БИБЛИОТЕКА УЧЕБНОЙ И НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920
Поиск




Рекомендуем прочитать
Кришнамурти Дж.
Традиция и революция
Простым языком раскрывается природа двойственности и состояния ее отсутствия. В подобном состоянии исследования, когда на мгновение перестает существовать тот, кто задает вопросы, тот, кто переживает, — подобно вспышке открывается истина. Это состояние полного отсутствия мысли.

Полезный совет

Вы можете самостоятельно сформировать предметный каталог, используя поисковую систему библиотеки.

загрузка...
Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 
А/ Б/ В/ Г/ Д/ Е/ Ж/ З/ И/ Й/ К/ Л/ М/ Н/ О/ П/ Р/ С/ Т/ У/ Ф/ Х/ Ц/ Ч/ Ш/ Щ/ Э/ Ю/ Я/

АвторСилласте Г.
НазваниеСтратификация российского общества
Год издания2002
РазделСтатьи
Рейтинг0.22 из 10.00
Zip архивскачать (27 Кб)
Обсудить книгу на форумеhttp://www.sbiblio.com/forum/
  Поиск по произведению

Стратификация российского общества

Теория социальной структуры занимает базовое положение в социологической науке. Без анализа социальной структуры общества нельзя понять истинной сущности социальных отношений и социальных процессов, протекающих в сфере экономики и финансов, их социальных последствий для общества в целом и конкретных групп населения - в особенности.

Формирование современных экономических отношений в России сопровождается глубинными изменениями социально-классовой структуры общества, ее стратификацией. Образуются новые классы: класс собственников (современная российская буржуазия), "средний" (middle) класс. Каждый из них отличается уровнем доходов, образом и качеством жизни, социальной психологией и степенью социальной солидарности, социокультурными ценностями и политическими ориентациями, моделями экономического поведения.

Социальные последствия приватизации

Ключом к пониманию глубинных изменений социальной структуры российского общества, его трансформации с начала 90-х годов стала приватизация государственной собственности, возникновение института частной собственности и их социальные последствия.

В случае российского варианта приватизации никто не просчитывал возможные негативные или позитивные социальные последствия этого процесса. В итоге общество сотрясали и сотрясают негативные социальные последствия проведенной демонополизации государственной (общенародной) собственности.

Приватизация в России 90-х годов прошла несколько этапов, каждый из которых имел свои последствия для трансформации социальной структуры.

Первый этап приватизации - ваучерная (или чековая) охватывает 1992-1994 гг. Его цель состояла в форсированном создании нового класса - класса крупных собственников как социальной опоры нового режима и социальной базы формирования "рыночной" экономики монетаристской модели; замене института государственной собственности экономическим плюрализмом.

Однако в итоге рядовые граждане в собственников не превратились (стоимость ваучера была изначально запредельно низкой). Трудовые коллективы приватизированных предприятий не стали истинными собственниками предприятий, так как не получили необходимых средств для технического перевооружения производства, создания новых рабочих мест, зато до 50% российских промышленных предприятий на собственном опыте познали банкротство и прекратили свое существование. Термин "прихватизация" стал народным определением сути приватизационного процесса первого этапа.

Второй этап - аукционный, денежный - с 1994 г. - не завершен и по сей день. Приватизация таких крупных предприятий, как "Связьинвест", "Норильский никель" и другие привела к возникновению в российском обществе шумных публичных скандалов в связи с криминальным, социально несправедливым перераспределением государственной собственности. Социальные конфликты в трудовых коллективах ранее приватизированных предприятий переросли в формы акций протеста, митингов и прямого силового столкновения с представителями "новых хозяев" предприятий.

Каковы итоги приватизации?

В какой мере осуществлена задача создания частного сектора экономики? Обратимся к статистике. В 2000 г. количество занятых в экономике составило 63,2 млн. чел. (для сравнения: в 1980 г. было 73,3 млн.), которые по формам собственности распределены так:

  • государственная и муниципальная - 24,2 млн. чел. (или 38,1% от общего числа занятых в экономике);
  • частная - 27,5 млн. (43,2%);
  • смешанная без иностранного участия - 10,5 млн. (16,4%);
  • смешанная с иностранным участием и иностранная - 1,0 млн. чел. (1,6%)

В сфере управления, финансов, кредита и страхования занято 5% от общего числа занятых в экономике, что в два раза больше, чем в 1980 г. (2,1%). В целом в сфере "финансов, кредита, страхования, пенсионного обеспечения" работают - 800 тыс. чел, средний возраст которых - 36,8 лет.

По данным Единого государственного регистра предприятий и организаций всех форм собственности и хозяйствования (КГРПО. 1997), 71,8% всех российских предприятий перешли в частную собственность. В частной собственности находятся предприятия отраслей, %:

  • сельского хозяйства - 93,6;
  • торговли и общественного питания - 88,6;
  • строительства - 92,2;
  • образования - 14,4.

К 1999 г. приватизировано в общей сложности 130 тыс. предприятий. За 1999 г. было приватизировано еще 1,5 тыс. предприятий, за первое полугодие 2000 г. - 0,9 тыс.

В результате приватизации в России возник плюрализм форм собственности. Их сегодня несколько: государственная, частная (акционерная), частная (индивидуальная), кооперативная, смешанная.

Социальные последствия необдуманной, форсированной приватизации в России имеют негативный характер. Они нанесли огромный ущерб жизненно важным интересам большинства народа, интересам государства и его безопасности.

Основные проявления этих негативных последствий:

  • массовая безработица;
  • обнищание значительной части населения;
  • хроническое падение производства;
  • массовые невыплаты заработной платы;
  • социальная дифференциация и резкое обострение социального неравенства между богатыми и бедными;
  • глубинная криминализация общества и распространение насилия.

Согласно социологическим данным к 2001 г.:

  • низкообеспеченные составили в России 29% (по сравнению с 24% в 1998 г.);
  • средний слой - 22% (что на 3% больше 1998 г.);
  • относительно обеспеченных стало на 0,4% больше, чем в 1998 г. (всего - 7%).

Прожиточный минимум в стране к январю 2001 г. был равен 1255 руб.

Наиболее обеспеченным является население четырех субъектов РФ: Москвы, Ханты-Мансийского АО, Ямало-Ненецкого АО и Тюменской области.

Нижняя граница доходов состоятельного сословия, по данным Института социально-экономических проблем народонаселения (ИСЭПН РАН), в 2000 г. зафиксирована на уровне 5 тыс. долл. в месяц. Это 12-18 млн. чел. (или 8-12% населения).

В Москве богатых в 2 раза больше, чем на периферии.

По данным того же института, к категории богатых относятся лица, имеющие душевой доход на человека не менее 60 тыс. долл. в год.

Образовалось как бы две России: одна - крупных и крупнейших собственников, составляющих тонкий слой населения (5%). Основную же часть населения составляет Россия бедных и беднейших слоев, среди которых 10 млн. "фактически отвергнутых" обществом, опустившихся на "социальное дно".

В первом полугодии 2000 г. на долю 10% наиболее обеспеченного населения приходилось 34% всего объема денежных доходов, а на долю 10% наименее обеспеченного - 2,4%5.

Стратификация общества как функция социальной структуры

Самым глубинным последствием смены форм собственности явилась коренная трансформация социальной структуры российского общества.

Социальная стратификация общества по уровню доходов неизбежно ведет к глубокому социальному расслоению населения на бедных и богатых.

По статистике Всероссийского центра уровня жизни (ВЦУЗ), уровень потребления всего российского населения можно разделить на четыре группы.

Первая группа - самая многочисленная - "бедные". Уровень их денежных доходов ниже уровня прожиточного минимума, а бедность - абсолютная. Это значит, что денег не хватает даже на необходимую еду.

К 2001 г. подавляющее большинство граждан страны составляло "бедное" население.

Вторая группа - по уровню денежных доходов - "малообеспеченные". Их доходы приближаются к величине минимального потребительского бюджета, что позволяет "едва сводить концы с концами" и приобретать необходимый набор товаров и услуг.

Третья группа - "обеспеченные", чьи доходы превышают минимальный потребительский бюджет, но не "доросли" до бюджета людей высокого достатка.

Четвертая группа - "богатые" и "состоятельные".

В результате финансового кризиса 1998 г. в России бедных стало значительно больше. Если летом 1998 г. имели доход ниже прожиточного минимума 47% населения страны, то год спустя (летом 1999 г.) их стало 56% в основном за счет "малообеспеченных" и "средних" слоев. Даже в Москве число "бедных" после августа 1998 г. выросло с 16 до 25%. Количество же "состоятельных" и "богатых" практически осталось на прежнем уровне, а в ряде регионов даже увеличилось.

Таким образом, возникла не только социальная, но и экономическая стратификация населения, то есть его расслоение по уровню доходов (или иерархическое распределение домохозяйств по материальному положению).

Какие социальные, профессиональные группы идентифицируют себя с материально обеспеченными людьми?

В основном, это предприниматели, часть студентов вузов, незначительная часть рабочих и сельских жителей.

К среднеобеспеченным относят себя преимущественно представители малого бизнеса, студенты, служащие и гуманитарная интеллигенция.

Среди малообеспеченных - представители всех социально-профессиональных групп, за исключением предпринимателей.

И, наконец, слой, живущий за чертой бедности, представлен больше всего пенсионерами, сельскими жителями, безработными и рабочими.

В результате на долю 20% самых обеспеченных в 1998 г. приходилось 47% всех доходов, 27% социальных трансфертов, 7% доходов собственности, 62% прочих доходов, в том числе от предпринимательской деятельности 5.

Быстрые темпы социального расслоения российского общества в сочетании с высокой нормой свободных от потребления денег создали предпосылки для четко выраженной дифференциации населения по объемам сбережений (сберегательная стратификация).

На 5% наиболее обеспеченных жителей России приходится около 70% всех сбережений, размещенных на ее территории. На средне- и высокообеспеченные слои населения приходится около 26% сбережений; бедные и малообеспеченные группы, насчитывающие 50% населения, имеют всего 1,2-1,4% общего объема сбережений.

В результате стратификации выделились новые социальные слои общества. Оформился новый социальный класс - класс собственников, который можно именовать современной российской буржуазией. Среди них крупные и средние предприниматели - собственники предприятий и фирм, как правило, профессионально занятые бизнесом. В предпринимательство ушла значительная часть и бывшей советско-партийной номенклатуры (партийные, комсомольские работники, ответственные сотрудники советских органов власти и т.д.).

Новый класс собственников, именуемый в народе "новыми русскими", неоднороден. Часть его имеет четко выраженную прозападную ориентацию. Это, главным образом, фирмы, акционерные общества, получающие свои доходы не столько от производственной деятельности, сколько от торговли природными ресурсами, от спекулятивных валютных операций.

Другая часть современных российских буржуа занимается производственной деятельностью, испытывая при этом большие трудности финансового, материального и морального порядка. Класс собственников - это богатая часть российского общества, работодатели, покупающие наемный труд.

Разница в соотношении доходов 10% наиболее богатых людей и 10% самых бедных перед началом реформ (в 1990 г.) составляла 4,4 раза. Но уже в 1994 г. - 15,1 раза. В 2000 г. эта разница достигла 32 раз (по официальным данным Госкомстата РФ). По результатам социологических исследований различие еще больше. Подобного разрыва между богатством и бедностью в мире трудно найти. За этими цифрами - наглядная иллюстрация социальной поляризации, сосредоточение населения на полюсах бедности и богатства.

Другая особенность современной социальной структуры российского общества - возникновение многочисленной социальной группы безработных.

В конце февраля 1999 г. численность безработных достигла абсолютного максимума за весь период проведения реформ в 90-е годы: 10,4 млн. чел. Со второго квартала 1999 г. была преодолена негативная тенденция повышения общей численности безработных в России.

К 2001 г. уровень безработицы в России в процентном отношении к экономически активному населению составил 11,5% (в 1999 г. - 12,9%), притом, что официально зарегистрированных безработных насчитывалось 1,5%.

Одна из особенностей безработицы в России состоит в том, что она преимущественно "с женским лицом". Доля женщин среди безработных составила в 2000 г. 68,2%, а в ряде северных регионов - 70-80%. Таким образом, финансово-экономический кризис 1998 г. привел к усилению дискриминации женщин на регистрируемом рынке труда.

Актуальной остается проблема молодежной безработицы. Доля молодежи в составе зарегистрированных безработных составила во втором квартале 2000 г. 31,5%.

При социологическом исследовании безработицы необходимо учитывать ее структуру:

  • открытая безработица (собственно безработные, которых можно определить как "статусные" безработные);
  • скрытая безработица.

При этом для России характерны:

  • Резкий переход к безработице после длительного устойчивого и стабильно гарантированного права на труд и всеобщей занятости (на Западе - безработица имманентное, постоянное явление в обществе в течение всей истории развития капитализма).
  • Связь безработицы с резким и массовым снижением социального и профессионального статусов миллионов специалистов. Она преимущественно затрагивает людей активного работоспособного возраста (включая молодежь). У нас безработица самая образованная в мире (большинство безработных - люди с высшим и средним специальным образованием).
  • Безработица в России породила массовый социально-психологический стресс и депрессию людей, лишившихся прошлого социального и профессионального статуса.

Все эти факторы в своей совокупности, сделали социальные последствия безработицы в России значительно масштабнее, сложнее, чем в западных странах.

Одна из особенностей социальной структуры - глубинные изменения в рабочем классе. Он остается самой крупной социальной общностью, но внутренне сильно стратифицированной. Одна из страт - индустриальные рабочие - сконцентрирована в крупных и средних производственных коллективах. До 2/5 индустриальных рабочих живут за чертой бедности. Другая страта - рабочая элита, которую образуют наиболее квалифицированные и высокооплачиваемые рабочие. Это преимущественно представители рабочих профессий таких сфер производства, как компьютерная, лазерная, космическая, биогенетическая, военно-оборонная. Третья страта - низкоквалифицированные рабочие.

Стратификации подверглось и крестьянство. Большинство колхозов и совхозов в России упразднены или реформированы. Понятие "колхозное крестьянство" ушло в прошлое. Уровень образования крестьян заметно ниже, чем у работающего населения в целом. Главная проблема крестьянства - вопрос о земле, о владении ею и ее обработке.

За последние 3 года число фермерских хозяйств сократилось и популярность фермерства среди крестьян снизилась почти на 10%. В то же время престижность кооперативных форм хозяйствования медленно, но неуклонно возрастает.

Важная особенность современной стратификации социальной структуры российского общества - формирование так называемого среднего класса.

Серьезные изменения происходят в структуре военнослужащих и церковнослужителей. И если число военнослужащих сокращается, то численность священнослужителей в России в конце 90-х годов резко возросла.

В связи с радикальными изменениями на рынке труда и занятости, большим оттоком с него женщин, с одной стороны, сменой их трудовых ориентаций с производственной занятости на семейно-бытовую, с другой - возросло количество женщин молодого и среднего возраста, перешедших на положение "домохозяек". В результате средний возраст "домохозяек" в России заметно снизился, уровень образования возрос, а социальное положение поляризовалось.

В стране образовался и расширяется люмпен-слой (деклассированные элементы - бродяги, нищие и т.д.). Это люди без определенного рода занятий, без собственности, постоянного места жительства и уровня доходов, лишившиеся профессионального статуса и отчужденные от трудовой деятельности, в большинстве случаев окончательно потерявшие трудовые ориентации.

Наряду с люмпенизацией усиливается и маргинализация7 российского общества. Маргинальный слой - феномен социальной стратификации.

Явление маргинальности возникает при миграциях. Беженцы, мигранты, эмигранты, переселенцы - типичные представители маргинального слоя. Маргиналами являются также люди, вступившие в межэтнические и межрасовые браки. Во всех случаях культурная маргинальность переплетается с социальной стратификацией и обуславливается социальными процессами.

Процесс стратификации присущ и российской интеллигенции.

Интеллигенция - это промежуточный слой, состоящий из профессионалов, занятых умственным высококвалифицированным трудом. Понятие "интеллигенция" - сугубо российское, появившееся в России в последней четверти XIX в. Западная социология этот термин практически не использует, апеллируя в основном к понятиям "специалист" и "интеллектуал".

Российская интеллигенция в конце ХХ столетия расслоилась на три страты:

  • "высшую интеллигенцию" ("мозг нации") - люди творческих профессий, развивающие науку, технику, культуру, гуманитарные дисциплины. Среди интеллектуалов высока доля женщин. Подавляющее большинство представителей этого слоя заняты в социальной и духовной сферах, меньшинство - в промышленности (техническая интеллигенция);
  • "массовую интеллигенцию" - врачи, учителя, инженеры, журналисты, конструкторы, технологи, агрономы и др. специалисты. Абсолютное большинство составляют женщины. Многие представители страты работают в отраслях социальной сферы (здравоохранение, образование), несколько меньше (до 40%) - в промышленности, остальные в сельском хозяйстве или в торговле. Этот слой интеллигенции наиболее подвержен безработице;
  • "полуинтеллигенцию" - техники, фельдшеры, медицинские сестры, ассистенты, референты, лаборанты. Это - самая феминизированная из всех слоев интеллигенции группа: на одного мужчину здесь приходится 5 женщин. По уровню жизни преобладающая часть этой страты живет за чертой бедности.

Стратификация в финансово-банковской системе

Средний персонал в области финансово-экономической, административной и социальной деятельности составил в конце 1998 г. 3,435 млн. чел. Это один из самых высоких показателей в российской экономике в 1998 г.

Высшая страта - финансовая олигархия (до 2%), которую составляют крупные собственники коммерческих финансово-банковских структур: владельцы крупных банков, обладающие большим экономическим влиянием на финансовом рынке и стремящиеся к усилению своего влияния на политическую власть в интересах собственного финансово-экономического обогащения. При этом олигархия широко использует механизм лоббирования своих интересов во всех влиятельных социальных институтах: президентском, парламентском, в международных финансовых организациях.

Как правило, давление финансовой олигархии на политическую власть и ее важнейшие институты носит скрытый, нелегитимный характер.

Средняя страта - руководители, менеджеры коммерческих финансовых институтов (банков, компаний, агентств), обладающие значительным доходом и экономическим влиянием на экономические сектора финансового рынка (страховой, потребительский, инвестиционный), крупные менеджеры, высококвалифицированные финансово-банковские специалисты, в которых особенно заинтересованы крупные финансовые институты и их владельцы.

Базовая страта - специалисты среднего звена, занятые в сфере финансового бизнеса, высокооплачиваемые и востребуемые всеми финансово-банковскими институтами. Это базовый слой, фактически обеспечивающий реальное функционирование финансово-банковской системы в России.

В связи с переходом к рыночным отношениям и многократным расширением рынка финансовых услуг резко возрос запрос на специалистов финансово-экономической специализации: экономистов, бухгалтеров, аудиторов, финансистов, страховщиков, менеджеров (разного профиля) и т.д. Финансово-экономические и юридические специальности во многом стали определять престижность нового экономического образования, теснейшим образом связанного со знанием правовых основ финансово-банковской деятельности. Резко увеличилось число занятых в управленческой, административной и профессиональной сферах.

Возник социальный запрос на становление в российском обществе нового вида и новой страты в структуре интеллигенции - экономической интеллигенции, частью которой являются квалифицированные специалисты финансово-банковского сектора.

До начала 90-х годов финансовая сфера занимала в обществе весьма скромное положение как материальное (по уровню оплаты труда), так и социально-статусное, ибо не имела значимой социальной и профессиональной престижности в обществе. Напротив, в массовом сознании эта сфера воспринималась в качестве социально непрестижной, мало привлекательной, пользующейся спросом в основном среди женщин. В результате финансовая сфера к началу 90-х годов стала одной из самых феминизированных: женщины в ней составляли почти 80%.

В связи с интенсивным расширением финансового рынка уже в 1996 г. в России было создано 3,5 тыс. банков, свыше 3 тыс. страховых компаний, тысячи государственных пенсионных фондов, свыше 800 инвестиционных компаний.

Новый финансовый рынок, как это стало очевидным после августовского кризиса 1998 г., существовал главным образом в сфере финансовых спекуляций, незаконного использования бюджетных средств, получения невероятных прибылей (до 250%) от российской пирамиды государственных краткосрочных облигаций (ГКО).

Финансово-банковская страта стала одной из наиболее динамично развивающихся в социальной структуре российского общества.

Эта страта с 1992 г. резко расширилась в своем объеме, сильно возросла социальная престижность профессий финансиста и экономиста, что незамедлительно сказалось на усилении конкурсов в экономические вузы. Среди всех специальностей, по которым готовят специалистов российские вузы, именно по "экономике и управлению" выпускается больше всего специалистов. На втором месте - гуманитарно-социальные специальности, по которым в 1998 г. было подготовлено 76,2 тыс. специалистов.

В условиях рыночной экономики финансово-экономические вузы формируют не просто специалистов-экономистов, а новый социальный слой, являющийся важным элементом современной социальной структуры российского общества - экономическую интеллигенцию, характеризующуюся следующими показателями:

1. Место экономической интеллигенции в социально-классовой структуре российского общества как составной части среднего класса.

Экономическая российская интеллигенция еще не обладает высокой социальной прочностью и стабильностью. Она легко поддается ударам финансового и экономического кризиса, что убедительно доказали события финансового кризиса 1998 г., когда десятки тысяч банковских специалистов, сотрудников туристических агентств, фирм, устойчиво процветающих до кризиса, в одночасье были выброшены на улицу и заняли очередь на биржах труда. Эту первую волну безработицы среди финансово-банковской страты экономической интеллигенции можно определить как волну "респектабельной безработицы".

2. Качественно новый уровень профессиональной подготовки экономической интеллигенции, затребованный рынком товаров и услуг, плюрализмом форм собственности, конфликтами и социальными противоречиями между его субъектами и объектами.

3. Высокий уровень социальной и профессиональной мобильности современной экономической интеллигенции в финансово-банковском секторе экономики.

Данные социологических исследований кафедры социологии Финансовой академии при Правительстве РФ свидетельствуют о том, что идет активный процесс перераспределения новых специалистов по всем сферам экономической жизни. Новая экономическая интеллигенция становится все более открытой, многоплановой, отвечающей плюрализму форм собственности в России начала XXI столетия.

Характерная особенность специалистов, занятых в финансово-банковской сфере, состоит в том, что они в соответствии с корпоративными интересами банков и других кредитных учреждений исключают (или не приемлют) форму вторичной занятости. Для нее у специалистов нет ни времени, ни сил, ни желания, так как высокая интенсивность труда и отдача сил на основной работе, как правило, материально хорошо компенсируются работодателем.

4. Высокая степень социальной адаптации представителей экономической интеллигенции к быстро меняющимся социальным условиям и рынку финансовых услуг.

"Живучесть" специалистов-экономистов нового типа очень высокая. Пользуясь литературными образами Т.Драйзера, можно сказать, что в российском обществе растет поколение современных каупервудов, "титанов и гениев" финансовой сферы. Жесткие условия российского рынка требуют от финансово-банковских специалистов мобилизации всех интеллектуальных и физических сил, напористости и даже агрессивности.

5. Морально-этические качества представителей экономической интеллигенции.

Эта проблема в российских условиях конца XX - начала XXI столетия приобрела особый смысл, так как формирование экономической интеллигенции и ее финансово-банковской страты происходит в условиях "криминальной революции", когда общество переполняют коррупция, взяточничество, насилие, произвол чиновников. В таких условиях сохранять себя как личность и профессионала специалистам финансового рынка не просто. Морально-этический показатель трудно поддается социологическому замеру, но учет его при изучении процесса формирования новой экономической интеллигенции необходим.

6. Мобильность экономической интеллигенции на рынке образовательных услуг. Ее представители во многом рекрутируются из слоев прошлой традиционной интеллигенции: инженерно-технической и гуманитарной.

Социальная мобильность

Социальная стратификация сопровождается социальной мобильностью, индивидуальной и групповой. Так, в результате "кризисной безработицы" (август 1998 г.) 400 тыс. финансово-банковских служащих, оставшихся без работы, вынуждены были искать новое место профессиональной деятельности. Часть смогла трудоустроиться без снижения должностного и профессионального статуса; многие вынуждены были заметно снизить свои профессиональные и социальные притязания, согласиться на должности более низкого статусного положения или вообще уйти из сферы финансово-банковской деятельности.

В российском обществе при переходе к рынку резко усилилась как вертикальная, так и горизонтальная социальная мобильность. Однако преобладающей является нисходящая вертикальная мобильность, сопровождающаяся снижением социального статуса больших групп населения и конкретных социально-профессиональных групп и общностей. Восходящая мобильность, сопровождающаяся повышением социального, профессионального или должностного статусов, проявилась среди ограниченного круга специалистов. Если восходящая мобильность протекает, как правило, в соответствии со стремлением человека и потому является процессом добровольным, не противоречащим интересам личности, то напротив - нисходящая социальная мобильность в России начала - середины 90-х годов в подавляющем большинстве случаев развивалась против желания специалистов, являлась принудительной, психологически тяжело переживаемой, так как ее причинами стали банкротства предприятий и безработица, инициированные форсированной приватизацией.

Так, по данным всероссийских опросов общественного мнения (ВЦИОМ) среди российских женщин-тружениц за годы рыночных реформ смогли повысить свой социальный и профессиональный статус немногим более 10%, сохранить его на прошлом уровне - около 17%. Понизили - 47% респонденток9.

Горизонтальная мобильность отражает переход личности (или группы) из одной страты или социальной группы в другую на том же уровне. В процессе социальной мобильности меняется уровень доходов и качество жизни, социально-психологический настрой личности или социальных групп.

Если иллюстрировать возможности индивидуальной мобильности в западном мире, то, например, из рабочих поднимаются в верхний средний класс до 10% американцев, 7% - японцев и голландцев, 9% - англичан, 2% - французов, немцев, датчан, 1% - итальянцев.

Как показывают социологические исследования научного коллектива "ГАЛСИ", проведенные среди студентов Финансовой академии при Правительстве РФ, молодые специалисты финансово-банковской сферы отличаются высоким уровнем индивидуальной вертикально-восходящей мобильности. Темпы социальной и профессиональной мобильности в сфере экономики и финансов во многом обусловлены влиянием тендерного признака. Профессиональная мобильность мужчин выше, чем женщин. Удельный вес женщин в сферах управления, в том числе в банковских институтах, во много раз ниже, чем мужчин.

В финансово-банковском секторе экономики социальная мобильность имеет несколько тенденций.

Тенденция первая - перераспределение трудовой занятости на финансовом рынке в пользу частного сектора экономики.

Тенденция вторая - ориентация финансово-банковской страты экономической интеллигенции на частный сектор экономики усиливает ее профессиональную и социальную мобильность. В итоге происходит перераспределение финансово-банковских специалистов по различным секторам и сферам экономической жизни.

Тенденция третья - качественные структурные изменения в самой базе финансово-банковской страты экономической интеллигенции, связанные с особенностями безработицы и перераспределением трудовых ресурсов на рынке труда и занятости, который из года в год сокращается.

Можно выделить несколько этапов формирования финансово-банковской страты современной экономической интеллигенции.

На первом этапе - советском, то есть в конце 80-х - и самом начале 90-х годов эту страту составляли специалисты, обладающие в качестве базового высшим экономическим образованием, получившие его как второе высшее за счет государства и при заинтересованном отношении со стороны руководителей финансово-банковских организаций.

На втором, постперестроечном этапе (1992-1994 гг.) среди обучающихся в институтах повышения квалификации уже 43% в качестве базового имели высшее техническое образование, тогда как экономическое - 36%. Причиной такой асимметрии стала первая "волна" российской безработицы, которая прокатилась преимущественно по крупным промышленным предприятиям (особенно - оборонного комплекса) и втянула в свою "воронку" инженерно-технических специалистов, техническую интеллигенцию.

Волна российской безработицы (1995-1998 гг.) захлестнула преимущественно гуманитарную интеллигенцию. В этот третий период среди слушателей институтов профессиональной подготовки резко возросло количество обучавшихся с базовым гуманитарным образованием.

Таким образом, пытаясь найти свою новую профессиональную нишу на рынке труда и занятости, представители технической и гуманитарной интеллигенции, отличающиеся более высокой социальной мобильностью, стремятся к получению в качестве второго высшего образования именно финансово-банковское, пользующееся высокой социальной престижностью. При этом готовность к приобретению новой специальности и к смене модели социальной адаптации к новым экономическим условиям у специалистов с высшим техническим образованием выше, чем у гуманитариев.

Третья волна безработицы в России прокатилась в связи с финансовым кризисом и принципиально отличалась от двух предыдущих, так как эта волна "накрыла", казалось бы, самую устойчивую и респектабельную сферу трудовой занятости - сферу финансово-банковскую. Уже к концу 1998 г. на биржах труда и занятости г. Москвы зарегистрировались свыше 300 тыс. специалистов, ранее работавших в доходных секторах финансового рынка. Именно эта волна безработицы резко пошатнула профессиональные, материальные, статусно-должностные характеристики финансово-банковских специалистов, как основы формировавшегося "среднего класса".

Четвертая тенденция - усиление ориентации финансово-банковских специалистов-выпускников ИПП (ИППК) на научную профессионализацию через аспирантуру и докторантуру.

Пятая тенденция - снижение уровня феминизации финансово-банковской страты экономической интеллигенции при сохраняющейся вместе с тем асимметрии в пользу женщин. Это вызвано значительным увеличением в этой сфере занятости специалистов мужского пола (почти на 20%). Среди же финансово-банковской элиты женщины составляют, по предварительным оценкам, менее 10%.

Шестая тенденция - омоложение (ювенизация) финансово-банковской страты экономической интеллигенции.

Ее пополняют специалисты активного трудоспособного возраста: 23-40 лет. Для них характерна восприимчивость к новациям, готовность к изменениям профессиональной карьеры и служебного положения, ориентация на восходящую социальную мобильность, высокая адаптивность к новым социально-экономическим условиям.

Седьмая тенденция - смена мотивации повышения квалификации в области финансово-банковского и шире - экономического образования.

Основными побудительными мотивами обучения в институтах повышения квалификации и получения второго высшего образования стало не столько "желание получить новые знания по своей специальности", сколько желание приобрести "необходимые знания для смены профессии", то есть адаптационной мотив.

Такие мотивы, как "производственная необходимость", "желание не отстать от времени" у ныне повышающих квалификацию специалистов, получающих второе высшее образование по финансово-банковским специальностям, стали менее значимыми по сравнению с выпускниками прошлых лет. Практически потеряла свое былое значение мотивация "примера преуспевающих коллег".

"Средний класс" - новый элемент социальной структуры

В Западной Европе и США, других странах влиятельный "средний класс" существует уже несколько веков и составляет от 50 до 80% населения. В его составе различные группы предпринимателей и коммерсантов, квалифицированные рабочие, врачи, учителя, инженеры, церковнослужители, военнослужащие, госчиновники, средний персонал фирм и компаний. Между ними существуют и значительные политические, экономические и духовные различия.

Основными условиями развития "среднего класса" являются:

  • устойчивое экономическое развитие общества, не исключающее временных спадов и подъемов производства, финансовых и иных экономических трудностей и даже кризисов;
  • политическая стабильность в рамках сложившихся правовых государств и демократических режимов. Соблюдение жесткой системы взаимных прав и обязанностей между законодательными, исполнительными, судебными властями, регулируемой всесторонне разработанным законодательством.

В рамках таких условий "средний класс" на Западе имеет известную экономическую независимость.

Начиная с 1992 г. социальная реальность в российском обществе стала коренным образом меняться.

Уже в 1993 г. насчитывалось 100 тыс. частных предприятий, 400 тыс. фермерских хозяйств и 3 млн. миллионеров. Создание "среднего класса" стало одной из главных задач государственной политики.

Социологические исследования установили более 50 социальных групп, из состава которых в России может формироваться "средний класс". Это бизнесмены, получающие доходы от экономической деятельности; представители госаппарата; руководители государственных предприятий; армейская верхушка; специалисты, наиболее квалифицированная часть молодых рабочих; менеджеры крупных и средних частных предприятий; научная и творческая элита и др.

Как показывают данные Всероссийского центра уровня жизни, в конце 1997 г. к зарубежным стандартам "низшего" "среднего класса" приблизились примерно 8-10% россиян.

По данным социологических исследований, до августовского кризиса (1998 г.) относили себя к "среднему классу" до 25% опрошенных россиян трудоспособного возраста. В феврале 1999 г., то есть спустя полгода после кризиса, самоидентифицировали себя со "средним классом" на 7% меньше (18-20%) опрошенных. Если выразить эти социологические данные в абсолютных статистических цифрах, то получим около 13-15 млн. взрослого населения. Вроде бы не малая цифра.

Но что за ней стоит?

Во-первых, эти данные получены по признаку самоидентификации (по самоопределению респондента) и трудно сопоставимы с "официальными" данными, так как абсолютных показателей привести пока никто не может.

Во-вторых, принципиальным является вопрос о социологических критериях, по которым можно замерять состав "среднего класса". Согласно установившемуся западному образу жизни, о принадлежности к "среднему классу" свидетельствуют три основные показателя:

  • уровень доходов;
  • социальный статус;
  • социальное положение.

В связи с этим западный "средний класс" по своему социальному составу очень пестрый. В него входят и банкиры (не из категории крупных), и предприниматели, и военные чиновники, и техническая, и гуманитарная интеллигенция и многие другие.

В российских социологических исследованиях широко распространенными являются:

  • самооценка своего материального положения (финансового благополучия): доход, зарплата, собственность;
  • удовлетворенность своим положением (социальным статусом, образованием, профессией, связями, востребованностью обществом);
  • степень уверенности в завтрашнем дне (уровень социального оптимизма).

Как показывают российские социологические исследования, наибольшее значение для идентификации групп населения со "средниим классом, такие показатели как финансовое благополучие и материальное положение предпочтительны для населения крупных городов, людей со средним образованием и в возрасте до 35 лет; показатели "социальный статус, положение в обществе" - для людей с высшим образованием и жителей малых городов.

Таким образом, в представлениях россиян, российского общественного мнения принадлежность к "среднему классу" в целом совпадает с двумя общепринятыми мировыми критериями его идентификации: финансовое (материальное) благополучие и социальный статус. Но показатель "финансово-экономического благополучия" ценится россиянами выше, чем социальный статус. Принадлежность к "среднему классу" для значительной части молодого и взрослого населения стала социально престижной, своего рода необходимой "социальной визиткой" для оценки места в обществе.

Ряд исследователей говорят о трехуровневой структуре современного формирующегося нового российского "среднего класса". В основе такой стратификации "среднего класса" лежит, прежде всего, уровень доходов и в меньшей мере социальный статус.

Первый уровень - нижний. С ним идентифицируют себя до 37% представителей российского "среднего класса".

Второй уровень - средний (собственно "средний класс"). К такой группе относят себя 8-9% опрошенных россиян.

Верхний уровень составляют 54% опрошенных представителей "среднего класса"3.

Существенное влияние на самооценки респондентами своего социального статуса оказывает образ жизни, престижность профессии и уважение окружающих (в целом - социальный престиж). Естественно, выявленные социальные показатели характеризуют не вообще "средний класс", а "средний класс" именно российской формации конца ХХ столетия, а точнее - переходного периода формирования рыночных отношений в обществе.

"Средний класс" характеризуется также и особенностями присущего ему экономического поведения и социальной мобильности.

Так, среди представителей верхней страты "среднего класса" более 50% работают в частном секторе руководителями государственных или приватизированных предприятий. Главным источником их доходов являются зарплата на основной работе и доходы от собственной предпринимательской деятельности. Предпочтительная модель экономического развития страны - либеральная модель рыночной экономики3.

В средней страте "среднего класса" преобладают (почти 42%) также работающие на частных предприятиях, треть (включая руководителей) - на государственных. Здесь главный источник доходов - зарплата по основному месту работу и доходы от "собственного дела", бизнеса. Предпочтительная модель экономического развития - рыночная экономика с элементами государственного регулирования.

В нижней страте "среднего класса" преобладают работники государственных предприятий и лишь одна четверть - частных. Главный источник доходов - зарплата на основной работе. Основная ориентация среди моделей рыночной экономики - своего рода "рыночный идеал" - "рыночный социализм".

Таким образом, представители формирующегося "среднего класса" России отличаются наибольшей включенностью в рыночный сектор экономики, предпринимательской активностью и разнообразием форм экономического (включая самозанятость) поведения, даже если они являются наемными работниками.

Консолидирует все три страты российского "среднего класса" признание большинством каждой из них необходимости создания в обществе равных возможностей для всех его членов, поддержка идей социального государства, способного обеспечить своим гражданам относительное равенство стартовых жизненных позиций.

В какой мере на каждый из этих слоев повлиял финансовый кризис августа 1998 г.? В наибольшей мере и негативно - на верхнюю страту среднего класса.

По данным социологических исследований, смогли сохранить свой докризисный социальный статус около 40% представителей верхнего слоя, тогда как почти 49% опустились до среднего уровня, а 12% еще ниже, до уровня бедного слоя населения.

В средней страте "среднего класса" смогли сохранить свой докризисный уровень 2/3 представителей, 33% - его понизили.

В низшей страте ухудшили свой докризисный уровень доходов и финансового благополучия, снизили социальный статус - 25%.

Таким образом, напрашивается вывод, что финансовый кризис августа 1998 г. весьма существенно и негативно повлиял на уровень жизни и социальный статус молодого "среднего класса" России.

Исключение составляют, по данным социологов, лишь около 4% представителей "среднего класса", чьи "доходы в иностранной валюте, согласно их собственным оценкам, помогли им не ощутить на себе никаких негативных последствий кризиса".

В целом, как показала социальная практика, "средний класс" России к концу 1999 г. в известной мере адаптировался к новым кризисным условиям и в определенной мере - реанимировался. Возможно, при более продуманной государственной и взвешенной экономической политике новообразующийся "средний класс" и сможет оказать положительное воздействие на социальную стабилизацию общества в целом. Но для этого потребуются годы.

наверх страницынаверх страницы на верх страницы

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования







Web Researching Center © Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2013