В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Баиов А.К.Вклад России в победу союзников
Автор предлагаемой книги - А. К. Байов, 1871 - 1935 гг., ординарный профессор Российской военной академии, в течение многих лет занимал кафедру русского военного искусства в Академии генерального штаба. Продолжая работу известных военных ученых, профессора Масловского и профессора Мышлаевского, генерал Байов создал курс истории русского военного искусства, как самостоятельный отдел военной науки.

Поисковая система

Поисковая система библиотеки может давать сбои если в строке поиска указать часто употребляемое слово.
Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторБахрушин С.В.
НазваниеИстория народов Узбекистана
Год издания1947
РазделКниги
Рейтинг1.41 из 10.00
Zip архивскачать (2 036 Кб)
  Поиск по произведению

Глава VIII
Завоевание узбекских ханств царизмом

S 1. Начало военного наступления царизма НА Среднюю Азию в шестидесятых годах XIX в.

Экономические предпосылки наступления на Среднюю Азию.

В середине XIX в. захват новых колоний диктовался усилением в России процесса капиталистического развития. Как указывает В. И. Ленин, „... процесс образования рынка для капитализма представляет две стороны, именно: развитие, капитализма вглубь, т.-е. дальнейший рост капиталистического земледелия и капиталистической промышлен- ности в данной, определенной и замкнутой территории,—и развитие капитализма нширь, т.-е. распространение сферы господства капита- лизма на новые территории" 1 .

Развитие капиталистических отношений в экономически отсталой стране, какой была Российская империя в ту эпоху, порождало глу- бокие социальные противоречия. Крепостники-помещики в целях удер- жания власти в своих руках должны были стремиться к захвату но- вых территорий, поскольку захват колоний мог ослабить остроту протизоречий между новыми капиталистическими явлениями в хо- зяйственной жизни страны и крепостническими пережитками. С дру- гой стороны, рост промышленности толкал и буржуазию к во- енному захвату новых рынков. „Разрешение свойственных капи- тализму и порождаемых им противоречий, — говорит В. И. Ленин,— временно отсрочивается вследствие того, что капитализм легко может развиваться вширь... Но возможность искать и находить рынок в колонизуемых окраинах (для фабриканта), возможность уйти на но- вые земли (для крестьянина) ослабляет остроту этого противоречия и замедляет его разрешение". 2

К активной колониальной политике в Средней Азии царскую Рос- сию побуждала, наряду с другими причинами военно-политического и экономического характера, потребность к хлопке для развивавшейся хлопчатобумажной промышленности. С 1861 —1862 гг.. вследствие гра- жданской войны в Северной Америке, понизился ввоз в Россию аме- риканского хлопка и в связи с этим повысился спрос на хлопок сре- днеазиатский. В течение первого года войны ввоз хлопка из Средней Азии увеличился почти в три раза: цена на среднеазиатский хлопок к 1864 г. по сравнению с I860 г. повысилась в пять раз.

  • 1 В. И. Ленин, Соч., т. Ill , 19У7, стр. 465. примечание. » В: И Ленин, Соч., т. Ш, 1934, стр. 464.

В связи с недостатком хлопка, хлопчатобумажная промыш- ленность вступила в полосу длительного кризиса: закрывались от- дельные предприятия, рабочие увольнялись массами. Кризис в хлоп- чатобумажной промышленности и необходимость снабжения ее дешевым сырьем очень обеспокоило царское правительство. В этом отно- шении знаменательно было появление в 1862 г. в „Русском Вестнике" статьи упоминавшегося уже Гагемейстера, который раньше решитель- но высказывался против всяких попыток военных походов в Среднюю Азию. Теперь он находил, что в связи с параличом американского экспорта „надобность в бухарской бумаге" становится „беспредельной" и что необходимо отказаться от „выжидательной системы", которой правительство придерживалось до тех пор, рекомендуя путем „прину- дительных средств" утвердить „цивилизующее влияние в Коканде и ускорить ликвидацию разбоев и анархии в Хиве". Министерство ино- странных дел, в основном не сочувствовавшее широким военным предприятиям, было вынуждено в данный момент поддержать планы военного ведомства.

Такова была обстановка, при которой вопрос о новом курсе сред- неазиатской политики царизма становился актуальным.

Начало наступления царского правительства на Среднюю Азию Наступление на Среднюю Азию царское правительство могло вести по двум направлениям -кокандскому и хивинскому. Оренбургский генерал-, губернатор Катенин, считая в данный момент хивинский вопрос второ- степенным, был занят разработкой стратегического плана дальнейше- го наступления на Коканд для его завоевания. Полагая, что Сыр- дарьинская оборонительная линия достаточно укр плена, Катенин наме- чал занятие Туркестана и Ташкента. В 1858 г., в письме на имя то- варища министра иностранных дел, Катенин указывал, что „занятие Туркестана и Ташкента есть такая необходимость, от которой зави- сит как утверждение нашего влияния на среднеазиатские владения, так и самое существование Сырдарьинской линии". Взятие Ташкента, по мнению Катенина, было необходимо для организации военной экс- педиции в самое сердце „бухарских владений". В первую очередь он предлагал занять Джулек Записка Катенина была рассмотрена Алек- сандром II. Царь согласился с необходимостью занять Джулек, но воз- ражал против захвата Туркестана и Ташкента.

С другой стороны, западносибирский генерал-губернатор Гасфорд просил разрешения занять кокандскую крепость Пишпек под предло- гом, что кокандцы усиливают активность на р. Чу. Наконец, князь Барятинский, командующий войсками на Кавказе, предлагал укрепить- ся на берегах восточного Каспия, чтобы противодействовать англий- ской опасности. Так, предполагалось с трех сторон начать наступление на Среднюю Азию и, прежде всего, на Кокандское ханство, чтобы создать плацдарм для дальнейшего продвижения в глубь страны.

Все эти широкие планы трехсторонней агрессии в Среднюю Азию были политически несвоевременными. Внутреннее и внешнее положение России было не таким, чтобы решиться начать большую войну в Сред- ней Азии. Разработка вопроса об отмене крепостного права прохо- дила в условиях революционной ситуации; во всей стране развернулось массовое крестьянское движение. На Кавказе создалась крайне напря- женная военная обстановка, и правительство Александра II опасалось создавать новые дипломатические осложнения с Турцией и Англией. К тому лее Иран был встревожен планами царского правительства утвердиться на восточном берегу Каспия, и царизм вынужден был отказаться от них.

Со своей стороны, и англичане проявили большую активность в Средней Азии. Они занимали прочные позиции, в Афганистане, где окрепло их политическое влияние. В бухарских войсках появились английские инструкторы, в Средней Азии находились англо-афганские агенты, которые предлагали организовать производство снарядов по европейскому образцу.

С другой стороны, планам царизма благоприятствовали напряжен- ные отношения между Кокандским и Бухарским ханствами. Возник- шая между Кокандом и Бухарой война ослабляла эти государства. В военнотехническом отношении армии ханств не могли равняться с царской армией. Царизму оста! алось только ждать изменений полити- ческой конъюнктуры для того, чтобы начать большое наступление на Среднюю Азию. Пока же царское правительство ограничивалось мелки- ми захватами, улучшавшими его коммуникации на границе со Сред- ней Азией, тем более, что они не вызывали особого беспокойства в английских общественно-политических кругах.

Русская буржуазия и вопрос о завоевании Средней Азии. Русские купцы и промышленники находили действия царского прави- тельства недостаточно решительными и обеспечивающими их интере- сы в Средней Азии.

В 1862 г. министру финансов было подано ходатайство за под- писью 15 московских купцов с просьбой об учреждении консульства в Бухаре. Но Министерство иностранных дел скептически относилось к вопросу о консульстве ввиду невозможности получить от эмира международные правовые гарантии для нормального функционирова- ния подобного учреждения. К тому же в русской прессе высказыва- лись опасения, что назначение русского консула в Бухаре неминуемо повлечет за собою и назначение английского, а вслед за английским консулом туда проникнет и английский капитал. От учреждения консульства решено было отказаться.

Русские промышленники, встревоженные отсутствием хлопка на рынке и кризисом, охватившим хлопчатобумажную промышленность, видели в Средней Азии возможный источник хлопкового сырья и по- лагали, что правительство своей завоевательной политикой в Сред- ней Азии должно обеспечить хлопком русскую промышленность и осла- бить ее зависимость от американского рынка.

Русская либерально-буржуазная печать стояла всецело на точке зрения купцов и промышленников. Журнал „Русский Вестник" в ря- де статей, напечатанных в 1862 г., решительно высказался за завоева- ние Средней Азии. Влиятельная консервативная газета „Московские Ведомости", тесно связанная с московским купечеством, тоже вы- сказывалась за активную внешнюю политику в Средней Азии, кото- рая должна была поднять внешнеполитическое значение России, пошатнувшееся в результате Крымской войны. Либеральный - журнал „Голос" призывал последовать примеру англичан в Индии, „обратить Каспийское море в русское озеро", сделать кочевые среднеазиатские племена оседлыми, помня, что „с этими степными разбойниками це- ремониться нечего", так как „против грубой силы только и можно действовать силой, террором".

Позиция русского правительства. Не менее воинственно были настроены и руководящие военные круги, также считавшие необхо- димым завоевание Средней Азии. Военный министр Д. А. Милютин был сторонником военного выступления, против чего прежде выска- зывалось Министерство иностранных дел, которое, по свидетельству Милютина, „с давних времен держалось в азиатской политике систе- мы пассивного консерватизма, заботясь больше всего о поддержке дружбы с Англией". Но сам вице-канцлер Горчаков мало занимался среднеазиатскими делами. Они находились в ведении Азиатского де- партамента Министерства иностранных дел, во главе которого был поставлен в 1861 г. генерал Игнатьев, сторонник решительной поли- тики по отношению к Средней Азии, в которой он бывал и которую хорошо знал. Между ним и военным министром не было никаких разногласий о необходимости завоевания Средней Азии с военностра- тегической точки зрения—для укрепления безопасности и спокойст- вия военной линии. Поэтому военный министр с полным одобрением отнесся к составленной в конце октября 1864 г. в Министерстве ино- странных дел докладной записке для царя, в которой говорилось о „таинственном, но непреодолимом тяготении России к Востоку", о не- возможности „строго миролюбивой политики при соприкосновении с племенами полудикими," о естественных богатствах Кокандского хан- ства, располагающего хлопком, шелком, мареной и драгоценными металлами, и о его значении как прямого пути для торговых сношений с Кашгаром.

Так, в начале шестидесятых годов проводилась идеологиче- ская подготовка наступления на Среднюю Азию. Оставалось только приступить к практическому выполнению плана завоевания.

В то же время изменилось внутреннее и внешнее положение России. Крестьянская реформа была проведена. Революционная ситу- ация не переросла в революцию. Крестьянское движение 1861 1863 гг. было подавлено. Неудачей окончились восстания 1863 г. в Польше, Литве, Белоруссии и на правобережной Украине. В 1863 г. царское правительство вышло из состояния политической изоляции, в которой оно находилось после окончания Крымской войны, и сблизилось с Прус- сией. 21 мая 1864 г. на Кавказе было взято последнее укрепление горцев. Кавказская война кончилась. Горцы были побеждены. Окон- чание кавказской войны было поражением английской дипломатии, поддерживавшей горцев. Потерпела поражение на Кавказе и турецкая дипломатия.

Это благоприятное внешнеполитическое положение позволило цар- скому правительству начать наступление на Среднюю Азию.

Одной из первых мер для разрешения вопроса явился проект не- медленного соединения внешних линий—Сибирской и Оренбургской, представленный в 1861 г. оренбургским генерал-губер втором Беза- ком. Вопрос этот вновь был возбужлен тем же Безаком в начале 1863 г. Однако перспектива военной оккупации кокандской территории, лежавшей между конечными пунктами обеих линий, испугала финан- совое и дипломатическое ведомства, и проект и на этот раз не полу- чил одобрения в Петербурге. Тогда инициативу взяло на себя орен- бургское командование. Летом 1863 г. полковник Черняев, при мол- чаливом согласии Безака, овладел крепостью Сузак на Сыр-дарье и „объявил ее с окружающим населением под покровительством России". Петербургское правительство, поставленное перед совершившимся фак- том, вполне одобрило этот самостоятельный акт, а затем в Петербур- ге состоялось решение „с будущего 1864 г. приступить к соединению Оренбургской и Сибирской линий".

В начале 1864 г. из крепости Верное (ныне г. Алма-ата) вышел от- ряд полковника Черняева, численностью в 2500 человек, и 4 июня овладел г. Аулие-ата. Вслед за Черняевым из форта Перовского (К^ыл-орда) выступил отряд полковника Веревкина для овладения г. Туркестаном. Операция была успешно проведена 12 июня. Намечен- ная с самого начала цель была окончательно достигнута взятием

22 сентября 1864 г. Чимкента, находившегося до того времени во вла- сти Коканда. Начальником линии был назначен Черняев, подчиненный, однако, новому оренбургскому генерал-губернатору Крыжановскому.

Честолюбивые планы Черняева шли гораздо дальше. Сейчас же после взятия Чимкента он стал прокладывать себе путь к Ташкенту. Город этот входил в состав владений Кокандского ханства, но экономиче- ски был тесно связан с Россией. Ташкентское население жило главным образом русской торговлей и тяготилось зависимостью от Коканда. Среди ташкентцев не было единства. Кроме группы, стремившейся к мирному разрешению конфликта с русскими, в городе было много сторонников присоединения к Бухаре, как к наиболее могущественно- му из среднеазиатских ханств. Находившийся в Ташкенте султан Са- дик—сын Кенесары Касымова, возглавлявшего в свое время борьбу казахов за независимость,—опираясь на свои связи с казахами, пы- тался организовать отпор русским войскам, настаивал на контрнасту- плении для отвоевания Чимкента, Туркестана, Аулие -ата и даже Ак-ме- чети. Будучи смелым и опытным военачальником, он не без ус пеха устраивал диверсии в тылу противника, нападая на его комму- никации. Но в Ташкенте были круги, которые не доверяли Садыку и находившемуся вместе с ним брату и подозревали их в стремлении захватить власть в свои руки и „создать свою династию в ташкент- ских землях". Отсутствие едичства среди жителей Ташкента, неопре- деленность его политического положения и слабость обогоны давали русскому командованию повод надеяться -иа сравнительно легкое ов- ладение богатым и в политическом отношении важным городом.

§ 2. Завоевание ташкент4 и образование туркестанского генерал-губернаторства.

Взятие русскими войсками Ташкента. Осенью 1864 г. Черняев сделал первую неудачную попытку овладеть Ташкентом. Эту попытку Черняев возобновил весною 1865 г. На этот раз он действовал более ос- мотрительно. Предварительно была занята крепость Ниязбек, являвшая- ся ключом к водному хозяйству Ташкента. Овладение Ниязбеком давало Черняеву господство как над оросительной системой Ташкен- та, так и над районом, снабжавшим город хлебом. Он, прежде всего, распорядился прекратить подачу воды в Анхор (магистральный оро- сительный канал), орошавший посевы и сады Ташкента. В результате Ташкент остался без воды. Одновременно резко ухудшилось и поло- жение с хлебом. Город оказался в осаде, „точно драгоценный камень в оправе перстня". Черняев добивался добровольной сдачи Ташкента, рассчитывая на выступление многочисленных в городе сторонников мира с русскими. Расчеты его не оправдались. При первых же изве- стиях о приближении царских войск ташкентцы обратились за по- мощью в Коканд, поскольку Ташкент находился под властью коканд- ских ханов. Фактический правитель Кокандского ханства Алимкул по- спешил на выручку с отрядом кокандских войск. Собрав ташкентскую знать и сарбазов (полурегулярные войска), Алимкул обратился к ним с горячей речью, призывая их бороться за свою независимость. С при- ходом кокандцев число защитников Ташкента достигло 30 тысяч чело- век. В это число входили сарбазы (из них 2 тыс. одетых в латы), „шапочники", „чернохалатники" (городская стража), 2 тыс. человек конницы, молодые индийские рабы и, наконец, „гази" — „борцы за веру- из гражданского населения города.

Со стороны русских, по официальным сведениям, во взятии Ташкента принимало участие 1950 солдат. При отсутствии дисципли- ны и должной организованности, а также при слабой военной технике ханских войск, собравшихся в Ташкенте, численное превосходство их не играло решающей роли.

Решительные действия против города Черняев повел с юга, со стороны Камаланских ворот, может быть, с целью помешать подходу возможной помощи извне, от Коканда или Бухары. Алимкул располо- жил свои силы вне города, разбив сарбазов на несколько отрядов и расставив артиллерию, состоявшую из 36 пушек. Первое сражение произошло 9 мая 1865 г.

Когда русские войска перешли широкий и глубокий арык Салар и под прикрытием артиллерийского огня стали приближаться к горо- ду, ташкентские войска бросились им навстречу. Завязался бой. По описанию очевидца, „все небо покрылось дымом и пылью". Русские были вынуждены отойти на соседнюю возвышенность и занять оборо- нительную позицию. Это вызвало большую радость среди осажденных. Мухаммед-Салих, автор любопытных записок об осаде Ташкента, сви- детелем которой он был, пишет, что окрестные жители „от семилетнего мальчика до семидесятилетнего старика несли сарбазам кушанья, шербет, горячие лепешки, сладкие и кислые фрукты по случаю победы". Но рус- ские солдаты перешли вновь в наступление и потеснили ташкентское войско. Закипел такой „страшный бой", что „комья земли взлетали высо- ко вверх, от этого все небо было покрыто пылью; нельзя было различить, где люди, оружие; от орудийных выстрелов глохли уши; крупные снаря- ды ташкентцев, как звезды, летели на головы врагов". Наконец, таш- кентцы дрогнули и обратились в бегство. Первыми бежали жители квартала Сибзар во главе с „испугавшимся выстрелов русских пушек" кази-каляном (верховным судьей). За ними ушли с поля сражения кип- чаки, киргизы и андижанский отряд, входившие в состав кокандских войск. Среди общего смятения Алимкул был смертельно ранен. Место начальника ташкентских военных сил занял родственник кокандского Худояр-хана—султан Мир-Сейид, которого даже провозгласили ханом. Большое участие в деле дальнейшей защиты Ташкента принял, по некоторым данным, Садык Кенесаринсов местно с ташкентцем Рустам- беком и казахом Мулла-Кушуком.

Смерть Алимкула нанесла большой удар делу обороны Ташкента. Среди защитников появились признаки глубокого разложения и не- устойчивости, началось дезертирство, были случаи прямой измены. Кокандские войска стали разбегаться.

После смерти Алимкула и ухода из Ташкента большей части кокандских войск, в городе усилилась ориентация на Бухару. Народ- ные массы обвиняли местную знать в недостаточно энергичном ведении войны, но, как это часто бывает при стихийных движениях в феодальные эпохи, искали защиты в среде самих феодалов и обращали с надеждой взоры к бухарскому эмиру. В городе вспыхну- ли волнения. По настоянию народа, к эмиру Музаффару было отправ- лено специальное посольство с просьбой о помощи. Эмир поставил условием, чтобы султан Мир-Сейид был выслан в Бухару. Среди ташкентцев это требование вызвало большие разногласия: была груп- па, которая не хотела отдавать новоизбранного хана „в чужие руки", так как он „стоит во главе обороны и является знатоком государст- венных дел". На совещании ташкентской знати было заявлено, что „до тех пор, пока есть голова на плечах, мы не отдадим никуда своего предводителя". Несмотря на такие заявления, Мир-Сейид, повидимому. под давлением народных масс, был спешно выслан в Самарканд. В Ташкент вступил присланный эмиром из Самарканда Искандер-бек.

Между тем Черняев прервал военные действия и выжидал исхода начавшейся в городе смуты. Он не терял надежды покончить дело без кровопролития, так как знал о наличии в Ташкенте значительной партии сторонников мира и подчинения русской власти. Не имея полномочий на ведение войны и действуя всецело на собственный риск, он нуждался в фикции добровольного подчинения Ташкента русской власти и пытался спровоцировать соответствующие дейст- вия со стороны известной части ташкентцев. Но когда выяснился успех сторонников бухарской ориентации, он перешел к решитель- ным действиям. Первым делом он занял дорогу на Бухару и тем отрезал путь войскам эмира. В ночь с 14 на 15 мая начался штурм Ташкента. Русские войска захватили без труда городские стены, но внутри города им пришлось преодолеть очень сильное сопро- тивление. Улицы были местами забаррикадированы; приходилось брать с бою даже отдельные дома. „Посланные небольшие отряды по смежным улицам,—по словам Черняева,—встречали самое ожесто- ченное сопротивление". Пробиваясь по узким и тесным улицам, один отряд дошел до цитадели и занял ее, но тотчас оказался осажден- ным. Дворец внутри цитадели загорелся, п'одожженный, по одним сведениям, русскими снарядами, а по другим,—самими ташкентцами; близость порохового склада делала дальнейшее пребывание в кре- пости опасным; русским солдатам удалось лишь с величайшим тру- дом вырваться из нее.

Уличные бои продолжались 15 и 16 мая.

Из города началось бегство „почетных лиц", купцов и вообще богачей с семьями и слугами. Покинул город и Садык Кенесарин. 17 мая ташкентская знать, убедившись в бесцельности дальнейшего сопротивления, вступила в переговоры о сдаче. К Черняеву напра- вились „почетные просвещенные лица" во главе с кази-каляном, муф- тием и аксакалами четырех частей города, вместе с представителя- ми от каждого прихода. Черняев объявил депутации свои условия: были составлены четыре мирных договора для каждой из четырех частей города. Черняев обязался не вмешиваться в религиозную жизнь населения; налоги ограничивались зякатом и хараджем, взи- маемым в соответствии с размером урожая. Договоры были скреп- лены печатями и подписями. Главному инициатору соглашения кази- каляну были пожалованы золотая медаль и бархатный халат; полу- чили подарки также городские аксакалы и другие лица. Населению города было предписано сдать оружие. На следующий день Черняев посетил кази-каляна, который устроил в его честь угощение. Затем Черняев проследовал на базар, осмотрел Шейхантаурское кладбище, где его внимание привлекла могила доблестного защитника Ташкента Алимкула, побывал в главной мечети и в важнейших медресе и да- же присутствовал на занятиях студентов.

Заискивания Черняева перед мусульманским духовенством и знатью и стремление к популярности имели определенную цель. Он хотел добиться от жителей Ташкента официального документа о якобы добровольном, по их собственной инициативе, подчинении власти российского императора. Такой документ был нужен, чтобы оправдать перед европейским общественным мнением наступление царской России. Лица, к которым Черняев сначала обратился, ответили отказом и были арестованы; тогда кази-калян, сторонник под- чинения России, составил соответствующее заявление, которое бы- ло скреплено печатями аксакалов и других видных лиц Ташкента.

Причины падения Ташкента. Падение Ташкента после недельной осады было обусловлено не только техническим превосходством рус- ских войск и отсутствием единого и крепкого военного командования у ташкентцев. Тут, как и всегда, сказались отрицательные стороны феодальной раздробленности, выразившейся в соперничестве Бухар- ского и Кокандского ханств. Коканцские феодалы больше всего боя- лись, как бы бухарский эмир не утвердился в Ташкенте; поэтому одной из первых мер, принятых Алимкулом по приезде в город, была расправа со сторонниками Бухары. С другой стороны,„... сколько жи- тели Ташкента ни посылали к эмиру Музаффару, сколько ни взывали к нему о помощи, никакого результата не было". Более того, в эту критическую минуту эмир воспользовался тяжелым положением, в ка- кое попал кокандский хан вследствие войны с русскими, и выступил „со многими войсками и ревущими пушками" в поход на Коканд, рас- считывая овладеть частью его территории. При таких обстоятельствах ташкентцы не имели основания доверять ни кокандцам ни бухарцам. Они понимали, по словам Мухаммед-Салиха, что если бухарцы „придут, то не ради нас,... а... ради захвата области". Такое же не- доверие существовало* между ташкентцами и кокандцами, в лице ко- торых городское население видело представителей ненавистной им власти кокандских ханов. Во время военных совещаний кокандцы да- же стояли отдельно. Не доверяли ташкентцы, как сказано, и энер- гичным казахским царевичам из дома Кенесары. Пестрота племенного состава также мешала единству действий В бою 9 мая пример бег- ства показали отдельные племенные группы.

Среди самих ташкентцев существовала значительная группа сто- ронников мира. Это были, говорит Мухаммед-Салих, „люди с подлым и отвратительным характером, продающие мусульманскую религию. Им безразлично, чем они торгуют—седлом лошади или религией". Были случаи прямой измены и предательства. Некоторые представители городской верхушки, в частности купечества, находились в непосред- ственных сношениях с русским командованием. Наконец, было много люднй индиферентных, „бессердечных, трусливых, не думающих ни о загробной жизни, ни о жизни в этом мире". Они „воинам не помо- гали, а вместо того отходили с возвышенности на равнину и оттуда убегали куда-то".

Разладу среди защитников Ташкента способствовала также острота классовой борьбы между различными группами городского населения, вызванная беспощадной эксплоатацией трудящихся феодалами и купе- чеством. „Несчастие народа заключается в том, — пишет Мухаммед- Салих, — что, начиная с Адама и по сегодняшний день, существуют раздоры и вражда... между нищими и шахом, между эмиром и населе- нием - . Рабы как местного происхождения, так и индийцы, сносились с русским командованием и информировали его обо всем происходив- шем в городе. С другой стороны, богачи, опасавшиеся за свое благо- получие, едва военное счастье повернулось в сторону неприятеля, бежали из города или стали искать пути к примирению с победителями.

Политическая обстановка после занятия Ташкента. Завоевание Ташкента было произведено без распоряжения петербургского пра- вительства, по инициативе местного военного командования, но само- вольный поступок Черняева, увенчавшийся блестящим успехом, был одобрен в Петербурге, и Черняев был щедро награжден. Судьба Ташкента, однако, оставалась некоторое время неопределенной.

Оренбургский генерал-губернатор Крыжановский, приехав в завоеванный город в сентябре 1865 г., объявил Ташкент независимым владением, думая этим актом окончательно вырвать его из сферы возможного влияния и Коканда и Бухары. Оба ханства продолжали на- ходиться в состоянии войны между собой. Кокандцы еще старались удержать то положение в Средней Азии, какого они успели добиться в первой половине XIX в., между тем войска эмира бухарского про- должали движение в глубь Кокандского ханства; в то же время эмир требовал, чтобы русские войска очистили Ташкент, который он хотел присоединить к своим владениям. Черняев осенью 1865 г., не считаясь с директивами Крыжановского и предупреждениями военного министра, предпринял новое движение на Джизак, расположенный на пути из Ташкента в Самарканд. Это дало повод Крыжановскому обвинить Черняева в том, что он стремится самовольно заключить с Бухарой соглашение. Серьезность положения усилилась, когда в Бухаре было задержано присланное Черняевым посольство, привезшее проект мир- ных условий „Здесь каждый говорит свое, — писал из Ташкента в феврале 1866 г. один чиновник министерства иностранных дел, —пар- тия Черняава — одно, Крыжановского — другое. Новая экспедиция Черняева подняла на ноги здесь все воинство; все рвутся туда, каждый желает отличиться". В спорах между Черняевым и Крыжановским верх взял последний что повлекло за собой отозвание Черняева в начале марта 1866 г. Сменивший его генерал Романовский был постав- лен в подчиненное к Крыжановскому положение. В сношениях с Бу- харой Романовскому предписывалась умеренность, но ему не запре- щалось вести военные действия, и последние продолжались в 1866 г. 8 мая войска эмира потерпели поражение у Ирджара (на Сыр-дарье, ниже Ходжента), а 24 мая был взят Ходжент (ныне г. Ленинабад).

В августе Крыжановский сделал распоряжение о принятии Таш- кента, Ходжента и Зачирчикского края в подданство России. В сен- тябре в Ходжент прибыло посольство бухарского эмира для пере- говоров о заключении мира, но переговоры не привели ни к чему, и Крыжанозский иыступил против бухарской крепости Ура-тепе, ко- торую и взял 2 октября. 18 октября был взят Джизак; 21 октября была занята без боя и взорвана близлежащая крепость Яны-курган. Весной и летом 1867 г. происходили столкновения между русскими и бухарскими войсками уже на путях к Самарканду.

Образование Туркестанского генерал-губернаторства Размах, который приняли завоевания в Средней Азии, вызвал коренную реор- ганизацию управления завоеванным краем. В 1867 г. из завоеванных земель было образовано особое Туркестанское генерал-губернатор- ство в составе Сырдарьинской и Семиреченской областей с центром в Ташкенте.

Первым туркестанским генерал-губернатором был назначен лич- но близкий к Александру II инженер-генерал К. П. Кауфман. В ка- честве генерал-губернатора Кауфман был наделен чрезвычайно ши- рокими полномочиями: ему было предоставлено даже право самосто- ятельного ведения как военных действий, так и дипломатических сношений. Кауфман продолжал войну с Бухарой, но военные действия уже не отличались прежней решительностью. Кауфман не был спо- коен за свой тыл. В письме к Милютину от 13 ноября 1867 г. он пи- сал, что мусульмане „показывают столько холодной сдержанности, столько равнодушия, даже неуважения к представителю верховной власти, что можно предположить существование какого-нибудь лозунга... Я пришел к убеждению, — отмечал далее Кауфман, — что настроение умов здесь неладное, что нерасположение к русской власти и готовность воспользоваться удобным случаем, чтобы освободиться от нее, действительно существует".

Два ведомства — иностранных дел и военное — навязывали свое мнение Александру II, который одобрял противоположные предложения и по очереди соглашался то с мнением о желательности активных военных действий, то с мнением о необходимости во что бы то ни стало избежать ухудшения русско-английских отношений.

В целях укрепления тыла, Кауфман стремился к достижению соглашения с кокандским ханом Худояром. Последний согласился утвердить договор, проект которого был выработан Кауфманом. Со- гласно этому договору, русским купцам предоставлялось право повсе- местного пребывания в Кокандском ханстве и устройства караван- сараев; русские купцы были уравнены с мусульманскими в отношении уплаты пошлин; разрешен был транзит русских товаров через Ко- кандское ханство. Обеспечив себя со стороны Коканда, Кауфман мог теперь развернуть военные действия против Бухары.

$ 3. Падение независимости бухарского, хивинского и кокандского ханств

Положение в Бухарском ханстве. Решительные военные дей- ствия против Бухары начались в первые месяцы 1868 г. Непосред- ственным поводом послужили как действия бухарской феодальной верхушки, так и политика самого эмира. Среди правящих бухарских кругов—светских, духовных и купечества—одержали верх элементы, настроенные воинственно. Эмира обвиняли в слабости. Энергичную агитацию повело духовенство. Поднялись учащиеся многочисленных в Бухаре медресе. Составлена была фетва об обязательности „свя- щенной войны"; фетву „волей-неволей" скрепили печатями все город- ские казии. Огромная толпа собралась на Ригистане и пыталась прорваться в арк (цитадель). Стража едва успела запереть ворота. Эмиру Музаффару пришлось „поставить ногу в стремя выступления на священную войну" и выехать, с войском навстречу неприятелю.

Русские войска уже шли на „священный город" — „раеподобный" Самарканд. В Самарканде среди населения тоже не было единства. Как и в Ташкенте, здесь была значительная группа лиц (особенно среди купечества), которой война была невыгодна и которая была поэтому склонна к миру. Но очень велико было и настроение в пользу „газавата". Во главе военной партии, как и в Бухаре, стояли духовен- ство и учащиеся медресе, которых активно поддерживало трудовое население города. Центрами пропаганды были\едресе, в стенах кото- рых собирались муллы. Самаркандское начальство, в лице наместника эмира Ширали-инака и кази-каляна, опасаясь осложнений с русским командованием, пыталось прекратить пропаганду, но почетные лица, посланные наместником для уговоров в медресе Тиллякари, где засе- дало многолюдное и крайне возбужденное собрание духовных лиц и учащихся, были избиты, двое из них—до смерти. Наместник направил в медресе отряд войск, который окружил здание. Учащиеся стали кидать с крыши палки и камни и стрелять из ружей. Тогда войска ворвались внутрь медресе и перебили без разбора всех, не успевших бежать. Среди убитых было несколько влиятельных улемов и мудар- рисов. „В общем, — говорит современник, — произошло то, чего не было в этом городе со дня возникновения ислама до настоящего времени .

Положение в городе обострялось происходившей в его стенах классовой борьбой против феодальной власти, в лице Ширали-инака. Весь народ был „... в ужасе от творимых им насилий и вымога- тельств". Самаркандцы желали Ширали смерти и, „выйдя из терпе- ния", обратились к эмиру с просьбой его сменить, обещая, что в случае удовлетворения их просьбы „они с женами и детьми все от малого до большого пойдут против русских и будут сражаться до последнего человека*. На эту просьбу эмир ответил суровой распра- вой, что еще больше усилило недовольство. Состояние смуты в Са- марканде усугублялось .разногласиями и распрями" среди лиц, сто- явших во главе города. Ширали-инак подозревал находившегося в Самарканде старшего сына эмира Абдулмалика (или Катта-тюря) в стремлении устранить его от власти, интриговал против царевича и добился от эмира указа о его высылке.

Сдача Самарканда. При таких обстоятельствах трудно было ожидать сильного сопротивления. У самого города, на Чупанатинской возвышенности, русских встретили бухарские войска, расположившие- ся под защитой одного из рукавов Зарафшана. Здесь 1 мая 186$ г. произошел бой, решивший судьбу Самарканда. К изумлению бухар- цев, русские солдаты на их глазах перешли по грудь в воде проток, отделявший их от неприятеля, и бросились в атаку. Сарбазы пыта- лись оказать сопротивление, но беспорядочная конница, состоявшая из недисциплинированных „гази" (борцов за веру), обратилась в бег- ство. Тогда и сарбазы покинули Чупанатинские высоты. Убегая, они по дороге бросали свои мундиры и оружие. Раненный в битве Ши- рали-инак скрылся из Самарканда. Возмущенное население разгромило его дом и имущество.

Вечером того же дня на совещании аксакалов с духовенством было решено послать к Кауфману делегацию с изъявлением покор- ности. 2 мая рано утром делегац \я во главе с кази-каляном прибыла в русский лагерь на Чупанатинские высоты и заявила Кауфману, что самаркандцы не впустили в город отступавшие бухарские войска и сдаются на милость победителя. Кауфман „милостиво" принял изъ- явление покорности. В тот же день он торжественно вступил в Са- марканд во главе своих войск. У ворот Шахи-Зинда Кауфмана встре- тили аксакалы. Пройдя через Ригистан, войска вошли в цитадель и подняли русский флаг. „Древнейший и знатнейший город Средней Азии, центр мусульманства—Самарканд, гордый своей исторической славой, без выстрела пал",—писал царю генерал-губернатор.

На следующий день Кауфман собрал самаркандскую знать и, обратившись к ней с речою, убеждал сохранять верность новой власти. Ему отвечал глава самаркандского духовенства—муфтий крас- норечивым и льстивым заверением в „верноподданстве" и покорно- сти. Затем последовала раздача медалей и почетных халатов. Пола- гая, что этими мероприятиями обеспечено подчинение высших клас- сов, Кауфман предложил призвать разбежавшихся горожан вернуться обратно, „к мирному труду". В окрестности города от его имени бы- ло разослано обращение с обещанием помилования всем, кто изъя- вит покорность. Отовсюду стали прибывать делегации с дарами. Из окрестных городов только Чилек и Ургут не давали о себе знать.

Чилек оказался покинутым бухарскими войсками, а в Ургуте засел местный бек. Русский отряд под начальством генерала Абрамова пробился сквозь баррикады, защищавшие подступы через сады к ур- гутской крепости, и взял ее штурмом^, Без боя был занят Катта-курган, превращенный затем в базу дальнейшего наступления на Бухару.

После того как мирные переговоры с эмиром Музаффаром не дали никаких результатов, Кауфман, совершенно успокоенный насчет предполагаемой преданности самаркандцев царской власти, решил про- должать поход, оставив в Самарканде лишь небольшой отряд.

Восстание в Шахрисябзе. Падение. Самарканда произвело силь- нейшее впечатление в Бухарском ханстве и вызвало взрыв негодова- ния против эмира, не сумевшего организовать оборону „священного города". Во главе недовольных стал собственный сын эмира—Абдул- малик (Катта-тюря), который поднял знамя восстания в Хисаре. К нему примкнули полунезависимые беки Шахрисябза, во главе с Джура-бием, „скинув с себя одежду покорности и облачившись в кольчугу вражды и восстаний". Провозглашен был газават. Слабая сторона движения заключалась в том, что с освободительной борьбой против царского завоевания в этом движении сочетался момент феодального мятежа наследника эмира против своего отца. В Хисар стали со всех сторон стекаться „борцы за веру". Восстание против эмира под лозунгом газавата против „неверных" ширилось очень быстро. В Хисаре, Ши- рабаде, Кулябе и других городах были смещены наместники Музаф- фара; вся Шахрисябзская область вышла из повиновения эмиру Го- товились к походу для освобождения Самаркьн\а. Шахрисябзские беки вступили в сношения с самаркандцами.

Зерабулакская битва. Русское командование было мало осведом- лено о военных приготовлениях в Шахрисябзе. Кауфман, ничего, пови димому, не подозревая, углубился с войсками в бухарские владения. 2 июня произошло решительное сражение с войсками эмира на Зера- булакской возвышенности. Накануне боя эмир обратился к своим вой- скам с призывом отомстить за позор Самарканда и стереть „грязное пятно, которое носят самаркандцы на своих халатах". На рассвете русские солдаты бросились на штурм высот, занятых неприятелем. Первая атака была отбита. Когда русская пехота вторично пошла в атаку, навстречу ей под звуки флейт и барабанов устремилась отбор- ная гвардия эмира, богато разодетая в красные халаты, но русская артиллерия расстреляла ее почти в упор и рассеяла. Это решило ис- ход боя. Бухарские войска обратились в бегство. Только незначитель- ной части их удалось добраться до Кермине, где пребывал эмир.

Самаркандское восстание. 1 июня, накануне того дня, когда про- изошло Зерабулакское сражение, шахрисябзские беки подошли к Са- марканду и заняли окрестные возвышенности. После ухода русских войск из Самарканда, в городе началось народное движение за осво- бождение от завоевателей. В мечетях муллы произносили зажигатель- ные проповеди. В мастерских ремесленников ковалось оружие. Го- родские аксакалы вступили в сношения с шахрисябзскими беками. Движение возглавил ишан Умар-ходжа, живший в одном из приго- родных кишлаков; он собирал войска и снабжал их оружием.

Появление под стенами города шахрисябзских войск послужило сигналом к восстанию. В самый день Зерабулакского боя, 2 июня, отряды Умар-ходжи и Джура-бия беспрепятственно вступили в Самар- канд. К ним присоединились жители города. Русский гарнизон, состо- явший из 66Э человек,'заперев цитадели вместе с русскими:купцами, торговавшими в городе. В течение, двух дней восставшие штур- мовали крепость, обстреливали осажденных с крыш соседних домов, подожгли ворота, несколько раз врывались даже внутрь крепости. Русские отбивались мужественно и сами обстреливали из пушек соседние здания и Ригистан. Но положение становилось настолько критическим, что командование гарнизона, отчаявшись в возможности дальнейшего сопротивления, уже обсуждало вопрос о том, чтобы покинуть стены цитадели и укрыться в большом дворце эмира, расположенном внутри крепости. Однако 3 июня шахрисябзские беки получили известие о разгроме бухарских войск при Зерабулаке и поспешили уйти со своим отрядом.

Горожане и жители окрестных кишлаков продолжали штурм ци- тадели собственными силами, выкопали из земли припрятанные ручные пушки и начали обстреливать крепость с крыши соседнего медресе; все их усилия оставались, однако, безрезультатными. Осада тянулась до 7 июня, когда Умар-ходжа, убедившись в бесцельности дальнейшей борьбы, при слухах о приближении Кауфмана, шедшего на выручку осажденного гарнизона, бежал в Бухару.

8 июня войска Кауфмана вошли в город Ригистан был взят после упорного сопротивления, почти все tro защитники были перебиты.

Договор с Бухарой 1868 г. Зерабулакское поражение и ликви- дация восстания в Самарканде решили исход войны с Бухарой. К Кауф- ману явился посол от эмира с заявлением, что последний готов под- писать договор с Россией. Условия соглашения (от 23 июня 1868 г.) сводились к следующим основным пунктам. Бухара признавала русский протекторат и уплачивала 500 тысяч рублей военной контрибуции. Самарканд и Каттакурганский округ присоединялись к России. Бухара лишалась права вести самостоятельные сношения с иностранными го- сударствами.

Заключение мира на таких тяжелых для Бухары условиях усили- ло народное недовольство политикой эмира Музаффара. Осенью того же года с новой силой разгорелось восстание под предводительством Абдулмалика. При содействии русских военных сил движение было, однако, подавлено. Абдулмалик бежал сначала в Коканд, а затем в Кашгар к правившему тогда Восточным Туркестаном Якуб-беку, позд- нее переселился в Индию, долго жил в Бомбее, где и умер в начале XX в.

Завоеванные русскими войсками города Шахрисябз и Китаб были присоединены со всеми их округами к непосредственным владениям бухарского эмира и в них вместо власти феодалов-беков установилась власть эмира. Мятежные беки, принеся повинную русским властям, окончили свою жизнь на русской службе.

Завоевание долины Зарафшана закончилось Искандеркульской военной экспедицией 1870 г., когда к Зарафшанскому округу были присоединены фактически независимые от Бухары небольшие горные бекства—Матча, Фальгар, Кштут, Магиан и др.

Договор 1868 г. надолго определил как международно-правовое по- ложение Бухары, так и ее отношение к Российской империи.

Впоследствии 18 сентября 1873 г. договор 1868 г. был дополнен несколькими статьями, предоставлявшими новые преимущества России. Бухарскому ханству была передана тогда часть отошедших к России хивинских владений на правом берегу Аму-дарьи. Договором 1873 г. в Бухаре окончательно уничтожалось рабство и, кроме того, учрежда- лось постоянное русское цредставительство.

Царское правительство стремилось использоватьвласть бухарского эмира для того, чтобы упрочить свое господство в Средней Азии и удержать в повиновении народные массы страны. Поэтому, подчиняя себе среднеазиатские ханства, оно не затрагивало и не умаляло про- извола ханов над их вассалами и подданными. Стремясь сохранить ненавистное для трудового населения господство ханов, царское пра- вительство поддерживало самый жестокий феодальный произвол.

Подчинение Бухарского ханства очень ясно показало невозмож- ность для феодально-раздробленного государства, каким была Бухара, противостоять государству, в котором шло быстрое развитие капитали- стических отношений и уже давно сложилась крепкая государственная централизованная власть. Слабые попытки эмиров положить конец феодальной раздробленности вызывали только „недовольство и воз- мущение", которые нередко выливались в волнения и явились, по словам местного писателя-современника, „причиной упадка*. Одну из причин неудачи обороны Самарканда самаркандцы видели в соперни- честве наместника эмира Ширали-инака и царевича Абдулмалика. К этому присоединилась межплеменная вражда. Даже на „узбекских вождей", т. е. старшин отдельных узбекских племен, нельзя было поло- житься, тем более на туркменских. Так предводитель текинцев ушел со своим войском из-под Самарканда в направлении Мерва, опустошив лежавшие на пути бухарские земли. Притеснения феодалов вызвали в самый острый момент борьбы с царскими войсками возмущение город- ского населения, выразившееся в разгроме дома Ширали-инака. Газават против „неверных" явился лозунгом борьбы как против иноземных завоевателей, так в известной мере и против тех групп местных феода- лов, которые стремились подчиниться власти царского правительства. Этим объясняется, что и сам эмир и многие из феодалов относились враждебно к идее газавата.

Завоевание Хивы. Следующим этапом в истории завоевания Средней Азии русским царизмом был захват Хивинского ханства.

Для успешного завершения задуманного предприятия решено бы- ло нанести одновременно удар с трех сторон —из Ташкента, Оренбур- га и с Кавказа. Значение последнего направления для завоевания Туркмении и Хивы определилось уже в 1869 г., когда по инициативе кавказского командования русские войска высадились на восточном берегу Каспийского моря и основали г. Красноводск. Кавказскому командованию, некоторое время спустя, было подчинено и основанное оренбургским военным начальством еще в 1834 г. Мангышлакское укрепление (с 1845 г.—Александровский форт).

План похода был разработан с большой тщательностью. Намече- но было одновременно двинуть кавказские войска через Красноводск и Мангышлак. Ташкентский отряд выступил под непосредственным командованием туркестанского генерал-губернатора Кауфмана, являв- шегося вместе с тем главным начальником всей экспедиции. Прибли- зительно в то же время (в феврале 1873 г.) из Эмбинского укрепле- ния вышел оренбургский отряд под командой генерала Веревкина. Красноводский отряд попал в безводную пустыню между Красновод- ским заливом и Хивинским оазисом и, потеряв значительную часть верховых и вьючных животных, вынужден был вернуться и отказать- ся от дальнейшего участия в экспедиции, Мангышлакский отряд пол- ковника Ломакина тоже сильно пострадал в пути по пустыне, вслед- ствие отсутствия необходимого количества верблюдов. Попытка рек*- визировать верблюдов насильно у казахов, кочевавших в Бузачи* привела к открытому их возмущению. В конце концов, остатки отряда соединились в Кунграте с отрядом генерала Веревкина, уже вступившим в оазис.

Туркестанский, оренбургский и каквазский отряды подошли к Хи- ве во второй половине мая 1873 г., нигде не встречая серьез- ного сопротивления. Хивинцы, пытавшиеся задержать русские войска при переправе через Аму-дарью, были без труда рассеяны артиллери- ей. Под городом Хивой произошла незначительная стычка. Кауфман с туркестанцами расположился бивуаком километрах в 20 от города. Веревкин с оренбуржцами стоял под самыми стенами Хивы. При при- ближении русских хан Мухаммед-Рахим поторопился послать к Кауф- ману парламентеров для переговоров о сдаче. Одновременно при- был и посол бухарского эмира с поздравлениями по случаю победы.

Между тем в Хиве произошел переворот. Хан был свер- гнут и бежал из города. Его дядя, выдвинутый на его место частью хивинских феодалов, вступил в переговоры с Веревкиным о сдаче го- рода, В то же время к Кауфману явился посланец от бывшего хана с изъявлением покорности. Воспользовавшись тем, что переговоры за- тянулись, Веревкин, жаждавший боевых отличий, инсценировал взятие Хивы штурмом, несмотря на то, что хивинцы не только не оказыва- ли сопротивления, но, сидя на стенах, оставались спокойными зрите- лями приготовлений к приступу. Разбив гранатами ворота, Веревкин занял город якобы с бою в ту самую минуту, когда отряд Кауфмана строился с противоположной стороны города для торжественного всту- пления в него с музыкой. Веревкин имел, таким образом, формальное основание утверждать, будто бы он завоевал Хиву. К великой досаде Кауфмана, Веревкин и его сослуживцы получили соответствующие награды.

Договор с Хивой 1873 г. 1 июня 1873 г. Мухаммед-Рахим-хан предстал униженным просителем перед лицом главнокомандующего. Пробыв несколько дней в русском лагере на положении пленника, он был восстановлен Кауфманом на ханском престоле и, в качестве за- конного хана, отпущен в Хиву.

Начались переговоры между Кауфманом и ханскими сановниками. Признав предписанные ему царским командованием мирные условия, Мухаммед-Рахим-хан сохранил свое ханское достоинство. В письме к Александру II от 1 августа того же года хан согласился на все тре- бования. Согласно мирному договору от 12 августа 1873 г., хивинский хан, как и бухарский эмир, лишился права вести самостоятельные внеш- ние сношения. Другие важнейшие пункты договора предусматривали присоединение всей хивинской территории на правом берегу Аму-дарьи к России и обеспечивали русским купцам право свободного ведения в Хиве беспошлинной торговли. В течение 20 лет, до августа 1893 г., Хива должна была уплатить России военную контрибуцию в размере 2200 тыс. рублей. Хан должен был уничтожить в своем государстве рабство и работорговлю. На правом берегу Аму-дарьи, недалеко от- столицы ханства, было построено Петро-Александровское укрепление (ныне гор. Турткуль), долженствовавшее удерживать в повиновении хивинского хана.

Августовский договор 1873 г., в основных своих чертах сохранив- ший силу до 1917 г., являлся документом, определявшим взаимные отношения Хивы и империи. Он имел в русско-хивинских отношениях такое же значение, какое имел русско-бухарский договор 1868 г.

Договор 1873 г., не затронув внутреннего строя ханства, превра- тил Хивинское ханство в вассальное государство царской России,

Восстание Пулат-хана. Военные действия против Бухары окон- чились превращением бухарского эмира в вассала Российской империи. Такой же исход имел поход 1873 г. на Хиву. Более гибкая поли- тика кокандского хана Худояра отсрочила на некоторое время пол- ное уничтожение независимости третьего узбекского ханства —Коканд- ского. Регулирование бухарских дел в 1868 г. привело к временному разрешению отношений также и с Кокандом. Часть территории хан- ства с городами Ташкентом, Ходжентом и другими была при< оединена к империи; русские купцы получили право свободного пребывания и свободной торговли в ханстве. Однако по сравнению с договорами, навязанными другим узбекским ханствам, Коканд оказался в наилучшем положении. Сохранена была основная часть территории—Фергана с главными городами и столицей Кокандом; зависимость от России чувствовалась слабее, и в делах внутреннего управления Худояр-хан был более самостоятелен.

Падение ханства было ускорено внутренними причинами. Пово- дом для лишения Коканда независимости явилось восстание 1874— 1876 гг. Лишившись части своей территории, Худояр-хан пытался воз- наградить себя беспощадным выколачиванием податей из населения. Брожение среди жителей ханства усиливалось распространением лож- ных слухов о предстоящем введении во вновь подчиненных ханствах воинской повинности.

От феодального произвола особенно страдали кочевники - кир- гизы, находившиеся под властью Коканда. Уже в 1871 г. в киргизских районах ханства вспыхнуло сильное движение, направленное против власти кокандских феодалов, но оно было подавлено. В дальнейших событиях киргизы-кочевники тоже играли очень большую роль. Из их среды выдвинулся и предводитель восстания Исхак-мулла Хасан- оглы, по происхождению киргиз из Маргеланского уезда. Исхак-мулла имел некоторое образование; он учился в медресе, хотя не кончил кур- са, одно время занимался торговлей табаком, потом служил работни- ком у одного феодала. В 1872 г. группа недовольных кокандских фео- далов выдвинула план возведения на престол одного из сородичей Худояра—Пулат-бека, проживавшего в изгнании в Самарканде, но тот уклонился от подобной авантюры. Тогда Исхак-мулла, по соглашению о заговорщиками, принял на себя самозванно имя Пулат-бека и стал во главе восстания, которое вспыхнуло в начале 1873 г. и охватило в первую очередь беднейшую часть населения. В 1874 г. движение приняло широкие размеры; им воспользовались некоторые видные феодалы, чтобы свести личные счеты с Худояром. Среди них на первом месте стоял Абдуррахман-афтобачи (придворное звание, которое обозна- чало лицо, подававшее хану афтобу, т. е. рукомойник). Он был сыном казненного Худояром кипчака Мусульманкула, некогда всевластного правителя Коканда. При массовом избиении кипчаков, сопровождавшем падение Мусульманкула, юный Абдуррахман был пощажен и даже при- ближен к ханскому двору; тем не менее он затаил мысль о мести за отца и соплеменников. Он поддерживал все время сношения с кирги- зами, искусно возбуждая среди них враждебное отношение к хану. Почти одновременно изменил Худояру его старший сын Насреддин, правитель Андижана, и брат Мурад-бек, правитель Маргелана. „В это трудное и злосчастное время,—писал Худояр,—люди, которых я считал верными и надежными... с войском перешли на сторону моих врагов— бунтовщиков-киргизов и, соединившись с ними, пошли на меня войной". Ош, Андижан, Ассаке оказались в руках восставших. Худояр, бессильный справиться с восстанием, решил отдаться„под могущественное покро- вительство государя-императора"*и обратился к Кауфману, с дружес- кой просьбою направить на город Коканд русское войско с артил- лерией в возможно скором времени, дабы замыслы восставших не осуществились*. При слухах о приближении восставших в столице ханства—Коканде поднялось сильное волнение. „Базары закрывались, товары перевозились в более отдаленные от центра города места, на перекрестках...дервиши проповедывали народу... жители покупали ору- жие". Часть гарнизона Коканда во главе со вторым сыном хана ушла из города на соединение с восставшими. „Возбужденное состояние народа" охватило и другие города и селения ханства. Ненависть к „от- ступнику-хану* и его приближенным, грабившим народ и продавшим родину царизму, переносилась на русских. Провозглашен был газават.

Худояр, не дожидаясь помощи от царского командования, бежал 22 июля 1875 г. с семьей из своей столицы в Ташкент под прикрыти- ем русского посольства, выезжавшего из пределов Коканда. После бегства Худояра, ханом был провозглашен его сын Насреддин-бек. Началось наступление кокандцев на русские владения. В Ташкенте и других городах, уже занятых русскими, распространялись воззвания, в которых Худояра обвиняли в том, что он, „Заблудившись от истины, делая русским много подарков, получив от белого царя титул свет- лейшего хана,... для своей пользы вцепился в подол неверного царя" и, наконец, покинул страну. Все мусульмане призывались дать общий отпор завоевателям: „Ополчитесь крепко... для священной войны, со- бирайтесь вместе, нападайте со всех сторон и будьте готовы к этой войне".

Но если народные массы шли на борьбу за независимость своей родины, то новый хан искал примирения с царскими властями, чтобы укрепиться на престоле. Насреддин вступил в переговоры с Кауфма- ном, заверяя его в своей лойяльности в отношении России. Со своей стороны, и Кауфман в первый момент склонен был видеть в коканд- ских событиях лишь смену правителей на ханском престоле. 4 августа состоялось между ним и Насреддином соглашение, согласно которому Кауфман признал последнего ханом на очень умеренных условиях. Но к этому времени сам хан уже не был в состоянии остановить начавшее* ся движение за газават. Отряды кокандцев продолжали производить набеги на пограничные русские владения, вторгались даже в долину Ангрена и в ближайшие окрестности Ташкента, угрожали Ходженту. Для русских властей создавалось „положение дел весьма трудное и серьезное". Высланный из Ташкента русский отряд нанес под стенами крепости Махрам поражение кокандцам, хотя они были хорошо снаб- жены артиллерией. После этого успеха Кауфман предложил хану новые, более тяжелые условия мира. Хан поспешил заявить о своем согласии. 29 августа Кауфман победителем прибыл в Коканд. Коканд- ская знать во главе с ханом встретила его просьбами о прощении. Убедившись, что Насреддин „лично не повинен во вторжении коканд- цев" в русский Туркестан и что „с ним можно иметь дело". Кауфман заключил 22 сентября договор, согласно которому кокандский хан признавал себя покорным слугой российского императора, отказы- вался от права непосредственных дипломатических сношений с другими государствами и от каких-либо, военных действий без разрешения генерал-губернатора, уступал России земли по правому берегу верх- него течения Сыр-дарьи с Наманганом, открывал свои владения для русских купцов и предпринимателей и обязывался уплатить контрибуцию. Таким образом, кокандские феодалы ценою независимости своей страны сохраняли личное свое благосостояние.

Известие о позорной капитуляции хана вызвало новую волну восстания, центром которого стал Андижан. Восставшие провозгласи- ли ханом Исхак-муллу под именем Пулат-хана (Пулат-бека), под- няв его по древнему обычаю на белом войлоке. Пулат-хан стал поль- зоваться всеми прерогативами ханской власти: чеканил монету, из- давал указы, назначал правителей в города, захваченные его сторонни- ками. Под Андижаном русский отряд, посланный против Пулат-хана, потерпел неудачу и должен был отступить. 9 октября восставшие на- несли поражение ханским войскам и овладели Кокандом. Насреддин, подобно Худояру, бежал под защиту царского оружия в Ходжент, и Пулат-хан торжественно вступил в столицу ханства. Маргелан был за- хвачен повстанцами. Кипчаки вторглись в Наманганский район и едва не овладели Наманганом, но 11 ноября под Балыкчи повстанцы были разбиты генералом Скобелевым. Скобелев двинулся дальше, беспощад- но сжигая и разоряя кишлаки и избивая жителей. У Андижана под начальством Абдуррахмана-афтобачи сосредоточились значительные силы. Скобелев подошел к Андижану и подверг город убийственной бомбардировке; по его собственным словам, до 20 тыс. человек было погребено под развалинами. Войска Абдуррахмана бежали. У января Скобелев вступил в разгромленный Андижан. Абдуррахман-афтобачи и некоторые другие феодалы уже давно искали случая войти в согла- шение с царским командованием.После падения Андижана произошло свидание Абдуррахмана со Скобелевым, в результате которого афтобачи и другие феодалы, обеспечив себе прощение, изъявили покорность. Царское командование назначило во всех районах ханства на долж- ности казиев преданных русской власти лиц. Пулат-хан удалился с ос- татками своих сил в крепость Уч-курган, но среди его окружения нашлись изменники, которые оповещали Скобелева обо всех его дей- ствиях. В ночь с 27 на 28 января 1876 г. отряд, высланный Скобелевым, овладел Уч-курганом. Сам Пулат-хан успел скрыться, но был вскоре пойман и казнен в Маргелане. Той же участи подверглись и наиболее видные его сподвижники.

Присоединение Кокандского ханства. Подавив народное движе- ние, Кауфман решил покончить с независимостью Коканда. 19 фев- раля 1876 г. Кокандское ханство было упразднено и вместо него была образована Ферганская область, военным губернатором которой был назначен генерал Скобелев, начальник карательной экспедиции, столь жестоко расправившейся с непокорными кокандцами.

Восстание Пулат-хана явилось, таким образом, последним эта- пом борьбы народных масс Коканда за независимость своей страны. Однако по своему характеру движение это было очень сложно. На- чалось оно с восстания трудовых масс кочевников киргизов против кокандских феодалов, вызванного налоговой политикой Худояр-хана. Как всякое крестьянское движение в условиях феодального строя, движение носило стихийный характер. Восставшие провозгласили ханом самозванца Исхак-муллу (Пулат-хана). Массовое движение было использовано феодалами, боровшимися против ханской власти и придавшими ему обычные для феодальной эпохи черты мяте- жа вассалов против своего сюзерена. Когда же восстание преврати- лось в национально-освободительную войну против иноземных завое- вателей, феодалы, испуганные размахом движения, отошли от него, нашли почву для соглашения с царизмом и предали народные массы.

Первый этап русского завоевания—подчинение трех узбекских ханств—был закончен.

§ 4. Окончательное установление границ туркестанского края и англо-русское соперничество

События десятилетнего периода (1865—1875), в течение которого произошло проникновение русских военных сил в теперешний Узбе- кистан, захват его политических и культурных центров, Таш- кента и Самарканда, подчинение царизму Бухары и Хивы и упраздне- ние политической независимости Кокандского ханства, не остались без влияния на взаимоотношения России и Англии в Средней Азии и в сопредельных с ней странах. Англо-индийские власти и англий- ская дипломатия не раз пытались вовлечь по очереди все три хан- ства в активное противодействие русским планам. Постепенно англо- русское соперничество, не ограничиваясь сферой трех узбекских ханств и Афганистана, затронуло и Закаспийский край (Туркмению) и страны Центральной Азии (Восточный Туркестан, Джунгарию и Кульджу).

С упрочением в Афганистане эмира Ширали (в 60-х годах XIX в.) английская политика ставила себе целью объединить под его властью весь Афганистан, чтобы создать силу, способную преградить русским пути к Индии. Последний сильный противник Ширали, его племян- ник Абдуррахман, разбитый им, бежал в Бухару, а оттуда в Самар- канд и Ташкент, где жил на пенсию от царского правительства. Английское правительство начало с Россией переговоры о при- знании Афганистана нейтральной страной со включением в его состав прилегавших к р. Пянджу горных областей. Для Англии было важ- но взять под свой контроль горные дороги и перевалы, сближавшие южные части Памирского нагорья с индийскими владениями. Этот воп- рос, который был разрешен только много лет спустя, в 1907 г., привлек внимание обеих держав, т. е. Англии и России, к располо- женным дальше на восток странам, уже не имевшим непосредствен- ного отношения к Средней Азии.

Кашгар. В начале 1860 г. в Западном Китае вспыхнуло восста- ние, известное под именем дунганского. Дунганами называлась обо- собленная этническая группа, обитавшая в Западном Китае и испове- дывавшая ислам; происхождение этой группы до сих пор не совсем точно выяснено. Восстание быстро разрослось и охватило все запад- ные пограничные области Китая, т. е. Кашгар, или Восточный Турке- стан, и более северные провинции—Кульджу по верхнему течению р. Или, Джунгарию и смежные с русскими владениями области городов Урумчи и Чугучак. Китайское правительство долго не могло спра- виться с восстанием, тем более, что к нему примкнули так назы- ваемые таранчи-мусульмане, „казенные хлебопашцы -1 , принудительно выселенные китайцами еще в XVIII в. из Кашгара и попавшие в по- ложение ссыльных, которые должны были защищать северо-западные границы Срединной империи. Таранчи и дунгане объединились только на первом этапе восстания. Рознь между ними стала особенно замет- на, когда дунгане пришли к соглашению с китайским правительством, обещавшим удовлетворить их требования. В северных областях, в Кульдже и в Джунгарии борьбу в 70-х годах продолжали одни таранчи, которым удалось даже создать свое недолговременное госу- дарство — Таранчинский султанат.

Старые этнические, культурно - религиозные и экономические свя- зи соединяли Кашгарию с ближайшими областями Кокандского хан- ства. И кашгарцы и кокандцы были тюрки, мусульмане; торговля меж- ду ними укрепилась с давних пор. В конце 1863 г., когда китайские власти удерживались в Восточном Туркестане только в одном Каш- гаре, Кокандское ханство сделало попытку воспользоваться смутами и присоединить Кашгарию к своим владениям. В Кашгар была отправ- лена миссия под начальством ходжи Бузрука, считавшегося потом- ком одного из проповедников ислама в Кашгарии—ходжи Махдуми А'зама. К миссии был присоединен военный отряд под начальством Якуб-бека, бывшего некогда начальником крепости Ак-мечеть, взя- той русскими в 1853 г. К 1Я67 г. Якуб-бек, отстранив Бузрука, объ- единил важнейшие города Восточного Туркестана—Кашгар, Яркенд, Хотан и, свергнув окончательно китайскую власть, сделался незави- симым владетелем. Якуб-бек собирался создать в Центральной Азии такое же самостоятельное ханство, каким были Бухара, Хива и Ко- канд; он стремился распространить свою власть на север и восток за счет Китая и, обеспечив себе независимое положение среди погра- ничных английских и русских владений, вести самостоятельную по- литику по отношению к обоим могущественным государствам, о сопер- ничестве которых он был хорошо осведомлен.

По территории государства Якуб-бека пролегал один из основ- ных путей, ведших из Средней Азии в Индию: Коканд—Кашгар—Яр- кенд—Кашмир. Именно в этом стратегическом положении Кашгара и заключалось основное значение его для Англии и России, причем и торговые интересы, конечно, тоже играли известную роль для обоих государств. Русские и английские купцы стремились завоевать этот но- вый рынок, который русское купечество мечтало превратить в тран- зитный пункт торговли с Китаем.

В сентябре 1867 г. русский полковник Полторацкий, исследовав- ший верховья р. Нарына, предложил Якуб-беку установить регуляр- ную торговлю с Россией. Якуб-бек устно ответил согласием и на это предложение и на открытие русского караван-сарая в Кашгаре. Крупные русские купцы Первушин и Хлудов рискнули провеет» ка- раваны в Кашгар. На обратном пути Хлудов привез с собой Шади- мирзу — племянника Якуб-бека, уполномоченного вести переговоры с Кауфманом. Шади-мирза был допущен в Петербург, но ничего не добился, так как канцлер Горчаков заявил: „Наше правительство, на- ходящееся в дружественных отношениях с Китаем, никогда не ста- нет вступать ни в какие переговоры с восточными туркестанцами, яв- ными бунтовщиками против пекинского правительства".

Тем временем между Кашгаром и Англией стали завязываться тор- говые сношения. Для облегчения этих сношений англо-индийское правительство заключило в 1870 г. соглашение с кашмирским маха- раджей о беспошлинном транзите английских и восточнотуркестан- ских товаров через Ладак (на севере Кашмира) и об устройстве кара- ван-сараев и складов продовольствия и фуража.

Попытки Якуб-бека договориться с Кауфманом о разграничении Кашгара и Коканда не увенчались успехом. Отказ как туркестанского генерал-губернатора, так и центрального российского правительства от заключения формального договора с Кашгаром побудил Якуб-бека, лавировавшего между обеими- державами, решительно ориентировать- ся на Англию. Это помогло ему одерживать победы в 1870 г. в войне с Джунгарией, ослабленной внутренними раздорами..

В 1871 г. Россия, опасаясь, что Якуб-бек захватит Джунгарию и. русское Семиречье, сама заняла Кульджу (26 июля 1871 г.) и Илийский край, что сразу изменило положение. Якуб-беку пришлось переменить ориентацию. В 1872 г. он заключил с Россией договор, ставивший его в некоторую зависимость от нее. Это пошатнуло его популярность в стране.

Якуб-бек вел очень хитрую политику в отношении России. Он всячески поощрял торговые отношения с нею, но в то же время от- казывался допустить в Кашгар русское представительство и медленно, но верно продвигал свою границу к Заилийскому краю за счет Кокан- да. Одновременно Якуб-бек в 1874 г. заключил договор с Англией, которая признала Кашгар независимым и нейтральным государством, а Якуб-бека—его наследственным эмиром с титулом „высочества". Фак- тически это означало включение Кашгара в сферу влияния Англии. Английские офицеры тщательно обследовали горные проходы Гималаев в смысле возможности прохождения по ним крупных воинских соеди- нений, разъезжали по кашгарско-кокандской границе и начали возво- дить там укрепления.

Кауфман стал собирать войска на границе Кашгара". Для опреде- ления русско-кашгарской границы к Якуб-беку был послан капитан Куропаткин (впоследствии военный министр и генерал-губернатор Тур- кестана), заключивший выгодное для России соглашение о разграни- чении. Якуб-бек обязался возвратить России отнятые у Коканда земли.

Тем временем китайское правительство, подавив тайпинское вос- стание, вновь принялось за покорение Джунгарии и Кашгара. Ки- тайские войска, пользуясь раздорами в Джунгарии и кашгарско-джун- гарской войной, захватывали один город за другим. К 1877 г. Китай отвоевал почти всю Джунгарию. Положение Якуб-бека стало непроч- ным. В июне 1877 г. он умер. Me аду его сыновьями начались споры о престолонаследии, ускорившие падение государства, я в декабре 1877 г. китайские войска уже взяли Кашгар. В 1881 г. Россия возвра- тила Кульджу Китаю.

Русско-афганские отношения. В ответ на присоединение Кокан- да Англия аннексировала принадлежавшую келатскому хану крепость Кветту. защищавшую подступы к Афганистану с юга. Ширали, счи- тавший Кветту своим вассалитетом, усмотрел в этом акте повод для разрыва с Англией и стал искать сближения с Россией.

К тому же времени (1877—1878) между царской Россией и Англией сильно обострились отношения. Под давлением Англии царское пра- вительство было вынуждено отказаться от выгодного для России Сан- Стефанского договора с Турцией,заключенного в начале 1878 г.

На границе с Афганистаном были сосредоточены русские войска. В 1878 г. в Афганистан была послана специальная миссия генерала Столетова, которому было предписано заключить союз с эмиром. Столетов заключил 9 августа 1878 г. тайный договор о дружбе и союзе с Афганистаном, по которому Россия обязывалась помогать Аф- ганистану в случае нападения на него иностранной державы.

В надежде на обещанную Столетовым помощь, Ширали сделал попытку оказать решительное противодействие англичанам. Тогда на- чалась вторая англо-афганская война. Ширали, передав власть своему сыну Якубу, бежал вместе с русской миссией в Среднюю Азию, на- деясь получить обещанную Столетовым военную помощь. Однако на совещании у царя, происходившем в Ливадии, было уже решено не начинать войны с Англией из-за Афганистана. Ширали даже не был допущен в русские владения и умер на афганской границе. Его сын Якуб 26 мая 1879 г. заключил с английским командованием Гандамак- ский договор, согласно которому афганский эмир фактически стано- вился вассалом Англии; к Индии присоединились афганские земли, рас- положенные близ горных проходов в Индию, а также Кандагар.

Гандамакский договор вызвал сильное недовольство в Афганиста- не, вылившееся в сентябре того же года в открытое восстание. Пов- станцы завладели Кабулом. Борьбу против англичан возглавил брат Якуба, Аюб, находившийся в Герате. Русское правительство помогло тогда пробраться в Афганистан энергичному племяннику Ширали, Аб- дуррахман-хану, проживавшему в Ташкенте. Афганистан временно рас- пался на три части: Кабул и Кандагар с примыкавшей к нему терри- торией были заняты англичанами; Герат находился в руках Аюба; афганским Туркестаном завладел Абдуррахман. Полож* ние англичан в Афганистане затруднялось тем, что в самой Индии было неспокой- но; поэтому они вошли в соглашение с Абдуррахманом и признали его правителем (эмиром) Афганистана, а он принял условия Гандамак- ского договора.

Разбив Аюба, Абдуррахман (1880—1901) в конечном итоге объ- единил весь Афганистан под своей властью.

Хотя Абдуррахман в течение 10 лет был пенсионером русского правительства, в своей внешней политике он ориентировался на Англию, стремясь вместе с тем максимально использовать существо- вавшие англо-русские противоречия. В своей внутренней политике Абдуррахман был совершенно независим. Он провел ряд реформ и стремился подавить самостоятельность отдельных племен и крупных феодалов, превратив Афганистан в относительно централизованное феодальное государство.

Завоевание Туркмении. В тесной связи с вопросом об Афгани- стане находился вопрос о Туркмении.

После Хивинского похода Россия стремилась продвинуть свою границу ближе к Афганистану за счет туркменских земель. Притяза- ния царской России на Туркмению вызывали беспокойство в правя- щих кругах Англии. Британский министр иностранных дел лорд Грен- виль в конце 1873 г. просил английского посла в Петербурге узнать у Горчакова, намерена ли Россия предпринять враждебные действия против туркмен и будет ли она уважать независимость Афганистана, если туркменские племена уйдут на афганскую территорию. Горчаков в январе 1874 г. ответил, что Россия „считает Афганистан лежащим совершенно вне круга действий России". В отношении же Туркмении Горчаков не дал никаких определенных заявлений, указав только, что „враждебные действия, может быть, окажутся неизбежными, если туркмены будут продолжать нарушать порядок", но в таком случае Россия постарается „не очень удаляться от своих границ". Англии же следует предупредить Ширали, чтобы он не вмешивался во взаимо- отношения России и туркмен, если он хочет быть спокоен за целость своих владений.

Во время похода на Хиву в 1873 г. была предпринята каратель- ная экспедиция против туркмен-иомудов под тем предлогом, что сво- ими набегами они постоянно нарушали юго-западные границы Хорезм- ского оазиса. Экспедиция, происходившая под начальством генерала Головачева, велась с большой жестокостью; разорив иомудов, она на время лишила их возможности выступать активно. Некоторые из туркменских племен признали русскую власть, но самое воинственное из них—текинцы—вскоре опять заняло по отношению к ней враж- дебную позицию.

В сношениях с Англией по поводу Туркмении вопрос свелся кон- кретно к тому, какую территорию следует считать нейтральной. В многочисленных нотах, которыми обменивались русское и английское министерства иностранных дел, первое выдвигало мысль, что такой нейтральной страной должен стать Афганистан, хотя признавало в известной степени наличие там особых интересов Англии. Со своей стороны, английское правительство настаивало на том, что нейтраль- ной полосой должна явиться территория среднеазиатских ханств, рас- положенных в бассейнах Сыр-дарьи и Аму-дарьи, т. е. территория ханства Хивинского, Бухар жого и Кокандского. Когда же судьба этих ханств и их отношение к России были определены совершенно твер- до, то английское правительство выступило с проектом превращения в нейтральную промежуточную страну всего левобережья среднего течения Аму-дарьи, территории Мерва, Ашхабада и других оазисов, расположенных вдоль границ Ирана и Каспийского моря, населенных туркменскими племенами. Царская администрация Туркестанского края, в свою очередь, считала, что эксплоатация подчиненного России Хи- винского ханства невозможна без покорения русской вла тью турк- менских племен.

В семидесятых годах военными властями Закаспийской области был принят ряд мер в отношении туркмен Ахалтекинского оазиса и соседних с ним местностей. В начале 70-х годов русские войска пред- приняли ряд рекогносцировок туркменских степей. В 1872 г. полковник Маркозов доходил уже до аула Беурма, расположенного к востоку от Кызыл-арвата; последний был прочно занят в 1877 г. и превращен в опорный пункт для дальнейшего продвижения. В 1879 г. была орга- низована экспедиция в глубь оазиса с целью полного подчинения текин- цев. Однако первая экспедиция под начальством генерала Лазарева, дойдя до Геок-тепе, потерпела неудачу и должна была вернуться с потерями. Понадобилась вторая экспедиция, снаряженная в 1880 г. под начальством генерала Скобелева. Ее базой был Красноводский залив. Началась даже постройка железной дороги от берега Каспийского моря в глубь страны. После некоторых подготовительных операций Скобелев обложил текинское укрепление Геок-тепе (Денгиль-тепе), которое было взято приступом 12 января 1881 г. Взятие Геок-тепе, укрепления которого были усовершенствованы английскими инженерами, служившими у афганского эмира, принадлежит к числу самых крова- вых эпизодов в истории завоевания царизмом Средней Азии. Текинцы героически отстаивали свою свободу.

15 января отрядом полковника Куропаткина был занят Ашхабад. В конце марта в Ашхабад к Скобелеву явился с изъявлением покор- ности бывший начальник обороны Геок-тепе, Тыкма-сарлар. Некоторое время центром последнего сопротивления был Мерв (Мары) с его оазисом.

Русские военные власти всячески агитировали за добровольное присоединение Мерва к Российской империи. Агитация эта увенчалась успехом, и в начале 1884 г. жители Мерва приняли русское поддан- ство. В марте 1884 г. Мерв был занят русскими войсками; в состав имперских владений вошли местности по нижнему течению рек Теджена (Герируда) и Мургаба.

Разграничение 1887 г. и возникновение Памирского вопроса. Правящие круги Англии увидели в переходе Мерва к России новую угрозу Индии и нарушение прежнего соглашения. Афганцы, кроме того, заявили претензии на туркменские территории, лежащие к югу от Мерва и, перейдя на левый берег рек Кушка и Мургаба, заняли Пендинский оазис отрядом силою до 4000 человек. После отказа аф- ганцев очистить Пендинский оазис и левый берег р. Кушка, 18 мар- та 1885 г. они были атакованы русским отрядом под командой начальника Закаспийской области генерала Комарова. Афганские вой- ска, занявшие возвышенность на левом берегу р. Кушка у Таш-ке- при, были отброшены на правый берег реки.

Боевыми действиями со стороны афганцев руководили английские офицеры. Можно было бы поэтому опасаться войны между Англией и Россией; однако 10 сентября 1885 г. Англией и Россией был подписан предварительный протокол, на основании которого специальная англо- русская комиссия по разграничению установила к 1887 г. новую границу от Аму-дарьи до персидского Хорасана. К России были при- соединены низовья Кушка, Мургаба и Теджена. Южная граница русских владений проходила теперь на расстоянии всего лишь около 100 км от Герата. Столкновение при Кушке было последней значительной военной операцией, связанной с царским завоеванием Средней Азии.

Русско-афганское разграничение 1887 г. и предшествовавшее ему соглашение с Англией установили северную границу между владени- ями России и Афганистана вплоть до озера Зор-куль, расположенного в глубине Памира. Дальше на сезеро-восток в сторону Китайского Туркестана граница не была установлена. Неразграничеиная никем 9и-мильная полоса от озера Зор-куль до китайских владений откры- вала англичанам доступ на Памир, а русских могла вывести к северо- западной части Гиндукуша и далее, в Дардистан (область в бассейне верхнего Инда).

В Дардистзне, расположенном в непосредственной близости к Памиру, существовал ряд мелких, фактически независимых владений Хунза, Нагар и др. С точки зрения колониальных интересов как Анг- лии, так и России значительная часть Дардисгана считалась „ничьей землей", но англо-индийское правительство собиралось покончить с самостоятельностью дардистанских феодалов. По эту сторону Гинду- куша, в бассейне верхней Аму-дарьи, положение было столь же не- определенным. Шугнан, Рошан и некоторые другие памирские ханства то признавали над собой власть Бухары или Коканда, то подчинялись Афганистану, то пытались добиться независимости. К востоку от этих ханств, на памирских нагорьях, кочевали киргизы, номинально подчи- нявшиеся Китаю, но на деле сохранявшие полную свободу; английское правительство поэтому рассматривало и Памир, как никому еще не принадлежащую территорию. С 1887 г. к утверждению здесь своего влияния стало стремиться уже и царское правительство. Так возник памирский вопрос.

Обострение англо-русского соперничества на Памире и Гин- дукуше. Опираясь на Памир, Россия могла бы при благоприятных обстоятельствах продвинуть границу своих туркестанских владений почти вплотную к Индийской империи, в обход буферного Афганистана.

Английское правительство, со своей стороны, тоже имело свои виды на Памир. Оно хотело отдать Памир афганцам или разделить его между ними и китайцами и потому поощряло и тех и других к зах- вату пустынных памирских нагорий. Таким путем можно было завершить создание буферной территории между русскими и английскими коло- ниями в Средней Азии и, не вступая в открытый конфликт с Россией, пресечь ее попытки проникнуть до гиндукушских перевалов. Анг- лийские власти в Индии опасались этой возможности, тем более, что внутреннее положение в Индии было довольно напряженным.

Уже в 1888 г. Россия предприняла попытку завязать прямые сно- шения с дардистанскими ханствами по ту сторону Гиндукуша, непо- средственно в сфере влияния Англии. В июле этого года „научная экспедиция" царского капитана Громбчевского выступила из Ферганы и, быстро пройдя через Памир, появилась на индийской стороне Гин- дукуша, в ханстве Хунза. Громбчевский был торжественно встречен правителем Хунзы Сафдар-Али-ханом, который просил передать царю просьбу о принятии его в подданство России и о снабжении оружи- ем против англичан. Весть о появлении русского офицера в Дарди- стане вызвала в официальных кругах Индии большой переполох. По- сещение Громбчевским Хунзы было оценено как очевидное проник- новение русского политического влияния на юг от Гиндукуша. Правда, ходатайство Сафдар-Али-хана осталось без ответа со стороны цар- ского правительства; тем не менее английские власти в Индии по- спешили ускорить установление своего военно-политического гос- подства в дардистанских ханствах. В следующем 1889 г. они добились от Сафдар-Али-хана формального согласия подчиниться контролю Англии.

В последующие годы после разграничения Англией были достиг- нуты значительные успехи в намеченном направлении. Афганцы, по- ощряемые англичанами, не только укрепились в Шугнапе, Вахане и Рошане, но стремились продвинуться дальше на чосток. Китайцы рас- пространили свое влияние вплоть до озера Яшиль-куль. Намерение Англии продвинуть афганский барьер непосредственно к занятой, ки- тайцами территории близилось к осуществлению.

Чтобы договориться с китайцами и следить за действиями русских на Памире, английское правительство послало в Китайский Туркестан и на Памир ряд „путешественников" во главе с известным исследова- телем Центральной Азии, гвардейским капитаном Ф. Янгхазбендом. Однако виды Англии на Памир встретили препятствие в наступатель- ных действиях с русской стороны.

В июле ^91 г. туркестанский генерал-губернатор Вревский отпра- вил на Памир полковника Ионова с военным отрядом, чтобы „выяс- нить положение, занятое китайцами и афганцами в этой местности, и восстановить права России на эту часть наследства бывших ко- кандских ханов". Одновременно туда же направился и капитан Янг- хазбенд, чтобы наблюдать за действиями отряда Ионова.

Ионов прошел беспрепятственно Памир, дошел до Базаи-гумбаза у северного подножья Гиндукуша. Здесь между 14 и 17 августа 1891 г. и произошла встреча маленького русского отряда с экспеди- цией Янгхазбенда. Эта встреча превратилась в прямое столкновение России с Англией на территории, еще не поделенной между ними. Ионов предъявил Янгхазбенду требование покинуть Памир, угрожая, что, в случае отказа, он будет вынужден применить силу. Янгхазбен- ду пришлось подчиниться.

Английский посол в Петербурге заявил протест против инци- дента у Базаи-гумбаза; начались длительные дипломатические пере- говоры. Однако ни Англия ни царская Россия еще не отказывались от попыток решить вопрос о Памире и Гиндукуше „явочным поряд- ком". Английское правительство решило при помощи военной силы занять ханства Хунзу и Нагар.

Сафдар-Али-хан послал в русский Туркестан посольство, умоляя царя о помощи, но из-за мелкого феодального князька царское пра- вительство не хотело итти на риск войны с Англией. Просьба Саф- дар-Али-хана была отклонена, и в декабре 1891 г. Хунза и Нагар были заняты английскими войсками. Узкая щель, через которую до тех пор проникало за Гиндукуш влияние России, теперь закрылась.

В то время как Англия закрепляла свои позиции у южного под- ножья Гиндукушского хребта, Россия стремилась покончить с вопросом о Памире. Весной 1892 г. был сформирован отряд под начальством того же полковника Ионова для охранения, как указывалось в особой инст- рукции, российских интересов в Памирском крае и обеспечения спо- койствия и безопасности юго-восточных пределов Ферганской области.

2 июля отряд Ионова двинулся в путь. Китайские посты, встре- ченные на Памире, беспрекословно подчинились приказанию удалиться в свои пределы, но афганцы оказали русскому отряду сопротивление. Афганский пост, на который натолкнулись казаки Ионова, был после короткой схватки уничтожен. Поход Ионова на Памир явился, таким образом, наглядным доказательством для Англии, Китая и Афганистана, что царское правительство считает себя хозяином Памира. Планы анг- лийской дипломатии, настойчиво стремившейся присоединить основную часть Памира к владениям Афганского буферного государства, недавно еще столь близкие к своему осуществлению, явно расстраивались. По существу лишь узкая полоса Ваханского ханства, находившегося в руках афганцев, отделяла теперь английские владения в южных пред- горьях Гиндукуша от русских владений на Памире.

Памирское разграничение 1895 г. Положение в Азии и в Евро- пе в 1890-х годах заставило Англию и Россию стремиться к мирному завершению конфликта.

11 марта 1895 г. между Англией и Россией состоялся обмен но- тами, в которых намечались главные вехи будущей границы от озера Зор-куль до китайских владений; территориальная полоса между но- вой памирской границей и Гиндукушем (часть Вахана) отдавалась Афганистану; Англия обязывалась не присоединять к своим вла- дениям этой территории и не ставить на ней военных постов и укреплений. Земли Шугнана, Рошана и северная часть Вахана, рас- положенные на правом берегу Пянджа, отходили от Афганистана к России, а часть Дарваза, находившаяся на левом берегу Пянджа и считавшаяся принадлежавшей бухарцам,—к Афганистану.

Конфликт завершился, таким образом, компромиссом, вполне прием- лемым для российского правительства и несомненно выгодным для анг- лийского. Россия получила Памир, Англия закрепила за собой терри- торию к югу от Гиндукуша. Кроме того, она довела до конца создание буфера между русскими и английскими владениями в Средней Азии.

Присоединение Памира было последним этапом завоевания ца- ризмом Средней Азии и превращения ее в царскую колонию.

Несмотря на самоотверженность и мужество населения, боровшего- ся за свою независимость, царское завоевание совершилось сравнительно быстро. Военный успех царизма объясняется хозяйственной и поли- тической отсталостью народов Средней Азии по сравнению с царской Россией. Феодальные узбекские ханства с их отсталой экономикой и устарелым политическим строем оказались бессильными в борьбе с могущественным централизованным русским .государством, вступив- шим на путь буржуазных реформ и капиталистического развития, обладавшим технически хорошо оснащенным и организобанным войском.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования