В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Аверьянов Л.Я.Контент-анализ
Работа посвящена особенностям и принципы создания и анализа текста. Большое внимание уделено логической структуры текста и логике предложения. В работе рассматривается процесс образования искусственного понятийного пространства, которое образуют совокупность предложений с заданным словом.

Полезный совет

Если у Вас есть хорошие книги и учебники  в электронном виде, которыми Вы хотите поделиться со всеми - присылайте их в Библиотеку Научной Литературы [email protected].

Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторАверьянов Л. Я.
НазваниеКонтент-анализ
Год издания2009
РазделКниги
Рейтинг2.56 из 10.00
Zip архивскачать (2 570 Кб)
  Поиск по произведению

Глава 5
Методика контент-анализа

Несколько слов о теории, методологии и методике?

В системе научного познания различают, как правило, два основных понятия: «теория» и «методология». В рамках понятия «методология» используется еще термины: метод, методика, нередко говорят о технике и инструментарии. Но все эти понятия одного знания, которое занимается только исследованием. Поскольку данный процесс сложный и многоуровневый, имеет разные этапы и формы то и описывается различными словами.

Разделение процесса познания на теорию и методологию вполне обосновано, если бы не одно но, часто не замечаемое исследователями: методика исследования, как и любое действие, не может обойтись без собственной теории как надо действовать, в частности, исследовать. Тогда возникают два разных понятия с одним обозначением - словом: теория как некое общее безотносительное знание и теория как знание для проведения исследования, так же от общего до частного знания.

Разница между этими знаниями едва ли не принципиальная. Теория, как мы ее понимаю, во всяком случае в рамках нашей темы, есть знание, которое является проверенным или, как иногда говорят, истинным. Она (теория) так же выступает в форме базы данных, из которой черпается знание для выработки разнообразных частных теорий и методов исследования и решения конкретных задач.

От сюда сразу же возникает несколько важных и принципиальных для ее обозначения характеристик.

  1. •  Теория это прежде всего и каким-либо образом зафиксированное знание. Зафиксированное в двух принципиально различных формах: в человеческой памяти и на каких-либо известных материальных и обязательно физических носителях. Обе формы имеют различное назначение и по разному решают задачи;
  2. •  В силу того, что знание зафиксировано, то сразу же и в обязательном порядке становится прошлым знанием, причем не зависимо от времени его образования и фиксации. Это знание, которое описывает некий прошлый, (недавний или давний), опыт каждого отдельного человека, какого-либо сообщества и всего человечества за всю его историю;
  3. •  Поскольку оно прошлое, то тем самым становится еще и консервативным знанием. Слово консервативный означает, что как только оно было зафиксировано сразу же становится не только прошлым, но и неизменяемым знанием. И никто и ничто не может его изменить, его можно только дополнить новым блоком знания;
  4. •  Соответственно теория есть типовое знание, т.е. решает типовые задачи типовым путем. А поскольку таких задач подавляющее большинство в сколь угодно быстро меняющемся мире, то это знание становится незаменимым и необходимым;
  5. •  Поскольку теория есть знание прошлое и консервативное оно обязательно в той или иной степени не верное, не истинное, т.е. не способно решать не тривиальные задачи, которые ставятся новым временем. И в тоже время в той или иной степени оно истинное знание, в зависимости от решаемых актуальных задачи;
  6. •  Естественно теория это обобщенное знание, т.е. собирает наиболее общие знание по решению неких общих задач. Но что это такое – обобщенное знание? Поскольку оно типовое, то содержит в себе практически весь эмпирический опыт человечества и поэтому может решать много разнообразных, (но только типовых) больших или маленьких задач. В силу этого оно приобретает характеристики некого большого или, как часто говорят, обобщенного знания;
  7. •  Одна из его важнейших характеристик это то, что оно является знанием замкнутым самого на себя. Оно не впускает в себя никакого иного знании и отдается по требованию сознания только целиком сразу и весь. Это вытекает из его характеристики как зафиксированного и консервативного знания.

Методология это совершенно иное мыслительное образование, которое предназначено решать другие задачи, нежели то знание, которое называется общей теорией. Суть его заключается в том, что это знание, которое позволяет вырабатывать и находить решение в неопределенной ситуации, когда нет типового решения. Можно сказать, что теория методологии само по себе в большей или меньшей степени является неопределенным знанием.

В силу этого методология имеет свою отличную от общей теории структуру. Она содержит в себе с необходимостью какое-то прошлое знание, как типовое, и консервативное, как свою некую полную или не полную базу данных. Кроме того содержит в себе теорию, содержание которой - как надо находить решение поставленной задачи в неопределенной ситуации, причем вне какой-либо предметной области. И наконец, выработка такого знания, которое позволяет решить поставленную задачу. Вот, по крайней мере, три составляющие теории как исследовательской процедуры.

Взаимодействие этих двух типов знаний объективно необходимо и осуществляется по двухканальной схеме. Как мы уже говорили, часть общей теории становится базой данных для исследовательской теории, где собственно и ищется и обязательно находятся некие общие посылки для решения исследовательской задачи. Но при нахождения ее решения становится самостоятельным, правда уже прошлым знанием и отправляется в общую базу знаний и тем самым превращается в часть общей теории.

Применительно к нашей теме в качестве общей теории или базы данных выступает некая совокупность знаний в области создания и функционирования текстов при решении каких-то специальных задач. Последняя, в свою очередь, основана на общей совокупности знаний – о взаимодействии человека с окружающим предметным миром в самом широком его контексте.

В силу того, что внешняя, относительно сознания, предметная область в сколь угодно короткий промежуток времени иная, то исследователь в обязательном порядке попадает в неопределенную в той или иной степени ситуацию, т.е. не имеет знаний как решать возникшую задачу. В этом случае исследователь прибегает к помощи типового и прошлого знания как в принципе надо поступать в неопределенной ситуации и как найти то знание, которое и поможет решить поставленную задачу. В последнем случае он и прибегает к такому инструменту исследования как методология.

Методология имеет одну характерную черту, определяющая ее как особое образования. Методология прежде всего исследует . Другими словами, это некая совокупность методов, как типового знания, с помощью которых сознание исследует, изучает внешние, относительно сознания, объекты. По всей видимости не случайно и была названа: «метод» и «логия», т.е. методы исследования и исследование метода.

Методология основывается на теории, концепции как базы знаний с целью применить ее к исследованию новой внешней относительно сознания предметной области. Но и сама по себе выступает как теория, но уже о принципах, методах, формах, способах и пр. познания. То есть методология есть теория о том как надо исследовать, т.е. разработка определенных методов.

Кроме того занимается изучением самих методов исследования, используемых в любой сфере деятельности. Своеобразная методология методов или теория исследования методов с целью анализа любой предметной области вне сознания. Или исследования объектов мышления как внешней предметной области относительно сознания.

Методологию кроме того можно назвать совокупность знаний о множественном поведении какого-то объекта в некотором другом множестве однородных объектов. Как раз то, чем занимается статистика в ее прикладном выражении. Законы поведения объекта во множестве актов в некотором множестве объектов позволяет относительно просто определять характер поведения интересующего объекта практически в любой неопределенной ситуации. Но это в самом общем подходе.

Методика это частный случай методологии. Под этим именем описывается ситуация, когда решаются частные и конкретные задачи с четко фиксированным результатом, тем результатом, который решает поставленную задачу как часть некой общей задачи. Но и та и друга в обязательном порядке имеет свою теорию, точнее две теории: 1. Как находить не типовое решение и 2. Как найти решение задачи. Методология по преимуществу обладает первой теорией, методика по преимуществу – второй.

Методика это некая совокупность приемов, методов апробированных и изученных для выполнения определенной практической работы, исследования. Например, психологические, социологические и любые другие тесты. Это означает, что методика пользуется уже проверенным знанием, как теорией методологии для решения типовых задач в данной области неопределенного знания.

Например, методика проверки зрения или лечения зубов, как правило, типовое знание, направленное на решение известной задачи. Но основано оно на теории и методологии, разрабатываемые в медицине. Другими словами, методология на основе прошлой базы знаний, выработала новое знание, которое было передано в базу знаний и приобрело форму методики, т.е. совокупность методов для исследования, анализа, и пр. какого-либо конкретного объекта.

Как мы уже говорили ранее, используемые понятия-слова есть обозначение некоторой специальной или специфической ситуации, при решении той или иной задачи. Если эти задачи типовые, то понятие-слово закрепляются. Слово обозначает данную ситуацию, а понятие описывает ее.

В познании предметной так же имеется много разных ситуаций при решении разных задач. Соответственно они и обозначаются разными словами-понятиями. Так имеется следующие слова-понятия: теория, методология, методика, метод, инструментарий, техника, способ, путь и пр. Каждое из этих понятий имеет свои частные слова-понятия.

Теория – учение, концепция, доктрина, построение, система, предположение и др. То есть речь идет о неком большом и обобщающем знании.

Методология - принципы, способы, средства, методы и др. Речь идет уже об исследовательской процедуре, которая использует свои методы.

Методика – технология, метод, способ, схема, средство, приемы, правило, процедура и др. Здесь уже используются понятия, которые описывают уже частные ситуации.

Технология – особые методы исследования, связанные с какой-либо технологией, как специальной процедурой.

Инструментарий - особые методы исследования, связанные с какими-либо инструментами, как специальной процедурой, чаще всего с вязанный с физическими приемами.

Метод - особые формы исследования, связанные с каким-либо методом, включающий и технологию и инструментарий, как специальной процедурой.

Таким образом в самом общем подходе, еще раз повторим, то что называется теорией есть некая совокупность знаний, как прошлого эмпирического опыта человека и человечества. Данная область прошлого знания построена по иерархическому принципу общности, от общего к частному и наоборот и по принципу замкнутости и законченности любого по уровню общности объекта. Можно сказать, что данная область имеет две степени свободы: вертикальная и горизонтальная, что бы осуществлять процесс дифференциации знания и его интеграции при решении тех или иных новых задач.

Данное знание используется для познание новой объективной реальности, (а мир всегда иной в любой сколь угодно малый отрезок времени). Данный процесс называются методологией, но специфика его такова, что методология исследует только область применения прошлого знания к познанию новой реальности и выработку методов решения новых задач («метод» и «логия», т.е. исследование метода).

При успешном решении новых задач, (как впрочем и неуспешного) образуется новый эмпирический опыт, который размещается в базе знаний. Но поскольку любое решение задачи всегда конкретное и предполагает ряд специальных физических действий, то данные действия, которые приводят к решению задачи, как особая специфическая процедура получила название методика.

Другими словами, какие именно физические действия, на основе разработанных в сознании концепции, необходимо совершить, что бы соединить мир сознания человека с внешним, относительно его сознания, предметным миром. И только с одной целью - жить в этом внешнем мире. Решение данной глобальной задачи только одно: иметь общее знание и методику решения новых задач и, соответственно, нахождения инструментария (методики) для достижения свой цели во внешнем предметном физическом мире.

В данной работе первые две главы - описание общего знания в рамках решения нашей задачи, т.е. что такое текст в общетеоретическом понимании и эмпирическом опыте человечества. Третья глава - описание методологии исследования, основанное на логическом и широком статистическом знании. Настоящая глава - описание методики исследования и последняя глава ее практическое воплощение.

Формализованные единицы методики анализа текста.

Поскольку речь идет о формализованной процедуре и тем более, когда она основана на специальных электронных программах, то прежде всего требуется установить некие конечные физические формы выражения смысла, которые легко можно представить в количественном варианте. При этом имеющиеся формы должны иметь возможность выразить различное содержание.

Слово, как физическая форма выражение смысла, выраженная звуком или графикой должно быть таким, что бы оно могло быть зафиксировано электронной программой и иметь содержание, которое фиксируется исследователем. [1] При некотором количестве слов как признака, можно говорить о сущности уже частотного распределения: его значимости или не значимости.

Основная задача методики определения ф ормализованных физических единиц анализа текста заключается в следующем: 1. Формирование искусственных текстов на основании четко фиксированных признаков, способных иметь форму количественного выражения и содержания; 2. Осуществление поиска текстов, содержащих необходимую информацию, так же на основании четко вырожденных признаков в понятийном и количественных формах выражения.

В данном случае, т.е. применительно к тексту, речь может идти только о слове, (словосочетании, без пробелов), как единственной «атомарной» физической форме выражения смысла. Понято, что только в этом случае его легко можно представить в количественном выражении, в физических единицах, в частотном варианте при электронной обработке. Применительно к формализованной процедуре анализа текста можно сказать: «В начале было слово…». В конце тоже.

Поэтому первое, что необходимо сделать - выработать некие основные конечные физические формы выражения исследуемых понятий. Другими словами, дать основным понятийным единицам точное определенное как физическим объектам, которое бы полностью укладывалось в формализованную процедуру количественного выражения частотного распределения фиксированного понятия.

Ниже приводится небольшой словарь таких терминов-понятий, которые можно легко представить в формализованном виде. Например, мы говорим не просто о тексте, а таком его понимании, которое выражается в фиксированном наборе слов, естественно, безотносительно к его содержанию, объему, форме построения и пр. Здесь присутствует только один признак – количество слов и все. И так:

  1. Текст - фиксированный в количественном выражении набор слов и словосочетаний, (если они пишутся слитно).
  2. Блок – условная часть текста с установленными параметрами, например, количеством слов, строк, знаков в тексте и пр. Устанавливается от конечной условной величины (например, слово) до максимально возможного – весь текст – один блок.
  3. Фраза, предложение – связный текст, ограниченный с одной стороны точкой предыдущего предложения и заглавной буквой слова следующего предложения. И с другой стороны точкой, заканчивающее данное предложение и заглавной буквой слова следующего предложения.
  4. Слово – условная величина, ограниченная с двух сторон пробелами.
  5. Словосочетание – условная величина, ограниченная с двух сторон пробелами и не имеющее пробела в середине.
  6. Слова – искомые слова в предложении (более двух), разделенные любым или заданным ограниченным, количеством других слов в данном предложении.
  7. Словарь – предлагаемые слова в ограниченном количестве, которые должны находится в исходном тексте и в производном тексте (выбранных блоках).
  8. Единица текста - точка, пробел, знак, слово, предложение, блок, текст.
  9. Знак – условная величина, обозначающая закрепленный смысл, как иероглиф.
  10. Шаг – устанавливаемая величина - количество пропускаемых блоков или других единиц текста, после чего происходит выбор. Вычисляется, например, как производная от общего количества блоков и др. единиц. Устанавливается шаг выбора блока от 1 до максимально возможного количества блоков в фиксированном тексте.

В предложенной методике, контент-анализ основывается на ряде условных переменных и констант, принятых в настоящей работе. Об этом мы говорили в предыдущих двух главах – «Логика контекста» и «Статистический анализ текста». Здесь только кратко повторим сущность принятых нами условных образований.

Слово. Физическая форма выражения понятийного признака. В данном случае слово берется как некая конечная и элементарная форма, которая может наполняться каким-либо и в принципе любым допускаем содержанием. Одновременно как форма выступает и в роли признака или свойства исследуемого объекта. Слово как форма принимается нами как константа, а ее содержание как переменная величина. Понятийное содержание слова определяется контекстом предложения

Предложение . Смысл, содержание может выражаться в какой-то конечной физической форме. В данном случае в предложении. В нашей интерпретации предложение это расширенное, (по сравнению со словом), смысловое образование. Но как форма выступает конечной величиной. И никакой иной формы и никакого иного варианта выражения смысла и содержания в тексте не существует.

Текст. В предложенной методике контент-анализа текст - рассматривается как исходное полное понятийное пространство. Оно содержит в себе основной смысл, определяет как контекст смысла предложений и слов. Текст образует основные понятийные связи (как переменные величины) между константами.

Искусственный текст или искусственное понятийное пространство (поле). В данном случае рассматривается только как простая совокупность предложений и никакого единого понятийного образования, смысла не имеет. Искусственный текст объединяет только наличие понятия (ряда понятий), выраженное в слове, (в словах).

Основная операция - формирования физического искусственного текста и искусственного понятийного пространства. Основной принцип, как мы уже говорили, это установление простой совокупности предложений из исходного общего текста, с заданным словом в каждом предложении, или словами.

Последнее обуславливает несколько дополнительных операций. Если мы задаем поиск предложений с двумя или более словами, то должны установить для этого в обязательном порядке несколько специальных параметров и соответственно процедур.

Например, какова последовательность выражения данных слов, какое из них должно быть первым, а какое втрое. Идут ли они сразу же друг за другом или допускается их разбивку. Но тогда необходимо установить, (хотя можно и не устанавливать) количество слов отделяющие их друг от друга, в установленном расстоянии (окружении, шаге) друг от друга, например, через 1… n слово и пр.

Кроме того, можно предложить выбрать из общего текста предложения со словами, имеющиеся в прилагаемом словаре слов. При этом можно выбирать любые, имеющиеся в словаре слова, или же устанавливать какой-то порядок. Например, в установленной последовательности: сначала три первых слова, затем три вторых и т.д. Вариаций здесь может быть множество. Выбор слов с сочетании с другими словами:  слово, которые стоят рядом справа;  слово, которое стоят рядом слева и т.д.

Таким образом:

  • •  Содержащий заданные слова: от 1 до мак.
  • •  Содержащие слова в определенной последовательности
  • •  Содержащие в блоке слова в установленном расстоянии (шаге) друг от друга, например, через 1… n слово
  • •  Содержащие слова из предлагаемого словаря слов.

Чтобы грамотно провести анализ, надо в обязательном порядке провести, так называемое, очищение текста. Необходимо очистить список слов от тех слов и знаков, которые с одной стороны могут быть случайными (так называемый мусор) и с другой стороны не являющиеся важными и значимыми для анализа принятой задачи или же соединить словоформы одинаковые по смыслу с указанием общей частоты их использования. Их обязательно следует убирать в отдельные папки, что бы при необходимости можно было к ним вернуться.

Таким образом необходимо:

  1. Очистить текст от словоформ, производных и пр. слов, имеющих в принципе один и т от же смысл;
  2. Суммировать количество использования их в тексте;      
  3. Убирать отдельные буквы, знаки, не имеющие содержательного значения;
  4. Убирать в специальную папку имена собственные;
  5. Убирать в специальную папку абвиатуры;
  6. Убирать в специальную папку личные местоимения, если они не имеют содержательного значения для анализа текста;
  7. Убирать в специальную папку предлоги;
  8. Убирать в специальную папку цифры;
  9. Убирать в специальную папку знаки: лишние точки, апострофы,  дефис и пр., так называемый мусор.

Особое значение имеют, так называемые, служебные слова. Основная их задача установление функционального смыслового соответствия между словами, указание на смысловое содержание. Сами по себе они не имеют смыслового содержания. Если их не убирать, то получиться большое процентное искажение, а соответственно и смысла и результатов анализа, поскольку данные служебные слова набирают до 30% общего текста. Об этом подробно можно прочитать в первых параграфах последней главы настоящей работы «Предметный анализ текста».

Можно предложить много обязательных операций по очищению текста. Но каждый раз они определяются задачами исследователя при анализу. Так, абрвиатуры, имена, различные сокращения, цифры (например, обозначения года, даты) и пр. могут иметь принципиальное содержательное значение, игнорировать которое не желательно. Но это можно определить только исходя из соответствующего контекста.

Большое значение в настоящей методике придается сравнению двух текстов, причем независимо, являются ли они искусственными или естественными. Дело в том, что смысловые характеристики текста могут быть определены только относительно какого-то другого материала, выраженного в тексте. Сравнение одного или нескольких текстов между собой позволит соотнести искомые и анализируемые единицы по смыслу.

Например, слово демократия, власть и пр. в разных текстах могут иметь различное смысловое наполнение, в зависимости от тех задач, которые ставил перед собой автор исходного текста. Сравнение этих текстов, может происходить по крайней мере по двум параметрам: относительно некоторого общего как эталона содержания и относительно содержания друг друга. Впрочем вариаций здесь может быть множество.

Может быть много различных условий и ограничений при определении формализованных единиц методики анализа текста. И каждый раз их определение зависит от тех задач, которые ставит перед собой исследователь. В данной работе мы указали только некоторые и основные формы, которые в обязательном порядке должны присутствовать.

Все остальное исключительно на усмотрение исследователя. Так, формирование искусственного текста может проходить на основании не только слова или словосочетания, а по каким-то иным физическим признакам, в принципе бесконечным и конечным только в рамках исследуемой задачи.

Методика построения искусственного текста.

В настоящем исследовании мы разделяем, так называемый, естественный или сюжетный текст и искусственный или бессюжетный текст. Это два разных логических и понятийных образования, каждый из которых решает свою специальную задачу, о чем выше мы уже говорили.

Сюжетный текст, как правило, находится на первой, так скажем, «видимой» логической линии. Задача его установить логику взаимосвязи физических объектов. Ведь человек живет в физическом мире и осуществляет физические действия для решения одной главной цели - физического выживания. Еще одна особенностью сюжетной линии это в обязательном порядке мотивировка подачи изображаемых событий.

Но для того, что бы получить необходимые характеристики используемых в тексте физических объектов, их надо описать в некоторой взаимосвязи понятий. Другими словами, в тексте необходимо установить аспекты или свойства физических объектов , которые и будут их характеризовать с необходимой полнотой для решения поставленных автором текста задач.

Вот пример, маленький отрывок из художественного произведения. Но с таким же успехом можно взять любой другой отрывок из какой-нибудь научной работы.

 

«Да она и сама была живописна, даже иконописна. Длинная черная коса на спине, смуглое лицо с маленькими тем­ными родинками, узкий правильный нос, черные глаза, черные брови... Волосы сухие и жесткие, слегка курчави­лись. Все это, при желтом сарафане и белых кисейных рукавах сорочки, выделялось очень красиво. Лодыжки и начало ступни в чуньках — все сухое, с выступающими под тонкой смуглой кожей костями.» Ив. Бунин. Руся.

 

Физические объекты 19 слов

Описание физических объектов

26 слов

Слова связки

15 слов

она сама коса спине лицо родинками нос глаза брови волосы сарафане рукавах сорочки лодыжки ступни чуньках все кожей костями

живописна иконописна длинная черная смуглое маленькими тем­ными узкий правильный черные сухие черные жесткие слегка курчави­лись желтом белых кисейных, выделялось очень красиво начало сухое выступающими тонкой смуглой

да и даже

была на с

и все это

при и и

в с под

 

 

Она была живописна, иконописна», «Длинная черная коса на спине », «смуглое лицо», «с маленькими тем­ными родинками », «узкий правильный нос », «черные брови », « Волосы сухие и жесткие, слегка курчави­лись», «желтом сарафане », «белых кисейных рукавах сорочки , выделялось очень красиво», « все сухое», «выступающими под тонкой смуглой кожей костями », « Лодыжки и начало ступни в чуньках ».

 

Устанавливаемая автором логика взаимосвязи понятий и дает более или менее полное, но необходимое квалификационное значение физических объектов. Например, природа хорошая, царь добрый, власть заботиться о народе и пр. Понятия «хорошая», «добрый», «заботится» и пр. есть характеристики таких физических объектов как природа, царь, власть. Или как показано в выше приведенном отрывке из произведения Ив. Бунина.

Но надо иметь ввиду и то, что выстраивание сюжета в зависимости от установок автора всегда осуществляется как некое искусственное концептуальное образование. Например, в характеристиках «добро» и «зло», «хороший» и «плохой», где добро или хороший обязательно одерживают верх. Реализация автором своей концептуальной установки в тексте означает вписать ее в более широкий контекст социального взаимодействия, который (контекст) всегда выступает неким первичным и основным образованием.

Ив. Бунин, описывая Русю и ее физические части тела, ( она, коса, спине, лицо, родинками, нос, глаза, брови, волосы, сарафане, рукавах, сорочки, лодыжки, ступни и др. ), использует такие понятия: живописна, иконописна, смуглое, маленькими, правильный, черные, сухие жесткие, слегка курчави­лись, белых, кисейных, очень красиво, сухое, тонкой, смуглой.

Но подчинить авторской установке все многообразие логических и понятийных связей текста очень сложно. И как бы автор не стремился все их учесть, осуществить практически не возможно, хотя бы в силу их огромного количества. А самое главное, не возможно изменить жесткую конструкцию внешних понятийных образований. Поэтому автор с необходимостью следует логике развития объективных связей и тем самым реализует естественную систему взаимосвязи объектов мира.

И получается, что герои «хорошей» сказки живут как обыкновенные люди, где нет ни добра ни зла, ни плохих ни хороших, а есть взаимодействие и столкновение интересов с переменным успехом и множеством компромиссов. И только для того, что бы реализовать свои ценностные установки и добиться реализации прежде всего своих собственных интересов и потребностей. А счастливый конец не всегда согласуется с логикой развития событий в сказке.

И как бы авторы например, политических текстов, не стремились просеяться, отсорбировать текст, кастрировать понятия, подчинить все его связи своим концептуальным, например, идеологическим установкам, (а они хуже лучше, но всегда это делают), все равно он должен быть вписан в некую объективную реальность. Последняя с неизбежностью поворачивает текст в лоно естественных понятийных конструкций. Хотя бы в силу действия общих законов образования и функционирования концептуальных построений текста.

В противном случае логические конструкции ломаются и вступает в жесткое противоречие друг с другом. Так, если в одном месте авторы пишут «Наше общество демократическое», а в другом образована логическая конструкция: «Самоуправление является частью государственной власти», то для просвещенного и даже для обывателя эти две концептуальные установки явно вступают в противоречие, исходя из некоторого общего понимания, что такое властное управление и демократия. И тогда у читателей и возникает знаменитое: «Не верю…» и текст не достигает поставленных целей.

Понятийная конструкция любого текста прежде всего логически не противоречивое понятийное образование, вписанное в некое общее, так же логически, не противоречивое образование. Нарушение логики ведет с неизбежностью и к нарушению сюжетной линии, т.е. нарушению системы взаимодействия физических субъектов и их действий для достижения поставленных целей.

В контент-анализе нас прежде всего интересует, какими свойствами наделяются те ли иные объекты текста и в какой логической взаимосвязи они находятся. Свойства объекта и характер их взаимосвязи оказываются жестко завязаны друг с другом в рамках общей для них понятийной и смысловой конструкции. Здесь же мы можем увидеть и все нарушения их взаимосвязи, и сказать, а автор вот здесь-то слукавил.

И лучше всего это получается, когда логическая линия в полном объеме «вытащена» из текста и представлена на рассмотрении в своем, так сказать, первозданном «голом» виде. Последнее мы называем искусственным текстом. Имея специальную методику, о которой мы ниже скажем подробнее, можно вытащить практически все или большинство таких логических линий.

Понятно, что сюжетный текст может содержать в себе множество логических линий. И чем богаче сюжет, тем больше в нем разнообразных понятийных образований. Искусственный текст беднее, поскольку содержит только одну логическую линию. Но представляет ее в полном объеме, что и требуется при контент-анализе.

Так, в сюжетной линии текста такой объект как «власть» может подаваться в положительном варианте, например, путем использования специальных слов и понятийных конструкций. Однако в логической системе взаимосвязей понятий, описывающий свойства власти, последнее может быть представляться в совершенно ином свете. И все благодаря жесткости логических конструкций, которые выступают в качестве закона процесса текстообразования.

Поэтому контент-анализ проводится только на искусственном тексте. [2] Сюжетный текст выступает основой для образования различного множества искусственных текстов, которые содержат интересующий исследователя признак (в форме слова, словосочетания или какого-то иного признака).

Искусственный текст является своеобразной исследовательской лабораторией с заданными условиями, при которых интересующее исследователя явление проявляется наилучшим образом во всей красе своих свойств и признаков. В этом случае четче проявляются и существующие связи с другими объектами текста. По крайней мере, их легко можно вычленить и в таком состоянии с ними удобнее работать.

Образование искусственных текстов может проходить по разным основанием и по разным методикам, в зависимости от поставленных задач. Но принцип всегда один: вычленить из исходного текста ту часть, которая будет содержать интересующий исследователя признак. В настоящей работе это будет слово или словосочетание.

В данном случае образование искусственного текста осуществляется просто. Из исходного текста выбираются (например, автоматически электронной программой) те и только те предложения, которые содержат данное слово. Расположение предложений произвольное, если не задано что-то другое. Ниже приводится небольшой фрагмент искусственного текста с заданным словом.

В России наступает период, когда власть обретает моральное право требовать соблюдения установленных государством норм.

Власть все время бросается в крайности — то она не замечает, то чрезмерно опекает общество.

Власть действительно отвечает за все.

В демократическом обществе постоянную связь между народом и властью обеспечивают политические партии.

Но сильная власть заинтересована в сильных соперниках.

……………………………………………………………………

Таких искусственных текстов можно сформировать в принципе бесконечное множество, в зависимости от наличия интересующего исследователя признака, имеющегося в исходном тексте. Конечно, на практики, как правило, можно и обходятся их ограниченным количеством, а именно, основными признаками, словами доминантами. Так в следующей главе «Предметный анализ текста» мы ограничились только 19 признаками, которые и сформировали соответствующее количество искусственных текстов.

Понятно, что на основе одного созданного искусственного текста можно формировать свои новые, назовем их так – вторичных искусственные тексты, опять же в зависимости от выделенных исследователем признаков. В свою очередь их так же можно создать достаточно много. В свою очередь на основе вторичного искусственного текста, можно создавать третий уровень логической линии и т.д.

Однако надо иметь ввиду, что с переходом на второй, третий и далее уровни, сокращается количество исходных предложений, содержащие нужный признак. Что бы избежать этого надо либо иметь очень большой по объему исходный текст или же выделять тот признак (признаки), который имеет хорошее наполнение в любой части текста.

В нашем исследовании, мы выделяли от одного до пяти вторичных искусственных текстов. Чуть дальше мы покажем, почему и насколько интересно и важно выделение таких вторичных искусственных текстов для анализа основного исходного текста. Забегая вперед, скажем, что фактически, в данном случае мы формируем двумерные зависимости между выделенными признаками – понятийными образованиями.

Формируя искусственное текстовой поле, мы тем самым формируем и искусственное понятийное пространство, содержащее интересующие нас признаки. Отличие от естественного понятийного пространства, как мы уже говорили, заключается прежде всего в том, что в искусственном тексте нет содержательного компонента, определяющий первую смысловую линию, которую мы назвали сюжетной. Но она нам и не нужна, поскольку мы занимаемся второй, третьей смысловой линией.

Кроме того, можно формировать не полное, ограниченное понятийное пространство, основанное, например, на ключевом слове и прилегающие к нему (одно, два справа или слева, как будет задано) слова. Иногда слово, которое располагается рядом с доминантой, может быть весьма значимым и хорошо характеризовать исследуемое слово-понятие.

Более того, находясь справа или слева в непосредственном понятийном пространстве с исследуемым словом-понятием, оно может по разному его характеризовать и сильно дополнять друг друга. Во всяком случае дает богатую возможность для интерпретации. Но надо иметь ввиду и то, что ограниченный контекст может иметь значение только в рамках широкого контекста, в частности, предложения.

Так на основе искусственного текста «власть» можно сформулировать два ограниченных понятийных пространства. Одно, когда сопровождающее слово находиться справа и второе, когда оно находится слева, как это показано ниже в таблице.

власть обретает,

власть бросается в крайности

власть действительно

властью обеспечивают

власть заинтересована

опираться на власть

государственная власть

уберечь власть

ответственная власть

контроль за властью

 Формирование мини контекста интересно может быть еще и тем, что позволяет определить какую роль в тексте выполняет интересующее исследователя слово-понятие. Имеет ли оно значение как доминанты или же является обслуживающим его словом. Является ли он центральным, и значимым на котором завязаны все остальные слова текста или его части или же он сам обслуживает какую-то доминанту.

Если слово-понятие является доминантой, тогда все остальные слова (большая часть значимых слов, кроме слов связок или служебных слов), описывают и раскрывают содержание данного слова, что чаще всего и интересует исследователя. И только в этом варианте можно понять истинную сущность слова, т.е. какое полное или частичное содержание вкладывал автор, в исследуемое слово-понятие, конечно, только применительно к данному исследуемому тексту. В вышеприведенном примере слово-понятие «власть» является доминантой, а слова справа и слева выступают в роли обслуживающих слов.

Если же слово-понятие само по себе выступает обслуживающим, тогда оно описывает какое-то основное понятие. В этом случае оно носит в себе (в данном тексте) черты и свойства слова-доминанты, которое оно описывает. Конечно, и в этом качестве проявляются и свойства самого себя как слова-понятия, но, так скажем, в отраженном, косвенном варианте, что чаще всего бывает недостаточно для анализа содержания самого слова. Хотя нередко, за отсутствием другого варианта, приходится и этим пользоваться.

Небольшой пример из моей исследовательской практики. В свое время я готовил большую работу по проблеме вопроса в философии и социологии. [3] Мне надо было прочитать множество страниц научной литературы, найти там слово «вопрос» и посмотреть в каком контексте оно используется. [4] Оказалось все намного сложнее, чем я предполагал.

Предложений со словом «вопрос» было много, очень много, но каждый раз данное слово использовалось как вспомогательное, характеризующее слово-доминант. Например: «…очень важный вопрос» или «…мы должны внимательно посмотреть на данный вопрос» и пр.

Но представлений слова-понятия «вопрос» как доминанты, т.е. когда его обслуживали другие слова, оказалось очень мало. Едва ли набралось бы 1% от общего количества слова «вопрос». Например: «вопросительное предложение состоит из двух частей: известное и неизвестное» или «вопрос это требование информации» и пр.

Так называемый, малый контекст, т.е. когда, интересующее исследователя слово-понятие сопровождается непосредственным окружением, словами сателлитами справа и слева, может оказать весьма хорошую помощь. Анализ малого контекста позволит относительно просто разделить его на две группы и отсечь ту ее часть, которая не интересует исследователя, например, тот контекст, который содержит интересующее слов как обслуживающее, а не как доминанту. В следующей главе мы покажем это на конкретных примерах.

Еще один важный момент. Ранее мы говорили, что частотное распределение признака в процентом отношении зависит от указанного количества общих слов. Но дело в том, какой это будет набор, такое будет и процентное наполнение. Процент от общего количества слов в тексте по своей значимости может весьма существенно отличаться от процента слов от какой-то его части.

Например, в тексте обязательно присутствуют слова-связки или служебные слова, которые составляют до 30%. Но они, как правило не играют большой роли в содержательном наполнении признака. Если очистить текст от служебных слов, то количество общих слов снизиться, а значит увеличиться и процентное наполнение, соответственно может повыситься и относительная значимость исследуемого признака. В некоторых случаях это может иметь принципиальное значение.

Ниже приводится образец «очищенного текста», произведенного на основе вышеприведенного образца искусственного текста. Чисто искусственно мы удалили, согласно нашим соображением, не значимые слова, играющие вспомогательную роль. В результате существенно сократилось общее количество слов. Если в оригинальном варианте их было 53, то в «очищенном» варианте уже 27.

 

России период власть право требовать соблюдения государством норм в ласть крайности не замечает опекает общество в ласть отвечает демократическом обществе связь народом властью политические партии сильная власть сильных соперниках.

 

Так называемое «очищение», работа по большей части рутинная, однако требующая внимательности и объективности при оценке значимости в рамках решаемых исследователем задач удаляемых или не удаляемых слов. Часть этой работы безусловно можно и нужно передавать электронным программам. Но все-таки значительная и самая важная содержательная работа так же безусловно останется за исследователем, которая может быть выполнена только «в ручную».

Невнимательно рассматривая вышеприведенный пример, можно усмотреть лишь простой набор слов. Но отличие заключается в том (от случайного набора слов), что все они взяты из единого понятийного пространства – общего естественного или сюжетного и из искусственного, что придает каждому такому слову определенное смысловое значение. В данном случае понятийное пространство определяется словом-понятием «власть».

Таким образом мы продемонстрировали процесс построения искусственного текста, а соответственно и искусственного понятийного пространства. Теперь дело за малым, определить частотное наполнение исследуемого признака. Методика так же может быть различной, о чем далее мы и поговорим более подробно.

Методика анализа искусственного текста.

Но почему мы решили, что данное искусственное пространство является полноценным и мы получим смысловые зависимости выделенных признаков? Поле все-таки остается искусственным, т.е. фактически простая совокупность некоторых понятий, никоем образом не связанные сюжетом и каким-либо смыслом. Во всяком случае так воспринимается визуально и получается по форме.

Ответ на этот вопрос по существу был бы не лишним. И в самом деле, каким же образом они оказываются связанными между собой именно единым смыслом, если не содержанием? Что позволяет говорить о том, что все эти вроде бы случайно собранные слова-понятия, тем не менее принадлежат единому смысловому пространству?

Но в данном случае мы ограничимся доказательством прежде всего основанным на логике здравого смысла. Не такой уж редкий случай в научных исследованиях, в том числе и, в так называемых, точных науках. Тем более, что никакого иного метода, кроме как логического обоснования, пока не существует.

Мы исходим из того, что слова, как впрочем и иные признаки, подбираются автором оригинального текста, исходя из некоторой своей установленной смысловой логики, обусловленной некой сюжетной линей и позволяющей тексту быть внутренне логически не противоречивым. Если законы логики (рассуждения, мышления, доказательства и пр.) едины, то по этим правилам с необходимостью должен строиться и любой текст.

Но самое главное, они подбираются таким образом, что все используемые слова-понятия обладают одним или рядом единых признаков, в рамках решения своей задачи. Именно наличие решаемой задачи, которая обуславливает подбор слов-понятий с единым или едиными признаками и позволяет выстроить текст по единой логической схеме. Законы логики здесь только инструмент, позволяющий правильно соединить слова-понятия.

Иначе говоря, слова в тексте подбираются не случайны, хотя такое тоже бывает. Но если автор хочет, что бы его поняли, хотя бы по первой сюжетной линии, он обязан подбирать слова строго или не очень строго, но в соответствии с установленным им смыслом (замыслом). Это означает, что слова-понятия в предложении, а соответственно и текста, связаны одной нитью, как пел совсем недавно наш замечательный бард. В данном случае, логической.

И в какую бы «кучу» мы не собирали слова-понятия (из исходного текста), они в обязательном порядке несут на себе печать исходного смысла (замысла), заложенного автором текста. Важно только уметь раскидать их по нужным «кучкам» и в нужном порядке, чтобы и в самом деле не получилась только куча никому не нужных слов. Но это уже задача исследователя.

Но если мы выделяем все предложения из текста с заданным словом-понятием, то этим самым мы задаем единое смысловое пространство, в котором с неизбежностью находятся другие слова, которые тесно или не очень, но связаны со словом-доминантой. Они могут и чаще всего уточняют содержание исследуемого слова-понятия, как мы писали ранее, (глава «Логика контекста»), выделяют какие-то его аспекты, свойства, признаки и пр.

Можно сказать, что все слова-понятия, которые находятся посредством предложений в данном искусственном понятийном пространстве, заданного нами понятия-слова как доминанты, в той или иной степени, прямо или косвенно, но определяют его содержание, как впрочем и друг друга, (кроме, конечно, служебных слов).

Так, если в понятийном пространстве «власть», (т.е. совокупность предложений со словом «власть»), по преимуществу присутствуют такие слова-понятия как «демократия», «самоуправление», «народовластие» и другие в подобном тезаурусе, то они, (так же по преимуществу) характеризуют основное содержание слово-понятие «власть», которое было заложено автором текста.

Но в понятийном пространстве, опять же по преимуществу, могут быть и такие слова-понятия как «государство», «чиновники», «управление» и другие слова данного тезауруса. Тогда они сформируют, точнее вскроют, какое-то иное содержание исследуемого понятия. Но опять же, только то содержание, которое было заложено автором и только автором исследуемого текста.

Теперь дело остается и в самом деле за малым. Надо подсчитать каких же специальных слов-понятий, (простое частотное соотношение слов заданных исследователем), в данном понятийном пространстве больше, а каких меньше. В зависимости от этого можно говорить о преимущественном понятийном содержании заданного слова-доминанты, содержащееся в исходном авторском тексте.

Если количество слов блока, под условном названием «демократия», больше, значит в понятии «власть» превалирует содержание под условном названием «демократия». Если превалирует слова блока под условным названием «государство» или «чиновники», то это может означать, что в содержании понятия «власть» доминирует значение под условным названием «государственность».

Правда понятие «мало» или «много», «часто» или «редко» относительно проявления в тексте того или иного слова-понятия весьма неопределенно и их сущностная характеристика будет зависеть от концептуальных установок исследователя. Но даже разовое проявление признака может иметь большое значение, или наоборот не использование того или иного признака может дать необходимую информацию.

[1] Для электронной программы смысл слова не играет роли, для нее важно только иметь признаки, желательно несколько, для точности определения, что бы представить его как формализованный признак. Но понятно, что представленное слово по этим признакам, может быть бессмысленным, например, случайный набор букв, хотя программа может определить отсутствие смысла на основе имеющейся у нее словаря слов, содержащие возможный смысл. Однако, только автор и исследователь текста вкладывает определенный смысл в слово как физическую форму выражения смысла. Но если за словом как физическим объектом закреплен какой-то смысл, то эл. программы может оперировать и смыслами, точнее словами как признаками смысла. Как и всегда: одно можно познать только через другое.

[2]Любой контент-анализ, в обязательном порядке осуществляется на искусственном тексте. Только ранее, как правило, данную операцию не вычленяли, что сильно затрудняло работу с текстом.

[3] См. Аверьянов Л.Я. Почему люди задают вопросы. М.,1998г. 10 а.л. Аверьянов Л.Я. Социология: искусство задавать вопросы. М.,2003г. 15 а.л. Все эти и другие книги можно найти на сайте Русского гуманитарного Интернет-университета в электронной библиотеке. www . vusnet . ru

[4] Все это ранее я делал «в ручную». В настоящее время в той же электронной библиотеке Русского гуманитарного Интернет-университета в поисковой системе можно сделать автоматически. Задавая нужное слово в контексте 1-9 предложений можно получить все предложения с нужным словом, и соответственно установить его контекст. www . vusnet . ru

Так, если наблюдать поведение человека в различных ситуациях, то можно установить довольно надежно все его основные характеристики: его привычки, реакцию на какие-то явления, характерное поведение в той или иной ситуации и пр. Соответственною, узнав все это можно уже с большей надежностью выстраивать свои отношения с ним по совместному решению какого-то круга задач. Точно так же и с любым словом-понятием в тексте.

Только в примере с определением характера человека и его особенностей в разных ситуациях происходит чаще всего интуитивно. В методике контент-анализа свойств признака в тексте, мы прибегаем уже к формализованной процедуре. Одна из них это подсчет проявления интересующего исследователя признака в строго определенном понятийном пространстве? в данном случае искусственном.

Ниже приводится рисунок (из последующей главы «Предметный анализ текста») о соотношении понятий «власть» и «самоуправление». Левый рисунок показывает как распределен признак «самоуправление» в понятийном пространстве «власть». Правый рисунок представляет как распределен признак «власть» в понятийном пространстве «самоуправление».

Здесь наглядно видно, что содержание понятия «самоуправление» в сильной степени зависит от содержания понятия «власть». Но содержание понятия «власть» в очень малой степени определяется таким понятием как «самоуправление», что и требовалось доказать. Гипотеза, согласно которой и проводилось исследование, анализ взаимосвязи данных понятий, в принципе подтвердилась.

В данном случае, мы даже не устанавливаем математическим способом тесноту связи, хотя можно сделать относительно просто, например, устанавливая какие-либо корреляционные связи. Для нас важен только один критерий: каких слов больше в исследуемом понятийном пространстве, относительно какой-то иной совокупности слов или в сопоставимом варианте.

При этом мы не устанавливаем, почему одних слов больше, а других меньше. И почему автор использовал именно указанные слова, а не какие-либо другие. Но понятно, что здесь уже открывается область отдельного и специального исследования. И с помощью углубленной методической и технической процедуры, можно приблизиться и к ее пониманию.

Далее можно делать далеко идущие выводы, или по научному проводить соответствующее толкование порядка соотношения ключевых слов относительно слова-доминанты. Можно делать строгую и по мере возможности доказательную интерпретацию, прибегнув к помощи различных технических и методических средств. Но можно вволю и пофантазировать, что чаще всего и делают, особенно досужие политики и журналисты.

Однако все равно без более или менее вольной научной фантазии не обойтись, поскольку любая интерпретация по сути всегда концептуально-гипотетическое образование, выступающее по существу предтечей строгого научного исследования с использованием проверенных методик и инструментария. Речь может идти только о том, насколько она вольная и насколько строгая относительно проверенных методик и целей исследователя.

Можно усложнить процедуру и попытаться выяснить, понятийное содержание признака в различных искусственных понятийных пространствах. Например, слово-понятие «власть» в искусственном понятийном пространстве: «государство», «закон», «исполнительные органы», «народовластие», «самоуправление», «демократия» и пр.

Понятно, что в различных понятийных пространствах содержание понятия «власть» будет иметь различное наполнение, (если, конечно, оно, т.е. исследуемое слово, присутствует). В результате можно получить более точную и всестороннюю характеристику понятия «власть» в авторской интерпретации, т.е. как автор исходного текста понимает слово-понятие «власть», какой смысл в него вкладывает.

Матрица понятийных пространств и блока слов соответствующего исследуемого понятия может выглядеть таким образом. (Условный пример).

Понятийное

пространство

власть

администрация

управление

господство

начальство

Итого:

«Государство»

0,85

0,85

0,85

0,85

0,85

 

«Закон»

0,65

0,65

0,65

0,65

0,65

 

«Исполнительные органы»

0,55

0,55

0,55

0,55

0,55

 

«Народовластие»

0,25

0,25

0,25

0,25

0,25

 

«Самоуправление»

0,25

0,25

0,25

0,25

0,25

 

«Демократия»

0,25

0,25

0,25

0,25

0,25

 

Итого:

 

 

 

 

 

 

Примечание: в клеточках расположен индекс, рассчитанный как соотношение соответствующего слова к общему числу основных слов данного понятийного пространства .

Можно еще более усложнить процедуру контент-анализа, с целью получить более точную информацию и провести более тонкую интерпретацию. Прежде чем проводить зависимость между словами понятиями, как единичными образованиями, создавать понятийные блоки, содержащие ряд однотипным слов-понятий.

Так, при интерпретации понятий «власть», «демократия» и пр. можно ограничиться одним таким словом. А можно представить некую совокупность слов-понятий, обладающие в той или иной степени единым соответствующим признаком. В последующей главе «Предметный анализ текста» таких совокупных понятийных блоков было построено 19. Ниже для образца приводится два из них: «власть» и «демократия». [5]

Власть: государственный – 360; власть – 147 ; правительство – 80; полномочия – 38; дума – 26; депутат – 25; исполнительная - 24; парламент – 15; права – 11; управление – 10; держава – 8; председатели – 7; Кремль – 5; губернаторы – 4; начальство -1; господство -1; внутригосударственных – 1. Всего 17 слов; 763 использований.

Как видно в тексте посланий слово «власть» использовалось 147 раз. При анализе, как мы уже говорили, можно обойтись только одним этим словом, что мы и сделали в контент-анализе данных посланий. Но для необходимой точности можно использовать все 16 слов или часть из них, близкие по значению слову «власть», т.е. обладающие в той или иной степени соответствующим признаком.

Демократия: самоуправление - 64; демократия - 50; совет – 29; коллегиальный – 27; собрание – 26; партии - 23; республики – 21; избираемых – 11; представителей - 11; профсоюзы – 9; референдум - 4; предвыборной - 3; многопартийность - 3; суверенитет – 2; народовластие – 2. Всего: 15 слов; 285 использований.

Для сравнения выше приведен еще один понятийный блок «демократия». Он содержит 15 однотипных слов, которые были использованы 285 раз во всех посланиях. Для сравнения слова из блока «власть» были использованы 763 раза. Одно это уже свидетельствует о разном отношении авторов посланий к данным ключевым словам-понятиям. Впрочем подробнее об этом вы можете прочитать в следующей главе.

Анализ распределений ряда однопорядковых понятий, т.е. имеющих общий признак и собранных в блок имеет свои небольшие особенности. Так, не всегда, по разным причинам, можно суммировать все предложения одного блока. Собраннее понятийное пространство чаще всего оказывается рыхлым, весьма сильно размытом, поскольку не все понятия блока равно обладают исследуемым признаком. Так, понятия «правительство» и «депутат», хотя и обладают признаком «власть», но в весьма разной степени, да и характер признака «власть» у них различный.

Точнее будет провести анализ по каждому отдельному слову-понятию в блоке и затем уже суммировать результат анализа. Только в этом случае мы получим хорошее наполнение признака в исследуемом понятийной пространстве. Хотя работа это весьма трудоемкая, но зато можно получить новые весьма устойчивые понятийные образования и взаимосвязи исследуемых признаков.

Объекты блока «власть»:

Признак

Демократия

Признак

Чиновники

Признак общество

………..

правительство – 80

дума – 26

депутат – 25

исполнительная- 24

парламент – 15

губернаторы – 4 начальство - 1

.

.

.

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Индекс

Среднее значение

 

 

 

 

Данная таблица читается таким образом: обладает ли объект, например, «парламент», «правительство», «дума» и т.д. признаками: «демократия», «чиновники» и пр. По горизонтали устанавливается соответствующий индекс «обладания», например, в простом частотном распределении, выраженный в процентах или как-то иначе. По вертикали - средняя величина по данному признаку.

Чуть выше мы говорили о том, что исследователь может задать слово-доминанту и попытаться, путем частотного анализа, определить какое место оно занимает во всем тексте или в его части. Но можно сделать иначе. Не задавать слово-доминанту, а определить слова доминанты путем определения частотного распределения всех слов данного искусственного пространства. За исключением, конечно, обслуживающих слов или слов связок, т.е. тех слов, которые не оказывают влияние на смысловое содержание текста.

При этом мы исходим из того принципиального положения, что если данные слова набрали большее число использований, значит они представляют для автора какое-то важное значение. Какое, в данном случае нас может не интересовать, это уже иная процедура исследования с иными гипотезами и техникой анализа.

Далее можно провести классификацию используемых в понятийном пространстве слов по количеству их использования. Получаются блоки слов, имеющих тот или иной единый признак, где каждое из слов обладает в той или иной степени данным признаком. В конечном результате, блоки будут в большой степени характеризовать с точки зрения его основного содержания понятийное пространство.

Но можно провести классификацию слов-понятий по содержанию, собирая слова в единые понятийные блоки, где каждое слово-понятие обладает в большей или меньшей степени тем содержанием признака, который присущ данному блоку и всем, входящим в него словам-понятиям.

Данный подход интересен тем, что, если содержательные блоки довольно хорошо пересекаются с блоками, образованные по частотному распределению, то можно с большой уверенностью говорить, что именно эти слова-понятия и понятийные блоки характеризуют основное слово-доминанту или искусственно образованное понятийное пространство.

Небольшой пример. В понятийном пространстве «чиновничество» большое место занимает блок «Власть». Последний в свою очередь содержит свои подпонятия, каждый из которых так же имеет свое частотное наполнение: государство – 26; бюрократизация - 18; чиновники – 16; аппарат - 14; власть - 9; госаппарат – 6; служба – 7; госорганы – 3; правительство - 3; федеральной - 3; органов - 3; административная – 2; региональная – 2; президент – 1 и др. [6]

Получается, понятийное пространство «власть» в понятийном пространстве «чиновничество» характеризуется по преимуществу словами-понятиями относящиеся к сфере государственного управления. И почти нет слов-понятий относящиеся к сфере общественного управления. Все это может свидетельствовать о строго определенном понятийном наполнении слова «власть» в рамках понятия «чиновничество».

В данном случае мы не даем никакой оценки, хорошо это или плохо. Мы только констатируем зафиксированный факт. Все остальное является строгой или не очень строго интерпретацией, что, конечно же, в определенных границах имеет право на существование.

Еще один пример, так же взятый из пятой главы настоящей работы, где проводится уже более подробный методический анализ. Касается он понятийного пространства «безопасность». Ниже приводится таблица распределения слов по блокам.

Военные 5

За рубежные 49

Бандиты 6

1. армия 2

2. военные 3

•  Штаты Америки 3

•  Афганистан 1

•  НАТО 1

•  ООН 1

•  ОДКБ 1

•  державы 2

•  союзники 2

•  содружества 2

•  государства 3

•  международные 12

•  странами 7

•  рубежом 1

•  организации 2

14. мировые 6

15. соотечественники 1

16. партнеры 1

17. сообщество 11

•  1. бандиты 1

•  2. преступники 3

3. террористы 2

 

Общество 70

Властные субъекты 24

•  СМИ 1

•  граждане 5

•  народ 1

•  нас, мы 22

•  люди 1

•  личность 5

•  общество 4

•  жители 1

•  человек 1

•  предпринимательство 1

12. инвесторы 1

13. Россия 17

1. власти 3

2. федеральных 1

3. политики 5

4. службами 1

5. правительство 1

6. налоговой 1

7. республики 1

8. государство 11

Как видно, мы выделили по содержанию несколько блоков: военные, зарубежные, бандиты, общество, властные субъекты. Видно, что они имеют не равную наполняемость, что позволяет провести соответствующую интерпретацию. Безопасность в большей степени определяется словами-понятиями, связанные с общественными, зарубежными и властными субъектами. Мало связано с военными и в меньшей степени характеризуется криминальными субъектами.

Таким образом, хотя и в кратком варианте, но в целом построили и продемонстрировали основные принципы методики анализа искусственного понятийного пространства - текста. Повторим еще раз, в основе ее лежит смысловое единство слов-понятий, зафиксированных в предложениях исходного текста. И какое бы искусственное понятийное пространство не было построили, в обязательном порядке они проявят свое единство и именно то, которое было заложено автором текста.

И надо понимать, что исследователь не навязывает тексту, (а соответственно и автору), свой смысл, он ищет его в тексте, согласно своей гипотезе о наличии той или иной смысловой связи. Собственно на это и направлен любой контент-анализ.

Система двойных связей в тексте.

Сколько раз проявился в тексте тот или иной признак (слово) означает простое линейное распределение. Но величина линейного распределения, выраженная в процентах или в абсолютных числах, всегда соотносима. В противном случае она теряет свое содержание. Так цифра 98 сама по себе ничего не значит, но соотнесенная со 100% сразу же приобретает какое-то значение.

Поэтому, строго говоря, так называемого, линейного или простого распределения не бывает. Оно всегда двумерное, т.е. содержание одного явления оказывается зависимо от содержания какого-то другого, соотносимого явления. Правда, нередко явно не указываемого при анализе частотного распределения.

Соотношение двух явлений имеет два вида и две формы. Первый вид - причинно-следственные отношения, хорошо исследуемый в основном в философской литературе. Второй, назовем его так – распределительный, который в большей степени получил развитие в логической формализованной интерпретации. Каждый из них имеют свою объективную природу и решают различные задачи.

Первый – установление причинно-следственных зависимостей. Отличительной чертой является то, что они обязательно последовательно распределены во времени, когда одно следует за другим. Никаких других следственных зависимостей нет. Правда бывают, так называемые, ложные зависимости, когда два явления вроде бы (как правило, визуально) следуют один за другим, но на самом деле принадлежат к разным объективным образованиям.

Другая форма соотношения явлений - существование в пространстве, когда А распределен в Б. Между ними имеется причинная связь, все-таки Б зависит от А и определен им. Но отсутствует следствие, поскольку Б не есть следствие А. Отличительной чертой является то, что они находятся одновременно в одном времени и в одном пространстве.

В статистики чаще всего данное соотношение разрешается путем распределения исследуемого признака в своем же объекте, в результате чего приобретается та или иная степень значимости исследуемого признака. Чем больше признак распределен в объекте, тем он значимее для данного объекта. Максимальная и конечная величина распределения при этом равная 1,0, хотя понятно, что такого в принципе не может быть. Полное совпадение признака с объектом по объему означает ликвидацию понятия «признак».

Поскольку текст всегда прошлое зафиксированное знание, оно находится в одном времени – прошлом как доминанте. Но в рамках его существует свои временные соотношения, (будущее, настоящее и прошлое время), когда устанавливается причинно-следственная зависимость между отдельными объектами. Они интересны тем, что выстраивают определенную пространственно-временную структуру событий, позволяющие ввести содержание в определенные пространственно-временные рамки, без чего текст не существует.

Но для нас в данном случае более важно форма распределения признака в объекте. Поскольку объект это широкое понятие, описывающее некую область бытия или ситуацию, исследователя чаще всего интересует именно признак объекта и степень его распределенности. Ибо от этого зависит и общее частотное распределение признака в тексте.

В этом случае признак объекта становится сам по себе объектом в неком общем понятийном поле. Надо иметь ввиду, и об этом мы говорили в разделе «Логика контекста», что объект это только понятие, концептуальное образование сознания, которое описывает некую общую ситуацию, а признак физическая форма его выражения.

Так, «власть» можно рассматривать как широкое понятие, а «чиновничество» в качестве одной из физических форм ее выражения. Но «чиновничество» так же можно рассматривать как широкое или узкое понятие и соответственно как объект. В его рамках «власть» может выступать как признак «чиновничества», т.е. такое образование, которое несет в себе как физический носитель данный признак.

В искусственном тексте, анализом которого мы в основном и занимаемся, причинно-следственные зависимости отсутствуют. Это определенно тем, что причинно-следственные отношения связаны, как правило, с сюжетной линией, а искусственный текст существует только в рамках логического распределения, когда объект А выступает в роли признака, свойства объекта Б.

Правда, надо иметь ввиду, что в этом случае всегда неявно или явно присутствует третий объект, в качестве которого выступает некое общее образование, которое и определяет сущность каждого из взаимодействующих объектов и характер их связи. Последний, т.е. третий объект выступает в качестве константы, а остальные два объекта являются переменными величинами.

Жизнь тем и прекрасна, что в ней всегда имеется что-то устойчивое постоянное, на что можно опереться и принять как константу. И в тоже время всегда можно что-то поменять по своему усмотрению или ожидать перемен, желательно к лучшему. Надо только уметь в нужное время и в нужном месте суметь поменять их местами, что вообщем-то не всем и не всегда удается сделать.

Таким образом взаимосвязь между объектами текста всегда трехобъектная (или трехсубъектная). Принципиальное положение: отношения между любыми двумя объектами, как переменными величинами, в обязательном порядке определяются посредством любого другого объекта, выступающий константой или доминантой.

В выше приведенном примере, в качестве постоянной величины или доминанты выступает понятийное пространство «власть», как неизменная величина в рамках которой и реализуются два других объекта, как переменные величины, т.е. «демократия» и «самоуправление». Переменными они названы потому, что содержательное наполнение может меняться, в отличии от понятийного пространства, выступающая как постоянная среда.

[5] Контент-анализ текстов посланий Президента Российской Федерации Федеральному собранию РФ 2000-2006гг.

[6] Более подробный анализ и методическое описание можно прочитать в следующей пятой главе настоящей работы, которая называется «Предметный анализ текста».

Но можно изменить конфигурацию, когда понятийным пространством становится, например, «демократия» или «самоуправление». Переменными величинами может быть, например, «власть» и «самоуправление» или же «власть» и «демократия». В результате такой конфигурации эти понятия могут совершенно изменить свое содержательное наполнение и характер связи между собой. Так, что все текуче и изменяемо, но только в зависимости от наших установок.

Для настоящей методики анализа текста это имеет важное значение. Так, смысловые отношения между, например, такими понятиями как «демократия» и «самоуправление» могут иметь специфический характер в рамках понятия «власть». Последнее, определяет содержание каждого из исследуемых объектов, а так же и характер их взаимосвязи. То есть, смысл, который закладывается автором текста в понятие «власть», оказывает влияние, как мы уже не однократно говорили, и на смысл любых других понятий, присутствующих в его понятийном пространстве.

Можно по другому сказать: если понятие «власть» не может быть соотнесено по смыслу с понятиями «демократия» и «самоуправление», то эти слова будут отсутствовать в указанном понятийном и смысловом пространстве. Или же они будут представлены в ограниченном варианте или же смысл последних может быть сильно трансформирован. Все это и надо будет уяснить при проведении контент-анализа текста.

Практическое решение данной задачи, с технической стороны, оказывается весьма не сложным (благодаря хорошей методики). Чуть выше мы писали, когда исследовали характер взаимосвязи понятий «власть» и «демократия», каким образом одно связано с другим посредством их распределения одного в другом и наоборот. Неким общим объектом в этом случае выступал весь текст или какое-то общее понятие (или ряд понятий), как доминанта.

Но теперь можно уточнить задание и получить более точное представление о смысле и содержании исследуемых понятий. Из общего текста выделяется какое-либо понятийное пространство, например, «власть», которое и выступает третьим объектом и как доминанта. Но вот уже в его рамках можно выделять различные другие объекты, например «демократия» и «самоуправление» и пр.

Что же получается? Частотное распределение признака происходит в рамках общего понятийного пространства и относительно основной доминанты. Наличие или отсутствие частотного распределения признака, (а если наличие, то насколько большого), относительно какого-либо иного объекта, может свидетельствовать только о том, насколько может быть значим исследуемый признак. Об этом мы уже писали в предыдущем параграфе.

Важно узнать и понять как меняется значимость частотного распределения одного признака относительно частотного распределения другого признака, но сопоставимого в рамках общего искусственного понятийного пространства. Например, как соотносятся между собой «демократия» и «самоуправление» в понятийном пространстве «власть». Именно из характера их соотношения в рамках общего понятийного поля можно и нужно установить смысловую сущность исследуемых понятий.

Можно выделить некоторые варианты основной смысловой связи между исследуемыми признаками, а соответственно значимость каждого из них и их обоих относительно выделенного понятийного пространства.

  1. •  Если исследуемые слова-понятия не встречаются в выделенном понятийном пространстве, значит смысловой связи между ними не существует, но только относительно данного понятийного пространства. В каком-то ином понятийном пространстве их смысловая связь может быть большая;
  2. •  Если частотное проявление одного признака велико, а второго мало, значит между ними нет значимой связи в рамках выделенного понятийного пространства, соответственно и значимость, по крайней мере одного из них, не высокая.
  3. •  Если заданные слова-понятия в выделенном понятийном пространстве встречаются редко, значит смысловая связь между ними или не существует или она очень маленькая, т.е. статистически не значимая, но опять только в рамках данного понятийного пространства. Другими словами, если частотное проявление выделенных признаков не велико, но имеется, значит их значимость для заданном понятийном пространстве не большая или отсутствует;
  4. •  Если частотное проявление выделенных признаков относительно большое, можно предположить, что они значимы для заданного понятийного пространства. Или иначе говоря, если слова-понятия встречаются часто, то их смысловая связь между собой в данном понятийном пространстве может быть большая. Мы специально написали может быть , поскольку сама по себе частота использования может только свидетельствовать о том, что связь возможно есть и не исключено, что большая.

Так, если в понятийном пространстве «власть» отсутствует слово-понятие «демократия» или же его частотное проявление не большое, но присутствует слово-понятие «самоуправление», то это может означать, что между этими понятиями связи нет в рамках данного понятийного пространства. Но, еще раз повторим, что в ином понятийном пространстве связь между ними может быть большая. Так же как в различных понятийных пространствах может меняться и нередко весьма кардинально и смысл тех или иных понятийных образований как признаков.

Однако, надо иметь ввиду, что содержание понятий «демократия» и «самоуправление», установленные автором в тексте, могут отличаются от установленного исследователем. В результате, в данном понятийном пространстве между ними может не наблюдается какая-либо смысловая зависимость или же она может быть очень слабая.

Например, понятие «самоуправление», используется авторами текста как часть властных конструкций, а понятие «демократия» в таком качестве не рассматривается. Это означает, что в объекте «демократия» нет такого свойства как «власть» или понятие «власть» относительно «демократии» рассматривается как-то иначе. Хотя гипотеза исследователя возможно рассматривала их относительно друг друга в ином концептуальном единстве.

Соотношение концептуальных установок автора текста и исследователя очень сложное, нередко с трудно различимыми границами. Важно не навязать автору взгляды исследователя, а понять, узнать его концептуальные установки. И только затем сравнить их с установками исследователя или же какими-то иными понятийными образованиями. Только после этого можно проводить более или менее полную интерпретацию, и дать им, т.е. авторским установкам, какие-то содержательные оценки.

Многомерные связи и их анализ.

В любом объекте существует множество элементов, (подобъекты), и без сомнения все они как-то связаны друг с другом. Принцип связи может быть периферийным или центральным и их всевозможные комбинации. И каждая такая связь есть иерархически выстроенный комплекс взаимодействующих объектов и подобъектов от общего к частному и наоборот. Так, ваша связь с другим человеком осуществляется в наличии и выражается в активации множества иных, но связанных с вами и с ним, объектов и их подобъектов.

Другими словами, отношения между объектом А и Б опосредованы массой объектов меньшей общности как элементов данных объектов: а, б, с, и др. В свою очередь отношения между а и б, в частности, опосредованы своими меньшими общности объектами как их элементами: а`, б`, с` и т.д. Окончание деления происходит в тот момент, когда объект берется как некое цельное образование. В предыдущих главах мы писали об этом подробно.

Понятие многомерные связи, при довольно широком использовании его в научной литературе, тем не менее, четко не определено и даже не описано более или менее приемлемо. Имеется, по крайней мере, два основных понимания феномена многомерных связей. В одном из них многомерные связи рассматривается как тотальное изменение всех элементов объекта при внешнем влиянии или в результате внутренней перестройки объекта.

Это означает, что изменение какого-либо одного признака в объекте с необходимостью ведет к большим или меньшим изменением во всех бес исключения элементах объектах. Так, если вы поранили палец, то это с неизбежностью должно сказаться, отразиться каким-то образом на всем вашем организме. И это без сомнения так.

Но здесь имеются два существенных ограничения. Да, изменения с неизбежностью происходят во всем объекте, но по разному и по сущности и по интенсивности. В одних частях объекта изменения проходят интенсивно и весьма значительно, в других менее заметно. Так, рана на пальце вряд ли существенно затронет основные системы организма, но палец может болеть сильно.

Дело в том, что природа умеет себя защищать, и не позволяет внешнему влиянию оказывать сильное воздействие и тем более разрушительное на все части, элементы объекта. Если воздействие произошло, оно распределяется неравномерно в зависимости от сущности и важности для объекта каждой его части. Природа даже может пожертвовать чем-то ради сохранения общего. Так, в автомобиле пассивная защита от внешнего воздействия (удара) распределяет по кузову таким образом, что бы защитить водителя и пассажиров.

Но чаще всего понимание многомерных связей ограничивается и сводится к серии двумерных связей в едином понятийном пространстве. Двумерные связи в этом случае выстраиваются или по принципу централизма, когда устанавливается связь какого-то периферийного объекта с центральным. Или же устанавливается полицентрическая связь, когда выделяются несколько центральных объектов. Или же выстраивается серия связей между «рядовыми» периферийными объектами. Такой подход и в самом деле способен дать более или менее исчерпывающий анализ сущности основного объекта.

Можно таким образом установить сильные и слабые связи, выявить объекты, которые оказывают большее или меньшее влияние на центральный объект или установить те из них, которые не играют большой роли в межобъектных отношениях и т.д. Другими словами установить некую структуру содержательных связей между основными элементами объектами, что может дать большой исследовательский материал для дальнейшей интерпретации.

Все это в равной степени относится и к тексту. Там так же много объектов со своими подобъектами, элементами, которые находятся друг с другом во множестве связей и отношений. Соответственно имеются центральные или магистральные связи и периферийные, не оказывающие большого влияние на смысловую сущность текста или его частей.

Так же на тест можно оказывать внешнее воздействие, что нередко весьма сильно логически и содержательно его трансформирует. Например, текст может выстраивается под мощном внешнем идеологическим влиянием. В результате текст получается логически искаженным, что далеко не способствует решению им своей задачи.

Дело в том, что любой текст, как любой объект природы должен быть органично вписан в общую среду. Поэтому формальная логическая структура текста с неизбежностью заставляет автора следовать общим формальным законам создания текста, что в свою очередь обеспечивает и его смысловую стройность, если, конечно, он (текст, автор текста) хочет решить поставленную задачу. Таким образом природа оберегает самою себя, в данном случае, и в тексте. Можно сказать так: не погрешить против истины.

Уловить и тем более вычислить эти многомерные связи очень сложно. Еще более сложно установить интенсивность влияния внешней ситуации на текст и его объекты. Именно поэтому чаще всего прибегают именно к анализу основанному на серии изолированных двойных связей. В настоящей работе мы так же использовали только этот метод. Далее покажем его эффективность только на одном примере, поскольку трудоемкость вычисления слишком велика.

Опять для примера выделим из общего такта такое понятийное пространство как «власть». Это означает, что мы выделили все предложения с заданным словом-понятием. Как мы уже писали, данное искусственное понятийное пространство имеет некоторое количество основных понятий, которые определяет смысловую структура данного понятийного пространства.

У нас получилось следующая понятийная структура:

Функции власти

Количество упоминаний

Процент от общего числа предложений со словом власть: 131.

Власть как господство

74

(56,5%)

Власть как общественная функция

57

(43,5%)

Укрепление власти

109

(83,2%)

Укрепление народовластия

22

(16,8%)

Задачи власти

82

(55,0%)

Задачи общества 46

(35,1%)

Примечание: пример взят из главы «Предметный анализ текста».

Далее, в каждом из этих смысловых подпространств мы выделили слова-понятия, которые бы соответствовали основному понятийному пространству. Другими словами, сколько раз в каждом из понятийных образований, например, «власть как господство» встречаются слова-понятия «власть как общественная функция», «укрепление власти», «укрепление народовластия», «задачи власти», «задачи общества». Таким образом мы установили специальную искусственную структуру каждого из этих понятийных подпространств.

Затем выстроили систему подпонятий данного понятийного подпространства или понятийное пространства меньшего понятийного уровня, назовем его № 2. В данном случае в таком качестве возьмем понятийное пространство «власть как господство», в котором были выделены следующие понятийные образования: «укрепление власти» присутствует 71 раз или 95,9%; «народовластие» - присутствует 5 раз или 6,8%; «задачи власти» - 54 раза или 73%; «задачи общества» - 20 раз или 27%.

Ниже представлена таблица подпонятий и их процентное распределение от 74 использований «власти как господство» в понятийном пространстве «власть».

Ипостаси

Власти

Господство

Власть как функция

Укрепление власти

Народо-

властие

Задачи

Власти

Задачи

общества

Власть как господство 74 (56,5%)

ххххххх

нет

71

(95,9%)

5

(6,8%)

54 (73,0%)

20 (27,0%)

При анализе двумерных распределений можно сделать вывод, что в понятийном пространстве «власть как господство» доминирует понятийное пространство «укрепление власти». Слова-понятия «народовластие» и «общество» используются меньше, но, по всей видимости, ровно столько, сколько требуется для укрепления власти и осуществление ее господства в обществе.

Точно таким же образом мы установили структуру понятийного пространства №2 и для других составляющих понятийное образование «власть». Они показаны в таблице чуть выше, повторим: «власть как господство», «власть как общественная функция», «укрепление власти», «укрепление народовластия», «задачи власти», «задачи общества».

И в каждом из них мы попытались отыскать соответствующие слова-понятия как понятийные образования. Затем выстроили матрицу фактически двумерных связей, но с элементами многомерного пространства. Во всяком случае то количество двумерных связей, которые были нами установлены, разрешают, хотя и весьма приближенно и упрощенно, но говорить о том, что мы имеем некоторую совокупность связей, позволяющей в свою очередь выявить некоторые устойчивые тенденции.

У нас образовалась следующая матрица:

постаси

Власти

Господство

Власть как функция

Укрепление власти

Народо-

властие

Задачи

Власти

Задачи

общества

Власть как господство 74 (56,5%)

х

нет

71

(95,9%)

5

(6,8%)

54 (73,0%)

20 (27,0%)

Власть как общественная функция

57 (43,5%)

нет

х

38

(67,7%)

17

(29,8%)

28

(49,1%)

26

(45,6%)

Укрепление власти 109 (83,2%)

61

(56,0%)

38

(34,9%)

х

нет

84

(77,1%)

25

(27,3%)

Укрепление

народовластия

22 (16,8%)

4

(18,2%)

17

(77,3%)

нет

х

1

(4,6%)

21

(95,5%)

Задачи власти

82 (55,0%)

53

(64,6%)

28

(34,2%)

нет

1

(1.2%)

х

нет

Задачи общества

46 (35,1%)

20

(43,5%)

26

(56,5%)

26

(56,5%)

21

(45,7%)

нет

х

Примечание: пример взят из главы «Предметный анализ текста».

Таблица, хотя и выглядит визуально весьма сложно, тем не менее относительно простая для анализа и дает вполне исчерпывающую информацию. То есть в понятийном пространстве «власть» безусловно доминируют все признаки господства власти.

В частности, власть занимается прежде всего собственным укреплением, и решает по преимуществу свои специфические задачи. И не направлена, по преимуществу, на решение интересов общества. Точнее, это имеется в виду, но уже на втором плане, что тоже не плохо. Во всяком случае на фоне прошлой власти советских времен.

Таким образом мы построили таблицу многомерных распределений как совокупность двумерных распределений, которая показывает довольно устойчивые тренды. Во всяком случае можно с полным основанием проводить глубокую и обоснованную разнообразную, и конечно, прежде всего, научную интерпретацию.

Хотя, понятно, что данная система многомерных распределений остается весьма грубой и схематичной. В частности, мы не можем с большим основанием расположить на шкале изменений все или большинство исследуемых признаков и на этом теряем большую информацию, ее точность и всеобемлемость. Но это уже задача следующих научных изысканий наших читателей, на что мы весьма сильно надеемся.

А пока мы перейдем к новой главе, где покажем, каким же образом описанная нами методика контент-анализа может быть применима к контент-анализу частного конкретного текста. И на примере данного текста, покажем все плюсы и минусы данной методики. А дальше уже судить читателю.
СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу



© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования