В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Фихте И.Г.Основа общего наукоучения
В работе "Основа общего наукоучения" Фихте, один из виднейших представителей немецкой трансцендентально-критической философии, составивший эпоху последовательным проведением трансцендентального субъективного идеализма, представил идеалистическое развитие критической философии Канта.

Полезный совет

На странице "Библиография" Вы можете сформировать библиографический список. Очень удобная вещь!

Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторАверьянов Л. Я.
НазваниеКонтент-анализ
Год издания2009
РазделКниги
Рейтинг2.56 из 10.00
Zip архивскачать (2 570 Кб)
  Поиск по произведению

Глава шестая
Предметный анализ текста (Контент-анализ текстов Посланий Президента Федеральному собранию РФ 2001-2006гг.)

Ранее, в предыдущих главах, мы рассмотрели некоторые общие методологические и методические основы исследования текста, постарались показать его онтологическую и гносеологическую природу. Не мало внимания уделили и логической основе построения и анализа текста и его составных частей, в частности, предложения. Надеюсь, представленный теоретический материал был достаточно убедителен.

Теперь необходимо продемонстрировать на практике, каким же образом представленная нами методология и, соответственно, методики работают на практике, т.е. в процессе анализа текста, способны ли они решать поставленные задачи и каким образом это делается. Ведь как известно теория и практика весьма разные вещи: то что хорошо выглядит в теории, оказывается совершенно не работает на практике и наоборот, и расстояние между ними нередко оказывается очень большим и трудно преодолимым.

Понятно, что в качестве такого демонстрационного материала можно взять любой хороший текст. Но все-таки хотелось бы иметь такой, который был бы не только интересным по содержанию, но и по результатам контент-анализа.

Но что может быть самым интересным и злободневным в наше непростое время в России как не политика. Поэтому мы остановили свой выбор на политическом тексте и не просто политическом, (их также предостаточно и весьма интересных), а на таком политическом тексте, который является важным, значимым и в какой-то степени определяющим для страны.

В качестве такого текста мы и выбрали послания Президента РФ Федеральному собранию РФ. Но кроме того, что Послание [1] является значимым для сегодняшней России политическим текстом, он еще, с нашей точки зрения, обладает рядом специальных характеристиками важных для проведения контент-анализа.

Во-первых это выверенный со всех точек зрения материал, десятки раз апробированный и вычитанный. Да и работало над текстом, наверняка не один десяток специалистов в разных областях. В этом плане случайных спонтанных слов нет, так же как нет, точнее не должно быть и спонтанных смыслов, случайного, т.е. не отражающей известной ситуации, содержания.

Во-вторых, текст послания имеет хорошо выверенную смысловую структуру, где каждый из элементов текста имеет содержательное и логическое обоснование. При этом послание охватывает большое смысловое поле, подчиненное нескольким доминантам, (задачам), то что называется основным содержанием. Это то, что видно невооруженным взглядом, и что в первую очередь подвергается интуитивному анализу. Но имеется еще и второй и третий смысловой ряд, который можно выявить только специальными методами, в частности, с помощью контент-анализа.

В-третьих, текст послания хорошо отражает основную идею, содержание того, что хотели донести до читателей власти. Причем не только для узкой правящей элиты, а для широких кругов общественности. Послание интеллектуальный материал и в этом его основное достоинство. Текст послания хорошо «сбит», понятен образованным людям и в первую очередь интеллигенции. И это еще одно достоинство данного текста: добиться выражения основных смыслов простым, понятным и в тоже время емким языком.

Послание достаточно полно отражает современную идеологию и политику власти относительно субъектов общества и косвенно, идеологию и политику общества относительно власти. Текст определяет основных субъектов как власти, так и общества, достаточно четко устанавливает на какие социально-профессиональные группы власть опирается, чьи и какие интересы отстаивает и пр.

Важное значение имеет и то, что Послание есть официальный документ. Мало того, что он соответственно логически грамотно построен, он так же хорошо, именно в силу того, что правильно построен, отражает основную официальную позиции тех кругов общества, которые осуществляют в настоящее время власть в стране и будут осуществлять ее, во всяком случае, в ближайшем будущем.

Это важно с той точки зрения, что каждый день функционирования власти может закладывать, (хотя не обязательно), основание будущего страны, ее главные принципы и постулаты, определять идеологию государства в самом широком смысле слова. Важно это особенно в переходный период к новым социально-экономическим и политическим отношениям, становления политической, экономической и социальной стабильности в обществе, а соответственно, устойчивости и стабильности самой власти, что так же предельно важно для существования общества.

Понимание того, какие принципы своего функционирования и сохранения власть используют, какой смысл и идеологию исповедует и пр., в конечном итоге, так или иначе, будет определять и содержание деятельности всего общества и его отдельных слоев и групп на ближайшее будущее. А может быть даже и на длительный срок. Ибо воля власти есть закон для народа. Услышать истинный голос власти - грандиозная задача.

Но понятно, что рассмотрение официальных документов, (текстов), посредством контент-анализа есть только один из инструментов анализа деятельности власти. Имеется множество иных средств и методов исследования особенностей функционирования власти, позволяющие в совокупности иметь объективное представление о сущности власти, содержании ее деятельности, истинных целей и пр. Исходя из этого необходимо подчеркнуть, что результат контент-анализа, могут рассматриваться только как один из возможных и не более того.

Кроме того, в силу самопроизвольности и, можно сказать, определенной хаотичности развития событий, (как это имеет место в переходный период), которые очень трудно, а точнее не возможно, контролировать из какого-либо центра, (как этот пытались делать совсем недавно), спонтанные процессы очень хорошо могут проявиться именно в хорошо отработанных текстах. Этим тоже может быть интересным именно официальный текст и, в частности, настоящие послания.

Мы взяли послания за 2001-2006 год, содержащие примерно 220 страниц стандартного текста. С нашей точки зрения этого вполне достаточно для статистического анализа текста, хотя, понятно, что отдельные блоки текста могут иметь и небольшое статистическое наполнение, но в принципе приемлемое для обоснованности вводов. Как получилось по процедуре и самое главное по результатам - судить уже читателя м.

Общий статистический анализ текста

Любой частотный анализ начинается с общих количественных характеристик. Поэтому и мы сначала проведем и представим общие количественные распределения слов в тексте. Количество слов, которое содержит анализируемый нами текст, равно примерно 40 000. Но каждое слово может употребляться в тексте от 1 раза и больше.

Здесь можно выделить две группы слов: одинаковые слова по смыслу и по написанию и слова одинаковые по содержанию, но имеющие свои словоформы и производные. И тех и других из 40 000 набирается 9500 слов. После того, как словоформы были сгруппированы по общему для них признаку получилось 2600 слов.

Поскольку основания для группировок всегда в кокой-то степени субъективны, (так же как в какой-то степени и объективны), количество оригинальных слов не может быть абсолютно точным. Но колебания в 5-10% в принципе не меняет общей картины и может быть приемлемо для статистического анализа.

Таким образом мы с полным основанием можем оперировать в дальнейшем анализе цифрой в 2600 слов. Это то общее количество оригинальных слов, включая словоформы, которые использовали авторы посланий. Мы сейчас не имеем возможности говорить много это или мало, поскольку в данном случае, для этого нет никаких сравнительных материалов.

Но в научной литературе отмечают, что среднее количество слов современного образованного человека составляет примерно 3000 слов. Может быть и так, но в любом случае это число всех слов: от обыденного повседневного языка до профессионального словаря. По всей видимости данного количества слов в принципе достаточно для решения не только повседневных, но и разнообразных профессиональных задач. Тем более, что узкопрофессиональный словарь, как правило, бывает не большим по количеству слов. Авторы посланий пользовались в основном профессиональным словарем.

Но для нас больший интерес представляет структура текста, которая определяется составом оригинальных слов, т.е. примерно 2600 слов для нашего текста. Структура текста, в свою очередь, содержит разные блоки слов, и соответственно, выполняющих разнообразные функции. Можно выделить в самом общем виде четыре блока: слова-доминанты, ключевые слова, обслуживающие слова и слова, выполняющие роль связки слов.

Мы начнем анализ с последнего блока – со слов-связок. В разных текстах их может быть больше или меньше, но всегда ограниченное количество. Это происходит в силу того и только того, что функции их весьма ограниченные - осуществление смысловой связи отдельных слов и предложений или частей предложений в тексте.

В данном тексте слов-связок немного, всего 51, но вот их общее количество употреблений довольно большое, примерно – 3500 раз. Другими словами, 51 слово было использовано в тексте три с половиной тысячи раз, что составляет около 30% от общего количества оригинальных слов со словоформами, (9500), или 8,9% от общего числа слов, (40 000). Ниже приводится таблица общей численности слов-связок и частоты их употребления в тексте. [2]

1.эта, это - 600

2.не, нет, ни - 498

3. для - 229

4. по - 166

5.за - 146

6. только - 115

7. из - 103

8.от - 104

9. уже - 87

10.еще - 84

11.которая - 83

12. при - 81

13. так - 71

14. всем – 73

15. также - 65

16. такие - 65

17. будет - 65

18. кроме того - 61

19. бы - 61

20. очень - 56

21. то - 51

22. была - 50

23. между - 50

24. чтобы - 47

25. тем - 46

26. чем - 38

27. том - 38

28. без - 38

29. когда-либо- 47

30. или - 36

31. может - 36

32. другие - 35

33. если - 35

34. же - 34

35. однако - 32

36. кто - 32

37. где - 25

38. лишь - 24

39. даже - 23

40. хотя - 23

41.некоторые- 21

42.до сих пор- 20

43. почти - 19

44. тех - 19

45. поэтому - 18

46. самой - 17

47. пока - 16

48. потому - 16

49. те - 14

50. под - 12

51. через - 10.

Итого: 3500

Как видно из таблицы, чаще всего употребляется частицы: «эта», «это» – 600; отрицание «не», «нет», «ни» - 498; «для» - 229; «за» - 146 и др. Всего восемь слов, (частота употреблений до ста), использовались - 1961 раз или 56%. Можно предположить, что и в других текстах, (скорее всего во всех текстах), они употребляются так же часто, поскольку являются, в силу разных причин, самыми расхожими словами-связками. [3]

Каждое из этих (и других) слов-связок и их производных выполняет, как правило, одну устойчивую функцию: «это» – указание на что-то, («это было не эффективно»); «не», «ни», «нет» - отрицание чего-либо, («у нас нет другого выхода»); «для» - принадлежность чему-либо, («для принятия решения»); «по» - по направлению, («по порядку»); «за» - за чем-то, («за неимением иного»); «только» - ограничение, («и только от нас зависит»), «из» - извлечение, («некоторые из приоритетов»); «от» - отказ, отделение, точка отсчета и пр. («это от нас не уйдет»).

Имеет смысл выделить в отдельный блок обслуживающие слова из группы местоимений. Это особые слова, и выполнять они могут разные функции, чаще всего роль слов-связок. Нередко местоимения, например, «я», «мы», «они» и пр. становятся доминантами или ключевыми словами. Но чаще всего они выполняют функцию связки слов в блоке вспомогательных или основных слов-признаков. Более четкое их разделение или точнее определение содержание по функциям зависит уже от поставленной задачи.

•  мы - 218

•  их - 105

•  все - 92

•  нас - 80

•  нам - 77

•  я - 76

•  наших - 74

•  они - 61

 

•  ее - 55

•  нашей - 50

•  его - 38

•  наша - 33

•  она - 33

•  он - 26

•  многие - 25

•  вместе - 24

 

•  нашего - 21

•  вами - 18

•  них - 18

•  себя - 15

•  им - 16

•  одним - 16

•  своих - 16

•  своей - 16

 

•  себе - 13

•  свои - 12

•  нами - 12

•  вы - 11

•  наш - 11

•  оно - 11

•  ним - 10

Всего: 1259

Как видно из приведенной выше таблице всего таких слов набирается 31 с общим количеством использований – 1259 слов. Это составляет от общего количества слов – 14,8%. Чаще всего употребляется слово «мы» - 218 раз, и слово «их» - 105 раз. Множественное число употребляется намного чаще - 899 раз и 360 раз единственное число. Слово «я» употребляется 76 раз. Мы сейчас не даем никакой содержательной оценки, а только определяем группы слов, как оригинальные структурные элементы текста.

Следующий блок – это слова, которые в тексте употребляются чаще всего, минимум 10 раз. Всего их набирается 233 слов. Фактически это те слова, которые составляют основной словарный состав данного текста. Они и содержат наибольшее количество употреблений – 6455, (включая и некоторые важные словоформы). Среди них много обслуживающих и ключевых слов, но об этом мы поговорим ниже.

В повседневной жизни и профессиональной занятости, при решении частных задач, каждый из нас пользуется не всем запасом слов, а их ограниченном количеством. В литературе пишут 300-500 слов, при решении простых задачи и больше, если задачи сложные. Словарь индивидуального пользования вполне укладывается в некую усредненную норму.

Но вот только 14 слов используются от 100 и выше раз, и в общей численности они набирают 2103 применения. Чаще всего использовались такие слова как: Россия – 296; государство – 252; экономика – 222; должны – 218; год – 149; нужно -140; власть – 135; граждан - 121; страна – 120; политика – 120; работа – 120; фактически – 107; сегодня - 103; будем -101. То, что эти слова набрали самое большое число употреблений может свидетельствовать, но только свидетельствовать, о том, что они выступают основными, ключевыми и может быть даже смысловыми словами. Но это можно однозначно определить только в контексте.

То, что слово Россия используется чаще всего – 296 раз, еще не говорит о том, что оно является ключевым, так же как, например, и слово государство, которое так же использовалось довольно много - 252 раза. В равной степени это относится и к другим словам, набравших большое число использований. Но то, что эти и другие слова применяются часто, уже говорит о том, что они могут быть значимыми.

И еще один блок, слова которого используются так же часто - от 99 до 50 раз. Таких слов набирается – 20, и использовали их 1430 раз. Вот эти слова: решать – 93; система – 91; задача – 88; люди - 81; развитие – 81; правительство – 73; более – 70; жизнь - 70; мир – 70; социальное – 68; проблемы – 67; рынок – 66; рост – 63; хотел – 62; органами – 60; является – 57; всего – 56; надо – 56; права – 55; обеспечение – 52; условия – 51.

Данный ряд слов так же без сомнения можно отнести к разряду ключевых, основных и возможно смысловых. Все-таки частота использования определяется и таким важным фактором как его важность, значимость в тексте. Правда, еще раз отметим, их значение и роль в тексте можно определить только исходя из контекста употребления.

Визуально видно, что эти два ряда частотного распределения слов отличаются друг от друга. Если в первом частотном блоке используются, так скажем, глобальные слова, или, точнее, наиболее общие понятия, применительно к задачам данного текста, то во втором частотном ряду, используются понятия уже ниже рангом, меньшей общности, во всяком случае, так нам представляется.

В первом ряду используются такие общие понятия как: Россия, государство, власть, экономика, политика, граждане, страна, работа. Во втором частотном ряду: система, задачи, люди, развитие, правительство, жизнь, рынок, социальное, органы, права . Можно не соглашаться с предложенным разделением этих групп слов по уровню понятийной общности, но что таковое понятийное разделение всегда присутствует в текстах, вряд ли требует доказательства.

Разница или общность данных частотных блоков можно продемонстрировать более точно, если вычислить средневзвешенный коэффициент. [4] Как и ожидалось первый блок, получил больший коэффициент - 5,29; второй – 4,80. Это означает, что первый блок по значимости оказывается выше второго блока. Но в данном случае значимость показателя определялась, как мы уже говорили, только частотой их использования в тексте. Но можно предположить: как выстраивали авторы данного текста значимость этих блоков, так оно и получилось.

Весовой

коэффициент

показателя

V ( 1-8)

Показатели

Количество

употреблений

Y ( 1-8)

Весовое

значение

Sz( 1-8)

Средне

взвешенный

коэффициент

G

8

7

6

5

4

3

2

1

Россия

государство

экономика

власть

граждане

страна

политика

работа

 

296

252

222

135

121

120

120

120

2368

1764

1332

675

484

360

240

120

(Sz)

(S Y )

 

Средняя: 7343

Средняя: 1386

 

 

 

( Sy) Средняя: 1386

 

(Sz) Средняя: 7343

5.29

Весовой

коэффициент

показателя V( 1-8)

Показатели

Количество

употреблений

Y( 1-8)

Весовое

значение

Sz( 1-8)

Средневзвешенный

коэффициент

G

8

7

6

5

4

3

2

1

система

люди

правительство

жизнь

мир

социальное рынок

права

91

81

73

70

70

68

66

55

728

567

438

350

280

204

132

55

Sz)

(S Y )

 

Средняя: 2757

Средняя: 574

 

 

 

(S Y ) Средняя: 574

(Sz) Средняя:

2757

4,80

Но если мы придадим весовое значение показателя не по количеству употребления, а по весовому значению самого показателя, (предложенный исследователем), то разница может быть несколько иной. У нас получилось 4,78 и 4,46. В первом случае по критерию частоты использования слов первая группа оказалась более весомее чем вторая, (разница 0,49 балла). По второму критерию,(весовой коэффициент показателя), первая группа, хотя и сохранила свое весовое преимущество, но уже не намного, по сравнению со второй группой (разница - 0,30).

Понятно, что субъективный показатель весового значения, приписываемый исследователем, весьма уязвим для критики, но при определенных ситуациях его вполне успешно можно использовать. Другими словами, его можно использовать с большой уверенностью тогда, когда показатели и их весовые значения получили одобрение в некой конвенциальной группе, например, со стороны участников данного исследования или какой-либо экспертной группы.

При строгом научном подходе обычно так и делается, который безусловно обеспечивает с большой долей вероятности, что полученные данные имеют объективное звучание, в обязательном порядке для решения поставленной задачи. Но только для данной задачи, вне которой любые результаты исследования теряют всякий смысл. Потому он и называется «смысл», что имеет всегда конкретное выражение.

Весовой

коэффициент

показателя

V ( 1-8)

Показатели

Количество

употреблений

Y ( 1-8)

Весовое

значение

Sz( 1-8)

Средне-

взвешенный

коэффициент

G

8

7

6

5

4

3

2

1

Россия

страна

граждане

работа

государство

экономика

власть

политика

 

296

120

121

120

252

222

135

120

 

2368

840

726

600

1008

666

270

120

(Sz)

(S Y )

 

Средняя: 6598

Средняя: 1386

 

 

 

( Sy) Средняя:

1386

 

(Sz) Средняя:

6598

4,76

Весовой

коэффициент

показателя V( 1-8)

Показатели

Количество

употреблений

Y( 1-8)

Весовое

значение

Sz( 1-8)

Средне-взвешенный

коэффициент

G

8

7

6

5

4

3

2

1

люди

жизнь

мир

социальное права

правительство

рынок

система

 

81

70

70

68

55

73

66

91

648

490

420

340

220

219

132

91

Sz)

(S Y )

 

Средняя: 2560

Средняя: 574

 

 

 

(S Y ) Средняя: 574

(Sz) Средняя:

2560

4,46

Можно провести анализ слов, которые употребляются от 49 до 25 раз. Таких слов уже набирается 40 и используются они 1453 раза. В среднем каждое слово использовалось 36 раз. Но и по важности, с нашей точки зрения, их можно отнести к третьему ряду, но не все. Из общего числа (40), 32 слова можно отнести к обслуживающим, например, уважаемые, здесь, часто, необходимо и пр. Но 9 слов можно отнести к весьма важным, с нашей точки зрения, словам: закон - 48; региональный - 47; качество - 41; общество - 40; образование - 38; население – 32; организации - 26; человек - 26; доход - 25. Так же как и в списке 20-ти последних слов, которые использовались в тексте по 10 раз, имеются слова, которые, с нашей точки зрения, являются весьма важными, например: финансовые – 10, президент – 10, конституция – 10, партии – 10, институты – 10.

В целом среди 233-х наиболее употребительных слов, только 67 являются, с нашей торчки зрения, значимыми, исходя из некоторого наиболее общего контекста. Эти слова и в самом деле использовались больше всего - 3258 раз, что составило ровно половину 50,4% от числа всех слов, набравших более десяти использования. В среднем каждое слово использовалось 49 раз.

•  Россия 296

•  государство 252

•  экономика 253

•  властей 135

•  граждан 121

•  страны 120

•  политика 120

•  работа 120

•  система 91

•  задач 88

•  людей 81

•  развитие 81

•  правительства 80

•  жизни 70

•  мира 70

•  социально 68

•  проблем 67

•  рынка 66

•  рост 63

•  органами 60

•  прав 55

•  обеспечение 52

•  условий 51

 

•  закон 48

•  региональных 47

•  качества 41

•  общества 40

•  образование 38

•  населения 32

•  человек 26

•  доходов 25

•  самоуправления 24

•  ответственности 22

•  собственности 21

•  свободы 20

•  безопасности 24

•  налогов 20

•  международного 20

•  реформы 19

•  исполнительной 19

•  депутаты 18

•  порядок 18

•  предприятий 17

•  деятельности 17

•  думы 16

•  управления 16

 

•  народа 14

•  бизнеса 14

•  внешней 14

•  ВТО 14

•  стабильность 14

•  бюджета 13

•  информации 13

•  армии 12

•  сообщества 12

•  финансирования12

•  инфраструктуры 11

•  конкуренции 11

•  медицинской 11

•  угрозу 10

•  финансовых 10

•  цель 10

•  президента 10

•  массовой 10

•  конституции 10

•  институтов 10

•  партии 10

Итого: 3258

По всей видимости и в самом деле частота использования того или иного слова имеет хорошую связь со его текстовой значимостью. Если не мудрствовать лукаво над текстом и не прятать какие-либо тайные мысли, то частотное распределения слов-понятий может отражать смысл текста, или хотя бы его границы. Но, в зависимости от поставленных задач, частотное наполнение даже значимых слов может и не отражать, во всяком случае в полном объеме, смысл текста. И это всегда надо иметь ввиду.

Группировки и сочетания слов-понятий.

Далее, мы выделим несколько больших смысловых блоков, которые, по нашему мнению, отражают основные области внимания авторов посланий. Понятно, что в этом случае мы будем пользоваться субъективным предпочтениями , определяя важность того иного слова-понятия, исходя из наших задач и не более того. Все, ниже приведенные группировки - чистый «субъективизм» исследователя. При этом количественный критерий не будет столь активно использоваться.

Но никакого другого подхода или способа нет и не может быть. Количественный или статистический аппарата, нужен только для того, что бы подтвердить или не подтвердить, (но ни как не опровергнуть), субъективные гипотезы исследователя. Другое дело, что некоторые математические зависимости, тесная корреляция каких-либо явлений, неожиданно появившаяся в ходе анализа, могут подтолкнуть к новому направлению исследования и соответственно, разработки новых гипотезы, в несколько или принципиально иную область бытия. Но это уже другая тема.

Поэтому, сначала, из общего списка использованных слов (2600), исключим слова–связки и местоимения как не важные для решения наших задач. И выберем те слова, которые являются, с нашей точки зрения, и только с нашей точки зрения, ключевыми, важными, имеющие, по нашему мнению, большую смысловую значимость в рамках данного текста. При этом их частотное использование нами практически не будет учитываться. То или иное слово вообще может использоваться только один раз, тем не менее, значимость его, в рамках данного текста, может быть весьма высокая.

Необходимо отметить, что смысловая значимость слов определяется в данном случае, неким наиболее общим контекстуальным представлением о значимости того или иного слова и без привязки к тексту, который выступает конкретным, частным контекстом. Так слова Россия, президент, конституция, армия, правительство, дума, общество, экономика, русский и пр. являются для нас как бы априори значимыми словами, имеющие определенный общий смысл. И мы можем их в таком качестве рассматривать, предполагаю, вполне обосновано, что авторы посланий так же оперирует этими же словами в неком общем контекстуальном поле как значимыми и содержащие примерно такой же смысл.

Мы можем быть уверенны в этом только потому, что и я, как автор данного текста и авторы посланий живем и работаем в одной и той же общей смысловой парадигме, в едином пространстве и времени, т.е. на одной территории, в одном месте и в одно и тоже время. Для них вышеприведенные слова так же являются значимыми, (должны быть значимыми), как и для меня в рамках решения своих частных и общих задач.

Иначе наверное и быть не может, в противном случае мы просто бы не понимали друг друга, хотя такое и случается нередко со стороны власти и других субъектов общества. Понятно, что те же самые слова в какой-то иной стране возможно не были бы столь значимыми и имели бы иной смысл. Все это дает право, воспринимать многие слова посланий в рамках некой общей смысловой парадигмы как значимых и смыслообразующих слов.

Таких слов у нас набралось 264. Возможно их несколько больше, может быть некоторые слова мы не приняли как значимые. Но может быть и меньше, поскольку наверняка отдельные слова мы напрасно приняли как важные. Только контекст может показать истинное значение слова в структуре предложения. Но в целом, надо полагать, основных ключевых слов насчитываться именно такое количество, примерно 10%, что в целом соответствует их возможному количеству для любого текста. И вот почему.

C структура предложения всегда содержит основные смыслообразующие и вспомогательные слова, (в том числе слова-связки). Первые составляют до трех слов, остальные, т.е. вспомогательные слова, составляют в среднем 10-12 слов в предложении. Так, если всего предложений в тексте насчитывается немногим больше 2500 и если каждое предложение содержит от одного до трех ключевых слова, то получается, примерно, 240-260 слов или те же 10%.

Как видно, имеется определенная зависимость между частями предложений и структурными блоками текста в целом, которые и определяют устойчивость количественных выражений блоков практически любого текста. Примерно одинаковое количество оригинальных и эксклюзивных, значимых слов и вспомогательных слов, слов-связок и их примерно одинаковое процентное выражение.

И так, анализируемый текст, – послания, представляет собой следующее количественное распределение.

Всего слов в тексте, примерно, - 40 000.

Оригинальных слов,(со словоформами и производными) - 9 500 или 23,8%.

Эксклюзивных слов (без словоформ и производных) - 2600 или 6,5% от общего числа или 27,4% от общего числа оригинальных слов.

Значимых слов, примерно, 264 или 10% от общего числа эксклюзивных слов или 0,65% от общего числа слов.

Вспомогательных слов, вместе со словами-связками - 2340.

Ключевых слов – 19.

Доминанта – чаще всего одна, но может быть несколько.

Как видно оригинальных слов со словоформами не много, (9500) еще меньше эксклюзивных слов,(2500) т.е. с учетом словоформ, который выступает, еще раз напомним, основным словарным составом авторов посланий. Совсем не много значимых слов, (264), которые авторы употребляют чаще всего. Немного и ключевых слов, (19) описывающие блоки текста, фактически это доминанты. Больше всего вспомогательных слов различной конфигураций, например, слов-связок, (2340). Так всегда и бывает.

Вспомогательная слова есть своеобразная свита короля (значимых слов), которые и определяют их сущность, смысловое содержание. Правильнее сказать, уточняют тот аспект основного понятия, которое используется в тексте в рамках решения автором своей задачи. А все вместе они работают на доминанту или доминанты. Но об этом на конкретных примерах мы будем говорить подробнее чуть позже.

Теперь определим ключевые слова, формирующие, опять же только по нашему мнению, смысловые блоки текста посланий, например, армия, закон, власть, общество и др. Они же будут определять значимость и характер слов, находящиеся в данной понятийной области. При этом, ключевое слово, само по себе, может не присутствовать в тексте. В данном случае ключевое слово является только наименованием понятийной области, описываемой текстом. Формирования блоков, (его наполнение), будет осуществляться на основе списка значимых слов.

Способ определения понятийного поля и, соответственно, его ключевых слов относительно прост: будем исходить из того, что некоторые слова можно объединить естественно, субъективно, по некоторому общему для них смысловому признаку, (но не по смыслу, поскольку смыслы слов могут быть разными, но обладать одним смысловым признаком, что нас может и интересовать в данном случае).

Таким образом мы формируем смысловые блоки текста из слов, исходя из их значения. При этом, конечно, мы будем исходить из того, что выбранные ключевые слова являются значимыми для данного текста. В противном случае какое-либо объединение теряет смысл. Таких ключевых слов может быть немного, в зависимости от сложности и многогранности текста. У нас получилось 19 слов, формирующие понятийные блоки.

Естественно, сначала, предварительно и гипотетически выдвигаем несколько возможно ключевых слова, которые могут содержать в себе и ими определяемые, значимые или смысловые слова. При этом значимые слова, в принципе, могут повторяться в различных блоках ключевых слов, поскольку они могут участвовать в смыслоформировании различных ключевых блоков. Но в данном случае мы использовали значимое слово только в какой-то одной группировке.

Но еще раз отметим, что группировка проходила по тем общим понятиям, которые приняты в данном сообществе. При этом понятно, что возможны некоторые разночтения с содержанием слова в тексте. Так, например, слово наркомания может быть использовано применительно к «медицине», куда мы и отнесли его, но так же может быть использовано и в контексте «угрозы». Слово депутат может быть отнесено к группе «власть» (законодательная власть), но с равным успехом и к группе «демократия» и т.д.

Более того, в каким-то специальном контексте то или иное слово может приобретать особый смысл, отличный и от общепринятого и даже от, так скажем, узкопринятого содержания. Например, слово и понятие «структура» имеет много самых разнообразных значений, (как своих признаков), но в данном тексте мы отнесли его к блоку госаппарат, как обладающий признаком аппаратного структурного образования в рамках государственного управления.

Но в каждом конкретном случае, содержание используемого слова определяется задачей, поставленной исследователем. Исследуя тщательно, подробно широкий или узкий контекст данного слова, можно установить его истинное содержание, т.е. то содержание, которое вкладывал автор в данное слово, причем независимо от того, осуществлялось это у него интуитивно или осознанно.

Мы постарались, по мере возможности, очень аккуратно, корректно провести группировку и сформировать значимые для данного текста блоки. При этом исходили прежде всего из решения своих задач. Одна из них - продемонстрировать возможный метод статистического анализа частотного распределения слов-признаков в тексте.

Понятно, что приведенная группировка смысловых блоков может не соответствовать задачам, поставленным авторами текст посланий. Так же как другим исследователем может быть предложена своя смысловая классификация слов-понятий. Но каждая из них может быть вполне приемлемой и истинной, (в определенных рамках, конечно), поскольку решает свои специальные задачи.

Теперь попытаемся подобрать к выделенным ключевым словам, слова-понятия. Ниже приведено 19 блоков со своими словами-показателями, которые и образуют в совокупности необходимое понятийное пространство, описывающие, достаточно полно для данного текста, смысловой блок. Понятно, что таких блоков может быть намного больше, но мы ограничились, точнее вынуждены были ограничиться из-за объема работы, приведенными ниже смысловыми блоками. Но как нам кажется для решения нашей задачи, демонстрации метода, этого вполне достаточно.

1. Армия: военный – 43; армия – 38; оружие – 35; служба – 21; вооруженный – 18; военнослужащий – 11; оборона - 10; Вооруженные силы – 5; ветераны – 5; боеготовность – 4; призыв – 3; войска – 3; командование – 2; призывники - 2; победа - 2; офицер - 2; воин - 1; пехота – 1; сухопутный - 1; солдаты - 1; сержанты - 1; десантники – 1.

Всего 22 слова, которые были использованы 210 раз.

2. Власть: государственный – 360; власть – 147 ; правительство – 80; полномочия – 38; дума – 26; депутат – 25; исполнительная - 24; парламент – 15; права – 11; управление – 10; держава – 8; председатели – 7; Кремль – 5; губернаторы – 4; начальство -1; господство -1; внутригосударственных – 1. Всего 17 слов; 763 использований.

3. Закон: право – 119 ; закон – 82; законодательство – 50; конституция – 24; норма - 15; акты - 5; указ - 3; установление – 4; директивно – 2; правило - 1.

Всего: 10 слова; 305 использований.

4. Международные отношения: внешнего – 28; европейский – 25; содружество - 11; внешнеполитический – 9; зарубежные – 8; внешнеэкономическая – 6; США – 2; американцы - 1; СНГ – 1. Всего: 9 слов; 91 использований.

5. Госуправление, чиновники: структура – 35; ведомство – 22; чиновники – 18; бюрократия – 18; министерство – 16; госаппарат – 18; государственная служба – 5; полпред – 5; мэры – 4; государственные служащие – 3; госорганы – 3; президиум – 2; чиновничий аппарат – 2; управленцы – 2. Всего 14 слова; 153 использований.

6. Демократия: самоуправление - 64; демократия - 50; совет – 29; коллегиальный – 27; собрание – 26; партии - 23; республики – 21; избираемых – 11; представителей - 11; профсоюзы – 9; референдум - 4; предвыборной - 3; многопартийность - 3; суверенитет – 2; народовластие – 2. Всего: 15 слов; 285 использований.

7. Медицина: медицина – 33; здоровье – 18; здравоохранение -13; лекарство - 7; наркомания – 4; лечение - 3. СПИД -1. Всего: 7 слов; 79 использований.

8. Национальное: национальный и др. – 75; Чеченец -19; Русских – 4; Ингуш – 2; россияне - 3; Всего: 5 слов; 103 использований.

9. Общество: гражданин – 162; люди – 88; общество- 55; свобода - 54; стабилизация – 34; народ – 33; общественный - 30; интеграция - 22; сообщество - 18; массовый - 17; согласие - 14; держава - 3; Родина – 5. Всего: 17 слов; 536 использований.

10. Образование, наука, культура и духовное: образование - 54; наука - 46; профессиональный – 21; цивилизованный – 12; культура – 11; специалисты – 8; интеллектуальный - 9; духовный - 7; вузы -7; квалификация – 5; исследование – 5; журналисты – 4. религиозной – 1; бог -1. Всего: 14 слов; 191 использований.

11. Правоохранительные органы: органы – 67; судебная – 41; защита - 40; правоохранительные – 9; уголовно – 7; надзор – 8; процессуальный – 6; наказание – 6; арбитраж – 6; юридические – 6: прокуратура - 5; пресекать - 4; охрана – 4; милиция - 3; преследование – 3; юстиция – 2; аресты – 1; правосудие – 1. Всего: 18 слов; 219 использований.

12. Политика: политика – 153; дипломатично - 3; внутриполитическое – 1.

Всего: 3 слов; 157 использований.

13. Позитив: важны – 90; основа – 87; возможен - 67; создавать – 65; собственный – 61; качество – 52; реально – 50; принципиальный - 43; проведение - 41; продолжаем - 41; масштаб – 36; способен - 35; использовать – 33; норматив – 32; современная – 32; повысила – 27; приоритеты – 24; сокращение - 23; совершаемые – 23; друг – 22; программа – 19; проект - 19; договор -18; великие - 13; перспектив - 12; прогресс – 9; прогнозы – 7; продуманная - 5; соединение – 6; подъем – 6; процветание – 4; содействие 4; соревнование – 4; кандидат – 2; продиктована – 1. Всего: 35 слов; 1013 использований.

14 Процессы: будем - 229; должен – 221; мир - 108; развитие - 120; проблемы - 93 ; другие - 65; вопрос – 62; прошлое – 42; исполнение – 24; формировать – 22; внутреннего – 20; информация – 20; формы – 14; процесс - 14; способы - 7; революция – 8; идеология - 3.

Всего: 17 слов; 1072 использований.

15. Социальное: работа - 148; жизнь - 88; социальное – 83; жилье - 51; пенсионеры – 40; благополучие – 34; будущее - 17; богатые - 13; бесплатно - 11; старость – 10; справедливость - 9; бедные – 9; прожиточный – 7; безработица - 7; процветание – 4; равенство - 3; занятость – 2; малоимущие - 2; забастовка – 1. Всего: 19 слов; 539 использований.

16. Территории: Россия - 296; страна – 226; федерация – 173; регион – 98; Чечня - 14; территория - 27; земель – 13; Москва – 7; Кавказ – 6; Петербург – 2. Всего: 10 слов; 862 использований.

17. Экономика: экономика – 253; реформа - 56; конкуренция – 56; предприниматель – 41; ресурсы - 28; предприятия – 27; бизнес – 26; строительство – 25; планируется – 24; монополии – 19; товары - 12; страхование – 12; частный - 12; отрасли - 11; расходы – 8; производительный - 8; банкротство – 5; имущество – 3; фирмы – 1. Всего: 19 слов; 627 использований.

18. Финансы: налог - 66; финансирование – 49; бюджет – 39; доход – 35; инвестировать – 21; кредит – 15; оплата -12; банки – 10; деньги – 10; ипотека - 9; инфляция – 3; казна - 4. Всего: 12 слов; 273 использований.

19. Безопасность: террор – 55; угрозы – 36; безопасность – 30; преступления - 18; опасения - 16; кризис - 16; неэффективность - 12; конфликт - 11; коррупция – 10; катастрофа – 6; дезинтеграция – 5; запреты – 5; взятки – 5; выжить – 3; кровь – 3; контрреволюция – 2; криминал – 2; репрессии - 1; банды – 1. Всего: 19 слов; 237 использований.

Ниже приводится сводная таблица понятийных блоков значимых слов с указанием коэффициента значимости каждого отдельного облака.

Смысловые блоки

Всего слов

Количество

использований

Коэффициент

использования, %

 

Государственные органы

 

 

 

1

Армия

22

210

10,48

2

Правоохранительные органы

18

219

8,22

3

Власть

17

763

2,29

4

Закон

10

305

3,28

5

Госуправление, чиновники

14

153

9,15

6

Политика

3

157

1,91

7

Международные отношения

9

91

9,89

 

Всего:

93

1898

4,99

 

 

 

 

 

 

Социальное

 

 

 

1

Социальное

19

539

3,53

2

Демократия

15

285

5,75

3

Медицина

7

79

8,86

4

Национальное

5

103

4,85

5

Общество

17

536

3,17

6

Образ., наука, культура и пр.

14

191

7,33

 

Всего:

77

1709

4,51

 

 

 

 

 

 

Экономика

 

 

 

7

Экономика

19

672

2,83

8

Финансы

12

273

4,39

 

Всего:

31

945

3,28

 

 

 

 

 

1

Позитив

35

1013

3,45

2

Процессы

17

1072

1,59

1

Территория

10

862

1,16

2

Безопасность

19

237

8,02

Имеется еще весьма интересное, с нашей точки зрения, основание для классификации. Это деление слов на, так называемые, фактологические, т.е. те, которые описывают совершенное действие и оценочные. Из 264 значимых слов 244 являются фактологическими и только 20 слов оценочные. Вот эти слова: благополучие – 34; боеготовность - 4; важны - 90; великие - 13; повысила- 27; неэффективность - 12; цивилизованный - 12; справедливость - 9; способен - 35; принципиальный - 43; приоритеты - 24; процветание - 4; продуманная - 5; равенство - 3; развитие - 120; малоимущие - 2; массовый - 17; духовный - 7; дипломатично - 3; директивно - 2.

Это, конечно, приблизительное распределение, поскольку не всегда удается выявить адекватное значение слова. Но общая тенденция ясна: авторы посланий явно избегаю оценочных суждений, чаще всего пользуются словами, которые описывают уже свершившееся событие. В принципе любой текст по большей части оперирует фактологическими данными, но в большей степени это относится, как нам кажется, к официальными документам.

Кроме того, разные люди ориентированы по преимуществу на тот или иной характер слов. Возможно это связано с профессиональной деятельностью или же зависит от психологического склада человека, интеллектуальной ориентации и пр. К оценочным словам склонны гуманитарии, созерцатели (во всяком случае по складу характера), т.е. люди, которые любят действовать в неопределенной ситуации.

Как видно, из вышеприведенной таблицы, более всего слов набрали блоки под условным названием «государственные органы» и «социальное». На третьем месте блок «экономика» совместно с финансами. Если послания есть обращение одного субъекта власти к другому субъекту власти, то вполне естественно, что блок власти набирает большое число слов.

При этом сам блок «власть» был описан всего 17 словами, но использовали их 763 раз. Блок «закон» - 10 слов, но использовали их – 305 раз. Меньше всего слов набрала «политика» - 3 слова, но использовали эти слова 157 раз. Так же мало слов набрал блок «национальное» - 5 слов и использовали их 103 раза. А вот блок «территория» содержит всего 10 слов, но использовали их аж 862 раз, вот какова его важность.

Резонно предположить, что количество слов в блоке и их частотное распределение должно быть как-то зависимы друг от друга: блок с большим число использованием слов должен содержать и большое количество слов и наоборот. Но здесь этого нет. Так, блок «общество» содержит 17 слов и использовали их 536 раз. А блок «образование, наука и пр.» содержит 14 слов и 191 использование .

Этому может быть много причин: недостаточный словарный запас по отдельным блокам, авторы не следили за частотой использования слов, выделенные блоки сами по себе описываются ограниченным количеством слов, не точность формирования ключевых слов в блоке, плохо проведенная исследователем группировка слов-понятий и т.д. Но это тема отдельного разговора.

Теперь посмотрим на коэффициенты использования, которые позволят нам, хотя бы приблизительно составить рейтинг каждого понятийного блока и их некой совокупности. «Коэффициент использования», применяемый в данном анализе вычисляется путем соотношения количества слов к общему количеству их использования по данному блоку. Так, если небольшое количество слов использовалось много раз, то это значит, что данный блок описан бедно, например, блок «политика» и «власть». И наоборот, если блок описан большим количеством слов относительно их использования, то это означает, что данный блок описан хорошо и полно.

Так, как видно из вышеприведенной таблицы, лучше всего описаны блок «Армия» - 13,07, «Правоохранительные органы» - 8,22 и «Госуправление, чиновники» - коэффициент использования - 8,57. Но коэффициент использования в блоках «власть», «закон», «политика» оказывается не большой. Это связано с тем, что небольшое количество слов использовалось много раз.

Можно сказать, что армия, правоохранительные органы, т.е. силовые структуры и чиновники пользуются большем вниманием, чем, собственно, закон и власть. Даже политика и зарубежье, авторов данного текста заботят не много. Но установление значимости блоков зависит только от задач текста, определяемой его авторами. Нам остается только согласиться с этим или не согласиться.

И в целом общий блок «государственное управление» набрал самый высокий коэффициент использования – 4,99 балла. Это означает, что 93 слов использовались 1898 раз. Блок «социальное» набрал немногим меньше – 4,51 балла. Это означает, что 77 слов были использованы 1709 раз. Блок «экономика» – 3,28 балла. т.е. 31 слова было использовано 945 раз. (См. вышеприведенную таблицу).

Еще раз повторим, данный коэффициент описывает не значимость блоков, а только то, насколько полно представлен в тексте, хотя, конечно, косвенно указывает и на их значимость. Так, если блок «политика» описан всего 3 словами, то наверно можно сделать предварительный вывод, что данное понятийное образование не очень волнует авторов, оно не является основным для текста, так же как блок «Международные отношения», «Национальное» и др. Впрочем данный вывод требует отдельного исследования.

Общие принципы контекстуальной оценки смысла понятий.

Мы уже говорили, что формировали основные понятийные блоки исходя только из некоторых общих представлений об их содержании и значимости. Но каждое понятие, кроме общего своего содержания (ядра понятия), содержит в себе массу понятийных признаков, которые чаще всего и применяются в тексте.

Так, например, понятие «политика» имеет много разнообразных своих признаков, например, военная политика, экономическая политика, социальная политика, национальная политика, финансовая политика и пр. Чем богаче понятие, тем больше областей социального пространства оно описывает, тем больше ситуаций позволяет интерпретировать. И может оказаться интересным аспект использования автором данного понятия, т.е. какой признак интересует его в большей степени.

Так, если слово «политика» часто встречается радом или близко, (в предложении), со словом «государственный», т.е. находится в контексте «государство» и очень мало используется в контексте «национальный» или «демократия», то можно констатировать, что авторы текста придерживаются специфического признака, (государственная политика), видимо решая при этом особые задачи.

Когда два понятия, например, «политика» и «государство» связаны непосредственно, то таким образом устанавливается некий контекст «государственный», который по сути является второй ступенькой контекстуального определения. Но может быть и третья и четвертая ступенька контекстуального определения. Например, понятийное образование «национальная политика» употребляется в контексте «государство» или в контексте «демократия», «власть» и пр. Согласитесь, каждый раз мы имеем новый набор понятийных признаков, а соответственно и иной ракурс, иной смысл, содержание и направление исследования.

Если выбрать ряд основных понятий текста, как это было сделано выше, и каждое из них рассмотреть во множественной связи с другими понятиями, т.е. ввести контекст понятий, в котором употребляется основное понятие, то таким образом можно установить основной контекст данного понятия и соответственно, определить общий контекст текста.

Правда, работа эта сложная и кропотливая. Если учесть, что таких слов у нас насчитывается 264, то получается по меньшей мере 264 комбинации. Однако, на самом деле таких двойных комбинаций оказывается намного больше, поскольку одно слово встречается не с одним, а с несколькими словами. Если поставить задачу построить таблицу тройных комбинаций, то количество сочетаний становится астрономическим.

Правда, чаще всего вычисление всех комбинаций и не требуется. Правильно построенная выборка, позволяет свети количество слов и словосочетаний до статистического значимого минимума, который и позволит выявить общий контекст и доминанту. Но и в этом случае остается много работы, зато результат того стоит.

Любой текст строится по заданной оптимальной схеме и принципам, проверенней многолетней практикой создания текстов с точки зрения решения автором текста своих задач. В полном соответствии с законами и правилами построения текстов, соблюдения его структуры, указанием объектов текста и связей между ними. Ибо только следуя этим правилам, можно ожидать оптимального решения своей задачи – донесения для читателей основного смысла и направление читателей в русло, необходимое автору текста.

При контекстуальном анализе надо иметь еще одну существенную особенность слова: его способность выполнять разные функции иногда прямо противоположные, в зависимости от того или иного контекста. Слова это элементы своеобразного текстового алфавита. Принцип тот же что и у букв, из которых строится слова. Придавая словам разные значения в зависимости от контекста, можно создавать разные смыслы. Благодаря этому можно построить бесконечное, (в принципе) множество смыслов при ограниченном количестве используемых слов.

Каждая буква имеет ограниченное количество звучаний в зависимости от звукового контекста слова. Эти звучания как элементы произношения буквы относительно хорошо исследованы и описаны в фонетике. Каждое слово так же имеет ограниченное количество возможных смыслов в зависимости от контекста. Но пока еще никто не построил подобного алфавита.

В данном случае нас будет интересовать только некоторые зависимость между содержанием слова и его функцией в предложении. Выделим, по крайней мере, две из них. Одна функция, когда слово выполняет вспомогательную смысловую нагрузку и вторая функция, когда сущность данного слова определяется его свитой, т.е. вспомогательными словами. В последнем случае слово ставится в центр контекста.

Например, в предложении: «Это очень сложный вопрос», слово «вопрос» выполняет функцию описания некого действия, события. Под словом «вопрос» может пониматься все, что угодно, например, жениться, переплыть речку, заработать деньги и пр. и пр. Но вот другое предложение: «Вопрос представляет собой форму требования информации». Здесь уже говориться о том, что представляет собой сам вопрос как явление, которое определяется второй вспомогательной частью предложения.

В первом случае вопрос, выступал как бы полем воздействия, из которого выбирался тот или иной сегмент, для решения задачи. Во втором случае вопрос рассматривался как некое понятийное пространство. И в этом качестве исследовались его, так сказать, цельные характеристики, опять же в рамках поставленных задачи. Это обязательно надо иметь в виду, ибо смешение понятий приводит нередко к понятийным несуразицам и логическим парадоксам.

Поэтому при анализе текста по выделенным словам-понятиям, надо иметь в виду такую двойственную природу слова. Сначала надо уяснить в каком ракурсе проводить анализ выделенных слов-понятий, т.е. в непосредственном, (рядом расположенные слова, образующие словосочетание через пробел), или же разнесенные слова, т.е. в опосредованном контексте.

Например: «Нам необходимо приложить максимум усилий, что достичь поставленной цели». В данном предложении основное понятийное образование – «приложить максимум усилий», а слово «цель» является чисто производным от слова максимум, т.е. описание некоего поля приложения максимума усилий. Понятно, что цели могут быть разные и при их решении может потребоваться именно максимума усилий.

Но когда говориться, что основная цель «укрепление экономики и демократии», то этим самым указывается понятийное пространство, которое содержит два сегмента: «экономика» и «демократия». В данном случае мы перешли от содержания понятия «цель» как некой общей области, к конкретному определению этой области или же ее частей.

Другое предложение: «Наша основная цель – укрепление Вооруженных сил». Здесь уже конкретизируется о какой цели и тем более основной идет речь, уточняется какое содержание вкладывается в понятие «цель», а именно «укрепление Вооруженных сил». Но и в этом случае определение содержания понятия «укрепление Вооруженных сил» является основным понятием, а содержания понятия «цель» производной от понятийного образования «укрепление Вооруженных сил». Только в этом случае область, описываемая содержанием понятия «цель» сузилась до одного определения, а именно «укрепление Вооруженных сил».

Но вот, когда мы скажем, (или напишем), что цель есть то, к чему мы стремимся, или же, что цель есть краткое выражение концептуального содержания какого-то действия или действий, тогда основным понятием становится именно «цель», т.е. нечто то, что выражает это понятие, условно говоря, само себе. Например, в предложении «цель есть то, что мы хотим достичь» последнее слово «достичь» выражает сущность цели как понятия.

Поэтому, когда слово «цель» берется как объект исследования, то важно выяснить два момента: что автор понимает под целью самое по себе, ибо от этого будет зависеть и его описание понятия данного поля. И какое поле описывает данное понятие, иначе говоря, какие цели ставятся в данном тексте. Понятно, что в зависимости от основного содержания понятия само по себе, зависит и описываемое им поле.

Если автор будет придерживаться определения содержания понятия самого по себе «цель» как «достичь» чего-то, то предложение «Наша основная цель – укрепление Вооруженных сил» имеет в этом ракурсе вполне определенное содержания. Но если придерживаться определения содержания понятия самого по себе «цель» как «краткое выражение концептуального содержания какого-то действия или действий», то вышеприведенное предложение составлено некорректно, а точнее неправильно.

В последнем варианте определения содержания понятия самого по себе «цель» как концепция требует, что бы в предложении «Наша основная цель – укрепление Вооруженных сил» было указано, что автор имеет в виду под понятием «укрепление Вооруженных сил». Ибо сказать просто укрепить значит ничего не сказать, но сказать, что укрепить, значит например, поменять стрелковое оружие на более совершенное, означает определить содержания понятие укрепить и соответственно содержание понятия цель.

Контекстуальный анализ слов-понятий

В данном разделе мы проведем анализ блоков текста посланий. При этом вынуждены будем ограничиться их количеством, поскольку аспектов текста может быть теоретически бесконечное множество, в зависимости от поставленных задач. В данном случае мы поставили две задач - показать, так скажем, в действии, некоторые методики анализа текста, и вторая - провести небольшой качественно-количественный анализ текста, что само по себе может представлять определенный интерес.

Цели и задачи.

Обратимся прежде всего к таким понятиям как цель и задачи, поскольку любой текст начинается с определения цели и задач. Другими словами для чего создается предлагаемый читателям текст. Как правило, цели и задачи в обязательном порядке указываются в тексте, правда нередко заменяются словами синонимами, более всего понравившиеся автору.

Синонимы понятия «цель» здесь могут быть следующие: задача – 104; проблема – 93; вопрос – 62; цель -51; приоритеты – 24; важный – 2. Таким образом общее количество слов входящие в клан понятий «цель» составляет 6, которые использовались не много, не мало 336 раз. И понятно, цели, задачи, проблемы основные объекты посланий и не случайно именно им было уделено так много внимания и места в данном тексте.

Но с другой стороны получается, что в послании 336 целей и производных от них, во всяком случае слов, которые обозначают или должны обозначать цели и задачи. Вроде бы многовато. Как увидим дальше, чаще всего эти сова употреблялись в несколько иных значениях, особенно слово «вопрос». Но даже если взять только слова «цель» и «задачи», которые мы и будем анализировать, то все равно получается 155. Видимо и в этом случае многие цели и задачи определялись как производные, т.е. по существу рассматривались как подцели, как частные задачи.

В непосредственном контексте ч аще всего задачи и цели назывались: актуальная, важнейшая, главная или самая главная, достойная, номер один, значимая, историческая, качественно новая, ключевая, крупная, масштабная, насущная, непростая, общегосударственная, общенациональная, о сновная, п ервая, первоочередная, приоритетная, серьезная, системная, системообразующая, с тратегическая, трудная.

Естественно, в таком важном документе не важных, не главных задач и целей не может быть. Но все это говорит о том, что указанные задачи и цели не структурированы, собственно главные задачи, так и не выделены, не выведены исходные и производные задачи. Все свалено в кучу. Специально ли это сделано или по недосмотру, трудно сказать. [5]

Главной - задача может только одна, от силы две-три, на данном пространственно-временном континууме, т.е. в определенное время и в пространстве. Все остальные задачи в обязательном порядке располагаются параллельно и последовательно относительно друг друга. Другими словами, должна быть построена пирамида целей, принцип образования и функционирования которой хорошо описан в научной литературе

Кто формулирует эти задачи? И хотя в тексте нередко говориться: «нам», «наша» и даже «я», но в целом, из контекста ясно, что все эти задачи формулирует государство, власть. При этом во всех областях жизни и для всех субъектов общества: для предпринимателей, населения и гражданского общества, регионов и местного самоуправления, органов власти, чиновников и всех ветвей власти, армии и пр. И в различных областях, например, в экономической, нравственной, психологической, военной и пр.

Другими словами, власть тотально занимается формулированием целей и задач общества. В посланиях редко упоминается общественная организация, кроме профсоюза и партий с точки зрения предоставлениях их интересов в рамках диалога с властью. Сама по себе абсолютная возможность тотально формировать цели и задачи для все субъектов общества вне диалога с ними, опасно.

Но если речь идет не только о власти, но и об обществе, то резонно предположить, что в формулировании целей должны участвовать и субъекты общества, причем не опосредовано, а непосредственно, например, в форме диалога, чего в послании напрочь отсутствует. То, что этот диалог, (именно диалог), не отражен в послании никоем образом, говорит о том, что остальные субъекты общества не играют столь существенной роли в формировании списка задач.

Дело в том, что власть в этом случае естественно исходит из своего понимании, условно говоря «добра» и «зла», что нужно или не нужно людям и обществу. При это гласно или негласно, что чаще всего и бывает, понимает или нет, но вкладывает в содержание предлагаемых задач и целей прежде всего свои собственные интереса как субъекта власти и интересы носителей власти как субъектов. Мы это уже проходили, и к чему это привело тоже знаем. Это дорога в тупик, длинной в двадцать-тридцать лет.

Какие же содержательные задачи и цели предлагается решить? Можно выделить четыре основных блока:

  • область деятельности государственных органов и власти – 53 задачи;
  • социальная область - 44 задачи;
  • внешнеполитическая область - 13 задач;
  • экономическая область – 20 задач.

Всего таким образом набирается 130 задач, (некоторые задачи не были учтены в силу их неопределенности).

Как видно больше всего задач предстоит решить в государственной сфере: укрепление и наведения порядка в органах власти, судебной системы и местного самоуправления, выстроить исполнительную вертикаль, определение полномочий центра и субъектов Федерации, совершенствование работы правоохранительных органов, укрепление российского законодательства, модернизация армии, работы налоговых и таможенных органов и др.

Не меньше предстоит решить задач и в социальной сфере: повышение качества медицинской помощи населению, модернизации образования, обеспечения свободы личности, развития институтов гражданского общества, повышение пенсии, доступное и качественное образование, соблюдение политических и социально-экономических прав граждан, реализация национальных интересов, качество и доступность жилья, развитие России как свободного, демократического государства и др.

В экономической сфере: повысить конкурентоспособность, соблюдение правовых гарантий предпринимательства, удвоение ВВП, внимание крупным социально-экономическим задачам, политика либерализации предпринимательского пространства. В международной сфере: занять достойное место в мире, обеспечение стратегической стабильности, прочность международных позиций и др.

Как видно задачи носят не только предельно общий характер, иногда до аморфности, но и решение их так же не определенное: повысить, улучшить, занять достойное место, модернизировать, обеспечение, реализация, доступность, наведения порядка и пр. Здесь можно выделить два момента: выполнение задач в неопределенно-протяженном времени и неопределенном пространстве. Эти две составляющих триединство места, времени и действия никаким образом не определены.

Кто должен выполнять эти задачи. В целом в тексте не указывает адресат, только в общей форме. Но из контекста можно определить, что речь идет прежде всего о государстве, власти. Примерно 90% всех задач адресованы именно государственным структурам и примерно 10% общественным организациям или гражданам. Если власть формирует задачи, то резонно и выполнять их предстоит органам власти и лишь некоторые субъектам общества.

Можно выделить три группы исполнителей. Первая группа – неопределенная и постоянная, например, обеспечение стратегической стабильности в мире. Вторая группа - власть в целом, например, выстроить работающую исполнительную вертикаль. Третья группа – адрес назван четко и определенно: государственные органы, местное самоуправление, государство, профсоюзы, парламент, ВТО, государственный аппарат, суд, комиссия, правительство, руководители регионов, Центральный банк, чиновники, правоохранительные органы, бюрократизм, Вооруженные Силы.

Власть.

Для начала надо определить:

  • какое содержание вкладывается в понятие «власть» властью в данных посланиях: идет ли речь о понимании содержания «власть» как господство, командование, стремление к абсолютизации своей роли в общество и пр. или же речь идет о понимании содержания «власть» в рамках функциональности, т.е. субъекты власти и вся власть в целом только выполняют свою какую-то определенную функцию на равнее с другими субъектами общества. Может быть власть в большей степени заботиться о реализации принципа народовластии;
  • кому из субъектов общества, по мнению самой же власти, принадлежит сегодня власть в России: существующей власти, и ее особым субъектам, олицетворяющие власть или же субъектам общества, например, парламенту, местному самоуправлению и пр.;
  • На решение каких задач направлена активность нынешней власти, с позиции самой власти: в основном укрепление собственной власти, или же речь идет о преимущественной ориентации на решении общих задач или же задач отдельных субъектов общества.

Мы ответим, точнее постараемся объективно ответить, (объективно, означает опираясь на частотное распределение отдельных признаков и статистические зависимости), только на отдельные вопросы. Ибо ответить на все эти и многие другие в данном случае не предоставляется возможным в силу ограниченности самого материала.

Итак, блок «Власть» описывается 17 словами: (государственный – 360; власть – 147 ; правительство – 80; властные полномочия – 38; дума – 26; депутат – 25; исполнительная - 24; парламент – 15; права – 11; управление – 10; держава – 8; председатели – 7; Кремль – 5; губернаторы – 4; народовластие – 2; начальство -1; господство -1; внутригосударственных -1), которые в совокупности употребляются 763 раз. Общий индекс использования, по сравнению с другими блоками, не высокий - 2,29 балла. Это означает, что блок власть описывается сравнительно небольшим количеством слов при большим количестве их использования.

Но мы будем оперировать только одним словом - «власть», которого, с нашей точки зрения, вполне достаточно, что бы определить его контекстуальное содержания. Слово «власть» употребляется в тексте 147 раз. Если откинуть некоторые определения, которые являются не существенными, вспомогательными, а не основным объектом, то получается 131 слово.

Основной лейтмотив высказываний власти о «власти» в данном тексте это ее укрепление, укрепление и еще много раз укрепление. Укрепление всех ветвей власти, всех ее органов, учреждений и организаций: правоохранительных органов, Вооруженных сил, государственной, исполнительной властей и местного самоуправления, понимаемая, правда, как самый низовой орган, низовое звено той же самой вертикали власти. Укрепление, что бы власть была сильной, крепкой, дееспособной, ответственной и пр. Укрепление, даже, так называемой, «четвертой», именно в кавычках, как в тексте, ветви власти, т.е. журналистики, прессы, СМИ. [6]

Позицию укрепления власти можно только приветствовать, но в России очень часто, если не сказать постоянно, понятие сильная власть определяется через понятие господство власти, причем центральной, причем небольшой группы людей. Соответственно, понятие укрепление власти означает как укрепление именно господства власти, что далеко не одно и тоже с понимаем укрепление власти с позиций решения общенародных задач и ее субъектов. Это различные понятийные области с различными признаками, хотя общий термин один и тот же – укрепление власти. [7]

Ниже приведенная таблица, хорошо это демонстрирует, т.е. показывает наглядно, на цифрах, явное тяготение власти к пониманию ее содержания как господствующей, а укрепление власти прежде всего как укрепление своего господства. Безусловно, по преимуществу.

Поскольку таблица несколько необычно построена, во всяком случае, не традиционно, как принято в статистики или в социологии, т.е. в системе двойных связей,меет смысл немного рассказать о ее показателях, структуре и системе анализа полученных данных.

Каждое предложение, содержащее слово «власть», может быть описано только тремя показателями из шести. Понятие «власть» в предложении может означать:

  • господство или функциональность;
  • укрепление власти или укрепление народовластия;
  • решение задач для власти или же для субъектов общества.

Все они как взаимоисключающие в каждом конкретном предложении. Таким образом для анализа предлагалось только три показателя, которые каждый раз меняли свои значение из шести предложенных.

Сущность анализа заключалась в следующем: устанавливалось частотное распределение каждого из шести показателей, которые описывали содержание понятия «власть» в предложении. Поскольку слово «власть» в предложении может быть описано только тремя показателями, то их одновременно нахождение в одном ряду показывало их взаимозависимость, т.е. они каким-то образом связаны между собой. Мы называем их - показатели одного поля. У нас их два: господство и общество. Численное доминирование какого-то одного или нескольких показателей, определяют ту или иную тенденцию, т.е. на какое поле в большей степени ориентированы авторы текста.

Например , деятельности власти по « совместной работа законодательной и исполнительной власти », с одной стороны рассматривается как функция (1), но направленная прежде всего на укрепление власти, (2) решающая задачи исключительно власти (3). Это означает, что в данном предложении понятийное содержание слова «власть» находятся в понятийном поле «господство».

В предложение: «Нельзя ослаблять властные полномочия региональной власти». Словосочетание «властные полномочия» интерпретируется в рамках понятия «господство». Словосочетание «Властные полномочия региональной власти» интерпретируется как укрепление власти. Словосочетание «нельзя ослабить властные полномочия» интерпретируется как одна из задач укрепление власти, в рамках понятия «господство». И в этом предложении слово «власть» интерпретируется в понятийных рамках господство.

Но понятие «господство» интерпретируется в данном случае не в базовом его понятийном выражении, рассматривается только какой-то один из его признаков. Синонимы слова «господство»: верховенство, владычество, гегемония, главенство, превосходство, преобладание и др. . Скорее всего в данном тексте идет речь не о владычестве, не о гегемонии, не о превосходство, а некотором верховенстве, преобладании, т.е. господство в его мягком понятийном выражении. Это относится и к понятиям: «укрепление власти», «задачи власти». [8]

Теперь предложение, в котором слово «власть» описывается в ином понятийном пространстве: « всё большего отрыва власти от интересов общества, нежелания госаппарата слышать запросы людей». Мы интерпретируем слово «власть» таким образом: в данном случае оно рассматривается как функция общества, направленная на укрепление народовластия и решающая задачи именно субъектов общества.

И так, какое же содержание, по преимуществу, в послании вкладывается в понятие «власть». Выделим две гипотезы. Власть как функция и власть как господство. Власть как функция предполагает только выполнение какой-то в принципе рядовой функции в общей системе управления обществом, наряду с другими объектами, которые так же выполняет свою строго определенную функцию. Власть как господство, означает решение по преимуществу тех задач, которые направлены на укрепления господства.

Теперь перейдем к описанию нижеприведенной таблицы и благодаря приведенным данным предложим ответ на поставленный вопрос.

Начнем с горизонтальных линий. Слово власть в интерпретации «господство» встречается 74 раза, что составляет 56,5% от 131 упоминания слова власть. Но рядом с ним, в одной тройке, находится такой показатель как «укрепление власти» (95,9%) от 109 слов «власть как господство». Фактически они повторяют друг друга, следуют друг за другом, тесно взаимосвязаны и пр., что в принципе вполне понятно: если речь идет о господстве, то его естественно надо укреплять.

В этом же ряду имеется показатель народовластие. В рамках понятийного поля «господство» оно занимает весьма скромное место - 6,8%. Даже полностью ориентируясь на господство, власть не может не уделять внимание народовластию, т.е. решению задач для общества (27,0%). Ибо господство и укрепление его во многом зависит, как решаются задачи общества той же властью. Но по всей видимости власти плохо понимают эту зависимость, если устанавливают такой низкий процент взаимосвязи.

Но если мы посмотрим на интерпретацию понятия «власть» как функция, то можно наблюдать обратную картину. Рядом с показателем функция показатель «господство» не встречается вовсе, это естественно. Зато показатель «укрепление власти» составил 67,7%, показатель «укрепление народовластия» - увеличился до 29,8%, так же как и показатель «задачи общества» -составил около половины ( 45,6%).

Далее читатель может самостоятельно провести анализ других табличных данных. Заметим, только эти данные хорошо показывают общую тенденцию, подтвердившие гипотезу об ориентации власти в первую очередь на свое «господство», и во вторую очередь об укреплении власти как функции, направленной на решение общих задач, в частности, укрепление народовластия. Отмеченные в таблице тенденции, может быть за исключением последней горизонтали – «Задачи общества», свидетельствует о том, что предложенная методика вполне надежна.

Ипостаси

Власти

Господство

Функции

Укрепление

Власти

Народо-

властие

Задачи

Власти

Задачи

общества

Власть как господство 74 (56,5%)

х

нет

71

(95,9%)

5

(6,8%)

54 (73,0%)

20 (27,0%)

Власть как общественная функция

57 (43,5%)

нет

х

38

(67,7%)

17

(29,8%)

28

(49,1%)

26

(45,6%)

Укрепление власти 109 (83,2%)

61

(56,0%)

38

(34,9%)

х

нет

84

(77,1%)

25

(27,3%)

Укрепление

народовластия

22 (16,8%)

4

(18,2%)

17

(77,3%)

нет

х

1

(4,6%)

21

(95,5%)

Задачи власти

82 (55,0%)

53

(64,6%)

28

(34,2%)

нет

1

(1.2%)

х

нет

Задачи общества

46 (35,1%)

20

(43,5%)

26

(56,5%)

26

(56,5%)

21

(45,7%)

нет

х

Власть как господство, потенциально содержит фактор или признак права абсолютизации принятия решений, практически по любому вопросу. И тот и другой признак всегда присутствуют в понятии власть, но в различных ситуациях тот или иной признак начинает доминировать. В России всегда, за всю ее историю, последний признак находился в поле доминанты. При этом сохраняя за собой и признак «функция», которую она плохо или хорошо, но всегда выполняла или, точнее, вынуждена была выполнять.

Показатель содержания понятия «власть» как функция - «выполняет», и производные от него, а признак власть как господство – требование «выполнения», так же и его производные. Понятно, что в таком тексте, где содержание понятия власть воспроизводство в контексте общей идеологической установки, трудно достаточно четко разграничить эти признаки, но все-таки попытаемся.

Из 131 случая употребления, слова «власть» как функция можно отнести 43,5 %, а к признаку власть как «господство» - 56,5 % использования. В принципе это нормальное распределение, даже весьма хорошее для сегодняшней России. И все-таки, как видно, разница вполне ощутимая. По всей видимости у авторов данного текста сработала инерция, выработанная годами, когда власть всегда рассматривалась как господство при этом чуть ли не абсолютное.

В настоящее время внешняя ситуация относительно власти сильно изменилась. Несмотря ни на что, все-таки наметилась некая слабая тенденция к демократии в западном ее варианте, когда власть все-таки ограничена каким-то рамками общественного влияния. Тем не менее, как нам кажется, в сознании субъектов власти, как впрочем и общества в целом, признак власти как господства остается еще весьма значимым. Анализ текста это хорошо показал.

Не допустить властительных проказ,

За властью нужен глаз да глаз.

За нею нужен бешенный контроль,

Что б власть не стала бешенным кнутом.

В 1994 году Евгений Евтушенко в стихотворении «Предутро» писал:

Россию любить – разнесчастное счастье.

К ней жилами собственными пришит.

Россию люблю, а вот все ее власти

Хотел бы любить, но – простите – тошнит.

Вот что интересно, как будущие поэты будут говорить о нашей власти? Так же и с такой ненавистью? Не хотелось бы. Но если в сознании власти будет преобладать признак господства как всевластие, как это наблюдается в настоящее время, что хорошо видно по результатам контент-анализа посланий, тогда будет неминуемая конфронтация, которая открыто выльется противостоянием власти новому поколению и всему обществу.

Закон.

Блок «закон» содержит, как мы уже писали, 10 слов-понятий, которые были использованы 305 раз : (право – 119 ; закон – 82; законодательство – 50; конституция – 24; норма - 15; акты - 5; указ - 3; установление – 4; директивно – 2; правило - 1), содержащие в себе, с нашей точки зрения, необходимые признаки, кроме всех прочих, понятия «закон».

Правда в анализе мы будем оперировать в основном словом: «закон», который использовался 82 раза. Но для полноты анализа мы ввели еще и слово «законодательство», (используется 50 раз), хотя оно несколько отличается по смыслу от слова «закон». Как и в предыдущих блоках считаем, что этого вполне достаточно, чтобы уловить тенденцию в контекстуальном определении содержании понятия «закон» в данном тексте.

Мы взяли для анализа слово «закон» потому, что он несет ту содержательную нагрузку, которая позволит определить именно состояние законности в обществе в его объективном выражении, без привнесения какого-либо субъективного звучания. Хотя в принципе это не только допустимо, но и необходимо. Однако, необходимо уточнить наше понимание содержания понятий «субъективное» и объективное», применительно к данному тексту.

В принципе, без субъективной интерпретации каким-либо субъектом, ни одно понятие не может быть использовано никаким образом, на то они и понятия. Но в любом сообществе имеются понятия, которые выработаны и принимаются к исполнению всем сообществом и тогда оно принимает форму объективного звучания. Так же как имеются понятия, которые выработаны одним или несколькими субъектами и навязываются всем субъектам данного сообщества. Тогда оно принимает форму субъективного звучания.

Синонимы слова «закон»: закономерно, логически, не случайно, обосновано, правильно, правомерно. Они несут в себе особые признаки, которые и определяют основное значение слова «закон», его «ядро» т.е. то, что закономерно, правильно, логично, не случайно и др. Последние, в свою очередь, в большей степени имеют признаки объективности, поскольку содержат как бы всеобщий и общепризнанный характер.

В отличии от слов: указ, правило, право, директивно и пр., которые несут в себе признаки, имеющие по большей части, субъективный характер, т.е. определяется в основном одним из субъектов сообщества. Данные однопорядковые понятия, по существу, являются производными от понятия «закон», в том числе, конституция, законодательство, право и др.

Если таким образом разделить используемые в блоке «закон» слова, то получается, что только четверть использований относится к объективному содержанию «закон». Из 305 использования, собственно слово «закон» для описания данного процесса, применяется всего 80 раз, т.е. 26,2%. Все остальные слова-понятия можно отнести к субъективному понятийному пространству.

Даже такой первичный анализ показывает, что имеет место, с нашей точки зрения, явный перекос. Другими словами, речь идет о преимущественном использовании признаков данного понятия в субъектном пространстве – три четверти использования слово «закон» применяется именно с этими признаками. Далее при детальном анализе, мы попытаемся именно с этих позиций и провести анализ данного слова-понятия.

Еще один интересный момент. Какие слова-объекты используются в одном предложении, в котором имеется слово «закон». Под объектами мы понимаем такие слова, в понятийном пространстве которого имеется слово «закон». Это означает, что слово «закон» каким-то образом связан или же эти объекты выступают по отношению к нему доминантами или определяющими словами.

То, что слова находятся в одном предложении, в одном понятийном пространстве свидетельствует об их какой-то связи и возможно причинно-следственной зависимости. Ведь слова в предложении используются чаще всего не случайно, а в общей смысловой связке, которые и устанавливают смысл ключевого слова-понятия. Устанавливая связь между ними, можно получить интересные зависимости.

Например, предложение: «Дан старт конструктивной - хотя и сложной - совместной работе законодательной и исполнительной власти». Здесь вместе со словом «законодательный» используются слово «исполнительной». Это означает, что слово «закон» рассматривается и в понятийном пространстве «исполнительной» власти, или наоборот, что в принципе и в данном случае ничего не меняет.

Еще пример: « Власть обязана опираться на закон и сформированную в соответствии с ним единую исполнительную вертикаль». В предложении слово «власть» и «исполнительную» рассматриваются в понятийном пространстве «закон». Но в данном случае нас интересует не сколько взаимосвязь понятийных пространств, а о каких понятийных пространствах, как объектах идет речь в их частотном выражении в анализируемом тексте.

Таких предложений у нас набралось 130. Десять предложений по разным причинам, чаще всего в силу неопределенности квалификации объектов предложения, не попали в анализ. Итого 120 предложений, которые содержат слово «закон» и «законодательство». Эти предложения содержат всего примерно 700 слов. После очистки осталось 430 слов. Теперь посмотрим распределение этих слов в зависимости от того или иного понятийного пространства как объектов анализа.

Мы выделили, (сформировали), шесть смысловых групп объектов – блоков, содержащие примерно однопорядковые слова в смысловом пространстве «закон», т.е. в блоке из 120 предложений, содержащие слово «закон» и «законодательный».

  1. Блок под условным названием «Административный»: федеральный - 29; государственный – 14; органы – 6; власть – 7; правительство – 7; регионы – 7; чиновники – 7; административный – 2; министерство – 3; полпреды - 2; главы - 1 и др.
  2. Блок под условным названием «Экономика»: э кономика – 8; предприниматели - 7; н алоги - 5; собственность - 3; банки – 2; бизнес – 2; к апитал – 2; труд – 2 и др.
  3. Блок под условным названием «Общество»: граждане – 8; медицина- 4; народ - 3; население - 4; общество - 4; социальное – 2; СМИ – 1; миграция и др.
  4. Блок под условным названием «Демократия»: местное самоуправление – 9; демократия - 2; муниципальное – 2; п артии - 2; свобода – 1 и др.
  5. Блок под условным названием «Охранные органы»: правоохранительные органы – 2; прокуратура – 2; суд - 11; таможенное – 3; уголовное – 2; юстиция – 1 и др.
  6. Блок под условным названием «Законодательный орган»: п арламент- 4; Государственная Дума - 2; депутаты – 2; законодательный – 2; диктатура закона - 1 и др.

А теперь подсчитаем частотное распределение указанных выше слов по блокам:

№/

Наименование блока

Частотное распределение признаков

Всего слов

Частота

использования

Коэффициент

использования

1.

2.

3.

4.

5.

6.

Административный

Экономика

Общество

Демократия

Охранные органы

Законодательный орган

22

20

19

9

7

5

101

45

45

20

22

11

0,782 1 место

0,556 4 место

0,578 3 место

0,550 6 место

0,682 2 место

0,545 5 место

Как видно, больше всего слов и выше частота распределения признака в блоке «Административный». Соответственно и выше коэффициент использования 0,782. Этот блок занимает первое место. По остальным блоком распределение проходит примерно равномерное. Блок «Охранные органы» занимают второе место по индексу – 0,682. В серединке находится блок «Демократия», индекс - 0,550. Предпоследнем место занимает блок «Законодательный орган» - индекс - 0,545. И последнее место - блок «Демократия» - 0,550. [9]

Мы сейчас не говорим много это или мало, указываем только на не равное их соотношения между собой. Далее идет уже интерпретация или по другому, более или менее вольная предположение. Другими словами, мы полагаем, что понятийное пространство «закон» очень тесно связана с понятийным пространством «Администрация». Во всяком случае, намного теснее, чем с другими блоками. Можно даже высказать в качестве гипотезы предположение, что они во многом могут определять друг друга.

Более того, можно предположить, что понятийное пространство «власть» включает в себя понятийное пространство «закон». Но безусловно, имеет место и обратное отношение. Если закон принят его должны и выполняют все субъекты, которые под него подпадают. Другое дело, что власть может влиять на изменение содержания закона, как впрочем и любой другой субъект общества. Но власть имеет больше возможности для этого. Плохо другое, если власть и в самом деле использует свое влияние на изменение закона, по преимуществу, в пользу субъектов власти.

Но для того, что бы интерпретация была объективной, требуются уже дополнительные исследования с новой задачей и может быть даже не одной. В данном случае, она может звучать таким образом: а оказывает ли власть и в самом деле влияние на принятие закона по преимуществу в пользу своих субъектов . Сейчас, на данном этапе анализа мы можем только предполагать, пускай более или менее обосновано, что это именно так.

Для нового исследования данное предположение может звучать уже как научная гипотеза. Она может быть представлена как сформировавшаяся концепция, которую необходимо только проверить, т.е. получить подтверждение или не подтверждение, (но не опровержение). Если получен ответ «да», то гипотеза превращается в доказанное знание, если – «нет», то это означает, что гипотеза не верна, что она не имеет права на существование, просто отбрасывается и все надо начинать сначала. То есть выработка концептуально-гипотетического знания и ее проверка.

Необходимо отметить еще один интересный момент. В какой форме говориться о законе, т.е. надо ли создавать новые законы или исполнять старые. Безусловно в тексте говориться и о том и о другом. Но интересно посмотреть их частотное распределение. Оно получилось следующим: исполнять законы – отмечено в 60 предложения, что составило 45,8% от всех предложений; создавать новые законы в 71 предложениях или 55,7%. Распределение примерно ровные, немного выше процент создания новых законов. [10]

Данное распределение может свидетельствовать о том, что общество находится в стадии активного развития и переустройства, которое требует много новых и разнообразных законов. И соответственно, весьма хорошего их исполнения. Поэтому данное распределение можно рассматривать как нормальное, во всяком случае, как положительная тенденции. Существенно другое, какова природа процесса принятия закона.

При этом надо исходить из того, что процедура разработки закона имеет свое объективное содержание. Другими словами, предлагая ту или иную процедуру разработки законы можно добиться или объективности его содержания или же решать какие-либо иные, например, субъективные задачи. В свою очередь это определяет этапы и формы его разработки, так скажем единство формы и содержания, о чем в свое время в философии много писали. Возможно данная процедура разработки может выглядеть таким образом.

Так, прежде всего необходимо сформировать группу, которая определяет основные принципы или идеологию предполагаемого закона. Далее эти принципы передается тем людям, которые определяют основные его положения. После эти положения передаются специалистам, которые уже пишут текст законопроекта, и который затем принимается специальным органом, например, парламентом, и публикуется как закон для исполнения всеми или некоторыми субъектами общества.

Такая процедура может быть представлена как объективная, т.е. каждый этап создания закона, осуществляется конкретными людьми как субъектами. Хотя понятно, что может быть предложена и какая-то иная процедура разработки и принятия закона или нормативного документа. Важно другое, субъектами какого сообщества они выступают, а соответственно, чьи интересы эти люди выражают и воспроизводят посредством закона.

Но в обязательном порядке они выражают прежде всего свои собственные интересы. Затем интересы какого-то сообщества, к которому принадлежат, а потом уже интересы и всего общества и даже человечества как сообщества. Установленная очередность приоритетов не случайна, поскольку именно таким образом и реализуются интересы и только таким образом могут реализоваться личные интересы субъектов. Важно насколько сильно расходятся интересы указанных субъектов, от этого и зависит политическая структура общества.

В России чаще всего в качестве субъектов, которые пишут законы, выступали люди, находящиеся во власти и соответственно, выражали и реализовывали, по большей части, интересы именно власти, нередко забывая при этом о других субъектах общества. Естественно, это приводило к недовольству других субъектов общества, интересы которых в большей или меньшей степени урезались, ущемлялись, что приводило к противоречиям, конфликтам и нередко весьма и весьма серьезным.

Власть всегда была, остается и надолго останется активным субъектом процесса законопроизводства. Сверху, как говориться, виднее. Все остальные объективно принимают роль пассивного субъекта, который должен выполнять принятые властью законы. Никакого непосредственного участия в производстве законов, большинству субъектов общества не отводится и объективно, не может отводиться, хотя бы потому, что практически не может быть реализовано.

Но должна существовать, (и она в принципе разработана в демократии западного образца), процедура участия всех, части или большинства субъектов общество в создании законов. Но это процедура очень сложная, многоуровневая и по объективным и по субъективным причинам. В России всегда имел место перекос в системе законопроизводства: доминировал чаще всего один из субъектов общества – органы власти. Но мы сейчас не даем оценки хорошо это или плохо прежде всего для России. Это уже другая задача.

Давайте посмотрим частоту распределения признаков по созданию и исполнения законов среди некоторых субъектов общества. В частности, речь идет об органах власти и других субъектах, которые не входят в данное понятие.

Высказывания, которые можно квалифицировать как:

Всего

Органы

Власти

Субъекты

общества

Я, мы, нам

нас, наши

Субъект не определен

«Создание закона»

71

(51,1%)

18

(13,0%)

8

(5,8%)

17

(12,2%)

28

(20,1%)

«Исполнение

закона»

60

(43,2%)

19

(13,7%)

11

(7,9%)

8

(5,8%)

16

(11,5%)

Всего:

131

100%

37 (26,6%)

19

(13.7%)

25

(18,0%)

44

(31,7%)

Примечание: под субъектами власти понимается в данной таблице: власть, органы власти, Федеральное собрание, регионы и др. Под субъектами общества понимается: парламент, правоохранительные органы, фонды, местное самоуправление и др. Под «Субъект не определен», когда явно не указан ни какой субъект, например, «Надо рассмотреть вопрос о принятии нового положения…».

Об органах власти в связи с созданием или исполнением законов упоминается в 26,6% высказываний, о субъектах общества - 13,7%. Но если к блоку «органы власти» добавить еще блок «Я, мы, нас, нам»», и те высказывания, которые не определены явно по субъектам, но исходя из контекста их можно отнести к блоку «органы власти», то в сумме получается внушительная цифра – 76,3%. Это означает, что блок «закон» очень тесно связан с блоком «органы власти». Мы уже об этом говорили и сейчас только лишний раз подтвердили.

Созданием законов органы власти явно занимаются в 13,0 % высказываний. Это немного, но к ним можно прибавить еще 12,2% высказывания, в которых употребляются «Я, мы, нас, наш». Их так же можно интерпретировать как имеющие отношение к органам власти, что видно из контекста. И если прибавить еще 20,1% явно не определенных, но из контекста чаще всего видно, что речь идет об органах власти, то в сумме получается 45,3%.

Субъекты общества участвуют в создании законов только в 5,8% высказываниях. А если из этого вычесть такие субъекты как правоохранительные органы, которых так же можно отнести к органам власти, то получается еще меньше. Исполнением законов органы власти занимаются в 31,0% высказываний, а субъекты общества – 7,9%. Что же у нас получается в конечном итоге?

Прежде всего надо иметь в виду, что в посланиях речь идет о субъектах власти. Как мы уже говорили, послание есть обращение одного субъекта власти, в данном случае Президента, к другим субъектам власти, в данном случае правительству, парламенту, Федеральному собранию и пр. по поводу сохранения власти. И немножечко к другим субъектам общества и то не ко всем, даже основным, а некоторым. Поэтому понятно, применительно к «закону», речь идет и о создании органами власти законов и об их исполнении ими же самими.

Как они распределяются между собой другой вопрос, тоже не менее важный. И вообще надо ли было упоминать другие субъекты, не властные, в посланиях? Если речь идет об укреплении власти, то именно «власть» выступает единственным законодательным и исполнительным субъектом в плане выполнения законов, то тогда упоминание других субъектов общества вроде бы без надобности.

Но это уже генеральная концепция власти, которая берет на себя всю полноту ответственности перед обществом: за разработку, принятия законов и за их исполнение, в частности, посредством своих органов, например, правоохранительных. Таким генеральным носителем «закона» в нашем обществе выступают именно власть, органы власти. Хорошо или же это плохо для сегодняшней России опять же это тема уже отдельного разговора.

Заметим, только, что в, так называемых, демократических обществах, организация ответственности за такой вид деятельности в обществе как производство законов и их исполнение, применяется иная идеология, иная концепция и соответственно механизм. Но, как говориться, то, что хорошо для «немца», то смертельно для русского. Так что не стоит торопиться с категоричным и окончательным выводом по поводу, так называемых, демократических преобразований. Мы уже наломали не мало дров, получили много перекосов и что еще получим, только богу известно.

А что же понимается под законом в данном тексте? Явного определения нет, не имеется даже описания понятия закон. Видимо предполагается, что всем и так понятно. А понятно вот что: закон есть некоторое образование, которому должны все подчиняться и в обязательном порядке выполнять. Во всяком случае так следует из контекста посланий. Вроде бы здесь трудно что-либо возразить. Но не все так просто.

Такое понимание, а может быть и специально созданная неопределенность в трактовке содержания понятия «закон», объективно ведет к некоторому волюнтаризму отдельных субъектов в данной важнейшей области жизнедеятельности общества. И по этому поводу имеется несколько важных, а может быть и принципиальных соображений.

  • Первое, закон никогда не исполняется полностью, т.е. по всем своим признакам. Как наиболее общее понятие, всегда используются только отдельные признаки, что позволяет его чуть ли не бесконечно интерпретировать в интересах взаимодействующих субъект, например, при судебных разбирательствах.
  • Второе, закон всегда, в любой момент времени, прошлое, а исходя из этого, и консервативное знание. В силу этого оно всегда устаревшее знание, сколько бы свежеиспеченным не было. А это означает, что полностью его применить не только нельзя, но и противопоказано, ибо можно принять неверное решение, т.е. противоречащее непосредственному актуальному процессу, а значит не результативного.
  • Третье, в построении процесса решения актуальных задач в некотором неопределенном будущем, закон есть только один из субъектов взаимодействия при достижении результатов. И чем дальше по времени эти результаты, тем меньшую роль играет закон как субъект взаимодействия. В отличии от других взаимодействующих субъектов, людей, действия и сознание которые всегда актуальны.
  • Четвертое, поскольку органы власти призваны принимать актуальные решения, то объективно они почти всегда в той или иной степени находятся вне закона . Такое положение, дает им объективное право разрабатывать решения, которые принимают форму закона. Однако, если не аккуратно этим пользоваться, то такая объективная свобода может превратиться в жуткий субъективизм и плавно перейти в волюнтаризм. [11]

Понимание закона, как такого объективного образования, которому должны все подчиняться и выполнять, может объективно привести к крайне негативным последствиям, т.е. не выполнению законом тех обязательных функций, который он и призван выполнять. Поэтому в важных документах, идущих от имени власти необходимо, с нашей точки зрения, давать по мере возможности, четкое определения оперируемых ими понятий.

[6]В последние годы в обществе ее так не называют даже сами журналисты. Сейчас журналистику с большим основанием, с нашей точки зрения, можно было бы назвать самой настоящей и самой действенной оппозицией, так много конструктивных материалов она публикует о власти и особенно ее органов.

[7] «Главное – чтобы не была перейдена грань, за которой сильная власть, адекватная историческому запросу, превращается в господство насилия ради насилия». Интервью с председателем Конституционного суда России В. Зорькиным. Журнал «Итоги», 4 сентября 2006г. Стр. 16.

Национальное.

Человек живет в конкретном сообществе, что является одним из необходимых условий его жизни и выживания. Сообщество, как наиболее общее понятийное образование, имеет специфические признаки, часть из которых образует то или иное конкретное сообщество. Если они имеют какую-то ценность для части людей, то становится устойчивым образованием. Совокупность отличительных признаков получают свое словесное и понятийное обозначение. [13]

Чаще всего оно выражается в его синонимах, например: ассоциация, община, объединение, союз, общность, общество, организация, коалиция и др. Форм объединения много. И это не случайно, ибо каждая из них, как мы уже не раз говорили, описывают особую жизненную ситуацию. Соответственно, имеет особую или не очень особую значимость относительно общих и частных задач для членов данного сообщества.

Можно выстроить иерархию, например, по степени значимости для человека или групп людей, некоторых общностей, обладающие специфическими признаками, в частности: семейная, родовая, национальная, религиозная, территориальная, профессиональная, языковая общность и пр. Но, безусловно, имеются ключевые или наиболее общие или значимые формы объединений людей.

В научной литературе представлены и описаны множество признаков, на основе которых образуются различные устойчивые общности. И безусловно, каждая из них имеет право на существование, поскольку решают различные задачи. Но мы будем оперировать только тремя из них, как нам кажется, наиболее значимыми в рамках решаемых нами вопросов. К таковым мы относим: территориальная, религиозная и национальная общность.

Так, мировая практика показывает, что чаще всего именно территория становится предметом войн между странами и раздоров среди соседей; что именно религия нередко является основой сплочения народа в целях его выживания; и что принадлежность к национальности, превращается в решающий фактор выбора между различными приоритетами.

И для России указанные факторы, безусловно, остаются важными и они, конечно, нашли свое отражение в тексте посланий. Блок «национальное» представлен следующими словами-понятиями: национальный, (по корню «наци») – 71; Русские – 5; Ингуш – 2; Чеченец - 11; россияне – 3. Всего: 5 слов; 92 использований.

Ниже приводится таблица распределения смыслового образования «национальное» в структуре сопутствующих высказываний в предложении. Иначе говоря, в тексте посланий выбираются все те предложения, которые содержат слова, имеющие в составе «наци», что послужило основой для смыслового образования «национальное».

Затем были проведены несколько важных операций:

  1. Анализ содержания понятия «национальное», использованное в тексте.
  2. Группировка однотипных высказываний по каждому предложению относительно смыслового образования «национальное», результаты которой было отражено в ниже приведенной таблице.
  3. Анализ понятия «национальное» как основного или как вспомогательного объекта предложения, а соответственно и всего текста посланий.

Национальное в структуре сопутствующих высказываний в предложении

Абсолютные данные

От 71

предложения

От 149

высказываний

Национальное понимаемое как

общество, страна, население

47

66,2%

31,6%

Национальные проекты

9

12,7%

6,0%

Национальное в рамках внешнеполитических отношений

23

32,4%

15,4%

Национальное как нация

5

7,0%

3,4%

Национальная, военная безопасность и угрозы

22

31,0%

14,8%

Национальное и экономика

16

22,5%

10,7%

Национальное и государство

7

9,9%

4,7%

Национальное и общество

20

28,2%

13,4%

Всего:

149

высказываний

-

100%

 Когда говорят о национальном, то под этим, чаще всего, подразумевают принадлежность к нации как к этносу. Носителем данного признака выступает человек и соответствующее сообщество. Обычно фиксируется в индивидуальном сознании как принадлежность к этнической группе: «Я русский», «Я грузин», «Я эстонец» и т.д.

Это можно назвать узким пониманием «национальное» близкое к понятию этнос, предполагающее как основоположение наличие некоторых антропологических признаков , хотя и остается как антропологический признак весьма неопределенным. Тем не менее данный признак хорошо зафиксирован в общественном сознании и в соответствующих официальных идентифицируемых документах как некое устойчивое состояние.

В широком смысле, и которое чаще всего используется в современной социально-политической жизни и, соответственно, терминологии, понятие «национальное» оказывается близким к понятию народ, общество, страна, государство как некой исторической общностью людей, имеющих свою территорию, язык и сохранивший этнические особенности культуры.

Собственно о национальном как синоним нация, т.е. в его изначальном и традиционном выражении, в посланиях говориться очень мало и то в довольно слабой формулировке. Можно сказать, что в таком его понимании «национальное» в посланиях, по сути, не рассматривается. Наверно в документе, где основой является проблемы взаимодействия субъектов власти, такое узкое понимание «национальное» и не нужно. Возможно, исходя из этого, понятие «национальное» в тексте чаще всего формулируется в самом широком формате, например: « национальная экономика», «национальные интересы», « национальный прогресс » и др. Например: « Основу этой политики составляют прагматизм, экономическая эффективность, приоритет национальных задач ».

Понятие «национальное» рассматривается и в узком смысле, как часть понятия «общественное», например, « национальные программы». Применяется и специальное его понимание, например, «национальная безопасность», так же как часть общественного, а не собственно национального. Так, если слово национальное заменить на общественное, то смысл предложения и данного словосочетания не измениться. Так и пишут нередко в литературе – «общественная безопасность», «государственная безопасность» и пр.

Хотя в других странах словосочетание «национальная безопасность», например, в странах Прибалтики, чаще всего рассматривается именно как сохранение нации, а потом уже общества. В этом плане звучит как тавтология выражение: « интересы национальной безопасности государства » или « национальные интересы страны и ее граждан ».

Только в одном месте имеется слабый намек на оригинальный и собственный смысл данного слова – «нация»: «… обоснованные статистические сведения, прояснят ситуацию с численностью, национальным составом, занятостью населения…». Тоже самое и в выражении, «российского многонационального народа» говориться о наличии собственно наций в России. Очень близко к выражению, популярному в политических документах и лозунгах совсем недавнего прошлого: «многонациональный советский народ».

Другими словами, понятие нации в его изначальном смысле в принципе признается, но только не применительно ко всему населению России, а только к отдельные его национальным образованием. И когда в Послании звучит: «необходимо улучшить состояние здоровья российской нации», то надо понимать, что ни о какой собственно российской нации не идет речь, говориться только о российском народе, даже точнее населении. Хотя «нация», «народ» и «население» разные смысловые образования.

В послании имеется еще одна весьма неопределенная фраза и понятие: «… единственным источником и носителем власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Носителем власти не может быть весь народ, именно носителем власти может быть только специальный и особый субъект общества. Источником власти, в его исходном понятийном содержании, может быть нация, народ, общество. Примеров этому достаточно, но только не в России.

« Россия была, есть и, конечно, будет крупнейшей европейской нацией». Можно рассматривать скорее как пожелание и то не по существу. Россия не является нацией, она есть многонациональное образование. По крайней мере так следует их текста посланий. И тем более не является европейской в полном смысле этого слова, как понимают в самой Европе.

Европейской она является по приоритетам, т.е. хотелось бы и ориентация в России конечно на европейские ценности и на европейской культуре воспитывается российский народ, правда по преимуществу в ее русской части. Но по существу, и это надо откровенно признать, Россия остается глухой европейской провинцией с большими прожилками азиатских проявлений как в культуре, так и в политике и обустройстве государства и власти.

Россия страна многонациональная. Об этом часто говорят со всех трибун. И даже название России - Российская Федерация. Но реже упоминается о том, что население Россия примерно на 85% состоит из русских. По крайней мере речь идет о тех, кто идентифицирует себя во время переписи населения с русским этносом, в отличии от русскоязычных. [14]

На основании этого уже можно было бы говорить о носителе признака национальности в России и дать четкое определение национальности, как это сделано в других странах. Но только статистического признака для этого недостаточно. Количественное большинство еще не означает качественное -основной. Важно знать какую социально-политическую, экономическую роль выполняет то или сообщество в государстве.

Другими словами, признак национальное всегда присутствует в организации государства, но вот носителем этого признака признается или весь народ или только его часть и не всегда самая многочисленная. Поэтому признак национальное сохраняется, если не во всех странах, то в подавляющем большинстве. Даже иммигрантская Америка имеет свою национальную принадлежность – американец. Но только не Россия.

Россия по существу, как вытекает из посланий - страна без национальности и без носителя национального признака. Она даже называется без обозначения национального признака, причем дважды: Россия и РФ. И это видимо особая государственная и национальная политика, берущая свое начало за долго до наших дней, возможно с петровской эпохи, а может быть и раньше. Вот только один и весьма интересный пример.

Слово Россия в послании используется 296 раз, а слово россияне только 5 раз. Возникает вопрос к кому же обращаются послания. Понятия «Россия» и «россияне» разные смысловые образования: первое обозначает страну, территорию, государство, второе - народ, население. В целом слова Россия - 296, государство – 252, страна - 120 употреблений используются 668 раз. А слова: граждане – 121; люди - 81; общество – 40; население – 32; народ – 14; сообщества – 12; россияне – 5 - 305 раз.

Но слова: граждане, люди, общество, население, народ, сообщества, россияне не несут в себе никакой национальной нагрузки. Это различные обозначение сообщества, каждое из которых выполняет свою важную смысловую нагрузку при решении тех или иных задач: территориальных, экономических, политических, социальных и пр.

К кому же обращаются послания, т.е. власть в целом и органы власти в частности? В первую очередь к России как некому государственному территориальному образованию, в рамках которого рассматривается и понятие «страна». А затем уже к народу, людям, гражданам, обществу в том числе и россиянам. Русских среди них нет. Получается интересная и обидная парадоксальная ситуация: власть обращается не к народу как носителю признака государственности, а к государственной территории, признаком которой является народ, общество . Так можно относиться к народу только в том случае если власть не народная, а пришлая.

И ничего удивительного здесь нет. Если вспомнить, что Русью и Россией по преимуществу управляли не русские по национальности, а представители иных национальностей по происхождению, (Николай II русский на 1/16), то можно представить, что понятие русский как носитель признака «национальный», как в принципе и любой другой национальности, для государственных правителей не имело большого значения. Главное - власть над территорией с каким-то народом, а какой он национальности и вообще имеет ли ее не так важно.

Это тенденция сохранилась и при коммунистах, которые в свете идеологии интернационализма, игнорировали русский этнос, как впрочем и другие. В силу не возможности полностью исключить принцип национальности, возникла составляющая в общей идеологии – расцвет и слияние наций. Расцвет окраинных национальных республик совершился, вплоть до отделения и образования своих государств. А вот слияния так и не произошло. Более того их расцвет происходил в основном за счет русских, его материальной и интеллектуальной составляющей, хотя они яростно это отрицают.

Эта же идеология и политика продолжается и сегодня. И лучшему тому доказательство определения содержания понятия «национальное», осуществленном в таком важном государственном документом как послание, подготовленном субъектами власти. Понятия «нация», «национальное» как таковое, отсутствует вовсе, так же как и слово русский. С последним получается вообще интересные вещи.

Хотя русских в России насчитывается, как уже говорилось, 85%, в посланиях о русских не говориться вовсе и даже слово «русский» применительно к русскому этносу не упоминается. С корнем «русск» всего четыре слова: одно «русских» обозначает русские за рубежом в СНГ: «…там проживают десятки миллионов русских». Во втором случае речь идет о русском философе Иване Ильине, причем почему-то дважды в разных посланиях. И еще одно упоминание - русский язык. И все.

Можно ли представить себе Президента или какого-либо политического деятеля например, Казахстана, который бы позволил себе ни разу не произнести в своих официальных и не официальных выступления по любому поводу с придыханием слово «казах»? После этого он бы уже не был политическим деятелем. Можно ли себе представить какого-либо политика Татарстана, который бы со слезой на глазах не произносил бы каждое второе слово «татарин»? [15] Да и в любой другой стране. Нельзя представить, но только не в России.

В России это в порядке вещей. Русские становятся национальным меньшинством, даже при подавляющей численности в своей собственной стране и на своей земле. Идеологические, политически и пр. интересы власти в большей степени связаны с другими национальностями в России. Так, слово с корнем «чечен» произноситься в посланиях – 14 раз, Беслан - 3, Дагестан -2, Осетины -1, Ингуш -2 раза. Там, в этих местах и в самом деле проходят сложные военные и политические события, от результата которых зависит во многом и судьба всей России, почему им и уделено так много внимания в посланиях. [16]

Однако, почему же все-таки к русским такое устойчивое нейтральное отношение?

Означает ли это не понимание со стороны власти и других политиков России важности национального признака в укреплении единства страны? Можно однозначно сказать нет. Власти отлично понимают роль национального признака, хотя бы с точки зрения сохранения своей власти.

Означает ли это не уважение к русским как этносу? Ни в коем случае. Власти и политики прекрасно понимают значение русских как национального образования в российском обществе. Это хорошо видно из контекста посланий.

Означает ли отрицание вообще наличие русской нации? Нет, не означает. Даже если исходить просто из их численности, то сбрасывать их со счетов политических игр ни в коем случае нельзя. Власти этого и не делают. Дело в другом.

Так уж исторически сложилось, что русские как нация никогда не были и не являются активной политической силой и стихийной или осознанной оппозицией власти. Именно поэтому они не представляют никакой угрозы для сохранения властью своих властных позиций. И в силу этого русские, как национальная общность, не представляет для прошлой и нынешней власти ровным счетом никакого интереса. И вполне естественно власть полностью игнорируют ее и как нацию в своих политических играх. Хотя русские остаются признанной всеми без исключения субъектами общества, в том числе и властью, важной этнокультурной общностью.

Власть больше волнует Чечня и чеченцы, которые и в самом деле представляют как этнос угрозу для политической элиты России, и тем самым играет весьма существенную политическую роль, с которой власти приходится считаться. Так же как приходится считаться с Татарстаном и другими республиками России, которые опираясь на свой этнос, представляют негласную оппозицию русской нации как этносу и соответственно власти. Хотя именно русские вносят существенный вклад, хотя бы в силу своей численности, в экономику и культуру страны. Не умаляя при этом культурных достижений и вклада в экономику других народностей, как и каждого отдельного человека.

Как нам кажется, идеологию национального, взаимоотношений наций и народностей, сословий и других образований надо внимательно исследовать. Сегодняшняя национальная идеология и политика вряд ли можно назвать совершенной и даже оптимальной, по сути она повторяет национальную идеологию и политику Советского Союза. Но по существу она прямиком ведет к распаду России по национальному признаку, как это было в Советском Союзе. И самое важно здесь - не определена роль русских как основного этноса на территории России, задача которого в этом качестве политическая, экономическая, культурная и пр. явная ответственность за все народы и народности России, выступающей по существу становым хребтом всего Российского общества.

Титульная нация не означает главная, первая, определяющая и тем более довлеющая над всеми остальными нациями. Титульная нация означает в своей сути прежде всего конечную и полную ответственность за судьбы других наций и народной, сословий и пр. свой страны и общества в целом, а соответственно и государства. Так как это, например, осуществляется в европейских странах, впрочем как и в ряде не европейских обществах.

Понятие расцвет и «слияние наций» ставший основным тезисом национальной идеологии и политики Советского Союза в принципе хороший, но понимаемый в целом и в своем конечном выражении как почти полная конвергенция наций и народностей в некий единый симбиоз, под названием советский народ. Но этого не может быть и никогда не будет ибо никакая уважающая себя нация не допустит своего размывания в каком-то другом социальном образовании. [17]

Конечно, история обществ знает много примеров, когда титульная нация или которая таковой обозначается, начинает довлеть над другой культурой. И каждая нация очень осторожно и даже болезненно относится к проявлением какого-либо доминирования. И не случайно, когда в присутствии евреев, татар и др. национальностей начинаешь говорить о русских как нации, они напрягаются и молчаливо или открыто воспротивляются проявлению русскости в любых его проявлениях.

И еще один момент о месте и роли понятия «национальное» в структуре предложения. В данном тексте слово национальное используется по преимуществу как вспомогательный, а не основной объект. Соответственно не несущий сам по себе никакой важной информации, а используемый для определения некоторых признаков ряда основных объектов: общества, страна, государство, проекты, задач и пр.

Например: « Важнейшей национальной задачей является обеспечение финансовой устойчивости пенсионной системы». Здесь оттеняется слово задача, придается более значимый смысл, но само по себе «национальный» не имеет самостоятельной смысловой нагрузки. Еще пример: « И тогда придут стабильность и национальный прогресс ». Если из этого предложения убрать слово национальный, то смысл не измениться. Просто «национальный» придает некую значимость слову прогресс.

Безусловно в тексте посланий понятие «национальный» сохраняет смысловую значимость. Но она определяется, как правило, каким-то другим контекстом как отраженным светом, (а контекст может быть разным, а соответственно, и смысловое содержание). Даже простое частотное линейное распределение понятия «национальное» свидетельствует о его значимости.

Но в тексте значимость понятия «национальный» применительно к задачам посланий никак не определена. «Национальное» выступает только хорошим фоном для оттенения иных смыслов. И тем более «национальное» нигде не упоминается как значимая задача общества и государства. Не звучит национальное и в приоритетах деятельности власти.

[1]Послание - (message) письменное обращение одного государственного деятеля (или организации) к другому деятелю (или другой организации) по важному государственному, политическому вопросу.(Словарь)

[2] В силу того, что эл. программ количественной обработки текста не имеется, большую часть расчетов пришлось делать в ручную. Поэтому мы заранее приносим извинения, если будут обнаружены ошибки, надеемся не очень большие. Но для нас главным было не сколько точное количественное выражение, сколько определение трендов, что, в принципе, мы и получили.

[3] В частотном словаре русского языка на втором месте, после слова «Я», находится частица «не».

[4] Вычисляется таким образом: весовой коэффициент показателя ( ? V 1-8 ) умножаем на количество употреблений ( ? Y 1-8 ) и получаем средневзвешенное значение показателя ( ? S 1-8 ). Затем вычисляем среднюю величину количества употреблений по всем показателям и среднюю величину весового значения показателя ( Sz ). Делим ( Sz )/( Sy ) получаем средневзвешенный коэффициент по всем показателям ( G ). Весовой коэффициент показателя ( ? V 1-8 ) умножаем на количество употреблений ( ? Y 1-8 ) и получаем средневзвешенное значение показателя ( ? S 1-8 ). Затем вычисляем среднюю величину количества употреблений по всем показателям, и среднюю величину весового значения показателя ( Sz ). Делим ( Sz ) / ( Sy ) получаем средневзвешенный коэффициент по всем показателям ( G ).

[5]Цели власти - (aims/go-als/objectes of power) - то, к чему стремятся власти, чего они добиваются. Нередко перечень их очень велик.(Кратологический словарь)

[8] «Любая диктатура начинается с демократии». Автор данного высказывания не установлен, ибо оно предлагалось столько раз в истории общества, сколько раз демократия с неизбежностью трансформировалась в ту или иную разновидность диктатуры. Мы могли бы добавить, что любая диктатура с неизбежностью заканчивается той или иной разновидностью демократии.

[9] Коэффициент использования в данном случае вычислялся как отношение количество слов к частоте использования минус 1,0. Даже этот простенький коэффициент довольно хорошо показывает тренды и подтверждает выдвинутую в ходе исследования гипотезы, что в понятийном пространстве «закон» превалирует признак административный и правоохранительные органы.

[10]От 131 проявления данного признака. В нескольких предложениях он проявлялся дважды.

[11] Хороший пример тому Российская Конституция, положения которой или не исполняются вовсе или весьма своеобразно и вольно интерпретируются в зависимости от политической ситуации. Да, иначе и вряд ли может быть, Конституция, как ей и положено, описывает только наиболее общие принципы организации общества.

[12] Известный русский поэт М.Волошин писал примерно так: «власть и бандиты всегда находятся вне закона. Только во время революции, они меняются местами». Объективно они вынуждены находится именно вне закона, правда по разным причинам. В частности, бандиты нередко своими противоправными действиями объективно олицетворяют не соответствия формальных, например, уголовным, социальным законам. Власть находится вне закона в силу природы самого закона, как прошлого знания.

[13]Общность - определенная совокупность людей, имеющих общие социальные признаки, напр. социальная группа, профессия, место проживания, религиозная принадлежность и т. пр. (Большой энциклопедический словарь).

[14]Имеются разные статистические и социологические системы идентификации русских. Вот одна из них, проведенная известным социологом, проф. Рыбаковским Л.Л., научный сотрудник отдела демографии ИСПИ РАН. « Первая группа - так называемые "рафинированные" или "чисто русские" респонденты. Это те, кто относит себя к русским и имеет русских родителей и предков. Среди всех русских респондентов их доля составила 57,7 %. Вторая группа - так называемые "нерафинированные" или "не чисто русские" респонденты. Это те, кто относит себя к русскому этносу, но имеет среди родителей или предков лиц других национальностей. Среди русских респондентов их оказалось 29,1 %. Третья группа - русские респонденты, которые имеют русских родителей, но не знают национальности предков (бабушек и дедушек). Их число составило 13,2%.»…« В России проживает более 120 млн. русских». Рыбаковский Л.Л. Русские: этническая гомогенность?,М.,1998г.www.vusnet.ru/biblio/archive/russkie. Зеленков М.Ю. пишет: «Русские, составляя 82% населения России, являются в стране системообразующей нацией и несут особую историческую ответственность за становление российской государственности». Зеленков М.Ю., Правовые основы общей теории безопасности Российского государства в XXI веке . М., 2003 г . www.vusnet.ru/biblio/archive/zelenkov_pravonsovy.

[15]В выступлении на праздновании 1000 Казани, в статьях в АиФ и НГ, 2006г. и 100-тия со дня рождения М. Джалиля, М. Шаймиева на 35 стр. текста 46 раз употребил слова с корнем «татар»: «Татарстан», «Ислам у татар», «татарская интеллигенция», «предки татар», «татары», «татарской культуры», «татарская общественность», «татарском языке», «татарским народом», « татарстанской земле» и др. И 10 раз употребил слова с корнем «русск»: «с русским народом», «русской литературы», «русский поэт», «русский язык», « русской души», « русских патриотов» и др. В. Путин на 43 стр. различных своих текстов использовал слова с корнем «русск» 8 раз: «в Риге 60 процентов русских», «только русских проживает», «этнических русских», «русскоязычная страна», «русские полки», «которая русскими использовалась». Зато часто употребляет слово Россия, но его содержание сильно отличается от понятие русский, хотя и пересекаются. У М. Шаймиева Татарстан интерпретируется в рамках понятия «татары», (хотя проживает половина русских), его задача национальная идентификация сознания. В отличии от В.Путина, который фактически этим не занимается. В результате для татар Татарстан это их территория, национальное образование и государство, а Россия для них только географическое и вынужденное политическое место проживания. И весьма вероятно, что в удобный момент, они просто выдворят русских со своей земли, как это было в Чечне, и в других республиках СНГ.

[16]Чаще всего употребляют слово русский за рубежом, правда содержание данного понятие несколько отличное от российского и собственно русского.

[17] Однако, история знает не мало примеров новых национальных образований скрепленных по каким-либо причинам единой территорией, единой властью или религией. В процессе исторических трансформаций нередко образовывался и новая историческая общность, иная нация, иной народ и пр. Россия в этом хороший пример.

«Людям свойственно искать свои корни и своих предков. Мы пытаемся найти и те государства, правопреемниками которых мы являемся. Наверное, это нор­мально, но я бы по такому пути не шел. Потому что никто мне не докажет, что, скажем, современная Россия или современная Украина — правопреемники Киевской Руси. Да, у нас общие истоки. Но потом пути истории наших народов и государств расходятся. Точно так же, как современная Россия — не правопреемница, скажем, Московского царства. Московское царство формировало ту систему государственности, которую мы в значительной степени восприняли, но это не то же самое государство. Государство — это все-таки вполне определенный институт с вполне определенными границами и вполне определенными связями — культурными, экономическими, политическими. И государственность развивается. В развитии и формировании нашей современной государственности приняли участие многие другие государственные образования. Это и Великая Монгольская империя, и Великое княжество Литовское, в состав которого периодически входили территории, которые сейчас входят в состав России, скажем, Смоленск и Смоленская земля. Смоленская зем­ля несколько раз переходила с одной стороны на другую. И, значит, ее периодически выбрасывать из истории России? Или рассматривать Великое княжество Литовское как часть нашей общей истории, которую мы переживали вместе? И тогда где кончается наша общая история?» Данилевский Игорь. «Выбирая, не ошибись…». Знание-Сила, 10/2006г.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу



© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования