В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Уинч П.Идея социальной науки и ее отношение к философии
Впервые опубликованная в 1958 году книга английского философа Питера Уинча (Peter Winch, 1926) «Идея социальной науки» оказала значительное воздействие на последующие исследования в области общественных наук в западных странах, стала классическим пособием для нескольких поколений специалистов. Она явилась первой работой такого рода, в которой был осуществлен синтез лингвистического подхода англо-американской аналитической философии и подхода «континентальных» философов, занимающихся проблемами истолкования социальных явлений (немецкой «понимающей социологии» прежде всего).

Полезный совет

Если у Вас есть хорошие книги и учебники  в электронном виде, которыми Вы хотите поделиться со всеми - присылайте их в Библиотеку Научной Литературы [email protected].

Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторГимбутас М.
НазваниеЦивилизация Великой Богини: Мир Древней Европы
Год издания2006
РазделКниги
Рейтинг0.68 из 10.00
Zip архивскачать (15 436 Кб)
  Поиск по произведению

Глава IX
Структура общества

Древнейшие из мировых цивилизаций - китайская, тибетская, египетская, ближневосточная и европейская — были, насколько можно судить, мат­ риархальными «цивилизациями Великой Богини». Поскольку развитие земледелия являлось заслугой женщин, неолит предоставил оптимальные условия для сохранения унаследованной от палеолита мат- рилинейной и эндогамной системы. Именно в ран­ неземледельческий период влияние женщин на хо­ зяйство, искусства, ремесла и социальные функции общества было особенно высоко. По-прежнему про­должали существовать материнские кланы и связан­ ные с ними принципы коллективизма.

Во всей Древней Европе нет признаков присутст­ вия где-либо патриархального института вождей ин­ доевропейского типа. Не найдено ни царских гроб­ ниц, ни жилищ-мегаронов на укрепленных возвы­ шенностях. Погребальные обряды и расположение поселений соответствуют матрилинейным структу­рам, а распределение погребального инвентаря гово­ рит об экономическом эгалитаризме.

Первоначальные исследования общественных структур древнего мира, к которым относятся рабо­ты Й.-Я.Бахофена (1815-1887) и Р.Бриффо (1873— 1948), были построены на изучении древних истори­ ческих записей, археологии, мифов, а также этно­ графических параллелей 1 . Эти ученые пришли к выводу, что древнеевропейское общество было мат­ рилинейным (наследование шло по женской линии) и матриархальным. В XX в. нет исследования более широкого междисциплинарного охвата, нежели .Доисторическая Эгея: исследования древнегрече­ ского общества» (1949) Дж.Томсона 2 . Современные работы, как правило, сосредоточены на изучении того или иного географического региона, в основном За­ падной 3 или Центральной Европы 4 .

Серьезным и в какой-то мере непреодолимым пре­ пятствием на пути изучения древних сообществ яв­ ляется подсознательная уверенность в том, что на са­мом деле они были похожи на наше общество. Еще в 1859 г. Бахофен предупреждал, что «ученый должен обладать способностью отказаться от представлений своего времени и перенестись в самую сердцевину совершенно иного мира мысли» 5 , однако сложней всего бывает признать само существование «иного мира». Другая сложность связана с термином «мат­риархат», который в антропологической литературе XX в. часто используется в качестве зеркальной реп­ лики патриархата или андрократии для обозначения иерархической структуры, в которой власть насиль­ ственно захвачена не мужчинами, а женщинами. Од­ нако все это бесконечно далеко от истинной Древней Е вро пы Ни в ней ни во всем древнем мире не найти системы женской,автократии которая подразумева­ ла бы соответствующую меру подавления мужчин Напротив мы видим общественное устройство в ко­ тором оба пола были в более или менее равном жении: этот тип общества можно было бы линией ( tffivlanvH Этот термин приняплежит Р^йслер (первый слог заимствован из словаТ, У пе»/«жeнщи на» часть второго - из « andros »/« MV ^ H H a » а соеди­няющая их буква «л» - из « Ive п»/«разрешать» или «^/«освобождать») Гилания полоазумеваетоавно

Материалы поселений

В этом разделе использованы данные из Юго- Восточной и Центральной Европы, поскольку имен­но там получены более полные материалы по струк­ туре поселений и жилищ, нежели в прочих частях Европы.

Культура сескло (ок. 6500-5500 гг. до н.э.): центрообразующие телли и связанные со святилищами группы домов

Нам до сих пор очень мало известно о политиче­ ской и экономической структуре древнейшего не­олита. Предполагается, что каждое сельское сооб­ щество осуществляло контроль над собственными производительными ресурсами, земледелием, раз­ведением скота и другими способами обеспечения достаточного пропитания. Однако не следует счи­ тать, что древнейшие пахари Юго-Восточной Евро­ пы были примитивными земледельца­ ми. Нет, они занимались не только производством продуктов пропита­ния но и торговлей строительством домов и святилищ, резьбой по камню, кости и дереву а с середины VI Iтыс. до н.э. — изготовлением керамики. Но что самое важное они были способ­ны воплощать свои религиозные пред-ставленияв скульптуре и в рисунках используя при этом сложную систему символов. Мы также не должны забывать что они непрерывно СОППИкаса- лись с жителями Эгейского и Среди- земноморского побережья которые были мореплавателями и что не так

С 6500 по 6000 г. до н.э. есть свиде­ тельства существования центрообра- зующих теллей, которые, возможно, играли роль местных религиозных центров. Они были обитаемы на про­ тяжении столетий, порой - тысячеле­ тий, при этом от них постоянно отка­лывалась часть обитателей, которые образовывали новые поселения в ра­диусе 5—20 км.

Есть авторы, которые склонны ви­деть в некоторых чертах классической культуры сескло, существовавшей в Фессалии в начале VI тыс. до н.э., при­ знаки иерархичности 7 . Так, Сескло, постоянное поселение-телль на холме возле ущелья (см. рис. 2-4, 2-5), было обозначено как «акрополь», а поселе­ние по ту сторону ущелья — как «город». По подсчетам Д.Теохариса, город покрывал поверхность в 20—25 акров и имел около 3000 жите­ лей. В 1973 г. он писал: «Теперь мы почти уверены, что самая высокая часть поселения — на самом деле акрополь маленького средненеолитического город­ ка» 8 .

Как мне представляется, термин «акрополь» здесь может ввести в заблуждение. Кроме того, ар­ хеологи (Цунтас в начале XX в. и Теохарис в 1970-е гг.) говорят о «мегаронах», располагавшихся в центре поселка, в котором было раскопано около 30 домов. А ведь отсутствие заметных построек в центральной части, — которое может быть свиде­тельством отсутствия иерархии, — отмечалось все­ ми учеными, проводившими раскопки поселений культуры сескло. Как мне кажется, мегароны куль­туры сескло — совсем не те центральные построй­ ки раннего бронзового века которые слу жили жи- лищами вождей. Что же касается каменной стены, возведенной вокруг телля Сескло, то в ней, очевидным образом, была необходимость из-за крутизны холма.

Эти дома с двумя комнатами (одна чуть побольше, другая чуть поменьше), которые работавшие в Сескло археологи сочли мегаронами, на самом деле были святилищами: это подтверждают мои собственные раскопки в Ахиллейоне (см. рис. 7-46), поселении приблизительно 6000-5800 гг. до н.э., т.е. того же пе­ риода, что и «мегароны» Сескло. Подобного рода свя­ тилища обнаруживаются и в малых, и в больших по­селениях и своей архитектурой почти не отличаются от обычных жилищ, за исключением того, что в них, как правило, две комнаты (собственно святилище и мастерская). В Сескло самое большое число керами­ ческих находок было сделано в двухкомнатном святи- лище в том числе обнаружены удивительно красивые кувшины (рис. 9-1). В святилище как тиковом (ком­ ната слева) было каменное возвышение (алтарь) и сле­ ды стоявших посередине двух деревянных колонн.

Святилища располагались в непосредственной близости от жилищ. В ранненеолитическом поселе­нии Неа-Никомедия (Македония, ок. 6300-6100 гг. до н.э.) большое святилище шириной около 12 м было окружено шестью домами шириной около 8 м, распоооженными в 2—5 м друг от друга (рис. 9-2) 9 . Внутри него были найдены скульптуры Богини-пти­цы, аски (сосуды, очертания которых напоминают птиц), сосуд с изображением лика богини на гор­лышке, чрезмерно большие, не бывавшие в употреб­лении топоры (символы Богини) из зеленого камня и другие сакральные предметы.

Обычай возводить церкви рядом с жилыми до­мами, архитектурно их ничем не выделяя, по сей день жив в деревнях и в небольших городках Эгей­ских островов. Семья или несколько связанных род­ственными узами семей, живущих в 4—6 домах, име­ют свою маленькую церковь, забота о которой ле­жит на женщинах. Православные священники —для них редкие гости, и служат они лишь по особо тор­жественным случаям. Эту традицию я сама имела возможность наблюдать в последние десятилетия на островах Скирос, Парос, Наксос, Китнос, Мелос, Миконос и других.

Взаимосвязь между более крупными поселения­ми-теллям и и окрестными поселками, как и между обычными домами и святилищами, не всегда доста­точно выявлена, поскольку поселения редко бывают раскопаны полностью. Однако можно утверждать, что здесь есть достаточно прочная и повторяющаяся на протяжении тысячелетий закономерность: отсут­ствие акрополей, мощных укреплений и особых цен­тральных построек. Что касается святилищ, то они обязательно включены в повседневную жизнь по­селения.


Рис. 9-1 Похожее на жилой дом двухкомнатное святилище изСескло, Фессалия. Спра­ ва мастерская с чердаком для сушки керамики; сле­ ва-культовое помещение с глиняным алтарем, покры­ тым плоскими камнями. В середине комнаты найде­ ны следы двух колонн. Средний неолит, Сескло. Ок. UX - LVII в bb . до н . э .; ширина 7 м.

Ранненеолитическое посе­ ление Неа-Никомедия, Ма­ кедония: план жилых домов и святилища (большое строение в центре). Ок. 6300-6100 гг. до н.э.

Восточная и Центральная Европа (5500- 3500 гг. до н.э.): крупные телли — религиозные центры; группы домов со святилищами; большие дома матрилинейных родов

В 5300-4300 гг. до н.э. в культурах винча, бутмир, тиса и караново зафиксировано наличие постоян­ных центральных поселений, чье существование нередко измерялось столетиями. Они занимали тер­ риторию в 2—5 га, а в культуре тиса — вплоть до 1 1 га (самое крупное поселение - Сегвар-Тюзкёвеш в Юго-Восточной Венгрии). В радиусе 25-30 га от поселений-теллей археологи находят однослойные поселения, куда, как можно предположить, выпле­ скивался излишек населения. Крупные поселения- телли — такие же религиозные центры, как миной- ские дворцы-храмы, чем, возможно, и объясняется их долговечность. При их раскопках было обнару­ жено большое количество церемониальной утвари: так, телль Винча скрывал в себе не менее 2 тысяч статуэток зооморфных и орнитомоосЪных СОсУДОв столов и вместилищ для приношений а также дру­ гих предметов В огромных теллях культуры тиса таких как Сегвар-Тюзкёвеш и Кёкеньдомб, были найдены большие антропомопгпные с осул ы скульп- туры и алтари Святилища как правило имели две комнаты или два этажа их стены с обеих сторон были покрыты символическими D И С V н К Э М И а С внешней их порой укр'литпи еще и йукпянии кото- рые также могли быть на шоонтоне Внутреннее уб­ ранство включало плоские чаши алтари керносы

Дома с 2-5 комнатами стояли группами. В куль­туре винча близкое соседство объединяло два - три дома, в культуре тиса — от четырех до шести домов, причем в самых больших группах их могло быть де­ сять и более. В культурах тиса и караново среди них обязательно было святилище (см. рис. 3-24, 3-50). Не исключено, что в сгруппированных вместе до­мах жили родственники.

Как уже было сказано в главе Ш, приблизитель­ но в 4800-3500 гг. до н.э. поселения кукутенской культуры, которые на ранней фазе ее развития со­ стояли из двух десятков жилищ, во время классиче­ ской фазы превратились в крупные деревни или не­ большие города с парой сотен жилищ (см. рис. 3-62), а в первой половине IV тыс. до н.э., что соответст­вует поздней фазе, доросли до больших городов с территорией в 250-400 га (см. рис. 3-63, 3-64). Са­ мые обширные города с населением до 10 тысяч че­ ловек располагались примерно в 10—15 км друг от друга и к этому моменту очевидным образом играли роль районных центров. Их окружали города и де­ ревни ощутимо меньших размеров (см. рис. 6-65). Это единственная часть Европы, где поселения дос­ тигали таких размеров: сверхплодородные почвы Украины и Молдавии гарантировали постоянный при­ рост населения.

Многие поселения кукутенской культуры клас-1 сического периода, часть которых была полностью раскопана, состояли из 100-200 домов. В отличие от позднекукутенских городов, где постройки расш- лагались концентрическими кругами, они не имели отчетливой планировки. Дома разных размеров- большие, средние и малые - образовывали отдель­ные скопления или неправильные ряды. Как мож­ но предположить, в них жили большие семьи род­ ственников, имевшие общих предков-родоначаль­ ников.

Рассмотрим большой поселок Трушешти, распо­ ложенный на севере Молдавии в долине реки Прут (рис. 9-3): в 1950-х гг. он был полностью раскопан Петреску-Дымбовицей. Число его обитателей мог­ ло достигать 900 человек. Было раскопано почти сто домов, большая часть которых относится к фазе А2 кукутенской культуры (ок. 4400-4300 гг. до н.э.) и' лишь пять — к фазе В (начало IV тыс. до н.э.). Судя по вскрытым основаниям домов, они стояли груп­ пами или рядами по 5—8 штук и были разных раз­ меров — крупные (12—20 м в длину), средние (8- 12 м) и небольшие (5-8 м). Крупные постройки ни­ как не отделялись от остальных, четкого различия между ними и строениями средних размеров не су­ ществовало, как не было в поселении и выделяю­ щихся центральных построек.

Святилища можно опознать по наличию алтарей, больших заалтарных изображений, алтарных стенок (рис. 9-4), а в одном случае — по крупной скульпту­ ре Богини с поднятыми руками, которая была изго­ товлена из пласта глины и, скорей всего, крепилась к стене святилища (рис. 9-5). Кроме того, в святи­ лищах были обнаружены огромные разукрашенные сосуды, часть из них — с рельефами в виде богинь и с другими примечательными антропоморфными изображениями (см. рис. 9-3: постройки, отмечен­ ные черным цветом).

В Трушешти, Хэбэшешти и других поселениях классического периода кукутенской культуры не заметно строений, которые бы указывали на иерар­ хическое положение того или иного «великого мужа». Как можно предположить, крупные построй­ ки были обиталищем основных семейств, а более мелкие —дополнительными помещениями для раз­растающихся семей или мужскими домами, что со­ ответствует схеме разрастания самих поселений.

Когда на позднем этапе развития кукутенской культуры деревни и города стали строить концен­ трическими кругами, то разного рода дома по-преж­ нему располагались смешанными группами. Одно из поселений такого рода - Коломийщина (бассейн Среднего Днепра неподалеку от Киева) - в 1 934- 1939 гг. полностью раскопано Т.Пассек (рис. 9-6). Благодаря давности раскопок и наличию выполненной художником предположительной реконструк­ции Коломийщина неоднократно фигурировала в общих трудах о доисторической Европе в качестве примера поселения эпохи неолита. К сожалению, его внутренняя организация была неверно истолко­вана, поскольку опиралась на рисунок художника, а не на археологический отчет. Так, к примеру, один исследователь объясняет структуру поселка следую­щим образом: «Два больших дома в центре - чертог предводителя; небольшие дома, образующие внут­реннее кольцо, — жилища его свиты, а внешнее кольцо домов - жилье свободных земледельцев» 11 . Эта интерпретация была недавно воспроизведена в книге, посвященной развитию европейского обще­ства". Однако, согласно Т.Пассек, поселение со­стояло из внешнего кольца домов (31 строение) и внутреннего (8 строений). Центральная часть не была застроена — это пространство могло исполь­зоваться для проведения обрядов и пиршеств или для содержания скота. Дома отличались друг от друга размерами: десять крупных (16—23 м в длину), три­надцать средних (10—15 м в длину) и пять малень­ких однокомнатных (4-8 м в длину). Первые счита­ются основными родовыми жилищами; их пол со­стоял из нескольких слоев глиняных кирпичей на. деревянном настиле и в разных комнатах мог быть поднят на разную высоту Обычно в них три—четы-ре комнаты в каждой были печи (см рис 3-66) Все указывает на то Тто люди здесь жили на протяже-нии нескольких поколений чего нельзя сказать о небольших домах. Жилища среднего размера явля­ются копией более крупных, с той разницей, что они проще и полы в них имеют меньшее количество сло­ев. Что касается небольших домов, то у них одно­слойный пол и одна печь. Согласно Пассек, неболь­шие дома внутреннего круга — свидетельства разрас­тания поселения, когда ветви материнского рода отделялись и обзаводились новыми жилищами. Она считает, что поселение начиналось с внешнего коль­ца, а затем появилось внутреннее, т.е. что распро-странение шло во внутреннюю часть круга. Что ка­сается двух больших домов внутреннего круга, то там не обнаружено ничего из ряда вон выходящего одна кухонная утварь; нет ни малейшего основания считать, что это были жилища вождей. В них могло жить 20-30 человек, членов одной большой семьи, а общее число обитателей К.оломийЩИНЫ могло со-стЭ-ВлЯТЬ около 500 человек 12 .

Рис. 9-3 Упрощенный план поселений кукутенской культуры в Тру- шешти, долина реки Прут, Се­верная Молдавия. 4400-4300 гг. 10 н.э.

Рис. 9-4 Деталь алтаря (керамика) или уменьшенная копия фасада святилища с круглым входом и двумя антропоморфными фи­ гурами на крыше. Трушешти, СевеероВосточная Румыния (дом № 24), кукутенская куль­ тура А2. Ок. 4400-4300 гг. до н.э.; ок. 150 см.


Рис. 9-5 Деталь алтаря в виде Богини с воздетыми руками. Трушешти, Северо-Восточная Румыния (дом №27). 4400-4300 гг. до н.э.; размер 73 на 70 см.

Рис. 9-6 (а) План и (Ь) реконструкция организованого концентриче­ скими кругами поселения Ко­ ломийщина. Дома в нем были маленькие (до 8 м в длину), средние (до 15 м в длину) и большие (до 20-22 м в длину). Начало IV тыс. до н.э.

Центральноевропейская культура линейно-ленточной керамики: большие длинные дома матрилинейных родов

Теперь обратимся к культуре линейно-ленточной керамики Центральной Европы, где были раскопа­ны целые селения и изучены закономерности их рас­положения. Здешние деревни отличаются существен­но меньшими размерами: на одно земледельческое хозяйство приходилось 2-6 домов. Индивидуальные жилища в среднем использовались около 30 лет 13 . Анализ конструкции домов показал, что они, как это было характерно и для поселений кукутенской куль­туры, различались своими размерами (крупные, средние и маленькие) и назначением. В целом ряде поселений был обнаружен один или несколько длинных домов (Биланы в окрестностях Праги, Оль-шаница на юге Польши и Альденхофен-Плато не­подалеку от Кельна). Их отличает не только боль­шая длина, но и основательность конструкции: для опор вырыты большие и глубокие ямы, стены севе­ро-западной части сложены из расколотых бревен, в то время как прочие постройки были мазанками (рис. 9-7). Судя по всему, северо-западная часть длинных домов считалась наиболее важной, сред­няя использовалась для жизни и для работы а пе­редняя — в качестве зернохранилища и кладовой . Изучение сделанных в длинных домах находок по­казало что они в особенности расписная керами-ка здесь много богаче чем в других домах Поэтому было выдвинуто предположение что они играли роль своеобразных «клубов» в которых собирались окрестные обитатели 15 , или,что это были жилища местных «шишек» - вождей или жрецов 11 .



Культура линейно-ленточной керамики пришла в Центральную Европу из Балкано-Дунайского ре­гиона, следовательно, можно ожидать, что у нее бу­дут близкие общественные структуры и постройки со схожими функциями. Действительно, за исклю­чением того, что для культуры линейно-ленточной керамики совершенно не характерны большие ско­пления населения, система организации поселений имеет много общего с культурным комплексом стар-чево-винча и с только что описанными поселками кукутенской культуры. Ничто не подтверждает на­личия здесь домов вождей или других местных «ши­шек» как не было их и на всей прочей территории Древней Европы эпохи неолита. Изучение захоро­нений о которых речь чуть ниже говорит о том что некоторые люди преуспевали в торговле или в ре­меслах, но не занимали позицию вождей. Что каса­ется длинных домов, то они могли служить жили­щем родовому клану который регулировал религи­озную общественную и хозяйственную жизнь всего поселения или нескольких близлежащих домов.

Весьма любопытные результаты были получены ван де Вельде при изучении глиняной утвари из ин­дивидуальных домов культуры линейно-ленточной керамики. Поскольку известно, что ее изготовлени­ем занимались женщины, можно ожидать, что каж­дая большая семья в такой родовой системе будет производить однообразные изделия. Так и есть: рас­копки индивидуальных домов показали, что набор изготавливаемых изделий оставался постоянным на протяжении приблизительно тридцатилетнего пе­риода обитания, что и является аргументом в поль­зу превалирования матрилинейных родов 17 . Аналогичное исследование было проведено П.Филлипс на юге Франции в долине Вердон 18 . В данном случае факт существования производивших керамику се­мей или родов удалось продемонстрировать путем анализа глиняных изделий и последовательности напластований. Полученные результаты косвенно указывают на то, что это были эндогамные и матри-локальные обиталища. Кроме того, во многих дру­гих местах Древней Европы, которые, судя по их стратиграфии, были заселены на протяжении не­скольких сотен или тысяч лет, можно наблюдать поразительную устойчивость керамических тради­ций. Особенно отчетливо это заметно по большим те/тлям культурных групп сескло, караново и бутмир (см. рис. 2-9).

Заключение

Судя по материалам раскопок поселений Юго-Восточной и Центральной Европы, отдельным до­мам - более обширным и лучше выстроенным, не­жели все прочие, — придавалось особое значение: понашему мнению, это были жилища матрилиней-ных родов. Не исключено, что они также могли служить местами собраний и проведения совета обитателей окрестных домов, всего поселения или даже нескольких поселений или районов. Большие семьи жили в домах больших и средних размеров, находясь между собой в отношениях безусловного равенства. А небольшие дома принадлежали либо ответвлениям этих семей, либо взрослым мужчи­нам или ремесленникам. Дома разных размеров образовывали отдельные группы или ряды, — воз­можно что это были жилища родственников. В со­став подобных групп входили святилища, которые отличались от других построек стенной росписью иретььФами а также очень выразительной обоя-довой керамикой.

Отсутствие на протяжении двухтысячелетий (ок. 6500-4500 гг. до н.э.) боевого оружия и крепостных укреплений свидетельствует об отсутствии террито­риальной агрессии.

Материалы захоронений

Юго-Восточная и Центральная Европа (6500-3500 гг. до н.э.): погребения выдающихся женщин и мужчин—торговцев и ремесленников

В VII — VI тыс. до н.э. для неолитических культур ЮгооВосточной Европы сескло, старчево и карано-вобыли характерны захоронения внутри домов: де­тей, мальчиков и девочек, а также женщин погреба­ли под полом. Это говорит о статусе женщин и их потомства и о том, сколь тесна была их связь с до­мом. Как уже было отмечено в главе VII , обращает на себя внимание отсутствие мест для погребения взрослых мужчин.

Во второй половине VI тыс. до н.э. в некоторых частях Балкан детей хоронили во дворах рядом с до­мом и на особых выложенных камнями участках (это показали раскопки Обре I, позднестарчевского посе­ления в Боснии) 19 . Взрослых захоронений пока не удавалось обнаружить, и их местонахождение оста­ется загадкой. Исключение составляют останки 10 взрослых человек, обнаруженные в нижнем слое поселения культуры винча к востоку от Белграда (ок. 5400-5300 гг. до н.э.): это единственный пример по­добного захоронения во всей Восточной и Централь­ной Европе. Оно представляет собой глубокую яму, закрытую сверху деревянной надстройкой; останки уложены без определенного порядка, восемь принадлежали мужчинам и двое женщинам .

Из 17 погребений эпохи раннего и среднего не­олита, обнаруженных в пещерах и стоянках Фран-хти (Пелопоннес), погребальный инвентарь имелся лишь у взрослых женщин. Самая значительная его концентрация — 11 предметов (горшки, орудия из кости и обсидиана) - найдена в могиле, в которой лежали сильно скорченные останки старой женщи­ны 21 , которая, по-видимому, занимала высокое по­ложение в обществе.

Когда приблизительно в 5000 г. до н.э. стали по­являться могильники, детей по-прежнему продол­жали хоронить под полом дома или во дворе. Что касается взрослых захоронений, то вплоть до конца У Tbic . до н.э. они могли быть как в домах, так и в специально выделенных могильниках. Сначала У Tbic . до н.э. в могильниках разного размера боль­шей части культурных групп Центральной Европы и Балкан (культуры линейно-ленточной керамики, бутмир, тиса и боян) 22 начинают появляться скоп­ления из 5—10 могил. В крупных могильниках, та­ких как Асод к северу от Будапешта, могилы обра­зуют три группы, приблизительно по 30 в каждой (рис. 9-8). В бассейне Днепра захоронения произ­водились в общих ямах, независимо от возраста и пола, от 2-3 до 8-10 и более покойников в каждой. Эти ямы нередко примыкали друг к другу или обра­зовывали длинный ров (см. рис. 3-79, 3-80), кото­рый, возможно, предназначался для захоронения родственников. В еще более крупных могильниках днепро-донецкой культуры удалось обнаружить по два—три ряда таких траншей: не исключено, что по­койников распределяли по принадлежности к одно­ му роду. Группировка по 20—"Ю человек также наблюдается в коллективных захоронениях мегалитических гробн hu Эта закономсоность была характсона дл я всей Древней Европы вплоть до второй половиныIyj -- начала III тыс до н э когда на см chv коллс к тивным приходят индивидуальные захоронения Согласно исследованиям Х.Ульриха, специалиста по физической антропологии , скелеты, захороненные в камерах гробниц культуры воронковидных кубков (Центральная Германия, группа вальтернинбург вто­ рой половины IV тыс. до н.э.), обычно образуют 2- 3 группы по 20—30 генетических родственников в каждой 23 (рис. 9-9, 9-10).

Рис. 9-8 Три группы захоронений - скорей всего, членов одно- города - в могильнике Асод к северу от Будапешта. Культура лендель. Начало Vтысдон.э.

Рис. 9-9 (а, Ь) Реконструкция и (с) план коллективного захоро­нения в погребальной каме­ ре гробницы в Нордхаузене, район Зондерхаузен, Тюрин­гия, Центральная Германияя

Рис. 9-Ю (1) Три группы скелетов и их расположение в погребаль­ ной камере гробницы в Нордхаузене. (2) Простран­ ственное соотношение меж­ ду покойниками в гробнице Нидербеза, район Зондер­ хаузен Германия Согласно исследованию X . Ульриха, гоуппы приблизительно по 30человек в каждой

Что касается захоронений, то с этой точки зре­ния лучше всего изучена центральноевропейская культура линейно-ленточной керамики (ок. 5000 г. до н.э.). На территории Восточной Франции, Гол­ландии, Германии, Польши и Чехословакии было раскопано в общей сложности около 20 могильни­ ков 24 . Они располагались в 100-500 м от поселений и включали в себя как трупоположения, так и со­ жжения. Количество захоронений в одном могиль­нике может варьироваться от 20 до более чем 200. Самые крупные: Эльсло в Лимбурге (Голландия) - ПЗингумаций и кремаций; район Альцей-Вормс (Западная Германия) - 85 ингумаций; Айтерхофен в Баварии — 160 могил со скелетами и 69 кремаций; Нитра (Словакия) - 72 ингумаций. В некоторых могильниках захоронения явньгм образом сгруппиро­ ваны: к примеру, в Нитре было идентифицировано 10 групп по 5—10 могил в каждой 25 . Другой пример — Айтерхофен, где 160 могил со скелетами образуют несколько ro уп n которые п ринято рассматривать как семейные или родственные погребения 26 . Что каса­ ется кремаций то в данном случае они расположе- ны полукружиями в одной части могильника. Кро- ме того в некоторых могильниках заметна тенден- II и я к однополым захо d о нениям когд а рядом погребают двух— трех му жч ин или женщин Но ни- где не просматривается наличие пространственной иерархии выделения особого места для бедных или богатых могил.

Любопытные результаты были получены при изу­ чении погребального инвентаря. Он встречается не более чем в 30% захоронений. В него могут входить один — два сосуда, бусины из раковин спондилус, браслеты или каменные орудия — каменные тесла («тесла в виде башмачной колодки»), скребки, на­конечники стрел, зернотерки или палетки для сме­ шения красок. Изучение соотношения между полом покойника и погребальным инвентарем показало, что в большинстве могильников мужские захороне­ния содержат каменные тесла и украшения из рако­вин спондилус, реже — кремневые скребки и нако­ нечники стрел. В ряде могильников каменные тес­ла есть примерно в 20% захоронений: могилы эти, как правило, располагаются парами или по три. В дунайской части Баварии основным элементом мужского погребального инвентаря были не тесла, а украшения из раковин спондилус Все это говорит об уважении которым были окружены искуснейшие мастера в особенности те кто работали по дереву и строили дома а также торговцы раковинами спон­ дилус В Нитре было замечено что кремневые ин­ струменты для обработки дерева чаще всего встречаются в могилах немолодых мужчин 27 , которые, возможно, были лучшими в домостроительном ре­ месле. Но далеко не везде можно наблюдать обособ­ ление мужского и женского погребального инвен­ таря. К примеру, зернотерки бывают не только в женских, но и в мужских могилах, каменные тесла -в женских или же и в тех, и в других. Как правило, для женских захоронений характерна расписная ке­ рамика, охра, зернотерки, палетки, украшения и разнообразные предметы символической значимо­ сти. Наличие в мужских захоронениях украшений из раковин спондилус, по всей видимости, указы­ вает на то, что покойный участвовал в торговом рас­ пространении этих раковин, и символически под­ черкивает уважение к этому занятию. В могильни­ ке Риксхайм (Восточная Франция) украшения безусловно превалируют в женских могилах, где в четырех из пяти случаев имеются либо ожерелья, браслеты и кольца, либо головные уборы 2 8.

Могилы пожилых женщин удостаивались симво­ лически значимого инвентаря, в качестве которого нередко выступали богато украшенные сосуды. Примером тому может служить захоронение 50- 60-летней женщины из могильника Самборжец (Польша), у которой в правой руке, в непосредст­венной близости от лица, был горшок, до краев за­ полненный красной охрой 29 .

В заключение можно сказать, что изучение по­ гребального инвентаря могильников культуры ли­ нейно-ленточной керамики позволяет говорить о существовании двух основных категорий захороне­ ний: с одной стороны, могил мужчин-ремесленни­ ков и купцов, с другой — женщин, игравших значи­тельную роль в религиозной жизни. Судя по имею­щимся материалам, статус некоторых мужчин был достаточно высок, однако ничто не указывает на их принадлежность к власти, меж тем как некоторые пожилые женщины были окружены особым поче­ том. Нет ни одного мужского захоронения, в кото­ ром бы имелись естественные для правящей аристо­ кратии признаки высокого ранга. Напротив, макси­ мальное общественное уважение выпадало на долю старух, великих родоначальниц.

Похожие обычаи были и у других культурных групп. Так, в могильниках культуры лендель муж­ ские захоронения снабжены каменными топорами и топорами-молотами из оленьего рога, а женские - значительным количеством браслетов из раковин спондилус или из кости, ожерельями из клыков жи­вотных, бусинами из раковин спондилус и из меди, набедренными повязками из раковин денталиум и каменных бусин. В могильнике Асод наиболее при­ мечательно захоронение девочки-подростка, в ко­ тором была найдена большая глиняная модель свя­ тилища, увенчанного головой птицы и стоящего на человеческой ноге 30 (см. рис. 3-39). По всей види­ мости, девочка имела какое-то отношение к основному роду и к святилищу. Как в этом, так и в других могильниках культуры лендель для женских захоро­ нений часто свойственен большой набор сосудов с росписью из спиралей и меандров.

Рис. 9-11 Скопления захоронений у трапециевидного дома в по­селении Бжесць-Куявски, Куявия, Западная Польша, площадка № 4, дом № 56, культура лендель, ок. 4300 г. дон.э. (а) Женщина прибли­зительно 45 лет. (Ь) Четыре женщины в возрасте 1) 56 --- 60 лет, 2) 50-55 лет 3) 65- 70 лет 4) 45—50 лет и мужчи и 50-55 лет (с l Женшиня м ) тип* женщина и мужчина) и муж-


Рис. 9-12А Мужское и женское захоро­нения в Бжесць-Куявском (группа С), дом № 56, ок. 4000 г. до н.э. (1) Мужское захоронение с топором из оленьего рога. (2) Женское захоронение с наручными браслетами из кости с рез­ным зигзагообразным узором бшжение) набедренной повязкой из ракушечных бтеин в области шеи и груди.

Рис. 9-12В Захоронение матери и дочери с удивительно богатым по­гребальным инвентарем: несколькими наручными брасле­тами из кости, набедренными повязками из импортиро­ванных раковин, диадемой из меди (могила дочери) и ра­ковин (могила матери), медными и каменными серьгами. Круша-Замкова, Западная Польша, культура лендель. Ок. 4400-4300 гг. до н.э.

Исследованные И.Залай-Гаалом захоронения из могильников культуры лендель Морадь-Тюзкёдомб и Зенгёварконь (Западная Венгрия) показали, что в женских захоронениях больше всего сосудов и что самые богатые украшения и предметы символиче­ ского значения характерны для могил девочек и младенцев женского пола. Захоронения мальчиков более бедны, а взрослых и пожилых мужчин редко имеют что-либо, помимо одного или нескольких ору­ дий. Важное значение девочек объясняется их наслед­ ственно высоким статусом в системе матрилинейно- го общества 31 . Об этом говорит и серогенетический анализ, проведенный в 1986 г. И.Ленделем. Сходные наборы погребального инвентаря были обнаружены в захоронениях состоявших в кровном родстве жен­ щин и детей, а анализ групп крови показал, что для этого сообщества был характерен высокий процент эндогамии (внутриродовых браков) 32 . Мужчины же не состояли в родстве; у их захоронений иногда встречаются не свойственные другим черты: воз­ можно, они были захоронены в соответствии с обы­ чаям и их родных мест.

В Бжесць-Куявском (Западная Польша), поселе­ нии культуры лендель конца Утыс. до н.э., вокруг трапециевидных домов были найдены погребения людей довольно преклонного возраста 33 . Рядом с одним из таких домов обнаружены скопления ямных погребений (рис. 9-11); лежащие в них части скеле­ та прекрасно сохранились, что дало возможность провести антропологический анализ. Первой к воето kv от дома была похоронена женщина лет 40—45 (рис. 9-11.а) с медными бусинами на голове. К запа­ ду от дома было похоронено 5 человек, четыре жен- шины и один мужчина, все в преклонных годах (от 50до 70 лет). Самой старшей женщине - 65-70 лет, мужчине- 50-55лет (рис. 9-11.Ь). Погребальный инвентарь женских могил состоял из медных бусин, ожерелья из клыков животных, пояса из ракушеч­ ных бусин и сосуда; в могиле мужчины его просто не было. На некотором расстоянии от дома расположе­ныещедве группы захоронений (рис. 9-11.с, а). В од­ ной из них было захоронение женщины и немоло­ дого мужчи ны (9-11 с) рядом с последним лежал топор-молот из оленьего рога, а останки женщины лет 30-35 были усыпаны бусинами Кроме того на ней были той наручных костяных браслета с тонким геометрическимузором и набедренная повязка из шкушечных бусин (рис 9-12А 9-12В) То что эти гауппы могил располагались в непосредственной близости от дома может говор ить об уважении к ста­ рости В могилы,пожилых женшин бывших глава­ ми семей клшти украшения что указывало на их почетное'положение и[вь^окий статус вадовой сис-

В Северо-Восточной Венгрии половая дихотомия погребального инвентаря изучена на примере могиль­ ника Башатанья, который расположен между рекой Тиса и городом Польгар: раскопки здесь были прове­ дены И.Богнар-Кутзян, а их материалы в 1983 г. были использованы С.Скомаль, а в 1989 г. - М.Майзен- иймер 3 ' 1 . Этот могильник относится к тисапольгар- ской фазе и состоит из 57 захоронений; за ним следу­ ет могильник бодрогкерестурской фазы с 87 захоро­ нениями. Его местоположение давало прямой доступ ккарпатским источникам обсидиана, кремня и меди. Однако нуклеусы кремня и обсидиана обнаружены только в мужских захоронениях: возможно, именно мужчины занимались производством и торговлей об­ сидиановыми и кремневыми орудиями. Чего нельзя сказать относительно торговли медью, поскольку мед­ ные браслеты Фигурируют и в мужск их и в женских захоронениях а медные кольца бусины и слитки - только в женских Изучение материалов из могиль­ ника Башатанья убедительно показало что производ­ ство и украшение керамики было женским делом поскольку гялькэ. для лощения пиняных изделий!

В той части могильника, что относится к ранней гасспольгарской фазе, в пяти мужских могилах най­ дено более одного орудия. Помимо нуклеусов крем­ ня или обсидиана и кремневого резца, в нескольких захоронениях был также топор из камня или олень­его рога, тесло, булава и наконечник стрелы. Как и вдругих районах, богатство мужских захоронений, по-видимому, является свидетельством успехов в ремеслах, охоте и торговле. Отличие женских могил — в большом количестве утвари и ритуальных предметов. Самой примечательной является моги­ ла № 4, в которой похоронена молодая девушка с медным наручным браслетом, черепом козы и ниж­ ней челюстью свиньи. Не исключено, что, как и в аналогичных могильниках культуры лендель, эта девушка могла принадлежать к той линии матрили- нейного рода, которая считалась наиболее важ­ной, - скажем, к жреческой династии.

Эту закономерность можно наблюдать и в ряде других культурных групп, чьи могильники нам из­вестны. В захоронениях девочек-подростков чаще всего присутствует большое количество украшений, или их погребальный инвентарь включает в себя предметы исключительной ритуальной ценности. Так, в бухарестском могильнике Черника (уже упо­ минавшемся в главе III ) из 362 могил богаче всего та, что принадлежит девушке лет шестнадцати. Она была погребена с восемью наручными браслетами на одной руке и еще двумя на другой, костяным кольцом на левой руке и большим количеством ра­ кушечных бусин. В Выхватинском могильнике (Молдавия) позднекукутенской культуры имеются два исключительных захоронения девочек 9 — 10 лет каждое из которых занимает центральную часть в своей половине могильника. В них найдено 5 изуми­тельных с OCVJLOB ра KVIU еч HbIC бусин bl ГЮЯСЛИце (только в одной из них) и даже три столбообразные статуэтки изображения Богини смерти и возрожде­ния Ни в каком другом захоронении этого могиль­ ника нет такого количества статуэток 35 .

Почитание женщины также хорошо видно на примере захоронений культуры воронковидных куб­ ков. Здесь над одной-единственной женской моги­ лой мог быть возведен длинный курган огромных размеров. В Сарново (Куявия, Западная Польша) треугольная насыпь длиной в 30 м покрывает цен­ тральную могильную яму, в которой обнаружены кости женщины лет семидесяти. Она была похоро­нена в деревянном гробу; под ее скелетом —тонкий слой известняковой пыли. Над могилой были най­ дены следы прямоугольной постройки из деревян­ ных брусьев площадью 300 на 240 м. По всей види­ мости это было строение сакрального характера в котором происходили какие-то ритуалы. В могиле и вокруг нее разбросано большое количество гор­шечных черепков (рис. 9-13); кроме того, среди за­ полнявших ее предметов найдены глиняная ЛОжка и острие из оленьего рога 36 .

Мы не можем с полной уверенностью утверждать, что все огромные треугольные/трапециевидные кур­ ганы были возведены в честь уважаемых женщин, поскольку во многих случаях в первичных захоро­ нениях, над которыми их насыпали, не сохранилось останков. Однако это весьма вероятно, если прини­ мать во внимание, что в древнеевропейском обще­ стве женские погребения имели особый статус. В некоторых из этих гигантских могил культуры ворон- ковидных кубков есть дополнительные захоронения разрозненных (но принадлежавших одному индиви­ дууму) костей, которые размещались за первой мо­гилой. Остеологическое исследование показало, что в подобных случаях длинные кости были разбиты или расколоты вплоть до костного мозга 37 . Можно предположить, что это - вторичные захоронения уже полностью очищенных от тканей и костного мозга костей (но отнюдь не свидетельство сущест­вования каннибализма, как первоначально предпо­лагали археологи). Старая женщина, чей прах был почтен возведением треугольного кургана, могла быть правительницей-жрицей или же считалась пра­ родительницей клана, Великой Матерью.

В отличие от индоевропейских, древнеевропей-ские могильники не позволяют делить могилы на богатые и бедные, поскольку их погребальный ин­ вентарь не имеет отношения к личной состоятельно­ сти, но символически обозначает либо некоторые религиозные представления, либо личные качества. Погребения с большим и с меньшим количеством погребального инвентаря располагаются вперемеж­ ку и не имеют ощутимых отличий от прочих захоро­ нений. Те же типы символических предметов и пред­ метов торговли, какие мы видим в захоронениях, присстствуют и в кладах которые находят в святи-лищахили под жилищами, порой в удивительно ук­ рашенных сосудах. Целый ряд храмовых кладов со­ стоит из никогда не использовавшихся топоров из icienoro камня черного камня мрамора глины или янтаря. Их присутствие имело символическое зна­чение, и они отнюдь не считались орудиями, кото- рые можно будет использовать в потусторонней жиз­ ни. Скорее, их помещали в женские и мужские мо- гилы в качестве символов регенерации поскол ьку их треугольная форма ассоциировалась с жизнерод-ной вульвой Богини 38 На символическое значение листа в западноевропейском неолите указывает тот diatiT что его изобпэжения выречзли на менгирах и стенах гробниц Любопытно отметить что в захоро­ нениях и в кладах было найдено больше топоров, не- Кбщ в самих поселениях Fin е оггна хяпяктерная чеп— таЛоевнейЕвропы веежи™ шетемшений, нежелиГГмоТилах КаГз^етил Лж К Чэпмен если брать погребальный i инвентарь дельно отнаходок из ж^Ттоможиаподшл^ Гпепе л нам и^ве^мГбелнгТсообшесТво со слабой жппативноГттлГГией тГ^ьГпогпеПий могут 1тятГиста1и7камТ Я-

Заключение

Материалы из могильников Центральной и Вос­точной Европы V тыс. до н.э. свидетельствуют о су­ ществовании в это время родовых общин. Захоро­ нения, как правило, располагались рядами или груп­ пами по 20—35 человек, что могло отражать систему родства. Наибольших почестей в древнеевропейском обществе были удостоены пожилые женщины — ве­ роятно, родоначальницы или правительницы, - а также девушки, которые, скорей всего, были члена­ми основной династии или жрицами. В их погребе­ ниях нет нагромождений личного имущества, там собраны предметы символического характера и, по­ рой поразительного мастерства Кроме того в знак уважения над женскими погребениями воздвигали гигантские курганы и священные постройки. Дево­чек и младенцев женского пола в могилу сопровож­ дали ритуальные предметы ко торых не бывает в других захоронениях Изучение групп крови гово­ рит о том что данное общество имело выраженный эндогамный характер поэтому не исключено что эти девочки были наследницами по женской линии какИХ-ТО важных родов

Черноморское побережье: несколько могильников в Восточной Болгарии, датирующихся периодом после 4500 г. до н.э., с богатейшими мужскими захоронениями

Единственный регион, где действительно замет­ ны изменения в общественной структуре, — это чер­ номорское побережье Болгарии. Здесь в большей степени, нежели в других частях Восточной и Цен­тральной Европы, в ряде случаев можно говорить о преобладании захоронений взрослых мужчин. Ис­ следователи видят в этом «зарождение патриархаль­ ных тенденций» 40 , я же считаю, что это был резуль­ тат быстрого роста торговых отношений между оби­ тателями черноморского побережья и населением днепро-волжских степей, которые постепенно про­ кладывали себе дорогу к землям Западного Причер­ номорья.

Три могильника в непосредственной близости от черноморского побережья - Варна, Дуранкулык и Девня — демонстрируют отклонение от древнеевро- пейской нормы общественного устройства, при кото­ ром главенствующее положение было отдано женщи­ не. В каждом из них по крайней мере три взрослых мужских захоронения выделяются своей необычной пышностью. Хотя в Варне рядом с ними были весь­ ма богатые женские и символические захоронения (без костных останков), нельзя отрицать, что им да­ леко до этих гробниц, в которых собрано беспреце­ дентное количество золотых украшений. В варнском захоронении № 43 мужской скелет буквально усы­пан золотом: три золотых ожерелья, по три массив­ных золотых браслета на каждой руке, по две золо­ тых серьги в каждом ухе, шесть золотых обручей на голове, три крупных золотых диска с двумя отвер­ стиями две прямоугольных золотых пластины, еще несколько золотых пластин, которые, по-видимому, были нашиты на одежду, большой золотой диск и биконические бусины. К этому следует добавить зо­лотые гвозди и золотую подставку под блюдо. Кро­ ме того там было медное копье, кремневый нэ.ко- нечник копья, кремневый нож длиной в 55 см, боль­ шие медные топоры с отверстием для насадки, каменный топор с отверстием ДЛя НЗ.СадКИ и золо- той трубчатой рукояткой и тяжелое медное долото — нг е го 28 кятр горий различных предметов; общее чис- ло золотых изделий — 1011. Мужчине, чьи останки ПОКОИЛИСЬ в этой МОГИ !"!(? было лет 40-50. Большим членам о^бшествГотличаютсяеш лее сктюмном.могильнике^1евня такжГнайленотоист-вуе""'.

Вполне очевидно, что этому изменению погре­ бальных обрядов сопутствовали коренные измене­ния в обществе. Количество инструментов, оружия и украшений в этих мужских захоронениях свиде­ тельствует о непривычном для древнеевропейского сообщества уровне личного положения и власти. Скопление столь значительного богатства в руках нескольких мужчин можно считать признаком того, что в этих городах Причерноморья начался подъем мужского влияния. Случай уникальный, поскольку нет оснований видеть в этих людях пришельцев с Востока: все предметы, найденные в этих могиль­ никах, местного изготовления.

В северной части Болгарии могильники свиде­ тельствуют о продолжении гилании. К примеру, если взять 53 захоронения Виницы, то мужские могилы здесь ничуть не богаче женских. Две самые богатые могилы принадлежат женщинам, еще две — мужчи­ нам, и во всех четырех случаях это люди, которым было за 50 лет. Одна из женщин лет 55 была снаб­ жена пятью великолепными сосудами отличной ра­ боты медным долотом и блюдом, на которое были положены бусы из раковин спондилус.Один из муж­ чин, возрастом около 65 лет, помимо блюда и сосу­ да с крышкой был экипирован каменным топором с проухом для насадки, медным долотом, цилинд- рическими бусинами из раковин спондшгтс и золо­ тыми серьгами 43 .

Мужчины из Варнского могильника не были во­ ждями индоевропейского типа; их погребения ни­ как не отделены от других и не связаны с жертво­ приношениями людей и животных. Не исключено, что древнеевропейские богачи контролировали тор­ говлю и тем самым составили себе состояние. Од­нако их богатство напрямую не подразумевало по­ литического доминирования или автократии.

Материалы из мегалитических гробниц, длинных курганов и хенджей Западной Европы

Всего в Западной Европе известно более 10 000 мегалитических гробниц и длинных курганов. Однако либо в силу специфики погребальных ри­ туалов, либо из-за того, что многие гробницы были разграблены еще в древности, из них можно извлечь лишь скудную информацию о структуре общества. Как уже говорилось, мегалиты служили оссуариями и культовыми центрами, будучи важнейшей точкой для одного или нескольких поселений. В них скла­дывали голые, уже прошедшие экскарнацию кости, и те что долго лежали на солнце были расколоты; кроме того, во многих случаях в гробницу помеща- ли тольКО определенные части скелета, такие как череп и длинные кости. В некоторых местах прак­тиковалась кремация. Поэтому практически невоз­можно определить количество человек покоящих- ся в той или иной гробнице, и приблизительно под- считать сколько было жителей на этой территории в эпоху их активного использования а УЖ тем более рассуждать о соотношении полов

Нам почти ничего не известно о том, как мега­ литические гробницы и курганы соотносились с поселениями, поскольку от последних едва ли что сохранилось. В наши дни величественные каменные курганы и гигантские хенджи по-прежнему стоят, и значительную долю информации о выстроивших их сообществах приходится извлекать из их местопо­ ложения и архитектуры. Исследования, в которых предпринимается реконструкция неолитического общества, в основном посвящены Британским островам, в особенности расположенным к северу от Шотландии Оркнейским островам.

В 1976 г. К.Ренфрю представил мегалитическую культуру собранием небольших разрозненных сооб­ществ, которые лишены централизованной иерархи­ ческой структуры (связанной с институтом вождя или с государством) и состоят из модульных автономнщ ячеек 44 , однако он считал, что перенаселение и не­хватка важнейших ресурсов породили в них повы­шенное чувство территории 45 . Несмотря на внуши­ тельную архитектуру мегалитов и огромные затра­ ты времени и сил, которых требовало их возведение, на всем протяжении их активного ис­пользования нет никаких признаков того, что они были связаны с институ­том правителей индоевропейского типа.

Рис. 9-14 Распределение камерных гробниц с каменными на­ сыпями с общим объемом более 340 кв. м по Оркней­ ским островам: карта, со­ ставленная Д. Фрейзером в 1983 г.

•  поселение

•  небольшой каирн (центр первого порядка) большой каирн (центр второго порядка)

•  хендж (центр третьего порядка)

Рис. 9-15 Пространственная стратифи­ кация на Оркнейских островах эпохи неолита (упрощенная ре­ конструкция Д.Фрейзера).

Теория автономных поселений-ячеек с примерно одинаковым числом жителей приложима лишь к раннему периоду их существования до середи­ны IV тыс. до н.э. Приблизительное 3500 г. до н.э., когда численность на­селения начинает возрастать, появля­ются группы поселений с определен­ной мерой формальной организации (пространственной стратификации), которая включала в себя большие ме­галитические конструкции, камерные гробницы с каменными насыпями и гигантские хенджи, — что указывает на расширение и усложнение структур­ных элементов общества.

Некоторая ясность в вопросе рас­пределения крупных и небольших гробниц была достигнута на Оркней­ских островах, где в последние деся­тилетия велись интенсивные археоло­гические изыскания. На карте остро­вов отмечено 10 камерных гробнице каирнами (гробниц, покрытых насы­пью из камней), объем которых пре­вышает 340 кубических метров (рис. 9-14). Они сильно рассредоточены, и две крупные насыпи никогда не стоят слишком близко друг к другу. Было за­мечено, что на группу островов или на участок территории, который пред­ставляет собой естественную топогра­фическую единицу, приходится одна насыпь больших размеров 46 . Неболь­шие насыпи располагались неподале­ку от поселений: по-видимому, они служили центрами для отдельных об­щин. Что касается больших насыпей, то они с KODce всего возводились и использовались жителями нескольких окрестных общин а огромные хенджи выполняли такую же функцию для всего населения Оркнейских островов, Реконструкция этой сложной системы организации общества гшедложена на рисунке Д Фпейзеоа (оис 9-15) Со­гласно его инпи бкити пячгнпй чягтктп пгтгрпнринпй \ жи иыли вчжнин час ыи ииткеднеинш ки к определенном^месту Хенджи служили местами всеобщих сборов, которые проис­ходили не чаще раза в год или даже реже; их строи­тельство и сохранение осуществлялось силами пред­ставителей всех оркнейских поселений. Это требо­вало в полном смысле слова титанического труда: хенджи имели жизненно важное назначение и мог­ ли быть результатом совместных усилий больших кол­ лективов. Работы такого масштаба очевидным обра­зом должны были опираться на общественные и ре­лигиозные структуры сообщества. Способность организовать общественные работы подобного мас­штаба - одна из основных характеристик культуры строителей мегалитов. Согласно Фрейзеру, нет ни­каких указаний на то, что в общинах Оркнейских островов власть находилась в руках одного челове­ка . Такая организация пространства если верить оалио\тллоолным датировкам существовала на островах более тысячелетия, с конца IV тыс. до н.э. ина всем протяжении 11 I тыс. до н.э.

Похожее положение вещей имело место на юге Англии, где есть и длинные курганы, и «лагеря с вымостками», и хенджи. Количество усилий, кото­рое затрачивалось на возведение «лагеря с вымос­тками», намного превышало то, что требовалось для построения большой мегалитической гробницы, а хенджи предполагали еще большее. Подсчитано, что Уиндмиллхилл должен был поглотить 120 тысяч ра­бочих часов, Эвбюри - 115 миллиона, , Даррингтон-Уоллз - 0,9 миллиона. Опираясь на эти подсчеты, Ренфрю сделал вывод, что в неолитическом Уэссексе общины должны были иметь вождей 48 . Это проти­воречит уже приведенным данным о сложном харак­тере сообщества Оркнейских островов а ведь со­стояние обществ в обоих районах практически оди­наковое. Мегалитическая культура всей Британии и Западной Европы — единый взаимосвязанный ком­плекс по этому маловероятно чтобы Уэссекс ока­зался исключением из правила, а его обитатели - пзтриархальны м сообществом под предводительством йож1я Не caedvem забыват, что все ппоазительные шжник и Англии и Ирланди ии Эвбюри Силбюри Дар- жтон-Уоялз Нью Греиндж Яаут - представляли ^Трешгиоз ные , сооружения с были общественной 2твен н остъГ ттной преданности и июбви Это он еарскке есыы альнииы и не административные постройки воз- вигнутые по приказу паря или вождя ради увеко-кчивания их славы - такого оола^соооужения не ГьшТись в систему л^ и КоТласп^ I таниин^ 1!ш ™чезлиТэти^^^^^^

Хенджи из 2-6 концентрических рвов и верти­кальных бревенчатых изгородей не являются исклю­чительно уэссекским или даже британским феноме­ном. Их также удалось обнаружить в Центральной Европе (культура линейно-ленточной керамики), Моравии (культура лендель) и Восточной Германии (культура воронковидных кубков) 49 (см. рис. 6-27). Можно предположить, что следы хенджей еще бу­дут найдены и у других культурных групп Централь­ной Европы 50 . Хенджи культур лендель и линейно-ленточной керамики восходят к V тыс. до н.э. Таким образом, традиция их возведения насчитывает по крайней мере несколько тысячелетий. Наперекор тому, что писали ранее, их строили не ради защиты людей и имущества, но в качестве центров для про­ведения праздников и общих сборов, во время кото­рых осуществлялись погребальные ритуалы, сопро­вождавшиеся музыкой и танцами; не исключено, что они также служили площадками для состязаний игр 5 1. Во внутреннем пространстве ВудхенджаиДар-рингтон-Уоллза имелись деревянные постройки: поставленные концентрическими кругами деревян­ные столбы поддерживали конусообразную кров­лю 52 . Не исключено, что круглая постройка такого типа стояла в центре Стоунхенджа I 53 В Обри-Хол-зе в нутри центральной конструкции были найдены кремированные останки: можно предположить что это был хоам посвященный смерти и возрождению в котороГпроисходили соответствующие ритуалы., Теперь давайте обратимся к самим захоронени­ям и посмотрим, что известно о тех людях, чьи кос­ти покоились в мегалитических гробницах и под тра­пециевидными курганами. Только в нескольких из древнейших гробниц удалось обнаружить и изучить человеческие останки; большая часть этих данных получена в результате недавних раскопок. Исследо­вание половой принадлежности похороненных в древних гробницах Бретани, Нормандии, Южной Англии и Оркнейских островов показало примерно одинаковое количество мужчин и женщин. Так, в ранних коридорных гробницах Нормандии в Ла-Огетте было найдено 1 8 мужчин, 19 женщин и 18 де­тей 54 . Под трапециевидным курганом длиной в 50 м, который расположен между Оксфордом и Челтен-хемом в Эскоте-под-Уичвуд, в двух камерах, каждая из которых поделена на три отсека, было обнаруже­но 4311 костей и 236 зубов. Всего удалось иденти­фицировать 49 человек причем число мужчин и женщин практически совпадает. Проведенное Чес-терманом исследование костей показало, что здесь существовал обычай экскарнапии причем останки выставляли на солнце. Большая часть их была раз-дроблена далеко не все были помещены в гробни-цу и лишь немногие-в сохранном состоянии 55 Из 76 мегалитических гробниц Оркнейских островов человеческие кости были найдены только в 26 (что составляет 28% от числа известных гробниц) На­ д ?* ж нкгр данНК1Р к oxookic пролинзют некоторый свет на отстояниеэтогообшестм получены при аналинасыпей, число мужчин и женщин было примерно одинаковым, детская смертность — высокой (хотя в Куонтернессе не обнаружено останков младенцев моложе 8 месяцев); кроме того, в эти гробницы по­ мещали всех покойников данной общины, а средняя продолжительность жизни была низкой. Любопыт­ ные результаты дал палеопатологический анализ. Честерману удалось выявить большое количество вылеченных переломов и разрушенных спинных позвонков. Также были обнаружены признаки ос- теоартрита поперечно-реберных суставов, что, воз­можно, связано с ношением тяжестей на спине при помощи веревочной петли. Ни в одной из гробниц нет указаний на то, что кого-либо постигла насиль­ ственная смерть^, иначе говоря, можно констати­ ровать отсутствие насилия между людьми.

Отражение структуры древнеевропейского общества в религиозных изображениях и мифах

Возникновение культа Богини в эпоху палеоли­ та должно было отвечать уже существовавшим мо­ делям человеческого общества. Поклонение жен­ ским божествам связано с матрилинейной системой родства и с почитанием предков: пол главы семьи и рода определял пол верховного божества. В сообще­ ствах, где родство считается по материнской линии, в центре стоит женщина-мать. Ее почитают как пра­ родительницу семьи и всего рода, к ней обращают­ся с молитвами и благодарственными приношения­ ми.

Для реконструкции общественного уклада верх­ него палеолита и неолита следует обратиться к до­исторической религии. Изучение типов и функций различных богинь, их одеяний, мест, где им покло­ нялись (в святилищах, во дворах или в гробницах), их спутников, а также их отношений с мужскими божествами, дает не меньше, а в некоторых аспек­ тах даже больше, нежели структура поселений и за­ хоронений. Другой богатый источник, помогающий заполнить пробелы в археологических данных, — дошедшие до исторической эпохи и сохранившиеся в мифах следы культа Богини.

Стандартный археологический анализ не исполь­ зует междисциплинарные методы, хотя именно со­ четание различных дисциплин может способствовать расширению и углублению нашего знания прошло­ го. Такой интеграционный подход, которого я стара­юсь придерживаться, представляет собой новую об­ ласть знания: я называю его археомифологией.

Значительное количество информации можно извлечь не только из древнегреческих и римских ми­ фов и религий, но также из баскских, древнеирланд- ских, уэльских, галльских, норвежских и герман­ских, литовских, латвийских и всех славянских верований и фольклора. Достойно удивления, что под совместной толщей христианских и индоевропей­ских влияний все еще существуют многие элемен­ ты древнеевропейской культуры.

Богиня как макрокосм и источник жизни

Палеолитическая Богиня являет собой типичное макрокосмическое разрастание женского тела. Наи­ более важные его части - вульва, грудь, ягодицы и живот - были наделены чудесной способностью к творению. Эту символику унаследовал неолит; ее проявления в более поздние времена можно рас­ сматривать как непосредственное отражение матри­ линейной системы родства (или как память о ней), когда отцовство считалось несущественным или было слишком трудно установимым. В качестве кос­ мического Творца, дарительницы жизни, родитель­ ницы выступала Богиня, тогда как образа отца в па­леолитическом и неолитическом искусстве просто нет.

Итак, дадим краткие характеристики трех основ­ ных проявлений Богини.

Владычица природы

В этой богине воплощаются жизнесозидательные и жизнеразрушительные силы природы. Она дейст­вует на космическом уровне, проявляясь в постоян­ но повторяющемся цикле рождения, смерти и но­ вого рождения, в лунных фазах, в смене весны, лета и зимы. Ей поклонялись на лоне природы — на вер­ шинах гор, в пещерах, у колодцев и источников, -а также в гробницах и святилищах, как Богине возро­ ждения.

Богиня плодородия

Беременная Богиня, которая появляется и исче­ зает вместе с зеленью, является метафорой смерти и обновления растительной жизни. Ей поклонялись во дворах у хлебных печей или в домах, как дари­ тельнице хлеба.

Богини - симвоыы единстаа бытия

Богиня-птица и Богиня-змея являются воплоще­ ниями жизненной энергии и связующим звеном между предками и живыми членами семьи. После появления земледелия и перехода к оседлой жизни эти домашние и храмовые богини стали покрови­ тельницами семьи и очага.

Мужские божества - супруги Богинь

Эпоха палеолита не знает скульптурных изображе­ ний мужских божеств, а в эпоху неолита они никогда не ассоциировались с даром жизни, рождением или с приходом смерти. Не исключено, что характерная для пещерного искусства фигура получеловека-полузве­ ря, обычно именуемого «шаманом», на самом деле представляла «Хозяина зверей и лесов» — персона­ жа, известного в европейских мифологиях. Он со­ ставляет пару Владычице над природой и в этом ка­ честве фигурирует на стенных росписях Чатал-Хюю- ка. Супруг появляющейся и исчезающей Богини земного плодородия это — бог года, оплодотворяю­ щий консорт который появлялся весной достигал зреюсти летом и вместе с растительностью уми­ рал осенью По-видимому у него не было палеоли­ тических предшественников, поскольку он связан исключительно с развитием земледелия. К ; i к уже было сказано в главе VII , в эпоху неолита его изо- боджают двояко: в виде итифаллического юноши или же сидящего на с tvji е или на троне скорбного стаоиа который поставив локти на колени подпи­рает оукой подбородок Не исключено чтонайден- ое в одной из могил культуры хаманджия порази-тиьное¦г.арноеизображение(см рис 7-42)представ­ ляет женское и мужское божество растительности - не обязательно суп nvron скопее сес- rnv и бпята В ояле европейских мифол'огий у Мате ой-земли есть боаЛ литовской Земины - Земининкас у норверж кой Фреи i - Фрейр А греческий Посейдон чье имя фигурирует в линейном письме В как « Posei - da ^»

Неолитические изображения копуляции, скорей всего, связаны с представлениями о священном бра­ ке. В Чатал-Хююке (Центральная Анатолия) было обнаружено скульптурное изображение женщины, обнимающей мужчину, которое датируется VII тыс. дон.э." 9 ; похожая скульптура V тыс. до н.э. найдена вГумельнице (Румыния). На Ближнем Востоке в Айн-Сахри обнаружена «эротическая» статуэтка натуфийской культуры, что позволяет отнести ис­ ток этой образности почти к 10 00О г. до н.э. Свя­ щенный брак — hieros gamos славили шумерские эротические гимны (гимны и рассказы об Инанне были в 1983 г. опубликованы Д.Волькстайн и СН.Крамером). Тема священного брака присутст­ вует в мифах и ритуалах вплоть до XX столетия. Ри­ туальное совокупление с местной богиней служило залогом вступления на престол для всех 150 племен­ ных королей Ирландии первых веков нашей эры. Согласно наиболее древним традициям Медб ассо- нииоовалась с Богиней брак с которой давал Таре нового короля 60 . Сходная традиция королевского бракосочетания с Богиней известна в Скандинавии да конца Vb . Н.Э. На Британских ост DOBel \ также отмечали Белтейн — праздник костров, приходив­ шийся на первое мая, а в Германии XIX - начала XX в. - свадьбу майских королевы и короля.

Восседающая на троне Богиня природы и общества

Всех могущественных богинь обычно именуют «Владычицами», «Госпожами» или «Царицами». Начиная с эпохи раннего неолита голову Богини- змеи украшала корона, символ всемогущества и все- веденья, до сих пор присутствующий в фольклоре XX в. Другие неолитические богини, в особенности Богиня-птица, носили пышные прически, обвязы­ вали голову тюрбаном или лентами. Богиню-птицу украшало ожерелье, порой — корона (см. рис. 7-14), меж тем как ее прислужницы и свита имели более скромное облачение.

В Богине воплощена бескрайняя мощь природы и диктуемые ею законы растительной, животной и человеческой жизни. Согласно греческой и всем ев­ ропейским мифологиям, Богиня была законодатель­ ницей, залогом высоких моральных устоев ее по­ следователей. Она осуждалаложь, отречение отдан­ ного слова и отсутствие должного уважения к священным предметам и людям. Ее невозможно было обмануть. В балтийских мифологиях Мать- земля карала людей, поглощая их или отказываясь их принять после смерти. В баскских областях Бо­ гиня служила залогом исполнения законов, освящая установленный обычай. В качестве законодательни­ цы она стояла во главе общины и следила за испол­ нением данных ей заветов 61 .

В археологических материалах и мифах Богиня предстает в окружении совета или свиты. Можно заметить, что в святилищах и в моделях святилищ с большим количеством статуэток одна, как правило, выделена как наиболее важная: на ней вырезаны или нарисованы знаки отличия и символы Богини, в то время как прочие статуэтки меньше по размеру и не столь тщательно отделаны (см. рис. 7-9). Так, в По­ дури (Северо-Восточная Румыния) в сосуде прибли­ зительно 4800-4600 гг. до н.э. была найдена 21 ста­ туэтка, — по всей вероятности, приготовленные для того, чтобы быть поставленными на алтарь. У них нет рук, змеевидные головы, а бедра опоясаны змея­ ми: по всей видимости, это — Богиня-змея и ее слу­ жительницы. Лишь у одной из статуэток рука под­ нята клицу, что может означать обладание властью. Остальные 20 статуэток отличаются друг от друга раз­ мерами — среди них есть крупные средние и мелкие что вероятно отражает возраст женщин или их по­ ложение внутри совета. Эта. закономерность харак­ терна для всего неолита медного века и минойско- го бронзового века: не исключено что в землях под- чиненных той или иной богине, действительно существовал и постоянные советы или конклавы жриц. В минойском искусстве, в греческой и рим­ ской практике, а также в европейском фольклоре у Богини есть жрицы. Баскская Богиня-падалыцица появляется не одна, но в окружении других падаль-щиц, а балтийская Рагана вороной летает в стае ме­ нее могущественных Раган. В сказках гигантская белая Богиня-змея с короной на голове является в окружении сотен змей.

Традиция изображения Богини вместе с группой жриц подразумевает, что в повседневной жизни ца­ рица или глава рода также имела круг советниц. Так, к тронной зале Кносского дворца на Крите примы­ кает комната меньших размеров, где вдоль стен сто­ ял ряд низких скамеек, на которых могло размес­ титься 9 человек. Учитывая сакральный характер этого числа, не исключено, что именно здесь засе­ дал и принимал решения женский совет. Подобная традиция сохранилась в исторических Афинах, где связанные с земледелием должности исполняли женщины, а высшее должностное лицо женского пола, «царица-архонт», располагало советом ма­ трон 6 2. Еще в начале XX в. в пещерах и гротах обита­ ли баскские жрицы (« serora ») и их помощницы, к которым люди обращались за предсказаниями Их статус был много выше статуса католических священ- ников. Типологическая связь этих жриц и их при­спешниц с .Богиней и ее свитой представляется вполне очевидной 63 .

Древние исторические документы говорят о суще­ ствовании конгрегации девственниц или кудесниц, чьи заклинания, пение и пляски обладали огромной силой. Недавно ученые нашли две галльские надпи­ си, представляющие для нас чрезвычайный интерес. В одной из них говорится о могуществе женских за­ клинаний, « brixtia anderon »; в другой - о местной конгрегации кудесниц 64 . Группы из девяти муз или жриц хорошо известны на примере Древней Греции: девять муз обитали на Парнасе, на Геликоне, на Олимпе — все это воплощения Богини, которым поклонялись жители этих гор 65 . В I в. н.э. Помпо- ний Мела говорил о конгрегации из девяти девст­ венниц, живших на острове Сена неподалеку от бе­ регов Бретани, которым он приписывает разнооб­ разные магические способности — пением вызывать морское волнение, придавать различные виды жи­ вотным, исцелять неизлечимые недуги и предска­ зывать будущее. В начале I в. н.э. Страбон, цитируя Посидония, говорил о конгрегации жриц с острова натерритории Самнитии которые подобно грече­ ским менадам, предавались экстатическому покло-нению божеству, напоминавшему Диониса. Смерт- ным мужчинам запрещено было вступЭТЬ на этот остров 66 Сообщество жриц или кудесниц также фи­ гурирует в средневековой литературе: вспомним девять глостерских ведьм в уэльском сказании о Пе­ редуре и три раза по девять женщин, которые при­ ветствуют путешественника в Иммрам Брайн 67 . До сих пор существуют поверья о том, что феи, танцуя кругами или вокруг каменных кругов, тем самым создают неимоверную энергию. Для мужчин эти танцы запретны, и если кто-то из них случайно по­ падет в круг, то его постигнет немедленная смерть. Нет сомнения, что эти остатки исторических пред­ ставлений о силах жриц и фей являются пережит­ ками доисторической традиции.

Наследие матриальных культур, запретные для мужчин женские ритуалы сохранились не только в танцах фей, но и в основных обрядах, связанных с рождением и земледелием, которые в контексте пат­ риархальных сообществ дошли до исторически); эпох, а некоторые — вплоть до нашего времени. Тому есть множество примеров. Достаточно упомянуть один из самых характерных ритуалов Древней Гре­ ции - Фесмофории, празднования вчестьДеметры, богини земного плодородия, известные по эпигра- фике и по описанию Аристофана («Женщины на празднике Фесмофории»). Каждый год в админист­ ративных подразделениях (« de е ies ») женщины вы­бирали из своего числа тех кто будет возглавлять церемонии и руководить Фесмофориями Избран­ ные председательствовали на устраиваемых в уста­ новленные традицией дни собраниях и наблюдали за исполнением всех обычаев. Женщины-граждане образовывали совет и большинством голосов при­ нимали решения Голосование происходило без мужчин: празднование Фесмофории не допускало мужского присутствия**.

Итак, рассматривая отражение древнеевропей-ского общества в религии и мифах, можно сказать следующее: как доисторические, так и исторические данные указывают на существование матрилинейной структуры. Богиня и ее совет, руководящий жизнью общины, - переосмысление положения почитаемой старейшины, великой главы рода, окруженной жен­ским советом. Но хотя эти женские конгрегации или сообщества были наделены большой властью, по­ хоже, что функционировали они как коллективные, а не как автократические органы.

Судя по мифологиям и сохранившимся обозна­ чениям родства, среди мужчин первую роль играл не консорт, а брат царицы (или жрицы, наместни­ цы Богини). Неолитическая царица-жрица направ­ ляла земледельческую и религиозную жизнь. Не ис­ ключено, что на ее брата были возложены обязан­ ности руководить (но без доминирующего контроля) общественными работами, организацией ремесел и торговлей.



Остатки древнеевропейасих матрилинейных структур в бронзовом веке и в историческую эру

Сильным аргументом в пользу существования в Древней Европе матрилинейных отношений явля­ется тот факт, что наследование по женской линии сохррнилось в неиндоевропейских сообществах Европы и Малой Азии и в историческую эпоху: сре­ ди них - минойцы, этруски, пеласги, лидийцы, ликийцы, карийцы (Западная Турция), баски (Се­ верная Испания и Юго-Западная Франция), пик­ ты, населявшие Британию до прихода кельтов. Влияние этих обычаев заметно и в сообществах, говорящих на индоевропейских языках, — у кель­ тов, тевтонов, славян и балтов, которые впитали маттрцентрическую и матрилинейную традицию вместе с богатым субстратом древнеевропейского населения.

В последние столетия остаточные матрилиней- ные обычаи зафиксированы на периферии Запад­ ной и Северной Европы, а также на Эгейских остро­ вах. На Лесбосе, Лемносе, Наксосе и Косе наследо­ вание недвижимого имущества по материнской линии оставалось в силе до конца XVIII столетия. Об этом свидетельствует запись английского путе­ шественника Джона Хокинса: «На многих островах старшая дочь наследует часть родительского дома вместе со всей ее обстановкой и одну треть имуще­ ства матери, а это, в большинстве случаев, — основ­ ные средства к существованию; остальным дочерям, по мере того как они выходят замуж, также полага­ ется часть дома и такая же доля оставшегося иму­ щества. Вышесказанное относится к островам Ми- тилена (Лесбос) Лемнос Скопело Скирос Сира Зея-Ипсера Миконос Парос Наксия Китнос' Санторин и Кос где я лично собирал информацию или получал ее через посредников* 69 .

Нет сомнения, что существовавшая здесь в XVII в., а на некоторых островах— вплоть до XX столетия матрилинейная система возникла не в эти времена, а сохранилась с доисторической эпо- т. Она обнаруживается там, где процесс индоевро- пеизации оказался слабым, а древнеевропейский субстрат — напротив, сильным, как в Греции и в Эт­ рурии. В местах, где сохранилась матрилинейная система, уже в историческую эпоху зафиксированы следы существования неиндоевропейских языков. Еще в IV в. до н.э. в некоторых частях Крита и на Эгейских островах по-прежнему говорили на негреческом языке.

Теперь обратимся к минойской культуре Крита, потом перейдем к западной части Малой Азии и Эгейским островам, после этого коснемся этрусков иримлян, а затем пересечем Средиземное море и закончим наш обзор Западной и Северной Евро­ пой.

Минойский Крит

На острове Крит древнеевропейская культура просуществовала на несколько тысячелетий дольше, нежели на материке, достигнув поразительного рас­цвета в первой половине II тыс. до н.э. Сэр Леонард Вулли говорил, что минойская культура — это «оча­рование волшебного мира» и «самое полное приятие благодати жизни, когда-либо достигнутое в нашем мире»™.

Минойские общины в целом отличались неболь­шим размером, хотя к концу III тыс. до н.э. населе­ние Кносса приближалось к 18 О00 человек. Управ­ ление страной было теократическим (т.е. подчинен­ ным Великой Богине). После середины II тыс. до н.э. минойская культура начала приходить в упа­ док — не из-за внутренних конфликтов, но в резуль­ тате природного катаклизма и набегов на остров патриархальных микенцев, говоривших на индоев­ ропейском языке.

Раннеминойские ( III тыс. до н.э.) погребения на Крите имеют много общего с западноевропейски­ ми захоронениями культуры мегалитов. Здесь так­ же практиковались общинные захоронения в круг­ лых гробницах, называемых «толосами», и, судя по тому, что перед их тщательно отделанными входами оставлялось особое церемониальное пространство, здесь, как и внутри гробниц, также могли происхо­ дить погребальные обряды и пиршества. Исследо­ вание К.Брэнигана показало, что это были усыпаль­ ницы больших семей, количество живых членов ко­ торых приблизительно равнялось двадцати. Большая (расширенная) семья была важной единицей этого общества, поэтому во многих местах можно видеть сразу две—три выстроенные рядом гробницы. По­ скольку возведены они в один и тот же период, по­ хоже, что это — усыпальницы такого же количества больших семей. Гробницы были связаны с поселе­ ниями и отстояли от них на 10—15 м. Отмечено, что среди этих гробниц всегда есть одна, отличающаяся большим архитектурным совершенством: ЭТО ГОВО- рит о том что одна из больших семей претенловала на первенство в общине те о существовании зачат­ ков социальной иерархии 71 ..

Хотя эта культура и называется минойской, ее расцвет в начале II тыс. до н.э. не имеет никакого отношения к царю Миносу, чье легендарное прав­ление как раз совпало с порой ее упадка. Не цари воздвигли знаменитые дворцы, которые были не административными центрами единовластного правления, но дворцами-храмами, местами проведе­ ния сложных религиозных ритуалов, обусловленных существованием теократической системы. В отличие от пришедшей ей на смену микенской культуры, вдохновительницами минойской были женщины.

Начиная с момента открытия минойской культу­ ры в начале XX в., исследователи обратили внимание на необычайную уверенность и независимость ее женщин. К великому удивлению научного мира, на фресках были представлены прекрасные женщины в изящных одеяниях, нередко с обнаженной грудью. На них можно видеть, как, наравне с мужчинами, жен­ щины принимают участие в празднествах, ездят на колесницах, управляемых возничими-женщинами, и в качестве атлетов участвуют в ритуальных состяза­ ниях с быком. На фресках с острова Тира (60 км к се­ веру от Крита) женщины председательствуют на большом морском празднестве, с балкона наблюдая за шествием юношей, несущих жертвенное животное (рис. 9-16). Существует большое количество приме­ чательных женских изображений, на которых они являются в виде жриц или богинь, и не подлежит сомнению, что в религиозной сфере вплоть до ми­ кенской эпохи женщины продолжали занимать цен­ тральное положение. Почетное место в тронном зале Кносского двооиа скорее всего предназначалось вер- ховной представительнице Богини. Сам трон был у KD 3 IHCH изобрз.жени?М Kovra . и полумесяца. а по его бокам на стене были изображены грифоны.'Судя по оЪреске с остова Тира (см рис 7-8) грифоны слу-жили стражами Богини.

В минойском искусстве есть изображения муж­ чин, но те никогда не бывают представлены жреца­ ми или царями, и лишь в нескольких случаях можно счесть, что это - изображения богов. Как правило, мужские персонажи фресок заняты каким-нибудь делом: это чашеносцы, пажи, музыканты, жнецы, ремесленники и корабельщики. На представляющей морское празднество миниатюрной фреске с остро­ ва Тира среди находящихся на корабле людей мож­но различить несколько категорий: простые гребцы, капитан, его помощники и сидящие в кабине важ­ные мужи в длинных плащах (рис. 9-17). На этой миниатюрной фреске также есть изображение сель­ ского люда в одежде из меха или кожи и молодых людей, которые, обнаженные или в набедренной повязке, принимают участие в ритуале Похоже что мужские длинные одеяния указывали на преклон­ ный возраст и на общественный статус. Уважаемые женщины и взрослые жрицы на о. Тира, как и на Крите, всегда носили длинные юбки с оборками.

Браки на Крите были матрилокальными: этот обычай долго сохранялся уже в историческую эру Матрилокальный брак описывал Страбон ( I в. до н.э.); о его существовании также свидетельствуют законы, запечатленные на стенах храма в Гортине. Благодаря им мы знаем, что женщина при замуже­ стве сохраняла полную власть над своим имущест­ вом и могла требовать развода. Кроме того, важную роль играл брат матери, на котором лежала ответст­ венность за воспитание ее детей.

Спарта

Спарта располагалась посередине Пелопоннеса и представляла собой смесь воинственных индоевро­пейских кланов с местным допатриархальным сооб­ ществом; положение женщины там во многом было таким же, что и на Крите. Как отметил Бриффо: «В общественных и сексуальных отношениях спартан­ ки обладали полной свободой. От незамужних деву­ шек не требовалось сохранение девственности. Рож­денные вне брака дети назывались "детьми девствен­ ницы" и считались равными рожденным в браке. У жителей Спарты существовала братская полиандрия, а браки были матрилокальными» 72 . Согласно Геро­доту, члены правившего в Коринфе рода по обычаю «отдавали [своих дочерей замуж] и брали жен из сво­ ей среды», что явным образом указывает на эндогам­ную систему. Члены упомянутого рода именовались Бакхидами ( Bakchidai ) те это был матрилинейный клан"- для греческих клановых имен характерно ро­ довое окончание «- idas » « ides » в котором основным элементом является частица « id », указывающая на женский рол Иначе говоря в древности родоначаль­ никами считались не мужчины а женщины.

Остатки матрилинейной системы также можно видеть в структуре греческой речи и в общеприня­ тых обычаях. Так, у Гомера есть четкое различие ме­ жду братом по материнской и братом по отцовской линии. До нынешнего времени брата называют « adelphos », т.е. «единоутробный», что является пе­ режитком тех времен, когда братом признавали лишь сына матери 74 . Греческие термины « adelphos »/ «брат» и « adelphe »/« cecTpa » не имеют аналогов в дру­ гих индоевропейских языках 75 .

Западная часть Малой Азии и Эгейские острова

Говоря о живших в западной части Турции ликий- цах, Геродот описывает их как народ с матрилиней­ ной системой родства. Он пишет: «Обычаи их ча­ стью критские, частью карийские. Есть, впрочем, у них один особенный обычай, какого не найдешь больше нигде: они называют себя по матери, а не по отцу. Если кто-нибудь спросит ликийца о происхо­ ждении, тот назовет имя своей матери и перечислит ее предков по материнской линии» 76 . Когда Плутарх упоминает правящий ликийский род, то называет его членов Иоксидаи ( Ioxidai ) или Иоксиды ( Ioxides ): ставя женскую форму ( Ioxidai ) на первое место, он как бы указывает на то, что именно она является верной 77 . Матрилинейным был и порядок наследования поскольку имущество в первую оче­ редь переходило к дочерям а не к сыновьям. Судя

Деталь стенной росписи из Ак- ротири, о. Тира. Занимающая высокое положение женщина, м.б. царица, стоит на балконе споднятой правой рукой, бла­ гословляя морское празднест­ во. Она больше мужских фигур, сзади нее стоит мальчик. Ост­ров Тира (западный дом, ком­ натам? 5, фриз на южной сте­не). XVI в. до н.э. по надписям на гробницах, основной единицей об­щества была большая матрилинейная семья. Неко­ торые из них включают уже знакомую нам формулу матрилинейного родства: «Нейкетес, сын Парфе- ны... Нейкетес, сын Лаллы... Евтехий, отец неизвес­ тен...» 78 .


Рис. 9-17 Остров Тира: лучше всего сохранившееся изображение корабля с южного фриза, комната № 5, западный дом. XVI в. до н.э. Мужские персонажи делятся на несколько категорий: капитан, помощники капитана, сидящие в кабине муж- шны в длинных плащах и гребцы.

Карийцы и лелеги были обитателями анатолий­ского побережья, и различие между ними остается довольно туманным. От Геродота мы знаем, что во время Персидской войны его родным Галикарнасом правила карийская царица Артемисия. Ее мать была родом с Крита, а она сама, имея взрослого сына, сохранила царскую власть. Ей были подчинены близлежащие острова Кос, Нисир и Калидна, и, ко­гда персидский царь Ксеркс пошел походом на Гре­ цию, она снарядила для его армии 5 боевых кораб­ лей и сама ими командовала. В битве у Саламина, когда персидский флот был разбит и за кораблем Артемисии погнался аттический корабль, она обма­ нула врага тем, что стремительно напала на корабль союзников персов 79 .

Ионяне, захватив Милет, взяли в жены карийских женщин, которые, не простив им гибели своих род­ ных, отказались вкушать со своими новыми супру­ гами пищу или звать их по имени 8 0. В Теосе, еще одном ионийском поселении, был найден годичный список магистратов. В 11 случаях из 25 наименова­ ние рода совпадает с названием деревни: это озна­ чает, что их взаимная идентификация еще не нача­ла распадаться, и местные институты продолжали действовать.

По-прежнему говорившие на своем языке пелас­ ги еще какое-то время сохранялись в северной час­ти Эгейского бассейна - в Акте на побережье Ма­кедонии, в расположенном где-то в этих же местах Крестоне и в Лемносе на Пропонтиде. Их присутст­ вие также зафиксировано на Самофракии, в Троа- де, в Лидии, на Лесбосе и Хиосе 8 1. Пеласги с Лем­носа упомянуты в одной из греческих легенд. Когда аргонавты отправились из Фессалии за Золотым ру­ ном, они останавливались на Лемносе, где «прави­ ли женщины» под предводительством царицы Гип- сипилы.

Матрилинейная система наследования у этрусков и во времена римских царей

Известно, что у этрусков была матрилинейная система родства. В двуязычных латино-этрусских надписях имя отца часто фигурирует только в латин­ ской части, тогда как имя матери всегда присутст­вует в этрусском тексте и порой отсутствует в его латинском эквиваленте. Еще Бахофен в середине XIX в. заметил, что, по сравнению с положением гречанок и римлянок, статус этрусских женщин, по крайней мере в период архаики ( VII - V вв. до н.э.), был поразительно высок 82 .

Еще больше об утонченном образе жизни этру­ сков и о значительной роли, отведенной в их обще­ стве женщинам, нам говорят рисунки и надписи на гробницах 83 . Кроме того, об этом писали греческие и римские авторы, которых — что важно отметитть пугало высокое положение женщин. Они считали, что отношения между мужчинами и женщинами и их различные представления о сексуальной любви являются источником конфликтов, поэтому силь­ ные женщины рассматривались как угроза государ­ству. Историк Л.Бонфанте высказала предположе­ние что Рим испытал первый «культурный шок» осознав, что делается все более похожим на город этрусков на противоположном берегу Тибра, откуда он заимствовал многие элементы внешней культу­ ры — литературу, искусства, символы царского дос­ тоинства. Для римлян этруски всегда воплощали образ «другого»8 4 .

Лучше всего мы знаем этрусков по их искусству и литературе, в которых отразилась свойственная их обществу независимость и влиятельное положение женщин. Это вызвало искреннее удивление у Фео-помпа, греческого историка IV в. до н.э. По его све­ дениям, этрусские женщины много заботилисьо своем теле и часто упражнялись обнаженными с мужчинами и друг с другом, что отнюдь не счита­ лось бесстыдством. Они отличались красотой и на пирах нередко возлежали с мужчинами, которые не были их мужьями. Им нравилось пить, и они даже принимали участие в произнесении тостов, что, в случае греческих симпозиумов, традиционно счита­лось привилегией мужчин. Но более всего Феопом-па шокировало то, что они давали воспитание всем своим отпрыскам, вне зависимости от наличия у них признанного отца. Последний факт — воспитание детей без формального признания мужа - скорее всего был связан с их правом обладать независимой собственностью.

Даже одеждой мужчины и женщины не слишком отличались друг от друга. Стороннему наблюдате­ лю вполне могло показаться, что этрусские женщи­ ны одевались по-мужски. К примеру, в конце VI в. до н.э. они носили накидки и высокую обувь - зна­ ки гражданства и высокого статуса. Все эти симво­лы равенства шокировали греков, которые усматри­ вали в этом проявление безнравственности.

Все три последних этрусских царя Рима были обязаны своим престолом этрусским женщинам. По женским именам можно было определить различия в статусе и правовом положении. Римские женщи­ны, напротив, не имели имен собственных: сперва они идентифицировались какдочери своих отцов,а затем - как жены своих мужей. Признанной формой матрилинейного наследования, хотя оно предпола­ гает переход царского престола от матери кдочери,в римском обществе было наследование от тестя к зятю. Кроме того, греческие историки сообщают, что этруски и доисторические афиняне «имели общих жен», а «их дети не знали своих отцов». При такой системе женщина могла сама избрать себе супруга или супругов, сохраняя при себе детей, независимо оттого, кто был их отцом. На этом основании Дж.Томсон предположил, что в доисторических эгейских сообществах групповой брак сочетался с общинной формой собственности 85 .

Западная и Северная Европа

На протяжении тысячелетий в Западной Европе продолжали существовать островки древнеевропей- ских традиций: баски в Западных Пиренеях Север­ ной Испании и Юго-Западной Франции, иберийцы в Юго-Восточной и Восточной Испании, пикты в высокогорной Шотландии. Кельты, тевтоны и балты также унаследовали многие черты древнеевропей- ской организации общества.

Баскский язык - уцелевший обломок древне- европейских языков, имеющий не только долатин-ское, но и доиндоевропейское происхождение. Это единссвенный туземный язык, сохранившийся после набегов и разнообразных культурных экспансий по­ следних трех тысячелетий 86 . Баски продемонстриро­ вали удивительную способность воспринимать по­ стороннее влияние, не утрачивая при этом собствен­ ной культурной идентичности. Нет сомнения, что они составляют исключение из всех законов политиче­ ской и культурной истории Европы 87 . Баски - един­ ственные до сих пор существующие древние евро­ пейцы, а их корни уходят в гораздо более древние времена. Сторонники верхнепалеолитического про­ исхождения басков указывают на их близость к кро­ манььнскому расовому типу и на устойчивость их ифолооических традиций 88 . Вплоть до начала XX в. сь использовался лунный календарь действовал матрилинейный порядок наследования а земледель­ ческие работы осуществлялись женщинами 89 . Высо- ншобщественный статус баскских женщин был уста-новлен законом, а их деятельность в качестве наследНИИ СУЛСй и т DC тей CKMX посредниц в ЛСШимскую среддевековую и современную эпоху широко обсуж- иется исследователями уже на протяжении столе­ тия" 1 В кодексах баскских областей Франции пред­ ставлена система законов о наследстве основанная нз полном пэвноппяви и полон Исключения ППЯВИГТЯ обнЯП\/ЖРН кЧГ ТОГТКК П ОПРЛМ КГ)ОМ1?*Ч ного —кого сословия Лабуоа и с большим количе отш оговорок в некотоот уобан^итоюнн^ло

Гринято чтобы мужья дав^Гприданое своим же нам; дочери у них назначаются наследницами, а се­ стры женят братьев. В этом есть что-то от господства женщин...» 92 .

Пикты - еще одна группа древнеевропейцев, жившая в окружении индоевропеоязычных народов, у которой, однако, удержались матрилинейные за­коны, культ Великой Богини и связанная с ней сим­ волика. Наследование имущества происходило ис­ключительно по материнской линии; при наличии нескольких детей родовое имение переходило по­ томству дочери. Эта матрилинейная система родст­ ва сохранялась у пиктов вплоть до 842 г. н.э. Выходя замуж, дочери не покидали родового имения: в вы­ сокогорной Шотландии этот обычай еще существо­ вал в начале XX в. 93

Благодаря археологическим находкам в Южной Франции и в Рейнских областях стали известны бо­ гатейшие гробницы кельтских царевен гальштат- ского и латенского периодов ( VII — IV вв. до н.э.). Эти погребальные обычаи уходят корнями в более древ­ ние местные традиции, и то же самое можно ска­ зать о сохранившихся на всех кельтских территори­ях культе Великой Богини и матрилинейной систе­ ме наследования. Кроме того, древние писатели оставили нам достаточно свидетельств высокого ста­ туса галльских женщин. Историк I в. до н.э. Диодор Сицилийский писал, что они «не только не уступа­ ют ростом своим мужьям, но и соперничают с ними силой» 94 . Мы также знаем, что в I в. н.э. у британ­цев была могущественная правительница. Один из наиболее запоминающихся портретов, сделанных римским историком Дионом Кассием, принадлежит овдовевшей царице Боудикке, которая подняла вос­ стание против римлян захвативших ее владения - «Она была огромного роста и вид ее внушал ужас ' Копна ярко-рыжих волос спускалась ей до колен : на ней было большое ожерелье из крученого золота и многоцветная TV ни KB а сверху — ЗЗСТСГНУТЯЯ ГГОЯЖ- кой накидка» 95 Более поздние британские и ирланд­ ские материалы свидетельствуют о том что несмот­ ря на индоевропейскую патриархальную,систему законов, галльские женшины благородного происхо ЖГТ ен ИЯ п О Л ТчЧОПЯ ГТИОЬ \^ТС а е 1-ТИг?М и и MP П и пра RO на Этичную собственность Как можно заключить из легендарного расскячя nfi оснпяянии Марселя они могли сами вбирать себе мужей 96 .

Судя по традиционным преданиям Ирландии, здесь в основном были приняты матрилокальные браки, в которых первенство принадлежало жене или возлюбленной. В кельтской литературе Брита­ нии и Ирландии, как и в древнегреческих сказани­ ях, герой оставляет дом и отправляется к другим племенам, ища себе невесту побогаче, на которой он мог бы жениться и вместе с ней управлять ее вла­ дениями. Древние законы Ирландии и Уэльса отво­дили важную роль брату матери, который представ­ лял материнский род 97 . Нет сомнения, что у кельтоязычных народов матрилинейный порядок насле­ дования существовал с самых незапамятных времен. Хорошо известно, что очаги древнеевропейской матрилинейной структуры существовали также в Германии и Скандинавии. Как писал в I в. до н.э. Тацит («О происхождении германцев и местополо­ жении Германии»): «К сыновьям сестер они отно­ сятся не иначе, чем к своим собственным». По мне­ нию исследователей, германская матрилинейная организация общества была унаследована ими от древнеевропейского населения и просуществовала вплоть до исторической эры 98 . Так, о хавках извест­ но, что вплоть до I в. н.э. они представляли собой свободное земледельческое сообщество со сбалан­сированной социальной структурой, в которой оба пола имели равные имущественные права На пр о - тяжении тысячелетий родство по материнской ли- нии считалось гораздо более важным чем по отцов-ской В Тюрингии как и в Бур гунд ии закон гласил что если мужчина умрет бездетным наследство должно перейти к его сестре или матери Есть мно­ го подтверждений тому что в царских домах богат­ство и титулы наследовались по женской линии. У -саК"СОВ пПРТРН 71еНТЫ на пПССТОГТ уза к Cl нивал и свои притязания лишь заключив брак с королевой В «Матвеях» БриААо пеоечисляет различные германские племе^и^ряд ОК" на Г" Tf Р дован Я В o МНОГИУ с TTV "4 а CTY 11 а ПГ*Т1Ю на -

Культура балтоязычных народов - пруссов, литов­ цев и в восточной части Балтийского побережья ла­ тышей — представляет собой настоящую смесь древ­ неевропейского и индоевропейского общественных укладов и религий. Индоевропейская патриархальная система оказалась здесь разбавленной древне европейскими матрилинейными, матрилокальными и матрицентричными элементами. Древнепрусское слово «апе» («бабушка») стоит сравнить с древне- ирландским « anu », « ana » — «старая ведьма» и «хра­ нительница мертвых». Важная роль братьев материи жены, так же как следы эндогамии и пробных бра­ ков, отчетливо прослеживаются в латвийском и ли­ товском фольклоре 100 . У балтов, так же как и у бас­ ков, сохранился матрицентричный пантеон богинь Матрицентричные элементы изобилуют и в славян­ской культуре; в славянском фольклоре и народном искусстве можно, как в балтийской и баскской куль­ турах, найти немало богинь 101 .

Итак, письменные источники, начиная с Геродо­ та ( V в. до н.э.) и вплоть до Страбона ( I в. н.э.), упо­ минают: 1) о матрилинейной структуре, наследова­ нии по женской линии, наследовании престола по женской линии (власть переходит от матери к доче­ ри); 2) об эндогамии, матрилокальных и групповых браках, сочетавшихся с общинной формой собствен­ ности; 3) о метронимии (нарекании по матери, а не по отцу); 4) о влиятельном положении брата царицы и отсутствии царя-супруга (есть только принц-кон­ сорт); 5) о высоком статусе женщины, особенное минойском и в этрусском обществах.

Заключение

Таким образом, по рассмотрении имеющихся археологических, исторических, лингвистических и религиозных данных нам представляется, что орга­ низующим элементом древнеевропейского сообще­ ства была теократическая храмовая община и чтов рамках религиозной жизни статус женщины был очень высок. Перед нами эндогамное общество, воз­ главляемое глубоко почитаемой старейшиной - Ве­ ликой Матерью рода, ее братом или дядей, а также советом женщин; его структура была матрилинейной. поскольку наследование влияния и имущества шло по женской линии.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу



© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования