и организации производственных товариществ с государственной помощью (имелась в виду помощь со стороны прусского юнкерского государства). Эти программ­ные положения Лассаля, в корне противоположные и враждебные марксизму, были включены в устав и положены в основу деятельности Всеобщего германского рабочего союза, президентом которого стал Лассаль.

Меринг неправильно освещает сущность расхождений между Марксом и Энгельсом, с одной стороны, и Лассалем — с другой, в отношении австро-итало-французской войны 1859 г., которую в то время принято было называть итальянской войной. Меринг говорит, что между Марксом (а также Энгельсом) и Лассалем по вопросу об итальянской войне будто бы не было «принципиального разногласия в мнениях» (стр. 300) и что спорящие стороны якобы «ни в чем не расходились между собой, ни по национальному вопросу, ни по вопросу о революции» (стр. 300). Далее, Ме-ринг неверно утверждает, что «Лассаль по существу правильнее оценил «фактические предпосыл­ки», чем Энгельс и Маркс» (стр. 300).

  • 1 Такие же ошибки Меринг допускает в ряде других работ, в частности в книге «История германской социал-демократии» и в комментариях к письмам Лассаля, адресованным Марксу и Энгельсу.

В действительности отношение основоположников марксизма — Маркса и Энгельса — и Лас-саля к итальянской войне было принципиально различным и отражало их диаметрально противо­положные позиции по вопросу о путях объединения Германии. Маркс и Энгельс выступали за объединение Германии снизу, революционным путем, путем народной революции. Лассаль, не ве­ ря в революционные возможности масс, склонялся к поддержке планов объединения Германии сверху, династическим путем под главенством Пруссии.

Маркс и Энгельс были против развязывания династической войны в Европе, но, поскольку эта война началась, они стремились использовать ее в интересах революционного движения и превра­тить в народную революционную войну за объединение снизу и Германии и Италии, за коренные революционные преобразования в Европе.

Маркс и Энгельс справедливо считали, что одним из самых главных препятствий для объеди­нения Германии и для успеха революционных национально-освободительных движений в Европе являлась в то время бонапартистская Франция, вступившая в тайный союз с царской Россией. По­этому во время итальянской войны они от имени пролетарских революционеров призывали к то­му, чтобы Пруссия и другие государства Германского союза выступили на стороне Австрии про­тив империи Бонапарта. Маркс и Энгельс исходили из того, что выступление Пруссии и других государств Германского союза, которое в свою очередь повлекло бы за собой вмешательство со стороны царской России, вызовет революцию в Германии и ее объединение снизу, а также приве­дет в результате поражения бонапартистской Франции к революции в самой Франции; все это в свою очередь даст возможность также и итальянскому народу осуществить свое национальное воссоединение революционным путем.

Маркс и Энгельс считали, что даже независимо от того, удастся или не удастся толкнуть Прус­сию на выступление, пролетарские революционеры должны были наряду с показом всей слабости прусского правительства — прежде всего разоблачать бонапартистский обман, разоблачать под­линные цели Наполеона III, прикрывавшего свою контрреволюционную политику мнимой защи­той национальностей. «Игра эта (т. е. тактика пролетарских революционеров. — Б. К ), — писал Маркс Лассалю 22 ноября 1859 г., осуждая его за поддержку бонапартизма, — была не так уже трудна, так как к ней примкнули бы все представители революционной партии — от Мадзини до Луи Блана, Ледрю-Роллена и даже Прудона. Благодаря этому полемика против бонапартист­ского обмана не носила бы характера враждебного отношения к Италии или Франции» 1 .

Лассаль в противоположность Марксу и Энгельсу, выступая за нейтралитет Пруссии и других государств Германского союза и за поражение Австрии, лил воду на мельницу бонапартизма и тем самым препятствовал развитию революционного движения в Европе. В своем памфлете «Итальян­ ская война и задачи Пруссии» Лассаль писал, что Наполеон III в Италии будто бы осуществляет «великое и справедливое, цивилизаторское и в высшей степени демократическое дело» 2 . В этом памфлете Лассаль по существу защищал план объединения Германии династическим путем под главенством монархической Пруссии, план, который он рекомендовал осуществить прусскому правительству, воспользовавшись затруднительным положением Австрии в войне. Тактика Ласса-ля ничего общего не имела с тактикой пролетарских революционеров. Маркс называл памфлет Лассаля «громадной ошибкой» 3 , а Энгельс назвал Лассаля «королевско-прусским придворным де­мократом» 4 .

Ленин указывал, что в оценке войны 1859 г. был прав Маркс, а не Лассаль. «Мы думаем, — пи­сал Ленин, — что прав был (вопреки Мерингу) Маркс, а Лассаль был и тогда, как и в своих заиг­рываниях с Бисмарком, оппортунистом. Лассаль приспособлялся к победе Пруссии и Бисмарка, к отсутствию достаточной силы у демократических национальных движений Италии и Германии. Тем самым Лассаль шатался в сторону национально-либеральной рабочей политики. Маркс же поощрял, развивал самостоятельную, последовательно-демократическую, враждебную нацио­нально-либеральной трусости политику (вмешательство Пруссии против Наполеона в 1859 г. под­толкнуло бы народное движение в Германии). Лассаль поглядывал больше не вниз, а вверх, загля­дывался на Бисмарка. ««Успех» Бисмарка нисколько не оправдывает оппортунизма Лассаля» 5 .

У Меринга, хотя и не совсем открыто, проскальзывает та мысль, что последующие события, связанные с объединением Германии, оправдали тактику Лассаля. «Лассаль стоял ближе к немец­кой действительности и вернее судил о ней», — утверждает Меринг (стр. 337).

  • С м. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXV, стр. 276.
  • F erdinand Lassalle, Gesammelte Reden und Schriften. Bd . 1, Brl ., 1919, S . 43.
  • С м. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXII, стр. 406.
  • Т ам же, стр. 508.
  • См. В. И. Ленин, Соч., 4 изд., т. 21, стр. 121.

С этим нельзя согласиться. Ленин указывал, что, хотя «Германия объединилась по-бисмарковски», «история оправдала Бабеля и Либкнехта», которые, как известно, руководствова­ лись указаниями Маркса и Энгельса. «Только последовательно-демократическая и революционная тактика Бебеля и Либкнехта, только их «неуступчивость» национализму, только их непримири­мость по отношению к объединению Германии и обновлению ее «сверху» помогли заложить прочный фундамент действительно социал-демократической рабочей партии. А дело шло тогда именно о фундаменте партии» 1 .

Окончательный разрыв Маркса с Лассалем произошел вскоре после их последнего свидания, состоявшегося в июле 1862 г. Во время этого свидания Маркс заявил Лассалю, что они политиче­ ски решительно ни в чем не сходятся, кроме некоторых весьма отдаленных конечных целей 2 . Пол­ ностью убедившись во время этой встречи, что программа и тактика Лассаля ничего общего не имеют с программой и тактикой подлинных пролетарских революционеров, Маркс прервал пере­писку с Лассалем. В письме к Кугельману от 23 февраля 1865 г. Маркс следующим образом объ­ясняет причины своего разрыва с Лассалем, суммируя их: «Во время его (Лассаля. — Б. К.) агита­ции наши отношения были прерваны: 1) вследствие его хвастливого самовоспевания, которое в то же время сочеталось у него с бесстыднейшим плагиатом моих и пр. сочинений, 2) потому что я считал его политическую тактику никуда не годной, У) потому что здесь в Лондоне, еще до начала его агитации я подробно разъяснил и «доказал» ему, что непосредственно социалистическое вме­шательство «государству Пруссии» — это бессмыслица. В своих письмах ко мне (с 1848 по 1863 г.), как и при личных свиданиях со мной, он всегда объявлял себя сторонником представляе­мой мной партии. Но как только он убедился в Лондоне (в конце 1862 г.), что со мной ему не уда­стся вести свою игру, он решил выступить в качестве «рабочего диктатора» против меня и старой партии» 3 .

Раскрывая настоящую сущность программы и тактики Лассаля, Маркс и Энгельс показали, что идею производственных товариществ с государственной помощью Лассаль взял в самом непри­крытом виде у идеолога французского католического социализма Бюше, который выдвинул ее в 1843 г. в противовес подлинному рабочему движению во Франции, а лозунг всеобщего избира­тельного права заимствовал у чартистов, механически перенеся его из Англии в Германию. При этом Лассаль не учел, что условия в Англии и Германии в то время были различны и что в Германии — стране с преобладающим крестьянским населением и недостаточным уровнем классового сознания пролетариата — этот лозунг мог быть использован в реакционных целях, подобно тому как это произошло во Франции, где бонапартисты воспользовались всеобщим избирательным правом для прихода к власти. Маркс осуждал, конечно, не лозунг всеобщего изби­рательного права сам по себе, а общую политическую линию Лассаля и метод осуществления это­го лозунга, который Лассаль, как будет показано ниже, пытался претворить в жизнь путем согла­шения с Бисмарком.

  • С м. В. И. Ленин, Соч., 4 изд., т. 19, стр. 265—266. См. К. Маркс и Ф . Энгельс, Соч., т. XXIII, стр. 97. См. К. Маркс и Ф . Энгельс, Соч., т. XXV, стр. 438.

Меринг не только ошибочно утверждает, что идею производственных товариществ с государ­ственной помощью Лассаль взял из «Коммунистического манифеста» (стр. 333), но и стремится доказать, что Маркс будто и позднее, в период существования I Интернационала, выступал за соз­дание таких товариществ (стр. 336). В подтверждение своих слов Меринг приводит цитату из на­писанного Марксом «Учредительного манифеста Международного Товарищества Рабочих», где действительно говорится о поддержке кооперативного труда национальными средствами 1 . Но Ме- ринг, по-видимому, не понял, что у Маркса речь идет не о буржуазном, а о пролетарском государ­стве.

Никак нельзя согласиться также и с таким заявлением Меринга, что «Лассаль строил свою аги­тацию на широком и прочном фундаменте классовой борьбы и ставил своей неизменной целью завоевание политической власти рабочим классом» (стр. 335) и что «Лассаль при всех своих тео­ретических промахах проводил по существу» политику Маркса (стр. 334). Меринг не был в со­стоянии понять, что лассальянство носило сектантский характер и ничего общего не имело с под­линной классовой борьбой пролетариата. Уже агитационные программные сочинения Лассаля, сущность которых приводилась выше, а также разработанный под его руководством устав Всеоб­щего германского рабочего союза дают полную возможность увидеть, что Лассаль, который всю жизнь оставался мелкобуржуазным социалистом и идеалистом-гегельянцем, был очень далек от понимания классовой борьбы. К тому же, в настоящее время имеются прямые доказательства, что Лассаль вступил в непосредственное соглашение с Бисмарком и тем самым совершил объективно измену рабочему движению в интересах прусского юнкерства. Маркс и Энгельс еще при жизни Лассаля догадывались о его связях с Бисмарком, резко осуждая его за это. После смерти Лассаля некоторые заявления графини Гацфельдт, а также сведения, полученные из других источников, совершенно твердо убедили Маркса и Энгельса в наличии такой связи. В цитируемом выше письме Кугельману Маркс отмечал, что Лассаль «заключил форменный договор с Бисмарком» и что «на деле Лассаль изменил партии» 1 . О том же писал Энгельс Вейдемейеру 10 марта 1865 г. 2

  • С м. К. Маркс и Ф . Энгельс, Избранные произведения в двух томах, т. I , 1955, стр. 342.

Меринг категорически отрицает наличие союза между Лассалем и Бисмарком. «Трудно понять, — пишет Меринг, — каким образом Маркс, Энгельс и Либкнехт, которые все знали Лассаля.., по­верили басням графини Гацфельдт» 3 (стр. 357).

Однако после смерти Меринга, в 1928 г., была обнаружена переписка между Бисмарком и Лас-салем, которая целиком и полностью подтверждает, что правы были Маркс и Энгельс, а не Ме-ринг и что действительно Лассаль оказался в союзе с Бисмарком. Из переписки Лассаля с Бисмар­ком явствует, что в период 1863—1864 гг. между ними состоялось несколько встреч. Во время этих переговоров Лассаль добивался от Бисмарка согласия на введение всеобщего избирательного права и содействия в организации производственных товариществ с государственной помощью. В ответ на неопределенные обещания Бисмарка действовать в этом направлении Лассаль со своей стороны обещал поддерживать Бисмарка во время избирательной кампании в его борьбе против прогрессистской партии, объединявшей либеральную буржуазию. Таким образом, Лассаль всту­пил на скользкий путь односторонней борьбы с либералами, не только не сопровождавшейся борьбой против главного оплота реакции в Германии — прусского юнкерства, против которого и нужно было направить главный удар, а, наоборот, лишь способствовавшей укреплению прусского юнкерского государства.

Более того, в одном из своих писем Бисмарку Лассаль прямо заверял его в полной лояльности лассальянской партии по отношению к прусской монархии. Лассаль писал Бисмарку, что «рабочее сословие было бы склонно... видеть в короне естественного носителя социальной диктатуры.., ес­ли бы корона, со своей стороны, когда-либо могла решиться на, конечно, весьма маловероятный шаг, а именно, если бы она пошла воистину революционным и национальным путем и преврати­лась из монархии привилегированных сословий в социальную и революционную монархию» 4 .

Это письмо Лассаля является превосходной иллюстрацией к словам Маркса, что «Лассаль хотел разыгрывать с бранденбургским Филиппом II маркиза Позу пролетариата, предоставив Бисмарку роль сводника между ним и прусской короной» 1 . В своих переговорах с Бисмарком Лассаль дошел до того, что обещал ему поддержку со стороны рабочих в осуществлении аннексии Шлезвиг-Гольштейна.

  • 1 См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXV, стр. 438.
  • 2 Там же, стр. 446—447.
  • 3 Меринг тут же добавляет, что, «поскольку они поверили им, вполне понятно, что они отстранились от движения,
    начатого Лассалем». Тем самым Меринг дает понять, что он оправдывал бы разрыв Маркса и Энгельса с Лассалем в
    том случае, если бы предположения о сделке Бисмарка с Лассалем оказались справедливыми.
  • 4 Gustav Meyer. Bismark und Lassalle. Ihr Briefwechsel and ihre Gesprache, S. 60, ( Письмо Лассаля к Бисмарку от 8
    июня 1863 г .)

Меринг правильно указывает, что Лассаль «альфы и омеги» нового мировоззрения Маркса и Энгельса — исторического материализма не понял и что «следствием этого было то, что Лассаль как экономист не шел ни в какое сравнение с Марксом, и экономические взгляды Маркса он не­достаточно усвоил или даже совершенно неверно понимал» (стр. 332). Однако, излагая экономи­ческие взгляды Лассаля и устанавливая их отличие от взглядов Маркса, Меринг впадает в проти­воречие и тут же ошибочно заявляет, что Лассаль формулу о полном продукте труда будто бы за­имствовал у Маркса, в то время как в действительности Маркс и Энгельс неоднократно подверга­ли резкой критике это неверное лассальянское положение 2 .

Столь же неверно утверждение Меринга, что так называемый «железный закон» заработной платы Лассаль взял не у Рикардо и Мальтуса, как указывали Маркс и Энгельс, а из «Коммунисти­ческого манифеста». При этом Меринг игнорирует тот факт, что сам Лассаль при изложении «же­ лезного закона» ссылался на Рикардо и Мальтуса 3 . Пропаганда Лассалем лженаучного «железного закона» заработной платы, связанного с мальтузианской теорией народонаселения, приносила лишь вред рабочему движению. Исходя из этого закона, согласно которому заработная плата при капитализме не может подняться выше минимума средств существования, необходимых для под­держания жизни рабочего и его семьи, лассальянцы отрицали значение профессиональных союзов и необходимость экономической борьбы рабочего класса.

Резкая критика Лассаля Марксом и Энгельсом вовсе не означала отрицание ими известных по­ложительных сторон агитационной деятельности Лассаля. Маркс указывал, что «Лассаль — и это остается его бессмертной заслугой — вновь пробудил рабочее движение в Германии после пятна­ дцатилетней спячки» 4 . Ленин, который не раз резко критиковал оппортунизм Лассаля и при анали­ зе расхождений между Марксом и Лассалем целиком становился на сторону Маркса, признавал в то же время за Лассалем известные исторические заслуги. В. И. Ленин указывал, что «историче­ская заслуга Лассаля перед немецким рабочим движением» состояла в том, «что он совлек это движение с того пути прогрессистского тред-юнионизма и кооперативизма, на который оно стихийно направля­лось...» 1 .

  • С м. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXV, стр. 439.
  • С м., например, работу Маркса «Критика Готской программы».
  • С м. Лассаль, Соч., т. II, изд-во «Круг», стр. 60.
  • См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXV, стр. 536.

Вызывает сомнение та оценка, которую Меринг дает одному из лучших памфлетов Маркса — работе «Господин Фогт», написанной в 1860 г. Меринг видит в этой книге лишь стремление Мар­кса защититься от клеветнических нападок на него со стороны мелкобуржуазного вульгарного де­мократа, платного бонапартистского агента Карла Фогта. Меринг считает, что содержание этой книги незначительно и что переиздание ее не было бы оправдано. В действительности значение памфлета Маркса выходит далеко за пределы личной самозащиты. В «Господине Фогте» Маркс защищал прежде всего пролетарскую партию, вождем которой он был. «Господин Фогт» является одной из ярких страниц в борьбе Маркса за освобождение пролетариата от пут буржуазного и мелкобуржуазного влияния, за создание самостоятельной пролетарской партии, за революционное разрешение вопроса об объединении Германии. «Господин Фогт» — одно из лучших произведе­ний Маркса, в которых он боролся против бонапартизма. Маркс писал Фрейлиграту 23 февраля 1860 г., что разоблачение Фогта имеет «решающее значение для исторического оправдания пар­тии и для ее будущего положения в Германии...» 2 . «Это — лучшее полемическое произведение, какое ты когда-либо написал...» 3 , — отмечал Энгельс в письме к Марксу 19 декабря 1860 г.

Теоретические ошибки Меринга обусловили то, что он допустил ряд ошибок также при осве­щении истории I Интернационала и роли Маркса и Энгельса в нем.

Недооценка Мерингом роли марксистской теории выявилась уже при анализе им предпосылок возникновения I Интернационала. Меринг правильно рассматривает рост рабочего движения и изменения, которые в нем произошли в 50-е годы, как основную, объективную причину возникно­вения Интернационала. Однако он не учитывает, что кроме роста самого рабочего движения вся деятельность Маркса и Энгельса, начиная с Союза коммунистов, подготовила создание Интерна­ционала. Это выразилось прежде всего в выработке Марксом и Энгельсом стройной теории науч­ного коммунизма, а также в том, что вся практическая деятельность Маркса и Энгельса в рабочем движении подготовила кадры для Интернационала. Очень значительную роль в подготовке рабо­чего класса к созданию первой самостоятельной рабочей партии сыграла несомненно борьба Мар­ кса и Энгельса со всеми разновидностями утопического и мелкобуржуазного социализма. Поэтому совершенно неверно утверждение Меринга, что лишь по счастливой случайности, в силу внешних обстоятельств на долю Маркса само собой выпало духовное руководство Интернационалом (стр. 346). Присутствие Маркса на митинге в Сент-Мартинс Холле, на котором произошло основание Интернационала, было обу­словлено не случайностью, а всей предшествующей деятельностью Маркса, в результате которой он к этому времени был уже признанным авторитетом среди лидеров рабочего движения различ­ных стран 1 .

  • С м. В. И. Ленин, Соч., 4 изд., т. 5, стр. 356.
  • С м. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXV, стр. 295.
  • См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXII, стр. 550.

При изложении Мерингом истории I Интернационала отразилось недостаточное понимание им того, что марксизм создавался и развивался в непримиримой борьбе не только против господство­вавшей буржуазной идеологии, но и против оппортунистических течений и направлений, а также анархистских, авантюристических элементов в рабочем движении.

Определяя цели и задачи I Интернационала и деятельность Маркса в нем, В. И. Ленин писал: «Объединяя рабочее движение разных стран, стараясь направить в русло совместной деятельности различные формы непролетарского, домарксистского социализма (Мадзини, Прудон, Бакунин, английский либеральный тред-юнионизм, лассальянские качания вправо в Германии и т. п.), бо­рясь с теориями всех этих сект и школок, Маркс выковывал единую тактику пролетарской борьбы рабочего класса в различных странах» 2 .

Маркс и Энгельс в своей непримиримой борьбе с различными враждебными пролетарской идеологии течениями исходили из ясного понимания их классовой сущности. Несмотря на острую критику «теоретических» положений анархизма, имеющуюся в произведениях Маркса и Энгельса, Меринг старается сблизить это течение с марксизмом, не видя его принципиального классового отличия от научной пролетарской идеологии и не останавливаясь на его критике Марксом и Эн­гельсом.

При рассмотрении отдельных теоретических положений анархизма Бакунина и лассальянства Швейцера Меринг допускает ряд серьезных ошибок. Он отрицает, например, сектантский харак­тер анархизма и лассальянства и считает, что нельзя ставить на одну доску прудонизм, оуэнизм, анархизм Бакунина и лассальянство, как учения, при всем их различии одинаково враждебные марксизму и являющиеся формами домарксистского, мелкобуржуазного социализма, в корне про­тивоположного научному пролетарскому социализму.

Непонимание Мерингом марксистского учения о диктатуре пролетариата привело к тому, что он в своем произведении «Карл Маркс» не смог вскрыть основного отличия анархизма от марксизма, выражающегося в том, что анархизм отрицает необходимость организации рабочего класса в политическую партию, необходимость политической борьбы и диктатуры пролетариата. Вследствие этого Меринг, анали­ зируя опыт Парижской Коммуны, совершенно сглаживает принципиальное отличие марксизма от анархизма, создавая неверное впечатление, будто Маркс и Бакунин стояли в оценке опыта Комму­ны на одних и тех же позициях.

  • 1 См., например, письмо Эккариуса К. Марксу от 26 сентября 1864 г., сб. «Основание Первого Интернационала»,
    Партиздат, 1934, стр. 58.
  • 2 См. В. И. Ленин, Соч., 4 изд., т. 21, стр. 33.

Меринг неверно расценивает выступление Бакунина на Базельском конгрессе Интернационала с требованием, чтобы Интернационал объявил отмену права наследования исходным пунктом соз­дания социалистического общества, называя это заявление «капризом мысли» Бакунина, чем-то несущественным и преходящим. Между тем отмена права наследования была одним из узловых моментов в анархистской пропаганде Бакунина, и не случайно Маркс и Энгельс неоднократно возвращались к критике этого положения, разоблачая его утопичность и мелкобуржуазную сущ­ность.

В период I Интернационала, когда сектантская деятельность лассальянцев во главе со Швейце­ром, их связи с бисмарковским правительством (Швейцер получал субсидию от Бисмарка на изда­ние центрального органа лассальянцев — «Нового социал-демократа») наносили огромный вред рабочему движению в Германии, борьба Маркса, Энгельса, Бебеля и Либкнехта со Швейцером сыграла громадную роль, подготовив создание единой германской социал-демократической пар­тии. Меринг же не видел принципиального характера расхождений Маркса со Швейцером. Он не знал фактов, подтверждающих прозорливое указание Маркса на связь Швейцера с бисмарковским правительством, но и Маркс, не зная этих фактов, в борьбе с лассальянством исходил из глубокого понимания их мелкобуржуазной, сектантской сущности, из анализа тактики Швейцера. Маркс яс­но видел, что объективная деятельность лассальянцев во главе со Швейцером была на руку Бис­марку, и установленные впоследствии факты лишь подтвердили, что руководители лассальянства были непосредственно связаны с правительством Бисмарка, Беря под защиту Швейцера, Меринг усугубляет свою ошибку тем, что не останавливается в своем труде на резкой и принципиальной критике Швейцера, которая имеется в произведениях Маркса, а основное свое внимание направля­ ет на личные взаимоотношения Маркса с лидерами лассальянцев.

Непонимание сущности лассальянства привело и к тому, что Меринг пытается доказать, будто политика Швейцера была более дальновидна и более правильна, чем политика Бебеля и Либкнех-та. Несомненно, что и Бебель и Либкнехт допускали в своей деятельности более или менее серьез­ные ошибки, но при всех своих ошибках они оставались на позициях революционного пролетариата, в то время как лас­сальянцы стояли на мелкобуржуазных, антипролетарских позициях.

В области исследования конкретных фактов дезорганизаторской деятельности Альянса 1 внутри Интернационала Меринг оказался солидарным с анархистскими историками. Он почти не приво­дит такие факты, хотя они и имеются в работах Маркса и Энгельса периода Интернационала («Мнимые расколы в Интернационале», «Альянс социалистической демократии и Международное Товарищество Рабочих» и др.), а если и приводит, то неправильно освещает их. Например, ничего общего с действительностью не имеет утверждение Меринга, что в период Базельского конгресса никаких интриг против Генерального Совета Бакунин не вел. В действительности на Базельском конгрессе Бакунин усиленно вербовал в свой тайный Альянс новых членов из среды делегатов конгресса (например, Рейя и др.). После Базельского конгресса, когда Бакунин жил в Локарно и, как думает Меринг, не вел подрывной работы в Интернационале, Бакунин путем переписки (из­вестны его письма Гильому, Ришару, Гамбуцци, Набруцци, Швицгебелю, Перрону, Мораго, Сен-тиньону и другим анархистам) руководил дезорганизаторской деятельностью Альянса внутри Ин­тернационала. Практические результаты этой деятельности Бакунина особенно ярко сказались в Испании и в меньшей степени в Италии, где в это время под маркой Интернационала создавались группы анархистского Альянса. В подтверждение игнорирования Мерингом подпольной деятель­ности Бакунина внутри Интернационала, что находится в прямой связи с его попытками реабили­тировать Бакунина, можно было бы привести значительно большее количество фактов, но доста­точно остановиться хотя бы на двух наиболее важных моментах.

Меринг приводит много высказываний Бакунина, в которых он положительно отзывается о Марксе. Комментируются эти бакунинские «похвалы» в адрес Маркса совершенно неправильно. Меринг не видит, что суть их заключается в том, чтобы, маскируясь будто бы объективными оценками Маркса, сеять недоверие к Марксу. Бакунин хорошо знал, что если бы он открыто вы­сказал свою ненависть к Марксу, примеры чего достаточно часто встречаются в его частных письмах к наиболее близким друзьям, то многие из его приверженцев отвернулись бы от него.

В книге допущена ошибка в освещении так называемого нечаевского дела, которому посвящена специальная глава работы Маркса и Энгельса «Альянс социалистической демократии и Междуна­родное Товарищество Рабочих». Совершенно необоснованно Меринг пытается снять с Бакунина полную ответственность за это дело и доказать, что в данном случае Бакунина можно упрекнуть лишь в легковерности, а не в причастности к этой истории, являющейся ярким выражением авантюристическо-анархистской тактики.

  • Анархистская организация, тайно существовавшая внутри I Интернационала.

Меринг неправильно понимал содержание деятельности I Интернационала и суть борьбы Мар­ кса и Энгельса в этой организации. Поэтому он не смог дать правильной оценки ряду документов I Интернационала и показать их место в борьбе за подлинно пролетарскую партию.

Так, по поводу решений Лондонской конференции «О международных связях профессиональ­ных союзов», «О сельскохозяйственных производителях» и др. Меринг пишет, что они «имели при тогдашних обстоятельствах лишь академическое значение» (стр. 495). В действительности эти резолюции, составляя единое целое с резолюцией «О политическом действии рабочего класса», дополняют ее основную мысль о необходимости создания самостоятельных рабочих партий и на­мечают конкретные пути для связи этих партий с массами. В тех условиях, когда вопрос о созда­нии самостоятельных пролетарских партий был поставлен на повестку дня всем ходом развития рабочего движения, эти резолюции били по всякого рода сектантству, намечали конкретные пути создания подлинно пролетарских массовых партий. Несомненно, что они сыграли огромную роль в борьбе с анархизмом, в воспитании кадров пролетарских революционеров.

Неправильно охарактеризовано в книге и значение Гаагского конгресса, который был торжест­вом марксизма, завершающим актом борьбы с антипролетарскими течениями внутри Интерна­ционала. Здесь наиболее ярко сказывается характерное для левых социал-демократов стремление Меринга примирить враждебные направления. Он критикует Маркса именно за непримиримость его борьбы с антипролетарскими течениями. Меринг пишет: «... против Интернационала ополчил­ся весь реакционный мир, и от такого натиска Интернационал мог защищаться только тесной спа­янностью всех своих разрозненных сил» (стр. 504), понимая под этим единение с лассальянцами и анархистами. Действительно, в условиях реакции, наступившей после поражения Парижской Коммуны, перед рабочим классом стояла задача еще более тесного сплочения своих рядов на ос­нове уже сделанных им успехов в рядах I Интернационала. Именно поэтому Маркс и Энгельс ста­вили задачу создания самостоятельных политических рабочих партий. Но это сплочение проле­тарских рядов и требовало отмежевания от всех антипролетарских течений и в первую очередь от анархизма.

Великой заслугой Маркса и Энгельса является то, что они довели борьбу с анархизмом в Ин­тернационале до организационного отмежевания от него. Именно этими соображениями, а не лич­ными мотивами, как утверждает Меринг, и была вызвана постановка на Гаагском конгрессе вопроса об анархистах. Кстати, следует подчеркнуть, что Маркс и Энгельс ставили перед конгрессом вопрос об исключении Альянса, как анархистской организации, а не отдельных анархистов. После Гааг­ского конгресса Генеральный Совет дополнил резолюцию об исключении Бакунина и Гильома ис­ключением отдельных анархистских организаций.

Так же как и анархистские историки, Меринг ошибочно возражает против решения Гаагского конгресса об исключении Бакунина, особенно против второй части мотивировки его исключения — «исключить из Интернационала Михаила Бакунина, как основателя Альянса, а также и за лич­
ный проступок»...

В книге не вскрыты и основные причины роспуска I Интернационала, важнейшая из которых заключается в том, что «I Интернационал кончил свою историческую роль, уступив место эпохе неизмеримо более крупного роста рабочего движения во всех странах мира, именно эпохе роста его вширь, создания массовых социалистических рабочих партий на базе отдельных национальных государств» 1 . Не поняв основных исторических задач Интернационала, Меринг не увидел и того, что эти задачи были выполнены и что Гаагский конгресс 1872 г. фактически ознаменовал оконча­тельную победу марксистских принципов тактики и организации пролетарской партии над домар-ксовыми, мелкобуржуазными, сектантскими формами социализма, что всей своей деятельностью Интернационал заложил основы для создания самостоятельных рабочих партий в отдельных стра­нах, чем, собственно, исторические задачи Интернационала были исчерпаны.

Крупнейшую ошибку Меринг допускает в вопросе о развитии взглядов Маркса и Энгельса на диктатуру пролетариата в связи с оценкой им опыта Парижской Коммуны.

Меринг находит противоречие между положениями «Коммунистического манифеста» о необ­ходимости завоевания пролетариатом политической власти и положениями о необходимости сло­ма старой, буржуазной государственной машины, к которым Маркс и Энгельс пришли на основа­нии опыта революции 1848—1849 гг. и особенно Парижской Коммуны 1871 г. Упуская из виду, что речь идет о сломе именно буржуазной государственной машины, он пытается доказать, будто бы Маркс и Энгельс вынуждены были отказаться от положений «Коммунистического манифеста» и признали необходимость упразднения государства вообще, т. е. сближает взгляды Маркса со взглядами Бакунина. На самом деле никакого противоречия между этими двумя положениями нет — одно является логическим развитием второго. Меринг не понял исторического значения Па­
рижской Коммуны, как прообраза государства нового типа, зародыша диктатуры пролетариата, как это видели Маркс и Энгельс, а в дальнейшем и В. И. Ленин.

  • См. В. И. Ленин, Соч., 4 изд., т. 21, стр. 33.

Маркс и Энгельс на основании нового опыта пролетарской классовой борьбы, обобщая его, развивали дальше учение о диктатуре пролетариата. Важнейшей работой Маркса, в которой раз­виваются гениальные мысли о диктатуре пролетариата, является «Критика Готской программы». Разбору этого произведения Меринг посвящает всего несколько строк. Он пишет: «Если оставить в стороне эту в высшей степени неприглядную сторону программного письма, то оно является весьма поучительным трактатом об основных принципах научного социализма. Оно, конечно, не оставляло камня на камне от коалиционной программы» (стр. 531). Характерно, что непримири­мую критику Маркса, до конца разоблачающую антипролетарский характер лассальянства, Ме-ринг считает «неприглядной стороной письма». Важнейшие же идеи Маркса, являющиеся даль­нейшим развитием главного в марксизме — учения о диктатуре пролетариата, как о государстве переходного периода от капитализма к коммунизму, и о двух фазах коммунистического общества (социализм и коммунизм), — остались не освещенными Мерингом. В работах В. И. Ленина важ­нейшие положения марксизма о диктатуре пролетариата были восстановлены и творчески развиты в новых исторических условиях.

Нельзя согласиться также с приводимой в книге Меринга оценкой теоретического значения II и III томов «Капитала», данной Розой Люксембург (разделы о II и III томах «Капитала» были напи­саны по просьбе Меринга ею). Совершенно неправильно Роза Люксембург утверждает, что «в двух последних томах «Капитала» не следует искать законченного готового решения всех важ­нейших проблем политической экономии» (стр. 395) и что часть этих проблем в них только по­ставлена и даны указания на то, в каком направлении следует искать их разрешения. Это неверное утверждение Р. Люксембург вытекает из ее ошибок в вопросе о накоплении капитала, рассматри­ваемом Марксом во II томе «Капитала».

Кроме того, в книге имеется целый ряд более мелких ошибок, а также неточностей, которые во вступительной статье не оговариваются и которые нетрудно заметить.

Однако, несмотря на все эти недостатки, советский читатель сможет почерпнуть в работе Ме-ринга много важного, полезного и интересного о жизни и деятельности великого вождя и учителя пролетариата.

Б. Крылов, Н. Колпинский

Предисловие

Эта книга имеет свою небольшую историю. Когда зашла речь об издании переписки Маркса с Энгельсом, г-жа Лаура Лафарг обусловила свое согласие, поскольку оно было необходимо, моим участием в качестве ее доверенного лица в редактировании переписки. В доверенности, подписан­ной в Дравейле 10 ноября 1910 г., она уполномочила меня сделать все примечания, разъяснения и сокращения, какие я сочту необходимыми.

Фактически мне, однако, не пришлось использовать этих полномочий. Между издателями или, вернее, издателем Бернштейном — так как Бебель дал только свое имя — и мною не возникало сколько-нибудь существенных разногласий. Тормозить же его работу без особой надобности я, разумеется, не имел ни повода, ни права, ни желания, да это и не соответствовало бы духу поруче­ния, возложенного на меня моей доверительницей.

Но во время долгой работы над этой перепиской образ Карла Маркса, сложившийся у меня на основании многолетнего изучения, стал более выпуклым, и у меня невольно возникло желание за­печатлеть этот образ в биографии. Я знал к тому же, что это чрезвычайно обрадует г-жу Лафарг. Я приобрел ее доверие и дружбу совсем не потому, что она считала меня самым ученым или самым умным среди учеников ее отца, но потому, что я, по ее мнению, глубже всех понял его как челове­ка и вернее всех сумел бы изобразить его с этой стороны. Не раз письменно и устно она уверяла меня, что многие полузабытые воспоминания о родительском доме ожили в ней благодаря описа­ниям, которые содержит моя история партии и особенно издание литературного наследия Маркса, и что многие имена, часто слышанные ею от родителей, лишь благодаря мне облеклись плотью и кровью.

К сожалению, эта благородная женщина умерла задолго до того, как удалось издать переписку ее отца с Энгельсом. За несколько часов до того как покончить с собой, она еще послала мне дру­жеский привет. Она унаследовала великий дух своего отца, и я до конца своей жизни буду ей благодарен за то, что она доверила мне для издания многие со­кровища из оставленного им литературного наследия, не сделав при этом ни малейшей попытки повлиять на свободу моих суждений. Так, я получил от нее письма Лассаля к Марксу, хотя из моей истории партии она знала, как часто и решительно я отстаивал правоту Лассаля в споре с ее отцом.

Между тем ни тени благородства, присущего этой женщине, не обнаружили два сионских стража марксизма. Когда я приступил к осуществлению своего замысла — написать биографию Маркса, они подняли вопль добродетельного негодования, так как в «Neue Zeit» («Новом време­ни») я позволил себе высказать несколько замечаний об отношении к Марксу Лассаля и Бакунина, недостаточно расшаркиваясь при этом перед официальной партийной легендой. Вначале К. Каут­ский обвинил меня во «вражде к Марксу» вообще и в «злоупотреблении доверием», якобы допу­щенном мною в отношении г-жи Лафарг, — в частности. А так как я все же упорствовал в своем намерении писать биографию Маркса, то из столь, как известно, драгоценного места в «Neue Zeit» уделено было ни более ни менее, как целых шестьдесят страниц памфлету Рязанова, где тот пы­тался уличить меня в постыднейшем предательстве по отношению к Марксу. Он осыпал меня при этом обвинениями, недобросовестность которых может сравниться разве только с их бессмыслен­ностью. Я оставил последнее слово за этими господами под влиянием чувства, которое из вежли­вости не назову надлежащим именем; но считаю своим долгом заявить, что я не сделал ни малей­шей уступки их моральному терроризму и обрисовал в этой книге взаимоотношения Лассаля и Ба­кунина с Марксом согласно требованиям исторической правды, совершенно не считаясь с партий­ной легендой. При этом я, конечно, опять воздержался от всякой полемики, но в примечаниях слегка вышутил главные обвинения, предъявленные мне Каутским и Рязановым, в назидание и на пользу более молодым работникам в этой области, которым пора привить полное равнодушие к припадкам попов марксистского прихода.

Если бы Маркс был в действительности тем скучным примерным мальчиком, каким востор­женно изображают его попы марксистского прихода, я не увлекся бы мыслью написать его био­графию. Мое восхищение, как и моя критика — а для хорошей биографии необходимо в равной мере и то и другое — относятся к великому человеку, который о себе всего чаще и охотнее гово­ рил, что ничто человеческое ему не чуждо. Воссоздать образ Маркса во всей его мощи, во всем его суровом величии — вот задача, которую я ставил себе.

Уже сама цель определяла путь к ее достижению. История — всегда одновременно и искусство и наука, и это в особенности применимо к жизнеописаниям. Не помню сейчас, какой ученый сухарь родил ту «бессмертную» идею, что в храме исторической науки эстетике делать нечего. Но я должен — к моему, быть может, стыду — откровенно признаться, что даже буржуазное общество я не так глубоко ненавижу, как те более строгие мыслители, которые, лишь бы лягнуть старика Вольтера, объявляют скучную мане­ру писать единственно дозволенной. Сам Маркс был в этом смысле тоже на дурном счету: вместе со своими древними греками он причислял Клио к девяти музам. В действительности муз презира­ ет лишь тот, кем они сами пренебрегли.

Предполагая, что читатель одобрит избранную мной форму, я тем более должен просить его о некотором снисхождении к содержанию. Я заранее был вынужден считаться с неумолимой необ­ходимостью не слишком перегружать книгу: нужно было сделать ее доступной и понятной хотя бы для развитых рабочих, а книга и без того в полтора раза превзошла первоначально предпола­гавшийся объем. Как часто приходилось мне поэтому довольствоваться одним словом вместо це­лой строки, строкой — вместо страницы и страницей — вместо листа! Особенно пострадал от это­го разбор научных произведений Маркса. Для того чтобы заранее устранить всякие недоразуме­ния, я вычеркнул из обычного подзаголовка биографии великого писателя: «История его жизни и его сочинений» — вторую половину.

Несравненное величие Маркса в значительной степени обусловливается, несомненно, тем, что в нем неразрывно связаны человек мысли и человек дела, взаимно дополняя и поддерживая один другого. Но столь же несомненно и то, что борец всегда имел в нем перевес над мыслителем. В этом отношении все они, великие пионеры нашего дела, мыслили одинаково 1 . Лассаль сказал од­нажды, что охотно оставил бы ненаписанным то, что знал, лишь бы наступил, наконец, час прак­тического действия. В наши дни мы с ужасом убедились в том, как они были правы: мы видим, что серьезные исследователи, по три или даже по четыре десятка лет высиживавшие каждую запя­ тую в сочинениях Маркса, теперь, в тот исторический момент, когда они могли бы и должны были бы действовать, как Маркс, на самом деле лишь вертятся вокруг своей оси подобно скрипучим флюгерам.

Не скрою, однако, что я не чувствовал себя призванным более других охватить до самых границ колоссальную область знаний, которыми владел Маркс. Даже для того чтобы дать в узких рамках моего изложения вполне ясное представление о II и III томах «Капитала», я призвал на помощь моего друга Розу Люксембург. Читатели будут не менее меня признательны ей за то, что она с готовностью пошла навстречу моему желанию: третий раздел XII главы написан ею.

  • О неправильной оценке Мерингом Лассаля см. вступительную статью к настоящему изданию, стр. 11. — Ред.

Я счастлив, что украсил мою книгу этой жемчужиной, вышедшей из-под ее пера, и не менее счастлив, что наш общий друг Клара Цеткин-Цундель разрешила мне выпустить мой кораблик в открытое море под ее флагом. Дружба этих двух женщин была для меня неоценимым утешением в годину, когда стольких «мужественных и стойких передовых борцов» социализма умчало бурей, как сухие листья осенним ветром.

Франц Меринг Штеглиц — Берлин, март 1918 г.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу



© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования