В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Ирхин В.Ю., Кацнельсон М.И.Критерии истинности в научном исследовании
На чем основаны претензии науки на истинность ее утверждений? Удобно начать рассмотрение этого вопроса с расхожего мнения, что "наука основана на эксперименте". Это мнение действительно отражает одну из сторон науки (но только одну!), однако нуждается в расшифровке и подробных комментариях.

Полезный совет

Если Вы заметили ошибку в тексте книги или статьи, пожалуйста, сообщите нам: [email protected].

Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторКовальченко И.Д.
НазваниеМетоды исторического исследования
Год издания1987
РазделКниги
Рейтинг3.94 из 10.00
Zip архивскачать (1 297 Кб)
  Поиск по произведению

«Не только результат исследования, но и ведущий к нему путь должен быть истин- ным. Исследование истины, само должно быть истинно».
К. Маркс
(Маркс Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 7)

Предисловие

Хорошо известна та огромная и все возрастающая роль, ко- торую играет наука в современном общественном прогрессе. В общеисторическом плане особенно важное значение имеет развитие науки .в социалистическом обществе, ибо здесь резуль- таты научно-технической революции служат интересам всего об- щества. В 'современную эиоху наука стала непосредственной производительной силой. Превращение науки в непосредственно производительную силу характерно для всей науки, а не только для естественных и технических наук, как ишогда полагают. Это выражается не только .в том, что без использования достижений общественно-гуманитарных наук невозможно эффективное раз- витие материальной сферы общественного производства, но и в том, что все области духовного производства, роль которого в социалистическом обществе непрерывно возрастает, (могут ус- пешно функционировать и прогрессировать лишь на основе науки. В этой связи в решениях XXVII съезда КПСС в Новой редакции Программы Коммунистической партии Советского Союза подчеркивается роль обществознания в успешном реше- нии стоящих перед советским обществом задач.

Все усложняющееся переплетение материального и духовного в общественной практике, растущая потребность в комплексном решении все большего числа стоящих перед обществом задач породили и отчетливо проявляющиеся интегративные тенденции в науке, одним из показателей которых является и наметившееся сближение естественно-технических и общественно-гуманитарных наук. Современная эпоха подтверждает предвидение К. Маркса о том, что в процессе развития науки «естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о чело- веке включит в себя естествознание, это будет одна наука» 1 . Особенностью этой науки будет последовательный историзм. Учет указанного обстоятельства имеет существенное значение как для понимания общих перспектив развития науки, так и для решения задач, стоящих перед отдельными науками.

  • 1 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 42. С. 124

Видную роль в обществознании всегда играла историческая наука. Как наиболее широкая из других конкретных обществен- но-гуманитарных наук, она имеет важные социальные функции. Значимость исторического знания в социалистическом обществе быстро возрастает, это связано в частности с тем, что в развитии других общественно-гуманитарных наук все большее место за- нимает исторический подход. Многие проблемы современности, которыми занимаются экономисты, социологи, политологи, де- мографы и другие специалисты, (могут быть успешно решены лишь :на основе 'исторического анализа. Все это, естественно, повышает требования к исторической науке.

Способность той или иной науки углублять познание в соот- ветствующей области и на этой основе решать задачи, выдвигае- мые как потребностями общественной практики, так и ходом развития самой науки, определяется многими факторами. Важ- ное значение имеет та, если можно так сказать, инфраструктура, в условиях которой развивается наука. С одной стороны, это — наличие, система подготовки и квалификация кадров, материаль- ная 'база, возможности введения в научный оборот и внедрения в практику результатов научных исследований, организация нау- ки и т. п., с другой — факторы, определяющие сам исследова- тельский процесс. Всем ходом развития науки доказано, что решающее значение здесь принадлежит теории и (методологии научного познания. Но конкретным средством, которое, реализуя потенции теории и методологии, движет познание вперед и дает возможность получать новое знание, являются методы научного исследования.

Любой научно-познавательный процесс, как известно, состо- ит из трех компонентов: объекта познания, познающего субъек- та и метода .познания. Посредством метода субъект познает ис- следуемый объект. Очевидно, что объем и глубина новых знаний зависят от эффективности применяемых методов. Разумеется, каждый метод может быть применен верно и неверно, т. е. сам по себе 'метод не гарантирует получения нового знания, но без него невозможно никакое познание. Поэтому одним из важней- ших показателей уровня развития той или иной науки выступа- ют методф1 исследования — их разнообразие и познавательная эффективность.

Методы исследования являются тем наиболее динамичным компонентом науки, который движет ее вперед. Вместе с тем они имеют в науке непреходящее значение. Появление новых мето- дов, как правило, приводит к изменению соотношения и роли старых и новых методов, а не к утрате первыми всякого значе- ния. Поэтому в отличие от конкретно-фактического арсенала науки и содержательно-концептуальных представлений об объ- екте познания, подверженных, особенно в современную эпоху, быстрому обновлению, методы исследования отличаются наи- большей «живучестью».

Особая роль метода в научном познании обусловила то вни- мание, которое всегда уделялось его разработке во всех облас- тях науки, и те оценки роли метода, которые даны выдающимися учеными. Можно привести много примеров таких оценок. Огра- ничимся двумя.

Так, Ф. Энгельс, характеризуя работу К- Маркса в области политической экономии, писал: «Выработку метода, который лежит ib основе марксовой критики политической экономии, мы считаем результатом, который по своему значению едва ли усту- пает основному материалистическому воззрению» 2 . Ф.Энгельс имел при этом в виду метод восхождения от абстрактного к кон- кретному.

К. А. Тимирязев отмечал: «Изучающему историю наук часто приходится убеждаться в том, что изобретение или правильное последовательное применение нового приема исследования, но- вого инструмента играет иногда не менее важную роль в разви- тии знаний, чем даже новая идея, новая теория» 3 .

Все сказанное о значении методов научного исследования никоим образам не противоречит тому, что решающая роль в научном познании принадлежит теории и методологии, ибо тео- рия— основа, а методология (в сочетании с логикой) —средство для выработки методов.

Выдающиеся успехи и постоянно возрастающие темпы раз- вития науки второй половины XX в. в первую очередь обусловле- ны совершенствованием методов научных исследований. Отли- чительной чертой этого процесса является, как хорошо известно, все более широкое применение количественных и математиче- ских методов, электронных вычислительных машин (ЭВМ) и другой техники. Углубление и усложнение исследований требует дальнейшего совершенствования как самих методов, так и иссле- довательской «технологии», на каких бы методах она ни основы- валась. Это один из важнейших путей повышения качества и эффективности научных исследований, в том числе и историче- ских.

  • 2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 13. С. 497.
  • 3 Тимирязев К. А. Соч. М., 1939. Т. VIII. С. 73.
  • 4 Сачков Ю. В. Научный метод: вопросы его структуры//Вопр. философии. 1983. № 2, с. 41.

Растущее значение и усложнение методов ,научных исследо- ваний потребовали специального внимания к их разработке. Эта задача становится самостоятельной сферой приложения исследо- вательских усилий. Другой важной задачей является овладение специалистами различных областей науки арсеналом применяе- мых в ней методов и искусством их эффективного использования. В этом плане вполне обоснованным представляется мнение, что «успешно проводить исследования в наше время может лишь хорошо обученный интеллект, культура которого ныне состав- ляет величайшее национальное богатство» 4 . Понятно, что под обученностью здесь имеется в виду не просто вузовская подготов- ка, а прежде всего самообучение в процессе исследовательской работы. Следовательно, необходимы не только разработка но- вых методов и их внедрение в исследовательскую практику, но и повышение общей методологической и методически-технической квалификации исследователей. В решении этой важной задачи может иметь положительное значение обобщение в практически- прикладном аспекте того, что достигнуто в разработке как об- щих проблем теории и методологии научного дознания, так и исследовательской технологии соответствующей области науки. Такое обобщение особенно необходимо применительно к истори- ческой науке, ибо историки, к сожалению, значительно меньше, чем специалисты других наук (не только естественных и техни- ческих, но и гуманитарных), уделяют внимание этим важным сторонам своей науки и распространению накопленного здесь опыта.

В попытке рассмотреть некоторые общие проблемы, связан- ные с методами исторического исследования, и состоит задача настоящей работы.

Научное познание — наиболее сложный вид интеллектуаль- ной деятельности, закономерности и механизмы которой еще далеко не изучены должным образом ни в плане установления логической последовательности и взаимосвязи тех многообраз- ных процедур, из которых складывается конкретное научное ис- следование, ни в плане выявления всех тех факторов (индиви- дуальных и социальных), которые воздействуют на научно-по- знавательный процесс. Такое положение, естественно, осложняет характеристику этого процесса в той или иной области науки, даже если ограничить свою цель обобщением имеющегося опы- та, как в данном случае.

Далее, исследовательская практика в определенной науке может анализироваться в разных аспектах (гносеологическом, методологическом, логически-методическом, социально-приклад- ном и т. д.) и на разных уровнях (от конкретно-проблемного до философского). Поскольку целью настоящей работы является рассмотрение методов исторического исследования, то, естествен- но, что» «едущим здесь должен быть методологический подход Так как методологические проблемы научного исследования тесно взаимосвязаны с теоретическими, в необходимой мере бу- дут затрагиваться и последние.

Любая наука, в том числе и историческая, располагает боль- шим и разнообразным арсеналом методов. Их характеристика в полном объеме затруднительна даже в специальнОхМ исследова- нии. Поэтому прежде всего необходимо остановиться на общих методах, которые применяются во всех областях исторических исследований. Такой подход важен не только сам по себе, но и как основа для углубленного анализа совокупностей методов, используемых при изучении отдельных сторон, явлений и про- цессов исторического развития. Подобный анализ должен прово- диться специалистами в соответствующих областях историче- ской науки.

Общая характеристика методов исторического исследования должна, с одной стороны, учитывать особенности объекта исторического познания и присущие ему 'методы, с другой — раскры- вать специфику общенаучных .подходов и методов познания и присущих этому познанию принципов, требований и норм.

Во второй части работы рассматриваются вопросы примене- ния 'количественных методов в исторических исследованиях. Не- обходимость специального внимания ,к- ним обусловлена прежде всего тем, что количественные и математические методы, а так- же электронные вычислительные машины являются теми наибо- лее эффективными методами и техническими средствами, кото- рые революционизируют современную науку. Без все более ши- рокого применения их невозможен ее дальнейший прогресс. Это справедливо не только по отношению к наукам естественным и техническим, но и к общественно-гуманитарным, в том числе и к исторической науке. Кроме того, количественные методы более сложны, чем традиционные, превалирующие в гуманитарных ис- следованиях. Успешное применение количественных методов связано с решением целого ряда конкретно-методологических проблем и строгим соблюдением определенных требований.

Характеристика проблем, рассматриваемых как в первой, так и во второй 'части работы, требовала конкретно-исторических ил- люстраций. Приводя соответствующие примеры, автор не стре- мился к их пространственному и временному разнообразию. Главным являлась содержательная наглядность примеров. По- этому почти все они взяты из отечественной истории, изучением которой занимается автор.

При характеристике и общих проблем теории и методологии научного познания и методологических проблем исторического исследования, естественно, имелось в виду раскрыть марксист- ский подход к их решению, развернуто обоснованный в трудах советских ученых. Но все эти вопросы рассматриваются и учены- ми немарксистами. Они трактуют их не только с отличных от марксизма позиций, но чаще всего и с позиций, активно противо- стоящих марксистско-ленинскому учению. Не ставя задачу спе- циально критически разбирать эти трактовки (такой разбор обстоятельно проведен в специальной литературе), автор обра- щал внимание на их несостоятельность или ограниченность.

Обращаясь к проблемам методологии и методов исторических исследований, автор задавался целью содействовать более осоз- нанному овладению историками технологией своей науки. В ус- ловиях все возрастающих общественных требований, предъявляе- мых к исторической науке, и все усложняющегося характера исторических исследований это необходимо для повышения ка- чества и эффективности последних. Очевидно, что задача овла- дения теоретико-методологическим арсеналом современной нау- ки и умения использовать его в исторических исследованиях стоит прежде всего перед молодыми, начинающими научную ра- боту историками, хотя учет ряда новых явлений и достижений в научном познании необходим и для опытных исследователей. Разумеется, овладеть навыками исследовательской работы мож-

но только в процессе самой этой работы. Здесь вполне справед- лив афоризм: «Чтобы научиться плавать, надо лезть в воду». Но верно и то, что научиться держаться на воде и как-то передви- гаться можно и без знания свойств воды и техники плавания, а чтобы стать классным .пловцом, надо знать и то и другое. Таким образом, задача состоит в необходимости добиться единства тео- рии и практики в исторических исследованиях.

Автор выражает глубокую признательность и благодарность своим коллегам по кафедре источниковедения и историографии истории СССР Исторического факультета Московского универ- ситета за ценные советы, дружескую поддержку и помощь, бла- годаря которым и стало возможным появление настоящей ра- боты.

Часть первая
Общие проблемы методологии и методы исторического исследования

Введение

В первой части настоящей работы предполагается охаракте- ризовать общие проблемы методологии исторического исследова- ния и его основные методы. Речь будет идти именно об общих принципах, путях и методах, на которых основываются истори- ческие исследования независимо от их конкретной проблемати- ки. Круг рассматриваемых здесь проблем определялся необхо- димостью, во-первых, раскрытия основных особенностей объекта исторического познания и его методов и, во-вторых, показа места и специфики применения в историческом исследовании общена- учных подходов и методов.

В освещении рассматриваемых вопросов автор опирался как на результаты конкретных исторических исследований советских историков, так и на специальную литературу по проблемам науч- ного лознания. В этой литературе выделяются два типа работ. Один из них — это общие работы по тем или иным проблемам научного познания. Среди них имеются и работы по теории и методологии обществознания. Другой тип — это работы по тео- ретико-методологическим проблемам исторического познания и исторических исследований.

Круг общих .работ по проблемам научного познания чрезвы- чайно обширен, и все они, естественно, работы философские. По- нятно, что проблемы исторического познания в них (за исключе- нием некоторых трудов по обществознанию) не затрагиваются. Однако без учета результатов этих исследований невозможно обойтись при характеристике исследовательских принципов, пу- тей и методов любой области научного познания. В задачу авто- ра настоящей работы не входит анализ и оценка этих исследова- ний. Это — дело философов. Но поскольку, кроме работ К. Марк- са, Ф. Энгельса и В. И. Ленина, эти исследования являлись осно- вой при освещении общих теоретико-методологических проблем и методов исторического исследования, следует отметить один существенный момент, выдвинувший перед автором трудную за- дачу.

Дело в том, что в трактовке очень многих (можно даже ска- зать, подавляющего большинства) теоретико-методологических проблем научного лознания среди советских философов нет еди- ного мнения и высказываются разные точки зрения. Все они, естественно, основываются на диалектико-материалистическом подходе к рассматриваемым проблемам, и наличие расхождений свидетельствует, с одной стороны, о сложности этих проблем, а с другой— 'О творческой активности в их разработке. Трудности для неспециалиста ,в области философии возникают здесь в свя- зи с необходимостью обоснованного выбора тех или иных из имеющихся мнений и их обобщения с тем, чтобы позиции самого автора были достаточно четко выражены и последовательно проведены. Критерием, которым руководствовался автор, отда- вая предпочтение тем или иным из имеющихся мнений или под- вергая их определенной корректировке, была практика историче- ских исследований. Разумеется, она не может быть полностью адекватным мерилом истинности выдвигаемых философских трактовок тех или иных проблем, но для историка именно эта практика, ибо она также базируется на диалектико-материали- стическом понимании изучаемой реальности, является объектив- ной основой для оценок.

Автор вполне осознает, что при указанной ситуации любой философ может оспорить те или иные из принятых им трактовок общих проблем методологии научного познания. Это в особен- ности относится к первой главе работы, которая является как бы ее теоретическим введением и в предельно сжатом виде резю- мирует разработку советскими философами наиболее общих теоретико-методологических проблем научного познания. Может даже показаться, что такое резюме вообще излишне. Однако представляется, что для историков такая глава будет полезно^, так как она вводит в круг основных проблем и в понятийный аппарат теории и методологии научного познания.

  • 1 См.: Баряз В. И., Астапова Д. Д. Философско-методологические вопросы исторической науки. Основная советская литература. М., 1981; Уваров A . PL Философские и методологические проблемы исторического познания. М., 1982 (обзор литературы за 1971—1981 гг.).
  • 2 См., например: Философские проблемы исторической науки. М., 1969; Ири- баджаков Н. Клио перед судом буржуазной философии. М., 1972; Ува- ров А. И. Гносеологический анализ теории в исторической науке. Калинин, 1973; Дьяконов В. А. Методология истории в прошлом и настоящем. М., 1974; Скворцов Л. В. История и антиистория. М, 1976; Могильницкий Б. Г. О природе исторического познания. Томск, 1978; Лооне Э. Современная фи- лософия истории. Таллин, 1980; Иванов Г. М., Коршунов А. М., Петров Ю. В. Методологические проблемы исторического познания. М., 1981; Келле В. Ж-, Ковальзон М. Я. Теория и история. М., 1981; Жуков Е. М. Очерки мето- дологии истории. М., 1981; Ракитов А.. И. Историческое познание. Систем- но-гносеологический подход. М., 1982; Коршунов А. М., Шаповалов В. Ф. Творчество и отражение в историческом познании. М., 1984; Иванов В. В.

Работы, посвященные теоретико-методологическим пробле- мам исторической науки 1 , ориентированы либо на характеристи- 1 ку исторического познания, как одну из форм познавательной " деятельности, либо на раскрытие принципов и методов историче- ского исследования. Первые имеют теоретическую направлен- ность, практика исторических исследований находится здесь на втором плане 2 . Но эти работы представляют большой интерес в

том отношении, что в них раскрываются специфика историческо- го познания, этапы и закономерности его развития, а также мес- то исторического знания в общей системе научного знания, его социальные функции и т. д. Специальное изучение названных проблем, несомненно, содействует повышению уровня историче- ских исследований, их целенаправленности и эффективности, хотя непосредственно и не раскрывает конкретных путей этого.

Работы второго типа имеют целью освещение теоретико-мето- дологических проблем, непосредственно связанных с историче- скими исследованиями 3 . Следует, правда, отметить, что эти работы чаще всего мало отличаются от работ первого типа, по- скольку характеристика поставленных в них вопросов имеет больше гносеологическую, а не исследовательски-прикладную на- правленность. Но они все же «ближе» к историкам, чем работы первого рода. Их значимость для историков повышается в тех случаях, когда в них освещение общих проблем исторических исследований сочетается с анализом конкретных исторических явлений и процессов. Наиболее удачным примерам такого соче- тания является указанная работа М. А. Барга «Категории и ме- тоды исторической науки». В ней общая характеристика ряда важных категорий и методов исторической науки конкретизиру- ется и углубляется на основе конкретно-исторического освеще- ния природы феодальной собственности, процесса разложения феодализма, сравнительного изучения буржуазных революций XVI—XVIII вв.

  • 3 См., например: Трушин Б. А. Очерки логики исторического исследования. М., 1961; Ерофеев Н. А. Что такое история. М., 1976; Косолапое В. В. Ме- тодология и логика исторического исследования. Киев, 1977; Жуков Е. М., Барг М. А., Черняк Е. Б., Павлов В. И. Теоретические проблемы всемирно- исторического процесса. М., 1979; Маслов Н. Н. Марксистско-ленинские ме- тоды исторического исследования. М., 1983; Барг М. А. Категории и методы исторической науки. М., 1984. Проблемы методологии исторических иссле- дований широко освещаются в серии сборников «Методологические и исто- риографические вопросы исторической науки», издаваемых Томским госу- дарственным университетом, и других подобных изданиях.
  • 4 См., например: Марксистско-ленинская методология военной истории: Сб. статей. М., 1973; 2-е изд. М., 1976; Варшавчик М. А., Спирин Л. М. О науч- ных основах изучения истории КПСС. М., 1978; Спирин Л. М. Теория, ме- тодология и методика исследований по истории КПСС. М., 1982; Прон- штейн А. П. Методика исторического источниковедения. Ростов н/Д, 1976; Фарсобин В. В. Источниковедение и его метод. М., 1983, и др.
  • 5 См.: Марков Д. Ф. Сравнительно-исторические и комплексные исследования в общественных науках. М., 1983.

Рост интереса к теоретико-методологическим проблемам ис- торических исследований обусловил необходимость их разработ- ки применительно к определенным сферам исторических иссле- дований 4 . Интегративные тенденции в развитии науки требуют все более широкого развития сравнительно-исторических и комп- лексных исследований в общественных науках. Для таких иссле- дований нужна специальная разработка соответствующих мето- дологических подходов и принципов. Одним из первых исследо- ваний в этом направлении является монография Д. Ф. Маркова 5 .

Основанная на анализе .историко-культурных и литературных явлений в социалистических странах, она представляет большой интерес для историков прежде всего своими методологическими аспектами.

Наряду с исследовательскими работами в настоящее время стала появляться и специальная учебная литература по теории, методологии и методике исторических исследований 6 .

Таким образом, не только но общим проблемам теории и ме- тодологии научного познания, но и по проблемам исторического познания и исторических исследований существует весьма об- ширная, прежде всего философская, литература. Многочислен- ность ее, а также философская направленность и предназначен- ность работ обуславливают трудности использования их резуль- татов в исследовательской практике историков. Это диктует необходимость систематизации этих результатов с учетом по- требностей исследовательской практики историков. Такая систе- матизация необходима еще и потому, что фактически ни одна из работ по методологическим проблемам исторических иссле- дований (не говоря уже о работах по тем или иным общим проблемам научного познания), не охватывает в более или ме- нее полном виде круг основных задач, решаемых в историческом исследовании. Это вполне естественно, коль скоро они имеют философскую,-а не прикладную направленность.

Попытка систематизации и обобщения результатов специ- альной разработки методологических проблем научного позна- ния, направленная на исследовательскую практику историков, предпринята в первой части настоящей работы. Надо отметить следующее. Прикладной характер указанной попытки никоим образом не означает того, что рассматриваемые вопросы будут освещаться в чисто прагматическом плане. Задача внедрения в историографическую практику философских разработок проблем научного познания не может быть решена лишь путем их «при- земления», хотя их прикладная конкретизация, безусловно, не- обходима. Но в такой же (а в целом ряде аспектов еще в боль- шей) мере необходимо и повышение теоретико-методологическо- го уровня исторических исследований. Еще нередко встречаю- щаяся ограниченность этого уровня — основная причина низкого «спроса» историков на философское знание. Поэтому, добиваясь ясности и доступности изложения теоретико-методологичеоких проблем, автор стремился не упрощать их до такой степени, ког- да исчезает их общий научно-познавательный, т. е. философский, смысл.

  • См., например: Петряев К. Д. Вопросы методологии исторической науки. Киев, 1976; Дебров Л. А. Введение в изучение истории. Саратов, 1978; Котов В. Н. Введение в изучение истории. Киев, 1982; Санцевич А. В. Ме- тодика исторического исследования. Киев, 1984, и др.

Таковы основные задачи, которые ставятся в первой части работы.

Глава t
Впознания едущая роль теории и методологии в научном познании

В настоящей главе предпринята попытка дать предельно сжа- тое изложение современных марксистских представлений о тео- рии и методологии научного познания в целом. Подобное резю- ме необходимо для более широкого понимания рассматриваемых далее методологических проблем и методов исторического иссле- дования.

Одной из важнейших сфер человеческой деятельности явля- ется деятельность по знавательна я / Во-первых, знания об объек- тивной реальности необходимы для практической деятельности. Без них невозможно ни материальное, ни духовное производст- во.-уВо-еторых, стремление к познанию имманентно присуще человеку, как сознательному, целеустремленному существу. Поэтому на всех этапах развития общества существовала позна- вательная деятельность и общество всегда располагало опреде- ленными знаниями о естественном и общественном мире.

Все разнообразие ^познавательной деятельности^ сводится к трем видам: практичес1си~^/щ)ическому_ (иногда -его называют обыденным), художественно-эстетическому и научно-теоретиче- скому.

В донаучный период практически-эмпирический (обыден- ный) путь познания действительности был единственным. Но и с появлением науки в течение длительного времени он оставался господствующим. Знание приобреталось здесь прежде всего в результате чувственного восприятия явлений объективного мира в процессе практической трудовой деятельности, накопления и передачи имеющегося опыта.

Формой же выражения знания были чувственно-наглядные образы явлений внешнего мира, которые характеризуют лишь внешние, видимые черты реальности и не раскрывают и не объ- ясняют ее внутренней природы^Поэтому практически-эмпириче- ское, обыденное знание тесно переплеталось с мифологией и религиозными воззрениями, особенно в донаучный период.

Практически-эмпирический путь получения знаний был ес- тественным этапом в процессе познания человеком объективного мира/ и накопленные таким путем знания подготовили переход к научному познанию.

  • 4 См.: Родчанин Е. Г. Научное и художественное познание истины. Киев, 1982.

Художественное познание в его реалистических формах осно- вано на раскрытии действительности в виде образов. В худо- жественном образе подчеркивается путем авторского воображе- ния (художественного вымысла) наиболее важное в сути рас- сматриваемых явлений \

Высшим уровнем познания и формой знания является наука. Наука отличается тем-, что раскрывает и объясняет .внутреннюю суть реальности. Если бы сущность была такой же конкретной и чувственно воспринимаемой как явление, то, как указывал К. Маркс, «всякая наука была бы излишня» 2 . Иначе говоря, за- дачей научного познания является адекватное отражение дейст- вительности путем раскрытия органически присущего ей сочета- ния формы и содержания, явления и сущности, количества и качества. Очевидно, что для такого отражения необходимы спе- циальные способы, а научное знание будет иметь специфические формы . выражения. В отличие от конкретности обыденного и образности художественного знания научное знание является теоретико-логическим по содержанию, способам получения и формам выражения 3 .

Наука как система знания имеет сложную структуру, состоя- щую из целого ряда компонентов.^Высшей формой научного зна- ния выступает теория. Наука является не только средоточием: имеющегося научного знания, но и основой для получения новых знаний для выработки методов научного познания. Это обуслов- лено тем, что для правильного отражения коренной сути изучае- мой действительности в методах познания должен учитываться ее характер, а этот последний и отражен в имеющемся знании. Поэтому, рассматривая процесс научного познания, Ф. Энгельс подчеркивал: «С чего начинает история (т. е. действитель- ность.— И. К-) , с того же должен начинаться и ход мыслей (т. е. познание.— И. К.), и его дальнейшее движение будет представ- лять собой не что иное, как отражение исторического процесса в абстрактной и теоретически последовательной форме; отраже- ние исправленное, но исправленное соответственно законам, ко- торые дает сам действительный, исторический процесс» 4 .

Многообразие и сложность объективной реальности породи- ли множество методов ее изучения.^Это привело к возникновению специального учения о методах научного познания. Таким уче- нием является Ц^тодо/югия^ Наконец, важность и сложность познания обусловили то, что само познание стало объектом на- учного исследования и возникла общая теория познания — гно- сеология.

  • 2 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. Ч. 2. С. 384.
  • 3 См.: Черняк В. А., Талипов К. Т. Диалектика теоретического и обыденного сознания. Алма-Ата, 1985; Наливайко Н. В. Социальные основы и гносеоло- гическая природа научной деятельности. Новосибирск, 1985; Феофанов В. П. Социальная деятельность и теоретическое отражение. Новосибирск, 1986.
  • 4 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 13. С. 497.

Рассмотрению роли в научном познании теории, методологии и методов исследования и посвящена настоящая глава.

1. Теория как форма научного знания

Разработка общих мировоззренческих, теоретических, мето- дологических, социальных и логических проблем научного позна- ния .привлекает пристальное внимание философов, науковедов и других специалистов. Большое внимание как в общих, так и спе- циальных работах уделяется и вопросам теории 5 .

Понятие «теория» употребляется в разных смыслах. Теория- ми часто назы|вают*совокупность идей и взглядов, так или иначе объясняющих явления материального и духовного мира (естест- венно-научные и социальные концепции и представления и т. п.), т. е. к ним относят результаты умственной деятельности и науч- ных исследований. К теориям причисляют некоторые разделы наук, специализирующиеся на решении тех или иных общих проблем (например, теоретическое источниковедение) или осно- ванных на абстрактно-логических методах (теоретическая физи- ка). Теориями считают в отличие от гипотез подтвержденные (научными фактами или проверенные практикой определенные положения и заключения. Общим для всех этих определений яв- ляется то, что в качестве теории выступает знание об объекте, т. е. о тех или иных явлениях действительности. Это — важная отличительная черта теории. Но она не исчерпывает сути теории как формы научного знания.

V Теория — не просто знание, а высшая и наиболее сложная форма (и уровень) научного знания. Поэтому под теорией сле- дует понимать форму научных знаний, «раскрывающую законо- мерности функционирования и развития определенной совокуп- ности явлений материального и духовного мира, описывающую и объясняющую эти явления и направленную на прогрессивное преобразование природы, общественных отношений и самого че- ловека» 6 . Говоря иначе,, теория — это конкретное сущностно-со- ¦держательное знание об объекте познания, которое может быть использовано в предметно-практической и познавательной дея- тельности.

  • 5 См.: Копнин П. В. Диалектика как логика и теория познания. М., 1973; Он же. Гносеологические и логические основы науки. М., 1974; Рузавин Г. И. Научная теория: логико-методологический анализ. М., 1978; Андреев И. Д. Теория как форма организации научного знания. М., 1979; Марков В. А. Современные проблемы теории познания. Рига, 1979; Федосеев П. Н. Фи- лософия и научное познание. М., 1983; Козлов Д. Ф. Структура и функции социологической теории. М., 1984; Марков Б. В. Проблемы обоснования и проверяемости теоретического знания. Л., 1984; Швырев В. С, Карпо- вич, В. Н. Системность теоретического знания (логический аспект). Новоси- бирск, 1984, и др.
  • s Андреев И. Д. Указ. соч. С. 9.

Теория тех или иных явлений объективной реальности явля- ется итогом их всестороннего и глубокого изучения, возникает на достаточно высоком уровне познания. Генезис теоретических знаний будет рассмотрев/ ниже при характеристике уровней на- учного познания. Сейчас отметим лишь основные черты, прису- щие теоретическому знанию, которые вместе с тем выступают в качестве необходимых требований при формулировании знания в форме научной теории.

I) Теория по своей сути является обобщенным объясняющим (номологическим) знанием. Явление не просто описывается, а объясняется путем раскрытия его внутренней сущности.

Теория должна объяснять факты на основе фундаментальных идей, принципов и законов и сводить всю их совокупность в еди- ную систему. Вне системности нет теории. Наконец, научная теория должна быть внутренне замкнутой, непротиворечивой в логическом отношении системой суждений. Логическая строй- ность теории достигается в процессе ее минимизации. Суть ее со- стоит в том, что теория должна основываться на минимальном числе исходных фундаментальных идей и понятий.

Таким образом, любая научная теория имеет сложную внут- реннюю структуру. Она включает и синтезирует целый ряд более простых компонентов научного знания 7 .

Всякая научная теория имеет свою исходную эмпирическую основу, которая охватывает всю совокупность фактов, относя- щихся к соответствующей области действительности. Существен- но, что для теоретического обобщения нужны не просто факты, а системы фактов, представительно характеризующих объект познания в свете поставленной, задачи.

? В теории факты фигурируют не сами по себе, а в виде сово- купности основных понятий, отражающих существенные черты, свойства и связи явлении^действительности. В понятиях аккуму- лируются знания о предмете. Поэтому понятия выступают в качестве основных элементов научно-мыслительного, познава- ^тельного процесса и выражают содержательную суть всякой "теории. Особенно велика в этом отношении роль к атегорий , ко- торые являются предельно широкими понятиями, концентрирую- щими знания о важнейших свойствах реальности.

  • 7 См.: Копнин П. В. Гносеологические и логические основы науки. С. 503 и сл.; Андреев И. Ю. Указ. соч. С. 9 и сл.
  • 8 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 29. С. 136.
  • 9 См.: Голованов В. И. Закон в системе научного знания. М., 1970.

Важнейшим компонентом теории являются законы. В зако- нах выражается внутреннее содержание понятий, т. е. раскрыва- ются существенные, устойчивые, повторяющиеся и необходимые свойства, отношения и связи между явлениями, охватываемыми соответствующей теорией. «Закон и сущность — понятия одно- родные (однопорядковые) или, вернее, одностепенные» 8 . Теория может включать целый ряд законов, но содержательный смысл теории определяется ведущими для данного типа явлений зако- нами. Такими являются законы, которые не выводятся из дру- гих законов, входящих в теорию 9 . Однако ни понятийно-катего- риальный аппарат, ни выражаемые им законы и тенденции функционирования и развития явлений объективного мира еще не создают знания об этих явлениях на теоретическом уровне. Для этого необходим более высокий уровень синтеза. Таким синтезирующим компонентом в теории выступает, по мнению одних философов, идея 10 , а по мнению других,— принцип

В этой связи следует отметить, что идея и принцип являются понятиями однотипными. И идея и принцип означают некий ис- ходный момент, ведущее первоначало, лежащие в основе той или иной концепции, определенной системы знаний. Но в научном познании, в частности в формировании научной теории, они, как представляется, выполняют разные функции. Научная идея как таковая является основой объединения воедино других компонен- тов теории (понятий, законов и самих теорий). Интегративные, синтезирующие способности идеи обусловлены тем, что сравни- тельно с другими компонентами теории она наиболее широко отражает фундаментальные свойства исследуемой реальности.

Принцип — тоже ведущее начало, но оно выступает в науч- ном познании не как основа объединения элементов теории воедино, а прежде всего как средство такого объединения. Прин- цип—тоже идея, но не в структуре самой теории, а в методе ее построения 12 .

Таким образом, научная идея может выступать- в роли соб- ственно теоретической и методологической.

Логическим средством построения и раскрытия содержания теорий являются суждения, представляющие собой универсаль- ную форму выражения человеческих мыслей, в том числе и науч- ных знаний, в естественно-языковой форме. Поэтому едва ли правомерно включать их в структуру теории, как делают некото- рые исследователи.

Как видим, теория представляет собой весьма сложную фор- му научного знания, включающую ряд тесно взаимосвязанных и синтезированных компонентов. Разумеется, это не означает, что в процессе познания тех или иных явлений реальности разработ- ка составных компонентов теории идет как бы синхронно и оди- наково успешно. Эти компоненты обладают и определенной ав- тономностью, а их «готовность» для синтезирования в теорию возникает не сразу. Поэтому построение теории изучаемых яв- лений реальности требует значительных исследовательских уси- лий и достигается на достаточно высоком уровне познания.

  • 10 Копнин П. В. Указ. соч. С. 506 и сл.
  • 11 Андреев И. Д. Указ. соч. С. 10 и сл.
  • 12 См. об этом: Зеленков А. И. Принцип отрицания в философии и науке. Минск, 1981. С. 68 и сл.; Иванова Р. И., Симанов А. Л. Реализация методо- логической функции философии в научном познании и практике. Новоси- бирск, 1984. С. 36

Понятно, что знание в форме научной теории не остается не- изменным. Выявление новых черт, связей и закономерностей, присущих изучаемым явлениям, приводит к углублению и уточ- нению теорий и даже к их замене. Но как форма научного зна- ния теория всегда дает то или иное истинное знание. В против- ном случае она не будет научной теорией, несмотря ни на какие старания представить ее таковой. Это относится не только к тем «случаям, когда «теория» является искусственной конструкцией, а не обобщением конкретно-научного анализа реальности, но и к тем, когда теорию строят на основе разрозненных, нетипичных qba . KTOB и необоснованных идей. Подобные теории несут фор- жялбяо-оодержательное, а не сущностно-сод,ержателыюе знание о явлении как истинно научные теории. Истории обществозна- ния, IB том числе истории исторической науки, известно много таких формальных, а потому и псевдонаучных теорий. Напри- мер, либерально-буржуазная концепция сущности народничест- ва в России, выдвинутая П. Струве, исходила из того, что, по- скольку народники выступают против развития капитализма, то это движение является реакционным. Это был формальный под- ход к народничеству, исходивший из учета лишь одной из черт его идеологии и игнорировавший объективно-историческое содер- жание народничества. А оно состояло, как блестяще показал В. И. Ленин, в том, что, несмотря на все присущие им заблуж- дения, народники вели борьбу за буржуазно-демократический, крестьянский путь развития капитализма в противовес буржуаз- но-консервативному, помещичьему пути, и эта борьба была про- грессивным историческим явлением.

Основополагающая роль идеи в формировании научной тео- рии обуславливает то, что прежде всего характер идей, лежащих в основе теорий, определяет и научно-познавательную значи- мость теорий и их общественно-практическую направленность. Поэтому развитие всякой науки — непрерывная борьба сущест- венно различных в мировоззренческом плане идей и теорий, кон- курирование и соревнование однотипных в этом отношении идей и теорий.

Объем знаний, выражаемых научной теорией, может быть различным. Это зависит от широты охвата теорией явлений дей- ствительности и от полноты и глубины раскрытия содержатель- ной сущности этих явлений. Для более конкретного раскрытия вопроса о познавательной ценности научно-теоретического зна- ния надо коснуться вопроса о классификации научных теорий.

Хорошо известно, что всякая типологизация ^классификация тех или иных объектов и явлений может строиться с различной целью и на различных основаниях. Существуют и различные классификации научных теорий 13 .

Рассмотрим некоторые из существующих и возможных клас- сификаций, представляющих интерес и для исторической науки.

Одна из широко распространенных классификаций систематизирует научные теории

  • 13 См.: Андреев И. Д. Указ. соч. С. 55 и сл

Последняя определяется характером тех основных законов, которые состав- ляют фундамент теории. Поскольку законы по широте охваты- ваемых ими явлений делятся на специфические, общие и всеоб- щие, то выделяются и теории специфические, общие и всеобщие.

Эту классификацию можно конкретизировать применительно к общественно-гуманитарным наукам.!По степени общности здесь можно выделить такие уровни теории: общефилософский, фило- софско-социологический, специально-научный и конкретно-проб- лемный. Общефилософским уровнем марксистской теории явля- ется диалектический материализм, а философско-социологиче- ским — исторический материализм. Специально-научные тео- рии— 'Это теории, которые фигурируют в той или иной науке в целом. Что представляет собой такая теория применительно к исторической науке, будет рассмотрено ниже. Конкретно-проб- лемные теории характеризуют суть отдельных явлений и процес- сов, рассматриваемых в той или иной науке. Круг конкретно- проблемных теорий в науке весьма обширен и разнообразен, и они имеют свои уровни общности.

Указанные типы, или уровни, теорий диалектически взаимо- связаны и соподчинены. Более низкие уровни теории опираются на более высокие. Последние являются источником тех идей, ко- торые лежат в основе первых. С другой стороны, теории более низкого уровня входят как составные компоненты в теории более высоких порядков и интегрируются в них.

Классификация теорий по степени их общности, которая рас- крывает диапазон знаний, заключенных в теории, может быть дополнена классификацией, отражающей глубину этих знаний. Понятно, что глубина знания зависит прежде всего от того, на- сколько идея адекватно отражает коренные законы реальности. С этой точки зрения все общественно-исторические теории и ле- жащие в их основе идеи делятся, как хорошо известно, на мате- риалистические (вульгарно-материалистические и диалектико- материалистические) и идеалистические (субъективно-идеалис- тические и объективно-идеалистические). Широко распростра- ненный в современную эпоху плюрализм фактически является замаскированной формой идеализма 14 .

  • 14 См.: Момджян А. В. Плюрализм: Истоки и сущность. Критический анализ философских основ. М., 1983.
  • 15 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. С. 629.
  • 16 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 42. С. 290.

Давно доказано, что лишь идеи, лежащие в основе историче- ского материализма, позволяют ib полной мере адекватно познать глубинную сущность общественной жизни во всем ее многообра- зии и историческом развитии. Марксизм, как подчеркивал Ф. Энгельс, исходит из того, что «все идеи (в том числе и науч- ные.— И. К-) извлечены из опыта, они — отражения действитель- ности, верные или искаженные» 15 . Лишь общественная практи- ка, которая выступает как «определитель связи предмета с тем,, что нужно человеку» 16 , может гарантировать объективное и адекватное отражение в идеях реальности и тем самым обеспе- чить успех научного познания. Идеализм же выводит идеи из мышления, что неизбежно приводит к искажению ими объектив- ной реальности.

Истинность исторического материализма как теории общест- венного познания подтверждается и тем, что он позволяет полу- чать теоретическое знание об общественных явлениях «а всех его уровнях — от конкретно-проблемного до общефилософского. Однако из этого не следует, как иногда полагают, что все другие теории о явлениях общественной жизни, т. е. теории, исходящие из вульгарно-материалистических и идеалистических идей, явля- ются всецело ненаучными. В тех пределах, в которых эти теории оказываются рационалистическими, они обладают определенной способностью адекватного отражения явлений общественной жизни. Но возможности такого отражения крайне ограниченны из-за ограниченности или несостоятельности тех общих идей, ко- торые порождают эти теории. Это признают и наиболее объек- тивно настроенные буржуазные ученые. Отсюда — и непрекра- щающиеся попытки поиска и «выработки» новых социальных теорий. Но, оставаясь в кругу идеалистических и вульгарно-мате- риалистических идей, эти теории не могут изменить положение и^поэтому сравнительно быстро сменяют одна другую. Калейдо- скопичность теорий буржуазного обществоведения служит для буржуазных ученых одним из оснований для обвинения марксиз- ма в догматизме. Он усматривается в стабильности ведущих идей социологической теории марксизма. В действительности же устойчивость основных структурных компонентов той или иной материальной или духовной системы является свидетельством ее жизнеспособности и эффективности, а не слабости или ограни- ченности (что, разумеется, не исключает необходимость совер- шенствования и развития этих систем). А вот быстрая смена теоретических построений немарксистской социологии как раз и говорит об ее ограниченности и несостоятельности.

Классификация научных теорий по их общефилософским ос- нованиям многое дает для выявления их познавательной ценно- сти. Вместе с тем всякое знание всегда относительно, а процесс познания бесконечен при любых его научно-идейных основах. Поэтому теории как формы научного знания могут рассматри- ваться, классифицироваться и оцениваться и с точки зрения глу- бины отражения в них внутренней сущности изучаемых явлений.

17 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 29. С. 154.

Качественная определенность предмета, т. е. то, что делает его тем, чем он есть и отличает от других предметов, выражает- ся в его сущности, составляющей внутреннюю субстанцию пред- мета. Проявлением сущности выступает явление, указывал В. И. Ленин 17 . Оно (проявление) может быть многообразным и случайным. Поэтому явление относительно и непосредственно не выражает сущности. Сущность же представляет собой целостное качественное отношение. Но сложность действительности, много- образие ее свойств и связей обуславливают то, что она, сохра- няя качественную определенность, представляет собой совокуп- ность сущностей разного рода и разного порядка. Так, например,

человек как объект действительности обладает совокупностью присущих ему физических, химических, биологических, социаль- ных, духовных и других свойств, 'которые являются сущностями разного рода и порядка, составляющими в совокупности и взаи- мосвязи его качественную определенность 18 . Так же обстоит дело -и со всеми другими явлениями действительности. Поэтому, «что- бы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его ¦стороны, все связи и „опосредствования"» 1Э . Но это никогда не может быть достигнуто в силу безграничности свойств и связей •явлений объективного мира. Поэтому процесс познания идет пу- тем поэтапного постижения сущностей, перехода от сущности первого порядка к сущностям последующих порядков. «Мысль человека,— указывал В. И. Ленин,— бесконечно углубляется от явления к сущности, от сущности первого, так сказать, порядка, к сущности второго порядка и т. д. без конца» 20 .

Итак, для оценки познавательной глубины научных теорий (и вообще научного знания в той или иной области на опреде- ленной стадии его развития) необходимо установить, как далеко они продвинулись в раскрытии сущности изучаемой реальности. Это может быть достигнуто в результате изучения истории раз- работки отдельных проблем и развития соответствующей науки. В исторической науке этим занимается историография.

Наконец, для историка может представлять интерес еще одна классификация научных теорий, основанная на учете того, какой метод или логический способ был определяющим при формиро- вании соответствующей теории 21 . По этому критерию теории де- лят нажравнительные^уаналитические ^/синтетические. 4) Сравнительные теории формируются путем сопоставления чёрт и свойств изучаемых явлений, с аналогичными доступными наблюдению или уже изученными явлениями или другими ста- диями развития рассматриваемых явлений. Сравнительные тео- рии особенно широко применяются в изучении социальных и прежде всего исторических явлений. Они представляют собой как бы исходный уровень теоретического познания реальности. Основным при их построении является метод аналогии.

Аналитические теории чаще всего характеризуют относитель- но ограниченный круг явлений действительности. Основную роль в их построении играют методы анализа и индукции. Аналитиче- ские теории широко распространены во всех конкретных науках, в том числе и исторической. Аналитические теории выражают более высокий уровень познания, чем теории сравнительные.

  • 18 См.: Авалиани С. Ш. Абсолютное и относительное (Отношение философии и специальных наук). Тбилиси, 1980. С. 14 и сл.
  • 19 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 42. С. 290.
  • 20 Там же. Т. 29. С. 227.
  • 21 См.: Андреев И. Д. Указ. соч. С. 63—64.

Высшим уровнем теоретического знания в плане глубины от- ражения действительности являются теории синтетические. Они обобщают все знания данной области и поэтому наиболее глубоко характеризуют исследуемые явления и способны интегриро- вать на основе той или иной идеи ряд других менее широких теорий. При формировании синтетических теорий используются методы синтеза, дедукции, восхождения от абстрактного к кон- кретному.

Таким образом, классификация научных теорий в той или иной науке в целом или в отдельных ее аспектах и исследова- тельских сферах позволяет установить уровень заключенных в. них знаний об исследуемой действительности, а также методы получения этих знаний и построения соответствующих теорий,, что имеет важное значение не только для оценки состояния на- учных исследований, но и прежде всего для их последующего, проведения.

* * *

Научная теория как высшая форма научных знаний имеет широкий диапазон ф^пшщ й j /Основной из них является онтоло- гически-познавательная, иметощая цель научного познания яв- лений объективного мира. Содержательная направленность это- го познания сводится, как было показано, к объяснению собы- тий, явлений и процессов объективного мира, состоящему в. раскрытии основных черт, связей и законов их функционирова- ния и развития. Это позволяет «осознать место объектов объяс- нения в некоторой системе природных или общественных взаи- мосвязей и законов и в силу этого эффективно действовать в познавательной и (или) практической сфере» 22 . Высшим уров- нем научного объяснения и является формирование научной тео- рии исследуемых явлений. В ней объяснение дается путем суж- дений, основанных на ее составных элементах (понятиях и кате- гориях, законах и идеях), выраженных в форме логического вывода или системы взглядов. Этим научное объяснение отлича- ется от обыденного, практически-эмпирического, даваемого на основе имеющегося практического опыта или эмпирических на- блюдений 23 .

  • 22 Философская энциклопедия. М., 1967. Т. 4. С. 125.
  • 23 См.: Никитин Е. П. Объяснение — функция науки. М, 1970; Проблема объ- яснения и понимания в научном познании: Сб. статей. М, 1982; Дуби- нин И. И., Гуслякова Л. Г. Динамика обыденного сознания. Минск, 1985.

Главной целью получения научного знания вообще (и науч- но-теоретического в особенности) является его использование в практической материальной и духовной деятельности (в том числе и научно-познавательной). Такое использование становит- ся возможным лишь в результате объяснения, которое перево- дит выявленную и выраженную в научных понятиях и катего- риях, законах и идеях суть явлений объективного мира в систе- му логических выводов и заключений, могущих представлять практический интерес и использоваться в общественной прак- тике.

Научные объяснения, как и научные теории, весьма разнооб- разны и могут иметь свою классификацию. В плане практиче- ского использования научно-теоретического знания наибольшее значение имеет классификация теорий по степени их познава- тельной общности. Применительно к познанию общественного развития, как указывалось, выделяются общефилософский, фи- лософско-социологический, специально-научный и конкретно- проблемный уровни научно-теоретического знания, а, следова- тельно, и объяснения. Каждый из них играет важную роль как в научном познании, так и в практическом использовании получен- ного знания. Но особое значение имеет философская форма науч- ного знания. В нем синтезируется специально-научное и конкрет- но-проблемное научное знание и в наиболее общей форме выра- жаются самые фундаментальные черты и закономерности функ- ционирования и развития объективного мира, взятого в целом и рассматриваемого с целью выявления места в нем человека.

Но философия не просто обобщает научное знание более низ- ких теоретических уровней. Она играет важную роль в получе- нии знания на этих уровнях. Как было показано, никакая науч- ная теория не может быть построена без основополагающей идеи (или совокупности идей). Источником же этих идей при форми- ровании специально-научных и проблемно-конкретных теорий могут быть прежде всего категории и законы философского зна- ния. Этим обусловлена важнейшая роль философии в научно- теоретическом познании. В этой связи совершенно очевидна не- состоятельность призывов к деидеологизации науки, устранению из нее философии, призывов, с которыми выступают ученые-не- марксисты и прежде всего буржуазные философы.

Таким образом, лишь в тесном контакте с философией и на основе ее наука в целом и научно-теоретическое познание в осо- бенности могут успешно осуществлять свою научно-познаватель- ную, объяснительную функцию.

Особенностью современного научно-познавательного процес-/ са является все более отчетливо проявляющаяся тенденция кд, интеграции, к сближению и взаимопроникновению наук. Эта тенденция вызывается не только потребностью обобщения ре- зультатов дифференцированных и специализированных иссле- дований явлений объективного мира, но и необходимостью рас- смотрения этих явлений в более широком контексте взаимосвя- зи и взаимодействия с другими явлениями и сторонами действи- тельности. Такая необходимость подготовлена самим ходом развития научного познания. По мере углубления в сущность более высоких порядков, установление которых расширяет диа- пазон рассмотрения явлений, возникают пересекающиеся зоны, которые становятся предметом познания различных дисциплин и наук. Последние как бы накладываются некоторыми своими сторонами одна на другую. Это, естественно, приводит к возник- новению комплексных исследований. Эффективность подобных исследований, особенно на стыках, точнее говоря, в зонах пере-

крещивания разных наук, доказана ходом современного разви- тия всех наук. Наиболее ценные результаты при осуществлении научно-теоретическим знанием познавательно-объяснительных функций дают интегрально-комплексные исследования.

^|Другой социальной функцией научно-теоретического знания является действенно-практическая. Ценность научного знания,, выраженного в теории, состоит в том, что оно может быть ис- пользовано в материальной и духовной деятельности, служит ос- новой для осознанного овладения миром, его преобразования.

Сложность стоящих перед современным обществом задач все в большей мере требует опоры на науку, что, естественно, повы- шает общественные требования к ней.

Важнейшей отличительной особенностью теоретической фор- мы научного знания является его пригодность для практического использования. В литературе справедливо подчеркивается, что в научной идее, как основе всякой научной теории, слиты воедино два момента. С одной стороны, это объективное отражение дей- ствительности, т. е. познавательно-созерцательный аспект зна- ния, а с другой — преобразующие возможности идеи, т. е. дейст- венно-практический аспект научного знания. Поэтому идея вы- ступает как предел познания. «В ней теоретическое познание по существу развивается до порога самоотрицания» 24 , ибо знание превращается в практику и в результате его использования дей- ствительность обогащается новыми объектами (материальными и духовными).

Наряду с науками естественно-техническими, обеспечивающи- ми развитие материального производства, важную роль в реше- нии задач общественной практики играют и науки общественно- гуманитарные. Одной из ведущих областей практического применения полученных ими научно-теоретических результатов является решение задач, связанных с организацией различных сфер общественной жизни и управлением ими. На современном этапе развития советского общества особое значение имеют проб- лемы организации экономики и управления ею. Это настоятель- но подчеркивалось на XXVII съезде КПСС и Пленумах ЦК КПСС и в ряде партийных и государственных постановлений. Задачи регулирования и управления занимают видное место и в других сферах общественной жизни (социальной, политиче- ской, культурной).

С проблемами организации и управления тесно связаны за- дачи прогнозирования и перспективного планирования после- дующего хода общественного развития. Они также могут успеш- но решаться лишь на основе широкого и глубокого научного подхода. Предвидение в полной мере может соответствовать действительности лишь в том случае, когда соответствующая научная теория находится на таком уровне, что дает возмож- ность предсказывать новые факты и события. История науки знает немало таких теорий в области как естественных, так и общественных наук.

  • 24 Копнин П. В. Указ. соч. С. 507.

Наконец, важнейшей областью практических функций научно- го знания является просветительско-воспитательная. Основная цель всей воспитательной деятельности в советском обществе — формирование у всех его членов научного марксистского миро- воззрения.

Мирово ззрение представляет собой целостную, осмысленную и опосредованную общественными и индивидуальными потреб- ностями «систему обобщенных представлений о мире в целом, о совершающихся в нем природных и социальных процессах, об отношении человека к окружающей действительности» 25 . Миро- воззрение всегда является обобщенным итогом многосторон- него духовного развития соответствующей эпохи. Оно выражает социальные представления, идеалы и устремления. Мировоззре- ние может быть научным, но может и не быть таким. Мировоз- зрение становится научным по мере того, как начинает верно отражать объективную действительность. Марксистское миро- воззрение является высшим уровнем научного мировоззрения. Оно отличается тем, что наиболее адекватно отражает законо- мерности развития реального мира.

В формирование научного мировоззрения вносят свой вклад все науки. Но универсальную картину мира, его прошлого, на- стоящего и будущего вырабатывает философия. Она и играет доминирующую роль в формировании мировоззрения 26 . Поэто- му важнейшей функцией марксизма как последовательно науч- ной философской системы является функция мировоззренческая.

Мировоззрение, имея в качестве основы науку, оказывает, в свою очередь, воздействие на ее развитие, ибо в центре научно- познавательного процесса стоит познающий субъект, ученый, ко- торому присуще определенное мировоззрение.

Помимо формирования мировоззрения, научно-теоретическое знание является основой для практического решения других про- светительско-образовательных и воспитательных задач. Видное место в решении общественно-практических задач занимает и историческая наука. О специфике ее функций в этом плане будет идти речь при рассмотрении места истории в системе наук. ?\% Наконец, еще одной важной функцией научно-теоретического / знания является функция методологическая, связанная с полу- чением нового научного знайтгя. Роль имеющегося научного зна- ния проявляется здесь в ряде аспектов. Прежде всего оно высту- пает в качестве основы для изучения самого процесса познания во всех его выражениях. Сложность познавательного процесса, многообразие его форм, путей и методов обусловили возникнове- ние специальной научной дисциплины о познании — теории по- знания, или гносеологии. Ее важнейшим разделом является теория научного познания, или эпистемология. Как теория познания в целом (гносеология), так и теория научного позна- ния (эпистемология) занимаются изучением общих проблем познания. Они, естественно, для решения возникающих в этой области проблем должны опираться на наиболее широкое науч- ное знание о природе, обществе и мышлении. Такие знания кон- центрирует философия. Поэтому и гносеология и эпистемоло- гия — философские дисциплины.

  • Федосеев П. Н. Философия и научное познание. С. 17. Там же. С. 18—2 L

Далее, для получения нового знания об объективной реаль- ности необходимы те или иные исследовательские методы. Они могут дать адекватное знание об объекте познания лишь в том случае, если будут учитывать его объективные свойства. Эти же последние отражаются в имеющемся научном знании, прежде всего научно-теоретическом. Поэтому научные теории выступа- ют в качестве основы при разработке исследовательских методов.

Наконец, многообразие объективной реальности требует при- менения различных методов ее изучения. Это превращает их разработку в важный и самостоятельный раздел научно-позна- вательного процесса. Возникающие здесь проблемы относятся к сфере методологии и логики научного познания. Методология и логика тесно связаны с имеющимся научно-теоретическим зна- нием, с одной стороны, и являются гносеологической основой и средством разработки исследовательских методов — с другой.

Таким образом, существует тесная взаимосвязь научной тео- рии, методологии и методов исследования. Характер этой взаи- мосвязи, содержание и роль методологии и методов в научном познании требуют особого рассмотрения.

2. Методология и методы научного исследования

Проблемы методологии и методов научного познания, так же как и проблемы научно-теоретического знания, привлекают при- стальное внимание советских исследователей 27 . Правда, многие из возникающих здесь вопросов трактуются по-разному.

См.: Андреев И. Д. О методах научного познания. М., 1964; Он же. Науч- ная теория и методы познания. М., 1975; Штофф В. А. Введение в методо- логию научного познания. Л., 1972; Быков В. В. Методы науки. М., 1974; Рузавин Г. И. Методы научного исследования. М., 1974; Копнин П. В. Гно- сеологические и логические основы науки. М., 1974; Солдате В. Методо- логия научного познания. Киев, 1975; Ильичев Л. Ф. Философия и научный прогресс: Некоторые методологические проблемы естествознания и обще- ствознания. М., 1977; Пальчевский Б. А. Научное исследование: объект, на- правление, метод. Львов, 1979; Эвристическая и методологическая функции философии в научном познании: Коллективная монография/Под ред. В. А. Асеева и Г. А. Подкорытова. Л., 1980; Лекторский В. А. Субъект. Объект. Познание. М., 1980; Методология наук в системе вузовского пре- подавания: Коллективная монография. Воронеж, 1982; Гносеология в си- стеме философского мировоззрения: Коллективная монография/Под ред. В. А. Лекторского. М., 1983; Иванова Р. И., Симанов А. Л. Реализация методологической функции философии в научном познании и практике. Но- восибирск, 1984, и др.

Научной дисциплиной, занимающейся общим изучением по- знания как феномена общественной реальности, предстает гно- сеология. «Научная теория познания является особым видом рефлексии над знанием и имеет задачу выявить необходимые условия любого познания и выделить всеобщие познавательные нормы» 27а . Теория научного познания (эпистемология) — веду- щий раздел гносеологии.

Объектом познания гносеологии выступают все проявления взаимодействия субъекта с познаваемым объектом, т. е. гносео- логия имеет дело с реальными фактами познания и знания как донаучного, так и научного. Как всякая научная теория, гносео- логия ставит цель выявить сущность исследуемых явлений. Для этого выработан ряд гносеологических категорий: отражение, чувственное и рациональное, эмпирическое и теоретическое, аб- страктное и конкретное, истинное и ложное, историческое и ло- гическое и др.

Сложность и многообразие познавательных процессов опре- делили то, что отдельные их аспекты изучаются различными науками, результаты которых обобщаются гносеологией. Боль- шой материал для понимания познавательного процесса дает изучение истории развития отдельных наук — истории филосо- фии, языка, физиологии органов чувств, психико-мыслительных процессов и т. д. Опираясь на результаты конкретных наук о науке и процессе познания и дополняя их собственными исследо- ваниями, гносеология дает общую картину познавательного про- цесса и научного познания в особенности. В этом плане она яв- ляется философской наукой. Поскольку «диалектика,— как ука- зывал В. И. Ленин,— и есть теория познания (Гегеля и) марк- сизма» 28 , некоторые философы полагают, что гносеологию вообще не следует выделять в самостоятельный раздел или дис- циплину марксистской философии 29 . Материалистическая диа- лектика, несомненно, включает в себя в наиболее общей форме и теорию познания (как и логику), но это не исключает и само- стоятельного развития последней, более конкретной разработки в ней на основе идей и принципов диалектики проблем познания вообще и научного познания в особенности.

Гносеология, занимаясь изучением познавательного процесса в целом, тем самым выступает «как теоретическая основа анали- за научного познания в таких дисциплинах, как методология и логика науки, которые делают специальным предметом своего исследования механизмы, процессы и формы познания, как они осуществляются в науке» 30 . Но прежде чем рассматривать кон- кретную роль методологии и логики науки (в первую очередь, методологии) в исследовательском процессе, надо остановиться на характеристике метода научного познания, ибо именно он является конкретным средством оперирования имеющимися на- учными знаниями и приобретения новых знаний.

Несмотря на кажущуюся очевидность того, что представляет собой исследовательский метод, есть мнение, в соответствии с которым определить метод — «задача потруднее, чем задача об- щего определения закона и теории» 31 . Что же касается ученых- немарксистов, то даже среди наиболее выдающихся из них су- ществует мнение вообще о невозможности такого определения. Так, например, Дж. Бернал утверждает,* что «научный метод подобно самой науке не поддается определению» 32 . Трудности с определением сущности научного метода имеют реальные ос- нования. Прежде всего они состоят в чрезвычайном многообра- зии и методов науки и методов практической деятельности. Да- лее, любой научный метод имеет сложную и изменяющуюся структуру, применяется в совокупности с другими методами и может играть разную роль на разных стадиях исследования '(при постановке проблемы, на эмпирической стадии выявления и систематизации фактов, при объяснении фактов и формирова- нии теории). Среди научных методов существенно различаются методы, направленные на оперирование с имеющимся научным знанием, и методы, используемые для получения нового знания, ибо здесь решаются различные познавательные задачи. Главной из них в первом случае является установление того, насколько ранее полученное знание объективно отражает реальность. Во втором же случае главной задачей выступает обеспечение воз- можности получения истинного знания. Очевидно, что решение этих задач требует разных подходов и методов.

Однако указанные сложности не исключают возможность определить сущность научного метода. И такие определения даны. Одним из них является следующее: «Метод представляет определенную последовательность действий, приемов, операций, выполнение которых необходимо для достижения заранее по- ставленной цели» 33 . В других аналогичных дефинициях подчер- киваются системность метода, согласованность и нормативный характер предусматриваемых им процедур 34 .

  • 31 ' Петров Ю. А. Логические функции категорий диалектики. М., 1972. С. 242.
  • 32 Бернал Дж. Наука в истории общества. М., 1956. С. 21.
  • 33 Рузавин Г. И. Методы научного исследования. С. 21.
  • 34 См.: Эвристическая и методологическая функции философии в научном по- знании. С. 33; Методология наук в системе вузовского преподавания. С. 11— 12 и др

Иначе говоря, научный метод представляет собой совокуп- ность путей и принципов, требований и норм, правил и процедур, орудий и инструментов, обеспечивающих взаимодействие субъ- екта с познаваемым объектом с целью решения поставленной исследовательской задачи.

Таким образом, если научная теория как форма знания отра- - f жает объект, то метод как средство познавательной деятельности , направлен на познание объекта.

Чтобы окончательно решить вопрос о месте метода в системе познавательной деятельности, надо рассмотреть его соотноше- ние с другими элементами этой деятельности. Иногда метод научного познания отождествляют со способом познания. Эти понятия действительно однотипны, но не тождественны.

Способ — это познавательное средство, которое не имеет ни строгого обоснования, ни четко выраженного целевого назначе- ния, ни определенной последовательности исследовательских процедур. В общем способ — стихийное, практически-эмпириче- ское средство познания. Метод — тоже средство познания, но по % J сравнению со способом его «отличает высокая специализирован- ность, его функциональные возможности всегда четко определе- ны, он является формой теоретического освоения действитель- ности»^. Короче говоря, метод — это научно обоснованное по- знавательное средство.

Поскольку исследовательский процесс включает в себя опре- деленные операции и процедуры, к совокупности их и сводят порой суть метода. Метод несомненно включает в себя соответ- ствующие операции и процедуры, но не исчерпывается ими, как увидим далее. Сами же понятия «операция» и «процедура» так- же не однозначны. Операция — это некое простейшее действие (например, суммирование каких-либо количественных показате- лей,). Процедура же представляет собой совокупность опреде- ленных операций (например, измерение).

Наконец, о понятии «средство познания». Оно является наи- более широким и собирательным. И способ и метод — это сред- ства познания. Но, кроме того, к последним относятся орудия и инструменты познания, различные знаковые системы (естест- венные и искусственные языки), логические операции и про- цедуры и т. д.

В общем можно сказать, научный метод представляет собой J теоретически обоснованное нормативное познавательное сред- > ство.

  • Эвристическая и методологическая функции философии в научном позна- нии. С. 32 (выделено нами.— Я. /(.).

Важное значение для понимания сути метода и его разработ- ки имеет правильный учет соотношения в нем объективного и субъективного. Идеализм всегда представлял метод и по сути, и по происхождению как сугубо субъективное средство, как тво- рение познающего субъекта. Метод — действительно творение исследователя, и его роль нельзя принижать или игнорировать. Но, как подчеркивает диалектический материализм, всякий ме- тод познания имеет объективную основу. Это — независимая от субъекта познаваемая реальность; без учета ее характера не может быть выработан ни один правильный метод ее познания.

Поэтому всякий метод научного познания есть единство объек- тивного и субъективного.

Объективные знания о реальности содержит научная теория. Она и является основой для выработки методов, направленных на дальнейшее познание реальности. Однако теория — лишь основа для выработки метода, но не сам метод, как иногда счи- тают 36 . Категории, законы, идеи той или иной теории отражают свойства и суть объекта, но не сам процесс его познания. Но знание свойств и сути объекта и то, что теория позволяет пред- видеть какие-то новые свойства и в этой связи поставить новую познавательную задачу, и является основой для выработки ме- тода познания. Тем самым обуславливается объективность ме- тода.

Между теорией и методом существует диалектическая взаи- мосвязь, основанная на результатах предыдущих исследований. ¦'/Теория является основой для выработки метода. Метод же, ос- новываясь на результатах предыдущих исследований, можно считать средством получения нового знания, обогащающего и развивающего теорию. До тех пор, пока метод «работает» на подтверждение существующей теории, происходит ее (теории) постепенное углубление и совершенствование. Когда появляют- ся такие факты, которые не укладываются в старую систему знаний, а это чаще всего связано с применением новых методов исследования, существующая система знаний рушится и на сме- ну ей приходит новая система теоретического знания, которая раскрывает в изучаемых явлениях действительности сущности более высокого порядка, чем прежняя теория.

  • 36 См. об этом: Бухалов Ю. Ф. Соотношение теории и метода в научном по- знании//Филос. науки. 1981. № 4.
  • 37 Копнин П. В. Указ. соч. С. 512—513.

Важен вопрос об истинности и правильности метода, о его способности приводить к объективным знаниям об изучаемой реальности. Напомним в этой связи одно принципиально важное мнение: «В силу того, что метод основывается на объективно- истинной теоретической системе (т. е. системе знаний о дейст- вительности.— И. К.), он по существу не может быть неправиль- ным. Неправильным может быть практическое применение ме- тода субъектом, в частности распространение сферы действия метода за пределы предмета, закономерности которого отражены в теоретической системе, лежащей в основе данного метода». Объективно-истинная основа метода в гносеологическом отноше- нии означает «переход истинности в правильность». Неправиль- ный метод возможен только как ошибка 37 . К этому, безусловно, справедливому положению надо добавить, что учет имеющегося истинного знания об объекте является важнейшим, но не един- ственным фактором, определяющим правильность метода. По- мимо онтологической основы, есть еще и гносеологическая осно- ва правильности метода. Кроме того, метод обладает и свойством эффективности, которая определяет, так сказать, его проникаю- щие возможности.

Чтобы быть правильным и эффективным, метод должен опи- раться не только на истинное знание об объекте познания, но и на такое же знание о чертах, закономерностях и сущности науч- но-познавательного процесса, т. е. на общую теорию познания и теорию познания соответствующей науки. Для выяснения роли гносеологических оснований метода надо рассмотреть структуру метода и основные этапы его разработки.

Всякий научно-исследовательский процесс начинается с по- становки проблемы, исследовательской задачи и определения целей ее решения. Бесконечное многообразие явлений объектив- ной реальности обуславливает необходимость определения кон- кретного аспекта исследования и его задач. Без этого никакое исследование не может быть плодотворным 38 . Постановка той или иной проблемы определяется практическими потребностями,, непосредственно-деятельностными и научно-познавательными, а ее сущностное содержание — имеющимся научным знанием.

Постановка проблемы является сложной исследовательской процедурой не только при оценке практической значимости про- блемы, но и при выявлении того, что некая проблема вообще су- ществует. Здесь требуется анализ имеющегося знания для выяв- ления тех следствий, которые из него вытекают, а также того, в какой мере это знание вписывается в существующую общую на- учную картину соответствующей сферы объективной реальности и как данная система знания (теория) соотносится с другими теориями, характеризующими рассматриваемый круг явлений, и т. д. Выявление антиномий (логических противоречий) и пара- доксов в существующем знании, противостоящих или конкури- рующих теорий и гипотез ведет к постановке новых исследова- тельских проблем 30 .

Для решения всех этих вопросов применяются различные ме- тоды изучения существующего знания. Сложности, связанные с постановкой научной проблемы, и породили мнение, выраженное. А. Эйнштейном и Л. Инфельдом: «Формулировка проблемы ча- сто более существенна, чем ее решение» 40 .

Решение научной проблемы, даже если она связана с изуче- нием какой-то ограниченной сферы явлений действительности,, требует применения целой совокупности методов. Любой метод представляет собой систему определенных компонентов и имеет свою внутреннюю структуру.

  • 38 См. об этом: Берков В. Ф. Научная проблема. Минск, 1979.
  • 39 См.: Зеленков А. И. Принцип отрицания в философии и науке. Минск, 1981.
  • 40 Цит. по: Зеленков А. И. Указ. соч. С. 78.

Прежде всего метод включает в себя краеугольные посылки,, которые образуют его основу и характеризуют суть. Такими по- сылками являются подход и принцип. Подход определяет основ- ной путь решения поставленной исследовательской задачи. Он раскрывает стратегию этого решения. «Представляется логичным и целесообразным,— указывает группа авторов,— понятие подхода связывать в первую очередь с фиксацией определенной направленности, ориентации научного исследования» 41 . Правда, названные авторы выносят подход за пределы метода, ограничи- вая содержание последнего лишь «технологией» исследования. Но с этим нельзя согласиться, ибо не может быть технологии без ее определенной направленности.

Существует целая совокупность подходов к решению научно- исследовательских задач. Эти подходы сформировались в резуль- тате обобщения научно-исследовательской практики и поэтому имеют общенаучный характер, т. е. применяются во всех или многих науках. Давно известны в науке такие подходы, как абстрактный и конкретный, логический и исторический, индуктив- ный и дедуктивный, аналитический и синтетический, динамиче- ский и статический, описательный и количественный, генетический, типологический, сравнительный и др.

В современной науке выработан ряд новых общенаучных под- ходов— системный, структурный, функциональный, информаци- онный, вероятностный, модельный и др. 42 Каждый указанный подход характеризует один из возможных путей проведения исследования.

Все исследовательские подходы синтезируются в двух проти- воположных общефилософских подходах к познанию объектив- ной реальности — диалектическом и метафизическом. Внутреннее содержание конкретных подходов определяется характером фи- лософского подхода.

Подход, намечая основной ракурс исследования объекта в свете поставленной задачи, определяет лишь самую общую осо- бенность того или иного метода. Конкретное же содержание ме : ) тода выражают принципы, присущие соответствующему подходу.» В определении того, что такое принцип, среди философов суще- ствуют самые различные мнения. Принцип рассматривают как правило, средство, метод, существенное суждение, закон, основа- ' ние, исходное положение и т. д. Отмечают двоякую природу и двоякую роль принципа, т. е. характеризуют его и как знание о действительности (онтологические принципы), и как средств^ ее познания (гносеологически-методологические принципы) 43 .

  • 41 Готт В. С, Семенюк Э. Л., Урсул А. Д. Категории современной науки. М., 1984. С. 148.
  • 42 См.: Общая характеристика новых научных подходов дана в указанной работе В. С. Готта, Э. Л. Семенюка, А. Д. Урсула.
  • 43 См.: Подкорытов Г. А. Особенности принципа как формы научного позна- ния//Роль принципов и понятий в социальном познании. Л., 1976. С. 3 и сл.

Как показывает исследовательская практика, принцип явля- ется гносеологически-методологическим понятием. Принцип пред- ставляет собой основополагающее начало (в этом плане он вы- ступает как идея) решения той или иной научной проблемы (а в более широком плане любой задачи); его содержание выра- жается в определенных требованиях, имеющих нормативно-регулятивный характер. Соблюдение этих требований — непремен- ное условие успешного применения соответствующего метода.

По своему функциональному месту в методе принцип — гно- сеологически-методологическое средство реализации соответст- вующего подхода. Так, например, одним из принципов, на основе которых может быть реализован сравнительный подход, является принцип аналогии. Реализация этого принципа требует учета ка- чественной однотипности сравниваемых явлений, т. е. их струк- турного и функционального родства и стадиальных различий в их развитии, для чего, в свою очередь, необходимы сопоставимые в содержательном отношении характеристики явлений. Другим принципом реализации сравнительного подхода может выступать принцип типологизации. Он требует, чтобы типы объектов в срав- ниваемых их совокупностях выделялись на основе единых общих критериев и конкретных показателей.

Исследовательский подход и принцип тесно взаимосвязаны и переплетены и могут как бы меняться местами. Так, генетический подход основан на принципе историзма. Исторический же под- ход, наоборот, требует генетического принципа рассмотрения явления. На первый взгляд, это одно и то же. Но в действитель- ности— это не так, ибо история предмета или явления и их гене- зис не идентичны.

Тесная взаимосвязь подхода и принципа, в силу чего их часто и называют просто методом, обусловлена тем, что оба они осно- ваны на учете, с одной стороны, знания о действительности, а с другой,— о познавательном процессе, т. е. базируются на теории как высшей форме знаний о реальности и гносеологии. В подходе и принципе существующее онтологическое и гносеологическое знание приобретает практически-познавательный, исследователь- ский характер в форме абстрактного, теоретического знания. По- следнее, представляя собой основу метода, является его теорией.

Таким образом, в теории метода обосновываются постановка проблемы, основной подход (или путь) ее решения и принципи- альные нормативные условия и требования реализации подхода для адекватного реальной действительности раскрытия исследо- вательской задачи.

Вопрос о теории метода научного познания пока еще не при- влек должного внимания специалистов по проблемам научного познания, хотя разработка этого вопроса имеет важное гносеоло- гическое значение. Исследователи еще только приступают к его рассмотрению 44 .

  • 44 См.: Методология наук в системе вузовского преподавания. С. 19—20.
  • 45 Зеленков А. И. Указ. соч. С. 70.

Теория метода при всей ее несомненно определяющей роли сама по себе еще не позволяет осуществить исследование. Прин- ципы получения нового знания, обоснованные в теории метода, практически реализуются в «приемах и логических операциях, с помощью которых принципы... начинают работать» 45 . Совокупность правил и процедур, приемов и операций, позволяющих на практике реализовать идеи и требования принципа (или принци- пов), на которых основан метод, образуют методику соответст- вующего метода. Методика — такой же непременный структур- ный компонент метода, как и его теория.

Наконец, правила и процедуры, приемы и операции (т. е. сама методика) могут быть приведены в действие при наличии опреде- ленных орудий и инструментов. Их совокупность составляет тре- тий структурный компонент научного метода — технику исследо- вания.

Основные элементы структуры научного метода, его теория,, методика и техника тесно и диалектически взаимосвязаны, при- чем несомненна ведущая роль теории. Именно она определяет содержание методики, а последняя — характер применяемой тех- ники. Но такое положение имеет место в окончательно сложив- шейся структуре метода. В самой же исследовательской практике формирование нового метода может идти не только по линии: проблема, теория, методика, техника. Много примеров тому, что выработка метода определялась обращением к новым техниче- ским средствам. Это требовало разработки иных методических и теоретических решений научных проблем и в конечном счете при- водило к постановке таких проблем, которые прежде даже не выдвигались.

Все это говорит о том, что в тех случаях, когда возникает по- требность или стремление в получении принципиально новых зна- ний, имеющееся знание (как о самой изучаемой реальности, так и о познавательном процессе) может и не создавать достаточной основы для разработки эффективных методов получения такого- знания. Необходимо радикальное переосмысливание существую- щей научной традиции (в онтологическом, гносеологическом и методологически-логическом отношении), что требует изменения способа и стиля научного мышления, поиска иных основ для раз- работки метода. Такие основы и метод могут быть привнесены из другой области науки либо разработаны на основе оригиналь- ной идеи, либо получены в результате серии экспериментов. Это никоим образом не превращает метод во всецело субъективное познавательное средство, ибо возможность для получения прин- ципиально нового знания, перехода знания на качественно новый уровень подготавливается предшествующим развитием знания, т. е. имеет объективную предпосылку, а не совершается по наитию и вдруг, как порой полагают.

  • 46 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. С. 14

Таким образом, метод имеет совершенно определенную струк- туру, а его выработка представляет собой сложный 'процесс. Чрезвычайно разнообразна и совокупность методов, используе- мых в той или иной науке, не говоря уже о науке в целом. При условии же, что «искусство оперировать понятиями,— как указы- вал Ф. Энгельс,— не есть нечто врожденное и не дается вместе с обыденным, повседневным сознанием» 46 , разработка научных методов, использование и изучение их должны опираться на ка- кое-то теоретическое знание. Таким знанием и является методо- логия научного познания.

Существуют различные определения научной методологии 47 . Резюмируя их, сущность методологии можно выразить следую- щим образом. Методология есть теория научно-познавательной^ деятельности, направленная на изучение и разработку методов> научного познания. В этом плане методология, несомненно, должна рассматриваться как составная часть гносеологии, на что и указывается в ряде исследований 48 . В гносеологии методология выступает как учение о методах познания, т. е. как теория мето- дов, ибо именно она, опираясь на онтологическое и гносеологиче- ское знание, преобразуя и перенося его в исследовательскую сфе- ру, определяет и характер постановки проблемы, и выбор адек- ватных путей (подходов) и принципов ее решения, и перевод этих принципов в систему нормативных и регулятивных требо- ваний.

В философской литературе вызывает споры вопрос об уровнях методологии. Одни исследователи полагают, что существует «еди- ная научная, диалектико-материалистическая методология как система общих принципов подхода к изучению окружающего мира и как учение об общих методах познания, которая свое- образно, специфически применяется и преломляется в каждой конкретной науке» 49 . Другая точка зрения сводится к тому, что наряду с диалектико-материалистической, философской методо- логией, выступающей в качестве общеметодологической основы познания и практической деятельности, существует и «методоло- гия конкретно-научная, т. е. система методологических принци- пов, исходящая из содержания самой конкретной теории» , т. е. знания, отражающего те или иные явления реальности. Посколь- ку методология основывается на знании о реальности, а это зна- ние отражает разные ее (реальности) сферы и на разных уров- нях, то очевидна справедливость второй точки зрения.

  • 47 См.: Андреев И. Д. О методах научного познания. С. 230—232; Ивано- ва- Р. И., Симанов А. Л. Указ. соч. С. 40 и сл.
  • 48 См.: Штофф В. А. Введение в методологию научного познания. Л., 1972. С. 14; Рузавин Г. И. Методы научного исследования. С. 24—25.
  • 49 Андреев И. Д. О методах научного познания. С. 231.
  • 50 Иванова Р. И., Симанов А. Л. Указ. соч., С. 44.

Надо лишь добавить, что основой выделения уровней методо- логии должен быть уровень теоретического знания о действитель- ности. Применительно к общественным явлениям, как указыва- лось, существуют четыре таких уровня: общефилософский, фило- софско-социологический, специально-научный и конкретно-про- блемный. В методологии, как и вообще в теории, эти уровни тесно взаимосвязаны и ведущим из них, оказывающим опреде- ляющее воздействие на другие, является общефилософский. В свою очередь, он синтезирует результаты развития других уровней методологии. Философским уровнем методологии явля- ется материалистическая диалектика. Ее принципы (законы) требуют рассмотрения всех явлений в развитии, во взаимосвязи и внутренней закономерности, в единстве и борьбе противопо- ложностей, в обусловленности изменений внутренними противо- речиями м .

При объяснении же явлений общественной жизни основопола- ; гающим принципом, выражающим методологическую функцию исторического материализма, является признание первичности бытия и вторичности общественного сознания 52 . Все эти принци- пы выступают определяющими при разработке требований и норм, имеющих как регулятивно-нормативный (т. е. обеспечиваю- щий объективный ход исследовательского процесса), так и кон- структивный (т. е. позволяющий получить адекватное знание) характер научного метода 53 .

Если говорить о регулятивных требованиях принципов мате- риалистической диалектики, то к числу важнейших из них при- надлежат следующие.

Объект познания должен рассматриваться во всем реальном многообразии/и постановка научной проблемы не должна иметь никаких ограничений.

Никакой метод научного познания не может быть абсолют- ным. Для успешного решения исследовательской задачи необхо- димо применение различных, адекватных ее сути методов.

При материалистической основе интерпретации конкретно- научных фактов и раскрытии сути исследуемых явлений должно учитываться воздействие на них других факторов, т. е. подход к объяснению должен быть самым широким.

Конструктивные требования принципов материалистической диалектики применительно к познанию общественных явлений предполагают раскрытие 54 : 1) материальной обусловленности возникновения и функционирования соответствующего явления; 2) его места в целостном социальном организме; 3) присущих ему закономерностей, особенностей и специфических черт; 4) его со- циальных функций и роли в развитии социального целого.

  • 51 См.: Принципы материалистической диалектики как теории познания. М., 1984.
  • 52 О методологических функциях исторического материализма см.: Историче- ский материализм как социально-философская теория/Под ред. В. И. Рази- на. М., 1982. С. 27 и сл.; Категории исторического материализма и их ме- тодологическая функция. Киев. 1986.
  • 53 В литературе справедливо отмечается, что «работа по систематическому обоснованию и формулированию правил диалектического метода еще толь- ко начата» (Иванова Р. А., Симанов А. Л. Указ. соч. С. 36—37).
  • 54 См.: Келле В. Ж-, Ковальзон М. Я. Теория и история (Проблемы теории исторического процесса). М., 1981. С. 45.

Очевидно, что указанные методологические подходы, принци- пы и требования философского уровня должны учитываться при разработке любых методов. Но эти подходы, принципы и требо- вания не покрывают собой всей методологии, не исключают ее специального и конкретного научного уровня, ибо они играют роль лишь общей исследовательской стратегии, не определяя ни конкретного содержания, ни этапов исследования. Эти последние могут быть выработаны лишь при учете сути исследуемых явле- ний и специфики их познания, т. е. на основе теории и методоло- гии познания соответствующего уровня.

Наконец, следует отметить, что методология, как и теория, - играет важную роль в мировоззрении, особенно на общефило- софском уровне. Это вполне закономерно, ибо основной задачей философской методологии выступает общетеоретический анализ общих подходов, принципов и методов познания, их возможно- стей и ограниченности, ведущих направлений и тенденций науч- ного познания, выработки общей стратегии научно-исследова- тельской деятельности и т. д. Поэтому история науки — это борь- ба не только теорий, отражающих знание о мире, но и теорий, направленных на получение этого знания. Рубежом всемирно- исторического значения здесь было возникновение марксизма, теории диалектического и исторического материализма, которая и является единственной последовательно научной, объективной теорией, методологией и логикой научного познания.

Таким образом, методология выступает как теория методов научного познания. Но в методе теория приводится в действие посредством методики, которая принципы и требования методо- логии переводит в логические правила и процедуры.

Логика (формальная и диалектическая) — наука о формах и законах мышления — изучает движение научного знания к исти- не. Логика является не только методом анализа и преобразова- ния имеющегося знания, но и средством получения нового знания. «Даже формальная логика,— указывал Ф. Энгельс,— представ- ляет собой прежде всего метод для отыскания новых результатов, для перехода от известного к неизвестному» 55 . Однако познава- тельные возможности формальной логики ограничены в силу того, что она рассматривает предметы как таковые вне их взаи- мосвязи и развития всех процессов. Этот основной недостаток формальной логики преодолевается в логике диалектической, ко- торая ориентирована на всестороннее рассмотрение явлений ре- альности во всей их сложности, изменчивости, противоречивости и движении 56 .

  • 55 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 138.
  • 56 См.: Ильенков Э. В. Диалектическая логика. М., 1974; Диалектика науч- ного познания: очерк диалектической логики. М., 1978; Проблемы материа- листической диалектики как логики и теории познания. М., 1978, и др.

Логика формальная и логика диалектическая выполняют в познавательном процессе разные роли. Диалектическая логика является конструктом в методологии научного познания, в раз- работке теории исследовательских методов. Логика же формаль- ная выступает средством разработки методики, поскольку по- следняя составляет совокупность правил и процедур, складываю- щихся из простых операций.

Логика является мощным средством научно-познавательной деятельности в силу того, что ее понятия и категории, законы и принципы представляют собой адекватное отражение объектив- ного в субъективном сознании человека.

С одной стороны, это обусловлено практической деятель- ностью человека, которая «МИЛЛИАРДЫ РАЗ ДОЛЖНА БЫЛА ПРИВОДИТЬ СОЗНАНИЕ ЧЕЛОВЕКА К ПОВТОРЕ- НИЮ РАЗНЫХ ЛОГИЧЕСКИХ ФИГУР, ДАБЫ ЭТИ ФИГУ- РЫ МОГЛИ ПОЛУЧИТЬ ЗНАЧЕНИЕ АКСИОМ» 57 .

С другой стороны, способность сознания объективно отразить реальный мир вытекает и из того, что «продукты человеческого мозга, являющиеся в конечном счете тоже продуктами природы, не противоречат остальной связи природы, а соответствуют ей» 58 . Поэтому «диалектика понятий сама становилась лишь со- знательным отражением диалектического движения действитель- ного мира» 69 .

Следовательно, существует объективная возможность и ре- альность построения правильного метода исследования и на уровне его теории, и на уровне его методики. Что касается тех- ники научного метода, то ее базой являются материальные и ду- ховные достижения общественной практики. Общественная прак- тика либо непосредственно дает необходимые орудия и инстру- менты научного исследования, либо они специально конструиру- ются на основе ее достижений.

  • 5? Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 29. С. 172.
  • 38 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. С. 35.
  • 59 Там же. Т. 21. С. 302.
  • 60 Эвристическая и методологическая функции философии в научном позна- нии. С. 41.

И последний вопрос — об уровнях методов научного позна- ния. Существует мнение, что «ни в одной науке нет каких-то абсолютно своих, неповторимых методов». То, что относится к частнонаучным методам, представляет собой различные сочета- ния «в процессе исследования небольшого количества широко известных исследовательских приемов». Специфика использова- ния последних обусловливается «новизной условий, в которых они применяются, качеством объектов, на исследование которых они направлены» 60 . Такое положение действительно имеет место, t но дело в том, что метод — это ведь не просто совокупность ка-, ких-то исследовательских приемов, которые могут быть стан- дартными, а сложное сочетание теории, методики и техники, определяемое особенностями объекта познания. Поэтому для уяснения «технологии» построения и функционирования методов исследования, предназначенных для познания той или иной кон- кретной реальности, нужна классификация методов, в которой, так сказать, была бы видна вертикальная структура компонентов, образующих метод, предназначенный для решения определенной исследовательской задачи (горизонтальная структура метода выражается во взаимосвязи его теории, методики и техники). Такая классификация может быть основана на учете степени общности методов, т. е. диапазоне реальности, которая может быть охвачена при их применении. В этом плане можно выделить следующие уровни (или категории) научно-исследовательских методов 61 .

Философские методы научного познания, раскрывающие об- щие пути (подходы) и принципы познания реальности, являются всеобщими, характеризуют ход исследовательского процесса в целом щ применимы при изучении всех проявлений действитель- ности.^ Это— диалектико-материалистический и метафизический методы. Если в области теории основной линией борьбы была и остается борьба материализма с идеализмом, то в области мето- дологии науки и исследовательских методов — борьба диалекти- ки и метафизики. Метафизика, как известно, была закономерным этапом в развитии науки и сыграла конструктивную роль в этом развитии на той его стадии, когда в центре внимания исследова- телей находилось познание вещи как таковой вне ее взаимосвязи и развития 62 .

Но в дальнейшем в силу своей статичности, односторонности и умозрительности метафизика стала преградой на пути научно- го прогресса. Действенным методом научного познания, как по- казывает вся история науки, является материалистическая диа- лектика.

I Другую категорию научно-исследовательских методов обра- зуют общенаучные методы познания. Они применяются во всех или многих науках и в отличие от общефилософских методов охватывают лишь определенные аспекты научно-познавательной деятельности, являются одним из средств решения исследова- тельских задач. Так, индукция и дедукция выражают разные под- ходы к раскрытию сути изучаемых явлений, а анализ и синтез — это разные методы проникновения в эту суть. Описательные и количественные методы — это средства и формы выражения ин- формации об исследуемых явлениях, а моделирование—метод формализованного представления знаний, присущий более высо- ким ступеням научного познания.

Развитие науки ведет к появлению новых общенаучных мето- дов, что обогащает ее исследовательский арсенал. Уже отмеча- лось, что успехи в развитии современной науки привели к воз- никновению ряда общенаучных подходов и методов (системно- структурный и функциональный анализ, моделирование, инфор- мационно-энтропийный анализ, алгоритмизация и др.).

  • 61 О классификации методов научного познания см.: Копнин П. В. Гносеоло- гические и логические основы науки. С. 514 и сл. 60 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. С. 20—21.

В практике научных исследований обращение к тому или ино- му общенаучному методу определяется характером изучаемых явлений и поставленной исследовательской задачей.

То, что общенаучные методы выражают лишь отдельные аспекты познавательной деятельности, обусловливает необходи- мость применения при изучении тех или иных явлений ряда этих методов. Так, моделирование требует системно-структурного под- хода и анализа, оно может быть индуктивным или дедуктивным и основываться на описательных или количественных методах.

Успех применения общенаучных методов зависит от общих теоретико-методологических основ исследования и от того, на каком общефилософском методе они базируются. В этом отноше- нии лишь материалистическая диалектика открывает возмож- ность для успешного использования всех общенаучных методов. Сами же эти методы позволяют на практике реализовать прин- ципы диалектико-материалистического познания действительно- сти. Лишь возникновение марксизма, выработавшего и утвердив- шего диалектико-материалистический метод, позволяющий по- следовательно объективно, адекватно и наиболее результативно познавать реальность, привело к тому, что общенаучные методы познания сложились в единую и развивающуюся систему позна- вательных средств. С марксизмом связано и возникновение ряда из этих методов.

Таким образом, общефилософские и общенаучные методы представляют два уровня тесно взаимосвязанных методов науч- ного познания.

\ На философских и общенаучных методах основываются ме- /годы специально-научные. Это — методы, которые применяются в той или иной науке в целом. Их теоретическим базисом явля- ются теории специально-научного уровня. Роль этих онтологиче- ски направленных теорий в формировании специально-научных методов состоит в том, что они определяют характер тех методо- логических принципов и нормативно-регулятивных требований, которые составляют теорию метода. Специфика этих принципов и требований определяется особенностями объекта познания со- ответствующей науки. Скажем, историческую науку от других общественно-гуманитарных наук отличает то, что она изучает * прошлое. Это, как будет показано далее, обусловило выработку./ методов, которые характерны именно для исторического после-* дования.

Наконец, низший уровень образуют методы конкретно-про- блемные. Они направлены на изучение конкретных явлений, ха- рактеризующих те или иные стороны и явления действительности, составляющей объект познания соответствующей науки. Суть этих явлений выражается в теориях конкретно-проблемного уровня. Они и определяют специфику методологии (теории) кон- кретно-проблемных методов, т. е. тех принципов и требований, на которых основаны эти методы. Если, например, изучается ход экономического развития той или другой страны в тот или иной период времени, то непременными принципами и требованиями к такому изучению и его методам должен быть показ производ- ственно-экономической (формационной) сущности этого развития, его стадиального уровня, обусловленности его темпов харак- тером соотношения производительных сил и производственных отношений и т. д. Иначе говоря, это развитие должно быть пред- ставлено как объективный, закономерный и внутренне обуслов- ленный исторический процесс. А если же исследуется какое-то идеологическое общественное явление, то здесь непременным принципом и требованием к анализу будет сведение индивиду- ального к социальному и раскрытие сущности идеального через материальное, т. е. показ сути субъективного на основе объек- тивного. Ясно, что исследовательские методы в первом и втором случае будут различными.

Кроме теорий, отражающих суть рассматриваемых явлений, конкретно-проблемные методы основываются на специально-на- учных, общенаучных и философских методах.

Следовательно, при всем многообразии (прежде всего за счет многочисленности конкретно-проблемных методов) вся совокуп- ность научных методов представляет собой иерархически упоря- доченную и тесно взаимосвязанную систему, включающую мето- ды разных уровней.

Таков основной круг вопросов, на которых необходимо было остановиться прежде, чем переходить к рассмотрению проблем, связанных с методологией и методами исторического исследо- вания.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования