В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Щепаньский ЯнЭлементарные понятия социологии
Книга "Элементарные понятия социологии" подготовлена на основе цикла лекций, прочитанных студентам-социологам. Автор считает, что его книга вводит в язык и понятийный аппарат социологии. В книге рассматривается широкий круг социологических проблем.

Жалобы и предложения

Напишите нам свои впечатления о библиотеке Университета и свои предложения по ее улучшению [email protected].
Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторАверьянов Л. Я.
НазваниеКонтент-анализ
Год издания2009
РазделКниги
Рейтинг2.56 из 10.00
Zip архивскачать (2 570 Кб)
  Поиск по произведению

Территория

Блок «территория» представлен следующими словами-понятиями: Россия - 296; страна – 226; федерация – 173; регион – 98; территория - 27 ; Чечня - 4; земель – 13; Москва – 7; Кавказ – 6; Петербург – 2. Всего: 10 слов; 862 использований. К подобной группировке надо относиться весьма осторожно, ибо не все предложенные слова-понятия имеют большую долю признака «территория», например, «Россия», «страна», «»Федерация» и др. И тем не менее, мы посчитали возможным интерпретировать их и в таком качестве.

Но мы будем оперировать только одним словом-понятием – «территория», учитывая большую трудоемкость статистического подсчета по всем или даже некоему большинству слов. Однако, считаем, что в данном случае этого в принципе достаточно для решения задачи - построения и демонстрация методики анализа сущности и содержания частотного распределения признака «территория» в тексте посланий.

Для анализа понятия «территория» необходимо прежде всего сформулировать основную, а при необходимости и вспомогательные гипотезы, которые и будет проверяться в ходе исследования, и которую мы называем концепцией. Форму гипотезы она принимает в том случае, когда мы признаем ее истинность только как возможную, но не обязательную. Разработать концепцию означает в нашем случае, проведения ряда мыслительных операций, т.е. построение понятийной конструкции, которая в свою очередь включает в себя ряд специальных и необходимых процедур. Кратко и обще их можно представить в такой условной последовательности:

  1. Определение содержания специальных понятий как основных, так и вспомогательных, в рамках поставленных задач;
  2. Разработка целей и построение специальных задач, которые должны реализовать концепция;
  3. Определить место основного концептуального понятия, в данном случае «территория», в системе других ключевых и вспомогательных понятий.
  4. Затем получить подтверждение или не подтверждение выдвинутой концепции как гипотезы, (но не опровергнуть ее);
  5. И тем самым ответить на вопрос, правильна ли наша гипотеза, которая была выдвинута в ходе исследования или нет.

С нашей точки зрения понятие «территория» является одним из важнейших показателем государственного, национального, социального, властного и, естественно, географического образования. Содержание данного понятия, в рамках решения нашей задачи, описывается в свою очередь рядом важнейших показателей, в частности: «территория», в частности, как экономическая, политическая и географическая категория.

При этом вводим еще два понятия: целостность и дифференциация территории. Мы исходим из следующей концепции: территория является целостной относительно любого внешнего объекта и в то же время она дифференцирована в ракам управления территорией. Последнее может происходить в рамках понятий экономика, политика и местоположение.

С помощью грамотно построенного понятия «территории» государство может решать много задач, например:

  1. Сохранения целостности государства как общественного образования;
  2. Усиление экономической, политической и социальной мощи государства и народа;
  3. Определение государства в рамках мирового сообщества посредством фиксирования географического положения в мировом территориальном пространстве;
  4. Укрепление власти и политической структуры, социально-национальной идентификации населения;
  5. Установление полной или частичной правовой территориальной самоидентификации и пр. [1]

Можно по другому сказать: все что делается в государстве и обществе происходит исключительно на территории как непосредственном физическом пространстве. Соответственно, сам фактор территории оказывает большее или меньшее, но необходимое влияние на все социально-политические, экономические и технические и пр. процессы, осуществляемые людьми и организациями. И не учитывать этого момента принципиально нельзя, тем более в таком важном государственном документе, как послание. Но это только наша точка зрения, но от нее мы будем отталкиваться при анализе данного текста.

Как же понимается и каким образом учитывается фактор «территория» в тексте посланий? Сначала некоторые цифры. В 27 предложениях, содержащие слово «территория» в 34 случаях оно было использовано в следующих значениях:

  • территория как административная категория – 15 раз;
  • территория как географическая категория – 12 раз;
  • территория в рамках понятия «экономика» – 7 раз.

В силу решения в посланиях основной задачи – укрепления административного влияния в стране, соответственно, понятие «территория» так же в основном должна рассматриваться в рамках понятия «административное», а затем уже как географическая и экономическая категория. При этом сохранения принцип ее дифференциации по регионам и другим признакам, и в тоже время сохранения понятия «единства» и «целостности» как основного положения территориального образования.

Но разделение этих понятий достаточно строго по содержанию, по нашему мнению, не произошло. Другими словами, не определено каким же образом происходит соотношение понятий «целостности» и «дифференциации». С первого взгляда вроде и так все понятно: общая территория с необходимостью делится на регионы, где каждый из них наделяется определенными правами и обязанностями по управлению данной территорией. Это в географическом и административном разрезе.

Но этот принцип оказывается совсем не работает в национальном, социальном, религиозном и даже в ряде случаев в экономическом плане. А соответственно перестает работать при определенных обстоятельствах и признак неделимости, целостности, т.е. географический и административный принцип, что в свою очередь приводит к неуправляемости общей и частей территории.

Эта проблема не решена до сих пор и не решается в том числе и в научном плане. К чему это приводит видно на пресловутом параде суверенитетов, который вспыхнул совсем недавно при ослаблении административного управления и не ослаб по существу и в настоящее время. Причем не только в России, но и во всем мире. И силовое решение, как показывает практика, не самое лучшее. Впрочем, вполне возможное при определенных ситуациях и при решении частных, но важных в какой-то момент задач.

Если надо ослабить государство, можно просто нажать на ее самое слабое звено. Таковым и является понятийное не решение взаимосвязи целостности и дифференциации относительно территории, что мы наглядно и видим в разных частях мира. Нет данного решения и в настоящих посланиях, что может привести к новому параду суверенитетов наших республик и не только их при ослаблении административного влияния. Последнее безусловно важно, как мы уже говорили, но оно не решает всех проблем управления территорией и территориями.

Россию как государство всегда держали два фактора: жесткие рамки насилия со стороны властей, и то, что ее большая территория ни кому не была нужна, поскольку по большей части оно для проживания является не пригодным. Сейчас обручи немного ослабли, а претензии со стороны сопредельных государств к некоторым обжитым частям территории, возрастают. Имеются претензии одних административных образований к другим по территориям и внутри государства.

Имеется и еще один, можно сказать, психологический фактор. Территория России такая большая, что для конкретного человека ее границы физически как бы не ощущаются. Эти границы настолько отдалены от человека, что воспринимаются им нередко как некое отвлеченное понятие. По сравнению с государством, имеющим небольшую территорию.

Может быть поэтому многие российские политические и государственные деятели в недалеком и далеком прошлом, легко отдавали большие куски территории России, например, Крым, сопредельным и не только сопредельным государствам. И в самом деле, такова была и остается психология: земли у нас много, на всех хватит, почему бы и не отдать немного, взамен на что-то, чего, как правило, не получали. Да, наверняка, негласно и приторговывали российской территорией ради сиюминутных политических интересов или материальных интересов отдельных субъектов власти.

Понятие «территория», как и многие другие, можно рассматривать в трех аспектах: 1. Как основной объект, который определяет другие объекты предложения. 2. Как понятие, которое описывает другое понятие, т.е. выступает в роли вспомогательного объекта. 3. Выступает как синоним, т.е. является как бы нейтральным, относительно смысла предложения, объектом.

Соответственно из 79 высказываний в 27 предложениях, была произведена следующая группировка понятий «территория», используемая в тексте посланий:

  • «Территория» в рамках понятия « Административное » - 11 13,9%;
  • «Территория» в рамках понятия « Географическое образование» - 12 15,2%;
  • «Территория» в рамках понятия « властное соподчинение » - 8 10,1%;
  • «Территория» в рамках понятия «экономические отношения» - 7 8,9%;
  • Как общероссийская территория - 14 17,7%;
  • Как региональные территории - 11 13,9%;
  • Рассматривается в рамках понятия «целостность» территории - 6 7,6%;
  • Не имеющее собственного оригинального определения и свободно заменяющееся словами: регион, земли и др. - 18 22,8%;

Наблюдается несколько интересных тенденций в данном словоупотреблении. Если соединить «административное» и «власть», как близкие в данном кусочке текста понятия, то получается, что 24% высказываний посвящено интересам власти. В этом плане фактору «целостности территории» уделено очень мало внимания, всего 7,6%, так же как понятию «территория» как «экономической категории» - 8,9%.

Как видно из таблицы понятие «территория» чаще всего рассматривается как проходное обозначение некоторого объекта, например: «в некоторых территориях», «на всей территории», «приблизить их к территориям», «на территориях России» и др. Если соединить с понятием «географическое», так же близкое к нейтральному определению, то получается 38% высказываний, что довольно много, для такого важного документа.

Это говорит о том, что понятие «территория» для авторов данного текста не является столь уж существенным и важным. Оно не играет большой роли в понимания его значения в государственном образовании и развития общества. Получается примерно тоже, что при определении национальных приоритетов. Вряд ли это свидетельствует о том, что авторы недооценивают роль территории вообще, скорее речь идет о понятийной не разработанности , когда такое важное понятие оказывается не дифференцированным в общественном сознании и ему не находится место в ряду других столь же важных понятий.

Религия

За годы советской власти религию, веру почти полностью вытравили из общественного сознания народа и самой власти. Сейчас церковь в России не только отделена от государства, но и превратилась, по сути, в коммерческое предприятие по оказанию специфических услуг населению. Но тем не менее и сегодня остается важным государственнообразующим и обществообразующим фактором, сколь бы ее не отделяли от государства.

Даже в западных странах, религия остается важной составляющей национального единства. И скорее всего именно в этом качестве она и выступает в развитых общества, а не как собственно вера в бога.

В России религия начинает играть все большую роль, в основном связанную с тем, что довольно сильно активизировались мусульманская, иудейская, католическая, впрочем так же как и православная, церкви. По крайней мере наши политические властные бонзы, хотя бы по праздникам, ходят в церковь и прилежно прикладываются, при этом, как кажется, не совсем осознавая, что же это такое религия. С их точки зрения церковь может быть или опасной или подчиненной.

Безусловно, и в тексте посланий нельзя было обойти это явление. Оно и в самом деле было обозначено несколькими словами. Именно обозначено и не более того. Религия представлена понятиями прямо или близко описывающее данное явление: духовное – 4 (правда содержащий только слабый признак религиозности); религия – 2; бог – 1; молитвы -1; веры -1 . Всего 5 слова и 9 использований.

«…если Россия, не дай Бог…», « Государство не может требовать от граждан веры, молитвы…», «Оно не смеет регулировать научное, религиозное и художественное творчество…», «…внеправовые методы борьбы за национальные, религиозные, иные интересы…». Вот и все высказывания о религии и церкви. Как видно, никакого отношения к сущности понимания роли и значения религии в обществе здесь нет. Может быть и напрасно.

Демократия

События последних пятнадцати лет неизменно проходили под знаком демократии. Впрочем и в советское время не гнушались этим словом, говорили прямо и косвенно о самой демократичной, самой свободной, самой справедливой и пр. стране советов, и естественно коммунистической партии. И сейчас власти не менее страстно клянутся в приверженности демократии и следование ее принципам.

Правда никто из властей страны ни ранее, ни сейчас почему-то не утруждались и не утруждаются объяснить, хотя бы в самых общих чертах, что же такое демократия, по крайней мере, в их понимании. В результате молчаливо вкладывают тот смысл, который им удобен для сохранения власти.

Под демократией, во всяком случае в развитых странах, чаще всего понимают некую совокупность специфических признаков, описывающие определенное состояние общества, которое является приемлемым каждому или большинству его членов при решении частных и общих задач. Чаще всего воспринимается как противовес жесткому тоталитарному режиму.

В научной литературе проблемы демократии хорошо исследованы и предложено не мало специфических признаков, ее характеризующее. Демократия, как правило, описывается следующими общепризнанными понятиями: народовластие, власть большинства, учет мнения меньшинства, равноправие, правовая защищенность, свобода, верховенство закона, разделение властей, выборность, справедливость, гласность, свобода мнений и выбора сферы и форм деятельности, наличие свободных СМИ, общественных организаций и партий, референдум и пр. Перечень может быть очень длинным. [2]

Но провозгласить принципы еще не значить их иметь. И история показывает не мало тому примеров. Провозглашаемые властными режимами демократические принципы, которые в обязательном порядке это делали, часто оказывается далеким от их истинной сущности, более того превращаются нередко в еще более жесткий режим. И вся история обществ это борьба народных масс за эту самую демократию и яростное сопротивление власти.

Власть, как субъект общества, стремиться сохранить за собой возможность иметь благоприятные условия выживания в целях сохранения себя как субъекта. Этого можно достичь путем полной или частичной эксплуатации других субъектов общества. Так ведет себя каждый субъект, что является вполне естественным и нормальным. Только не у всех субъектов получается хорошо. В России получается плохо, и прежде всего потому, что субъекты общества, кроме власти, не умеют бороться за свое право жить и выживать.

Тогда что же такое демократия, которую народ так хочет иметь, но которой так боятся власти? Рискну предложить собственную трактовку. Демократия это временный паритет постоянного силового противостояния власти и общества . Иными словами, это процесс, который отражает взаимодействия власти и общества как основных силовых структур общества, за свое право решать собственные задачи, собственными силами и за счет друг друга, но на взаимовыгодной основе.

Власть всегда пыталась и решала свои задачи за счет общества, нещадно или щядяще его эксплуатируя на законных основаниях, придуманных ее самой и только под себя и частично под все общество. Власть, выполняя необходимую функцию в общество по решению общегосударственных задач, присвоило себе право, используя силу, (армию, чиновников, полиции, суд, прокуратуру и пр. силовые органы), выступать в роли основного самостоятельного субъекта общества. Например, самостоятельно и чаще всего в своих интересах, распоряжаться общественными деньгами, (бюджетом), которые она изымала у населения на основаниях официальных налогов.

Сначала народ выступал стихийно против власти (бунты), за что его власти карали нещадно. Потом уже борьба приняла цивилизованных формы, (во всяком случае в развитых странах), путем массового выступления и конституционного давления на власть, посредством партий, общественных организаций, законов, рынка и пр. В конечном итоге добились того самого демократичного общества, о котором мечтают чуть не все страны. Но противостояние власти и народа продолжается и пока паритет сохраняется. В развитых странах. А как же в России в настоящее время?

В тексте посланий мы выделили 15 слов, (285 ис пользований), описывающие понятие «демократия »: самоуправление - 64; демократия - 50; совет – 29; коллегиальный – 27; собрание – 26; партии - 23; республики – 21; избираемых – 11; представителей - 11; профсоюзы – 9; референдум - 4; предвыборной - 3; многопартийность - 3; суверенитет – 2; народовластие – 2. Для анализа мы взяли два слова – «демократия» - 50 и «народовластие» – 2.

Понятие «демократия» анализировалось нами в двух вариантах выражения в предложении: в своем непосредственном и опосредованном окружении. Перовое предполагало анализ тех слов, которые располагались сразу до или после слова «демократия» и «народовластие». Второе предполагало анализ некой совокупности слов, которые находились в данных предложениях. Всего слов в данных предложениях насчитывалось примерно 600. После очищения оставалось 332, которые и участвовали в анализе.

После этого, выделялись слова в предложениях, которые чаще всего используются, и которые затем группировались как понятийные блоки понятийного поля. В результате должны быть решены следующие задачи:

  • в каком понятийном пространстве используется понятие «демократия»;
  • каково частотное распределение понятия «демократия» в данном поле;
  • какое место по значимости «демократия» занимает в предложении;
  • какое место по значимости занимает понятие «демократия» в отношении к власти и субъектам общества.

Как мы уже не однократно говорили, предложение состоит, как правило, из двух частей: основная понятийная и вспомогательная часть. Последнее конкретизирует понятийное содержания выделенных признаков в основном понятии. Если слово демократия находится в основной части предложения, то считается основным, а вспомогательная часть только оттеняет тот признак демократии, который используется в данном предложении.

Но если слово демократия находиться во второй части, тогда оно становится второстепенным и само оттеняет какое-то основное понятие в предложении. Если слово демократия является значимым, то оно должно по преимуществу быть доминирующим в большинстве предложений и наоборот. Так вроде бы должно быть по здравому смыслу и логике вещей и рассуждения.

В нашем случае, то есть в посланиях, слово демократия явно не является значимым и основным в выделенных предложениях. Из 52 предложений только в 10-ти слово демократия являются основным. Например, «Однако, последовательное развитие демократии в России возможно лишь правовым, законным путем». Слово правовой уточняет признак понятия демократия в котором он используется в данном предложении.

В 42 предложениях понятие «демократия» выступает как вспомогательное. Пример: «Россия - это страна, которая выбрала для себя демократию волей собственного народа». В данном предложении понятие «демократия» размещено в вспомогательной части предложения и поэтому является не основным. Его задача только уточнить признак понятия «Россия», т.е. в данном случае речь идет о демократической России.

Теперь посмотрим непосредственное понятийное окружение слова «демократия», т.е. с какими словами непосредственно контактирует данное слово. Все высказывания легко распадаются на три блока:

  1. Простое, чаще всего проходное упоминание демократии или ее констатация - 27 (51,9%) ;
  2. Проблемы развитие демократии - 15 (28,9%);
  3. Демократия как общественная ценность - 12 (23,1%).

В Послании часто используются такие словосочетания: Российская демократия, демократическое общество, демократическое государство, демократическая политическая система и др., представленные как утвердительные в винительном падеже. Например, « Свобода слова была и останется незыблемой ценностью российской демократии ». Х отя, как нам кажется, скорее это все-таки некоторое забегание вперед. Примерно так же как это было с построением коммунистического общества – оно всегда трактовалось в партийных документах с позиции констатации, т.е. оно уже есть, построено не смотря на некоторые оговорки. Такие высказывания занимает более половины (51,9%).

В Послании так же не преминули отметить проблемы построения, развития, укрепления демократии. Говориться об уровне и состоянии демократии и демократических процедурах. Правда этому блоку уделено все-таки меньше внимание внимания (28,9%).

Далее предлагается, (правда довольно слабое и не внятное), описание понятия демократия и указываются некоторые его признаки: демократия и свобода, демократия и законы, демократия и справедливость, демократия как ценность сама по себе, демократические основы и принципы и др. Но данный блок занимает меньше всего места - (23,1%). Вполне возможно, полагают авторы, что все и так понимают, что такое демократия.

Блок: констатация демократии

27 (51,9%)

•  Демократическое общество

2

•  Демократическое государство

6

•  Российская демократия

8

•  Демократическая политическая система и выборы

2

•  Реальное народовластие

3

•  Зрелая, устойчивая демократия

2

•  Демократические завоевания

2

Блок: развитие демократии

15 (28,9%)

•  Развитие, укрепление демократии

10

•  Состояние демократии.

1

•  Уровень демократии

1

•  Молодая демократия

1

•  Демократическое строительство

1

•  Демократические процедуры

1

Блок: демократические ценности:

12 (23,1%)

•  Демократия и свобода

3

•  Демократические основы, принципы и законы

5

•  Демократия и справедливость

1

•  Демократические ценности

3

Всего:

52

Кроме этого мы предположили, что будет интересно посмотреть в каком опосредованном понятийном окружении используется понятие «демократия». Иначе говоря, какие слова чаще всего используются в предложениях, содержащее слово демократия, ( то что мы называем «понятийное пространство» или «понятийное поле»). И какие слова в данном понятийном поле могут быть представлены как значимые, относительно понятия «демократия».

Всего набрось немного – 33 слова или 9,9%, (218 использований), из 332 слов, используемых не менее 2–х раз. Среди них мы выделили две группы: взаимоотношения демократии с властью и взаимоотношения демократии с субъектами общества. Другими словами, как представлены объекты, относящиеся к обобщенному понятию «общество» и объекты, относящиеся к блоку под условным названием «власть» в предложениях со словом демократия.

Если читатели помнят, ранее, там где вопросы касались власти, на первое место всегда выходил, по частотному распределению, именно блок «власть». Но в данном случае блок «власть» представлен очень слабо и по существу никак не связан с блоком «демократия». Если в первом блоке использованы 13 слов, имеющих 99 использований, то во втором случае используется только 3 слова и соответственно только семь использований.

То есть блок «власть» очень плохо представлен в предложениях, (в понятийном пространстве»), со словом «демократия» и довольно хорошо со словами, относящиеся к понятию «общество». Из этого можно сделать предварительный вывод, что понятие «демократия» в посланиях, распространяется практически на все субъекты общества, кроме субъектов власти.

Ниже представлены три предложения, содержащие одновременно слова «демократия» и «власть».

  1. « Власть в России должна работать для того, чтобы сделать в принципе невозможным отказ от демократических свобод… ». В данном предложении власть рассматривается только в одном из множества аспектов (выделяется один специфический признак), как активный субъект, обеспечивающий развитие демократии, но не как субъект демократии.
  2. « В демократическом обществе постоянную связь между народом и властью обеспечивают политические партии ». В данном предложении разделяются понятия «власть» и «народ» в рамках единого демократического общества. В этом случае можно говорить о распространении признаков демократии на объекты власти.
  3. « К сожалению, пока не удалось выработать четкие демократические правила, гарантирующие подлинную независимость «четвертой власти» ». В данном случае слово «власть» употребляется относительно средств массовой информации, что не имеет отношение к тому пониманию власти, которое мы используем в настоящей работе.

В предложении, в которых имеется слово самоуправление, его субъекты рассматриваются как субъекты власти, хотя по существу таковыми они не являются. Поэтому все положения демократии, которые распространяются на субъект самоуправления, к власти собственно не имеют отношения. В предложениях со словами президент и демократия, первое используется как синоним власти.

Конечно, провозгласив принцип демократии и реализовав некоторые его признаки и тем самым создав какое-то подобие демократического общества, субъекты власти с необходимостью принимают соответствующие нормы отношений. Субъекты власти, может быть не всегда, но все таки в какой-то степени подчиняются принципам демократии, правда чаще всего в частных отношениях с субъектами общества.

Если только это не касается вопросов сохранения власти или появление потенциальной угрозы ее потерять. В этих случаях установление соотношение власти и демократии изменяется, естественно, (нередко с использованием силы), в пользу приоритета власти. Соответственно изменяется и содержание понятия «демократия», ее принципы, так же как меняется и содержания понятия «власть». Последнее становится более жестким и строго определенным, направленным прежде всего на сохранение власти причем любыми средствами.

Именно поэтому в посланиях так глухо и невнятно озвучена позиция власти относительно демократии, кроме одной, что власть является хозяйкой демократии, она ее определяет, устанавливает, укрепляет, сохраняет, развивает и пр. При этом понятийный блок «демократия» в данном понятийном поле представлено очень слабо. С большой натяжкой, в той или иной степени содержащие признак демократия, можно описать ее следующими словами-понятиями: свобода – 14; право – 11; выборы – 4; справедливое – 4; законы – 3. Вот пожалуй и все: 5 слов и 36 использований.

Необходимо так же отметить и такой не маловажный момент. Другие объекты общества практически в становлении, в развитии и пр. демократии не участвуют. Во всяком случае в тексте посланий субъекты общества отсутствуют почти полностью. Упомянуто лишь «политические партии» и «СМИ». Все остальные слова носят предельно общий характер.

Объекты,

обладающие признаком понятия «власть».

Объекты,

обладающие признаком понятия «общество»

•  Государство 10

•  Политическая система 5

•  Федеральной 3

  1. Парламент 3
  2. Конституцией 2
  3. Республики 2

•  Президент 2

•  Регион 1

•  Чиновник 1

Всего: 27

•  Россия 19

•  Общество 13

•  Страна 7

•  Человека 5

•  Народ 6

•  Граждан 4

  1. СМИ 2

•  Люди 3

•  Родина 1

  1. местное самоуправление 1

•  Мы 1

Всего: 63

Кроме того, как видно из таблицы объекты левого блока, которые связаны с понятием «власть» очень четкие и определенные, и которые в большой степени обладают признаком «власть». В то время как объекты правого блока носят предельно общий характер и в очень небольшой степени обладают признаком понятия «общество». Кроме двух слов «общество» и «СМИ». И в том и в другом блоке примерно одинаковое количество слов, но использованы они по разному: в первом блоке 27 использований, во втором уже 63. Из этого так же можно сделать предварительный вывод, предложений немного выше, о слабом представлении понятия «власть» в понятийном пространстве «демократия».

Если исходить из основных принципов «демократии», то в ее становлении и развитии с необходимостью и на равных должны участвовать все основные субъекты общества. Это одно из необходимых условий реализации принципа демократии и становление демократического гражданского общества. Только при их участии можно выработать и внедрить в практику истинные принципы демократии и построить демократическое гражданское общество. Как видно из посланий в России этого пока нет.

Но без них может получиться только очередная демократическая мистификация, которая будет скрывать истинный смысл власти – господство в различных формах его выражения. от мягкого администрирования, до жесткого тоталитаризма. Все зависит от условий и аппетитов власти.

Поэтому не случайно, по крайней мере в средствах массовой информации постоянно говориться о том, что в России нет демократии, нет гражданского общества, происходит постоянно усиление административного ресурса. Во что он выльется со временем трудно сказать, но вряд ли можно ожидать что-либо приемлемого, во всяком случае с точки зрения развития демократии. В Росси мы уже это много раз проходили и каждый раз с неизменным концом – революцией или бунтом низов.

Чиновники, бюрократия.

Для частотного анализа мы будем использовать следующие слова: чиновники – 18; бюрократия – 18; министерство – 16; госаппарата – 18; государственная служба – 5; государственные служащие – 3; госорганы – 3; президиум – 2; чиновничий аппарат – 2; управленцы – 2 и некоторые производные от них. Все эти слова были представлены в 70 предложениях.

Хотя эти понятия и различаются по содержанию, и нередко весьма существенно, тем не менее в них, по нашему мнению, довольно хорошо представлен признак «чиновник». Другие слова, близкие по значению, (например, мер, губернатор, полпред и др.) в меньшей степени представлены данным признаком и что бы не произошло смыслового смещения, мы их не включили в анализируемый список.

Чиновничество в структуре субъектов общества, есть по сути, используя военную терминология, гражданская армия власти, посредством которой, власть проводит в жизнь свои решения, идеологию, управляет процессами и субъектами общества. Чиновничество запрограммировано, вышколено, натаскано на определенный вид деятельности – служение власти и только власти. За это она получает зарплату и еще «отрывает» кусочки и нередко не малые в виде взяток. Во всяком случае так было в советский период существования власти.

Исходя из этого можно утверждать в качестве гипотезы, что чиновник как признак в своем частотном распределении будет тесно коррелировать с субъектами «власть» и меньше с субъектами «общества», не принадлежащие к понятийному полю «власти». Если данная корреляция будет высокой, то можно предварительно утверждать, что чиновники в первую очередь решают задачи власти и во вторую очередь интересы других субъектов общества и то только в той части, которые совпадают с интересами власти и их собственными как субъектами власти.

В анализе текста по блоку «чиновничество» мы использовали три метода: 1. Место слова в структуре предложения, т.е. в его основной или вспомогательной части; 2. Установление понятийного пространства в предложениях, содержащие анализируемое слово; 3. Частотное распределение объектов предложения относительно анализируемого слова. Последнее было разделено на два блока: фактологические и оценочные объекты.

Прежде всего надо отметить, что для авторов посланий, чиновничество является весьма важной, если не сказать больше, социальной категорией и субъектом власти. Если понятие «демократия» описано в посланиях весьма обще и чаще всего выступает проходной, не обязательной и не значимой категорией, особенно относительно власти, то чиновничество находится едва ли в центре внимании текста.

И не сколько по количеству упоминания в тексте, т.е. по частотному распределению данного признака, сколько по важности, которое оно занимает в посланиях. Достаточно сказать, что в 70 предложениях насчитывается 255 содержательных высказываний в рамках темы чиновничества. И это только по тем словам, которые мы выбрали для анализа. На самом деле в тексте их намного больше.

Прежде всего надо отметить, что в подавляющем числе предложений, (в 54 из 70 или 77,1%), понятия: чиновник, бюрократ, госаппарат и др. выступает доминантой, т.е. является ключевым понятием в предложении. Все остальные понятия только описывают, уточняют тот или иной аспект основного понятия. Напомним, что с понятием «демократия» все как раз наоборот.

Например: «Наше чиновничество еще в значительной степени представляет собой замкнутую и подчас просто надменную касту, понимающую государственную службу как разновидность бизнеса». Предложение хорошо определенно по смыслу с четко очерченным ключевым понятием – «чиновничество», в первой части и раскрытие его содержания во второй части, т.е. какие признаки, в данном случае, являются важными в описании понятия «чиновничество».

Понятие «чиновничество» как вспомогательное т.е. для описания ключевого понятия, используется только в 19 предложениях или 27,2 %. Например, « Обращаю, кстати, внимание Правительства на медлительность и непростительный бюрократизм в решении задач подобного рода ». В данном предложении «бюрократизм» определяет аспект содержания понятия «медлительность Правительства», ибо медлительность может быть не только бюрократическая.

В посланиях, отношение к чиновничеству крайне негативное, можно даже сказать грубо негативное. Взятки, коррупция, бюрократизм, не желание работать и пр.и пр., вот основные характеристики современного государственного чиновнического аппарата. 57 предложений из 70 или 81,4%, в которых оценка чиновничества негативная.

Более того в 11 предложениях, (15,7%), прямо говориться о противоправной или противозаконной деятельности чиновничества. «Возможности чиновников действовать по своему усмотрению, произвольно толковать нормы законодательства и в центре, и на местах угнетают предпринимателей и создают питательную среду для коррупции». И только в 8 (11,4%) предложениях говориться о том, что чиновники ориентированы на действующий закон, и то чаще всего в форме робких пожеланий: «На государственной службе нужны профессионалы, для которых единственным критерием деятельности является закон».

По нашему мнению, только катастрофическое положение с чиновничеством в России, заставили авторов данного текста таким образом и в такой тональности его характеризовать. Иных причин найти трудно. Вот только некоторые высказывания из текста. «Сегодня колоссальные возможности страны блокируются громоздким, неповоротливым, неэффективным государственным аппаратом», «…нынешняя организация работы госаппарата, к сожалению, способствует коррупции», «В наши планы не входит передача страны в распоряжение неэффективной коррумпированной бюрократии» и др.

Как нам кажется основная причина такого резко негативного отношения к чиновничеству заключается отнюдь не в том, что чиновничество плохо выполняет общественные функции. По идеи чиновничество должно решать именно общественные задачи. Дело в том, что оно плохо стало выполнять свои обязанности перед властью, для чего, (по преимуществу), оно, чиновничество и было создано, за что они и получают от власти зарплату, привилегии и кое-что еще негласно.

В свою очередь одна из причин такого положения заключается в том, по нашему мнению, что власть перестала хорошо кормить чиновников, они сами стали больше зарабатывать разными методами, в том числе и взятками и в результате все и больше стали выходить из подчинения власти. Начали вести собственную игру как самостоятельные объекты власти, что противоречит и сущности власти и роли чиновничества в структуре власти.

Понятно, что позитивная оценка чиновничества на этом общем негативном фоне занимает весьма скромное место. Только семь предложений или 10% содержат положительную оценку: « Разумеется, мы и впредь будем стремиться к тому, чтобы поднять престиж государственной службы», « Реформы государственной службы придется проводить в тесной увязке с обновленными принципами работы и построения исполнительной власти » и др. Можно сказать, что о ценка чиновничества условно положительная, а чаще всего нейтральная с робкими пожеланиями об улучшении работы.

Как мы уже говорили, чиновничество, это гражданская армия власти, посредством которой власть проводит в жизнь, т.е. в народ, свои решения, оказывает влияние на общество, во всяком случае как один из действенных каналов. Поэтому не случайно, в всех посланиях чиновничество рассматривается прежде всего как субъект власти, (38 предложений - 54,3%). Реже чиновничество рассматривается как субъект общества – 22 предложения или 31,4%.

Еще один интересный момент. В посланиях нередко субъект власть ассоциируется с чиновничеством, т.е. рассматриваются как идентичные субъекты. Таких случаев насчитывается 19 или 27,0%. Это очень симптоматично. Мы уже не раз говорили, что в посланиях, осторожно, но не всегда корректно оперируют с понятиями. Но именно эта некорректность и показывает истинные замыслы авторов. Исходя из анализа текста, можно сказать, что сегодня чиновничество во многом подменяет собой власть и в узком и в широком смысле.

Правда, в 23 предложениях, (32,6%), рассматриваются некоторые меры по улучшению работы чиновничества, а в 5 предложениях, (7,1%), рассматриваются вопросы совершенствования управления посредством чиновничества. Но когда говориться об улучшении работы аппарата, чаще всего, обходятся общими пожеланиями.

« Правительство подготовило пакет законопроектов по дебюрократизации… ». За разработку и тем более за успешную реализацию этого авторы могут претендовать на Нобелевскую премию).

«…Госаппарат – должен стать работающим инструментом…» Использование технических терминов может свидетельствовать об отношении к чиновникам как к техническому персоналу, что вряд ли может понравиться. В СССР интеллигенцию называли прослойкой, что вызывало тихое возмущение и ненависть к власти, что и аукнулось ей в период перестройки.

«…Строгое соблюдение чиновниками законности...». Соблюдение законности не может быть строгим или не строгим, оно или соблюдается или нет.

«…Добиться их мобильности и работоспособности…». Хорошее пожелание, но не более того. Понятие мобильности и работоспособность весьма неопределенное и в силу это трактуемое как угодно заинтересованными субъектами, в том числе и чиновничеством.

«Надо провести радикальное сокращение функций госорганов» - радикальное сокращение это почти полное их прекращение. Может быть именно в этом имеется смысл.

«… социальная ответственность должна быть основой деятельности и чиновников». Этого можно добиться только в случае, если чиновники будут получать доход непосредственно от народа, а не от власти. Советские продавцы получали зарплату от государства и работали очень плохо. Хамство, воровство, обман, дефицит и пр. все это в равной степени принадлежит и современному чиновничеству.

Нередко понятия: чиновники, бюрократия, государственный аппарат, государственная служба, государственные служащие, госорганы, российская бюрократия и др. используются в тексте как синонимы. Но так делать не совсем корректно, ибо в своей понятийной основе они имеют все-таки различный смысл. Чиновник не есть бюрократ, а государственная служба не есть государственный аппарат, госорганы имеют отличительный смысл от госаппарата и тем более от бюрократии и т.д., хотя у них и много общих признаков.

Некорректное использование понятий вводит в заблуждение читателей, в результате теряется общая смысловая направленность и наступает понятийный хаос. Когда говорят «государственные органы», то это понятие связывает со структурными единица. К чиновничеству оно имеет опосредованное отношение и заменять их одно другим вряд ли правильно. Тоже самое относится и к другим используемым понятиям.

Если посмотреть на нижерасположенную таблицу то видно, что часть понятий используется как бы параллельно. Это означает, что между ними тесная связь, которая позволяет считать их близкими по значению, т.е. обладающие большим количеством сходных признаков. И получается, что «госаппарат», «бюрократия» и «чиновники» по сути одно и тоже в посланиях, хотя они имеют и другие понятийные признаки.

•  Государственный госаппарат

24

34,3%

•  Чиновники

18

25,7%

•  Бюрократия

18

25,7%

•  Государственная служба

5

7,1%

•  Государственные служащие

3

4,3%

•  Управленцы

2

2,9%

Всего предложений:

70

100%

Так работники аппарата управления небольшого или среднего коммерческого предприятия, как правило, не называются чиновникам и редко их обзывают бюрократами. Они служащие фирмы. Правда в больших коммерческих предприятиях, где аппарат бывает сильно раздут. В результате со временем становится все менее управляем, замыкается сам на себя и в меньшей степени работает на общую задачу и из-за этого сильно бюрократизируется. По всей видимости тоже самое происходит и с государственным аппаратом и практически во всех странах мира.

Теперь давайте посмотрим, место понятия «чиновник» в понятийном пространстве в предложениях, его взаимосвязь с другими блоками понятий данного текста. Ибо от того окружения, в котором находится данное понятие, зависит и содержание данного понятия, его смысл и та роль, которую оно играет в тексте.

В 70 предложениях, содержащие слово чиновник, бюрократ, аппарат и др. насчитывается 727 слов. После очищения и соединение словоформ оказалось 320 слов. В ходе анализа были выделены понятийные блоки, каждый из которых имел свое и весьма не равное наполнение. При этом понятное пространство само по себе не было структурировано в какой-то зависимости друг от друга.

Блоки понятий под условным названием:

  1. «Власть»……………. ….133 (41,6%) здесь и далее от 320 слов.
  2. « Негативная оценка»….51 (15,9%)
  3. « Социальное»………….41 (12,8%)
  4. « Экономика»…………. 41 (12,8%)
  5. « Позитивная оценка»…29 (9,1%)
  6. « Преступность»……….15 (4,7%)
  7. « Законность»……………11 (3,5%)

Не вооруженным взглядом видно, что самое большое понятийное пространство «чиновничество» занимает блок «Власть»: государство – 26; бюрократизация - 18; чиновники – 16; аппарат - 14; власть - 9; госаппарат – 6; служба – 7; госорганы – 3; правительство - 3; федеральной - 3; органов - 3; административная – 2; региональная – 2; президент – 1 и др.

Второе по значению занимает блок «Негативная оценка» чиновничества: неповоротливость - 2; неэффективность - 2; безответственность -1; громоздкость - 1; деградация - 1; застой - 1; корыстность -1; малоэффективность - 1; медлительность - 1; надменность - 1; транжирится - 1; худшее - 1; непрозрачность - 1; непрофессионализм - 1; низкий - 1 и др.

Меньше всего места понятийного пространства занимают два блока. Первый блок «Преступность» (7,4%): коррумпированность – 7; злоупотребления – 1; взятки – 1; криминал – 1; преступность – 1; незаконность – 1; недобросовестность - 1; произвол – 2. Но не большое число слов и их использование компенсируется силой выражения. Второй блок «Законность» (3,5%): закон - 6; право – 3; кодекс – 1; судебная - 1.

Выводы можно сделать достаточно однозначные: в посланиях чиновничество рассматривается в понятийных рамках «власть» и наоборот. Меньше всего чиновничество связано с субъектами общества, в том числе с блоком законность. Очень высока негативная оценка чиновничества, вплоть до связи ее с криминалом. Хотя позитивная оценка и имеется, но она не большая и ближе, как мы уже говорили, к нейтральной оценке.

Чиновничество и в самом деле работает плохо. Это уже стало общим местом. И все что говориться в посланиях в плане ее негативной оценки верно. Но все-таки кроме общих деклараций хотелось бы услышать как понимают авторы данный субъект, хотелось бы увидеть, какую роль должно играть чиновничество в обществе, каковы его цели и задачи в общей структуре не власти, а именно общества. К сожалению ответов на эти и многие другие вопросы в посланиях мы не нашли.

Никакого анализа чиновничества как субъекта именно общества и ее роли в обществе не проводится. Общий лейтмотив: чиновники работают плохо и прежде всего относительно власти и для власти. Вот такое представление о сущности современного российского чиновничества, о его роли в обществе и функциях, которые оно должно выполнять прежде всего как субъект общества и соответственно для общества.

Чиновничество на протяжении всей истории России играло и продолжает играть если не ведущую, то всяком случае весьма значимую роль. Именно чиновничество во многом определяло и идеологию и концепцию развития общества, общие и нередко частные направления развития страны. Исходя из этого такому важному объекту, коль о нем заговорили в посланиях, следовало бы уделить не то, что больше внимание, а принципиально иначе подойти и к его характеристики и его роли в государстве. А ругань относительно чиновничества – как нам кажется, все-таки не для такого важного государственного документа как послания.

Самоуправление.

Мы не знаем какие задачи себе ставили авторы посланий, поэтому сложно ответить на вопрос, решили ли они их и в какой степени и вообще решали ли вопросы самоуправления. Поэтому будем исходить из своего представления о его сущности, и посмотрим насколько проблемы самоуправления полно и адекватно были рассмотрены в анализируемом тексте.

С нашей точки зрения самоуправление есть одна из форм народовластия, фактически независимая от власти и решающая местные, конкретные задачи, которые, в силу их специфики, чаще всего не могут быть решены ни одним органном власти и даже законодательством. По нашему мнению, самоуправление не есть последнее звено и вообще какой-либо орган власти. Оно не входит и не должно входить в общую вертикальную структуру власти. У них различные формы и методы работы и решают они разные задачи. И действуют они по своим собственным специфическим законам. Не случайно постоянно говорится о специальном законе по самоуправлению.

И тем не менее, местное самоуправление настойчиво рассматривается в тексте именно как орган власти. Например, «…отстаивание интересов местного самоуправления как института власти». Неверное определение его как субъекта общества, практически лишает возможности решения проблем местного самоуправления, его становления, развития и выполнение им своей роли в обществе. Может быть и специально.

В силу такого понимания органам самоуправления не позволяется иметь полную и необходимую самостоятельность в принятии решений, особенно в финансовых вопросах. Более того, в настоящее время, фактически происходит постоянно ущемление прав, (и так не больших), местного самоуправления, впрочем как муниципальных образований.

Но самое сложное определить грань взаимодействия двух таких важных институтов общества как государственная власть в лице муниципалитетов и местным самоуправлением. Ибо природа местного самоуправления и вертикаль власти совершенно различные. Вот эта точка соприкосновения и зона взаимодействия сегодня не имеет решения и даже полного осознания необходимости решения.

В результате происходит шараханье в осознании данного процесса: с одной стороны, полное подчинение власти, как это было совсем недавно в советской политической структуре общества, с другой стороны, полное самоуправление, без вертикали власти и вообще без государства, т.е. полного отмирания государства. Правда последнего на практике никогда не было.

Сегодня муниципалитеты берут на себя функции местного самоуправления, формируют их, финансируют и командуют в полной мере, т.е. подчиняют их всей системе власти. Органы самоуправления в лице старост, уличных комитетов, депутатов и пр. формируются ими и полностью контролируются. И в тоже время именно последние решают многие местные проблемы, имеющие частный характер. Правда решают фактически вне правового поля о местном самоуправлении и в силу этого и многих других причин решают весьма плохо.

В результате сегодня местное самоуправление фактически не дееспособно. И корень зла находится в неверном понимании сущности понятий «власти», «управления» и «самоуправления». Власти боятся отдать даже толику власти, точнее командования, какому-либо субъекту обществу, хотя и признают это на словах – делиться властью, как необходимость и насущное условие и потребность современного демократического общества.

В посланиях декларируется независимость местного самоуправления, потребность в разграничении полномочий и совершенствовании законодательства и пр. Например, «…без дееспособного местного самоуправления эффективное устройство власти в целом считаю невозможным». В результате при первом и поверхностном чтении складывается впечатление о заботе власти о самоуправления как важном и независимом образовании.

Однако, если внимательно приглядеться, оказывается не совсем так. Непонимание и негативное отношение к такому важному субъекту общества как «самоуправления» проявилось в тексте в полной мере. Понятие самоуправление употребляется только в 30 предложениях и в 90% оно используется не в основной понятийной конструкции, а в обслуживающей части предложения. Этим самым ему изначально определена роль как незначимого, не существенного, проходного и декларативного понятия.

Не дается определение и даже описание сущности понятия «самоуправление» как самостоятельного субъекта общества, не анализируются формы взаимодействия с органами власти и общей государственной и частной системой управления. Соответственно не ставиться задачи и цели местного самоуправления, т.е. зачем оно нужно и что оно должно делать, как формироваться и финансироваться. Кроме общих декларативных заявлений.

Чаще всего местное самоуправление рассматривается в посланиях как звено в общей вертикали и как часть государственной власти, и в подчинении местным органам власти, в частности, муниципалитетам. Последние должны заботиться об органах местного самоуправления, его финансировании, позволять выполнять некоторые властные функции и пр.

Так, в общем тезаурсе предложений со словом «местное самоуправление», блок «власть» ( власть, государственный, федеральный, административный, муниципальный), набрало больше всего использований примерно 46 из 90 слов, т.е. больше половины. В то время как слово «самоуправление» использовалось 25 раз.

Может быть интересным такое соотношение. В понятийном пространстве «власть» «местное самоуправление» занимает скромное место – 12,6%, (13 употреблений слова самоуправление из 103 предложений со словом «власть»). В тоже время в понятийном пространстве «местное самоуправление» «власть» занимает 53,3%, ( в 30 предложениях со словом «местное самоуправление» слово «власть» употребляется в 16 предложениях).

Это только со словом «власть». Если взять другие понятия, составляющие блок власть, например, государственный, федеральный, муниципальный и пр., то соотношение будут еще большим. В 30 предложениях со словом самоуправление в 24 встречается слова из блока «власть», что составило 80%. Вполне достаточно, что бы сделать заключении о доминировании последнего на понятийном поле «местное самоуправление».

Вот некоторые частотное распределение признаков «власть» в тексте посланий: органы - 12; власть – 9; федеральное – 7; региональные – 4; государственные – 3; уровень – 3; административные – 2; мэр - 1; партии -1; центр -1. Всего – 43 использования 10-ти слов. И признаков «самоуправление»: закон – 4; бюджет – 1; общественного – 1. Всего 6 использований 3-х слов. Мы не включили в этот блок собственно слово «самоуправление», поскольку оно, в данном случае, выступает само по себе понятийным пространством.

Ниже приводится таблица выдержек из предложений, в которых имеется слово «самоуправление», распределенных по темам высказываний

Совершенствование местного самоуправления

1. «…избрание органов местного самоуправления» (в Чечне).

2. «…совершенствованию местного самоуправления».

3. «…дальнейшего развития местного самоуправления».

Совершенствование законодательства

1. «…в новой редакции Федерального Закона "Об общих принципах местного самоуправления"».

2. «…низкое качество законодательной базы местного самоуправления».

3. «…закон о местном самоуправлении в малой степени согласованы с реальным местным самоуправлением».

4. «...законодателям необходимо определиться со структурой местного самоуправления».

Бюджет местного самоуправления

1. «…у местного самоуправления должна была возможность создавать собственные источники формирования бюджета».

2. «…проблемой местного самоуправления остается недостаточность его собственной доходной базы».

Разграничение полномочий

1. «…идет борьба между региональными администрациями и органами самоуправления».

2. «…на уровне административных единиц - органы местного самоуправления часто осуществляют функции органов государственного управления».

3. «…собраны и обобщены предложения органов власти субъектов Федерации и местного самоуправления».

4. «…партии должны участвовать в работе органов местного самоуправления».

…местное самоуправление мэрами начинается и ими же заканчивается».

5. «…разграничению сфер ведения между федеральным, региональным и местным уровнями власти».

6. «…нечеткость в разграничении полномочий с региональными органами власти, за что должны отвечать государственные органы, а за что – органы местного самоуправления».

7. «…органы местного самоуправления стали перетягивать на себя полномочия субъектов Федерации».

8. «…совершенствовании отношений между федеральным центром, субъектами Федерации и местным самоуправлением».

9. «…без эффективной кооперации и координации действий федеральных и региональных властей, органов местного самоуправления».

Власть и местное самоуправление

1. «…без дееспособного местного самоуправления эффективное устройство власти считаю невозможным».

…отстаивание интересов местного самоуправления как института власти.

2. «…на местном уровне есть огромный ресурс общественного контроля за властью».

3. «…власть не уделяла внимания проблемам местного самоуправления».

При всей ограниченности материала, тем не менее, тенденция проявилась достаточно четко. В предложениях с соответствующим словообразованием «местное самоуправление» - последнее в основном рассматривалось в рамках понятийного образования административные органы или точнее «власть». Последнее означает очень важное последствие для понятия «местное самоуправление».

Содержание любого понятие всегда определяется его окружением, контекстом. Соответственно содержание понятия «местное самоуправление» определяется понятием «власть», которое в данном случае доминирует в пространстве «местное самоуправление», с неизбежностью накладывает свой отпечаток на понятие «самоуправление».

Можно сделать предварительный и общий вывод: как самостоятельный субъект общества «местное самоуправление» в тексте посланий не рассматривается, сколько бы не говорили его важности, значимости, самостоятельности и пр. В результате выстраивается соответствующая практика управления субъектами обществами.

Конечно заявления именно о важности, значимости, самостоятельности и пр. уже большое дело для характеристики самоуправление как самостоятельного субъект общества. Но дальше этого дело не идет и видимо долго еще не пойдет. Точнее, его еще долго будут тормозить, во всяком случае до тех пор, пока у общества хватит сил препятствовать этому торможению. И происходит это торможение только потому, что сложилось неверное мнение о сущности власти и неправильное представление о самоуправлении как конкурента власти. На самом деле никаким конкурентом власти местное самоуправление не может быть по своей природе.

Ниже предложены комментарии к использованию понятия «самоуправление».

«В прошлых посланиях назывались задачи по строительству политической системы, совершенствованию государственной власти и местного самоуправления».

Комментарий: «Политическая система» не включает в себя понятие «самоуправление», поскольку последнее не имеет политических задач. Но выстраивая в один ряд понятия «политическая система», «государственная власть» и «местное самоуправление», авторы тем самым подчиняют последнее общей политической системе и власти. Кроме того понятие «совершенствование» слишком неопределенное относительно решения проблем самоуправления

«В течение длительного времени федеральная власть практически не уделяла внимания проблемам местного самоуправления».

Комментарий: «Не уделяла внимания» ровным счетом ни о чем не говорит, его можно толковать как угодно. Но указывается, что это задача Федеральной власти, хотя эту задачу должны решать все основные субъекты общества.

«Все эти вопросы должны быть отражены в новой редакции Федерального Закона "Об общих принципах местного самоуправления", в региональном законодательстве».

Комментарий: Этим подчеркивается, что самоуправление такое особое образование, которое требует своего закона.

«И наконец, очень важно, чтобы у местного самоуправления была возможность создавать собственные источники формирования бюджета».

Комментарий: Очень аккуратное и расплывчатое выражение « была возможность ». Мы уже много раз убеждались, что предоставление возможности еще не означает иметь в реальности. Хотя сама по себе идея хорошая. Впрочем, хороших идей у власти всегда было много.

«Именно здесь идет борьба между региональными администрациями и органами самоуправления, между мэрами и главами регионов».

Комментарий: Хорошее слово было использовано, «борьба». Но администрация на любом уровне никогда не боролась с органами самоуправления, ибо власти у последних никогда не было, а задавить их не сложно, поскольку они всегда были бесправными. Борьба шла между властными органами.

«Именно здесь, и в первую очередь - на уровне административных единиц - органы местного самоуправления часто осуществляют функции органов государственного управления».

Комментарий: Возможно здесь произошла путаница с понятиями. По всей видимости речь идет не о местном самоуправлении, а о местных властях. С амоуправление не может, по своей сути и фактически осуществлять функции органов государственного управления. Во-первых потому, что у самоуправления нет своих органов, во-вторых, потому, что они не имеют таких полномочий законодательно, и в–третьих, потому, что это не их задача.

«Кроме того, большой проблемой местного самоуправления остается недостаточность его собственной доходной базы».

Комментарий: Собственной и тем более достаточной доходной базы у местного самоуправления никогда не было, за исключением некоторых крох. Поэтому никакой «большой проблемы» нет, поскольку проблемы здесь вообще нет.

« Хотел бы коснуться еще одной проблемы — повсеместно разворачивающейся борьбы мэров и глав муниципальных образований с руководителями регионов. Лишь в редких случаях можно расценивать эту борьбу как отстаивание интересов местного самоуправления как института власти».

Комментарий: Борьба-то идет, но вряд ли это связано с отстаиванием интересов местного самоуправления. И потом, последнее не является институтом власти, поскольку не может быть таковым, как бы властям не хотелось представить его в таком виде. Как видно и здесь собственно не идет речь о местном самоуправлении.

«Еще слишком часто местное самоуправление мэрами начинается и ими же заканчивается».

Комментарий: Мэр от местного самоуправления слишком далек и не его это задача. Возможно, здесь речь идет о местных властях, а не о местном самоуправлении, тогда все встает на свои места.

«Одна из причин - нечеткость в разграничении полномочий с региональными органами власти, а также – неопределенность, за что именно должны отвечать государственные органы, а за что – органы местного самоуправления».

Комментарий: В посланиях постоянно говориться о разграничении полномочий, это и в самом деле важная задача. Но региональные и местные органы власти давно для себя решили эту задачу в свою пользу и без проблем, но никак не в пользу местного самоуправления.

«Считаю, что федеральным законодателям необходимо определиться со структурой местного самоуправления».

Комментарий: Очень хорошее начинание. Определиться со структурой. значит определиться и с сущностью самоуправления и все, что с ним связано, чего власти напрочь не хотят делать.

«Теперь мы должны добиться, чтобы эта цель, (конкурентоспособность страны - автор), присутствовала в практической деятельности органов государственной власти и местного самоуправления».

Комментарий: Как нам кажется, «высокая конкурентоспособность страны» меньше всего связана с проблемами местного самоуправления.

«Хотел бы еще раз подчеркнуть: без дееспособного местного самоуправления эффективное устройство власти в целом считаю невозможным».

Комментарий: Это большой аванс для местного самоуправления. Смотря, что понимать под «эффективным устройством власти в целом»

Авторы текста посланий относительно природы местного самоуправления и взаимоотношения с властью выражаются очень осторожно, поэтому выудить что-либо определенное крайне трудно. Таков язык власти, неопределенность формулировок позволяет сохранить возможность бесконечной интерпретации понятий в постоянно меняющейся внешней ситуации.

Собственность.

«Собственность» присуща любому обществу, но его понятийная интерпретация, показывает на каком конце полюса отношений – «власть» и «общество» находится текст. Понятие «частная собственность» выступает признаком либерального, прогрессивного, демократического общества, в отличии от понятийной ориентации на госсобственность. Хотя их резкое противостояние вряд ли целесообразно.

Власть всегда отчуждает большую или меньшую часть общественной собственности. Исходно, на законных основаниях, в интересах общества, и передается в управлении чиновникам, государственным служащим. Однако, объективно, управляемая собственность, со временем превращается в актуальную собственность физических субъектов власти и власти в целом.

Такая форма владения и распоряжения общественной собственностью, чаще всего оказывается не эффективной. Для общества в целом, но не для самих управляющих. Как бы дела не шли плохо, они свое получали сполна. Поэтому со временем отказались от доминанты госсобственность и приняли новую доминанту «частная собственность», при этом вполне разумно не отказываясь полностью от госсобственности. Каждая форма собственности решает свои задачи в разные периоды жизни общества.

Понятие «частная собственность» подчеркивает особый статус человека относительно собственности. Человек - первая и последняя инстанция относительно собственности. В результате появился категоричный императив: частная собственность священна и незыблема. На этом строиться политические и экономические отношения во многих странах.

В нашей стране все этапы отчуждения собственности, причем нередко в самых крайних формах, например, коллективизация, и передачи этой собственности обратно в частные руки, были пройдены полностью. Наглядно, на исторических примерах, а не в литературе, были показаны недостатки отчуждения собственности и преимущества передачи в частные руки и наоборот. Принимая и понимая исторические особенности и недостатки как одной так и другой формы собственности.

Несколько слов о методической части исследования данного блока.

Надо учитывать, что самостоятельного отдельного текстового образования, который представлял собой завершенный смысловой блок «собственность», в посланиях нет. Мы создали искусственное понятийное пространство «собственность», собрав его из кусочков отдельных понятийных пространств, (предложений со словом «собственность»), раскинутых по полю текста.

Это означает, что в созданном нами искусственном понятийном пространстве, логической и смысловой связи между предложениями нет, соответственно, отсутствует и единое смысловое образование. Основанием для создания данного понятийного пространства является только наличие признака «собственность» в различных понятиях, находящихся рядом, в одном предложении, как законченном смысловом образовании.

При этом мы исходили из методологического предположения, уже не раз в данной работе озвученного, что слова-понятия в предложении собираются не случайно, а строго в соответствии с тем основным понятийным признаком, который присутствует в коренном смысле, выступающий по сути доминантой. Поэтому, например, в предложении: « Россия крайне заинтересована в масштабном притоке частных, в том числе иностранных, инвестиций», понятие «Россия» употребляется только в рамках обладания признаком «частная собственность». Так же как и понятия «иностранных», «инвестиций» и пр.

Другими словами, искусственное понятийное пространство сформулировано в данном случае не по принципу единого смыслового содержания, как блок единого текста, а по принципу наличие единого понятийного признака. Хотя смысл предложений может быть, и чаще всего бывает различным.

Единый понятийный признак, сформированный автором какого-либо текста, выступает доминантой, который и группирует вокруг себя другие понятия с данным возможным или реально существующим признаком. В свою очередь, последние показывают, демонстрируют содержание данного признака, уточняют его и пр. Это только краткие заметки по методики текстового исследования.

Далее переходим к анализу, как мы уже говорили, искусственного понятийного пространства «собственность». Сейчас нам надо решить две основных задач:

  1. Какова структура понятийного пространства «собственность» и выделить в нем признаковые доминанты;
  2. Исследовать основную ориентацию авторов текста по преимуществу на частную или же на государственную собственность. Ибо от этого зависит наше с вами ближайшее и отдаленное будущее: социальное, экономическое и в том числе политическое.

Из текста посланий мы выделили 40 предложений, со словом «собственность». В свою очередь слово собственность в своем непосредственном окружении имели следующие слова как показатели: частная собственность, интеллектуальная собственность, экономические свободы, частные предприниматели, государственная и муниципальная собственность, имущество и некоторые другие. Всего было 50 использований. (В некоторых предложениях было по два высказывания относительно той или иной собственности).

Слово «собственность» в данном случае, (как впрочем и в других примерах), используется в двух ипостасях. Как общее понятие, которое дает имя понятийному пространству, включающее в себя другие понятия с косвенным признаком «собственность». Мы назвали его «понятийный блок». И понятие, которое описывает конкретный частный признак – «собственность», например: «частная собственность», «интеллектуальная собственность», «госсобственность» и др.

Прежде всего необходимо установить наибольшее частотное наполнение признаков, (слов), в понятийном пространстве «собственность». Иначе говоря, какие слова-понятия набрали большее число использований в предложениях со словом «собственность», которые, (слова в предложениях), собственно и являются его понятийным пространством. Соответственно, эти слова-понятия, затем, (сначала), были сгруппированы в смысловые блоки.

У нас получились следующие наибольшее частотное наполнение признаков, (слов), и их устойчивое распределение по условным понятийным блокам, сформированным по словам предложений, специально подобранным по наличию слова «собственность». Всего предложений, как уже говорилось, - 40, общее количество слов в данных предложениях – 447, используемых для анализа слов - 253. Ниже дается процентное распределения признаков по соответствующему блоку от 253.

Блок «Собственность» - 36,4% упоминаний.

Собственность – 27; частная -14; экономика – 10; имущество – 5; предприниматели – 5; бизнес – 3; инвестиции – 2; зарабатывать – 2; капитал – 2; рынок – 2 и др.

Блок «Позитивная оценка» - 2 2,1% упоминаний.

Защищены – 12; гарантии – 6; обеспечены – 6; важнейший – 4; весомый – 1; укрепим – 2; эффективно - 2; оптимальное – 1; привлекательные – 1; незыблемость – 1; популярны – 1; удастся – 1; улучшим - 1 благоприятные – 1 и др .

Блок «Закон» - 12,7% упоминаний.

Право – 21; закон – 4; безопасность – 1; судебные – 1; охрана – 2; и др.

Блок «Общество» - 12,3% упоминаний.

Россия – 6; свобода – 3; общественные – 4; граждане – 3; население – 1; и др .

Блок «Власть» - 11,9% упоминаний.

Государства - 20; административные – 2; власть – 2; госсобственность – 1; правительство – 1; муниципальное - 1 и др.

Блок «Негативная оценка» - 4 ,7% упоминаний.

Вредно – 1; неадекватна - 1; неэффективно – 1; ограничения – 1; опасным – 1; пассивным – 1; передел – 2; перехват – 1 и др.

Как видно первое место по частоте использования занимает блок «Собственность». Это означает, что в понятийном пространстве блоку «собственность» отводится больше треть пространства – 36,4%, что явно демонстрирует насколько для авторов текста важно данная область бытия. При чем характеристики собственности здесь очень четкие и адекватные, легко поддающиеся определению и квалификации, в отличии от других предыдущих субъектов анализа.

В этом плане интересно другое явление: наверно впервые на протяжении анализа всех предыдущих субъектов – «власть» как признак занимает практически последнее место по частоте упоминания, (11,9%). Напомним, что в понятийном пространстве «самоуправление», блок «власть» занимает до 80%. Это означает, что власть не выступает доминантой в понятийном пространстве «собственность», хотя важное ее значение, безусловно сохраняется. Просто оно стало несколько иным.

Весьма высока позитивная оценка, которая присутствует в данном понятийном пространстве «собственность» - 22,1%, и довольно низкая негативная оценка – 4,7%. Например. в понятийном пространстве «самоуправление» позитивная оценка ниже – 14,7%, а негативная оценка выше – 9,4%. Все это говорит о смещении акцентов в понятийном пространстве «собственность».

Третье место занимает блок «Закон» - 12,7% упоминаний и четвертое - блок «общество» - 12,3%. Опять же сравним с понятийным пространством «самоуправление»: понятийный блок «закон» – 8,2% упоминаний, а понятийный блок «общество» - 5,2%. И здесь наблюдается небольшие отличия, которое можно охарактеризовать как смещение в сторону более позитивной оценки в понятийном пространстве - «собственность».

Понятно, что приведенные процентные распределения имеют значение только среди выделенных блоков. При другом наборе блоков процентное распределение возможно было бы иным. Но для нас сейчас главное выделить некоторые тенденции, соотношение различных и основных блоков, которые бы могли характеризовать то или иное понятийное пространство с различных позиций и в первую очередь взаимосвязь с блоком «власть».

Далее, словосочетание «частная собственность» в различных вариациях употребляется 14 раз, в то время как «государственная собственность» – 10 раз. 27 раз частная собственность рассматривается с позиции ее активной защиты и прежде всего со стороны государственных органов. В трех случаях отмечается недостаток, пассивность государственных органов в защите частной собственности. Одним словом, государство, т.е. власть стоит стеной за частную собственность.

Собственность (общее выражение)

7

14%

 

государственная собственность

13

26%

 

интеллектуальная собственность

4

8%

 

экономические свободы

3

6%

 

частные предприниматели

8

16%

Всего:

частная собственность

15

30%

60%

Всего:

50

100%

 

Примечание: В некоторых предложения слова «государственная собственность» и «частная собственность» использовались дважды. В результате получилось 50 использований слова «собственность» в 40 предложениях.

Как видно из таблицы, при подсчете частотного распределения слов в непосредственном окружении слова «собственность», словосочетание «государственная собственность» используется - 26%. В то время как словосочетание «частная собственность» - 30%. Но если образовать блок «частная собственность», а для этого имеется полное основание, исходя из понятийного содержания части слов, содержащих признак «частная собственность, (см. таблицу выше), то процент поднимается до 60.

Этим самым мы еще раз подтвердили, что частная собственность во всех ее понятийных вариациях, является весьма важным образованием для власти, может быть даже больше, чем сама власть. «Частная собственность» не является доминантой в рамках понятийного пространства «власть», так же как впрочем и понятие «власть» не является доминантой в понятийном пространстве «частная собственность». Они существуют как бы независимо друг от друга, но в тоже время и связаны каким-то образом между собой. Почему бы так?

Может быть это связана с тем, что физические субъекты власти сами владеют частной собственностью, которую по закону никто не может отнять, отчуждать не зависимо от смены социального, политического статуса. В отличии от госсобственности, которой они управляют, и которую чаще всего используют как свою собственность, и которую, опять же по закону, со сменой чиновнического поста, власти и пр., они сразу же лишаются.

Но может быть это связано с изменением общей политической ментальности, когда сознание власти изменилось в сторону больших свобод и демократии, большей культуры и понимания эффективного управления. Во всяком случае, в понятийном пространстве «собственность» закон, ( 12,7% упоминаний), и общественность, ( 12,3% упоминаний), как субъекты общества, занимают, по нашим оценкам, не плохое место. В целом, так скажем, либеральная или позитивная часть понятийного пространства «собственность» занимает почти половину – 47,1%. В отличии от блока «местное самоуправление» - где позитивная часть составляет немного меньше - примерно 30%.

Необходимо отметить и такую важную характеристику исследуемого объекта: большинство предложений строятся как бы вне времени, точнее в неопределенном времени или еще точнее в настоящем продолжительном времени. Например, «В ажно установить легальные основы права частной собственности », « Незыблемость права частной собственности… » и др. Только в девяти предложениях из 40 более менее четко указано время, как правило, это настоящее. Например, « до сих пор », «… уже сейчас … », « Сегодня…» и пр. В других случаях: «…нам надо, обязательно сделать», « должны быть сделаны», «создать условия», «н адо ускорить», « максимально быстро» и пр.

Теперь давайте посмотрим физическое субъектное пространство понятия «собственность». Другими словами в каком физическом окружении (субъекты) находится данное слово и какова его структура, кто доминирует в данном пространстве. В свою очередь это покажет нам на кого в первую очередь ориентируется авторы текста при употреблении слова-понятия « собственность ».

Всего набралось 61субъект, сгруппируем их:

Первая группа , субъекты, относящиеся к блоку «власть»: государство – 20; мы – 7; муниципальный – 2; власть -2; я, (президент) – 2; правительство - 1; парламент – 1; служащие - 1. Всего 8 слов, 36 использований, 59,9%.

Вторая группа , под условным названием «общество»: граждане – 2; население - 1; люди -1; Россия – 6; институты -1; кланы – 1; профессора -1; профсоюзы - 1; студенты – 1. Всего 9 слов, 15 использования, 24,6%

Третья группа , отражающие экономический сектор: компании – 1; предприятия -1; предприниматели – 3; приобретателей – 3; партнеры – 1; корпорации – 1. Всего 6 слов, 10 использований, 16,4%.

Как видно в физическом пространстве доминируют субъекты, принадлежащие к блоку «власть». Вторая большая группа - блок «общество». Но не надо обольщаться на этот счет: в предложениях эти субъекты занимают второстепенную, вспомогательную роль и особого влияния на содержания понятия «собственность» не оказывают. И третья – собственно предприниматели. Хотя вроде бы по логике понятий, она должна бы занимать первое место.

Как не крути и здесь власть оставила за собой большое физическое поле. И хотя в понятийном пространстве она не занимает большого места, но как субъект оставила за собой возможность для влияния на собственность. Ничего страшного в принципе здесь нет, власть может и должна оказывать влияние на формирование содержания понятия и структуры собственности. Но применительно к России, благодаря доминирующему влиянию власти, собственность может иметь перекос в сторону собственников от власти, что в принципе мы и наблюдаем в настоящее время.

Во всяком случае неявно такую возможность текст послания предусматривает и фактически узаконивает, указывая, что в поле собственности субъекты власти являются в большинстве. Уже тем самым им предоставляется и большее, а в ряде случаев и определяющее, влияние на определения содержания понятий собственность, и в частности, частная собственность.

Таким образом, если относительно самой по себе к собственности в целом и к частной собственности, в частности, власти более чем лояльны, признают ее как доминанту экономики, более того всячески приветствуют ее, то в плане влияния на нее, оставляют за собой право определения ее сущности и направления развития. В месте с тем, основные субъекты общества занимают весьма небольшое физическое пространство, а соответственно, им отводится и не большая роль в определении сущности и развития частной собственности.

С нашей точки зрения в демократическом обществе в формирования понятийного пространства и структуры частной собственности должны на равных участвовать все основные субъекты общества.

Безопасность

Блок «безопасность» можно описать следующими понятиями как показателями: террор – 55; угрозы – 36; безопасность – 30; преступления - 18; опасения - 16; кризис - 16; неэффективность - 12; конфликт - 11; коррупция – 10; катастрофа – 6; дезинтеграция – 5; запреты – 5; взятки – 5; выжить – 3; кровь – 3; контрреволюция – 2; криминал – 2; репрессии - 1; банды – 1. Всего: 19 слов; 236 использований. Все эти слова-понятия разбросаны по всему тексту посланий.

В данном разделе мы взяли для анализа только три слова-понятия, как наиболее близкие по содержанию, т.е. содержащие в большей степени необходимый признак, который описывается общим именем – «безопасность»: безопасность, опасность и угрозы. С нашей точки зрения этого вполне достаточно для полного и адекватного описания понятия «безопасность», как оно представлено в посланиях. Затем выделили из текста предложения с этими словами.

Всего получилось 78 предложений, используемые слова которого представляют собой понятийное пространство понятия «безопасность». Всего слов в данных предложениях насчитывается 822. После того, как был убран словесный «мусор», «украшательские слова», объедены однокоренные слова и пр. для анализа собственно осталось 430. Хотя в окончательный анализ попадет еще меньше: часть слов, безусловно важных для понятийного пространства, могут остаться, и как правило, остаются вне поля выделенный понятийных блоков, поскольку находятся за рамками поставленных задач.

В качестве основного метода мы выбрали анализ структуры понятийного пространства «безопасность». Главная задача - определение в нем некоторых доминант, т.е. таких образований, которые являются определяющими в данном пространстве в силу того, что они занимают большее, а может быть и большое, чем другие понятийные блоки, пространство. Можно сказать, что в данном случае мы определяем физическое (частотное) «давление».

Границы понятийных блоков, как всегда, определяются частотным наполнением выделенного признака блока, во всем понятийном пространстве. Но здесь надо иметь ввиду сложную систему иерархического взаимодействия различных признаков в понятийном пространстве. Например, слово-понятие «власть», нас будет интересовать только в том ракурсе, в каком в данном понятии наличествует признак «безопасность» и никак не иначе.

Достигается это относительно просто и даже примитивно. Так, если в тексте слово «власть» употреблено в понятийном пространстве «безопасность», то это означает, что авторы приписали ему признак «безопасность» или наоборот, в данном случае не столь важно. Соответственно, если слово «власть» будет доминировать, то можно сказать, что оно определяет данное понятийное пространство.

Как мы уже говорили, опираемся на прямое физическое преимущество, по принципу – кто больше. Как нам кажется, такой методический подход оправдан и вполне приемлем, поскольку дает вполне приличные и устойчивые распределения, тренды. Во всяком случае, позволяющий проводить в последствии уже содержательную интерпретацию.

Если немного усложнить задачу, то можно попытаться определить тесноту взаимосвязи между понятийными блоками. Другими словами, определить насколько сильно распределен интересующий нас признак, в данном случае «безопасность» во выделенных нами взаимодействующих блоках в понятийном пространстве. Это можно сделать различными математическими приемами сложными или не очень сложными.

В данном случае мы используем метод пересечения, точнее интенсивности пересечения выделенных блоков в отдельных под пространствах, в качестве которых выступают предложения. Иначе говоря, если в предложении встречается разные, выделенные нами, признаки, то их интенсивное проявление во всех или части предложениях, косвенно может свидетельствовать об их взаимосвязи и возможно весьма тесной.

Далее, выделяя некоторые слова-понятия, мы уже тем самым задали некоторые понятийные рамки данного пространства. Это означает, что выделенные слова-понятия мы однозначно и субъективно определяем, как содержащие, в большей или меньшей степени, интересующий нас признак, в данном случае «безопасность». Конечно, можно сказать это сплошной понятийный волюнтаризм, но другого метода пока нет. Замена ему может быть только мнение некоторого числа, условно называемых, «экспертов».

Выделение блоков в понятийном пространстве «безопасность» так же есть чисто субъективный подход, но который определяется поставленными автором задачи. В данном случае мы предварительно выделили такие блоки как: «власть», «общество», «право», «физические субъекты» и некоторые другие. Мы исходили из того, что структура содержит субъекты как константы и их действия, как переменные величины.

Субъектов мы только устанавливаем, но вот их действия подвергаются тщательному анализу, т.е. определяем наполняемость выделенным признаком и тесноту взаимосвязи между собой, путем определения перекрещивающихся зон признаков. Для нас каждое такое действие есть факт, зафиксированный в предложении, который мы обязательно интерпретируем в соответствии с поставленными задачами, во всяком случае насколько возможно, исходя из основного понятийного пространства данного слова.

Кроме того, наряду с большим и основным понятийным пространством, о котором говорили выше, выделяем узкое понятийное пространство - непосредственное понятийное окружение основного слова-понятия, т.е. слова, которые стоят рядом, впереди или и, как правило, после ключевого слова. Правда, в некоторых случаях оно может располагаться и через слово и даже нескольких слов. Например, в предложении: « А действия федеральных властей являлись скорее ответами на серьезные для нас угрозы », слово «угрозы» соотносится со словом «серьезные», опустив при этом слова «для нас», как не значимые в данном случае.

Так называемое узкое понятийное пространство позволяет провести грубое, первичное определение понятийного пространства в данном случае слова-понятия «безопасность». Широкий контекст уже уточняет его, детализирует и т.д. Провести более тщательный содержательный анализ слова-понятия позволяет контекст всего текста посланий, но в данной работе мы этого не проводим, в силу физической сложности процедуры расчета и пересчета.

Первые результаты получены из анализа непосредственного окружения основного слова-понятия «безопасность». Из 83 высказываний (78 предложений) мы сформировали три однотипных группы:

Первая группа : серьезные угрозы, ( угроза велика, представляют опасность, серьезные угрозы, к райне опасно, чтобы выжить, острые угрозы, о стрейшей угрозы, не выжить, обострения угрозы, масштабной угрозой, с ерьезные опасности, террористическая угроза и др.). Всего 46 высказываний или 55,4%.

Вторая группа : обеспечить безопасность, ( обеспечить безопасность , укреплять безопасность , гарантировать безопасность, отвести угрозу, противодействие угрозам , избавить от опасности, нейтрализации угроз, устранения угрозы). Всего – 20 высказываний или 24,1%.

Третья группа : констатация угроз и необходимость развитие системы безопасности, ( система безопасности, безопасность государства, безопасность границ, национальная безопасность, службы безопасности , коллективная безопасность, стандарты безопасности, надежная безопасность, безопасность граждан, экологическая безопасность, взаимная безопасность и др.). Всего 17 высказываний или 20,5%.

Как видно, больше всего высказываний посвящено возможным угрозам, причем выражены возможные угрозы весьма категорично. Это свидетельствует о понимании сложной внутренней и международной ситуации, когда угрозы становятся весьма и весьма актуальными. В этом свете рассматривается и процесс обеспечения безопасности. 20 высказываний посвящено именно борьбе с ними. Правда и высказывания по констатации опасности так же можно рассматривать в рамках возможных угроз и борьбы с ними.

Интересно отметить, что вопросам безопасности государства, национальной безопасности и пр. отводится всего 5 высказываний из блока «констатация безопасности». Социальной или коллективной, в том числе экологической, безопасности и пр. отводиться 6 высказываний и безопасность как необходимая норма жизни – 7 высказываний.

Это лишний раз подчеркивает важность такой социальной категории как безопасность. Надо сказать, что к безопасности в посланиях подошли весьма серьезно и даже фундаментально. Более того, в осуществлении процесса безопасности все основные субъекты фактически рассматриваются как равные, что практически не наблюдалось ни в одной иной области деятельности власти и общества.

Интересно посмотреть какие же субъекты представлены в понятийном пространстве «безопасность». Соответственно, установить соотношение количества упоминаний о каждом из них и структура их распределения между собой по частоте упоминания. Ниже приводится таблица распределения субъектов по блокам.

Военные 5

За рубежные 49

Бандиты 6

1. армия 2

2. военные 3

•  Штаты Америки 3

•  Афганистан 1

•  НАТО 1

•  ООН 1

•  ОДКБ 1

•  державы 2

•  союзники 2

•  содружества 2

•  государства 3

•  международные 12

•  странами 5

•  рубежом 1

•  организации 2

14. мировые 6

15.политики 3

16. соотечественники 1

17. партнеры 1

18. сообщество 2

•  1. бандиты 1

•  2. преступники 3

3. террористы 2

Общество 70

Властные субъекты 21

•  СМИ 1

•  граждане 5

•  народ 1

•  нас, мы 22

•  люди 1

•  личность 5

•  общество 4

•  жители 1

•  человек 1

•  предпринимательство 1

12. инвесторы 1

13.страны 11

14. Россия 17

1. власти 3

2. федеральных 1

3. политики 2

4. службами 1

5. правительство 1

6. налоговой 1

7. республики 1

8. государство 11

 

 

Всего субъектов отмечается 125. Больше всего субъектов зарубежных - 18, но упоминают их 49 раз. Несколько меньше, относящихся к блоку «Общество» - 14, но используют эти слова больше всего – 70 раз. Еще меньше субъектов блока «властные субъекты» - 8, упоминаний- 21 раз. Меньше всего тех субъектов, которые совершают преступления, от кого и исходит опасность – бандиты, преступники, террористы. Их всего 3 и говориться о них 6 раз. Так же меньше всего упоминается и армия.

Наряду с тем, что в тексте больше всего упоминается именно международные субъекты, так же чаще всего говориться о международной опасности и связанные с этим угрозы. Как показывает таблица в 18,5% высказываний, ( а их было всего 54 в 36 предложениях), говориться об устранения различных угроз, носящих глобальный характер. Основная угроза при этом исходит от международного терроризма.

Несмотря на то, что международным субъектам уделяется много места, тем не менее, согласно текста посланий, от них явно не исходит большой угрозы. Больше говориться о сотрудничестве, коллективной безопасности и пр. против единого врага, (чаще всего терроризм), и вообще потенциальных и реальных угроз. Надо полагать, что здесь больше дипломатии, чем реальное описание положение с угрозами, исходящие от агрессии других стран.

Для любой власти существует только два мощных и реальных источников угроз: агрессия другой страны, (экономическая, политическая, военная и др.) и агрессия внутренних субъектов, которая часто выливается в революции или перевороты. Терроризм как таковой или же представляют собой разновидность экстремистских течений или же прелюдия революции и переворотов. Сам по себе терроризм не представляет большой угрозы безопасности страны.

Между тем терроризму и особенно международному уделяется особое внимание и больше всего высказываний в блоке «виды угроз». Каждое государство ищет внешнего врага, но представлять в таком качестве именно терроризм, вряд ли возможно: слишком мелкая угроза, даже по сравнению с наркоугрозой, распространением оружия массового уничтожения и множество других весьма и весьма опасных угроз.

Но международный терроризм может быть тесно связанным с опасностью, исходящей от других государств. Терроризму такие масштабные задачи, например, как территориальная целость, без помощи каких-либо государств, вряд ли по плечу. Возможно именно по этому такое высоко частотное распределения двух основных признаков: терроризм, (41 упоминаний по всему тексту посланий и 9 упоминаний в блоке «виды угроз), и возможные угрозы со стороны других государств.

Говоря о необходимости международного сотрудничества, тем не менее в посланиях в некоторых местах прямо, в других случаях глухо делается намек на угрозы России со стороны других государств: « безопасность границ», «нерушимость ее границ», «с системным вызовом государственному суверенитету и территориальной целостности», «геополитической перестройке мира». Набирается 22,2% от общего числа высказываний.

И в самом деле, безопасность границ и угроза суверенитету и тем более геополитическая перестройке мира под силу только мощным государствам. И когда в посланиях говориться: « Наши цели на международной арене предельно понятны - безопасность границ… », то очевидно, что речь идет об опасности прежде всего со стороны других государств.

А другое предложение позволяет провести более сложную интерпретацию: « Так, в условиях нового для нас типа внешней агрессии - международного терроризма и прямой попытки перенести эту угрозу внутрь страны - Россия столкнулась с системным вызовом государственному суверенитету и территориальной целостности, оказалась лицом к лицу с силами, стремящимися к геополитической перестройке мира » .

По всей видимости международный терроризм уже рассматривается как передовой отряд опасностей со стороны других стран и в таких важных областях как суверенитет и территориальная ценность, государств, которые стремиться к ни много не мало «геополитической перестройке мира». Такие опасности, если они и в самом деле актуальны, не могут быть оставлены без внимания и не остаются без внимания в посланиях.

Сотрудничество с другими странами

10 18,5%

Внешние угрозы мировой системе

4 7,4%

Внешние угрозы нашей стране

3 4,7%

Виды угроз:

Терроризм - 9

распространение оружия масс. уничтожения - 4

региональные конфликты - 2

транснациональная преступность - 1

наркоугроза - 2

обеспечение безопасности личности - 1

экологическая безопасность - 1

обеспечение глобальной стабильности - 1

21 38,9%

Опасность со стороны других государств

12 22,2%

Кто обеспечивает безопасность в мире:

ведущие мировые державы - 1

державы, обладающие ядерным оружием - 1

обладающие мощными рычагами военно-политического влияния, армия - 2

•  7,4%

 

 

(Всего 54)

 

Таким образом, как вытекает их анализа данного блока посланий, властные субъекты страны, совместно с международными организациями, борются против своих главных и общих врагов – террористов, преступников и бандитов, на благо всего общества и всех его субъектов.

Но почему-то в этой борьбе никак не участвуют правоохранительные органы. В общем тезаурусе соответствующих слов нет, кроме слова «право» (2 упоминания). Основными субъектами в борьбе с угрозами выступают державы, обладающие ядерным оружием и мощными рычагами военно-политического влияния и армия. Каким же образом они борются с различными угрозами и различными опасностями ?

Проведем отбор смысловых единиц в расширенном понятийном пространстве «безопасность». Другими словами, представим смысловую структуру предложений по ряду, присутствующих в каждом предложении, соответствующих показателей. Понятно, что в каждом отдельном предложении они будут представлены не равномерно, но в целом дают довольно хорошее представление о смысловой структуре данного понятийного пространства.

Смысловые единицы

Всего упоминаний

От 259

Констатация угроз

49 (60,6%)

18,9 %

Серьезные угрозы

16 (19,8%)

6,2 %

Борьба за безопасность.

16 (19,8%)

6,2 %

Всего:

81 (100%)

 

Гражданские угрозы

13 (27,1%)

5,0 %

Военные угрозы

1 (2,1%)

0,4 %

Экономические угрозы

15 (31,3%)

5,8 %

Преступность, террор

19 (39,6%)

7,3 %

Всего:

48 (100%)

 

Сотрудничество

13 (43,3%)

5,0 %

Право

9 (30,0%)

3,5 %

Армия

8 (26,7%)

3,1 %

Всего:

30 (100%)

 

Общество

44 33,9%)

17,0 %

Международные субъекты

34 (26,2%)

13,1 %

Власть

22 (16,8%)

8,5 %

Всего:

130 (100%)

 

Всего:

259

100 %

Теперь рассмотрим соотношение смысловых единиц. В блоке «угрозы» больше всего место занимает простая констатация угроз, 49 (60,6%) например, «…бремя государственного долга представляет угрозу для развития страны». Имеется указания, 16 (19,8%), что угрозы могут быть довольно серьезные: «Мы стоим перед лицом серьезных угроз». И столько же указаний, 16 (19,8%), о борьбе с угрозами и опасностями: «… мы должны найти убедительные ответы на угрозы в сфере национальной безопасности ». По всей видимости угрозы нашей стране не столь высоки, если борьбе с ними уделено немного внимания, по сравнению с простой их констатацией.

Теперь, какие же угрозы самые важные. В данном смысловом пространстве это: гражданские, военные, экономические и терроризм. Причем, меньше всего военных угроз, 1 (2,1%), только одно упоминание. Больше терроризм, 19 (39,6%), и немногим меньше экономические угрозы, 15 (31,3%), например, « опасности прогрессирующего экономического отставания». Так же большое место занимает, так называемые, гражданские угрозы: «… мы столкнемся с реальной угрозой отрыва качества образования от современных требований », - 13 (27,1%).

И третий блок – как же и кто борются с потенциальными или реальными угрозами? Прежде всего это сотрудничество - 13 (43,3%), право - 9 (30,0%) и только, по всей видимости, когда все мирные средства исчерпаны, тогда уже за безопасность вступает армия - 8 (26,7%). Вполне возможно, такой подход и расклад вполне может быть приемлемым.

И в последнем блоке мы выдели только три субъекта – активных участников смыслового поля «безопасность»: общество, международные субъекты и власть. Как и полагается общество занимает первое место по упоминанию - 44 (33,9%). Но общество выступает как пассивный субъект, они не участвуют в борьбе за безопасность: «Добиваясь роста благосостояния граждан, мы будем и дальше сохранять и отстаивать демократические завоевания народа России, будем укреплять безопасность государства».

На втором месте международные субъекты - 34 (26,2%). Международные субъекты рассматривают и в плане сотрудничества, соответственно, трудности международного диалога и как область интересов России, и как источник опасности для страны, в том числе военной и как область экономической конкуренции и пр.

И на третьем месте власть - 22 (16,8%). Субъект власть в данном случае выступает как активная сила, которая организует безопасность, причем по всем основным направлениям: « Консолидированная и эффективная государственная власть нужна нам для решения и неотложных социально-экономических проблем и задач в сфере безопасности государства».

Краткое заключение

Перспективы использования в представленной монографии методики контент-анализа весьма большие. Приведу только один пример.

Представьте себе, что вы решили написать книгу о современной политической жизни страны. Понятно, в традиционном варианте вам пришлось бы прочитать много разных статей и книг, т.е. собирать информацию и создавать собственную базу политических данных. На это ушло бы пять-десять лет, после чего возможно вы будете готовы изложить более или менее объективный взгляд на политические события страны.

Но все можно сделать относительно быстрее, глубже, а самое главное полнее и объективнее, используя предложенный в настоящей работе методику контент-анализа. Для этого вам надо провести относительно несложную предварительную работу.

  1. Определить список ведущих, авторитетных, знающих политологов, например, в количестве 100 человек. Для их определения можно использовать метод экспертной оценки, который дает более или менее надежный результат. Для нашей задачи метод экспертной оценки является вполне приемлемым.
  2. Сделать список значимых статей данных политологов и выбрать случайным методом например, 10 статей каждого автора объемом примерно по 10 стр. Всего получается 100 стр. по каждому автору, а по всем авторам 10000 стр. Из этого объема выберем каждую десятую страницу и получим общих объем примерно 1000 стр. Этого вполне достаточно для статистического анализа.
  3. Запускаем программу и выбираем доминанты, т.е. слова-понятия, которые набрали наибольшее количество голосов. Эти слова, все или часть, выступают словами-обозначениями блоков текста. Например, власть, демократия, законность, армия, государство и пр. и пр. Таким образом создается словарь основных терминов-понятий, которые выступают в виде узловых моментов в некой общей структуре текста.
  4. Затем проводится, с использованием специальных электронных программ, ( в ручную сделать это очень трудно) создание искусственных понятийных пространств с заданным словом-понятием. В свою очередь из данного искусственного понятийного текста выбираются слова-доминанты, т.е. понятия которые набрали большее число «голосов».
  5. Устанавливая тесноту связи между ними, можно получить полное содержание исследуемого в тексте понятия. При этом мы исходим из того основного методологического положения, что слова в предложении подбираются согласно концептуальным установкам автора. И что исследовать можно только то, что зафиксировано, ибо никакого другого пути нет.

Таким образом обработав материал и получив все исходные данные можно уже с большой долей объективности провести интерпретацию и подготовить книгу о политической жизни страны: ее основных направлениях и идеологии, ее структуре, приоритетах и пр. и пр. Может получиться весьма внушительная, интересная и полезная работа.

Предлагаем заинтересовавшихся читателей попробовать сделать это самим. Более подробно мы все расписали в данной работе и даже показали как это надо практически делать на примере анализа посланий.

С уважением,
автор, доктор социологических наук, профессор Аверьянов Леонид Яковлевич.

Все свои пожелания вы можете направлять по Эл. почте: aver [email protected] vusnet . ru ; aver [email protected] mail 15. com / Впрочем мою фамилию и координаты, если они изменяться, вы всегда можете найти в Интернете на более, чем 700 сайтах.

[1]Удивительно, но в гуманитарном знании такое важное понятие как территория практически не исследуется. Во всех словарях территория рассматривается исключительно как физическое пространство. Например: «Территория - в международном праве - определенная часть земной поверхности, находящаяся под суверенитетом данного государства. Отделяется от территории др. государств государственной границей. Включает сушу, внутренние воды, недра, территориальные воды и воздушное пространство над ними». (Большой энцик. сл.). Но территорию необходимо рассматривать как самостоятельное явление, в рамках которого можно и необходимо исследовать такие категории как: социальное, политическое, экономическое, юридическое и др., что делается очень редко. Чаще всего территория рассматривают в рамках экономики, политики и пр.

[2]Демократия - (от греческого demos - народ и ...кратия), форма государственно-политического устройства общества, основанная на признании народа в качестве источника власти. Основные принципы демократии: власть большинства, равноправие граждан, правовая защищенность их прав и свободы, верховенство закона, разделение властей, выборность главы государства и представительных органов. (Современный энциклопедический словарь).

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу



© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования