В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Баиов А.К.Вклад России в победу союзников
Автор предлагаемой книги - А. К. Байов, 1871 - 1935 гг., ординарный профессор Российской военной академии, в течение многих лет занимал кафедру русского военного искусства в Академии генерального штаба. Продолжая работу известных военных ученых, профессора Масловского и профессора Мышлаевского, генерал Байов создал курс истории русского военного искусства, как самостоятельный отдел военной науки.

Поисковая система

Поисковая система библиотеки может давать сбои если в строке поиска указать часто употребляемое слово.
Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторМелешкина Е.
НазваниеПолитический процесс
Год издания2005
РазделКниги
Рейтинг0.98 из 10.00
Zip архивскачать (257 Кб)
  Поиск по произведению

Глава 10.
Политическое лидерство

Вопросы:

  1. Политическое лидерство: понятие и механизм реализации.
  2. Типология политических лидеров.
  3. Социологические исследования политического лидерства в России.

1. Политическое лидерство: понятие и механизм реализации

Ни один политический процесс невозможно себе представить без участия политических лидеров. Очень часто именно политические лидеры определяют содержание и характер политических событий. Это можно наглядно проиллюстрировать с помощью аналогии, предложенной Р. Такером: «Институты и другие каналы политического процесса являются электросетью сверхсложного компьютера, а президенты и другие лидеры - прерывателями этой сети». Поэтому немаловажно знать «исполнительные свойства прерывателей, их эксплуатационные качества, поскольку, спотыкаясь в самые неподходящие моменты, теряя важную информацию и порождая другие следствия этой заминки, они порой подвергают систему опасности разрушения» [1].

Лидерство обладает признаком универсальности, т.к. это явление встречается повсюду. Кроме того, лидерство имеет групповую природу: оно возникает там, где формируются группы. Лидерство возникает тогда, когда появляется потребность в субъекте, «способном продуцировать общественную идею, выражать то, что сознает общество, быть носителем коллективного сознания и организатором коллективных действий» [2].

Количество и содержание функций зависит от целого ряда факторов: от типа политической системы и политического режима, политической культуры и т.д.

Одной из основных функций является функция сплочения , которая предполагает согласование и объединение различных интересов, представленных в группе или обществе. Политический лидер особенно общегосударственного уровня является не только человеком, представляющим интересы социальной группы или общества в целом, но и выступает идентификационным символом всего сообщества или определенной группы.

Не менее важной является и ориентационная функция, суть которой заключается в выработке лидером стратегических и тактических решений. Выдвигая некие предложения, например в виде политического курса, лидер для успешного его осуществления должен заручиться поддержкой народных масс. Поэтому обращается за поддержкой к населению, побуждая людей к определенным политическим действиям, к проявлению политической активности. Это мобилизационная функция. Она особенно активно реализуется политическим лидером при радикальных преобразованиях общества.

В политическом лидерстве можно выделить следующие основные аспекты , составляющие его суть:

  • лидерство – это влияние на других людей, которое характеризуется постоянством, распространенностью на всю группу, наличием авторитета для признания со стороны других правомерности позиций лидера;
  • лидерство – это скорее управленческий статус, основной функцией которого является принятие решений;
  • лидерство может рассматриваться также как элемент политического рынка, как особого рода предпринимательство, когда лидеры в конкурентной борьбе обменивают свои предложения и возможности на поддержку;
  • лидер - это символ политического поведения для социальной группы или даже общества в целом.

Почему некоторые индивиды становятся лидерами, а другие нет? Какова природа политического лидерства? В науке нет однозначного ответа на этот вопрос. Существует большое количество теорий , по-разному трактующих природу лидерства и его механизм. Обычно выделяют теорию черт, ситуационную теорию, интегративную, теории конституентов (последователей), психологические теории.

Теория черт возникла на основе работ Ф. Гальтона, объясняющего лидерство наследственностью. Главная идея этого подхода заключается в том, что лидер становится лидером в результате обладания особыми качествами, отличающими его от остальных людей. Так, например, А.Ф. Гринстайн считает, что политические акторы в реальной жизни распределены по своим ролям под влиянием личностных качеств [3]. Безусловно, лидерами не рождаются, а становятся. Но это по силам не каждому человеку, а только личности, которая отличается «самостоятельностью мышления, способностью генерировать идеи, выражать настроения масс, ставить интересы общества выше личностных, быть для объекта понятной и понятой» [4]. Таким образом, любой политический лидер, должен обладать рядом качеств, позволяющих ему занять соответствующее положение.

Ученые предпринимали многочисленные попытки выделения этих качеств. В 1940 г., обобщив имеющиеся данные, американский психолог К. Бэрд составил список 79 черт, которые различные исследователи отмечали в числе «лидерских». Интересно отметить, что ни одна их них не занимала прочного места в перечнях: «65% названных черт были упомянуты лишь однажды, 16-20% - дважды, 4-5% - трижды, и лишь 5% черт были названы 4 раза». [5] В 1948 году Р. Стогдилл проанализировал данные 124 исследований черт лидеров и получил еще более удручающий результат: полученные данные в одном исследовании противоречили данным другого. В итоге не осталось практически ни одной черты лидера, с которой были бы согласны все авторы исследований лидерских качеств. Такое несовпадение во взглядах объяснялось прежде всего субъективизмом этих теорий, которые отражали скорее особенности самих исследователей, чем черты лидера.

На смену теории черт пришли ситуативные теории , в которых утверждалось, что появление лидера происходит под влиянием места, времени и обстоятельств. Основное содержание данной концепции заключалось в том, что разные обстоятельства формируют потребность в разных лидерах. Сторонники этой теории рассматривали лидера как функцию ситуации, подчеркивая относительность качеств личности. Действительно, в разных ситуациях необходимо проявление неодинаковых качеств политического лидера. Так, например, на митинге прислушиваться будут к такому политическому лидеру, который обладает ораторским искусством, умеет увлечь и организовать массы; президент государства должен производить впечатление компетентного человека, умеющего в нужный момент принять правильное решение, учитывающее интересы большинства населения.

Следует, однако, отметить, что ее представители не учитывали тот факт, что не только ситуация может создавать лидера, но и сильная личность способна создать ситуацию. Ю.Дженнингс по этому пишет следующее: «Великие события всегда свадьба между человеком и временем. Великий лидер «чувствует» ситуацию и знает..., когда он может ее использовать..., обратить в свой актив» [6].

Исследования Р. Стогдилл и К. Шатли дали начало изучению лидерства с точки зрения взаимодействия, восприятия и поведения лидера по отношению к другим членам группы. Политическое лидерство стало рассматриваться не только в качестве характеристики отдельного человека, но и как отношения между людьми. Это направление получило свое дальнейшее развитие в виде группы теорий последователей ( или конституентов) .

Среди этой группы выделяется т еория ожидания-взаимодействия, которая создает операциональную модель политического лидерства. Ее представителями являются Дж. Хемфилл, Ф. Фидлер и др. Основная идея заключается в выделении зависимости соответствия стиля политического лидерства конкретной ситуации, которое влияет на эффективность группы в целом.

Другим исследовательским направлением в этой группе теорий является мотивационная теория лидерства (С. Митчел, С. Эванс и др.). Данная концепция оценивает эффективность лидера в зависимости от его воздействия на последователей, а также на их способность к результативному выполнению задания и удовлетворению, испытываемому ими в процессе реализации поставленной цели.

Не менее важное место среди теорий последователей политического занимает теория обмена и трансакционного анализа (Дж. Хоманс, Дж. Марч, Г. Саймон, Г. Келли, К. Джерджен). Согласно этой теории, лидер должен чувствовать потребности и желания своих последователей и предлагать им различные способы их осуществления. Главный акцент в этой модели делается на процессе взаимодействия лидера и последователей. В качестве примера реализации этой теории на практике может рассматриваться Ф. Рузвельт. По мнению американцев, он был тем лидером, которому можно доверить решение проблем, которые волнуют всех. Ф. Рузвельт был одним из немногих президентов, который сохранил поддержку населения, несмотря на изменение направленности своей политики.

Атрибутивные теории рассматривают действия лидера (его поведение) как отражение целей группы. Согласно этой теории, для объяснения политического лидерства необходимо изучить ожидания и цели последователей. Процесс формирования политического лидера имеет двухстороннюю направленность. С одной стороны, это процесс стихийный, поэтому он рассматривается как результат творчества масс. С другой стороны он носит целенаправленный характер, происходит под воздействием средств массовой информации. В целом процесс формирования политического лидера рассматривается в контексте политической культуры общества, ее особенностей.

Различное понимание природы политического лидерства связано, в первую очередь, с тем, что исследователи подходят к изучению данного феномена с разных позиций, анализируют различные аспекты этого явления. Это обстоятельство стало причиной появления интегративных теорий политического лидерства.

Одной из первых была личностно-ситуационная теория . Ещё в 1952г. Г. Герт и С. Милз описали четыре фактора, которые необходимо учитывать при исследовании политического лидерства:

  • черты и мотивы лидера как человека;
  • образы лидера и мотивы, существующие в сознании его последователей, побуждающие их следовать за ним;
  • характеристики роли лидера;
  • институциональный контекст, то есть официальные и правовые параметры, в которых работает лидер и в которые он и его последователи вовлечены. [7]

Более удачный вариант анализа различных аспектов представляют собой модели лидерства, основанные на анализе его различных факторов . Какие же факторы, влияющие на этот феномен, определяющие своеобразие и характер лидерства, выделяются исследователями?

Известная американская исследовательница М. Херманн отмечает следующие группы факторов:

  • исторический контекст (или ситуация);
  • психологические характеристики лидера;
  • последователи или сторонники лидера;
  • отношения между лидером и его последователями;
  • поведение лидера.

Особое внимание она обращает на психологические характеристики. Среди них она выделяет «базовые» политические убеждения лидера, его политический стиль (например, склонность к работе в группе или в одиночку, к детальному изучению проблем или получению лишь обобщенной информации и т.д.), мотивацию достижения лидирующих позиций, реакции лидера на стрессы и давление, способ, которым он достиг своего положения, предшествующий политический опыт лидера, политический климат, в котором происходило его становление [8].

Анализируя предложенный перечень факторов, Г.Г. Дилигенский усматривает в нем определенную противоречивость (например, считает неправомерным отнесение поведения и политического стиля к различным группам факторов) [9]. Он предлагает выделять внешние и внутренние факторы. Внешние воздействуют на формирование и деятельность политического лидера, а внутренние включают в себя психологические характеристики лидера и особенности его поведения.

К внешним факторам относится национально-историческая ситуация, в которой осуществляет свою деятельность лидер. Наиболее важными ее характеристиками являются политический режим и политическая культура данной страны. Так, например, в условиях тоталитарного политического режима действуют абсолютно иные принципы и механизмы формирования и отбора политических лидеров, чем при демократии. В условиях демократического политического режима политический лидер ориентирован на завоевание популярности и доверия населения, вынужден постоянно доказывать свою дееспособность и политическую эффективность. При тоталитарном режиме лидер, популярность которому нужна не меньше, чем демократическому, использует, например, механизм сакрализации личности «первого лица», когда «сам факт его пребывания на троне или в кресле генсека признается достаточным основанием выполнения им этой роли во временных пределах, ограниченных лишь его уходом из жизни» [10].

На психологию политического лидера оказывают влияние нормативные предписания, существующие в данной политической системе. Это так называемые «правила игры». Исследователи называют их «нормами–рамками», то есть требованиями, которые предъявляются к политическому лидеру и которые признаются и соблюдаются большинством населения.

Особенности политической системы и политического режима обуславливают различную роль лидеров в политическом процессе той или иной страны. Например, на функционирование некоторых политических режимов не оказывает большого влияния пребывание в качестве лидеров заметных фигур с ярко выраженными личностными качествами. Вместе с тем, существуют формы правления, при которых верно совершенно противоположное суждение. В качестве примера первой ситуации можно привести Великобританию с ее традицией кабинетного правления, в которой личность премьер-министра очень часто не имеет большого значения. Во втором случае можно остановиться на современной системе американского президентства, которая благоприятствует тому, что личность президента оказывает более существенное влияние на политический процесс, чем в парламентских республиках и монархиях.

Интересно в этой связи отметить, что, например, применить атомную бомбу приказал Гарри Трумэн, а начало полномасштабной военной интервенции в Южном Вьетнаме санкционировал также конкретный человек, а именно, Линдон Джонсон. Некоторые исследователи считают, что в США «президент играет доминирующую роль в процессе принятия важных для страны решений» [11]. Это позволяет рассматривать личности президентов как один из важных параметров американского политического процесса.

На политическое лидерство оказывают влияние не только фундаментальные особенности политической системы и режима, но и конкретная фаза их исторического развития. Это влияет, с точки зрения М. Херманн, на политический климат, в котором формируется лидер, его предшествующий политический опыт, способы, которыми он достиг своего положения.

Среди ситуационных состояний политической системы, оказывающих воздействие на лидеров, можно выделить следующие:

  • становление системы;
  • ее устойчивое равновесие и поступательная эволюция;
  • стагнация системы, сопровождаемая дисфункциональными, кризисными явлениями;
  • состояние ситуационного кризиса, вызванного усложнением конкретных проблем внутренней или внешней политики, угрожающим стабильности системы;
  • общий кризис системы, выражающийся в ее необратимой дестабилизации. [12]

Каждая из этих фаз предъявляет свои требования к политическим лидерам, которые могли бы наиболее успешно функционировать и принимать решения в условиях конкретной политической ситуации. Так, например, период великой депрессии, характеризуется острым ситуационным кризисом, который перерастал в общесистемный. Именно в этот период личные качества Ф. Рузвельта (качества «демократического реформатора») позволили выйти США из очень опасной фазы в состояние устойчивого равновесия, а затем и перейти к поступательной эволюции.

Не менее важными оказываются и «внутренние» факторы, т.е. психологические характеристики и стиль поведения политического лидера. Большое значение имеет искусственно созданный образ или имидж политического лидера, позволяющий демонстрировать наличие определенных личностных и социальных качеств. Благодаря имиджу политики превращаются из простых людей в героев политической сцены, что позволяет им выполнять роль идентификационного символа. Интересно, что еще Н. Макиавелли в своей работе «Государь» отмечал, главное для политика не реальное обладание необходимыми качествами, а умение их демонстрировать. Поэтому, говоря о «внутренних» факторах следует иметь в виду не только реальные особенности личности, но и отдельные составляющие имиджа лидера.

Одним из таких «внутренних» факторов является когнитивный стиль политиков. Американские исследователи изучают когнитивный стиль политиков, который характеризуется «по критерию простоты и сложности восприятия ими явлений и процессов, образующих объекты их профессиональной деятельности» [13]. На основе этого критерия возможно выделить два крайних типов политиков: первый, мыслящий в рамках примитивных жестких стереотипов, второй, стремящийся к формированию целостного образа объекта на основе представлений и оценок, отражающих различные его стороны. Выбранный стиль поведения политика будет влиять на принятие им политических решений.

Для изучения когнитивного стиля политического лидера политические психологи ввели операциональное понятие «интегративная сложность». Уровень интегративной сложности измеряется специальной методикой контент-анализа выступлений, статей и других документов, используемых политиками [14]. Наиболее интересные результаты в этой области были получены американским исследователем П. Тетлоком, который сравнил взгляды американских сенаторов с их когнитивным стилем [15]. Уровень интегративной сложности у консервативных законодателей оказался ниже, чем у умеренных политиков и либералов.

На основе полученных американскими исследователями данных было выведено два вида причинно-следственных связей между ситуацией, которая выдвигает политического лидера, и его когнитивным стилем. Осуществляемая в мирное время деятельность политиков, которые пришли к власти в конфронтационных ситуациях (например, война или революция), оказывается менее эффективной. Некоторым революционным лидерам с наиболее жесткими когнитивными стилями не удалось сохранить своих значимых позиций в ситуации, которая требовала других (иных по содержанию) психологических качеств [16].

С другой стороны, уровень интегративной сложности политического лидера может изменяться в зависимости от изменения политической или иной ситуации. Например, как отмечают исследователи, в США исторически складывается такая зависимость, что у кандидатов на пост президента уровень интегративной сложности ниже, чем когда те же лидеры становятся президентами. Эта особенность может быть связана с поведением избирателей, у которых очень часто нет ни желания, ни способностей разбираться в сложных политических программах кандидатов, поэтому они действуют по упрощенной схеме, предлагая примитивные и однозначные решения.

Необходимо отметить, что в настоящее время уровень интегративной сложности любого политического лидера может быть не только реальной характеристикой когнитивного стиля политика, но и искусственно создаваемой. Это связано прежде всего с тем, что большая часть всех выступлений политиков написана специалистами («спичрайтерами»), которые и создают, с одной стороны, уровень интегративной сложности лидера, с другой стороны, оказывают существенное влияние на формирование имиджа политика.

Следовательно, можно сделать вывод, что на когнитивный стиль политиков оказывают влияние ситуационные мотивы, цели их деятельности, методы достижения этих целей и ролевые функции.

Предложенная методика изучения когнитивных стилей может быть наиболее эффективно использована для изучения политического лидерства в обществах с устоявшимися политической культурой, системой ценностей, которые обуславливают относительную устойчивость требований к психологическим особенностям политических лидеров. В России использование подобного рода методик затруднено. Это связано с часто возникающими кризисными ситуациями в государстве, которые требуют для их разрешения незаурядных способностей и особых психологических качеств от лидера, а также с происходящими переменами в политической культуре и системе ценностей.

Изучение когнитивных стилей политических лидеров предполагает решение вопроса о взаимосвязи политического лидерства и уровня интеллекта. Эта проблема волновала многих исследователей, которые пришли к выводу, что сила влияния политика возрастает при близости его интеллекта к среднему интеллектуальному уровню его сторонников и последователей. Оказывается, что самый низкий уровень влияния характерен для политических лидеров, чей интеллектуальный потенциал как в 3-4 раза ниже, так и выше среднего, наибольшая успешность в действиях была присуща тем, у кого интеллект превышал средний всего лишь на 25-30 [17]. Интересно отметить, что недавно избранный новый президент США Дж. Буш-младший по оценкам исследователей обладает средним интеллектом [18]. Один из бывших соседей Дж. Буша-мл. в Мидленде в интервью журналу «Тайм» сказал следующее: «Если Джорджа изберут президентом, это окончательно подорвет мою веру в этот институт. Потому что он абсолютно обычный парень. Обаятельный и достойный? Бесспорно. Президентского калибра? Я бы этого не сказал» [19].

Важным фактором, влияющим на характер лидерства, является его формальный или неформальный характер.

Для политического лидерства выделенная проблема соотношения между лидерством как способом поведения и определенным статусом рассматривается в двух направлениях:

  • Реальное лидерство и формальное положение не совпадают полностью, хотя могут частично перекрываться. Некоторые авторитетные политические лидеры не занимают высшего статусного положения, а часть из тех, кто занимает высшие должности, сложно назвать политическими лидерами. В качестве примера Ж. Блондель приводит королеву Великобритании или президента Германии, которые в современной политической ситуации в их странах скорее не являются политическими лидерами, минимально определяя ход политических событий.
  • Формальное положение и реальная власть практически всегда оказывают влияние друг на друга. Кто-то становится лидером в результате достижения определенного положения. Эта ситуация показывает, что политическое лидерство может быть частично зависимым от определенного положения. В.В. Путин, на наш взгляд, занимая должность главы российского правительства, предпринял все необходимые усилия для продвижения к реальному лидерству. Может иметь место и другая ситуация, при которой «должность, не приводящая к лидерству, открывает путь к нему в будущем, если какой-то лидер (в реальном смысле слова) займет эту должность» [20].

Таким образом, политическое лидерство представляет собой сложный феномен, изучение которого связано с выделением и характеристикой целой совокупности факторов («внешних» и «внутренних»), оказывающих на него влияние.

2. Типология политических лидеров

Лидерство – явление достаточно многогранное. Реальные лидеры существенно отличаются друг от друга по своим качествам, стилям поведения, мотивам деятельности. Для изучения этого многообразия исследователи создают различные типологии политических лидеров, которые конструируются на основе какого-либо критерия (критериев).

Наиболее признанной является типология политических лидеров, основанная на типах легитимного господства, выделенных М. Вебером. Выделяется традиционное лидерство , которое основано на вере в святость и неизменность традиций; рационально-легальное лидерство, которое базируется на вере в законность существующего порядка и его «разумность»; харизматическое лидерство , опирающееся на веру в сверхъестественные способности вождя, который обладает харизмой, ниспосланной ему богом [21].

Традиционное лидерство является типичным для доиндустриальных обществ, рационально-легальное - индустриальных, где от лидера уже требуется продемонстрировать определенный уровень компетентности и где он вынужден двигаться по ступенькам бюрократической карьеры. Традиционное и рационально-легальное лидерство характеризует функционирование стабильных политических систем, его основной целью является решение повседневных проблем. Их еще называют рутинными. Харизматическое лидерство является «специфически революционным» [22]. Это связано прежде всего с тем, что «оно не знает апроприации власти по образцу владения товаром ни хозяевами, ни сословными силами» [23].

Большинство политологов считают, что харизматическое лидерство особенно арактерно для тоталитарных и авторитарных политических режимов. Причем, необходимо отметить, что харизмой может обладать как политический лидер, так и политический институт. Например, «при избрании на должность генсека в прошлые десятилетия харизма, которой обладала монопольно правящая партия, автоматически проецировалась на нового лидера, даже на такого ничтожного, как К.Черненко» [24]. Если лидер не отвечал ожиданиям, возложенным на него последователями, харизма разрушалась различными способами. Анекдоты о Брежневе и других политических лидерах снимали с них покров официального величия и представляли их в истинном виде, ликвидируя при этом и харизму выдвинувшей их партии.

М. Бернс разделил политических лидеров на две основные категории: лидеры-преобразователи и лидеры-дельцы [25]. Преобразователи предлагают свою модель общественного развития, дельцы ставят конкретные прагматические цели и вырабатывают механизмы их достижения. Для стабильной политической системы характерен «деловой» тип лидерства, а трансформирующейся – «преобразующий».

Интересный критерий типологии политических лидеров приводит Ж. Блондель, выделяющих различную роль лидеров в зависимости от того, каким по счету ребенком он был в семье: единственным, старшим или младшим [26]. Нельзя полностью утверждать соответствие полученных данных в отношении всех политических лидеров. Подтверждение было получено путем анализа роли американских президентов и британских премьер-министров. Первые и единственные сыновья лучше справляются с кризисными ситуациями. Разделив американские выборы на кризисные и некризисные, оказалось, что в 8 из 9 случаев кризисных выборов избирались первые и единственные сыновья, а в 12 из 21 некризисных к власти приходили младшие сыновья.

Зависимость была также установлена между положением ребенка в семье и стилем лидерства. Первенцы больше внимания уделяют внимание внешнеполитическим факторам, иногда провоцируют международные конфликты; младшие ориентируются на решение проблем путем компромиссов, а единственные пытаются ликвидировать разломы в обществе [27].

Еще одна достаточно обширная типология предложена российским исследователем Г.А. Авциновой [28]. Так, например, по отношению к власти автор выделяет два типа политических лидеров: властвующий и оппозиционный. Оппозиционный делится на два подтипа – конфронтационно-оппозиционный (непримиримый противник существующей власти) и конструктивно-оппозиционный (критикует существующую власть, но не ориентирован на ее немедленное свержение). В тоталитарно-авторитарных политических системах преобладает конфронтационно-оппозиционный тип лидера. Его приход к власти, как правило, ведет к радикальным трансформациям политической системы.

В стабильной политической системе преобладает конструктивно-оппозиционный тип лидера, который приходит к власти с помощью легитимных средств и его приход не сопровождается резкими изменениями политического курса страны.

Властвующие лидеры также делятся на два подтипа – эгоцентрический и социоцентрический. Лидер эгоцентрического типа, в первую очередь, стремиться к самореализации с помощью власти. Такая направленность власти рассматривается как инструмент компенсации физической или психической неполноценности (например, Дж. Кеннеди с детства страдал от травмы позвоночника, а Сталин – от дефекта руки и маленького роста). Социоцентрический видит цель своей деятельности в выполнении общественного долга. Кроме того, эгоцентрические и социоцентрические мотивы совсем необязательно выступают взаимоисключающими.

Другую типологию политических лидеров, на основе создаваемых ими имиджей, приводит Е.Г. Морозова [29]. Она, вслед за Шварценбергом, выделяет следующие типы лидеров:

  • «спаситель отечества», который появляется в самые сложные и ответственные моменты, «он овеян славой и легендами, часто канонизируется» [30].
  • «отец нации», отличающийся строгостью, но справедливостью с подданными.
  • «обаятельный лидер», который стремится, скорее просто понравиться, чем убедить людей в правоте своих идей.
  • «свойский мужик», демонстрирующий свою близость с народом.
  • Особенностью приведенной типологии является то, что определенный имидж политического лидера в большинстве случаев достаточно четко формируется в сознании населения. В связи с этим встает проблема соответствия создаваемого имиджа политика реально функционирующему в массовом сознании. Следует отметить, что позитивный имидж политика может быть сформирован в том случае, если представленный имиджмейкерами набор характеристик лидера удовлетворяет требованиям определенной группы.

Приведенные типологии не являются единственно существующими, можно было бы привести и другие варианты. Все представленные типологии, а также многие из тех, которые не упоминаются нами, обладают определенной эвристической ценностью. Вместе с тем, наибольшей теоретическая и практическая значимость характерна, на наш взгляд для типологии, основанной на Веберовском выделении видов легитимного насилия. Именно эта типология позволяет выделить характерные особенности различных типов лидерства как механизма организации властных отношений.

3. Социологические исследования политического лидерства в России

Проблема изучения политического лидерства сегодня является одной из самых актуальных для анализа политических процессов. Для России социологические исследования, посвященные лидерству, уже не являются чем-то совершенно новым. Вместе с тем, российская политическая социология еще находится в начале освоения этой проблематики.

Одним из наиболее важных и необходимых направлений в изучении политического лидерства является разработка методологии исследования того, как политические лидеры воспринимаются российскими гражданами. Для определения характеристик востребованного российскими гражданами типа политического лидера исследователи используют ряд социологических методов :

  • анкетный опрос;
  • метод ассоциаций;
  • проективные тесты;
  • фокус-группа
  • контент-анализ.

В чем заключаются достоинства и недостатки выделенных методов? Анкетный опрос, проводимый с использованием анкеты, содержащей в основном закрытые вопросы, имеет одно существенное достоинство – это облегчение процедуры обработки полученных материалов. Недостатком является то, что респондент имеет суженные возможности для выделения характеристик «идеального» политического лидера, поэтому дает очень приблизительные представления о них. Использование исследователем открытых вопросов позволяет расширить возможности респондента и получить более достоверную информацию о желаемом политическом лидере, но опрашиваемый, как правило, опирается на существующие стереотипы и представления, чем на личные требования, предъявляемые к политическому лидеру.

Метод ассоциаций и проективные тесты оказываются при изучении типов политического лидерства более эффективными. В результате их использования исследователь получает информацию о широком круге требований и возможных типах политических лидеров. Они также в большей степени выявляют бессознательные установки граждан. Ограничением этих методов выступает статичность образов лидеров, их отрыв от конкретного социального и политического контекста.

Метод фокус-групп имеет еще большие возможности при изучении идеального образа политического лидера, поскольку он позволяет учитывать особенности конкретной социальной и политической ситуации. Недостатком является, в первую очередь, субъективизм исследователя в интерпретации полученных результатов, а также влияние особенностей модератора.

Метод контент-анализа позволяет получить информацию о качествах лидера, анализируя тексты выступлений как самого лидера, его сторонников, так и других политиков, его противников. Достоинством является то, что он не требует участия большого количества людей. Недостатком – сложность в разработки методики и субъективизм исследователя.

Российские исследователи, опираясь на результаты анкетных опросов, выделили ряд требований, предъявляемых российскими гражданами к политическим лидерам. Особенно много прогнозов о наличии необходимых качеств у политического лидера появляется в период подготовки к выборам или сразу же после их окончания. Так, например, Б. Макаренко выделяет такие черты политика, как способность понимать (ум, кругозор, опыт) и гарантии моральной порядочности (честность, некоррумпированность и верность закону) [31]. Таким политического лидера хотели видеть избиратели в период выборов Президента России в июне 1996г.

Возвращаясь к идеальному образу политика необходимо отметить, что он отражает установки и ценности населения, готовность принять определенного политического лидера. Изменение политической ситуации влечет за собой изменение требований, предъявляемых населением к политикам, и смену самих политиков. В зависимости от условий значимыми оказываются то одни требования, то другие. Например, в условиях стабильной политической системы важными качествами оказываются компетентность и профессионализм, нестабильной, особенно в ситуации кризисности, - отсутствие опыта может восприниматься положительно, как несвязанность с прошлой коррумпированной властью.

Правомерен ли интерес исследователей к «идеальному» типу лидера? Отражает ли он реальные предпочтения граждан? Некоторые исследователи утверждают, что «данные опросов общественного мнения показывают, что все ожидания в отношении реальных политиков достаточно далеки от идеального образа» [32].

По мнению В. Лапкина, причиной, объясняющей этот феномен, является не только и не столько изменение у населения представлений о политическом лидере (хотя этот факт необходимо учитывать), а прежде всего недостаточная разработанность методов исследования личных предпочтений [33]. В связи с этим, он считает, что для исследователей вопрос выделения качеств российских политиков, которые приводят к успеху, остается до сих пор незавершенным.

Исследователи ВЦИОМа выделили 16 основных черт, по которым, по их мнению, необходимо сравнивать реальных политиков:

  • опыт политической и хозяйственной деятельности;
  • волевые качества, профессионализм;
  • государственный подход к решению проблем;
  • способность следовать четкой последовательной политической линии;
  • активность;
  • энергичность;
  • стремление к порядку;
  • культуру;
  • образованность;
  • умение связанно излагать свои мысли;
  • независимость;
  • готовность защищать интересы простых людей;
  • личное обаяние;
  • честность, порядочность;
  • бескорыстность;
  • гибкость [34].

Важно отметить, что для получения общей оценки личности политика надо оценивать не каждое качество в отдельности, а сумму положительных оценок по всем характеристикам. Достоинством данной методики является возможность выведения корреляции между суммой положительных черт и вероятностью голосования за политиков.

Серьезные исследования по восприятию крупных политических лидеров были проведены под руководством Е.Б. Шестопал [35]. В этих исследованиях качества, приписываемые политикам и характеризующие их привлекательность, были разделены на три шкалы: 1) привлекательность - непривлекательность: 2) сила – слабость; 3) пассивность – активность [36]. В качестве объектов оценок были выделены следующие:

  • внешность (одежда, манера одеваться) и телесные характеристики (здоровье – болезнь, конституция, полнота – худоба, вредные привычки, мускулинность – фемининность, возраст, темперамент, физическая привлекательность);
  • психологические особенности (характер, отдельные черты, речевые обороты) и морально-этические оценки политика;
  • чисто политические, профессиональные и деловые качества.

Параллельно исследователями использовался метод ассоциаций, который позволил выявить неосознаваемые уровни установок респондентов к политикам через ассоциации с запахом, цветом, животными, литературным героем.

Интересно отметить, что на всех этапах проводимого исследования моральные и психологические черты у большинства политиков были решающими, хотя все политические лидеры воспринимались по-разному. Например, в фигуре Г. Явлинского наиболее уязвимым местом являлась внешность, которая не нравилась большинству респондентов, среди достоинств были отмечены сила и активность (данные на 1996 г.). Причем, если Г. Явлинский был самым привлекательным с точки зрения морально-психологических качеств, то В. Жириновский имел эту оценку с максимально выраженным противоположным знаком, т.е. крайне негативную.

На всех этапах исследования главным недостатком у российских политиков являлся такой фактор, как отсутствие конкретного дела. Так, в исследовании 1999 г. значимым требованием, предъявляемым к политическим лидерам, было наличие деловых, а не политических характеристик. Построение избирательной кампании политических лидеров общественно-политического движения «Единства» строилось с использованием именно такой модели. Как мы сегодня можем отметить, эта кампания являлась несомненно успешной.

С 1996 г. происходит как изменение самих политических лидеров, так и требований к ним. Если в начале 90-х, по мнению исследователей, Россия нуждалась в «необыкновенном» лидере [37], то в 1998-1999 гг. среди качеств, необходимых Президенту России, были названы простота, близость к народу [38].

Конструирование образа В. Путина строилось с учетом этих требований. По данным социологического исследования (до начала выборов), одним из достоинств В. Путина респондентами выделялась нормальность, обычность: «нормальный человек, вопрос даже не в том, чтобы быть выдающимся, а в том, чтобы быть хотя быть нормальным», «скорее нормальный, нельзя сказать, что очень умный» [39].

Среди В. Путина опрашиваемыми были отмечены следующие: молодость и энергичность, наличие ума («ум простой, понятный»). Однако по некоторым качествам мнения разошлись, одни респонденты выделили самостоятельность и независимость В. Путина, другие, наоборот, зависимость от Б. Ельцина. Главными недостатками были признаны его скрытность и неизвестность («человек «неоткуда»; «непонятно, что ждать от него завтра»), чуть реже степени отмечалась непривлекательная внешность (маленький рост, неулыбчивость, хитрые глаза, взгляд) [40]. В целом В. Путин воспринимается как самый сильный среди современных российских политических лидеров. По мнению респондентов, он сможет навести порядок в стране.

Несомненно, что результаты, полученные с помощью анкетного опроса, важны и интересны. Совершенно иную возможность для изучения политического лидерства дает метод фокус-групп, который, как уже отмечалось выше, позволяет встраивать качества лидера, его имидж в политический и социальный контекст. И.К. Владыкина и С.Н. Плесовских предлагают использовать метод коллективного группового конструирования сказочных сюжетов для анализа характеристик прототипа идеального лидера [41].

Авторы считают, что использование конструкции сказочных сюжетов, как результата коллективного творчества, способствует осознанию тех тенденций в общественной жизни, которые характерны для конкретной социальной группы, для общества в целом в тот или иной промежуток времени.

Другим социологическим методом, позволяющим изучать качества политического лидера является, контент-анализ. Одна из подобного рода методик контент-анализа была предложена М.В. Новиковой-Грунд [42]. В своем исследовании автор, анализируя тексты телевыступлений Г. Явлинского, Г. Зюганова и В. Путина, использует подразделение глаголов (и шире – предикаты) на две группы – «внешние» предикаты и «внутренние» предикаты. «Внешние» предикаты описывают ситуацию, свидетелем которой может быть и посторонний наблюдатель (например, глаголы «пошел», «сказал», «написал», «выстрелил»). «Внутренние» предикаты дают характеристику ситуации, которая не может быть передана никакими органами чувств и известна только тому, кто ее пережил (например, «знал», «понимал», «хотел»). Выделяется также промежуточная группа предикатов, которые обращаются не слуху или зрению, а другим органам чувств (вкус, осязание, обоняние) – это проксимальные ощущения.

«Внутренние» предикаты активно вынуждают читателя к самоотождествлению с политическим лидером. Не менее сильным манипулятивным воздействием обладают также «синтаксические конструкции, в которых субъект действия либо отсутствует в принципе, либо грамматические наличествует, но семантически расплывчат и неопределен, поскольку выражен неодушевленным существительным с абстрактным или собирательным значением» [43]. Первый тип конструкций называется безагенсными (агенс – субъект действия), второй – псевдоагенсными. Особенностью безагесных и псевдоагенсных конструкций является существенное снижение критического восприятия текста, поэтому текст, содержащий большое количество выделенных конструкций воспринимается читателем как несущий истинное сообщение, даже если никакого отношения к истине не имеет.

Еще большим манипулятивным воздействием обладают сообщения, состоящие из безагенсных и псевдоагенсных конструкций с «внутренним» предикатом. Этот феномен заключается в том, что читатель приобщается к «истине», которая ни за что не даст в себе усомниться.

Результаты исследования предвыборных заявлений трех лидеров – Явлинского, Зюганова и Путина на основе предложенных конструкций представлены в таблице [44].

Таблица .
Особенности предвыборных заявлений некоторых политиков.

Лидеры

«Внутренние» предикаты

«Внешние» предикаты

Безагенсные конструкции с «внутренним» предикатом

Явлинский

51

15

10

Зюганов

53

28

8

Путин

13

72

72

Полученные результаты показывают, что В. Путин почти не использует «внутренние» предикаты. По мнению автора, он в своем дискурсе «не совсем человек», он оказывается лишенным пароксимальных ощущений, т.е. он живет в мире без вкуса и запаха, ему несвойственны колебания и сомнения, его же соперниками являлись «совсем люди», которые могут бояться, опасаться, надеяться…

Избирателю легче идентифицировать себя с Г. Явлинским и Г. Зюгановым, в этом отношении В. Путин им проигрывает. С другой стороны, среди избирателей существует мнение, что спасти Россию может именно «не совсем человек», т.н. «человек судьбы».

Таким образом, приведенные в этой работе методы социологического исследования, используемые для изучения такого феномена, как политическое лидерство, доказывают свою неоднозначность. Так, с точки зрения исследований, проведенных С.В. Нестеровой, В. Путин создает имидж обычного, простого человека, а исследования М.В. Новиковой-Грунд доказывают его особенность и сложность. Оценивая сложившуюся ситуацию в отношении использования тех или иных социологических методов для изучения характеристик политического лидера необходимо еще раз подчеркнуть, с одной стороны, их потенциальную взаимодополняемость (применение не одного, а нескольких методов позволяет создать исследователю более целостное представление о политике), с другой стороны, еще недостаточную разработанность существующих методик.

Вопросы для самоконтроля

  1. Какие признаки присущи политическому лидерству?
  2. Каковы достоинства и недостатки каждой из теорий, объясняющих природу политического лидерства?
  3. Какие механизмы идентификации с населением используют российские политические лидеры? В чем заключается их особенность?
  4. Какой тип политического лидера необходим России в современной политической ситуации? Почему?
  5. Каковы достоинства и недостатки отдельных социологических методов исследования политического лидерства?

Литература для самостоятельного изучения

  1. Блондель Ж.. Политическое лидерство. Путь к всеобъемлющему анализу. М., 1992.
  2. Гозман Л.Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов-на-Дону: «Феникс», 1996.
  3. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М.: Новая школа, 1996.
  4. Новикова-Грунд М.В. «Свои» и «чужие»: маркеры референтной группы в политическом дискурсе // Политические исследования. 2000. №4. С.82-93.
  5. Психология психоанализ власти. В 2 томах. Самара: Издательский Дом «Бахрах», 1999.
  6. Шестопал Е.Б., Новикова-Грунд М.В. Восприятие образов 12 ведущих российских политиков (психологический и лингвистический анализ) // Политические исследования. 1996. №5. С.168-191.
  7. Шестопал Е.Б. Оценка гражданами личности лидера // Политические исследования. 1997. №6. С.57-73.
  8. Щербинина Н.Г. Цветовая классификация политических лидеров России, или Лидер белый, красный и черный // Политические исследования. 2000. №4. С.94-104.

[1] Цит по: Гринстайн Ф. Личность и институт современного американского президентства // Социально-политический журнал. 1995. №2. С.200.

[2] Зеркин Д.П. Политология. Ростов-на-Дону: «Феникс», 1996. С.333.

[3] Гринстайн А.Ф. Личность и политика // Социально-политические науки. 1995. №10. C.69.

[4] Андреев С.С. Политический авторитет и политическое лидерство // Социально-политический журнал. 1993. №1-2. С.31.

[5] Абашкина Е.Б., Косолапова Ю.Н. О теориях политического лидерства в современной политической психологии // США: экономика, политика, идеология. 1993. №4. C.16.

[6] Цит по: Ашин Г.К. Критика современных буржуазных концепций лидерства. М.: Мысль, 1978. С.43.

[7] Абашкина Е.Б., Косолапова Ю.Н. О теориях политического лидерства в современной политической психологии // США: экономика, политика, идеология. 1993. №4. C.16-17.

[8] Hermann M.G. Ingredients of Leadership // Political Psychology. Contemporary Problems and Issues. San Francisco , L ., 1986.

[9] Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М., 1996. С.211.

[10] Там же. С.213.

[11] Гринстайн Ф. Личность и институт современного американского президентства // Социально-политический журнал. 1995. №2. С.198.

[12] Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М.: Новая школа, 1996. С .214.

[13]Там же . С .220.

[14] Schroder H. M., Driver M.Y., Streufert S. Human information processing. N.Y., 1967.

[15] Tetlock P. Cognitive Style and Political Ideology // Journal of Personality and Social Psychology. 1983. Vol. 45. P.118-126.

[16]См ., например , Suedfeld P., Rand A.D. Revolutionary leaders. Longterm success as a function of changers in conceptual complexity // Journal of Personality and Social Psychology. 1976. Vol . 34. P .164-178.

[17] Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М.: Новая школа, 1996. С.229-230.

[18] Антонова Л.А. Штрихи к политическому портрету Дж. У. Буша // США – Канада: экономика, политика, культура. 1999. №11. С.52-61.

[19] Там же. С.55.

[20] Блондель. Политическое лидерство. Путь к всеобъемлющему анализу. М., 1992. С.18.

[21] Вебер М. Политика как призвание и профессия // Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С.646-648.

[22] Там же. С.141.

[23] Там же. С.141.

[24] Ашин Г.К. Политическое лидерство: оптимальный стиль // Общественные науки и современность. 1993. №2. C.120.

[25] См.: Блондель Ж. Политическое лидерство. Путь к всеобъемлющему анализу. М., 1992. С.26.

[26] Блондель Ж. Политическое лидерство. Путь к всеобъемлющему анализу. М., 1992. С.66.

[27] Там же. С.66.

[28] Авцинова Г.А. Политическое лидерство // Психология и психоанализ власти. Том 1. Самара: Издательский Дом «Бахрах», 1999. С.517.

[29] Морозова Е.Г. Менеджер избирательной кампании // Избирательная кампания. М.: Российский центр избирательных технологий, 1995. C.60.

[30] Там же. C.60.

[31] Макаренко Б. Феномен политического лидерства и восприятии общественного мнения // Вестник Российского общественно-политического центра. 1996. №2.

[32] Нестерова С.В. Кого же на самом деле выбирают наши граждане? Соотношение идеальных прототипов и реальных лидеров в современной России // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. 2000. №5. С.93.

[33] Лапкин В.В. Пейзаж перед битвой. Российский электорат за 2 года до президентских выборов // Политические исследования. 1998. №3. С.61-73.

[34] Экономические и социальные пермены: Мониторинг общественного мнения. 1999. №2. С.18.

[35] Шестопал Е.Б. Оценка гражданами личности лидера // Политические исследования. 1997. №6. С.57-73; Шестопал Е.Б., Новикова-Грунд М.В. Восприятие образов 12 ведущих российских политиков (психологический и лингвистический анализ) // Политические исследования. 1996. №5; Шестопал Е.Б. Образ власти в России: желание и реальность // Политические исследования. 1995. №4.

[36] Шестопал Е.Б., Новикова-Грунд М.В. Восприятие образов 12 ведущих российских политиков (психологический и лингвистический анализ) // Политические исследования. 1996. №5. С.169.

[37] См.: Буралцкий Ф.М. Русские государи. Эпоха реформации. М., 1996. С.383.

[38] Нестерова С.В. Кого же на самом деле выбирают наши граждане? Соотношение идеальных прототипов и реальных лидеров в современной России // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. 2000. №5. С.96.

[39] Там же. С.96.

[40] Там же. С.97.

[41] Владыкина И.К., Плесовских С.Н. Конструирование сказочных сюжетов как метод выявления прототипа идеального лидера среди молодежи // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. 2000. №5. С.98-103.

[42] Новикова-Грунд М.В. «Свои» и «чужие»: маркеры референтной группы в политическом дискурсе // Политические исследования. 2000. №4. С.82-93.

[43] Там же. С.88.

[44] Случайным образом из текстов телевыступлений Явлинского, Зюганова и Путина были отобраны состоящие из ста слов фрагменты, в которых затем был подсчитан процент «внутренних» предикатов, безагенсных и псевдоагенсных, а также безагенсных конструкций, включавших в себя «внутренний» предикат.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу



© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования