В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Баиов А.К.Вклад России в победу союзников
Автор предлагаемой книги - А. К. Байов, 1871 - 1935 гг., ординарный профессор Российской военной академии, в течение многих лет занимал кафедру русского военного искусства в Академии генерального штаба. Продолжая работу известных военных ученых, профессора Масловского и профессора Мышлаевского, генерал Байов создал курс истории русского военного искусства, как самостоятельный отдел военной науки.

Поисковая система

Поисковая система библиотеки может давать сбои если в строке поиска указать часто употребляемое слово.
Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторБайков Э.
НазваниеИнформационные технологии в постиндустриальном обществе: перспективы развития
Год издания2007
РазделСтатьи
Рейтинг0.35 из 10.00
Zip архивскачать (469 Кб)
  Поиск по произведению

Информационные технологии в постиндустриальном обществе: перспективы развития 

1. Феномен постиндустриализма 

Состояние и развитие общества на современном этапе характеризуется возросшим влиянием средств массовой коммуникации и информационных технологий во всех сферах общественного бытия – экономической, социальной, политической, духовной, экологической. Невиданный доселе скачок научных достижений привел к массовому использованию коммуникационных технологий, увеличению их роли в жизни общества. Решающее значение приобретают процессы, происходящие в созданной человеком искусственной среде – информационном поле.

Особенно важным представляется роль информационно-коммуникационных технологий в грядущем общественном устройстве, так называемом, постиндустриальном обществе. С этой точки зрения необходимо рассмотреть следующие вопросы: что есть постиндустриальное общество; тенденции, определяющие его образование и развитие; роль и влияние информотехнологий и коммуникационных процессов на жизнь этого общества в целом и духовную сферу в частности.

В западной социологии и социальной философии принят в отличие от марксистского формационного иной классификационный подход – цивилизационный, согласно которому общество в своем развитии проходит три этапа: традиционное (доиндустриальное), современное (индустриальное) и постсовременное (постиндустриальное) общество. Критериями определения здесь служат тип экономического уклада и связанные с ним стиль жизни и культура.

Традиционное общество характеризуется как общество аграрного типа, отношения в котором определяются через призму земельной собственности. Общественное устройство является статичным, ригидно-сословным (т.е. малоподвижным и жесткозакрепленным в нормах права).

Современное общество характеризуется как общество промышленного, рыночного типа, отношения в котором определяются через призму частного предпринимательства и крупного машинного производства. Общественное устройство является динамичным, мобильно-классовым (т.е. свободным, подвижным, взаимопроникающим, разнообразным, четко структурированным по отношению к частной собственности и роду занятий). Определяющим становится не сельское хозяйство, а промышленность и торговля, бурно развиваются национальные и транснациональные рынки, компании, монополии. Труд из малоквалифицированного и подневольного (рабство, крепостничество) превращается в квалифицированный и наемный. Окончательно формируются национальные государства, наиболее развитые из которых претендуют на имперский статус. Весь прогресс общественно-экономических отношений определяется ходом научно-технического прогресса (НТП).

Таким образом, в традиционном (доиндустриальном) типе общества традиция является основным средством общественного воспроизводства, а общественная жизнь основывается на личной связи, где преобладает коллективность (общность) и соответствие социальной роли над индивидуальностью. В современном же (индустриальном) обществе главенствует примат частной жизни и ценности индивидуальности. Родина этого общества – Запад. Человек здесь устремляется в будущее, время приобретает характеристику «время – деньги», происходит секуляризация традиционных духовных ценностей. Личность, порывая с традиционными связями (родство, клан, община), осмысливает себя как индивидуальный проект, основанный на свободе выбора. Связи личного типа заменяются универсально-абстрактной связью (абстрактные посредники – социально-политические институты, деньги, экспертное знание).

Основой вышеуказанной концепции послужила теория немецкого социолога Ф.Тенниса о противопоставлении двух типов общества – допромышленного (община - гемайншафт) и промышленного (общество - гезельшафт). Наиболее полно эту концепцию развили французский социолог Р.Арон и американский экономист У.Ростоу.

Тип общества, приходящий на смену индустриальному, имеет несколько названий – постиндустриальное, постсовременное, информационное, технотронное, коммуникационное, супериндустриализм, сверхобщество, общество постмодерна и др.

Термин «постиндустриальное (ПИ) общество» был введен американским социологом Д.Беллом. В своей концепции он прогнозировал превращение капитализма, без классовой борьбы, лишь в результате НТП, в новую социальную систему (ПИ общество), свободную от противоречий индустриального общества. Социальная революция у него подменяется технологической, а бизнесмены-буржуа уступают место технократам и ученым.

Американский социолог и государственный деятель З.Бржезинский ввел термин «технотронное общество». В своей теории он также обосновывал преодоление всех противоречий буржуазного общества в результате прогресса науки и техники, перехода власти и собственности к техническим специалистам и профессиональным менеджерам.

Концепцию «ПИ общества» разделяет и французский социолог А.Турен. Ее сторонником был американский футуролог Г.Кан. Убежденным апологетом информационного общества (супериндустриализма) является известный американский социолог и футуролог А.Тоффлер.

В настоящее время наиболее распространен термин «общество постмодерна». Здесь требуется пояснение. Дело в том, что традиционно понятие «модерн» означает стилевое направление в западном изобразительном и декоративном искусстве, архитектуре конца XIX – начала XX в.в. Также это обозначение всего нового и современного. В западной социологии и философии принято обозначать термином «модерн» индустриальное общество. При этом, модернизация, т.е. усовершенствование, обновление, это – индустриализация общества, трансформация традиционного общества в индустриальное. Модернизмом же (авангардизмом) называли направления в искусстве и литературе в кон. XIX – XX в.в., характеризовавшиеся разрывом с классической традицией реализма.

Сегодня мы говорим об обществе постмодерна (т.е. после модерна), как о следующем за индустриальным (обществом модерна), и о постмодернизме, как о культуре эпохи постмодерна (точнее, как о преобладающих тенденциях в культуре общества постмодерна).

ПИ общество характеризуется преобладанием в экономике информационно-коммуникационной сферы, где сервис преобладает над производством, т.е. главенствующей и определяющей выдвигается сфера услуг, а развитие информационных и коммуникационных технологий становится доминирующим направлением. Прежнее классовое деление общества, основанное на отношении к владению средствами деятельности, уступает место новому социальному структурированию на основе профессиональной занятости, уровня квалификации и образования, отношения к основным информационным источникам и потокам.

По определению самих приверженцев теории ПИ общества, это – общество «всеобщего благосостояния». Прежде всего, в данном типе общества происходит безостановочное и бесконечное умножение товаров и услуг. При этом производство услуг и информации преобладает над производством товаров. Вещи, предметы в сознании людей утрачивают свою объективную сущность, приобретя знаковое (символическое) значение.

Быстрота смены, текучесть товаров, вещей личного пользования становится феноменальной. Товары, не успев насытить рынок и «прижиться» у владельцев-потребителей, успевают устареть. Закономерным явлением становится поток, конвейер взаимосменяемых вещей, предметов обихода. Это же справедливо и для идей, услуг, информационных сообщений.

Главенствующее положение, преобладающее над производительной и творческой деятельностью, приобретает потребление, которое институализируется. Сама социальная система все более нуждается в людях не только в их качестве трудящихся и налогоплательщиков, а в качестве потребителей. Можно сказать, что человек из homo sapiens producentis (человека разумного производящего) превращается в homo sapiens consumentis (человека разумного потребляющего), а из homo economicus (человека хозяйственного) в homo informaticus (человека информационного). Потребление товаров переходит в новое качество – потребление услуг, а затем и в потребление информации.

Реальная жизнь подменяется неким информационно-потребительским пространством, а изначальная среда обитания (природа и общество) – искусственной средой техницизма и виртуальной реальностью. В отношениях, связях и деятельности людей преобладает участие символических посредников – и это отнюдь не только вещественные и реальные объекты-носители (деньги, эксперты), но и целиком выдуманные, искусственные институты и персонажи, населяющие особое информационно-виртуальное пространство. Люди общаются не друг с другом, а с виртуальными образами, обмениваясь информационными сообщениями. Этому предшествует обмен не «живых» человеческих существ, а обмен товарами и услугами, общение персон, одних социальных масок с другими.

Необходимо дать определение самому термину «виртуальный». Виртуальный означает – условный, возможный, вероятный. Виртуальность, например – способ построения программистом условной ЭВМ с удобными для пользователя характеристиками, а виртуальная память – используемая пользователем система запоминающих устройств компьютера в качестве общей единой памяти. Существует также (в квантовой физике) понятие виртуальных частиц, возможных (виртуальных) переходов, которые отличаются иной, чем для обычных, реальных частиц, связью между энергией, импульсом и массой.

Таким образом, виртуальной реальностью является информационно-символическое содержимое Интернета, предметных (материальных) носителей информации, созданной человеком (персональных компьютеров, телевизионной, аудио- и видеоаппаратуры), электронных СМИ, равно как и информация, заложенная в книгах, прессе, любой печатной продукции, произведениях живописи и графики. Пространство мифа – это та же виртуальная реальность. Аналогичное можно сказать и о внутрипсихическом содержимом, мире сновидений. Менталитет человека, его психосфера, включает умозрительные образы, представления, мысли, фантазии, эмоции, чувства. Человек обладает способностью отражать и изображать свое бытие в словах (буквах-алфавите, цифрах-числах), рисунках, снимках, но, прежде всего, в воображении, представлениях и фантазиях. Конечно, он это делал всегда, отличаясь, тем самым, от животного мира. Особенность современного этапа человеческой жизнедеятельности заключается в том, что люди стали придавать миру эскапизма – миру человеческих грез, основанных на иллюзорном восприятии действительности – преобладающее над материальной действительностью (истинным бытием) значение. Окружающий человека предметный мир (состоящий из живой и косной материи) подменяется искусственной средой, виртуальным миром, содержимое которого – созданная человеком информация, искусственные образы и символы, и не более того.

Этот виртуальный мир, воспринимаемый объективно (как внешний объект), на самом деле субъективен, т. к. неотделим от самого человека, от его восприятия, представлений, мыслей, чувств. Существуя, на первый взгляд, объективно и независимо от сознания мыслящего субъекта, он в то же время как бы не существует, не мыслим отдельно от человека в его повседневной реальности. По большому счету этот мир (виртуальной реальности) не существует для животных и растений, он не имеет смысла и для неживой материи, он предназначен, важен и имеет значение лишь для человека. И оттого, насколько адекватно этот мир отражает (и изображает) реальное бытие, повседневную действительность, зависит психическое здоровье человека, его умственные способности.

Помимо культуры изменяется и сама социальная сфера (тип структурирования общества), а именно – вместо традиционного деления на экономические классы (собственников и наемных работников) и страты (низший, средний и высший), общество дифференцируется по профессиям, уровню образования и квалификации, по отношению к информационным источникам и процессам. Происходит своеобразное возвращение (откат) к «кланово-племенному» социальному устройству. По выражению А.Тоффлера, наступает «эпоха субкультур».

Еще один фактор – отношение и внутренняя сущность власти. В политической сфере подразумевается, что власть в свои руки поначалу возьмут представители технократии (ученые, инженеры, техники), а затем и адхократии (профессиональные управленцы и коммуникаторы), оттеснив прежнюю элиту – бюрократов и собственников-капиталистов.

Произойдет постепенное перераспределение собственности, которая перейдет к новым управленцам. Таким образом, будет создана новая элита – интеллектуальная и коммуникативная. Отношения в обществе будут определять не частные собственники и бизнесмены-капиталисты, а менеджеры, имиджмейкеры и медиа-деятели, эксперты и интеллектуалы.

Тем самым, утверждается, что частная собственность как социальный институт и экономический фактор потеряет свое преобладающее доныне значение. Новой формой собственности (и капитала) станут знания, информация, ноу-хау.

В ответ на это можно привести слова А.Зиновьева, справедливо отметившего абсурдность и подлость подобного утверждения. Весь мир заполонен всевозможной информацией, которая уже превратилась в ненужный хлам, и уж тем более которая не принесла никому особых богатств. Неимущие слои, как были нищими, таковыми и остались, несмотря на широкий доступ к неограниченной информации. Капиталом информация может стать лишь при ее применении в качестве технологий для производственной и иных сфер. Источником определенных доходов она может быть для тех категорий граждан, которые пользуются ею в силу своей профессиональной принадлежности и деятельности – ученые, творцы, журналисты, преподаватели, а также разведчики (скрытая информация). Для большинства же остальных людей весь этот массив информации по большей мере бесполезен.

Необходимо отметить также, что авторы – апологеты концепции постиндустриализма – противоречат сами себе. Если собственность перераспределяется, переходя от традиционных собственников-капиталистов в руки управленческо-коммуникативной элиты, то это еще не значит, что она исчезает совсем. И даже, если собственность примет иную форму, иной вид, она все равно остается собственностью в полном смысле этого слова. Собственность не исчезнет, как не исчезнет и социально-классовое разделение людей, членов общества. Они лишь примут видоизмененные формы, но сущность их останется та же – социальное неравенство и управление одних другими.

В экономике, потеснив традиционную сферу бизнеса, вперед вырываются наукоемкие отрасли (биотехнологии, генная инженерия), в первую очередь, связанные с индустрией информации и коммуникации (микроэлектроника, информатика, робототехника). Основные производительные силы прошлого – люди и предметы труда, вытесняются на задний план новой производительной силой – наукой, новейшими информационными технологиями.

Уже сегодня можно говорить о том, что распространение средств и форм коммуникации – телевидения, радиовещания, телефонной и телетайпной связи, прессы, кинематографа, Интернета и «электронной почты», факсимильной связи – приняло невиданный размах, глобальный характер, практически объединив всю планету в единое, информационное пространство. Новейшие средства транспорта вкупе с новыми технологиями в области коммуникации позволили выйти на передний план свободе передвижения людей и идей между странами и континентами в считанные сроки. Благодаря «информовзрыву» и широкому, повсеместному распространению информационных и коммуникационных технологий, в повседневную жизнь и быт вошла цифровая техника, спутниковое телевидение и связь, Интернет и виртуальная реальность компьютеров.

Говоря об аналогии экономики с живым организмом, можно утверждать, что в ПИ обществе «нервная информационная система» гипертрофированно разрастается, имитируя функции «кровеносной производительно-распределительной системы». Поток материальных ценностей заменяется потоком идей и умозрительных образов.

Считается, что ПИ общество уже начало складываться (конец XX – начало XXI в.в.) в развитых странах Запада (США, Западная Европа, Япония, Канада, Австралия), знаменуя собой третью (новейшую и высшую, по определению западных футурологов) стадию общественного развития.

Переход всего мира к постиндустриализму отнюдь не закономерен, как и не неизбежен. Развитые индустриальные страны фактически находятся на этапе подобного перехода. В то же время большинство развивающихся стран сосредоточено на завершении процесса индустриализации, а отсталые страны – лишь в начале пути к модернизации. В мировом сообществе по-прежнему наблюдается неравномерность развития и неравенство – экономическое, социальное, политическое, военное.

На Западе (США, Канада, Западная Европа, Япония) утверждается ПИ общество, страны Юго-Восточной Азии («азиатские тигры») стучатся в двери «супериндустриализма». Ускоренными темпами модернизируют экономику «новые гиганты» - Китай, Индия, страны Ближнего Востока. Застыли в нерешительности, маргинализировались на время государства православной цивилизации (Россия, Украина, Белоруссия, Восточная Европа). Подавляющее же большинство отсталых стран находятся на пути модернизации своей экономики.

Подытоживая, можно еще раз привести характеристику основных черт ПИ общества. Постиндустриальное (информационное) общество – это такой тип общественного устройства, который приходит на смену индустриальному обществу, и в котором сфера услуг выходит на первый план, а роль, влияние и доля производственного сектора экономики значительно уменьшается и уступает место первой. Причем, основой этого процесса является НТП в целом и информационно-коммуникационный взрыв (т.е. бурное развитие индустрии микроэлектроники, информационно-вычислительной и коммуникационной техники) в частности.

В общественно-экономической жизни ПИ общества преобладают такие процессы, как создание национальных и международных банков данных, транснациональных средств и потоков коммуникации, распространение влияния СМИ в глобальном масштабе, опутывание всего мира сетью Интернета и мгновенной (посредством спутников) связи с любой точкой планеты.

В экономико-политической и духовной сферах – глобализация экономики, создание единой мировой системы торговли, экстраполяция Западом своих культурных ценностей и норм на остальные страны и народы мира (вестернизация), распространение идей либерализма и мондиализма в мировом сообществе.

Все вышеуказанное подразумевает ускоренную (по возможности) модернизацию отсталых и слаборазвитых стран (стран третьего мира) и переход к ПИ обществу развивающихся стран («второй мир»). 

2. Мировой информационный порядок 

Вопросы развития массовых коммуникаций и информационных технологий в связи их воздействия на общественное бытие ближайшего будущего занимают определенное место, как в философских, так и в собственно футурологических исследованиях. Здесь, как и в отношении всей футурологической парадигмы, можно выделить два основных подхода к проблеме.

Первый (оптимистический) связан с верой в прогресс, поступательное развитие человеческой цивилизации к все более организованному обществу. В частности, такой подход присущ западным футурологам, теоретикам информационного (постиндустриального, технотронного) общества (Т.Веблен, А.Берл, А.Фриш, Дж.Бернхейм, Дж.Гэлбрейт, Д.Белл, З.Бржезинский, А.Тоффлер, А.Турен, Г.Кан).

Второй (пессимистический) взгляд на проблему будущего, как следствия бурного развития информатики и коммуникационных технологий, связан с концепцией тотального кризиса человеческой цивилизации во всех сферах ее жизнедеятельности – экологической, экономической, социальной, в политике, культуре, религии и науке. Такой подход представлен в философии кризиса, восходящей из эсхатологических концепций О.Шпенглера, Т.Лессинга, К.Ясперса, Х.Ортеги-и-Гассета, К.Манхейма и др.

Учитывая несомненную ценность обоих подходов и предполагая наступление стадии постиндустриального (ПИ) общества как свершившийся факт, мы можем попытаться спрогнозировать, чем оборачивается экстраполяция неолиберальных ценностей «постмодернизма» на весь мир. Какова роль информационно-коммуникационных потоков и технологий (в первую очередь, СМИ) в будущем ПИ обществе, и какое влияние они оказывают на членов ультрасовременного общества?

В наше время, пожалуй, наиболее мощным средством воздействия как на отдельных индивидов, социальные группы, так и на все общество в целом, являются СМИ (масс-медиа). При этом, потребление (восприятие) информации, как беспрерывного потока сведений и развлечений, становится преобладающим в сфере общего материально-духовного потребления масс. Также шоу-бизнес (индустрия развлечений), наряду с масс-медиа, владея умами миллионов людей по всему миру, прививает определенный вкус к своей продукции. Достигается это с помощью различных методов, в том числе, широкого рекламирования новейших материальных носителей подобной продукции (бытовая электронно-коммуникационная техника – телевизоры, видео- и аудиоаппаратура, компьютеры, ксероксы, факсы, мобильные телефоны и т. д.). Способствует этому и раздутая в СМИ шумиха вокруг футурологических концепций, произведений и фильмов об обществе будущего.

Средства массовой информации (СМИ, масс-медиа, или просто – медиа) превратились своего в рода «церковь» современного общества. А в ПИ обществе их роль будет еще более грандиозной и тотальной. Средствами и явлениями масс-медиа являются периодическая печать (газеты, журналы, комиксы, буклеты, проспекты, бюллетени, сборники, брошюры), радиовещание, телевидение. К средствам массовой коммуникации принято относить и кино, видеозапись, звукозапись. Основные функции СМИ – распространение сообщений (информации), пропаганда и агитация, рекламирование, культурное просвещение, развлекательные передачи.

Медиа вторгается в область культуры, вынося суждения о тех или иных ее производителях и их творениях, оценивая творцов с позиций своего отношения к творчеству и конъюнктуре. СМИ влияют и на политику, прежде всего тем вниманием, которое они оказывают или нет в отношении политических процессов, мероприятий, акций, партий и отдельных политиков и правителей. Затронута масс-медиа и социальная сфера. Благодаря своим методам, техническим возможностям и силе воздействия медиа приковывает внимание, интерес большинства населения данной страны и всего мира. Тем самым, достигаются цели манипулирования людьми, их сознанием, идеалами, вкусами, намерениями. Медиа выражает общественное мнение, являясь рупором общества и в то же время, сама определяя это мнение.

Нужно пояснить, что под общественным мнением подразумевается проявление массового сознания, т. е. отношение людей к различным процессам, событиям, сущностям и явлениям бытия (в первую очередь, общественного). Отношение это может быть явным или скрытым. Решающую роль в формировании общественного мнения играют СМИ. Власть масс-медиа велика. И при существующих тенденциях в области информатики, СМИ станут всесильными, превратившись в некую «сверхвласть» в государстве.

Урбанизированное население развитых стран принимает как свершившийся факт переход в конце XX – начале XXI в. в. от индустриального общества («модернизма») к информационному («постмодерну»). Отсталые же и развивающиеся страны искушают мечтой о возможности приобщиться к ценностям «западнизма», вступив в новую информационную (постиндустриальную) эпоху. Информационное (ПИ) общество представляется как необходимый этап развития и следующая, более высокая, ступень эволюции человечества. При этом, упоминая вкратце о существующих и возникающих проблемах общества «постмодерна», не заостряя на них внимания, подчеркивают выгодные моменты и положительные стороны такого перехода (к ПИ обществу).

Надо сказать, средства массовой информации (в особенности, электронные – телевидение, радио, Интернет) создают в социально-ментальном пространстве некую особую виртуальную реальность, которая совсем не обязательно адекватно отображает истинное положение дел, существующее в действительности, в природе, в обществе. Происходит своеобразный отрыв от подлинной реальности. Люди, словно рыбы в гигантском аквариуме, отделены от реальных фактов и явлений, получая информацию «из рук» посредников – средств масс-медиа. «Живое», непосредственное восприятие и оценка фактов, событий, предметов и отношений уступило место квазидиалогу по схемам «экран-зритель», «динамик-слушатель», «печатный лист-читатель». Мы называем его (диалог) «квази» ввиду того, что он односторонний. Человек может высказываться и даже спорить в ответ на полученную от СМИ информацию, но физического контакта с отправителем он не имеет (если только опосредствованно в виде письменных посланий или приглашений выступить на телевидении, в радиоэфире; в Интернете диалог и обмен мнениями возможен посредством электронной почты).

Личный опыт уходит на задний план, становится ненужным и обременительным. Все, что угодно, можно пережить, не выходя из дома, в воображении, интроецируя этот опыт внутрь себя и идентифицируясь с участниками изображаемых (описываемых) событий. Опыт подменяется подобием опыта, эрзацем, добытые собственным путем знания – вложенным в сознание извне и навязанным информационным суррогатом. Личность плавает в «море» искусственной информации, барахтаясь и порою захлебываясь среди «волн» разнообразных и противоречивых сведений, «валов» ненавязчивой пропаганды и откровенной агитации, и «цунами» непрерывного зомбирования. И чем ниже порог критичности и здорового скепсиса, тем человек более восприимчив и доверчив к обрушивающимся на его сознание мнениям, оценкам и выводам «вещунов» и «жриц» СМИ, ангажированных теми или иными структурами власти и политическими институтами. Любые данные можно сфальсифицировать, приукрасить, переврать, преподнеся таким образом, что они будут выглядеть достоверными и правдоподобными.

В таком случае, где же критерий истины, если даже научные данные (в частности, исторические факты) в последнее время неоднократно фальсифицировались, либо истолковывались с позиций, выгодных докладчикам и инвестигейторам? Среди широких слоев населения (как у нас, в России, так и во всем мире) складывается мнение об ангажированности и необъективности СМИ, и крепнет убеждение, не принимать на веру любые информационные сообщения. Здесь нужно остановиться подробнее на теме идеологии (в частности, западной) и ее «достижениях».

Идеологию принято определять как систему политических, правовых, философских, нравственных, эстетических и религиозных идей и взглядов, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности. Идеология выражает идеалы, коренные интересы и формулирует цели той или иной социальной группы, слоя, класса. Идеология есть форма общественного сознания. Известный философ А.Зиновьев выдвигает тезис о внеклассовом, внегрупповом характере идеологии западнизма. Она является всеобщей и действует как особый и самостоятельный элемент общественного устройства. Имеет место феномен мимикрии идеологи под науку. Идеология в выработке своей стратегии и методологии, в своем воздействии использует данные науки, принимая наукообразную форму. В то же время методы идеологии отличаются от научных, для них характерны тенденциозное и априорное отображение действительности, нарушение правил научной логики и этики. Происходит своего рода отбор истин, полезных практически для средств идеологии. При этом истины интерпретируются в нужном для заинтересованных лиц направлении.

Вызывает несомненный интерес точка зрения А.Зиновьева относительно структурного механизма идеологии западных обществ. Он различает три ее уровня – элитарный, пропагандистски-просветительский и житейский. Работы виднейших социологов, философов, историков, экономистов, кибернетиков и прочих представителей науки составляют элитарный уровень. Пропагандистски-просветительский уровень состоит из различных сочинений и выступлений докладчиков, преподавателей, профессуры, публицистов и журналистов. Кинематографическая, литературная (художественная, популярная), телевизионная, рекламная продукция является носителем третьего, житейского уровня западнистской идеологии. Все три уровня, каждый своими средствами, и подчас воздействуя на различную аудиторию, выполняют общее дело идеологического воздействия на массы. Складывается своеобразный идеологический рынок (по аналогии с экономическим рынком), т. е. рынок идей, образов, информации, со своим специфичным товаром, средствами труда, производителями и потребителями, с его регулированием со стороны государства и т. д.

Можно сказать, что благодаря развитию новейших информационно-коммуникационных технологий идеология ПИ общества (по выражению А.Зиновьева – «идеология западнизма») становится более изощренной и результативной в своем воздействии на общество развитых стран Запада и экстраполяции ценностей масскультуры на все мировое сообщество. Теперь, практически любой житель Земли, подключившись к спутниковой антенне, войдя в Интернет или приобретя один из множества журналов в яркой глянцевой обложке, может приобщиться к этим ценностям. Причем знание английского или, допустим, немецкого языка не является обязательным условием подобного «приобщения», существует множество сайтов на местных языках и не меньшее количество переводов печатной продукции, телепередач с субтитрами, аудиодублированием и т. д.

В последние годы «кризис доверия» разрастается, становятся очевидными попытки власть предержащих навязать гражданам определенное мнение, идеологизировать сознание людей в выгодном для них направлении, с целью предотвращения социальных конфликтов и вовлечения в господствующие теперь во всем мире «рыночные отношения» (политика либерализма и глобализации экономики). Главенствующую роль в данном процессе играют СМИ, оказывая воздействие посредством передач и материалов, как информационно-познавательного, так и развлекательного характера.

Здесь уместно напомнить следующее. В годы «холодной войны» бытовал термин – промывание мозгов, теперь в ходу другое понятие – зомбирование. Суть та же самая – информационно-психологическое воздействие на сознание и психику индивидуумов, манипулирование побуждениями, представлениями, суждениями, желаниями и чувствами субъекта.

По большому счету, можно смело утверждать, что в современном мире человек живет в таком обществе, где манипуляция сознанием стала обыденным явлением, фактом, неразрывно присущим данному времени и социальной среде. Люди все более погружаются в мир грез, «снов наяву» и фантазий, т. е. в мир эскапизма, где иллюзии воспринимаются правдоподобными наряду с реальностью, как реальность. Это – сознание спящего человека, внушаемого и интроецируемого. Человека-хамелеона, наделенного множеством масок и социальных ролей, приспосабливающегося и некритичного конформиста. Человека, который потерял связь со своим подлинным «Я», идентифицируясь с вымышленными героями, идолами и кумирами, ежедневно и ежечасно преподносимыми в яркой и красочной упаковке СМИ и индустрией развлечений. Человека, забывшего, что значит – быть самим собой, или не желающего возвращаться к истокам своей души, к своему подлинному предназначению и самобытности.

Человек попадает в рабство и зависимость от новых технологий. На рубеже тысячелетий исторический круг замкнулся – от физического рабства Древнего Рима начала новой эры мы пришли к информационному рабству на пороге III тысячелетия. Массовое зомбирование приняло невиданный доселе размах и формы. От истерической пропаганды немецкого национал-социализма и грубовато-неуклюжего «промывания мозгов» советской идеологии мы пришли к непрерывному, вкрадчивому, тотальному, действующему на уровне символов подсознания (и от этого во сто крат более действенному и результативному) информационно-психологическому воздействию СМИ, искусства, современного образования, шоу-бизнеса, выполняющих заказ столпов и адептов политики неолиберализма, фритредерства, космополитизма, глобализации и мондиализма.

Девиз: «Владеющий информацией, владеет и всем миром», сделался расхожим. Нужно уточнить: «Миром правит тот, кто владеет информационно-коммуникационными потоками и средствами информационного воздействия на массы». Не случайно, медиа-магнаты Запада – одни из самых могущественных и богатейших людей планеты.

Определяющим явлением в духовной сфере общества становится феномен массовой культуры. Термином «массовая культура» (масскультура) характеризуют особенности и тип культуры, господствующий в современном (прежде всего, западном) обществе. Ее признаками и основными чертами является поставленный на коммерческую основу способ производства и распространения духовных ценностей посредством средств массовой коммуникации (телевидение, радио, печать, кинематограф, Интернет, шоу-бизнес), стандартизация духовных благ, примитивность в изображении человеческой жизни и отношений, процессов, происходящих в обществе и природе, сенсационность в подаче материалов, упор на развлекательность, примат индивидуально-эгоистической психологии, переориентация сознания с общезначимых ценностей на доступность соблазнов, культ потребительства, личного успеха, вседозволенности, включая смакование насилия, секса, натуралистических подробностей интимной жизни, непристойностей.

Таково классическое определение феномена массовой культуры, принятое ранее в советской идеологии и науке. В сегодняшних критических сочинениях подход в определении ненамного отличается от вышеприведенного.

В результате таких тенденций, имеющих место в развитых странах Запада, как разрастание и доминирование в экономике денежного механизма, денежных отношений, произошло вовлечение в непосредственно экономическо-рыночные отношения далеких от этого ранее сфер – культуры, образования, спорта, информации, идеологии.

Важнейшим оружием в воздействии на сознание людей является широкое рекламирование и насаждение ценностей масскультуры (синоним – «американские ценности»). Прививаемые с детства ориентиры ведут к примитивности вкусов и искажению традиционных культурных ценностей, что в конечном итоге сказывается на духовно-интеллектуальной сфере личности. Человек с одной стороны морально и интеллектуально деградирует, с другой – оказывается в духовной изоляции.

К традиционным направлениям, родам и видам духовной культуры и искусства (литература, живопись, скульптура, графика, театр, музыка, танец, наука, философия, религия) с прогрессом науки и техники добавились новые виды, служившие вначале в качестве технических средств выражения прежних составных частей духовной культуры. Но в течении довольно короткого срока они сами превратились в новые виды и формы искусства, а во 2-й половине XX в. вышли на первый план, потеснив традиционные. Речь идет о фотоискусстве, кинематографе, телевидении, радиовещании, видеопроизводстве, рекламном искусстве, компьютерной анимации. Наибольшим успехом у широких масс потребителей культуры пользуются именно они.

С середины XX века наблюдается прорыв, нарушение целостности духовного гомеостаза человеческого общества, с его незыблемыми символами-принципами любви, прощения, милосердия, свободы, равенства и братства. Совершенно иные, глубоко чуждые культуре как традиционного, так и современного обществ, ценности и идеалы овладевали сознанием людей, переиначивая относительно устойчивую психику и устоявшееся мировоззрение на свой лад. Корни этого катастрофического для духовности процесса нужно искать в предшествующем этапе конца XIX – 1-й половины XX в. в. с присущим ему потрясением основ общества в двух мировых войнах и пролетарских революциях, а также с возникновением учений и идеологий, подорвавших традиционное мировоззрение в области науки, религии и культуры, таких как дарвинизм, фрейдизм, марксизм и ницшеанство. Именно это «брожение умов» и ниспровержение устоявшихся ценностей и идеалов, широкое распространение бунтарских, нигилистических настроений, позволило родиться такому уродливому образованию, как массовая культура с присущим ей культом превосходства, обособленности, личной выгоды, ничем неудержимой агрессии и похоти. Культура приобрела массовый характер, т. е. из элитарной превратилась в массовую, стандартизированную.

При этом необходимо помнить, что масскультура развилась на основе западноевропейской культуры, в то же время, отрицая ее.

Что сделала современная индустриальная («массовая») культура? Она выхватила те духовные ценности и достижения, которые были привилегией лишь носителей из высшего общества («высшего света»), из ограниченного круга избранных и растиражировала их, распространив среди всей массы рядовых членов общества. Тем самым, она приобщила к культуре (ранее считавшейся достижением элиты) практически все население, а с другой стороны, «обыдлила» эту культуру, низведя ее до уровня толпы. А толпе, как известно, подавай «хлеба и зрелищ». Первое («хлеб») – вотчина экономики, бизнеса, а второе – шоу-бизнеса.

Кроме всего прочего, необходимо учитывать и влияние современной масскультуры на социально-мировоззренческую мотивацию деятельности людей. Человек, наблюдая за жизнью вымышленных экранных (или литературных) героев, отождествляется с тем или иным персонажем (психологическая идентификация), выбирая для себя определенную модель поведения и самореализации. По сути, это – заимствование чужого мировоззрения и социально-культурных установок. Большинству людей экран представляется величайшим социальным и культурным благом, меньшему количеству особо «продвинутых» - безграничным социально-духовным злом. Зависимость от экрана превращается в своего рода «телеманию». Происходит привыкание, человек нуждается в информационном допинге, регулярном и частом приеме «телевизионного наркотика». Жизнь вне красочной экранной реальности кажется скучной, серой, неинтересной. Человек забывает, что такова природа обыденной, повседневной жизни. Ему требуется новизна событий и ощущений, все новые интересы – и это подстегивается умелой пропагандой со стороны СМИ.

В то же время существует точка зрения, согласно которой в массовой культуре «наряду с моментами манипулирования, стандартизации мыслей, чувств и действий имеются и положительные стороны, обладающие по-настоящему культурно-воспитательной и эстетической значимостью» ( Орешников И. М. Что такое гуманитарная культура? – Саранск: Издательство Мордовского университета, 1992, С. 77). В этом плане в какой-то мере широкие массы приобщаются и к подлинно духовным, эстетическим ценностям. Тем не менее «квазиэстетический шум» масскультуры настолько велик, что заглушает образцы высокой культуры, истинные шедевры.

В XX веке на первый план среди видов искусства по росту культурно-идеологической значимости и числу занятых в его сфере людей вышло кино. Художественный кинематограф (как и художественные телефильмы) во 2-й половине XX в. приобретает первенствующее значение в духовной жизни общества, становясь самым популярным («смотрибельным») явлением культуры. Одновременно киноискусство, создание кино-, теле- и видеофильмов превратилось в антиискусство, произошла «голливудизация» кино. При этом, благодаря НТП и широкому внедрению новых информационно-цифровых технологий, неимоверно повысилась производительностьи техническая изощренность киноиндустрии и всего шоу-бизнеса.

Следует отметить, что в деле насаждения ложных мифов и искаженных ценностей преобладающую роль сегодня играет реклама, отодвинувшая на задний план таких традиционных «производителей иллюзий», как кинематограф и телепрограммы. Реклама, с одной стороны, это информация (навязывание) о товарах и услугах, а, с другой стороны, она является пропагандой определенных ценностей, идей и образа жизни. Рекламное искусство охватывает практически все сферы человеческой жизнедеятельности. Помимо экономики (где сфера ее первоначальных интересов – торговля, коммерция), она внедрилась в политику, науку, искусство и даже в религию. Проиллюстрировать это можно на примере той же футурологии. Чем, как не рекламой позиции автора, являются исследования в области прогнозирования будущего? Теории западных (прежде всего) футурологов – это широкое разрекламирование преимуществ постиндустриального общества, зиждущегося на основах западнизма (либеральная экономика, примат частной собственности и индивидуализма над коллективизмом и т. д.). Чего стоят одни названия разделов и глав: «новые кочевники, «модульный человек», «эпоха субкультур» (см. Алвин Тоффлер «Футурошок»). Что это, как не типичные рекламные слоганы (краткие девизы претенциозного характера)? Сегодня, в мире рыночной конъюнктуры и невиданного прогресса коммуникационно-информационных технологий, рекламируют все – от специфичного товара до идеологической позиции, от преимуществ той или иной конфессии до творческих исканий и продуктов духовной культуры. Рекламируют предметы, тела, знания, способности и навыки, достижения и звания, успех и иные ценности материального или духовного характера.

Богом традиционного (доиндустриального) общества был Небесный Владыка. Его сменил бог современного (индустриального) общества – расчет (по иному – деньги). Богом новейшего (ПИ) общества стала информация, вырождающаяся в рекламу.

Представляется, что в грядущем ПИ обществе реклама полностью утратит свою информационную составляющую, превратившись в развлекательную видеопрограмму клипового характера. Большинство художественных фильмов ожидает та же участь, они выродятся в постмодернистские «видеомиксы», выполненные во фрагментарной, клиповой манере.

Уровень современного развития компьютерных технологий и потенциальных возможностей прогресса в этой области таков, что можно говорить о появлении в ближайшие несколько десятков лет значительно быстрее «думающих» машин, чем ныне существующие. То есть, скорость обработки информации у компьютеров и человеческого мозга сравнятся, а затем компьютерный интеллект значительно превзойдет интеллект человека. Практически всю интеллектуальную работу возьмут на себя кибер-машины, они же займутся и эффективным управлением общественной жизнью людей.

Описанная в футуристическом романе-эссе А.Зиновьева «Глобальный человейник» ситуация, когда герой постоянно советуется с компьютерным помощником, выполняющим за него всю черновую мыслительную работу, возможно, станет реальностью, как прогнозируют футурологи, уже в середине XXI века. К этому же сроку предсказывают разработку и широкое внедрение «суперумных» нанороботов (т. е. мельчайших, размером с молекулу механизмов с искусственным интеллектом), которые, попав в организм человека, будут устранять в нем различные физиологические неполадки и сообщать о психофизическом состоянии. К Интернету будет подключена каждая квартира, все виды транспорта, мобильные телефоны и «органайзеры». Мировая информация, весь, накопленный человечеством, потенциал знаний будет доступен каждому человеку, находящемуся в любом месте.

Давайте, теперь ненадолго отвлечемся и заглянем в паранаучный мир мистического знания. В оккультизме принято говорить о многоуровневом строении бытия. Мир состоит из семи плоскостей (или планов), различающихся по мере утонченности строения и взаимопроникающих друг в друга. Наш, «земной» мир – план грубой материи. Итак, если принять постулат об иллюзорности проявленного бытия, то получается, что мир, в котором мы живем – не более чем иллюзия, призрачная дымка (Майя). Но в таком случае, искусственное (то есть, созданное человеком) информационное поле – это иллюзия в иллюзии, т. е. двойная иллюзия. Человек создал для себя еще одну реальность – виртуальную, являющуюся квазибытием. И, если мы говорим о «реалистичных» жанрах, повествующих нам о «реальной» жизни и мире, в терминах «иллюзорный, виртуальный мир искусства», то ирреальные художественные жанры, такие как фантастика, мистика, «фэнтэзи», фильмы и литература «ужасов», являются уже тройной иллюзией.

По сути, любое художественное произведение, будь то фильм или книга (картина, музыка), есть продукт воображения автора. С приходом информационных технологий и компьютеризации населения земного шара значение воображаемого (виртуального) мира в жизни людей приобретает невиданный размах. Разочарованный человек бежит от неприглядной, полной кризисов реальности в мир эскапизма, превращаясь в визионера и пассивного потребителя развлекательной информации. Небывалый подъем в XX в. книгопечатной продукции бульварного характера сменили во 2-й половине ушедшего века телепрограммы, а они в свою очередь уступили место видеофильмам в последней трети XX века. Сегодня можно говорить о буме компьютерных игр. Что на очереди?

В общении с компьютерной виртуальной реальностью человек из пассивного созерцателя превращается в активного участника, управляя внутренним содержимым квазиреальности. Это уникальное явление – человек может изменять виртуальную реальность согласно своей воле, как бы существуя в вымышленном мире!

СМИ продуцируют виртуальную реальность, формирующую свое поле воздействия на реальные субъекты. Вне этого информационного поля уже не может происходить большинство процессов – политических, культурных, социальных. В значительной степени, сделались подвластны мнению и оценке СМИ даже процессы, происходящие, казалось бы, в независимых от влияния масс-медиа экономике и природе.

Виртуальный мир парадоксален с позиций присущих ему свойств. Обладая своим собственным квазипространством, он практически не имеет настоящего измерения времени. Его содержимое обусловлено лишь прошлым, образами человеческой памяти, общественным и индивидуальным опытом.

Разумеется, при всех своих недостатках и кроящихся в них опасностях, новейшие информационные технологии, всеобщая компьютеризация, усиление роли СМИ и коммуникационной сферы имеют и положительные стороны. Прежде всего, это использование «искусственного интеллекта» в общественных и личных целях: экономика, социальная сфера, культура, наука, повседневный быт значительно выигрывают от применения в соответствующих областях компьютерной и прочей цифровой техники. Расширились возможности индивидуального творчества и самообразования. На основе компьютеризации оборудования улучшены условия медицинского обслуживания, отдыха, интеллектуального труда. Упростился и ускорился во множество раз обмен информацией. Не говоря уже о пользе систематизации и сбора данных в производственной инфраструктуре и прочих сферах экономики, в службах спасения и охраны правопорядка, в науке и т.п. Благодаря внедрению цифровых технологий в товары потребления значительно облегчен человеческий быт. Интернет («мировая паутина», «Сеть», «глобальный интеллект») превратился поистине в сокровищницу человеческих знаний и самой разнообразной информации.

Нужно признать, что в сфере образования широкая компьютеризация и внедрение информотехнологий произвело определенный переворот. Прежде всего, это, как уже указывалось выше, доступ практически к любой информации (разумеется, сознательно открытой для массового пользования). Но выиграл ли от этого человек в своей интеллектуальности и духовности, в плане обогащения своего внутреннего духовного мира? Пожалуй, это не изменило, а скорее усилило общую тенденцию к примитивизации и «конъюнктуризации» знаний.

Подытоживая все вышесказанное, можно с полной уверенностью утверждать, что информационные технологии в их влиянии на духовную культуру приобретают в обществе «постмодерна» решающее значение, занимая главенствующее положение и во всех остальных областях человеческой жизнедеятельности.

При этом феномен виртуального мира имеет как положительные, так и отрицательные стороны, причем последние пока перевешивают. К числу полезных достижений компьютеризации и информатизации повседневной жизни общества и отдельных индивидов можно отнести: улучшение бытовых условий жизни граждан на основе применения цифровых технологий; значительное повышение уровня обучения, самообразования и научной подготовки; огромная польза в систематизации разрозненных данных во всех без исключения сферах человеческой жизнедеятельности и, прежде всего, в производстве и науке; расширение возможностей досуга людей; более действенная врачебная помощь, правоохранительная и спасательная функции силовых структур.

К отрицательным последствиям относятся: вредное воздействие компьютерной и цифровой техники на физическое и психическое здоровье; «бегство в иллюзии», отрыв от реальности, влекущий за собой подрыв психического равновесия и неадекватное восприятие реальности («компьютерная наркомания»); зомбирование населения путем информационно-психологического воздействия СМИ и коммуникационных технологий; преступления в области высоких технологий (компьютерные «взломы», хакерство, заражение «вирусами»); угроза тотального контроля со стороны спецслужб и бюрократического аппарата гигантских корпораций за личной и общественной жизнью любого члена общества (благодаря централизации и систематизации информационных данных); подмена живого труда и творчества человека, а значит и его участия в процессах производства, распределения и обмена материальных и духовных благ, «умными» машинами, «искусственным интеллектом», роботами-киборгами, постепенно приобретающими все большую власть над своим создателем, человеком.

В настоящее время нужно говорить о совестном, взаимообусловленном, взаимно влияющем, конвергентном и корреляционном развитии человечества (антропосферы) и окружающей его среды (биосферы), т.е. о коэволюции. Хозяйственная и интеллектуальная деятельность человека вышла на планетарный уровень, и теперь необходимо рассматривать проблемы человека и его естественного окружения лишь в рамках системы «человек-природа». По сути дела люди становятся «соучастниками» эволюционного процесса.

Общий вывод будет таков: необходимо глубокое и разностороннее изучение процессов, происходящих уже сейчас под влиянием развития информационно-коммуникационных технологий, а также прогнозирование их развертывания в историческо-общественной перспективе ближайшего будущего. От того, каким быть духовному миру человечества, зависит само существование и выживание человека разумного на планете Земля.

2001 г .


наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования