В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Соловьев В.Философские начала цельного знания
Владимир Сергеевич СОЛОВЬЕВ (1853 - 1900) - выдающийся русский религиозный философ, поэт, публицист и критик. Свое философское мировоззрение Соловьев изложил в трактате "Философские начала цельного знания", который может считаться по нынешним определениям наилучшим образцом философской классики, как учение о сущем, бытии и идее.

Полезный совет

На странице "Библиография" Вы можете сформировать библиографический список. Очень удобная вещь!

Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторКовальченко И.Д.
НазваниеМетоды исторического исследования
Год издания1987
РазделКниги
Рейтинг3.94 из 10.00
Zip архивскачать (1 297 Кб)
  Поиск по произведению

Часть вторая
Количественные методы в историческом исследовании

Введение
Характеристика литературы

В настоящем разделе работы рассматриваются методологи- ческие проблемы применения в исторических исследованиях ко- личественных методов. Необходимость их характеристики обус- ловлена тем, что на современном этапе развития науки основ- ным путем углубления исследований и создания фундаменталь- ных работ, итоги которых имеют идейно-теоретическое, научно- методологическое и практически-прикладное значение наряду с повышением теоретико-методологического уровня этих работ является совершенствование методов исследования и прежде всего применение математических методов и ЭВМ. Процесс ма- тематизации науки все более расширяется. И хотя в историчес- ких исследованиях этот процесс идет значительно более медлен- ными темпами, чем в других областях науки, он уже достиг зна- чительного размаха, а последующий прогресс исторической науки будет просто невозможен без количественных методов и ЭВМ.

Примерно за 25 лет применения количественных методов и ЭВМ в исторических исследованиях накоплена большая литера- тура как отечественная, так и зарубежная. Это—прежде всего конкретно-исторические исследования, выполненные на основе применения количественных методов и ЭВМ. В данном случае нет необходимости (да и возможности) характеризовать эту ли- тературу. В дальнейшем при рассмотрении поставленных в на- стоящей работе вопросов будем обращаться к этим работам 1 .

  • 1 Ясное представление об основных направлениях и итогах применения ко- личественных методов и ЭВМ в исторической науке дают статьи, опубли- кованные в сборниках, издаваемых Комиссией по применению математи- ческих методов и ЭВМ в исторических исследованиях при Отделении истории АН СССР: Математические методы в исторических исследованиях. М., 1972; Математические методы в исследованиях по социально-экономи- ческой истории. М., 1975; Математические методы в историко-экономиче- ских и историко-культурных исследованиях. М., 1977; Математические ме- тоды в социально-экономических и археологических исследованиях. М., 1981; Количественные методы в советской и американской историографии. Материалы советско-американских симпозиумов в г. Балтиморе, 1979 г. и г. Таллине, 1981 г. М., 1983; Математические методы и ЭВМ в историче- ских исследованиях. М., 1985, и др.

Значителен и объем литературы, посвященной теоретико-ме- тодологиче ским и математико-методическим вопросам применения количественных методов и ЭВМ в исторической науке. Оста- новимся кратко на этом типе работ.

Начнем с работ, которые либо непосредственно, либо по свое- му характеру являются пособиями по применению количествен- ных методов в исторических исследованиях.

Одной из первых работ, знакомивших историков с возмож- ностями применения ЭВМ в исторической науке, была книга В. А. Устинова, вышедшая в 1964 г. 2 В ней приводятся краткие сведения о вычислительной технике и математике, о программи- ровании, методике и технике обработки данных на ЭВМ. В за- ключительной главе рассматриваются итоги обработки на ЭВМ сведений некоторых источников. Работа эта привлекала внима- ние историков к ЭВМ. Но поскольку в начале 60-х годов еще не было ясно, что необходимо знать и уметь историку для приме- нения количественных методов и ЭВМ, работа содержала боль- ше сведений, которые необходимо знать программисту, чем историку.

Накопление опыта позволило перейти к созданию таких ра- бот о применении количественных методов в исторических иссле- дованиях, которые могли служить непосредственным руковод- ством для историков.

Вышедшая в 1975 г. книга Б. Н. Миронова и Э. В. Степано- ва 3 имела цель познакомить историков с возможностями и по- казать эффективность применения в исторических исследованиях ряда классических ^математико-статистических методов. На вполне доступном, т. е. не требующем специальной математиче- ской подготовки, уровне в ней характеризуются проблемы изме- рения исторических явлений, методика применения в историче- ских исследованиях выборочного метода, корреляционного, рег- рессионного и дисперсионного анализа и на конкретных исторических примерах показывается, какого типа задачи может решать историк с их помощью. Затрагиваются в работе и неко- торые общие проблемы применения количественных методов в исторических исследованиях, в частности выделяются и харак- теризуются этапы решения исследовательской задачи на основе количественных методов. Однако авторы не ставили цель спе- циально рассматривать эти проблемы.

  • 2 Устинов В. А. Применение вычислительных машин в исторической науке. М., 1964.
  • 3 Миронов Б. Н., Степанов 3. В. Историк и математика (Математические ме- тоды в историческом исследовании). Л., 1975.
  • 4 Славко Т. И. Математико-статистические методы в исторических исследо- ваниях. М., 1981.

К такому же типу исследований принадлежит и работа мате- матика Т. И. Славко к . Автор сосредоточила внимание на мето- дике использования ряда математико-статистических методов (средние величины и показатели вариации, выборочный метод, измерение взаимосвязей методами корреляционного и статисти- чески-информационного анализа) для обработки и анализа данных массовых исторических источников. Автор останавливается и на некоторых методологических вопросах применения матема- тико-статистических методов в исторических исследованиях, но лишь в самом общем плане, прежде всего подчеркивая, что эти методы являются только средством, позволяющим углубить со- держательно-исторический анализ.

Работой, в .которой-дано наиболее полное освещение методо- логических проблем применения количественных методов в исто- рических исследованиях, методов математико-статистичеокого анализа, используемых в этих исследованиях, и основных на- правлений применения количественных методов в исторической науке, является учебное пособие, подготовленное сотрудниками (историками и математиками) кафедры источниковедения исто- рического факультета Московского университета 5 .

В основу пособия положены два курса, которые были вклю- чены в учебный план исторического факультета в середине 70-х годов, а до этого велись как специальные курсы для студен- тов, проявивших интерес к количественным методам. Один из этих курсов, который ведут историки, посвящен раскрытию ме- ста количественных методов в исторических исследованиях, ха- рактеристике возникающих в связи с этим основных методоло- гических проблем и показу основных направлений и эффектив- ности применения количественных методов в исторической науке.

Второй курс ведут математики. В нем характеризуются основные методы математико-статистического анализа.

Учебное пособие состоит из трех частей. В первой части, по- священной методологическим проблемам применения количест- венных методов в исторической науке, рассматриваются вопросы о месте количественных методов в исторических исследованиях, об измерении исторических явлений, о количественной и качест- венной представительности конкретно-исторических данных, об адекватности применяемого математического аппарата и о мо- делировании исторических явлений и процессов.

Во второй части характеризуются основные методы матема- тико-статистического анализа (показатели вариационных рядов, выборочный метод, анализ взаимосвязей, математико-статисти- ческий анализ динамических рядов, методы анализа качествен- ных признаков, статистическая проверка гипотез, многомерный статистический анализ, ЭВМ в исторических исследованиях).

В третьей части при освещении основных направлений при- менения количественных методов в исторических исследованиях раскрываются основные типы задач, решаемых математически- ми методами при изучении социально-экономического развития, ,а также социально-политических и историко-культурных явлений.

  • 5 Количественные методы в исторических исследованиях: Учебное пособие. М., 1984.

Рассматриваемая работа в определенной мере резюмирует поиск оптимального (в плане содержания) варианта пособия о применении количественных методов в исторических исследованиях. Такое .пособие должно в доступной для историков форме- давать широкое и достаточно систематическое (представление о теоретико-методологических и математико-методических про- блемах, возникающих в связи с применением этих методов, и ха- рактеризовать существующий диапазон и эффективность при- менения этих методов в конкретно-исторических исследованиях. Наиболее сложной при создании пособия оказалась проблема простоты и доступности изложения. И хотя подобные работы не могут восприниматься так же, как традиционные исторические исследования, и требуют тщательного штудирования, многое здесь еще можно усовершенствовать, особенно в разделе по ма- тематико-статистическим методам.

Говоря о советских работах по применению количественных методов в исторических исследованиях, представляющих собой разной полноты пособия, следует отметить, что подобные посо- бия издаются и за рубежом. Несколько таких работ, например, вышло в США и Англии. При в целом несомненной математико- статистической полезности для историков 6 в них, однако, не уделено должного внимания общим, теоретико-методологическим проблемам применения количественных методов в исторических исследованиях. Между тем именно теоретико-методологические посылки и принципы, на основе которых строится количествен- ный анализ в исторических, как, впрочем, и во всех других, исследованиях, определяют правильность и эффективность его применения при решении тех или иных конкретно-исторических задач. Поэтому любое исследование, основанное на применении количественных методов, тем более пособие по использованию количественных методов в исторической науке, не может ограни- чиваться методическими и техническими сторонами этого вопро- са, и должно включать характеристику основных методологиче- ских проблем.

  • 6 Характеристика этих работ дана в статье И. М. Гарсковой «Количествен- ные методы и ЭВМ для историка (Обзор англо-американских изданий)» (Математические методы в социально-экономических и археологических исследованиях). М., 1981.

Кроме общих пособий о применении количественных методов в исторической науке, существует целая серия исследователь- ских работ советских историков и математиков об этих методах. Сюда относятся, прежде всего работы, посвященные примене- нию тех или иных конкретных математических методов в исто- рических исследованиях. Их авторы идут от методов и на конк- ретно-исторических задачах показывают их эффективность. Кро- ме того, это работы, авторы которых ставят определенные конкретно-исторические задачи и выявляют количественные ме- тоды, позволяющие решать их на основе имеющихся источников. Диапазон искомых решений может быть разным — от иллюстра- тивной до имеющей конкретно-историческое значение, но глав- ным является поиск принципов, путей и методов изучения рас- сматриваемых явлений и процессов.

Примером работы, в которой характеризуются определенные математические методы и показывается их применение в истори- ческих исследованиях, является книга Л. И. Бородки на о мно- гомерном статистическом анализе в исторических исследова- ниях 7 . Это труд математика, который специально и плодотвор- но занимается применением математических методов в истори- ческих исследованиях, работая совместно с историками. В первой части работы рассматриваются методологические и методиче- ские вопросы применения многомерного анализа в исторических исследованиях. Впервые в советской (да и в мировой) литера- туре дана характеристика совокупности всех основных методов многомерного анализа, которые могут быть использованы в исторических исследованиях (методы автоматической классифи- кации многомерных объектов и распознавания образов, фактор- ный анализ, множественная регрессия, многомерное шкалирова- ние, многомерная классификация на основе теории нечетких множеств).

Во второй части работы рассматривается опыт применения многомерного анализа при изучении типологии и уровня аграр- ного и промышленного развития губерний Европейской России на рубеже XIX—XX вв., а в третьей — при изучении нарратив- ных источников (математические методы классификации древ- них текстов, применение в исторических исследованиях контент- анализа).

Применение многомерных методов в исторической науке является одним из важнейших путей углубления познания явле- ний общественной жизни, ибо все эти явления в той или иной мере «многомерные», т. е. обладают совокупностью черт и свойств. Этим определяется ценность рассматриваемой работы.

Другой работой подобного типа является книга В. А. Устино- ва и А. Ф. Фелингера 8 . Авторы поставили задачу рассмотреть возможности использования в историко-социологических иссле- дованиях математического аппарата, позволяющего выявлять меру информации и ее соотношение. Прежде всего речь идет о применении математических методов теории информации для анализа взаимосвязи качественных признаков — задача, чрезвы- чайно важная для историков, ибо исторические объекты и явле- ния имеют множество качественных характеристик. Предложен- ные авторами методы могут найти широкое применение в исто- рических исследованиях. В самой работе они иллюстрируются на примере выборочной обработки исторических и социологиче- ских данных.

  • См.: Бородкин Л. И. Многомерный статистический анализ в исторических исследованиях. М., 1986.
  • Устинов В. А., Фелингер А. Ф. Историко-социальные исследования, ЭВМ и математика. М., 1973.

Однако следует отметить излишнюю идеализацию авторами рассматриваемых методов. Это выразилось в том, что ничего не говорится, например, о потерях информации при переводе коли-чественных показателей в численно-интервальное выражение. Применяемые методы не сравниваются с другими методами измерения тесноты взаимосвязи качественных признаков. Обой- ден вопрос о том, что предлагаемые (как и другие) методы анализа взаимосвязи качественных признаков не показывают направления взаимосвязи ,(прямая или обратная), знание ко- торого часто может играть решающую роль при раскрытии сути явлений.

Таков один тип работ о применении количественных методов в исторических исследованиях.

Работы второго типа, т. е. исследования, в которых ученые идут от исторических явлений и конкретно-исторических данных о них, содержащихся в источниках, к методам изучения, позво- ляющим выявить суть этих явлений, имеют несколько видов. К одному из них принадлежат работы, в которых рассматривает- ся возможность применения различных математических методов при анализе явлений и процессов определенных исторических эпох на основе имеющегося корпуса источников, т. е. это работы широкого плана.

Среди таких работ обращает на себя внимание монография К. В. Хвостовой 9 , в которой обобщены ее многолетние исследо- вательские усилия в области применения количественных мето- дов в исторических исследованиях. В работе обстоятельно рас- крываются возможности применения количественных методов в изучении средневековой социально-экономической истории и те сложности и ограничения, которые возникают при этом. Послед- ние, по мнению автора, обусловливают то, что применительно к средневековью может иметь место лишь количественный подход в изучении исторических явлений и процессов, а не собственно их количественный анализ, связанный с применением тех или иных математических средств. Столь осмотрительная позиция автора вполне понятна, но представляется чрезмерно осторож- ной. Конкретно-исторические итоги анализа ряда социально-эко- номических явлений средневековья, полученные на основе при- менения математических методов и приведенные в работе, сви- детельствуют о том, что диапазон приложения этих методов может быть достаточно широким. Впрочем и сама К- В. Хвосто- ва в заключении указывает, что «количественный подход в со- циально-экономической истории средневековья — одна из про- блем, которая должна определять будущее развитие медиеви- стики» 10 .

  • 9 Хвостова К- В. Количественный подход к средневековой социально-экономи- ческой истории. М., 1980.
  • 10 Там же. С. 197.

В монографии К. В. Хвостовой, как и в других ее работах, большое внимание уделяется рассмотрению ряда теоретико-ме- тодологических вопросов применения количественных методов в исторических исследованиях вообще и в изучении средневе- ковья в особенности. Центральная и бесспорная мысль автора состоит в том, что основой для применения этих методов являет- ся качественный исторический анализ, доведенный до опреде- ленной теоретической концепции, которая затем может быть- формализована, т. е. выражена в математической форме. Огра- ниченные возможности применения количественных методов в средневековой социально-экономической истории обусловлены, по мнению К. В. Хвостовой, трудностями построения теоретиче- ских концепций, характеризующих явления феодальной эпохи, с одной стороны, и ограниченным количеством источников, с дру- гой. В этой связи заметим, что доведение изучения любых яв- лений общественной жизни до конкретно-теоретического уровня всегда является, как было показано, весьма сложной пробле- мой. Эти сложности будут существовать всегда, и поэтому зада- ча состоит в поиске путей для их преодоления.

Одним из них является применение количественных методов. Они действительно дают наиболее ясный результат в тех случа- ях, когда знания о явлениях прошлого могут быть выражены в форме теоретической конкретно-исторической концепции. Но очевидно и то, что именно эти методы могут помочь выработке такой концепции. Один из примеров — концепция налогообло- жения крестьян в поздней византийской империи, сформулиро- ванная К; В. Хвостовой на основе количественного анализа кон- кретно-исторических данных.

Другим видом работ, идущих от исследовательских задач и имеющихся источников к методам количественного анализа, яв- ляются исследования, в которых рассматриваются возможности изучения на основе этих методов таких явлений и процессов, основная суть которых не может быть раскрыта традиционными методами. Круг таких работ весьма обширен.

Одна из них — коллективное исследование, посвященное ис- точникам и методам изучения аграрного развития России в пер- вой половине XVII в. 11 Вопросы о состоянии феодальной систе- мы хозяйства, о вотчинном и поместном хозяйстве, о степени эксплуатации крестьян слабо изучены и во многом трактуются исследователями по-разному. Единственным источником, содер- жащим массовые сведения об этих процессах в XVII в., являют- ся так называемые писцовые книги, представляющие собой свое- образные средневековые земельные кадастры.

  • 11 Милов Л. В., Булгаков М. Б., Гарскова И. М. Тенденции аграрного раз- вития России в первой половине XVII столетия. М., 1986.

Данные писцовых книг в силу их относительной бедности не позволяют характеризовать указанные явления непосредст- венно. Поэтому был использован комплекс количественных ме- тодов их обработки и анализа с применением ЭВМ. Он вклю- чал методы корреляционного, регрессионного и факторного ана- лиза, а также многомерной классификации исследуемых объек- тов, т. е. поместий и вотчин. В итоге оказывается возможным по- лучить информацию, которая позволяет раскрыть такие стороны аграрных отношений, которые не удавалось выявить при тради- ционных методах анализа.

В плане использования количественных методов рассматри- ваемая работа отличается тем, что в ней уделено большое вни- мание проверке вида связи (линейная и криволинейная) между рассматриваемыми признаками и ее направленности. В работе подробно излагается методика проверки линейной модели взаи- мосвязей, а также значимости различных коэффициентов. В си- лу этого решение поставленной задачи отличается высокой кор- ректностью применения количественных методов. Методы про- верки этой корректности, предложенные в работе, могут широ- ко использоваться в других исследованиях.

Можно назвать и целый ряд других работ, в которых основ- ной задачей являлась разработка методов количественного ана- лиза для раскрытия сути тех или иных явлений и процессов ис- торического развития, т. е. эти работы являются прежде всего методологически-методическими, хотя в них в той или иной ме- ре решаются и конкретно-исторические проблемы. Вместе с тем, как указывалось, методы количественного анализа характеризу- ются и в работах, главной задачей которых являлось конкретно- историческое изучение определенных явлений и процессов про- шлого. Во многих из них освещение методологическо-методиче- ских вопросов имеет самостоятельное значение. Примером та- ких исследований могут быть работы, в которых освещается формирование единого всероссийского товарного аграрного рын- ка в XVIII—XIX вв. 12

Не касаясь сути явления, обратим внимание на то, что в пер- вой из этих работ уделено большое внимание вопросу о методах количественного анализа данных динамических (временных) рядов и прежде всего проблеме корректного корреляционного анализа этих данных. Вопрос этот имеет очень важное значение.

Во второй работе прежде всего представляют интерес мето- ды количественной сводки и обработки данных о развитии внутренней торговли, извлеченных из различных источников.

Наряду с монографическими исследованиями о методах ко- личественного анализа данных о тех или иных конкретных яв- лениях и процессах исторического развития имеется и большое число статей по данному сюжету 13 . Отметим некоторые из них, посвященные методам количественного анализа нарративных источников.

  • 12 См.: Ковальченко И. Д., Милое Л. В. Всероссийский аграрный рынок. XVIII — начало XX в. (Опыт количественного анализа). М., 1974; Миро- нов Б. Н. Внутренний рынок России во второй половине XVIII — первой половине XIX в. Л., 1981.
  • 113 Многие из этих статей опубликованы в указанных сборниках Комиссии по применению математических методов и ЭВМ в исторических исследова-. ниях, а также в других изданиях.

Одно из направлений количественного анализа сведений нар- ративных источников связано с решением собственно источниковедческих задач. Наиболее заметным и существенным в совет- ской историографии здесь является применение количественных методов и ЭВМ, во-первых, для построения генеалогии нарра- тивных источников, имеющих серию списков, и, во-вторых, для атрибуции безымянных памятников древней Руси и выявления языково-грамматических особенностей — стиля, присущего тем или иным эпохам и авторам и . Для решения этих задач приме- нялись методы теории множеств и теории графов. Количествен- ные методы атрибуции текстов, разработанные авторами, могут быть применены к широкому кругу произведений.

Другое направление количественной обработки анализа дан- ных индивидуальных нарративных источников связано с рас- крытием их содержания 15 . Это направление пока находится в стадии становления. Но уже полученные результаты свидетель- ствуют о возможности и эффективности такого анализа.

Первой проблемой, которую решают исследователи, обраща- ясь к количественным методам изучения нарративных источни- ков, является измерение, выделение тех содержательных эле- ментов текста, которые могут быть подвергнуты счету. Указан- ные работы дают хорошее представление о путях решения этой сложной и чрезвычайно важной задачи, показывают и приемы сведения результатов счета в систему количественных показа- телей, формализованно выражающих содержание текста в ас- пекте поставленной исследовательской задачи.

Применение количественных методов в исторической науке привело к возрастанию в источниковедении роли задач, связан- ных с разработкой методов исследования. Тем самым можно говорить о расширении его предмета, ибо прежде в источнико- ведении работы, специально посвященные методам исследова- ния тех или иных явлений и процессов, появлялись крайне редко.

  • 14 См.: Бородкин Л. Н., Милов Л. В. Некоторые аспекты применения коли- чественных методов и ЭВМ в изучении нарративных источников//Количе- ственные методы в советской и американской историографии. Материалы советско-американских симпозиумов в г. Балтиморе, 1979 г. и г. Таллине, 1981 г. Методы выявления генеалогии многосписочных памятников рассма- триваются также в указанной монографии Л. И. Бородкина.
  • 5 См.: Деопик Д. В. Опыт количественного анализа древневосточной лето- писи «Чуньцю»//Математические методы в историко-экономических и исто- рико-культурных исследованиях; Брагина Л. М. Методика количественного анализа философских трактатов эпохи Возрождения//Там же; Луков В. Б., Сергеев В. М. Опыт моделирования мышления исторических деятелей: Отто фон Бисмарк. 1866—1876 гг.//Вопросы кибернетики. Логика рассуждений и ее моделирование. М., 1983, и др.

Обращение в исторической науке к количественным методам сразу же потребовало решения целого ряда теоретико-методоло- гических проблем как общего, так и конкретного порядка. Со- ветские историки постоянно уделяли внимание разработке этих вопросов. В той или иной мере они характеризуются в работах, посвященных применению количественных методов в тех или иных областях исторических исследований. Но эти вопросы изучались и специально 16 . Рассматривались, с одной стороны, во- просы о необходимости использования количественных методов в исторической науке и об их месте в исторических исследова- ниях, о соотношении «традиционных» и «новых» методов, о взаи- мосвязи сущностно-содержательного, качественного и формаль- но-количественного анализов и о роли при применении количе- ственных методов теоретико-методологических основ историче- ского познания (понимание внутренней сути и особенностей объекта исторического познания, задач исторической науки и путей и методов их решения), а с другой,— вопросы об обеспе- чении исследований, основанных на количественных методах, репрезентативными в качественном.и количественном отношении конкретно-историческими данными, о возможностях и особенно- стях измерения исторических явлений и процессов и пределах их формализации, об адекватном отражении используемыми ма- тематическими методами внутренней сути этих явлений и про- цессов и корректности применения соответствующих методов, о* содержательной интерпретации результатов математической об- работки и анализа конкретно-исторических данных, об истинно- сти полученных итогов и их пределах и путях проверки этой ис- тинности.

Как видим, один лишь перечень основных теоретико-методо- логических проблем, возникающих при применении количествен- ных методов в исторических исследованиях, говорит о многооб- разии и сложности этих проблем. Разумеется, далеко не все они решены советскими историками и математиками. Неодно- значна и трактовка целого ряда вопросов. Но в указанных и дру- гих работах с полной очевидностью показано, что правильность и эффективность применения количественных методов в истори- ческой науке определяется прежде, всего характером теории и методологии исторического познания, из которых исходит исто- рик, и уровнем решения на их основе конкретных теоретико-ме- тодологических задач.

  • См.: Ковальченко И. Д. О применении математико-статистических методов в исторических исследованиях//Источниковедение. Теоретические и мето- дические проблемы. М., 1969; Кахк Ю. Ю. Нужна ли новая историческая наука?//Вопр. истории. 1969. № 3; Кахк Ю. Ю., Ковальченко И. Д. Ме- тодологические проблемы применения количественных методов в истори- ческих исследованиях.— История СССР. 1974. № 5; Хвостова К. В. Ме- тодологические проблемы применения математических методов в истори- ческих исследованиях//Вопр. истории. 1975. № 11; Ковальченко И. Д. О мо- делировании исторических явлений и процессов//Там же. 1978. № 8; Хво- стова К- В. Роль количественных методов в историческом познании. Там же. 1983. № 4; Ковальченко И. Д. Применение количественных методов- и ЭВМ в исторических исследованиях//Там же. 1984. № 9, и др.

Кроме того, теоретико-методологические проблемы применения коли- чественных методов в исторической науке неоднократно освещались в докладах советских историков на различных международных конферен- циях и встречах.

Мы подошли к вопросу об отношении советских историков к применению количественных методов в буржуазной (точнее немарксистской) исторической науке, ибо принципиальное, каче- ственное различие в применении этих методов (как и вообще в исторической науке) в марксистской и немарксистской историо- графии идет по линии теоретико-методологической. Естествен- но, что советские историки уделяют большое внимание раскры- тию этих различий, показу того, что именно марксистско-ленин- ская теория и методология исторического познания обеспечива- ет наиболее правильное и эффективное применение количест- венных методов в исторической науке. Соответствующие вопро- сы рассматриваются как в работах по теоретико-методологиче- ским проблемам, так и в специальных исследованиях

В этих работах показано, что применение в буржуазной ис- торической . науке количественных методов исследования дало определенные положительные результаты 18 . Расширились проб- лематика исторических исследований и круг вовлекаемых в на- учный оборот источников. Наиболее существенным здесь явля- ется обращение к изучению различного рода массовых явлений и процессов. Большое внимание уделяется разработке методи- ки и техники количественных исследований. Созданы в США и в ряде других стран банки машинной исторической информации, включающие большие объемы сведений, извлеченных из различ- ных исторических источников. Данные этих банков могут ис- пользоваться для изучения многих явлений и процессов истори- ческого развития, что облегчает и ускоряет исследования 19 .

  • 7 См., например: Мелихов С. В. Количественные методы в американской по- литологии. М., 1979; Промахина И. М. Количественные методы в работах представителей «новой экономической истории» (США)//Математические методы в исследованиях по социально-экономической истории; Ковальчен- ко И. Д., Сивачев Н. В. Структурализм и структурно-количественные ме- тоды в современной исторической науке//История СССР. 1976. № 5; Се- лунская Н. Б. Количественная история в США: итоги, проблемы, дискус- сии /Математические методы в историко-экономических и историко-куль- турных исследованиях; Бородкин Л. И., Селунская Н. Б. Методы изуче- ния социальной истории в американской историографии: (По поводу «Про- екта социальной истории Филадельфии») //История СССР. 1978. № 2; Гад- жиев К- С, Сивачев Н. В. Проблемы междисциплинарного подхода и «но- вой научной» истории в современной американской буржуазной историо- графии//Вопросы методологии и истории исторической науки. М., 1978. Вып. 2; Соколов А. К. О применении новых методов в исследованиях исто- риков США//Математические методы в социально-экономических и архео- логических исследованиях; Бородкин Л. И., Соколов А. К. Историк и изу- чение социальных процессов//История СССР. 1983. № 1, и др.
  • 8 Конкретное представление о направлениях и результатах, плюсах и мину- сах применения количественных методов в американской историографии, где эти методы получили наиболее широкое распространение, дают статьи американских ученых, опубликованные в сборнике «Количественные мето- ды в советской и американской историографии».
  • 9 О банках машинной исторической информации см.: Моисеенко Т. Л. Об использовании банков машиночитаемых данных по истории в новейшей зарубежной историографии//История СССР. 1985. № 5.

Вместе с тем буржуазная клиометрия, или квантитативная историография (как на Западе называют применение в истори- ческой науке количественных методов) не оправдала многих на- дежд, которые на нее возлагались. Прежде всего обнаружилась несостоятельность ожиданий возникновения некоей новой исто- рической науки, «математической истории», которая якобы дол- жна быть в полной мере объективной и дает возможность пре- одолеть тот субъективизм и идеографизм, которые и привели буржуазную историографию к глубокому кризису.

С другой стороны, ясно обнаруживается существенное несо- ответствие между значительно расширившейся источниковой ба- зой, усовершенствованной методической и технической воору- женностью исторических исследований и теми конкретными ис- следовательскими результатами, которые получены на их осно- ве. Как правило, эти результаты не выводят изучение явлений и процессов исторического развития на существенно новый уро- вень. В целом они остаются в пределах старых концепций, а очень часто вообще имеют эмпирический ограниченный харак- тер.

Советские историки подчеркивают, что главной причиной не- высокой эффективности применения количественных методов в буржуазной исторической науке является ограниченность или вообще ошибочность теоретико-методологических посылок, ис- ходя из которых ведутся конкретно-исторические исследования. Обращаясь к новым методам, буржуазные историки в области теории и методологии в целом остаются на базе прежних идей и подходов. Поэтому количественные методы и не поднимают буржуазную историческую науку на новый уровень и не дают выхода из того кризиса, в котором она находится, хотя в неко- торых аспектах и продвигают ее вперед.

Это понимают и наиболее глубокомыслящие ученые из сре- ды буржуазных историков, призывающие к выработке такой об- щей теории, которая позволила бы преодолеть указанную огра- ниченность квантификации и компьютеризации исторических ис- следований. Разумеется, в их понимании поиск новой теории должен идти по пути неприятия марксизма и в противовес ему. Но хорошо известно, что такие попытки предпринимаются давно, но все они были безрезультатными.

Обращает на себя внимание и то, что некоторая часть бур- жуазных историков понимает или чувствует преимущества марк- сизма как единой теории и методологии исторического позна- ния, хотя она и не признает этого. Неоспоримое доказательст- во тому — рост международного авторитета советской истори- ческой науки, одним из выражений которого является стремле- ние буржуазных историков к контактам и сотрудничеству с со- ветскими историками. Все это ярко проявляется и в области применения количественных методов в исторической науке. Со- ветские историки всегда поддерживают такое сотрудничество и активно в нем участвуют. Оно расширяет возможности для ут- верждения позиций марксистской историографии. Из арсенала же буржуазной исторической науки советские историки, исполь- зующие количественные методы, могут заимствовать конкретные количественные методы исторического исследования, мето- дику и технику их применения, а также опыт создания банков машинной исторической информации и организации исследова- ний на базе новых методов. Все это может быть плодотворно ис- пользовано на основе марксистской теории и методологии исто- рического познания.

В данном разделе работы рассматриваются теоретико-мето- дологические и методические проблемы применения количе- ственных методов в исторических исследованиях. Круг этих проблем весьма обширен и здесь характеризуются те из них, которые необходимо решать в любом историческом исследова- нии, основанном на применении этих методов: вопросы о месте количественных методов в исторических исследованиях и о соот- ношении этих методов с традиционными, о формализации и из- мерении исторических явлений, о представительности количест- венных данных и адекватности математических методов, о моде- лировании исторических явлений и процессов. Мы стремились обобщить опыт решения этих вопросов, накопленный советски- ми историками, и тем самым раскрыть основные принципы при- менения количественных методов в исторических исследованиях на основе марксистской теории и методологии исторического по- знания. В этой связи не ставилось задачи систематического со- поставления подходов к решению рассматриваемых вопросов в советской и буржуазной исторической науке и критики послед- ней. Такие сопоставления даются в тех случаях, когда необхо- димо особо подчеркнуть важность правильного теоретико-мето- дологического подхода и показать, что лишь марксизм обеспе- чивает истинный путь познания.

Для того, чтобы излагаемые теоретико-методологические принципы применения количественных методов в исторических исследованиях и пути их реализации не воспринимались абст- рактно, а могли быть использованы практически (а это важно для тех, кто еще не имеет достаточного опыта применения этих методов), они иллюстрируются конкретными примерами.

Освещение всех рассматриваемых в настоящем разделе ра- боты вопросов ведется «от историка» и исходя из потребностей исторических исследований. Поэтому все математические аспек- ты затрагиваются Лишь в самом общем содержательно-логиче- ском плане.

Глава 7
Место количественных методов в исторических исследованиях

Рассмотрение вопроса о месте количественных методов в ис- торических исследованиях надо начать с уточнения понятий ко- личественные методы и математические методы. Чаще всего как в исторических, так и в других гуманитарных исследованиях эти понятия употребляются как тождественные. Имеется в виду вся- кое использование количественных показателей и математиче- ских методов при анализе исследуемых явлений и процессов об- щественной жизни. В предыдущих главах настоящей работы между указанными понятиями также не проводилось различий. Но, строго говоря, эти методы не тождественны. Между ними имеются различия. Они состоят в следующем. /) С количественными методами в широком смысле мы имеем дело во всех тех случаях, когда изучение соответствующих яв- лений и процессов основано на анализе характеризующих их си- стемы количественных показателей. Следует подчеркнуть, что используется именно система^ количественных показателей, рас- крывающих основнью^^е^тьГявлений, а не просто какие-либо численные данные о них. Понятно, что при этом могут приме- няться и определенные, как правило простейшие, приемы мате- матической обработки количественных данных (вычисление сред- них значений, процентов, коэффициентов рассеивания и др.). Однако эти приемы не ставят цель раскрыть суть явлений пу- тем построения их количественных моделей. Но любая система количественных показателей может быть основой для построе- ния формально-количественных моделей изучаемых явлений и процессов. Для этого необходима более сложная их математи- ческая обработка, а главное, непременно требуется предвари- тельное построение сущностно-содержательной модели изучае- мых явлений и процессов.

Таким образом, строго говоря, количественные методы — это обычный анализ явлений и процессов на основе системы коли- чественных показателей, ^математические методы —• это пост- роение на основе системы численных данных формально-коли- чественных, математических моделей этих явлений и процессов.

Поскольку в обоих случаях исходной основой для анализа является система количественных показателей и для их обра- ботки применяется тот или иной математический аппарат, про- сто количественные и собственно математические методы имеют сходство, чем и обусловлено употребление этих понятий как тождественных.

Не отвергая это отождествление, ставшее в исторической на- уке традиционным, следует помнить и о различиях указанных терминов и отражаемых ими понятий и в необходимых случаях дифференцировать их употребление.

1. Математизация научных исследований и ее проявления в исторической науке

Отличительной чертой развития науки в эпоху научно-тех- нической революции являются ее все углубляющиеся математи- зация и компьютеризация \ Сейчас уже нет таких областей нау- ки, в которые в той или иной мере не вторглись математические методы, электронные вычислительные машины и другая техни- ка. Безусловно, этому во многом содействуют успехи в развитии прикладной математики и электронной, прежде всего вычисли- тельной техники. Даже первые поколения ЭВМ позволяли вы- полнять такой объем вычислений, который невозможен в усло- виях применения обычной, «малой» счетной техники. Новейшие же ЭВМ обладают прямо-таки безграничными памятью и быст- родействием. Это наряду с разработкой целого ряда новых на- правлений математики открыло возможность постановки и ре- шения новых исследовательских задач.

Однако было бы ошибочно приписывать интенсивный про- цесс математизации науки прежде всего успехам в развитии ма- тематики и ЭВМ, как иногда делают \ Если бы это было так, то математизация различных областей человеческой деятельности вообще и науки в частности протекала бы более или менее од- новременно и равномерно. Но этого не происходит. Процесс внедрения математических методов и ЭВМ в разные науки и в отдельные области каждой науки обусловлен прежде всего их внутренним развитием и происходит по мере того, как они ока- зываются «готовыми» к математизации и испытывают потреб- ность в ней. Именно поэтому декларативные призывы к превра- щению обществознания в точную науку путем переноса в него методов естественных наук, присущие позитивизму со времени его возникновения, и остаются бесплодными.

  • 1 Проблемам формализации и математизации современного научного позна- ния посвящена большая литература. Из обобщающих работ отметим: Глуш- ков В. М. О гносеологических основах математизации наук. М., 1965; Ку- раев В. И. Диалектика содержательного и формального в научном позна- нии. М., 1977; Лукьянец В. С. Философские основания математического познания. Киев, 1980; Моисеев Н. Н. Человек. Среда. Общество. Проблемы формализованного описания. М., 1982; Рузавин Г. И. Математизация науч- ного знания. М., 1984, и др.
  • 2 Так, например, В. А. Устинов и А. Ф. Фелингер полагают, что применение математических методов и ЭВМ в общественных науках, в частности в исторической, обусловлено прежде всего развитием кибернетики и приклад- ной математики, а также тем, что математические методы и ЭВМ эффек- тивно используются в ряде естественных наук. Развитие и потребности самих общественных наук выступают лишь одним из основных факторов, «способствующих внедрению новых математических методов и кибернети- ческих средств» (Устинов В. А., Фелингер А. Ф. Историко-социальные ис- следования, ЭВМ и математика. М., 1973. С. 320—321).

Но очевидно, что и готовность к математизации и потреб- ность в ней могут возникнуть в любой науке на определенном этапе ее развития только при наличии объективных предпосы-лок для количественного анализа явлений, составляющих объ- ект познания соответствующей науки.

Посмотрим, каковы же объективные предпосылки для коли- чественного анализа явлений реального естественного и общест- венного мира, т. е. насколько в онтологическом смысле возмож- на математизация процесса познания этого мира. Такая воз- можность не только существует, она неограниченна. Основой? этого является органическое сочетание количества и качества повсюду в природе и обществе. Этот закон не имеет исключений. В объективном мире нет неких «чистых» качеств или количеств, не зависимых от качеств. Они всегда находятся во взаимодей- ствии.

Качество и количество выражают противоположные стороны реальности и являются поэтому полярными понятиями. Но эта противоположность одновременно сочетается с единством. Син- тезом противоположности и единства качества и количества вы- ступает мера, которая представляет собой более сложное ин- тегральное понятие, отражающее свойства и качества и количе- ства. «Сосуществование двух взаимно-противоречащих сторон, их борьба и их слияние в новую категорию составляют сущ- ность диалектического движения» 3 . Действительно, мера как синтез противоположности и единства качества и количества глубоко раскрывает и реально выражает их диалектическую взаимосвязь. Именно мера показывает количественные границы качества и раскрывает качественную природу количества. Вы- ражая количественные изменения, мера характеризует движе- ние и его интенсивность. Наконец, мера позволяет установить переход количественных накоплений в новое качество 4 .

Следовательно, сущность того или иного явления, которая и составляет его качественную определенность, будет раскрыта в полной мере только тогда, когда будет выявлена количествен- ная мера данного качества. Именно поэтому К. Маркс и счи- тал, как отмечал П. Лафарг, что «наука только тогда достигает совершенства, когда ей удается пользоваться математикой» 5 . Это важное положение относится ко всем наукам.

  • 3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. С. 136.
  • 4 Как известно, на триаду «качество — количество — мера» впервые обратил внимание Гегель. Однако он рассматривал ее идеалистически как соотно- шение и движение понятий, а не свойство объективной реальности, отра- женное этими понятиями.
  • 5 Воспоминания о К. Марксе и Ф. Энгельсе. М., 1956. С. 66.

Органическое сочетание в явлениях объективного мира коли- чества и качества обусловливало то, что в развитии науки всегда имела место тенденция к выявлению количественных характери- стик изучаемых явлений и процессов, к количественной оценке как отдельных черт, так и общей природы и сути этих явлений, а, следовательно, и к применению тех или иных математических методов обработки и анализа количественных данных. Понятно, что размах и осознанность этих тенденций на разных этапах развития науки и в разных ее областях были неодинаковыми. Обществоведение здесь всегда отставало и отстает от естество- знания и техники, хотя сопряженность количества и качества также имманентно присуща явлениям общественным, как и ес- тественным. Основная причина тому — сложность явлений об- щественной жизни. Эта причина обусловливает трудности не только в выявлении меры и измерении указанных явлений, но и в самом выявлении сути того или иного качества.

Таким образом, объективная природа явлений общественной жизни является такой, что не только допускает применение ко- личественных и математических методов при изучении этих яв- лений, но и может быть наиболее глубоко познана только на их основе. Современное же развитие науки, определяемое как не- посредственными потребностями общественной практики, так и углублением самой научно-познавательной деятельности, требу- ют все более широкого применения количественных и математи- ческих методов.

Общей предпосылкой обращения ученых-марксистов к коли- чественным методам в общественно-гуманитарных науках, как и во многих других, является непрерывное углубление исследо- ваний, которое на определенной их стадии неизбежно порожда- ет потребность в количественном анализе.

Приведем пример из области исторических исследований, ко- торый показывает, как для углубления знаний становится необ- ходимым обращение к математическим методам. Речь идет об изучении классовой борьбы крестьянства в России в период раз- ложения и кризиса феодально-крепостнической системы хозяй- ства. Этот период характеризовался, с одной стороны, усилени- ем феодальной экспуатации крестьянства, а с другой — ростом крестьянского движения. И то и другое конкретно показано в многочисленных трудах советских историков, посвященных как анализу каждого из указанных явлений в отдельности, так и параллельному их освещению. Кардинальный вопрос о том, в какой мере определенная степень эксплуатации и ее усиление влияли на размах борьбы крестьянства и ее нарастание, кон- кретно не исследовался. Не исследовался потому, что определя- ющее воздействие эксплуатации на борьбу крестьянства пред- ставлялось очевидным. Эта очевидность основывалась на том, что борьба крестьянства представляла собой выражение анта- гонизма, имманентно присущего феодальной системе производ- ственных отношений, а усиление эксплуатации крестьян было важнейшим фактором, обострявшим этот антагонизм. Из этого логически следовал вывод, что главной причиной усиления клас- совой борьбы крестьян было усиление их феодальной эксплуата- ции. И в целом такое понимание, безусловно, является правиль- ным, ибо применительно к феодальному способу производства именно эксплуатация крестьянства и ее усиление являются ос- новным фактором, порождающим и классовую борьбу крестьян- ства и рост ее размаха и остроты.

Но наступил момент, когда это верное, но исторически абст- рактное понимание сложного исторического явления потребова- ло конкретизации применительно к определенной исторической эпохе. Внутренняя логика познания явления привела к необхо- димости восхождения от абстрактного к конкретному. Была по- ставлена задача непосредственного выявления зависимости раз- маха движения крестьян от интенсивности их феодальной экс- плуатации. Такую задачу поставили Ю. Ю. Кахк и X. М. Лиги и попытались ее решить применительно к движению эстонского крестьянства в начале XIX в. 6

Для решения этой задачи потребовалось применение мате- матических методов ¦— надо было выявить тесноту взаимосвязи показателей, характеризующих степень эксплуатации крестьян и размах их антифеодальной борьбы. Для анализа были взяты данные по имениям южной Эстонии. По каждому из них учиты- вались 14 показателей о положении крестьян, в том числе о раз- мерах их барщинных повинностей до реформы 1804 г. и после нее, а также фиксировалось наличие или отсутствие волнений крестьян. Посредством корреляционного анализа установили тесноту взаимосвязи между всеми этими показателями. Оказа- лось, что участие крестьян в волнениях было в целом слабо свя- зано с их положением и эксплуатацией. Коэффициенты корреля- ции колебались в пределах 0,35—0,56. Иначе говоря, при про- чих равных условиях размах крестьянских выступлений опреде- лялся положением крестьян и интенсивностью их эксплуатации лишь на 12—31%, т. е. размах борьбы крестьянства зависел в основном не от указанных факторов, а от иных. Авторы объяс- няют такое положение стихийным характером борьбы крестьян- ства. Когда интенсивность эксплуатации в целом достигла пре- дельно высокого уровня, т. е. повсеместно существовали объек- тивные предпосылки для крестьянских волнений, конкретные выступления крестьян вызывались не тяжестью их положения, а всякого рода иными причинами.

Таким образом, при несомненной обусловленности классовой борьбы крестьян остротой классового антагонизма и выражав- шей его интенсивности эксплуатации конкретный размах борь- бы при ее стихийном характере не был однозначно детермини- рован этими факторами, а мог определяться другими причина- ми, игравшими роль поводов. Ясно, что второй вывод не отвер- гает первого, а конкретизирует и углубляет его. И это стало возможным, когда соотношение качества и количества было синтезировано в мере, что потребовало обращения к математи- ческим методам.

  • 6 Кахк Ю. Ю., Лиги X. М. О связи между антифеодальными выступлениями крестьян и их положением//История СССР. 1976. № 2.

Можно было бы привести много других примеров, показыва- ющих, как на определенном уровне изучения тех или иных яв* лений и процессов исторического развития становится необхо-димым обращение к математическим методам. Из сказанного совершенно очевидно, что обращение к математическим мето- дам прежде всего диктуется состоянием соответствующей нау- ки и потребностями дальнейшего углубления исследований. Сов- ременное же состояние наук, в том числе и исторической, пре- вращает эту потребность во все более настоятельную необходи- мость.

Эпоха научно-технической революции характеризуется преж- де всего необыкновенным ускорением темпов развития науки. Науковеды полагают, что за три четверти XX в. человечество накопило значительно больше научных знаний, чем за всю пред- шествующую историю, а во многих областях науки в течение 12—15 лет объем научных знаний будет удваиваться. Информа- ционный взрыв, имеющий место в науке, ставит ряд важных задач не только в области систематизации, хранения и использо- вания накопленных знаний, но и в сфере проведения новых научных исследований. Выполнение последних во всех науках тре- бует привлечения все большего объема новых фактических дан- ных и более совершенных методов их выявления, обработки и анализа. Все это ускоряет приближение научных исследований к тому их внутреннему рубежу, который диктует потребность в обращении к математическим методам и ЭВМ.

Быстрое накопление новых знаний характерно и для разви- тия советской исторической науки. Хорошо известно, что в по- слевоенный период объем новых знаний резко возрос и идет бы- строе дальнейшее их накопление. Сейчас уже фактически нет сколько-нибудь крупных явлений и процессов в отечественной и зарубежной истории, которые не были бы охвачены хотя бы небольшой серией исследований. И вместе с тем ежегодно в стране появляются тысячи исследований, посвященных изуче- нию исторического прошлого. Разумеется, это никоим образом не означает, что нет событий, явлений и процессов или тех их ас- пектов, которые еще не охвачены изучением. Наоборот, по мере накопления знаний обнаруживается все большее число сторон исторического развития, которые требуют исследования. Важ- но, что и в исторической науке стоит проблема оперирования накопленными знаниями и необходимости привлечения все боль- шего объема конкретно-исторических данных при проведении новых исследований. Это, как отмечалось, требует, с одной сто- роны, расширения источниковой основы исследований путем введения в научный оборот источников, которые до этого либо вовсе не использовались, либо привлекались ограниченно. Здесь внимание исследователей обращается прежде всего к разного рода массовым, в том числе первичным, данным, содержащимся в источниках. С другой стороны, все настоятельнее обнаружи- вается потребность в повышении информативной отдачи уже введенных в научный оборот источников. Эти задачи нельзя ре- шить без совершенствования методов выявления, критической оценки, обработки и анализа фактических данных, в том числе и применения математических методов и ЭВМ.

Другим важным обстоятельством является то, что общий уровень современной науки и потребности ее дальнейшего раз- вития обуславливают все более отчетливое проявление тенден- ции к интеграции научного познания.

В развитии науки всегда имеет место органическое сочета- ние дифференциации и интеграции. Но на отдельных этапах этого развития на первый план может выдвигаться одна из этих сторон. В условиях научно-технической революции все более отчетливо обнаруживается тенденция к интеграции. Одно быст- рое накопление знаний, достигаемое в результате интенсивной дифференциации и специализации научных исследований, без должного интегрального, обобщенного подхода не может обес- печить всестороннего, цельного и все более глубокого познания объективной реальности, ибо объективная реальность представ- ляет собой органическое единство общего, особенного и единич- ного 7 . Все это имеет место и в исторической науке.

Сразу же надо отметить, что хотя и дифференциация и инте- грация научного познания являются объективными чертами его развития, возможности их реального проявления неодинаковы. В практике научных исследований их специализация протека- ет как бы стихийно в том смысле, что для ее разворачивания не требуется специальных побуждений и организационных мер. Она, естественно, воспринимается и психологически, ибо ре- зультаты ее непосредственны и очевидны.

Реализация же тенденции к интеграции в этом плане более трудна, особенно, если интеграция происходит в условиях гос- подства дифференцированного подхода. Здесь необходимы иная подготовка специалистов, организация и координация исследо- ваний, преодоление привычных представлений о характере этих исследований. Поэтому успехи интеграции во многом зависят от субъективного воздействия на ее развитие. Понятно, что это воз- действие должно основываться на учете объективных предпосы- лок и потребностей обобщенного подхода в познании явлений объективного мира. В этой связи необходимо более подробно рассмотреть проявление тенденции к интеграции в советской ис- торической науке.

  • 7 См.: Ставская Н. Р. Философские вопросы развития современной науки: (Социологические и методологические проблемы интеграции науки). М., 1974; Маркарян Э. С. Интегративные тенденции во взаимодействии обще- ственных и естественных наук. Ереван, 1977; Мирский Э. М. Междисципли- нарные исследования и дисциплинарная организация науки. М., 1980; Ур- сул А. Д. Философия и интегративно-общенаучные процессы. М., 1981; Че- пиков М. Г. Интеграция науки (Философский очерк). М., 1981; Готт В. С, Семенюк Э. П., Урсул А. Д. Категории современной науки (Становление и развитие). М., 1984, ч др.

В развитии исторической науки в советский период ясно вы- деляются этапы, когда на первый план выступала либо диффе- ренциация, либо интеграция исследований. В период становле-ния и утверждения марксистской советской исторической науки (с 1917 г. и до середины 30-х годов) на первый план выдвига- лась задача критической оценки того наследия, которое было получено от дворянской и буржуазной исторической науки, овла- дения марксистской теорией и методологией исторического по- знания и выработки на этой основе новой концепции общего хода исторического развития 8 . Естественно, что создание такой концепции требовало широкого и комплексного рассмотрения хода исторического развития, т. е. интегрального подхода к не- му. Это, разумеется, не исключало и дифференцированного изу- чения отдельных сторон, этапов и событий этого развития, но такое изучение в целом не играло главной роли.

На базе утвердившейся марксистской теории и методологии исторического познания с конца 30-х годов и особенно в после- военный период началась активная разработка отдельных сто- рон, этапов, явлений и процессов исторического развития, осно- ванная на привлечении нового конкретно-исторического мате- риала, т. е. все более дифференцированное в проблемном, про- странственном и временном аспектах изучение хода отечествен- ной и всемирной истории. Это и привело к накоплению того огромного объема исторических знаний, которым мы обладаем в настоящее время.

Прогрессировавшая тенденция к дифференциации историче- ских исследований не упраздняла обобщенного, интегрирован- ного подхода к изучению прошлого. Об этом свидетельствует лоявление целого ряда обобщающих трудов: как фундаменталь- ных индивидуальных монографий, так и коллективных работ по истории отдельных республик и регионов. Вершиной обобщаю- щих исследований явилось создание многотомной всемирной ис- тории, в которой впервые с марксистских позиций был охарак- теризован ход мирового исторического развития. Но в общем соотношении дифференциации и интеграции явно преобладал (даже безусловно господствовал) дифференцированный подход.

  • 3 См.: Очерки истории исторической науки в СССР. М., 1966. Т. IV.

Примерно с начала-—середины 70-х годов стали все более ¦отчетливо обнаруживаться минусы чрезмерно глубокой специа- лизации исторических исследований. Объем таких исследований вырос настолько, что они стали доступными лишь узкому кругу специалистов но тем или иным проблемам. Но это не главный .недостаток узко специализированных исследований. Основной их минус с точки зрения общих задач исторической науки со- стоит в трудности их сведения, обобщения полученных в них ре- зультатов. Нередко такое сведение оказывается вообще невоз- можным. Это происходит в силу того, что исследование одних и тех же явлений и процессов, очень часто даже на основе одно- типных источников, но применительно к различным регионам или временным срезам, ведется отдельными историками или группами их разобщенно. Отсюда — различия в постановке исследовательских задач, методах отбора, обработки и анализа конкретно-исторических данных и обобщении результатов. В ито- ге возникают парадоксальные ситуации, когда наличие большо- го числа исследований по тем или иным явлениям и процессам не создает основы для их обобщающей характеристики. Понят- но, что такие обобщения не могут всецело базироваться на спе- циальных исследованиях. Они требуют самостоятельной разра- ботки и анализа источников, но должны включать и результа- ты дифференцированных исследований. Иначе не будет синте- за дифференцированного и обобщающего подходов, а, следова- тельно, и взаимосвязанного анализа общего, особенного и еди- ничного в историческом развитии.

Сложившаяся ситуация обусловила то, что в советской исто- рической науке стала усиливаться тенденция к интеграции. Ос- новным ее выражением остается создание обобщающих трудов, как по истории отдельных стран и регионов, так и особенно по< отдельным аспектам исторического развития. Последний момент следует отметить особо, ибо он является новой чертой в процес- се интеграции исторических исследований, свидетельствующей об их углублении. Новой формой обобщающих исторических ис- следований становится и коллективная монография.

Однако в целом в советской исторической науке в настоящее время, несмотря на усиление тенденции к интеграции, господст- вует дифференцированный, часто узко специализированный под- ход, и необходимо дальнейшее усиление интеграции. Суть про- блемы состоит не просто в том, чтобы всячески выдвигать инте- грацию на первый план. Необходимо учитывать сложный ха- рактер соотношения дифференциации и интеграции и особенно- сти этого соотношения в современную эпоху. Историки, к сожа- лению, не уделяют должного внимания этому важному вопросу. Так, основные усилия по преодолению издержек чрезмерной дифференциации исследований идут по линии борьбы с «мелко- темьем», а потребность в интеграции реализуется главным обра- зом путем создания многотомных коллективных обобщающих трудов. Между тем, как показывает развитие других, прежде всего естественных наук, отличительной чертой выдвижения на первый план интегративных тенденций является синтез обоб- щенного и специализированного подходов к изучению реально- сти. Сам процесс дифференциации исследований, который про- должает активно развиваться, все в большей мере идет инте- гральным путем. Новые направления исследований, превраща- ющиеся в самостоятельные области наук или их направления, наиболее интенсивно и успешно развиваются на стыках наук или разных аспектов отдельных наук. Биофизика, биохимия, фи- зическая химия, кибернетика, информатика, бионика, астробио- логия, космическая медицина — все эти и многие другие науч- ные дисциплины и направления науки выражают собой, с одной стороны, процесс дифференциации научного познания, а с дру- гой,— его интеграцию. Комплексные междисциплинарные исследования, все более широко входящие в практику современной науки, являются синтезом дифференциальной и интегральной сторон в научном познании.

Комплексные, интегральные исследования, основанные на реализации достижений специализированного, дифференциро- ванного изучения реальности, имеют ряд уровней. Высшим яв- ляется общенаучный уровень. Он связан с такими задачами на- учного познания, решение которых требует усилий всех наук либо многих наук разного профиля. К их числу относятся так называемые глобальные проблемы, т. е. явления действительно- сти, затрагивающие интересы всего человечества. Такие из них, как, например, предотвращение термоядерной войны или эколо- гическая, для решения требуют усилий буквально всех наук.

Растущая потребность в общенаучной интеграции — харак- терная черта развития современной науки. Этим обусловлено усиление взаимосвязи естественных, технических и общество- ведческих наук, отражающее единство всех явлений объектив- ного мира. Именно исходя из этого, К. Маркс указывал: «Сама история является действительной частью истории природы, ста- новления природы человеком. Впоследствии естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой нау- ка о человеке включит в себя естествознание: это будет одна наука» 9 . Особенностью этой науки станет последовательный ис- торизм. На это также обращали внимание К. Маркс и Ф. Эн- гельс. «Мы знаем,— писали они,— только одну единственную на- уку, науку истории» 10 .

Разумеется, движение ко всеобщей интеграции науки и ее торжество в будущем никоим образом не устранят специализа- ции научного познания, ибо объективному миру наряду с един- ством присуще и разнообразие. Поэтому только на основе са- мой глубокой дифференциации станет возможным высший син- тез этого познания.

Другим уровнем интеграции являются междисциплинарные исследования, осуществляемые усилиями и методами ряда наук. Это могут быть науки как одного типа (естественные, общество- ведческие, технические), так и разных типов. Например, биофи- зика или биохимия являются комплексными, интегральными дисциплинами, синтезирующими усилия наук одного типа, а экономико-географические исследования или инженерная психо- логия основаны на науках разных типов.

Еще один уровень интеграции представляют внутридисцип- линарные комплексные исследования. Они синтезируют разные .аспекты исследований в пределах одной и той же науки.

  • 9 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 42. С. 124. 40 Там же. Т. 3. С. 16.

Указанные уровни (или варианты, как их еще называют) •синтеза научного познания являются общепризнанными в ли- тературе по методологическим проблемам науки. Отметить эти уровни необходимо для того, чтобы яснее представить процесс интеграции в исторической науке. Она включена во все уровни интеграционных процессов. Но интеграция в исторической нау- ке имеет свою специфику, состоящую, как было показано при рассмотрении места исторической науки в системе наук, в том ? что историческая наука по внутреннему характеру является комплексной и интегральной. Во всех предметных аспектах ис- торические исследования в -большей мере совпадают с предме- тами других общественных и гуманитарных наук. Поэтому исто- рикам для выполнения исследований на должном уровне необ- ходимо владеть методами соответствующих наук. Перед ними стоит задача углубления и повышения эффективности интегра- ции путем более квалифицированного использования идей и ме- тодов смежных наук.

Углубление междисциплинарного взаимопроникновения не- обходимо и приносит пользу не только исторической науке, но и другим включенным в этот процесс наукам. Об этом свидетель- ствует усиление тенденции к интеграции с исторической наукой, тенденции, которая исходит от других общественно-гуманитар- ных наук и проявляется не только в давно сложившихся направ- лениях обществоведческих исследований (таких, например, как история литературы, экономической и политической мысли и др.), но и в сравнительно новых. К числу последних можно от- нести конкретные историко-социологические, историко-психоло- гические, этноисторические исследования, выполняемые не ис- ториками, а специалистами в соответствующих областях.

Имеет место в исторической науке и внутринаучная интегра- ция. Ее выражением являются, как указывалось, обобщающие общеисторические и проблемные труды, отличающиеся широки- ми пространственным и временным подходами. Но в последнее время обнаружился еще один путь, который ранее выражался слабо. Мы имеем в виду межпроблемную интеграцию, а имен- но совокупный анализ тесно связанных, смежных аспектов ис- торического развития. Ранее других было интегрировано изуче- ние явлений экономических и социальных. Теперь в советской, да и вообще в марксистской историографии стало правилом со- вокупное изучение социально-экономического развития. Это — более высокий уровень по сравнению с раздельным анализом данных аспектов, ибо изучение охватывает весь базис. Утвер- дилось и совокупное исследование общественной мысли и обще- ственного движения. Хотя и не очень интенсивно, но входит в практику сопряженное историческое изучение социально-поли- тических, социально-культурных, социально-психологических яв- лений. Все это повышает уровень и значение исторических ис- следований.

Но главной задачей во внутриисторической интеграции яв- ляется поиск путей и методов для такого выполнения узкоспе- циализированных исследований, которые позволили бы синте- зировать их результаты в работах интегральных. Решению этой задачи во многом может способствовать применение математи- ческих методов.

Интеграция научного познания на всех уровнях протекает определенным образом, т. е. имеет свой внутренний механизм» Это, во-первых, перенос идей и посылок научного познания из одной области науки в другую, во-вторых, использование поня- тийно-категориального аппарата и методов одних областей зна- ния другими. Иначе говоря, углубление исследований достига- ется за счет взаимообмена и синтеза достижений в познании различных (смежных и отдаленных) областей реальности. Но при интеграции может возникнуть и потребность в новых иде- ях, подходах и методах, что и породило общенаучные подходы и методы.

Однако, чтобы указанный механизм интеграции мог действо- вать, синтезируемые идеи, подходы, методы и понятийно-катего- риальный аппарат должны быть сводимы. Между тем, даже в пределах одной науки в силу многообразия познаваемой реаль- ности и разнообразия исследовательских задач и методов их решения такая сводимость затруднена. Для ее преодоления не- обходима универсализация языка науки, во-первых, и выработ- ка общенаучных и межпроблемных (или региональных, как их чаще называют) подходов и методов познания и соответствую- щего им понятийно-категориальнго аппарата, во-вторых. Реше- ние этих задач возможно лишь путем абстрагирования и форма- лизации. Высшим же выражением абстрагирования и формали- зации, как известно, является математизация научных исследо- ваний.

В современной науке уже достигнуты, можно сказать, выда- ющиеся успехи в складывании новых общенаучных подходов и методов и соответствующего им понятийно-категориального ап- парата. Наиболее важными из них в этом плане являются сис- темный подход и структурный и функциональный анализы, ве- роятностный подход и математико-статистический анализ, мо- дельный подход и математическое моделирование, многомерный подход и многомерный математический анализ, информацион- ный подход и энтропийный анализ. Особо следует подчеркнуть фундаментальное значение системного подхода, ибо указанные и другие общенаучные подходы и методы в практическом при- менении чаще всего основываются на нем и выступают как кон- кретные методы структурного и функционального анализа, в ко- торых реализуются принципы этого подхода.

Внутреннее тяготение системных методов анализа к мате- матизации обусловлено тем, что всякая система (в данном слу- чае имеются в виду общественные системы) представляет собой большую или меньшую совокупность составляющих ее элемен- тов. Как сами эти элементы, так и присущие им признаки и свя- зи могут быть основой измерения. Следовательно, имеется ре- альная возможность для применения количественных и матема- тических методов и углубления анализа путем введения в него меры. Оно позволяет систематизировать и целостно выразить соотношение в исследуемой системе явления и сущности, содер- жания и формы, количества и качества.

Таковы внутренние факторы, определяющие все усиливаю- щуюся потребность в математизации науки, в том числе и исто- рической.

Практической реализации этой потребности во многом со- действуют успехи в развитии математики и электронной вычис- лительной и другой техники. Особенно важную роль здесь игра- ют ЭВМ, ибо их появление не только создало мощное средство для математизации науки и развития самой математики, но и вообще радикально расширило возможности интеллектуальной деятельности как в науке, так и во всех других сферах челове- ческой практики. В общей оценке роли ЭВМ вполне правомер- на следующая точка зрения: «Только два открытия можно по- ставить в один ряд с ЭВМ — это огонь и паровая машина» 11 .

Но развитие математики, создавая условия для применения ¦ее методов в науке, само в большой мере определяется потреб- ностями науки и других сфер общественной практики. Ф. Эн- гельс указывал, что «философов толкала вперед отнюдь не од- на только сила чистого мышления», а «главным образом мощ- ное, все более быстрое и бурное развитие естествознания и про- мышленности» 12 .

Сказанное вполне относится и к развитию математики в сов- ременную эпоху. Это развитие наряду с сохранением общенауч- ного характера математических методов сопровождается все большей дифференциацией, приспособлением математических подходов и соответствующего аппарата к специфике различных областей научного познания. Все отчетливее обнаруживается и потребность разработки методов, учитывающих особенности та- кой сферы научного познания, как социальная реальность.

  • 11 Моисеев Н. Н. Математика ставит эксперимент. М., 19'9. С. 19.
  • 12 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 285.

Таковы основные факторы, которые обусловливают все более отчетливые тенденции к математизации современных научных исследований и проявление этих тенденций в исторической нау- ке. Как бы интегральным выражением этих факторов являются отмечаемые многими советскими специалистами по теории и ме- тодологии научного познания усиливающиеся теоретизация и диалектизация научного познания и возникновение на этой ос- нове нового стиля научного мышления, отличающегося более широким и глубоким, сложным и строгим взглядом на объек- тивную реальность и подходом к ее познанию. Все это еще пока не нашло в исторической науке столь четкого проявления, как в других науках, и не получило вполне ясного осознания. Но раз- витие исторической науки идет тем же путем, что и других наук. Поэтому, чем активнее историки будут учитывать новые тен- денции в научном познании, тем больших успехов достигнет развитие исторической науки.

2. Место количественных методов в исторических исследованиях

Первые опыты применения математических методов в изуче- нии общественных (в том числе и исторических) явлений отно- сятся у нас в стране и за рубежом к концу прошлого-—началу нынешнего века 13 >'Они были связаны главным образом с ана- лизом социально-экономических явлений и обработкой стати- стических данных. Однако в первой половине XX в. это приме- нение не получило заметного распространения, прежде всего в силу общего состояния обществоведческих исследований, а так- же-из -за недостаточного развития прикладной математики и от- сутствия мощной вычислительной техники, без которой невоз- можна обработка значительных объемов информации.

Современный этап применения математических методов в ис- торической науке начинается с рубежа 50—60-х годов. Пример- но в течение десятилетия шла «разведка боем», когда выявля- лись те сферы исторического развития, изучение которых может быть «математизировано», и тот математический аппарат, ко- торый может быть для этого использован. С 70-х годов началось все расширяющееся применение математических методов в ис- торической науке, которое охватывает все новые ее области и в котором используется все более широкий круг этих методов.

С самого начала применения математических методов в ис- торической науке и до сих пор не прекращаются споры о его целесообразности, возможностях и пределах/ Особенно острый характер такие споры приобрели в буржуазной историографии, где дискуссия идет по линии противопоставления описательных методов количественным.

  • 13 См.: Любович Н. Статистический метод в применении к истории. Варшава, 1901.

Представители различных течений субъективистской методо- логии, отрицающей возможности объективного познания про- шлого и поэтому ограничивающей задачи историка лишь субъ- ективным воспроизведением того, «как это было», и оценкой со- бытий прошлого с позиций исследователя, единственно право- мерным методом исторических исследований считают описа- тельный и выступают решительными противниками количест- венных методов. Они обосновывают непригодность количествен- ных методов прежде всего тем, что присущее им абстрагирова- ние от деталей и частных моментов якобы приводит к тому, что вместе с водой выплескивается и ребенок, ибо индивидуальные и неповторимые события будто бы и являются основным выра- жением общественной жизни, а в освещении их состоит главная задача исторических исследований. Субъективистами всячески подчеркивается отсутствие в исторических источниках количе- ственных данных о многих явлениях и процессах и трудности их измерения.

Иной позиции придерживаются представители тех течений современной буржуазной методологии исторического познания, которые могут быть определены как структуралистские. Призна- вая в целом возможность объективного познания прошлого и выступая в этой связи против субъективизма в историческом познании, структуралисты, следуя давней традиции позитивиз- ма, тем путем, который приводит к достижению этих целей, счи- тают применение в исторических исследованиях методов точных и естественных наук и прежде всего математического моделиро- вания. Поэтому они выступают решительными противниками описательных и сторонниками количественных методов, кото- рые в конечном счете абсолютизируются.

В основе подобных подходов лежат принципиальные расхож- дения в понимании объективного содержания и сущности исто- рического развития, возможностей и задач исторической науки и основных путей и методов исторических исследований, т. е. различия в теории и методологии исторического познания.

Есть среди буржуазных историков и те, которые ищут пути к совмещению этих подходов и пытаются реально оценить каж- дый из двух методов. Однако, чтобы такое совмещение стало реальностью и было не механическим, а органическим, необхо- димы единые теория и методология исторического познания, до- пускающие такое совмещение. Поскольку такой теорией и ме- тодологией буржуазная историография не располагает, попытки совмещения не дают и не могут дать удовлетворительного ре- зультата. Поэтому сторонники «примирения» описательных и количественных методов нередко подвергаются нареканиям со стороны и последовательных приверженцев и противников ко- личественных методов.

  • 14 Так, например, А. И. Ракитов, касаясь применения математических мето- дов в исторических исследованиях, ставит вопрос о том, какого рода но- вую историческую информацию, «не доступную прежним качественным методам исследования, могут дать количественные методы (клиометрия)»// Историческое познание. С. 297 (курсив наш.— И. К.).

Советские историки в своем отношении к описательным и ко- личественным методам в целом исходят из признания правомер- ности и необходимости применения и тех и других и рациональ- ного их сочетания с учетом характера исследуемых объектов, данных исторических источников и исследовательских задач. Но единство общего взгляда не исключает споров и между совет- скими историками по поводу места и роли количественных ме- тодов в исторических исследованиях. Основа споров лежит в не- верной трактовке одного из аспектов процесса познания обще- ственных явлений. Речь идет о широко распространенном про- тивопоставлении количественного и качественного анализа, на- столько утвердившемся, что его разделяют даже некоторые спе- циалисты в области теории и методологии научного познания 14 . Одна из причин этого коренится в нечеткости терминологии. Термин «качественный» (анализ, метод, подход) употребляется тл в смысле раскрытия сущностно-содержательной, качественной природы явлений и в смысле описательной, естественно-языко- вой формы их характеристики. Несомненно, что термин «каче- ственный» должен применяться лишь в первом смысле.

В итоге те из историков, кто стремится подчеркнуть веду- щую роль сущностно-содержательного, качественного анализа и не замечает несостоятельности его противопоставления коли- чественному анализу, хотя и не выступают прямо против при- менения количественных методов, но относятся к ним весьма осторожно.

Некоторые же из сторонников применения количественных методов в исторических исследованиях (главным образом из не- специалистов в области истории), также стоящие на позиции противопоставления количественного и качественного анализа, отождествляют последний с описательными методами. Подчер- кивая несовершенство этих методов, они, с одной стороны, аб- солютизируют количественные методы, а с другой — недооцени- вают определяющее значение содержательного исторического анализа, что не только снижает эффективность применения ко- личественных методов, но и приводит к крупным ошибкам 15 .

Напомним историю с попыткой некоторых математиков «самостоятельно» на основе разработанных ими методик пересмотреть некоторые важные вопросы истории античности. Этот пересмотр совершенно необоснован в силу его полной теоретико-методологической несостоятельности, обуслов- ленной игнорированием качественного, сущностно-содержательного подхо- да. См. об этом: Голубцова Е. С, Кошененко Г. А. История древнего мира и «новые методики»//Вопр. истории. 1982. № 8; Голубцова Е. С, Завеня- гин Ю. А. Еще раз о «новых методиках» и хронологии древнего мира// Та м же. 1983. № 12; Клименков Е. Я. Об истолковании так называемого династического параллелизма//Математические методы и ЭВМ в истори- ческих исследованиях. М., 1985.

Данные вещественных и изобразительных (натурально-изобразительных, художественно-изобразительных и графически-изобразительных) источни- ков для их исторического анализа должны быть переведены в описатель- ную или количественную форму.

Однако противопоставление качественного (в смысле сущно- стно-содержательного) анализа количественному несостоятель- но. Совершенно очевидно, что качественный анализ, имеющий целью раскрытие внутренней сути изучаемых явлений и процес- сов, является ведущим во всяком, в том числе и историческом, исследовании и при применении любых методов. Но качествен- ный, сущностно-содержательный анализ, опирающийся на опре- деленные теорию и методологию исторического познания, может быть осуществлен только при наличии той или иной информа- ции, конкретных сведений об исследуемых явлениях и процес- сах}/ Эта информация может быть представлена, во-первых, и подвергаться обработке и анализу/'ко-вторых, в двух формах — описательной (повествовательной), 1 естественно-языковой ^ко- личественной^ 6 . Поэтому всякий исторический анализ может быть либо содержательно-описате/шшм^~Тй либо содержательно-количественным. Следовательно, неправомерно противопоставлять качественный и количественный ана-Т* лиз, как это часто делается. Можно сравнивать описательные и количественные методы выражения, обработки и анализа кон- кретно-исторических данных.

Всякая объективная общественная (в том числе и историче- ская) реальность представляет собой совокупное сочетание яв- ления и сущности, формы и содержания, количества и качества, что должно быть учтено и раскрыто в процессе научного позна- ния. Главная задача научного познания, как хорошо известно, состоит в выявлении сущностно-содержательной, качественной определенности объекта познания. Эта определенность раскры- вается в результате теоретического сущностно-содержательного анализа, который и является качественным анализом. Высший его уровень выражается в построении теоретической сущностно- содержательной модели объекта. Она может быть как абстракт- но, так и конкретно-теоретической.

Сущностно-содержательный анализ всегда ведется в естест- венно-языковой, описательной форме. Тот, например, факт, что для феодального способа производства характерна личная зави- симость крестьянина от феодала, а при капитализме рабочий яв- ляется лично свободным продавцом своей рабочей силы, а так- же обстоятельства, обуславливающие эти различия, могут быть выражены лишь описательно. Сущностно-содержательный ана- лиз может базироваться как на описательных, естественно-язы- ковых, так и на количественных методах выражения, обработки и анализа конкретных данных, т. е. они являются равновозмож- ными методами. Но внутреннее содержание, сущность и качест- венная определенность объекта в реальности не лежат на по- верхности и не проявляются непосредственно. Непосредственно улавливаемым их выражением выступают явление и форма. Эти последние вполне могут быть представлены описательно. Более того, описательная их характеристика нередко предстает более полной и яркой, чем количественная.

Но процесс познания объекта нельзя считать полным до тех пор, пока не будет выявлено соотношение количества и качества, т. е. установлена мера, раскрывающая их единство. Здесь опи- сательные методы оказываются бессильными и задача решает- ся лишь количественными методами, разумеется, если оказыва- ется возможным их применение. ,

Проиллюстрируем это на конкретном историческом примере. Хорошо известно, какую важную роль в революции 1905— 1907 гг. играло крестьянское движение. Среди разнообразных форм бюрьбы крестьянства видное место занимало и так назы- ваемое! приговорное движение, представлявшее собой опреде- ленное т!сторическое событие, которое может быть самостоятель- ным объектом для исторического исследования. Как явление это событие выражалось в том, что крестьяне на мирских сходках принимали определенные решения, оформляли их в виде доку- мента и направляли в различные инстанции (прежде всего в Государственную думу). Сущность данного явления, как показы- вает изучение приговоров ,7 , состояла в том, что крестьяне, го- воря в целом, требовали таких изменений системы аграрных и других отношений, которые бы улучшали положение крестьян в экономическом, правовом и политическом отношениях, во-пер- вых, и вели к общей демократизации общественного строя стра- ны, во-вторых.

Приговорное движение как историческое явление имело со- держание и форму. Содержание приговорного движения выра- жалось в том, что крестьяне пытались убедить инстанции, в ко- торые они обращались, в необходимости соответствующих пре- образований. Эта необходимость обосновывалась тем или иным анализом состояния деревни и общим положением дел в стра- не, сопровождалась раскрытием системы мер, которые могут привести к улучшению положения, оценкой методов их прове- дения и т. д. Приговорное движение протекало в определенных ¦формах, имело внутренний механизм, включавший процедуру выработки и оформления приговоров, их доведения до адреса- тов и последующей реакции крестьян на результаты.

Анализ всех этих аспектов приговорного движения велся и ведется описательными методами, которые вполне позволяют познать это историческое событие не только на эмпирическом, но и на теоретическом уровне. Однако доведение этого познания до логического завершения требует и его интегральной оценки как качественной определенности в общем ходе классовой борь- бы крестьянства в период революции. Эта оценка должна со- стоять в раскрытии той стороны сущности этого явления, кото- рая отличает его от других событий подобного типа, т. е. от дру- гих проявлений борьбы крестьян.

Понятно, что и эту задачу можно пытаться решить описа- тельными методами, что и делали историки. Но оказалось, что такой путь не дает убедительного ответа. В оценке приговорного движения как одной из форм борьбы крестьянства в революции мнения исследователей разошлись. Одни относят его к высшим формам этой борьбы, связанным с пробуждением в крестьянст- ве определенного политического сознания. Другие, наоборот, считают приговорное движение пассивной формой борьбы кре- стьян, поскольку они апеллировали к верхам, что якобы отра- жает их политическую бессознательность.

Приговорное движение крестьян характеризуется во многих исследованиях по истории революции 1905—1907 гг. Есть и работы, специально посвя- щенные его изучению. См.: Нильве А. И. Приговоры и наказы крестьян во II Государственную думу//История СССР. 1975. № 5.

Решение вопроса затрудняется еще одним моментом. В пе- риод революции в деревне вели работу различные политические партии, между которыми шла острая борьба за крестьянство. Поэтому вполне допустимо предположение, что в приговорах крестьян отразилось воздействие на крестьян представителей этих партий. Предельным выводом из этого явилось мнение о- том, что приговоры вообще отражают представления и требо- вания не самих крестьян, а политических партий.

Разрешить этот спор, а следовательно, и раскрыть качест- венную определенность приговорного движения, можно только, во-первых, путем сравнения положения крестьян и всех форм их борьбы в селениях, где были приняты приговоры и где эта форма крестьянского движения отсутствовала, и, во-вторых, пу- тем непосредственного анализа характера крестьянского само- сознания, т. е. их идеологии и социальной психологии, в селени- ях с приговорным движением. Ни первую, ни вторую задачу решать описательными методами не представляется возможным. Необходимо применение количественных и математических ме- тодов.

Попытка решения этих задач на основе применения количе- ственных методов была предпринята О. Г. Буховцом. По данным Самарской губернии (а затем и Воронежской) 18 , им было про- ведено сопоставление количественных данных о положении кре- стьян и формах их борьбы в селениях с приговорным движени- ем и без него. В итоге было установлено, что селения с приго- ворным движением в целом по обеспеченности крестьян землей (а это — главный фактор, определявший положение крестьян) находились в лучшем положении, чем селения, в которых борь- ба крестьян не сопровождалась принятием приговоров. Далее выяснилось, что в селениях, принявших приговоры, борьба кре- стьян в других ее формах имела более широкий общий размах и велась более активно, чем в селениях с крестьянским движе- нием без приговоров.

В целом анализ на основе системы количественных данных и при простейшей их обработке показал, что принятие пригово- ров имело место прежде всего там, где классовая борьба кре- стьян была более активной. Это — важный аргумент в пользу того, что приговорное движение по качественной природе отно- сится к наиболее высоким формам борьбы крестьянства.

Вопрос о том, как при посредстве математических методов можно анализировать общественное сознание крестьянства, бу- дет рассмотрен ниже.

Буховец О. Г. К методике изучения «приговорного» движения и его роли в борьбе крестьянства в 1905—1907 годах (по материалам Самарской гу- бернии)//История СССР. 1979. № 3. См. также: Буховец О. Г. Массовые источники по общественному сознанию российского крестьянства (Опыт применения контент-анализа при изучении приговоров и наказов 1905— 1907 гг.)//История СССР. 1986. № 4.

В данном случае важно отметить, что исследование того или иного исторического явления для логического завершения в пла- не его раскрытия как органического сочетания явления и сущ- ности, содержания и формы, количества и качества требует об- ращения к количественным и математическим .методам.

Как видим, описательные (повествовательные) и количест- венные методы всегда выступают в том или ином единстве и лишь один из них может играть ведущую роль.

Описательно-повествовательные методы — основная форма исторического анализа. И не потому, что многие явления обще- ственной жизни в настоящее время не поддаются измерению, а большинство источников нарративные, как отмечают сторонни- ки этих методов. Возможности измерения, в том числе и на ос- нове описательных характеристик, исторических объектов, бу- дут расширяться по мере развития науки. Но даже если когда- либо все в историческом развитии окажется возможным изме- рить, качественный анализ этого развития останется описатель- ным, будет базироваться на сущностно-содержательных поняти- ях и категориях, выраженных в естественно-языковой форме. Эти категории, несмотря на кажущееся всемогущество матема- тики и ее интенсивный прогресс, не могут быть заменены ее по- нятиями и языком. Сложность явлений общественной жизни та- кова, что в системе понятий и категорий они могут быть адек- ватно отражены лишь в естественно-языковой форме, потому что реально и действенно сознание, как мы уже отметили, проявля- ется лишь в языке — материальной форме мысли и средстве че- ловеческого общения 1Э , чего не в состоянии заменить никакие искусственные языки (в том числе и математический), сколь бы совершенными они ни были. Сила этих языков состоит в их ло- гической строгости, однозначности понятий. Но именно поэтому они и не могут отразить всего многообразия общественных яв- лений. Естественный язык при всей неоднозначности и подвиж- ности его понятий более адекватно отражает эти явления. По- этому хотя «язык абстрактных количественных понятий мате- матики подобно естественному языку не только выражает мысль, но и способствует самому процессу мышления», он может лишь «в чем-то дополнять и уточнять естественный язык, содейство- вать более точному и эффективному познанию действительно- сти» 20 . Уже в силу одного этого неправомерно ожидать не толь- ко возникновения некоей новой науки, «математической исто- рии», как полагают некоторые сторонники количественных ме- тодов из числа буржуазных ученых, но и даже выделения осо- бой дисциплины в пределах исторической науки, что допускают в ряде случаев и советские исследователи.

  • 19 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 3. С. 29.
  • 20 Рузавин Г. И. Математизация научного знания. С. 151—152.

Наконец, следует учитывать, что, несмотря на необходимость и неизбежность все более широкого распространения количест- венных методов в исторических исследованиях, никогда не будет потребности в том, чтобы все в историческом развитии было из- мерено и выражено количественно. Среди многообразных со- циальных функций исторической науки есть и такие, которые наиболее эффективно могут быть выполнены именно на основе описательных (повествовательных) методов. Одной из них яв- ляется функция просветительски-воспитательная.

Сильными сторонами описательных методов является их уни- версальность и доступность, конкретность и яркость. Но диалек- тика такова, что в их силе заключена и их слабость. Она состо- ит в следующем. Ввиду сложности формирования описательны- ми методами системы представительных фактов, особенно в тех случаях, когда изучаются массовые исторические явления и про- цессы, они могут приводить либо к иллюстративности либо к фактографизму. В первом случае это может породить бездока- зательность наблюдений и выводов, а во втором — смешение главного и второстепенного, типичного и случайного.

Далее, позволяя установить те или иные признаки и свойст- ва рассматриваемых объектов, описательный анализ не показы- вает их меры. Допуская же возможность выявления взаимосвя- зей тех или иных явлений или черт и свойств определенных объ- ектов, он не измеряет ее тесноты и силы воздействия одних фак- торов на другие.

По указанным причинам описательные методы анализа в тех случаях, когда необходимо оценить масштабы, удельный вес и уровень развития, а также степень сходства и различия, тес- ноту взаимосвязи и взаимодействия тех или иных объектов, яв- лений и процессов или их черт и свойств, обрекают исследова- телей на неточные, весьма приблизительные и даже неопреде- ленные оценки типа «больше — меньше», «сильно — слабо», «существенно — несущественно» и т. д., т. е. не дают возмож- ности выявить количественную меру соответствующих качеств.

Указанная ограниченность описательно-повествовательных методов неизбежно порождает и соответствующий тип историче- ского мышления. Его отличительные черты — большая или меньшая неопределенность заключений, которые ограничивают возможности получения из них выводного знания.

Наконец, универсальность и кажущаяся доступность описа- тельных методов являются одной из причин того, что историки не уделяют должного внимания совершенствованию методов своей науки, овладению методами других наук и ознакомлению с состоянием познавательного арсенала науки в целом.

Таково место описательных методов в исторических исследо- ваниях и их соотношение с количественными методами.

Рассмотрим теперь конкретнее вопрос о том, какое место за- нимают в исторических исследованиях количественные методы.

Прежде всего напомним еще раз, что сущность количествен- ного анализа состоит не просто в использовании в исследовании тех или иных количественных данных, как нередко полагаютЛТе или иные количественные показатели могут вводиться и в опи- сательный анализ. Количественный анализ —¦ это выявление и формирование системьТ^шСлеТщ изучаемых объектов, явлений и процессов^" которые, будучи подвергнуты определенной математической обработке, создают основу для сущностно-содержательного анализа, приводящего к раскрытию количественной меры соответствующего качества.

Поэтому, когда задают вопрос о том, какую новую истори- ческую информацию дают количественные методы по сравнению с повествовательными, забывают о том, что это прежде всего ^.существенно различные способы выражения информации об объ- ективном мире. Но математическая обработка и анализ исход- ных количественных данных дают и новую информацию, кото- рая этими данными непосредственно не выражается и логиче- ски-описательными методами не может быть получена. Основ- ное преимущество количественных методов по сравнению с опи- сательными состоит в том, что количественный анализ позволяет установить абсолютную и относительную меру рассматривае- мых черт и свойств объектов и явлений и выявить интенсивность их проявления, т. е. он предоставляет возможность преодолеть, основную ограниченност17о1ТисаТёльного анализа.

Теоретически количественные методы могут быть применены при изучении любых явлений и процессов объективной реально- сти, в том числе и исторической, так как всякому качеству при- суще определенное количество. Однако, как отмечалось, прак- тически применение эгих методов становится необходимым и возможным лишь на известной стадии изучения явлений и про- цессов исторического развития. Какая же это стадия? Что кон- кретно свидетельствует о наступлении момента, когда можно переходить к количественному анализу?

•"-В общем виде ответ состоит в том, что переход к количест- венным и математическим методам может произойти с момента, когда становится возможным измерение признаков изучаемых явлений и процессов и тем самым удается получить систему не- обходимых количественных показателей. Но дело в том, что и проведение измерения, когда исторические источники являются нарративными, и формирование системы представительных ко- личественных данных, когда источники содержат численные значения признаков, оказываются практически возможными и допустимыми лишь при условии, если знания об изучаемых яв- лениях и процессах имеют теоретический характер. Конкретно это выражается в том, чго сущностно-содержательный анализ раскрывает качественную определенность этих явлений и про^- цессов.

К. Маркс указывал, что «различные вещи становятся коли- чественно сравнимыми лишь после того, как они сведены к од- ному и тому же единству. Только как выражения одного и того же единства они являются одноименными, а следовательно, со- измеримыми» 21 . Поэтому «самая большая трудность при мате- матизации знания состоит в том, чтобы выявить качественную однородность тех или иных классов явлений и тем самым показать, что они могут быть количественно сравнимыми» 22 . Каче- ственная же однородность или однотипность явлений может быть раскрыта только на теоретическом уровне познания иссле- дуемых явлений и процессов.

Как видим, «математизация, таким образом, будет эффек- тивной только тогда, когда математизируемая наука (или ка- кие-то ее направления.— И. К-) будет достаточно зрелой, обла- дающей сложившимся концептуальным аппаратом, т. е. в ней должны быть установлены на качественном уровне наиболее важные понятия, гипотезы, обобщения и законы» 23 .

В этой связи никак нельзя одобрить порой выражающееся со стороны клиометристов, особенно начинающих, нигилистиче- ское отношение к тому, что было сделано в изучении тех или иных историческиях явлений и процессов их предшественника- ми, которые опирались на описательные методы или использо- вали количественные данные без их специальной математиче- ской обработки и анализа. Если бы предшественники клиомет- ристов не довели исследования до уровня, допускающего пере- ход к математическим методам, применение последних было бы невозможно. В плане же морально-этическом следует помнить, что наука, как известно, тем и хороша, что в ней никому не да- но сказать последнее слово.

Из указанного ясно и то, почему многие историки не пони- мают необходимости применения количественных методов и не испытывают практической потребности в их использовании. Это результат того, что области исторических исследований, входя- щие в круг интересов этих ученых, еще «не доросли» до мате- матизации. То, что таких областей слишком много,— неизбеж- ный результат широкого распространения эмпиризма в истори- ческих исследованиях. Его прежде всего и надо преодолевать для успешного применения в исторических исследованиях мате- матических методов.

Количественные и математические методы могут применять- ся в научных исследованиях для решения различных задач, ко- торые можно свести к трем типам. Их еще называют формами математизации 24 . |^,' '' ч

  • 22 Рузавин Г. И. Указ. соч. С. 189.
  • 23 Там же. С. 191.
  • 24 Там же. Указ. соч. С. 192.

Первыи^тип задач состоит в численном выражении изучае- мой реальности для выявления количественной меры и границ соответствующих качеств. Примером подобной "задачи"' может служить выявление В. И. Лениным границ между качественно отличными в социальном отношении слоями крестьянства в эпо- ху капитализма, а именно: между хозяйством сельского проле- тария и собственно крестьянина, с одной стороны, и собственно крестьянина и крестьянина-капиталиста, с другой. Сущностно- содержательным критерием для выявления этих границ было

взято соотношение собственного труда в своем хозяйстве и куп- ли-продажи рабочей силы. Исходя из этого, В. И. Ленин, как указывалось, определил количественные границы, разделяющие эти качественно отличные типы крестьянских хозяйств. К проле- тарским В. И. Ленин относил хозяйства, в которых большинство населения «является наемными рабочими», к крестьянским — хозяйства, в которых «число семейных рабочих больше числа наемных», а к капиталистическим — хозяйства, в которых «чис- ло наемных рабочих больше числа семейных» 25 .

Как видим, в основе решения важной и сложной социально- экономической проблемы лежит сущностно-содержательный анализ. Уровень его таков, что он делает необходимым обраще- ние к мере, синтезирующей соотношение качества и количества. Сама же эта мера в математическом отношении оказалась про- стейшей. В других случаях количественное выражение качест- венной сущности явлений и ее границ может потребовать и бо- лее сложных математических методов. Но в данном случае мы имеем дело с ярким примером того, что исследовательский эф- фект применения количественных и математических методов не зависит непосредственно от сложности этих методов.

ЦВторой тип задач, решаемых математическими методами, со- стоит в построении формально-количественных, математич_еских_ мод^е^ис^ледуемых явлений и.процессов^ Это — оожжШГЩтъ или форма математизации научного познания. Моделирование представляет более высокий уровень математизации научных исследований, чем только что рассмотренный. О методологиче- ских проблемах моделирования исторических явлений и процес- сов будет идти речь особо. Будут приведены и примеры построе- ния таких моделей. Отметим лишь, что моделирование, как пра- вило, связано с системным подходом к изучению явлений и про- цессов и имеет целью провести анализ структур и функций си- стем. Сами эти системы и их модели могут быть различной сложности — от моделей отдельных явлений до моделей процес- сов, охватывающих обширные области объективной реальности.

Третий тип задач связан с применением математических ме- тодов для построения новых и выражения и анализа существую- щих научных теорий, т. е. с формализацией основных итогов са- мого научного знания.

Существует большой круг явлений и процессов, изучение ко- торых на данном этапе развития исторической науки может быть эффективным лишь при использовании количественных и математических методов.

Прежде всего применение математических методов необхо- димо для выявления закономерного, внутренне обусловленного характера исторического развития. Как указывалось, законо- мерность исторического развития в силу сложного сочетания в нем объективного и субъективного, чаще всего имеет стохасти-ческий, вероятностный характер. «Правило,— указывал К. Маркс, — может прокладывать себе путь сквозь беспорядоч- ный хаос только как слепо действующий закон средних чи- сел» 26 .

Очевидно, что эти законы и тенденции могут быть выявлены и выражены лишь математическими, статистически-вероятност- ными методами.

Хотя функциональная зависимость в историческом развитии имеет место не столь уж часто, в определенных случаях «...по- нятия порядок, закономерность и т. п. могут быть выражены при известных условиях математически определенным функциональ- ным соотношением» 2Т . Это относится прежде всего к изучению динамики исторического развития. Об этом прямо писал К. Маркс: «Я неоднократно пытался — для анализа кризисов-— вычислить эти up and downs (повышения и понижения. — Ред.) как неправильные кривые и думал (да и теперь еще думаю, что с достаточно проверенным материалом это возможно) матема- тически вывести из этого главные законы кризисов» 28 .

Математические методы необходимы не только для раскры- тия закономерностей исторического развития, которые проявля- ются в массовых процессах, но и для получения итоговых ре- зультатов тех отдельных событий, которые складываются из действий определенной совокупности индивидуумов, преследую- щих свои цели. В этой связи еще раз напомним указание Ф. Эн- гельса, что в историческом развитии «конечный результат всег- да получается от столкновения множества отдельных воль, при- чем каждая из этих воль становится тем, что она есть, опять- таки благодаря массе особых жизненных обстоятельств. Таким образом, имеется бесконечное количество перекрещивающихся сил, бесконечная группа параллелограммов сил, и из этого пе- рекрещивания выходит одна равнодействующая — историческое событие» 2Э . Такой характер имеют, например, многие политиче- ские и другие общественные события (акты классовой и рево- люционной борьбы, избирательные и другие кампании, всякого рода коллективно принятые предложения и решения и т. п.), во- енные операции и другие явления. Поэтому и их изучение опи- сательными методами, как правило, не обходится без привлече- ния тех или иных количественных данных. Всестороннее же по- стижение их сути невозможно без применения количественных и математических методов.

  • 26 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 112.
  • 27 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 18. С. 164.
  • 28 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 33. С. 72.
  • 29 Там же. Т. 37. С. 395.

Совокупность явлений общественной жизни представляет со- бой сложное сочетание разного рода систем. Из этого вытекает потребность в системном подходе и в изучении структур и функ- ций этих систем. Решение задачи требует прежде всего выявле- ния внутрисистемных и межсистемных взаимосвязей. Изучениевзаимосвязей вообще является, можно сказать, главной зада- чей исторических (да и всяких других) исследований, ибо без этого нельзя раскрыть закономерности, движущие силы, общее и особенное в историческом развитии. При системном подходе это изучение не может быть сколько-нибудь глубоким без при- менения математических методов.

Далее, многообразная совокупность исторических событий,, несмотря на всю их индивидуальность, состоит из событий опре- деленных классов и типов. Так же обстоит дело и с историче- скими процессами. Все это требует при изучении исторического развития типологической классификации событий, систем и про- цессов. Типологическая классификация неизбежно должна быть многомерной. Осуществить же многомерную классификацию описательными методами весьма затруднительно, а чаще всего вообще Невозможно. Адекватное решение подобных задач тре- бует применения методов многомерных количественного и мате- матического анализов.

Историческое развитие является внутренне обусловленным и детерминированным. В нем фигурирует множество причин и следствий. Однако при всем их многообразии, сложности, а не- редко и случайности проявления, роль различных факторов и причин неодинакова. Поэтому важнейшая задача исторических исследований состоит в выявлении основных факторов, опреде- лявших сущность тех или иных явлений и процессов и их раз- витие, и в раскрытии их сравнительной роли и степени воздей- ствия на то или иное состояние исторических объектов и резуль- тат их функционирования. Если сами эти факторы могут быть выявлены сущностно-содержательным анализом и на основе описательных методов, то их сравнительную роль и удельный вес позволяют установить лишь математические методы.

Как видим, во всех аспектах исторического развития, когда оно так или иначе предстает как проявление массового, возни- кает потребность в применении количественных и математиче- ских метод овЛНо эти методы могут потребоваться и при изуче- нии явлений .индивидуальных. Под ними следует понимать ре- зультаты деятельности отдельной личности. Личность выступает и в явлениях и процессах массовых, но здесь она оказывается лишь одной из множества перекрещивающихся сил, одной из небольших частиц той равнодействующей, которая выражает результат. В индивидуальных же явлениях роль отдельной лич- ности имеет решающее значение. Разумеется, и в этих случаях личность испытывает воздействие других индивидуумов. Но это воздействие сказывается на результате, если вообще сказывает- ся, лишь опосредованно, через представления, устремление, це- ли и волю личности, творящей событие. Индивидуальные собы- тия широко распространены в политической и особенно в ду- ховной сферах человеческой деятельности.

Основными при изучении индивидуальных событий являются описательные методы. Но в целом ряде случаев они оказывают-ся недостаточными. Это — прежде всего те случаи, когда необ- ходимо выявить суть противоречивых взглядов, предложений и требований, а также непроявляющуюся отчетливо их эволюцию, и тем более сравнить в подобных случаях позиции разных дея- телей. Математические методы могут быть более эффективны- ми по сравнению с описательными и при оценке принятых реше- ний и проводимой политики, когда существовали реальные (а не привнесенные историком) альтернативные возможности.

Таков основной круг задач, решение которых требует приме- нения количественных и математических методов, если подхо- дить к этим задачам онтологически, т. е. исходя из исторической действ ительности.

Другие проблемы, требующие для своего решения математи- ческих методов,— это собственно исследова.т ^льск1ге, т. е. гно- сеологические, проблемы. Круг их также обширен. Отметим наи- более существенные из них. ч Прежде всего применение математических методов может 4]быть эффективным при проверке достоверности сведений исто- рических источников, как массовых, так и индивидуальных, и выраженных как в количественной, так и описательной форме, -г Эти методы необходимы также для повышения информативной отдачи источников. И проверка достоверности данных источни- ков, и повышение их информативной отдачи являются, как бы- ло показано, центральными в источниковедении.

Другая важная проблема касается формирования предста- ij вительной системы фактов. Проблема эта особенно сложна в тех случаях, когда историк обращается к большим массивам данных, охватывающих всю обширную совокупность (ее в ста- тистике называют генеральной совокупностью) исследуемых объектов. Сплошная обработка этих данных затруднительна и чаще всего нецелесообразна. Для формирования же репрезента- тивной выборки данных необходимо обращение к выборочному методу, хорошо разработанному в математической статистике. Математические методы могут помочь историку и в определении представительности так называемых естественных выборок, т. е. совокупности данных, объем которых не может быть изменен.

Еще одна проблема возникает в связи с тем, что многие ис- ^ точники содержат данные об очень большом числе признаков, характеризующих исследуемые процессы. Выявлению наиболее существенных из этих признаков для решения поставленной ис- следовательской задачи могут помочь математические методы. Когда выделить наиболее существенные признаки оказывается затруднительным или когда отбор части признаков ведет к зна- чительным потерям информации, возникает потребность в «сжа- тии» информации, т. е. в переходе к меньшему числу интеграль- ных признаков, полученных на основе всей их исходной совокуп- ности. Такая задача также может быть решена лишь математи- ческими методами.

Нередко при изучении исторических явлений и процессов наоснове совокупности признаков, возникает потребность в полу- чении одного интегрального показателя, характеризующего об- щее состояние или уровень их развития. Здесь тоже необходимы математические методы.

Можно назвать и другие методологические и методические задачи, в решении которых трудно или невозможно обойтись без количественных и математических методов и ЭВМ. Кстати об ЭВМ. Уже прошли те времена, когда компьютеры рассматрива- лись лишь как большие автоматизированные счеты. Впрочем, и эту их роль нельзя недооценивать, ибо широкое применение ма- тематических методов, как правило, связано с выполнением большого объема вычислений и поэтому невозможно без ЭВМ.

Но, как известно, современные ЭВМ — это мощное средство расширения интеллектуальных возможностей человека, точнее говоря, повышения эффективности и производительности интел- лектуального труда. Во-первых, ЭВМ как бы расширяет челове- ческую память, ибо создание машинных банков научной (в том числе и исторической) информации освобождает ученого от не- обходимости держать в памяти огромный объем активных и пас- сивных конкретно-научных данных и затрачивать основное вре- мя на их поиск и фиксирование. Во-вторых, ЭВМ точнее и на- дежнее человека выполняют многие трудоемкие поисково-ин- формационные и другие технические исследовательские проце- дуры. В-третьих, ЭВМ, работая в режиме человеко-машинного диалога, необыкновенно расширяют возможности научного по- иска — основы всякого исследования.

Наконец, математические методы содействуют уточнению по- нятийного аппарата исторической науки и позволяют в опреде- ленной мере унифицировать ее язык, что облегчает включение исторических исследований в общий процесс интеграции науч- ного познания.

Все это будет, как отмечалось, содействовать и решению та- кой важной задачи, как выполнение дифференцированных, уз- ко специализированных исторических исследований таким обра- зом, чтобы они были сводимы и их результаты могли включать- ся во внутридисциплинарные комплексные исследования.

Таким образом, существует обширный круг исторических за- дач, которые могут быть эффективно решены лишь на основе применения математических методов и ЭВМ. Существует и до- статочно мощный математический аппарат, который уже сейчас позволяет решать эти задачи.

Эффективность и мощность количественных и математиче- ских методов не делает их универсальным средством историче- ских исследований/Во-первых, как было показано, эти методы не могут заменить методов описательных?/Во-вторых, существу- ют пределы их эффективного применения, обусловленные специ- фикой объекта исторического познания, достигнутым уровнем развития и исторического и математического знаний.

Применение математических методов в историческом и лю- бом другом исследованиях становится возможным после того, как^сформирована система, количественных данных, характери- зующих исследуемую реальность с точки зрения поставленной задачи. Но для получения этой системы данных исторические явления и процессы должны быть измерены, т. е. выражены в тех или иных численных значениях. Измерение же очень многих исторических явлений сопряжено с большими трудностями.

Далее, далеко не все имеющиеся математические методы мо- гут быть применены в исследовании исторических явлений. При всей универсальности математических методов большинство из них рассчитано на анализ явлений естественных, и поэтому не все они могут адекватно отражать явления обществетщцые!' Ма- тематические же методы, специально^редщ^вгТач^нггые для ана- лиза последних, стали разрабатываться лишь в последнее вре- мя. Это также ограничивает возможности математизации исто- рических исследований.

Понятно, что по мере развития науки возможности измере- ния общественных явлений и математической обработки и ана- лиза его результатов будут расширяться. Но вместе с тем будут возникать и новые исследовательские задачи, для решения ко- торых необходимы новые методы.

Масштабы и глубина математизации общественно-гумани- тарных наук ограничиваются и самой спецификой математиче- ского знания. Она состоит в его аксиоматическом характере: в основе знания лежит система принятых без доказательств поло- жений, из которых логически выводятся все основные утвержде- ния. Построить по такому принципу обществознание, т. е. свести все совокупности этого знания к некоей системе аксиом, из ко- торых можно выводить все основные заключения, невозможно. Основное препятствие — сложность объекта познания. Именно' поэтому математизация общественно-гуманитарных наук пока еще не вышла на уровень формализованно-математического вы- ражения его итогов, т. е. его теорий, гипотез, понятий и катего- рий.

Таким образом, математические методы в исторических ис- следованиях (да и не только исторических) имеют свою сферу эффективного применения и пределы этого применения, ограни- чиваемые как целями исследований и их научным уровнем, так и возможностями я спецификой математического знания.

Из всего сказанного о сущности и месте количественных и математических методов в исторической науке со всей очевид- ностью вытекает, что применение этих методов не может быть успешным без пристального внимания к теоретическим и осо- бенно методологическим и логическим проблемам историче- ских исследований. Разработка этих проблем не только и даже не столько представляет интерес в собственно гносеологическом плане, сколько имеет большое практическое значение. Лишь вы- сокий уровень теоретико-методологического подхода и широкая. профессионально-историческая подготовка могут обеспечить со- ветским клиометристам возможность углубления исторических исследований и позволят избежать ошибок.

В этой связи уместно привести образное высказывание круп- ного английского естествоиспытателя Т. Хаксли: «Математика, подобно жернову, перемалывает то, что под него засыплют, и, как, засыпав лебеду, вы не получите пшеничной муки, так, ис- писав целые страницы формулами, вы не получите истины из ложных предположений» 30 .

Таким образом, все этапы применения математических мето- дов в исторической науке, начиная с постановки исследователь- ской задачи и оценки возможности решения ее этими методами и кончая интерпретацией результатов математической обработ- ки и анализа конкретных данных и формулированием выводов, должны основываться на ясных теоретико-методологическом и логическом подходах. Недооценка этих подходов и отсутствие адекватной исторической реальности теории и методологии ис- торического познания — причина общей ограниченности тех ито- гов, а нередко и их ошибочности, которые характерны для при- менения математических методов в буржуазной исторической науке. Но следует иметь в виду, что неоспоримое превосходство марксистской теории и методологии исторического познания над всеми другими, само по себе не гарантирует успеха в при- менении математических методов историками-марксистами. Это применение должно быть правильным и умелым, и не только в общем теоретико-методологическом аспекте, но и в плане реше- ния целого ряда специальных методологических и методических проблем, непосредственно связанных с математическими мето- дами исследования.

Это обусловливает необходимость специальной подготовки историков, применяющих количественные и математические ме- тоды. Распространено представление, что эта подготовка сво- дится главным образом или почти исключительно к той или иной степени овладения математическими знаниями. Безуслов- но, они необходимы. Здесь от историка прежде всего требуется понимание логической сути математических методов. Без этого нельзя решить вопрос о том, какие из методов следует приме- нить при изучении тех или иных явлений и решении той или иной задачи, а также нельзя содержательно-исторически интер- претировать результаты математической обработки и анализа конкретно-исторических данных.

Что же касается методически-технической стороны примене- ния математических методов, то овладение ею необходимо в той мере, в какой историк самостоятельно выполняет соответствую- щие подсчеты и другие процедуры, связанные с обработкой дан- ных.

Для современного этапа применения математических мето- дов в исторических исследованиях, как и в других областях на- уки, характерна совместная работа историков и математиков в одних научных коллективах (группах и лабораториях, секторах и кафедрах и т. д.). Это — реальное выражение развития комп- лексности в исторических исследованиях. Как показывает име- ющийся опыт, такая форма сотрудничества обеспечивает наибо- лее эффективное применение математических методов в истори- ческой науке и ей принадлежит будущее. Естественным следст- вием органического слияния усилий историков и математиков являются их совместные научные публикации, которые все бо- лее широко распространяются.

Очевидно, что для успешной совместной работы не только ис- торик должен обладать определенной математической подготов- кой, но и математик — исторической. И, как выясняется, основ- ная сложность' состоит не в том, что историк должен овладеть определенными конкретными математическими, а математик — историческими знаниями как таковыми. Как правило, это ока- зывается вполне посильным для тех и других. Но кроме этого каждый из них, оставаясь специалистом в своей области, дол- жен овладеть новым стилем научного мышления: историк — ма- тематического, а математик — исторического. В этом и состоит главная трудность. Историку легче понять логическую суть, к примеру,?)корреляционного/регрессионного анализа или других математических методов и даже овладеть техникой вычислений, доступных для «ручного» исполнения, чем мыслить формально- логическими, математическими категориями и переводить на их язык суть исторических явлений и процессов, с одной стороны, и видеть за математическими результатами обработки конкрет- но-исторических данных историческое содержание этих резуль- татов, с другой. Точно так же и математику проще усвоить кон- кретные выражения хода исторического развития, чем понять его внутреннюю суть, которая и должна быть адекватно раскры- та математическими методами, для чего их абстрактная форма должна быть наполнена определенным историческим содержа- нием.

Следовательно, взаимопроникновение, синтез конкретно- содержательного, гуманитарного и формально-логического, ма- тематического подходов — вот тот узел, искусство завязывания которого при прочих равных условиях обеспечивает успех в при- менении математических методов в исторических исследовани- ях. Овладеть этим искусством — важнейшая задача и историков и математиков. Просчеты именно в этом звене нередко снижают эффективность и даже приводят к ошибкам в применении мате- матических методов в исторических исследованиях.

В связи с указанным очевидна несостоятельность бытующего мнения о том, что якобы самостоятельными усилиями математи- ков можно добиться радикального прорыва на фронте историче- ских исследований. Попытки реализации таких представлений, предпринимающиеся время от времени, могут принести, как указывалось, лишь вред применению математических методов в исторических, да и всяких других исследованиях.

Таковы некоторые наиболее общие методологические проб- лемы, которые представлялось необходимым отметить в связи с выявлением места количественных и математических методов в исторических исследованиях.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования