В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Ирхин В.Ю., Кацнельсон М.И.Критерии истинности в научном исследовании
На чем основаны претензии науки на истинность ее утверждений? Удобно начать рассмотрение этого вопроса с расхожего мнения, что "наука основана на эксперименте". Это мнение действительно отражает одну из сторон науки (но только одну!), однако нуждается в расшифровке и подробных комментариях.

Полезный совет

Поиск в библиотеке можно осуществлять по слову (словосочетанию), имеющемуся в названии, тексте работы; по автору или по полному названию произведения.

Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторАверьянов Л. Я.
НазваниеКонтент-анализ
Год издания2009
РазделКниги
Рейтинг2.56 из 10.00
Zip архивскачать (2 570 Кб)
  Поиск по произведению

Глава вторая
Структура и объекты текста 

Общий принцип, механизм и структура построения текста.

Как мы уже говорили, текст по сути является концептуально-гипотетической моделью отражения внешней предметной области, ее объектов и построения отношений с ней, т.е. как действовать, решать свои задачи в рамках движения внешних объектов.

Но особенность текста в процессе взаимодействия с объектами есть то, что концепция написана или высказана. А это означает в свою очередь, что она перешла на второй этап познания, а именно на этап проверки ее истинности посредством визуализации, т.е. представлению другому объекту. Для этого концепция и фиксируется, чаще всего в письменной в форме. Это намного удобнее, а самое главное плодотворнее.

Особенностью текста как формы выражения концептуально-гипотетического знания так же заключается в том, что написанная концепция позволяет охватить разом ее структуру и сущность, расставить связки, учесть скрупулезно все объекты, участвующие во взаимодействии. Зафиксированная концепция позволяет многократно возвращаться к ней для проверки и внесения изменений, каждый раз обращаясь к исходному варианту текста.

Текст это как чертеж большого и сложного сооружения, в котором прорисовывается и принцип его функционирования, (принципиальная схема), и все необходимые детали, (рабочие чертежи). Сегодня без чертежа уже не мыслимо ни одно техническое сооружение, так же как без текста нельзя представить никакую более или менее сложную концепцию социального, т.е. человеческого поведения. В памяти сделать все это оказывается очень трудно, поскольку она ограничена своими возможностями. [1]

Текста имеет свои принципы создания, этапы, формы выражения. Так же как и чертеж технического сооружения, текст имеет свой язык, свою разметку, взаимосвязь составных частей и пр. Как и любой другой объект, текст, сотворенный человеком, приобретает самостоятельное существование и вступает, в том числе и со своим же создателем, в равные субъектно-объектные отношения. Соответственно как и любой другой объект имеет свои законы и правила функционирования. Какие же они? Давайте в самом общем виде и рассмотрим их.

Пойдемте от общего к частному. Человек всегда решает свою и только свою задачу и делает это ежесекундно, ежечасно, постоянно, решая маленькие и большие вопросы или проблемы. При этом в обязательном порядке имеется механизм решения задачи, его этапы и формы. Соответственно имеется структура данного процесса. До конца она не ясная и непонятно, поэтому попытаемся хотя бы в общих чертах разобраться в структуре, ее объектах и связях между ними.

В принципе речь идет об одном и том же – системе взаимодействия объектов, законов и правил такого взаимодействия. Только проявляется такое взаимодействия по разному, поскольку каждый раз решает в рамках некой общей задачи, свои маленькие специфические или производные задачи. Соответственно создаются различные конфигурации объектов или ситуаций, которые в сознании человека как наиболее важные получают обозначение. Так появилось слово и понятие «задача», «доминанта», «смысл», «контекст», «факт», «акт действия» и пр.

Равным счетом это относится к решению любой задачи, которую человек себе ставит. Но если речь идет о тексте, то мы должны понимать, что текст есть уже готовый результат, решенная задачи. Точнее он есть готовый промежуточный результат в общей цепочке превращения объектов. Отделить результат от процесса всегда очень сложно, ибо любой результат внутри себя содержит в свернутом виде процесс, но и любой процесс содержит в обязательном порядке уже готовые результаты, какой-то ряд результатов, как законченный этап, (этапы), объект и пр. Когда мы говорим о тексте, то в этом случае законченным результатом и этапом является формализованное выражение концептуально-гипотетического знания. Следующим этапом, о чем мы ниже будем говорить, является проверка этого знания на истинность.

Поэтому, анализируя текст, мы должны его развернуть как результат в некий процесс, так сказать, в ретроспективе. Другими словами, должны показать какая задача ставилась автором, что является доминантном, каков смысл его действий, что выступает в качестве контекста и соответственно, что является объектами. Конечно, показать фактологическую основу и акты действий. Все это с необходимостью присутствует в тексте, только надо найти и представить их в том качестве и роли, которую каждый из объектов выполняет в общей структуре текста. Тогда будет понятно зачем готовился текст, что из себя представляет и какова его цель или задача. Кроме того текст, как и любой объект, имеет свое пространственно-временные характеристики.

Но текст изначально включен в круговорот событий где нет ни начала ни конца. Можно только найти условное начало и условный конец. Но как только появляется какую-либо точка отсчета, сразу же возникает желание найти ее исходную базу и так до бесконечности. Но каждый раз человек устанавливает начало, которое опирается на всю его жизнь, берет ее как результат и каждый раз устанавливает конец как результат своей деятельности.

Результат это всегда конкретный законченный продукт как объект, превращающийся в атом знания в общей базе знаний. Таким образом начало всегда безгранично, а результат конкретен и конечен. В содержательном плане границы текста очерчиваются содержательным полем, позволяющим перейти от известного, что находится до текста, к познаваемому и новому концептуально-гипотетическому знанию, которое находит продолжение уже за пределами текста. Тем самым текст включен в общий круговорот превращения объектов, где все течет и изменяется и вроде нет ничего постоянного.

Постоянна только жизнь и взаимодействие, некая общая цель и общая программа. Объекты, задачи, цели, смысл и акты действий в частном порядке могут меняться до бесконечности имея свои переменные и константы. Впрочем, то что сегодня является постоянным, завтра может выступать в роли переменной величины и обратно. Объекты в широком смысле всегда меняют свое содержание и форму. Система взаимодействия так построена, что всегда существует в ней некий переменный объект и некий постоянный объект, и то что является формой может быть содержанием и т.д.

В данной работе мы выделяем ряд основных этапов и форм формирования текста как самостоятельного объекта. К ним можно отнести следующие: задача, доминанта, смысл, контекст, факт, акт действия. Теперь давайте рассмотрим их в самом общем виде в некой общей системе и логике взаимосвязи. Далее каждую из них мы рассмотрим более подробно.

Задача есть результат длительного или не очень длительного процесса осознания какой-либо потребности, т.е. перевода некого и, как правило, психофизиологического состояния в некую область в сознании, которая занимается поиском и принятием решения по удовлетворению данной потребности. Например, возникновение потребности покушать, возникающее относительно длительное время, и осознание того как можно это сделать. Таким образом задача есть осознанная потребность .

Потребность возникает как правило спонтанно, в силу разных внутренних причин, протекания специфических психофизиологических и каких-либо иных, известных и неизвестных процессов. Поскольку основная задача объекта, в том числе и человека, сохранить себя и обеспечить расширенное воспроизводство, то внутри объекта постоянно возникают много разнообразных задач, который объект, точнее сознание, должно решить. Это называется потребностью, возникающие с одной стороны в силу истощения внутренних ресурсов, которые необходимо пополнить и в силу необходимости построения отношений с внешней средой.

Поэтому потребности можно разделить наверно на два условных класса: так называемые физиологические потребности и если так можно назвать социальное. Первое есть чисто внутреннее дело объекта, второе его общение с внешним миром. Потребность есть самопроизвольная требования удовлетворить что-то, задача есть уже сформированная, осознанная и актуализированное знание - надо сделать, т.е. удовлетворить потребность.

Потребность передается сознанию какими-то своими каналами, и в нужную область сознания, которое «осмысливает» данную потребность и переводит ее в разряд задачи, т.е. в разряд необходимости и поиска решения. Это есть по сути второй этап выражения потребности. Есть третий этап – поиски решения, т.е. построение концепции как надо решить задачу, удовлетворить потребность, но об этом несколько дальше.

Осознание потребности важно потому, что она с необходимостью включена в общую цепочку взаимопревращений. Так, потребность в удовлетворении голода тесно связано со многими физиологическими и социальными факторами. Отсюда важно понять, что и как в первую очередь в ряде актуальных и не очень актуальных потребностей необходимо решить. Если не удовлетворить потребность вовремя, например, покушать, все может окончиться очень печально. Поэтому срочно поесть может быть весьма актуальной задачей. Этим, в частности, и занимается сознание. Процесс и результат осознания потребности и получил различные наименования, имеющий свой специфический оттенок: «задача», «задание», «проблема», «вопрос» и пр.

Осознание задач имеет свой сложный механизм, так же содержит свои объекты и пр. Но в данном случае нас особенно не интересует процесс образование потребностей, так же нас не интересует как происходит возникновение задачи. Нас не интересует в рамках данной работы переход неосознанной, т.е. находящейся вне сознания, потребности в осознанную задачу, переход ее в ту часть или область объекта, которая занимается осмыслением потребности и нахождением ее решения. В научной литературе процесс нахождения решения задачи называется мышлением. Последнее есть специальная область в сознании, (ум, разум рассудок и др.), которая и занимается выработкой концептуального знания по удовлетворению потребности.

Сознание имеет сложную структуру, практически совсем не известную и не понятую. Но ясно, для того что бы выработать решение необходимо иметь хоть какое-то знание, а лучше хорошее знание. А для этого необходимо иметь в сознании, так называемую, базу знаний или базу данных, выражаясь компьютерном языком, и систему управления базой данных. При этом база данных или знания содержит две составные и органично обуславливающие друг друга части: общие правила и законы, по которым образуется и функционирует новое знание - решение задачи; и собственно предметная область в сознании, на базе которой и решается задача. По И. Канту первое есть по сути априорное знание или, так называемые, врожденные программы, а второе - эмпирическое знание, т.е. знание основанное на врожденных программах, но получившее свое развитие, (точнее развертывание, пробуждение), на основе непосредственного жизненного опыта.

Сознание для решения поставленной задачи, т.е. нахождения путей, (направлений, вариантов, форм), ее решения, с необходимостью обращается в свою базу данных и именно там выбираются возможные готовые решения. Другого у сознания нет. Если речь идет о том, что надо покушать, то сознание прежде всего ищет в своей базе знания, какие имеются варианты найти пищу и утолить голод. Их всегда несколько и они являются типовыми, т.е. опробованными и хорошо работающими и поэтому принимающиеся сознанием как истинные. Если решение не апробировано, оно не включается в базу знаний. Сознание выбирает оптимальный, с ее точки зрения и на данный момент, путь или вариант решения.

Выбранный сознанием путь, (вариант, способ, направление и пр.), может быть решением поставленной задачи, является законченным концептуальным образованием. Но только в возможности. Эффективность выбранного пути определяется наличием доминант, т.е. каких-то ограничений, существующих на данный момент, продолжительности решения задачи по времени и расположение в пространстве, требуемых затратных средств и пр. Главное требование, что бы при наличии известных средств, сил, которые всегда ограничены, решить поставленную задачу за время меньшее времени, отпущенного для решения других жизнеобеспечивающих задач.

Выбранный сознанием путь, (вариант, способ, направление и пр.), имеет свое особую суть, содержание, сущность, смыл. Смысл и путь несколько разные понятия и описывают разные ситуации или этапы отыскания решения. То что называется путь, а так же вариант, способ, направление и пр. решения поставленной задачи, есть только процесс отыскания сознанием такого пути и не более того. После отыскания таких вариантов решения, сознание анализирует их смысл, с позиции, что бы найти наиболее приемлемый и эффективный способ на данном этапе решения задачи.

Безусловно разделение данного процесса на два, т.е. нахождение и выбор путей решения и анализ их смысла, являются весьма относительным, поскольку все делается почти сразу же и почти синхронно. Но именно почти, поскольку первичность и вторичность по времени все-таки имеются, правда разница скорее всего не большая. (Дело в том, что в одно и тоже время, в одном и том же месте, можно выполнять только одно действие, например, выбрать путь, а потом осмыслить его. [2]). Тем не менее, поскольку термины и понятия такие имеются, описывают они разные ситуации, то и отметить их следует как различные. Смысл как объект содержит в себе собственные объекты как элементы, а соответственно и правила их взаимосвязи.

Когда нашелся общий путь и смысл действия, разрабатывается план или акты действия, их последовательности, относительно внешних объектов, при помощи или на основе которых будет реализовываться основной смысл действия. Эти объекты и выступают в роли контекста. В зависимости от заложенного смысла нахождения, например, пищи, меняются внешние объекты, т.е. меняется и контекст.

При этом надо иметь ввиду, что человек может исходить из существующего контекста и тогда он будет определять смысл действия по добыванию пиши, или же человек сам будет подбирать объекты и выстраивать их специальным образом. Тогда контекст будет производным, переменной величиной. Так если взята типовая ситуация, то смысл действий будет полностью подчиненно данной ситуации. Но если ситуация по преимуществу не типовая, то придется определять новый смысл действий по добыванию пищи, который и будет определять новый контекст, т.е. новых объектов и последовательность их взаимосвязи, посредством которых можно достать питание.

Так, человек может предполагать, что для нахождения пищи, можно пойти в столовую и покушать, или же купить и зарезать барана или пойти на рынок и стащить что-нибудь съестное и пр. Понятно, что каждый из этих путей предполагает наличие особого смысла действий, особых специальных объектов, особых правил действия, особого контекста и пр. и пр. При этом план действий или смысл действий может навязываться самим человеком, до известных пределов, или следовать уже имеющимся формам и направлениям действия, имеющимся контексту. Или изобрести что-то средне, точнее смешанное, что чаще всего и бывает, где доминировать будет какая-то одна типовая ситуация. Так можно пойти в ресторан, сказать, что голоден, попросить еду, получить ее, пойти в ближайший сквер и покушать там на скамейке для бедных.

Поэтому контекстом называется наличие каких-либо объектов, как самостоятельных образований, объединенных человеком, сознанием каким-либо общим смыслом, который фиксируется ключевым словом. Так же как объекты контекста фиксируются своими ключевыми словами. Контекст обязательно находится в каких-то рамках, которые и выступают в роли доминанты. И все это в обязательном порядке в рамках выполняемой задачи, которая в свою очередь выступает доминантой, но уже всей конструкции или концепции.

Таким образом смысл действий есть концепция, которая определяет последовательность связи определенных объектов в рамках решения сознанием своей задачи по удовлетворению своей потребности, например, покушать. Контекст есть система связи определенных объектов, которые или же подчиняются заданному смыслу или же сами определяют смысл действий человека. Есть непосредственный контекст, т.е. ряд объектов, непосредственно отвечающих за смысл действий, но есть опосредованный рад и не один, т.е. объекты, которые находится на второй или третьей (и далее) линии обеспечения или выражения смысла действий.

При построении концепции в сознании, т.е. смысла и плана действий, расположение объектов осуществляется вне времени и пространства, но обязательно накладываются на ту предметную область, которая находится в сознании и в этом случае обязательно накладывается на время и пространство. Когда человек совершает реальные шаги, то они обязательно располагаются по времени и в пространстве. Любое действие можно совершить только в том случае, если совершено успешно какое-то необходимое предыдущее действие и т.д. Никакого параллельного действия в данном случае, т.е. реализацию смысла действий, не может быть. Это определяется одним из фундаментальных положений, принципом: в одно время в одном месте можно совершить только одно действие.

Когда говорят о возможно параллельного действия, то здесь чаще всего неосознанно происходит подмена понятий. Так называемые, параллельные действия, т.е. выполнение другой задачи, имеющей другой смысл и даже пересекающиеся с данной задачей, возможны, но только при определенных условиях, а именно, если задачи типовые. В этом случае просто происходит «моментальное» переключение с одной типовой задачи на другую. При этом одна задача отключается и включается другая задача и так поочередно, пока какая-либо из них не будет решена полностью. Во время отключения типовая задача как бы выполняется спонтанно сама по себе, сознание только контролирует ее выполнение по ограниченным признакам. Но поскольку она типовая, то не требуется много внимания, энергии и прочее за ее контролем.

Так мы можем идти по улице и разговаривать по телефону. Это две разные задачи. Но их сознание выполняет как бы на автопилоте, т.е. специальным органам сознания записана программа действий на определенное время или определенное количество действий или на определенное размещение в пространстве. После выполнение этой программы, снимается автопилот, сознание проверяет ситуацию, если все нормально и не требуется кардинальное перестройки, дает новую порцию задания и переключается на выполнение другой задачи – разговаривать по телефону. При этом в сознании всегда остается включенным «сторож», который по отдельным признакам контролирует выполнение заданной программы на автопилоте. Так, если неожиданно появилась яма, и «сторож» ее отметил, то дал задание сознанию переключиться и перепрограммировать первую задачу, например, обойти яму, что и выполняется. Точно так же происходит и со второй задачей. Вот почему запрещено разговаривать по мобильному телефону во время вождения автомобиля, ситуация меняется слишком быстро и человек может не успеть переключиться и перепрограммировать свои действия, особенно в сложной и опасной ситуации.

В типовой ситуации объекты и смысл в сознании человека совпадают. Если ситуация по преимуществу не типовая, то может меняться или смысл или внешние объекты по преимуществу или частично, т.е. меняться контекст. Надо только иметь в виду, что контекст как слово, символ, термин может описывать вполне предметную внешнюю область, находящуюся в сознании, вполне реальную типовую и пр.

Но есть еще и понятие «контекст», которое описывает только основные законы, правила образования ситуаций. В этом случае понятие - контекст приложим ко всем без исключения ситуациям, описывающее данным понятием и находится вне предметной области. Так, понятие может быть вполне приложим к набору актов действий человека при поиски пищи: попросить, поискать, умалить, умаслить и пр. Один набор действий. Соответственно он диктует и смысл данного набора действий. Или же стащить, своровать, стырить и пр. уже другой контекст, другой смысл действий. Или же купить, оплатить, заказать и пр. уже третий контекст действий и смысла, содержания данной совокупности действий.

Определение контекста и смысла действий называется разработка концептуального знания что и как надо делать. Но поскольку жизнь постоянно меняется, то концепция принимает с необходимостью характер возможно истинной. Это означает, что действия человека согласно данной концепции может быть не верными по преимуществу или частично. В принципе типовые ситуации мало меняются и как таковыми ими пользуются достаточно долго. И тем не менее изменения обязательно имеются и со временем они накапливаются, что чаще всего приводит к кардинальным или качественным изменениям. Так, если придете в известную ранее столовую через полгода, то увидите, что там что-то изменилось и даже радикально, вместо столовой стала прачечная. В результате приходится разрабатывать новую концепцию, т.е. менять объекты, правила работы с ними, свои поступки, а может быть и общий смысл действий. Но задача остается неизменной, во всяком случае, если речь идет о еде. Другие задачи могут или трансформироваться и даже вовсе отменяться.

Вот данный этап и описывается в тексте, если задача простая и типовая. Много и много раз проверенная она запоминается и таковой воспроизводится сознанием. Но если задача сложная и тем более решается в неопределенной ситуации, т.е. по преимуществу не типовой, тогда требуется все размышления по поводу того что и как делать разрабатывать заново. И тогда получается текст и лучше его зафиксировать. Можно это сделать в голове, но лучше на бумаге, так надежней. Текст зафиксированный в памяти, как мы уже писали, и текст на бумаге это две большие разницы. Но в любом случае текст зафиксированный принимает форму самостоятельного объекта, который вступает в диалог с его создателем.

Можно сказать и так, что текст это своеобразное бумажное моделирование концептуальных положений реального поведения. Более того текст можно представить как своеобразный тренажер, на котором проигрываются все формы действий, как надо и как не надо поступать, что надо делать и что нельзя ни при каких обстоятельствах и пр. Но надо понимать, что моделирование, тренажер никогда не могут заменить реального поведения в среде объективной реальности, как не может заменить тренажер летчика его реальный полет, как бы тренажер не был приближен к реальности. Вот почему те люди, которые пишут хорошие книги о том как надо решать сложные и не сложные задачи, сами очень плохие практики по решению этих самых задач.

Так, социологи, экономисты и другие ученые, которые пишут очень хорошие книги по управлению бизнесом, сами, как правило, плохие бизнесмены и поэтому редко занимаются предпринимательством. Да это и не их задача. Их обязанность только создание бумажных моделей бизнес управления, бизнес поведения и не более того. Как в летном деле есть люди которые разрабатывают разные модели самолетов, и есть летчики испытатели, которые доводит их идеи до практического претворения. В бытовой жизни чаще всего нам приходится совмещать и моделятора и практика испытателя. И многое проигрываем если не записываем на бумагу наши концепции, что и как надо делать. Попробуйте и вы убедитесь как хорошо помогает найти правильное решение.

Однако разработка концепции и смысла действий есть только этап в реализации поставленной задачи. Кроме того это есть гипотетический вариант действий, который в обязательном порядке выступает в роли возможно истинного знания. Это обусловлено спецификой базы данных, являющегося всегда прошлым и консервативным знанием. Поэтому при совершении реальных актов действий за пределами сознания во внешней предметной среде, всегда может оказаться, что вся концепция или ее отдельные части могут быть не верными полностью или частично. Если речь о типовой ситуации, то, как правила, по преимуществу данная концепция является истинной. За исключением каких-то деталей, которые чаще всего бывают не существенными. Так, если в привычном ресторане сменилась официантка, то вполне вероятно, что это мало повлияет на совершения ритуала поглощения пищи.

Но если ситуация не совсем типовая, то приходится постоянное приводить в соответствие свои концептуальные положения с движением внешних объектов. Если вы пришли в ресторан, а там спецобслуживание и вас не пускают, то придется менять концепцию относительно неизменного объекта, (в данном случае ресторан), или же менять объект, (искать другой ресторан). Но всегда что-то меняется: или концепция или план действия или смысл, или объект и т.д. Меняется до тех пор, пока не будет решена задача. Но необходимо подчеркнуть, что приводить в соответствие означает проводить постоянный сиюминутный мониторинг, ибо если ждать конечного результата, то он может никогда не наступить.

Постоянный мониторинг требует в свою очередь особого процесса приведение в соответствие концепции и траектории движения внешних объектов. Это сбор информации, ее анализ, рассуждение, описание, доказательства, опровержение, поиск оптимального решения, все то, что в традиционной или формальной логике называется правильным мышлением. После этого происходит передачи нового решения объекта сознания, который отвечает за отдачу специальных команд и конкретных частных действий, посредством приведение в активность всю физическую систему организма человека.

Надо только иметь ввиду, что точно так же ведет себя и тот объект, который вступает с вами во взаимодействие, по вашей ли инициативе или по его. Он так же вырабатывает концепцию и так же она является возможно истинной и так же посредством мониторинга проверяет ее, при этом поправляет свою концепцию и пр. И когда его и ваша концепции станут идентичными, то можно совершать какие-то физические действия. При этом предметная область одна и тоже. В качестве предметной области выступает другие объекты, которые попали в орбиту движения основных объектов. Поскольку мир организован так же концептуально, т.е. предметно, то и общается он с нашим сознанием так же как с объектом, предметно, т.е. концептуально.

Как только вы получили пищу и удовлетворили голод значит задача решена, а потребность удовлетворена. Все возвращается на круги своя, правда уже в новом качестве.

Структура текста содержит разные объекты, тесно связанные друг с другом. Один из объектов есть доминанта . Решение задачи зависит от многих факторов, и некоторые из них могут весьма сильно ограничивать ее выполнение . Точнее, появляются внешние объекты, которые определяют процесс решения данной задачи, так сказать в самом общем порядке. Доминантой становится или может быть различные варианты, этапы и формы решения задачи. Например, если смысл формирует контекст, то он, по отношению к объектам контекста, выступает доминантой. Если контекст формирует смысл, то он выступает доминатом по отношению к смыслу.

Так, для ребенка его социальное окружение выступает и константой и доминантой, и контекстом, которые и определяет смысл его социализации. Взрослый человек сам может подбирать контекст и доминанту, согласно выстраданному смыслу. Человек может переходить из одной доминанты в другую, но только через пограничные зоны, которые составляют элементы двух граничащих доминат.

Доминантой может быть и необходимость выполнение задачи в строго определенное время, а именно то время, которое меньше времени до решения каких-то других задач, или в строго в строго определенном месте или предполагает совершение каких-то определенных действий. То есть соблюдается принцип единства места и времени или в рамках времени или пространства или действия. Таким образом ограничители бывают в основном трех видов: ограничения по времени и в пространстве и по действию. Но надо понимать, что словом доминанта обозначается только строго определенная по содержанию ситуация. В данном случае это та ситуация, которая определяет или сдерживает движения объекта.

В структуре текста смысл – это варианты решения задачи в рамках ее доминанты. В свою очередь варианты имеют свои объекты, которые называются контекстом . Можно сказать по другому, от куда и появилось понятие контекст: соблюдая тот или иной набор действий, мы придаем смысл какому-то общему событию. В зависимости от того в какой контекст поставлено ключевое слово, зависит и набор его синонимов.

В структуре текста присутствует понятие факт , в качестве сформировавшегося концептуального представления как надо действовать при решении поставленной задачи. В обязательном порядке факт имеет истинное знание, но в двух вариантах, истинное для самого себя, и именно таковым оно в обязательном порядке и существует, поскольку концепция появилась, и возможно истинной для другого любого субъекта.

Используется еще понятие « акт» или «действие ». Концепция это мыслительная конструкция, она таковой и останется и будет достоянием только самого сознания, если не вырвется на наружу. А выйти наружу и быть достоянием других объектов она может только в том случае если приобретет физическую основу. Это может быть или звук или жест, т.е. то, что слышно и то, что видно. Приведение в действие и создание физической среды и называется актом, действие. И как только такой акт совершен, (произнесен звук, слово, предложение, текст), или показан, (написанный текст), это означает, что Рубикон преодолен и концепция приобрела совсем другую среду и форму выражения. А от сюда все сразу стало другим, кроме принципа образования концепции, объекта.

Человек совершает свои действие в разных сочетаниях взаимодействия с различными объектами, что обусловило многообразие ситуаций. Каждая из них в обязательном порядке получает свое обозначение, если становится типовой и получают, в частности, вышеозвученные названия. И сами по себе становятся как бы формой и законом движения объекта. Но важно подчеркнуть, что человек всегда опирается на ограниченное количество конкретных действий, независимо мыслительных или физических.

Сочетание базовых

элементов

Базовые элементы

Производные

образования

Соотношение двух короткой и длинной прямых и косых черточек, представленных горизонтально, вертикально или наклонно.

 

 

 

 


Позволяет образовать множество букв, каждая из которых получает свое наименование

Буквы в специальном звуковом сочетании и чередовании: длинный и короткий звук

 

Гласные и согласные

При сочетании, позволяет создавать новое образование – слово.

Слова в специальном сочетании. Грамматические формы построения предложения.

Понятия и связки

 

Слова позволяют образовывать бесконечное количество предложений.

Сочетание большой и меньшей посылки в силлогизм.

Если S есть P

И если Q есть S

То Q есть P

S P

Позволяют образовывать выводное знание и текст

Все очень просто как семь нот в тишине или как две черточки, длинная и короткая, которые образовались от взаимодействия каменного зубила о камень: один удар коротка засечка, два последовательных удара – длинная засечка. Вариации этих засечек потом позволили создавать буквы, слова и сообщения. Вариаций здесь так же несколько: длинная и коротка, горизонтальная и вертикальная черта. Соотношение этих двух степеней свободы и создала почти бесконечную вариацию начертания букв.

Тоже самое и в ситуациях или актах действия: независимо происходит ли это в сознании или в форме физического выражения. В свою очередь слова состоят из ограниченного количества букв, а предложения из ограниченного количества слов. Текст так же опирается на ограниченное количество составляющих объектов: задача, смысл, доминанта, концепция или факт и акт действий. Теперь давайте подробнее рассмотрим объекты текста.

2. Что такое смысл?

В имеющихся научных определениях, и прежде всего в логической и философской литературе, в понятии «смысл» представлены все грани, стороны и аспекты применительно к тем задачам, которое оно решает, правда, в свернутом виде и типовым задачам. Понятие смысл, содержание которого было использовано в различных определениях, чаще всего носит общий характер и не дифференцировано по областям применения и функционирования. [3]

Одной из особенностей принятых определений является то, что понятие «смысл» рассматривают, по преимуществу, как предметную или применительно к предметной области. Например, «смысл жизни», «смысл истории» и др. Так же смысл есть и основная идея, и цель и ценность и целостное содержание и обозначение причины и пр.

Но, если возникла необходимость и возможность описать одним словом-понятием такие разные области деятельности, то по всей видимости в таком понятийном объекте содержится нечто такое общее, которое и является основой для языкотворения. т.е. образования новых понятийных конструкций в основе которых лежит общий смысл.

И в самом деле понятие «смысл» вне какого-либо содержательного значения не существует и не может рассматриваться сам по себе. Такова особенность любого понятия: его можно рассматривать и квалифицировать исключительно в рамках или на примере какой-либо предметной области. И если речь идет о классе однотипных ситуаций, то естественно, разные ситуации имеют одинаковое или почти одинаковое обозначение.

Однако, при таком определении понятия «смысл», происходит смещение или, точнее, отождествление двух действительностей или объектов: понятия «смысл» как наиболее общей понятийной конструкции и его предметного приложения. В повседневном языкотворении это вполне возможно, и даже необходимо, но в области понятий и предметного приложения такое смещение не допустимо. Понятийные конструкции есть особый феномен и особая действительность. [4]

Необходимо особо подчеркнуть, что частенько путаница о сущности явления происходит в результате использования одних и тех же слов. Слово «смысл» есть только символ, который приложим в ряду однотипных явлений по общему какому-то свойству или признаку. При этом данное слово каждый раз может иметь свой оттенок и особое звучание. Так выражение: «Смысл жизни» как цель, «Смысл жизни» как ценность, «Смысл жизни» как сущность, «Смысл жизни» как причина и пр. есть совершенно разные отношения по содержанию к такой действительности как жизнь. Хотя слово употребляется одно и тоже. Соответственно, ведет и к различным формам поведения, выстраивания каких-либо действий по обустройству человеком своей жизни.

Но если мы возьмем «смысл» как понятие, то в этом случае будем иметь совершенно иное действительное образование, иное бытие, описывающее исключительно только феномен понятийного пространства, понятийного «поля», без обращения к какой-либо предметной области. Но это как бы «чистое» понятийное бытие, правда условно «чистое», и очень близкое к априорному, вне опытному знанию (по Канту). Необходимо сказать, что и в сознании, в понятийных конструкциях предметное поле обязательно присутствует, но оно находится исключительно в понятийном пространстве и как неотъемлемая его часть. При этом природа его по сущности остается точно такой же как и вне сознания. Это обусловлено тем, что вне природной области понятия не существуют. Поэтому и в сознании сохраняется эти две составляющие знания – априорное и эмпирическое знание. [5]

Идеальная сущность, цель, ценность, содержание и пр. понятия «смысл» связано совершенно с другой действительностью, не имеющее никакого ровным счетом отношения к какой-либо предметной области, но и не существующей вне ее. Примерно так же как в формальной логике: законы логического мышления есть «самость» сама по себе, но вне предметной области она не существует. Тоже самое и с понятийными конструкциями.

Предметная область бытия, которая находится вне сознания, и которая чаще всего и неверно называется объективной реальностью, [6] имеет, как правило, физическую или, точнее, предметно-чувственную форму выражения. Другими словами, то что можно увидеть, потрогать и почувствовать не только создателю мысли, но, что принципиально важно и любому другому человеку. Фактически предметная область становится неким физическим носителем мысли, заложенной в понятиях и тем самым получившее свое предметное выражение. Именно благодаря этому становится достоянием других субъектов и объектов, иначе мысли как бы и не существует. [7]

Понятийной формой бытия является исключительно понятийное пространство или понятийное «поле». Можно сказать так, то, что находится в сознании и имеет исключительное выражение в каких-то формах, доступное для осознанного восприятия тем же сознанием, и его объектами, например, мышлением, мыслью, рассудком и пр.

Так понятийное образование «Смысл жизни» как цель, «Смысл жизни» как ценность, «Смысл жизни» как сущность и пр. есть только концептуальные построения в обязательном порядке имеющие форму концептуально-гипотетического или возможно истинного знания, даже если речь о фиксированной базе знаний. Тогда, как предметная область, в типовом варианте, обязательно имеет форму истинного знания.

И предметно-чувственное бытие, т.е. окружающий человека физический мир, (который он может видеть или слышать или фиксировать каким-либо приборам), и понятийное пространство или понятийное «поле» - есть разнообразные формы выражения действительности, каждая из которых выполняет свою особую функцию и свою особую задачу в общей структуре бытия.

Переход от концептуально-гипотетического знания, т.е. от понятийного пространства, к предметному полю, осуществляется посредством множества переходных форм, имеющих признаки как той, так и другой действительности. Именно в этой переходной области чаще всего и случается путаница различных действительностей или форм бытия.

Так, если выражение «Смысл жизни» как понятийной конструкции, имеющее концептуально-гипотетическое знание, и родившееся в недрах понятийного пространства, каким-либо образом становится озвученной и доступной другому субъекту, например, высказанная вслух, т.е. получившая физическую основу выражения, сразу же становится и предметным бытием. При этом сохраняя и свою понятийную форму выражения как возможно истинного знания.

Понятийные конструкции, безусловно, могут быть предметом истинного знания как базы данных, имеющее форму факта. [8] Но это факт только понятийного пространства, понятийного «поля», который (факт) весьма сильно отличается от факта существования в предметной области, находящейся вне сознания. Различие содержания факта в понятийном пространстве и в предметной области может определяется прежде всего тем, что предметная область всегда динамична, а понятийное пространство консервативно и в силу этого содержит только прошлое (по времени) понятийное знание, а значит с необходимостью имеет большую или меньшую долю не истинности . [9]

Можно сказать и так и это будет верно в определенных смысловых границах . Понятие есть озвученная форма мысли. И в целом, слова: сознание, мысль, мышление, рассудок, концепции. и пр. и пр. есть озвученные элементы мыслительного пространства. Озвученные, значит получившие некоторое физическое (в данном случае звуковое) выражение.

Другими словами, элементы понятийного поля, которое имеется только в сознании, с необходимостью получают предметное обозначение. Сначала в предметном поле самого понятийного пространства, а затем в предметной области вне сознания. Надо только помнить, что это весьма различные предметные области.

С необходимостью получают предметное обозначение потому, что вне предметного обозначения, как мы уже неоднократно упоминали, любые понятийные конструкции не существуют, даже в сознании. Но в сознании предметное поле существует исключительно в понятийных конструкциях, которое, как мы уже говорили, может весьма существенно отличаться от предметного пространства вне сознания.

Понятийное пространство, безусловно, имеет свои особые законы и формы выражения. Так, если предметная область в обязательном порядке рассматривается во времени и в пространстве, то к понятийному полю, к области функционирования сознания и мысли эти категории уже не применимы. Они находятся вне времени и вне пространства.

Особенность понятия и любых понятийных конструкций заключается и в том, что они в обязательном порядке отражает обобщенное знание, [10] и в этом его безусловное преимущество. Отражая существенные признаки, такое знание может свободно развиваться в относительно длительном временном промежутке, чаще всего вполне достаточном для решения поставленной человеком задачи. Но за это приходится платить отставанием, быстрым устареванием знания и пр. Тот самый случай, когда преимущество вне отведенных границ превращается в недостаток.

Предметная область не может иметь обобщенного характера, (в этом ее, если так можно сказать, недостаток), поскольку она всегда изменчива и в любое сколь угодно малое время уже она уже иная, (но в этом его преимущество). [11] Предметная область может иметь только частное и конкретное знание. Правда именно поэтому она становится критерием практики. Если человек хочет решить свою задачу, он должен соотнести решение с интересующей его предметной областью и в обязательно в рамках ее временного и пространственного существования.

Именно потребность в целостном, сущностном, содержательном отражении объекта и породило потребность в понятийном определении объекта или явления. Потом уже содержание такой сущности будет определяться применительно каждый раз к конкретному и частному объекту, что и определяет предметное содержания понятие «смысл».

Вот две формы бытия, которые органично дополняют друг друга и совместно, в своеобразном симбиозе, решают одну общую задачу – сохранение самих себя и общего бытия и выстраивания его оптимальным образом, т.е. что бы иметь возможность и условия для воспроизводства жизни и желательно расширенного. Таким образом мы сегодня говорим о таком феномене, который в равной степени отражает различные аспекты бытия при сохранении единой сущности.

Понятийный конструкт и его предметное выражение могут соединяться, но путем многозвеньего перехода и посредством пограничных зон. Так понятие «смысл жизни», определяющие понятие «смысл» как сущность или как предназначение или как цель или ценность и т.д. совсем не тоже самое, что сущность, ценность, цель и пр. самого понятия «смысл», что нередко, а точнее, чаще всего путают.

Таким образом смысл безусловно есть прежде всего идеальное содержание. В данном случае мы понимаем под идеальным содержанием понятийное образование или понятийный конструкт, который имеет свое целостное содержание, не сводимое к простой совокупности составляющих его частей или элементов или подсубъектов.

Но сущность понятийного конструкта «смысл», как впрочем и любого другого понятийного конструкта, заключается в том, что смысл ему придает сам человек, исходя из особенностей решения своих задач. Именно сознание определяет целостное содержание и сущностные характеристики интересующего его объекта. Именно человек определил название такого особого образования, и обозначение ситуации, когда понятийный конструкт как объект выстраивается именно человеком для решения своей задачи. Он назвал этот процесс и сущность такой ситуации – смысл.

Вне задачи, которую ставит человек, никакого смысла, в том числе и в понятии «смысл», не существует и не может существовать. Любой объект или субъект сам по себе может иметь смысл, но только в рамках решения им своей собственной задачи. Человек как бы перепрограммирует объект под свои задачи и тем самым придавая объекту новый смысл.

Можно сказать по другому: смысл это задача , которую ставит человек перед самим собой и которую пытается решать исходя из представления о предмете как сущностном, содержательном, обобщенном явлении и пр. Задача, обозначенная в каких-то определениях, в свою очередь, есть выраженная в свернутом виде цель и концепция ее достижения.

Но с другой стороны и предметное содержание есть так же не что иное как идеальный смысл. Любой объект, как уже отмечалось, получает смысл от человека, в рамках решения им своей задачи. А вкладывать содержание или предметный смысл человек может только в том случае, если поставленная им задача осмысленна, т.е. получила смысл.

Получается, вроде, логическое противоречие. Однако никакого противоречия на самом деле нет. Предметный смысл изначально присутствует в сознании, в понятийных конструкциях, которые потом уже вкладываются в конструировании какой-либо предметной области. Но представление ее и конструирование только по сущности, по содержанию, и ни в коем случае не в деталях или структуре.

Речь в данном случае идет о философском, имеющим длительную историю, феномене: «акта, сообщающего смысл», т.е. о такой деятельности, который придает смысл вещам или объектам. Этот акт может сообщать только сознание. Но такая возможность наличествует только в том случае, когда сознание доминирует и выстраивает объекты, придавая им определенный смысл. И опять же только с точки зрения решения им своей задачи.

В любом другом случае смысл возникает спонтанно в результате «игры случайного взаимодействии» объектов и субъектов. В равной степени это касается и сознания, когда оно не принимает роль доминанта, а выступает, так скажем, рядовым субъектом в стихийном взаимодействии. В этом случае смысл вырабатывается как бы сам по себе, но в любом случае представляет собой ценность для всех субъектов.

Но возможна и другая ситуация, когда человек пытается раскрыть сущность вещи и получить тем самым предметный смысл. Но и в этом случае он исходит из понятийного смысла как целостности и сущности. Другими словами, сознание ищет сущность, общий смысл, общее содержание и ничего более. Но опять же смыл не сам по себе, а в рамках решения им своей задачи. Вне рамок решения своей задачи смысл объекта для человека не существует.

Но придавать смысл явлению или процессу, как впрочем и «навязывать» им смысл означает включить объект в свою систему знаний. Соответственно, именно придание объекту смысла, позволяет объекту иметь определенную ценность в глазах человека. Ценность в том плане, что объект становится необходим для решения человеком своей задачи. Вне системы восприятия мира или собственной системы знания никакой смысл человек не воспримет и естественно, не может «навязать».

Мы не говорим в этом плане о качестве смысла, как это иногда утверждается в литературе: смысл или есть или его нет. Но если приданный смысл не стал основой для решения задачи, то это означает, что выработанная концепция решения задачи оказалась не верной. Просто этом случае надо начинать все сначала, т.е. по новой разрабатывать концептуально-гипотетическую модель.

Смысл это одно из серии понятий, которые описывают некую единую, типовую ситуацию с разных сторон, точнее с точки зрения решения разнообразных задач, которые ставит перед собой человек. Понятие смысл в этом плане можно рассматривать как некое общее, ключевое понятие, которое описывает весь класс данных однотипных понятий.

«Смысл» в неопределенном

Но все выше приведенные рассуждения в основном касаются типовой ситуации, которая характеризуются как неизменность: явления находятся в положении «состояние», (а не «процесса»), понятия устойчивы и тем самым обладают полным признаком истинности, во всяком случае до того момента, когда время их существования больше времени, отведенного для решения задачи. Конечно, стабильность не может длиться вечно. Когда-нибудь она обязательно нарушается и все летит кувырком.

Но полностью типовых ситуаций не бывает и не может быть в принципе, поскольку предметная область или, так называемая, объективная реальность в сколь угодно малое время всегда становится иной, о чем мы уже не раз говорили. А это значит, что постоянно нарастают различия в содержании предметной области, находящейся вне сознании и той предметной области, которая находится в сознания.

В так называемые, стабильные времена, (иногда называют застойные), изменение объектов внешней предметной области не столь заметны и не столь значительны для решения каких-либо и в основном типовых задач. Поэтому имеющееся знания позволяют относительно длительное время и более или менее успешно решать поставленные задачи. Или же, если поступать мудро, каждый раз менять хотя бы понемногу свое знание о данной объективной реальности и тем самым постоянно приводить его, (свое знание), в соответствии с содержанием объектов внешней предметной области.

Но мудрости человеку не всегда хватает. И в этом случае он попадает в состояние неопределенной ситуации: имеющееся знания об объектах внешней предметной области по большей части, (но никогда полностью), расходятся с содержанием или сущностью изменяющейся внешней предметной области. Точнее, человек остается на месте, поскольку его понятийные конструкции не меняются, а внешняя предметная область постепенно, но неуклонно изменяется и куда-то постоянно уходит.

И в один «прекрасный» момент для человека наступают трудные времена – преодоления собственного невежества и самомнения в отражении внешней предметной области и умении построить с ее объектами правильные отношения. Свести к адекватности содержания понятий и сущности внешних объектов. Но не путем перестройки внешних объектов, что чаще всего и пытаются делать, особенно не умные начальники, а изменением содержания своих понятийных конструкций. Но задача эта трудная и не всегда решаемая успешно. Требует знаний, как изменить свои понятийные конструкции, терпение, поскольку требует время для проверки, настойчивости и упорства, когда не получается с первого раза и нередко таланта или хотя бы небольших способностей, что бы найти правильное решение.

Но задача приведения в соответствие своих концептуальных знаний с сущностью реальных объектов должна решаться сначала в самом общем методологическом виде. Прежде всего необходимо разобраться с понятиями «соответствие» и «привести в соответствие». В самом общем виде можно сказать, что «соответствие» это возможность решения поставленной цели, «привести в соответствие» означает понять траекторию движения объекта и в ее рамках решить свою задачу.

Человек по сути всегда находится или в скрытом противоречии или в явном конфликте с объектами внешней предметной области. В любом случае, каждый раз ему приходится преодолевать самого себя и разрешать противоречия и конфликты, если он хочет выжить и успешно заниматься расширенным воспроизводством, к чему и стремится все живое.

И в этом плане главный вопрос, который человек постоянно задает самому себе: «Какой смысл имеют объекты внешней предметной области?» и «Какой смысл имеют его личные понятийные конструкции относительно внешних объектов?», с которыми он вынужден сталкиваться и взаимодействовать. И человек всегда ищет разницу «смыслов», смысл которой, (разницы), по сути равен смыслу его выживания и жизни.

Нахождение этих смыслов требует от человека адекватного механизма взаимодействия. Осуществляется он посредством вопросно-ответных отношений, где вопрос есть понятийная конструкция, имеющая концептуально-гипотетическое знание, затем переходящая в действие относительно объекта. А ответ есть реакция как поведение внешних объектов на действия человека, по установлению оптимального взаимодействия.

Действия в нетиповой или неопределенной ситуации, при неполном или не точном знании означает многоходовую операцию, с постоянным приближением к адекватной оценке объектов внешней среды. Или же подчинение объектов внешней среды своей концепции действия, «навязывания» им свого смысла действия. Но в любом случае механизм один и тот же.

Но поскольку внешняя предметная область никогда не может быть полностью иной и принципиально новой, (в этом случае сознание ее просто не воспринимает и для сознания она не существует), то человек при анализе внешних объектов в обязательном порядке опирается как на истинное на то знание, которое имеется у него в сознании. Другого пути просто нет.

При этом он конечно получает знание и от внешнего объекта, характеризуя его сущность в ходе изменения его траектории движения за какой-то промежуток времени: что было и что стало, каким объект был и как он изменился за то время, за которое человек сумел уловить разницу. Происходит таким образом постоянный обмен информацией.

На основе этого знания, человек выстраивает концепцию почему, зачем и как ведут себя объекты внешней предметной области и вырабатывает свою концепцию поведения относительно этих объектов. Операция проходит поэтапно: отрабатываются кусочки действительности и части своего понятийного пространства. И так до тех пор, пока не совершится долгожданное чудо: и человек и объекты начинают правильно понимать смысл действий относительно друг друга и взаимодействовать.

Отработка процесса взаимопонимания смыслов взаимодействующих объектов, наверняка происходит сложно и имеет много этапов, каждый раз отражая особенности существования и смысл объектов внешней предметной области и в связи с этим особенности изменения смысла понятийных конструкций. Относительно текста, основного предмета нашего внимания, этот процесс имеет свои особые формы.

Любой произведенный человеком продукт, в том числе и текст, в самой общей форме есть концептуальные мыслительные построения, и в этом плане представляет собой только форма выражения смысла. А как любая форма она в обязательном порядке приобретает какое-то законченное выражение, имеющее внутри себя бесконечный смысл. В этом парадокс соотношения формы и содержания: форма относительно содержания всегда конечна, содержание относительно формы – бесконечно. Соответственно, каждая такая форма выражения концептуального знания, истинного или гипотетического, имеет свое строго определенное обозначение и звуковое или визуальное выражение. В одном случае это звук, в другом - слово, в третьем случае предложение и текст.

Так, мы различаем с необходимостью такие понятия как смысл «звука», смысл «слова», смысл «предложения» смысл «текста» как понятийных конструкций. Они отличаются друг от друга по содержанию в силу различия задач, решаемые каждым таким конструктом в отдельности. Впрочем это ни коем образом не отрицает оценки понятия «смысл» в общих понятийных категориях, вне какой-либо предметной области, о чем мы говорили чуть выше.

Например, смысл звука это краткое выражение доминанты, например, опасности. При этом необходимо отметить, что осмысленный звук так же описывает некую ситуацию целиком, (но только осмысленный звук и только осмысленную ситуацию). Однако осмысленный звук описывает ситуацию как бы в свернутом виде и показывает исключительно ее сущностный смысл. В этом плане осмысленный звук есть только обозначение некой понятной и исключительно типовой ситуации.

Но описать не типовую ситуацию звук не способен. Вспомните, как ведет себя животное, если попадает в неизвестную ситуацию. Ему понятно только одно, что ситуация возможно опасная, что он и выражает соответствующим звуком. При этом сначала пытается вести себя типовым образом, и если не получается начинается хаос звуков (визжание). Впрочем, точно так же ведут себя и большинство людей.

Смысл слова, как понятийного конструкта, несколько иной. Слово обозначает ситуацию в более сложной форме и расширено. Так, если звук описывает только факт наличия опасности, слово как понятие уже описывает ситуацию опасности: откуда она исходит, кому угрожает, возможно степень опасности и пр. Когда ребенок пытается выйти на проезжую часть дороги, то родители в панике кричат: «Машина». Этим словом обозначается вся сложность и опасность данной конкретной ситуации.

Как правило, понятийное обозначение ситуации принимает форму некоего символа – ее краткого словесного выражения. В качестве символа могут выступать различные звуковые или визуальные обозначения, например, стрелка входа и выхода. Но слово самая лучшая форма для символа: из слов их можно конструировать бесконечное множество, во всяком случае столько сколько потребуется. Но природу слова как символа надо отличать от природы слова как понятия, когда оно становится частью предложения.

Но использовать слово как символ возможно только по преимуществу в однозначно типовой ситуации, когда известно, что стоит за той или иной осмысленной объективной реальностью. Это недостаток любого символа-слова, который проистекает из его же достоинства, ради чего и был создан – экономии времени и энергии, а так же средств выражения. Зачем подробно описывать ситуацию, когда можно только сказать одно слово и сразу же становится все понятно. И человек чаще всего и пользуется типовыми вариантами смыслопостроениями как шаблонами. Такой подход оправдан прежде всего тем, что весьма хорошо экономит ресурсы и облегчает понимание друг друга.

Но любая внешняя ситуация, как мы уже говорили, всегда является хотя бы немного не типовой. В этом плане она обладает удивительным свойством: со временем имеет устойчивую тенденцию к образованию совсем не типовой ситуации. Тогда человеку приходится действовать в неопределенном положении: он что-то вроде и знает, но это знание уже не может применить к новому по сути объекту.

Звуком, словом (как символом) и любой другой формой короткого выражения смысла уже невозможно воспользоваться, точнее намного сложнее, хотя по первости он всегда так и поступает. Данный символ уже наполнен совсем другим содержанием и использовать его для обозначения иной ситуации, означает ввести в заблуждение и не решить свою задачу. И здесь мы переходит к совершенно иной формы выражения концептуального знания – предложению. Человек переходит от отображения звуком и словом по преимуществу типовой ситуации, к описанию частично нетиповой ситуации. Предложение и есть развернутое описание частично нетиповой ситуации.

Так, после панического слова «машина», родители, как правило, начинают объяснять опасную ситуацию уже цельным большим или маленьким предложением. «Сейчас же вернись, или тебя задавит машина» и пр. и пр. Предложений такого рода может быть много, но все они крутятся вокруг одного и того же.

Предложение как развернутый смысловой ряд звуков, позволяет подробно представить и типовую ситуацию и в какой-то степени не типовую, новую ситуации. Происходит это путем сочетания различных слов, (ситуаций), каждое из которых описывает различные, как правило, пограничные явления. В свою очередь это позволяет найти и тот общий смысл, который может быть присущ новой ситуации.

Однако новая, не типовая ситуация принципиально не может быть описана полностью и предложением. Оно просто не рассчитано на это. Предложение по преимуществу, как мы уже говорили, описывает строго или почти строго конкретную ситуацию и применение его смысла, к другой смысловой ситуации, даже похожей, может привести к неверной ориентации и не позволит достичь поставленной цели.

Но поскольку человек всегда, абсолютно всегда, находится, хотя бы немного, но в неопределенной ситуации, то это весьма сильно сказывается на процесс смсыслопостроения, в том числе и при использовании типовых вариантов. Другими словами, в любое сколь угодно малое время, ситуация всегда иная, а значит и контекст, а значит смысл слова и предложения всегда несколько иной, что нередко приводит к парадоксальным ситуациям. [12]

Таким образом звук, слово, предложение есть ступеньки и формы выражения общего смысла бытия, получившее свое частное выражение в бытие сознания. Но каждая такая словесная форма это всегда описание какой-то ситуации в понятийном пространстве со своим особым смыслом, который и получил свое специальное и особое обозначение: звук, слово, предложение.

Текст имеет в этом плане совершенно иную природу. Как и предложение, текст содержит типовое или истинное знание и возможно истинное знание и массу переходных звеньев. Но основной смысл текста как формы речи – концептуальное представление возможного понимания прежде всего не типовой области ситуации. В этом плане любой текст содержит три части: что было, что находится в протяженном настоящем и что может быть в какое-то ближайшем, во всяком случае прогнозируемом относительно надежно, времени. [13]

Текст есть форма поиска решения новой задачи в той внешней предметной области знания, которая в силу различных причин оказывается не полностью известной. Но необходимо подчеркнуть, не полностью неизвестной, а именно не полностью известной. По сути дела описание нетиповой ситуации и есть поиски решения задачи, хотя не всегда она предлагается как задача или же не всегда доходят до решения задачи, останавливаясь только на описании. Каким же образом проходит процесс нахождения решения в не типовой ситуации?

Дело в том, что в любой ситуации, которая не полностью известна, или не полностью не известна, обязательно остается какая-то область типового знания, которая и позволяет получить представление о частично неизвестной внешней предметной области. Сознание, опираясь на свою базу данных как на прошлое типовое знание и на частичные реакции внешнего объекта, все-таки приходит к адекватному отражению сущности объекта и находит правильное решение.

Получается это благодаря по меньшей мере трем свойствам сознания: 1. Прошлое знание всегда обобщенное и в этом плане истинное, т.е. в нем уже заложена часть решения задачи. 2. Внешний объект никогда не является новым, а это значит, что сохраняются пограничные элементы объекта, благодаря которым, сознание и проникает в истинный смысл объекта. 3. Путем вопросно-ответных отношений сознание постоянно зондирует внешний объект и в соответствии с его реакцией поправляет свое понимание и свои действия для решения своей задачи.

В этом случае используется прием, хорошо известный в логике, представления неопределенной ситуации в серии типовых пограничных ситуаций, которые можно описать в известных смыслах и их сочетаниях. А потом их соединить и придать им новый смысл и новое обозначение, например, новый звук или новое слово или новое предложение как символ. Но в обязательном порядке они должны быть пограничными и иметь нечто общее для каждой из ситуаций.

Таким образом, решение поставленной задачи, т.е. действий в неопределенной ситуации, осуществляется прежде всего путем логического выстраивания форм и приемов размышления, на основе имеющейся базы знаний как типового знания. И уже на этом этапе происходит приписывания некоторого смысла своим понятийным конструкциям, а через них и внешней предметной области. Но здесь имеется и свой недостаток.

В силу консервативности и других особенностей построений концепций и представлений, вырабатываемых сознанием, они нередко расходятся с действительностью и человек часто попадает впросак: думает одно, делает другое, а на деле получается совсем что-то третье и чаще всего неожиданное. Все это показатель рассогласованности концептуального знания и сущности внешней предметной области. Разрешение этого противоречия осуществляется путем постоянного понятийного переустановления смыслового контекста. Смысл определяется только в контексте других слов (контекстов) от известного и частного к неизвестному и общему и наоборот. И если ситуацию поставить в иной контекст, то как правило, образуется уже несколько иной смысл.

Тоже самое происходит в различных понятийных конструкциях. А поскольку смысл в обязательном порядке выражается в словах, то установления новых слов, например, синонимов, позволяет установить класс синонимов. Это в свою очередь позволяет проследить как изменяется смысл некоего слова, представленного или взятого как ключевого. Поэтому давайте переберемся к следующему нашему разделу размышления – операции со словами как с синонимами.

«Смысл» в контексте синонимов.

В жизни образуется много различных ситуаций, имеющий общий смысл и общее содержательное поле. Каждое из этих ситуаций описывает аспект, сторону, часть, форму проявления какого-то общего смысла, его прошлое и настоящее или возможное будущее, описывающее содержательное поле как процесс или как явление, т.е. в параметрах состояние и так далее.

Таких ситуаций может быть много. Правда количество их всегда ограничено объемом содержания основного смыслового пространства. Поэтому содержательное поле может быть очень богатым, но может быть и бедным. Если содержательное поле становится в центре повседневных интересов, то оно становится богатым, имеющих массу оттенков, получивших различное наименование. И наоборот, если содержательное поле находится на периферии интересов, то и возможных вариаций его выражений становится ограниченное количество. [14]

Соответственно каждая такая ситуация с необходимостью получает свое собственное наименование – слово как символ. Стоит озвучить слово и сразу же становится понятным о какой жизненной ситуации идет речь. Правда всегда или по большей части они являются типовые и обязательное условие, что таковыми остаются относительно продолжительное время

Иногда эти слова являются очень схожими по звучанию, нередко весьма сильно разняться, но всегда остаются близкими по содержанию. Сближает их пограничные зоны, содержащие одинаковые элементы. Особенность синонимов заключается в том, что они содержат много однотипных элементов. Однако, они уже имеют и отличные друг от друга элементы. Первые отражают схожесть с общим смыслом, вторые отражают особенность каждой такой ситуации.

Чем дальше от ключевого слова находится синоним, тем больше различия между ними, а значит меньше пограничных элементов и `уже пограничная зона. Соответственно, увеличивается количество элементов в объектах, которые отличаются друг от друга. Это означает, что ситуации, которые они описывают являются весьма различными и может быть находящиеся в разных концах содержательного поля. Это примерно так же как и во вселенной, в которой галактики или находятся рядом и даже пересекаются или же располагаются в разных ее частях.

Такие слова уже и не называют синонимом. И часто они различаются не только по звучанию, но и по содержанию, нередко свидетельствующие о большой расхождении между ними. Но для нас важно сейчас только одно, указать, что все синонимические образования имеют между собой опосредованные пограничные зоны. И даже те слова и ситуации, которые не граничат, могут иметь опосредованные зоны.

Это означает, что всегда можно найти слово-родственника в любом конце вселенной смыслов, надо только очень хорошо поискать и найти ту цепочку пограничных образований имеющих однотипные элементы, что бы связать такие разные слова и по смыслу и по содержанию и по названию и по описываемым ситуациям. Все в мире связано и взаимообусловлено, все влияет на все, но только опосредовано. В этом и заключается величайший смысл всего процесса смыслопостроения.

Теперь давайте перейдем к анализу того самого процесса смыслопостроения, посредством образования классов однотипных синонимов, о котором говорилось выше. Однако надо заметить, что в данном случае мы сразу же оказываемся в состоянии смысловой неопределенности, ибо приписывание смысла тому или иному слову, всякий раз имеет глубоко индивидуальный характер. Но все-таки надеемся, что нам удастся избежать смыслового волюнтаризма и избавиться по большей части от грубого и непосредственного субъективизма. То есть мы попытаемся привести условно объективное содержание каждому используемому нами слову в качестве синонима.

Лучше всего однотипный класс понятий описывается каким-то набором синонимов, даже несмотря на то, что некоторые синонимические образования оказываются по смыслу весьма далекими от основного общего понятия. Главное найти ту пограничную зону, которая оказывается единым смысловым образованием. В этом случае их можно рассматривать как синонимическими, [15] хотя это и противоречит содержанию понятия – синоним.

Давайте выпишем синонимы слова-понятия «смысл». У нас получился следующий набор синонимов:выгода, замысел, звучание, значение, идея, логос, польза, предназначение, разумение, резон, содержание, сущность, толк, ум, цель, ценность, дух, подтекст, нус (интеллект, мысль, разум). [16]

Далее проведем классификацию синонимов, взяв за основании некое общепринятое представление и понимание смысла каждого синонима. Понятно, что в качестве основания для квалификации можно выбрать разные признаки. Но всегда описание синонимами происходит по некоторым основным принципам: состояние объекта, процесс и форма выражения.

В данном случае в качестве основания взяты состояние или его сущность, то что данное понятие представляет в данный момент, т.е. его содержание. Затем какова причина его обусловившая и зачем это нужно, т.е. цель. Правда польза и цель мы все-таки разделили, и ввели еще одно основание: выражением чего является слово смысл.

Из общего списка синонимов слова «смысл» мы провели группировку по общему смыслу однотипных синонимов и получили следующую общую квалификацию синонимов, содержащая пять блоков: содержание, польза, разум, причина и цель. 

Первая и основная классификация синонимов слова «смысл», содержащая пять основных блоков однотипных синонимов

1 блок

2 блок

3 блок

4 блок

5 блок

Содержание

Польза

Разум

Причина

Цель

Замысел Значение

Идея

Содержание

Сущность

Подтекст

Выгода

Польза

Ценность

Семантика (значение)

 

Ум

Дух

Нус (разум, интеллект)

Толк

Разумение

Предназначение

Логос

Резон

 

Цель

Предназначение Звучание

 

1-й Блок. Понятие «Смысл» рассматривается в рамках понятия «содержание». В представленной выше таблице понятие «смысл» рассматривается как синоним «содержание», «основная идея», «сущность» и др. Часто употребляется в таком выражении: «Смысл данного текста заключается в следующем», т.е. содержание или сущность данного текста. Синонимы слова «содержание» или синонимы второго уровня: замысел, значение, идея, сущность, содержание и даже подтекст . Понятно, что каждый из указанных синонимов имеет свой особый смысловой оттенок, отражающий свою специфическую ситуацию, например, слово «подтекст».

2-ой Блок. Понятие «Смысл» рассматривается в рамках понятия «польза». Обычно употребляется в таком значении: «Какой смысл это делать?» «Зачем это нужно?», т.е. какую пользу от этого можно получить. Синонимы слова «польза»: выгода, польза, ценность, семантика (в смысле значение ). И опять же каждый из данных синонимов обладает своей содержательной особенностью, описывающий специфическую ситуацию,

3-й Блок. Понятие «Смысл» рассматривается в рамках понятия «разум». Например, предложение: «Эта работа обладает определенным смыслом»», т.е. является разумной деятельностью. Синонимы слова «разум»: разумение, ум, дух, нус (интеллект, мысль, разум). Видно, что эти синонимы имеют некое отличие от общего понятийного содержания – смысл, а так же друг от друга. «Дух» и «ум» по содержанию все-таки не одно и тоже, хотя и могут иметь в определенной ситуации нечто общее.

4-ый Блок. Понятие «Смысл» рассматривается в рамках понятия «причина» : Например: «В чем смысл данного явления?», т.е. что лежит в основе. Синонимы слова «причина» или синонимы второго уровня: логос, предназначение, резон. Впрочем, например, резон так же можно рассматривать как причина, хотя сам по себе имеет еще и такие синонимы как довод, аргумент, мотив, основание и др., по смыслу далеко отстоящие от «причины». В нем есть то, что нет в других и нечто присущее всем.

5-ый Блок. Понятие «Смысл» рассматривается в рамках понятия «цель» : Предложение: «Какова цель, (смыл) данной работы». Синонимы слова «цель» или синонимы второго уровня: логос, цель, предназначение . Заметим, слово предназначение употребляется во второй раз, но уже в другом значении. Если в первом случае предназначение рассматривалась в рамках понятия причина, как некая предтеча, то во втором случае уже в рамках цели или точнее предцели.

Теперь выпишем некоторые синонимы пограничных значений синонимов слова «смысл». Выше мы выписали синонимы, так сказать, первого основного уровня, которые определяют непосредственное значение понятия «смысл». Затем выписали синонимы синонимов. т.е. второго уровня. Но содержания слова «смысл» косвенно могут определять и синонимы третьего уровня. Важность указания на эти уровни синонимов заключается в том, что понятие «смысл» может рассматриваться в различных ситуациях, в зависимости от поставленной задачи. И тогда синонимы второго или третьего уровня становятся синоним первого уровня и определяющий содержание понятия «смысл».

Поэтому, строго говоря, нет абсолютного содержания уровней близости, имеется только понятие уровня близости. В предметной области каждый раз это определяется той задачей, которую ставит перед собой исследователь. Поэтому часто бывает так: то, что находится далеко на периферии, становится определяющим содержание всей вселенной слов или хотя бы их части.

Классификация синонимов третьего уровня. Смысл как содержание

замысел

значение

идея

сущность

Задуманное

Затея

Комбинация

Концепция

Намерение

Представление

Проект

Умысел

Цель

Великость

Величина

Весомость

Значимость

Огромность

Существенность

 

Замысел

Лейтмотив

Образ

Положение

Понятие

Мысль

План

 

Главное

Душа

Квинтэссенция

Основа

Содержание

Субстанция

Суть

Существо

Экстракт

Из таблицы синонимов понятия содержания видно, как все больше и больше расходятся понятия относительно «смысла». Так, в рамках понятия «значение» вполне приемлемы его синонимы, но относительно понятия «смысл», такие синонимы как «великость», «величина», «огромность», «весомость», ушли весьма далеко.

Остаются относительно близкими к понятию «смысл» синонимы понятия «сущность», но и здесь разница в понятийном содержании уже чувствуется. Так, синоним «экстракт», хотя отдалено и может иметь отношение к понятию «смысл», но в этом понятийном поле, если и используется, то весьма редко. Тоже самое можно сказать и относительно синонима «душа». 

Смысл как польза

Выгода

Польза

Ценность

Барыш

Выигрыш

Выручка

Доход

Интерес

Корысть

Прибыль

Благо

Навар

Нажива

Полезность

Помощь

 

Авторитетность

Достоинство

Значение

Значимость

Нужность

Преимущество

 

Синоним «польза» относительно смысла употребляется относительно редко. Поэтому и синонимы понятия «польза» находятся еще дальше от понятия «смысл», например, барыш, выигрыш, навар, авторитетность и пр. Можно даже сказать, что понятийное поле «польза» совсем отличное от понятийного поля «смысл» и если граничит с ним, то весьма слабо. К пограничному полю можно с натяжкой отнести такие синонимы как: значение, значимость, польза, возможно преимущество.

Необходимо иметь ввиду и другую сторону синонимического взаимодействия. Синонимы в понятия «смысл» безусловно сразу же рассматриваются в данном понятийном поле и по большей части, безусловно, обладают его содержанием. Но каждое понятие взятое само по себе, и вне содержательного поля «смысл» имеет свой ряд синонимов, который может весьма сильно отличаться по содержанию от понятийного поля «смысл.

Так, произошло с понятием «польза» и как мы уже видели, его понятийное поле оказывается весьма существенно отличается от понятийного поля «смысл». Можно даже говорить, что они принадлежат к разным словесным или понятийным «галактикам». Но важно и другое, если в понятийное пространство «смысл», включено, хотя частично, понятийное поле «польза», то и его синонимы ушли недалеко от понятийного пространства «смысл».

Смысл как выражение ума

Разумение

Ум

Дух

Нус

Знание

Мнение

Осмысление

Осознание

Подразумевание

Понимание

Постижение

Уяснение

Голова

Здравость

Интеллектуальность

Разум

Рассудительность

Рассудок

Смышленость

 

Мышление

Сердцевина

Сила

Сознание

Суть

Существо

Сущность

 

Интеллект

Мысль

Разум

ум

Понятие «ум» ближе к понятию «смысл», но и здесь сразу же можно выделить два класса синонимов. Один из них является весьма близким к понятию «смысл» и фактически осуществляют функцию пограничного поля, например, такие как осмысление, смышленость, суть, сущность мысль и др. Другой класс синонимов фактически вышел за пределы поля «смысл», например, голова, сила, существо, интеллект и др. 

Смысл как причина

Логос

Предназначение

Резон

Абсолют

Высказывание

Демиург

Мысль

Основание

Понятие

Предложение

Разум

Речь

Слово

Творец

Будущность

Миссия

Назначение

Обречение

Предначертание

Предопределение

Призвание

Рок

Роль

Судьба

 

Аргумент

Довод

Доказательство

Мотив

Основание

Причина

Свидетельство

Смысл

Соображение

Фактор

Понятие «причина» в рамках понятия «смысл» имеет свои синонимы: логос, предназначение и резон, каждый из которых входит и возможно по большей части в понятийное поле «смысл». Но синонимы третьего ряда оказываются весьма далекими от первоначального поля. Фактически они взяты сами по себе с надеждой, что так или иначе позволят описать пространство «смысл».

Оно и в самом деле это позволяет сделать, но такое пространство становится довольно широким и понятийно размытым. И тем не менее, оказывается возможным в отдельных или специальных случаях. Мы можем понимать синонимы: рок, фактор, судьба, миссия, будущность и др. в рамках понятия «смысл», но в этом случае понятие «смысл» приобретает специфическое и узконаправленное содержание, а именно как рок, судьба и пр., который и определяет смысл понятия «смысл». («Судьба - мой рок и смысл жизни»). 

Смысл как цель

Цель

Предназначение

Задача

Замысел

Идея

Назначение

Ориентир

План

Предмет

Стремление

Умысел

Установка

Будущность

Миссия

Назначение

Обречение

Предначертание

Предопределение

Призвание

Рок

Роль

Судьба

Каждый из этих уровней в свою очередь имеет свои пограничные зоны, состоящие из одних и тех же или созвучных по содержанию слов-понятий. Эти слова-понятия являются носителями примерно одних и тех же признаков, выраженных, нередко весьма грубо, не всегда однозначно, в однотипных словах. Такова уж «у мира слова мастерская», которая не всегда способна установить тонкости в понятийных различиях.

Теперь давайте построим наглядную схему или модель взаимодействия синонимов как понятий. Она приведена ниже. Понятно, что данная схема или модель, как впрочем и любая друга модель, отражает только некоторые принципы взаимосвязи и расположения друг относительно друга. Но схема позволяет рассмотреть по крайней мере два важнейших принципа.

Рис. Схема синонимического соотношения слов-понятий по типам

Прежде всего необходимо отметить, что взаимодействующие синонимы расположены именно в каком-то пространстве, но не в двумерном, т.е. на плоскости и не в трехмерном пространстве, к которым мы привыкли, а скорее всего в неком N -мерном пространстве. Это очень трудно представить, поскольку мы привыкли сначала к двумерному, а затем к трехмерному пространству, определяемое нашим предметно-чувственным отражением мира и построения отношения с ним и никак не можем от него оторваться.

Дело в том, что понятийное образование находится, по нашему мнению, вне времени и пространства и поэтому данные физические категории к нему не применимы. Так, мысль, может располагаться в любом времени и в любом пространстве. И только когда мысль и любой другой понятийный конструкт ложится на какое-либо предметную область, в том числе и в сознании, оно сразу же принимает форму пространственно-временного конструкта.

И второй принцип: на рисунке видно, что синонимы представлены как кружочки, которые в обязательном порядке составляют любой объект и сам объект имеет форму кружка. Это только форма выражения объекта, в данном случае понятия, как законченного, завершенного и замкнутого на самого себя, но обязательно имеющие пограничные зоны с другими объектами. Ибо только в этом случае объекты и выступают в роли объекта и только при наличии пограничных зон, они могут перемещаться относительно друг друга и взаимодействовать.

Таким образом, приведенная схема очень хорошо демонстрирует как взаимосвязаны различные уровни синонимов слов-понятий. Некоторые из них очень близко связаны между собой, другие распложены вдалеке друг от друга, но связь между ними все-таки прослеживается, а значит и возможны различные переходы и смещения. Как мы уже говорили, это своеобразная вселенная слов-понятий, своими скоплениями и связками, образующие галактики и солнечные системы. В качестве «солнца» выступает ключевое слово, а «планеты» слова-понятия синонимы.

В данном случае в центре синонимического ряда мы поставили слово «смысл», который и образовал данную схему и расположения его синонимов друг относительно друга. Но с таким же успехом мы можем взять любой другой пограничный синоним, поставить его в центре и он легко образует точно такую же схему, но только с другой конфигураций слов-понятий как синонимов. Сколько слов-понятий столько и конфигураций. Таким образом мы можем идти до бесконечности в любую сторону и каждый раз выстраивать различные схемы в зависимости от той задачи, которые себе ставим. В результате нередко получаются такие забавные сочетания, которые и специально не придумаешь. [17] Но и они имеют право на существование, если решают наши задачи.

Именно такая конфигурация, т.е. наличие основных и периферийных блоков. т.е. наличие своеобразной иерархии, с одной стороны, а с другой стороны, наличие пограничных зон, позволяют постоянно перегруппировывать различные понятийные конструкции и выстраивать именно ту, которая в данный момент необходима для решения поставленной и актуальной задачи.

Что такое доминанта?

В жизни возникает множество различных ситуаций, которые оказывают большое влияние на решение задачи. Каждая из них имеет свои особые характеристики и признаки, выступающие устойчивым и типовым образованием, и соответственно, получившее свое наименование и включенные в некую общую и частную систему знаний и понятийных конструкций.

Одна из таких ситуаций получила наименование доминанта [18]. Сущность или характер такой ситуации или доминанты описывается просто: человек вынужден ей подчиняться, согласовывать свои действия и договариваться, вступать во взаимоотношения как с объектом в лучшем случае равном, искать обходные пути, при необходимости «умасливать» и пр. и пр., лишь бы каким-либо образом решить свою задачу. [19] Такая неприятная ситуация возникает частенько, точнее постоянно, в силу различных причин и по разным поводам, но сущность ее оказывается неизменной.

Таковым ее во всяком случае и воспринимает человек. Для него может быть и важен данный объект, но он не может его подчинить или использовать по своему назначению, тогда он превращается в доминанту. Доминанте посвящаются все песни и переживания. Но как только объект превращается в свой собственный, и так скажем, рядовой элемент, все стенания прекращаются, так же как и внимание к данному элементу.

В качестве доминанты могут выступать различные объекты. Точнее, могут выступать без исключения любые объекты внешней предметной области. Но природа так мудро распорядилась, что распределила функциональные обязанности объектов предметной области на шкале подчиненности и закрепила их навечно. Но не объекты, а только функциональные обязанности слов-понятий посредством объектов.

Если мне не нравится мой начальник, всегда по определению являющийся по отношению ко мне доминантой, я имею полную возможность сменить его, т.е. уйти. Но это означает, что я поменял одну доминанту на другую. И какая-то из них окажется лучше для решения моей задачи. Свобода есть бесконечная возможность смены одной несвободы на другую несвободу посредствами третьей несвободы. Здесь как раз и идет речь о доминанте.

Таким образом принцип доминанты, т.е. соподчиненности объектов внешней предметной области остается в неизменности, в то время как сами объекты могут меняться до бесконечности. Так выстраивается система иерархического взаимодействия функциональной распределенности и соответственно самих объектов, (поскольку только они могут их выполнять), как принцип организации системы взаимодействия объектов предметной области.

Состояние доминанты и понятие доминанты существуют сами по себе и в неизменности, меняются только, как мы уже отмечали, предметная область проявления и существования доминанты, т.е. меняются объекты. Соответственно, и в сознании человека доминанта существует в двух формах: как общее понятие, описывающее систему функциональной соподчиненности, и которое представлена как некая типовая ситуация. И как конкретная предметная область соподчинения объектов, в которой человеку приходится действовать и играть по специальным правилам.

Но любой объект в одно и тоже время выступает и доминантой, относительно своих элементов, т.е. определяет характер их движения и в тоже время сам выступает в роли элемента для другой доминанты. Такое соотношение для любого объекта сохраняется в неизменности. Не может быть так, что объект выступает или доминантой или подчиненным.

Естественно, в общей иерархии функциональной соподчиненности с необходимость существует некая общая доминанта, или такой общий объект, который определяет все и сразу. В таком качестве в сознании людей и в литературе в самом общем виде попеременно выступают: Господь, Бог, Абсолютный дух, Космический разум, Законы природы, Воля человека, Сознание и пр. и пр. Правда в таком качестве они описываются в рамках понятия детерминизм в его различных модификациях.

При установлении доминанты, указывается, что признаки присущие ей, автоматически присуще и другим, входящим в него объектам [20]. Но в свою очередь, устанавливая объект, тем самым устанавливаются и рамки, в которых он существует, т.е. устанавливается доминанта. После этого для доминанты определяется место, время и действие, т.е. пространственно-временные и действенные параметры.

Поэтому можно сказать, что доминанта это и закон , который определяет сущность траектории движений каждого своего элемента-объекта. Доминанта является смыслом, который передается и все своим структурным элементам. Доминанта это наконец задачей, выполнение которой подчиняются действия подсубъектов и которые определяют направление движение своих элементов-объектов. Доминанта так же своеобразные рамки, в которых свободно или не очень свободно перемещаются элементы-объекты.

Причины возникновения доминанты так же могут быть различными. Например, непонимания человека сущности и траектории движения внешнего объекта и в силу этого вынужден подчиняться объекту, который и выступает доминантой. Причиной может выступать и объективные факторы: если тяготение Земли имеется, то с этим ничего не поделаешь. Но этот закон так же можно обойти если есть понимание и необходимость.

Поэтому преодолении сопротивления объекта как доминанты, с целью достижения поставленной цели, есть только условие знания . Другими словами, если человек знает как преодолеть сопротивление объекта, то он может выйти из сферы его влияния и последний сразу же теряет свойство доминанты. Так, если я понял своего начальника, нашел его слабые стороны, то я могу в какой-то степени управлять им, т.е. уже с его помощью или на его основе решать свои задачи. При этом принцип функциональной соподчиненности не изменился, только объекты поменялись местами.

Но внешняя природная область всегда меняется и человек постоянно попадает в неопределенную ситуацию. Если она меняется не существенно и не очень быстро по времени, то он успевает ее понять и принять необходимые меры. Но если ситуация поменялась кардинально, и человек не знает полностью новую ситуацию, он с необходимость попадает в состоянии подчинения, а значит над ним довлеет другой объект, который и выступает в роли доминанты. Мы всегда платим за незнание .

А если учесть, что человек постоянно ставит себе новые задачи, которая и порождает чаще всего ситуацию неопределенности, то это означает, что его доминантой становится его задачи. т.е. он сам . Точнее нечто то, что ставит перед ним задачи и заставляет его искать решения, преодолевать препятствия и пр. Это нечто и есть врожденная программа (по И.Канту), которая и выступает основной доминантой. Человек правда постоянно преодолевает неопределенность и доминанту и выходит на простор свободной игры своих сил и знаний и решает поставленные задачи, подчиняя себе другие объекты или их элементы. Но всегда остается большая доминанта, которая опять же определяет его действия.

А от сюда уже недалеко и до господа бога или абсолютного разума. Если исходить из того, что они обязательно присутствуют, то и в самом деле и господь бог и абсолютный разум существуют и остаются в принципе непознанными. А значит остаются абсолютными доминантами. Но нам так далеко не надо. Нам надо понятие доминанта, во всяком случае так как мы его интерпретируем в данной работе, приспособить к анализу текста и рассмотреть в рамках логики контекстного анализа.

Доминанта в тексте это основной объект, которому подчинены все остальные объекты текста. Поскольку текст решает задачу, поставленной человеком, то доминантой становится эта самая задача, которая определяется, во всяком случае должна определяться достаточно четко. Задача становится исходной и конечной точкой анализа доминанты текста.

Доминанта обязательно выражается в каких-то словах и словосочетаниях. Как правило, доминанта в предложении обозначается ключевым словом. Обычно оно выделяется или местом расположения в предложении или текста, (в конце или в начале), или интонацией или ударением. Но всегда так или иначе оно показывается. Именно ключевое слово определяет характер расположения других слов. Определяет так же общую конфигурацию - состояние или отношение, в которых находятся объекты (слова).

В рамках этой доминанты все остальные объекты оказываются взаимосвязанными и взаимодействуют достаточно свободно. Субъекты полностью свободны в рамках своей доминанты, но доминанта имеет права на существование и существует только благодаря этой самой свободе перемещения ее объектов.

Так, набор и выбор слов, предложении, представленных в виде текста об опасности выхода на проезжую часть, определяется именно этой общей задачей – объяснить ребенку, что выходить на проезжую часть опасно. В рамках данной задачи как доминанты и определяются содержание всех входящих в текст слов, предложений и любых других структурных объектов, например, машина, проезжая часть, опасность и пр. и пр. Понятно, что в другом контексте, т.е. при решении иной задачи, эти слова и предложения приобретают иной смысл.

Понятно, что в данном тексте ключевым словом-понятием становится «опасность». Именно в его или ее рамках рассматриваются и все остальные понятия: «дорога», «машина», «не выходить на дорогу» и пр. Если слова-понятия не возможно соотнести с ключевым словом, то это означает, что текст построен неправильно, плохо и пр.

Удивительно, несмотря на то, что доминанта является весьма важным состоянием объекта, синонимов для него практически нет. Но в качестве синонима могут выступать: детерминанта, главный, (генеральный, особенный, ключевой, основной, первостепенный, основополагающий, стержневой, узловой, центральный) и др. Все эти синонимы свидетельствует о том, что существует главный, основной, центральный и пр. смысл, который становится прелюдией построения всех остальных смыслов в данном тексте.

Что такое контекст?

В научной литературе совершенно справедливо утверждается, что слова сами по себе не существуют. Они находится в контексте других слов, который и определяет их содержание. [21] Безусловно верно и то, что контекст есть законченная часть текста, так же как и весь текст, который и определяет основной смысл слов и предложений.

Рассуждения о неком добавочном смысле верно только в той части, которая касается общего смысла используемых слов. Это означает, какое бы богатое содержание и гибкое по структуре слово не был бы, оно все равно имеет границы использования. И какой бы контекст мы не взяли не каждое слово подойдет, не каждое предложение можно легко вставить в текст, специально не трансформируя их.

И как бы существенно основной смысл слова не был трансформирован, от основной сущности слова уйти будет невозможно. Именно поэтому слова и делятся на классы, подклассы и пр. т.е. образуют некую структурированную совокупность в рамках некого общего смысла. Различные значения они приобретают только до известного предела.

Поэтом верное в принципе утверждение, что контекст меняет и в самом деле нередко весьма существенно некий изначальный смысл слова, тем не менее необходимо четко указать, или хотя бы описать рамки этих самых существенных изменений, т.е. до какого предела оно может меняться и в какие контексты его можно поставить, а в какие нет.

Так, когда мы говорили о синонимическом контексте, то указывали, что слово, находящиеся на периферии основного содержания данного смысла или его производного не может быть непосредственно вставлено в основной контекст. Он может обладать частью содержания основного смысла, или его можно вписать в общий контекстуальный смысл, но только через опосредованные смыслы или контексты. И нередко такие опосредованные смыслы составляют весьма длинные цепочки.

Но откуда берется сам по себе контекст? Можно сказать, что контекст есть доминанта, а последняя в свою очередь задача. Разница заключается в том, что доминанта, так же как и задача описывают объект, так сказать, в свернутом виде, в то время как контекст описывает объект в развернутой форме, показывая весь наличный арсенал слов-понятий. Почему контекст и приобрел столь значимый смысл в теории познании.

Задача есть общая концепция которая свидетельствует как изменится общее или частное какое-то качество. Доминанта это «вписание» поведения человека во внешнюю среду, в систему специальных объектов внешней предметной области. Доминанта есть указание на смысл, т.е. зачем человеку надо «вписываться», что при этом хочет приобрести для себя. Константа в свою очередь есть расширенное описание данного смысла, демонстрации области действия при решении задачи, включая и внешнюю и внутреннюю среду.

Таким образом получается так, что каждое такое слово-понятие описывает разные ситуации, различные формы поведения, различные этапы при продвижении человеком своих интересов, при выживании и расширенном воспроизводстве, чего он и достигает при решении серии маленьких и больших задач. Так, слово-понятие «контекст» описывает определенную ситуацию, т.е. некую совокупность связанных слов, относительно некоего отдельного, и надо полагать, ключевого слова, который и придает им некий смысл. С такой ситуацией человек сталкивается постоянно, стоит ему изменить контекст, т.е. поставить интересующее его слово в другой контекст и смысл полностью или по большей части меняется.

И после этого человека можно или казнить или миловать. Известное всем: «Нельзя помиловать казнить». В зависимости от того, где поставить запятую меняется и контекст, а от этого и судьба человека. Этим хорошо пользуются демагоги, особенно от политики, судопроизводства, журналисты и пр. Впрочем каждый из нас осознанно или не осознанно, что чаще бывает, свободно, точнее вольно передвигает слова из одного контекста в другой и тем самым напрочь запутывает основной смысл, т.е. о чем же хотели договориться стороны.

Когда запутывают специально это хорошо. По крайней мере означает, что человек понимает суть процесса образования контекста и изменения смысла слов. Осознание и формализация данного процесса (то, что нередко и в самом деле является демагогией), означает открытый путь к познанию, поскольку умение создавать разные контексты и вставлять в него нужные слова есть прямой путь к познанию новой действительности, а от нее и решению своей задачи.

Когда человек запутывает неосознанно, вольно и некорректно создает новые контексты и вставляет случайные слова, то это очень плохо, ибо он не понимает процесс образования нового знания, а соответственно не способен решить поставленную задачу. Какую бы кучу гаек мы собирали, никогда не будет создана машина. Какую бы кучу слов мы не писали, никогда не будет сложен связный текст для решения поставленной задачи.

Умение создавать контекст и умение использовать нужные в рамках создаваемого контекста слова есть форма познания, Причем познания формализованного, когда происходит понимание как это делается, для человека это делается и почему это делается. Более того осознанны допустимые рамки использования такого механизма как контекст для решения ряда специальных или однотипных задач.

Мы говорили несколько ранее, что доминанта определяет содержание слов и связь между ними. Именно доминанта становится тем единственным объектом, в качестве которой и выступает задача, цель или общий смысл текста или предложения. Точнее сказать, что задача определяет ключевое слово, которое и обозначает доминанту. В свою очередь именно доминанта подбирает слова и вкладывает в них особое содержания в четком соответствии с поставленной задачей.

Следуя из этого можно сказать, что контекст есть некая совокупность специально связанных слов, которые определяются доминантой или общей задачей. Естественно, если сменяется доминанта, читай задача, то сменяется или слова или их содержания или связь между ними. Но здесь важно иметь ввиду, что контекстов может быть много и расположены они по иерархии, от общего к частному. Именно поэтому говорят о неком коренном смысле слова, который и в самом деле определяется общим контекстом. Но в рамках этого общего контекста существует и другие контексты, которые и определяют частное значение слова.

И понятийный контекст, или контекст слов и контекст событий в обязательном порядке подчиняется общим законам образования контекста. А поскольку контекст событий всегда взаимосвязан и взаимообусловлен, то и контекст слова так же взаимосвязан и взаимообусловлен. Именно контекст событий и определяет не только содержание слова, но и характер связи слов.

Контекст может определяться или же естественным развитием событий или же его искусственным образованием. Так, создав определенное частотное распределение ряда слов можно создать искусственный контекст. Если создается искусственный контекст, то он может вступать в противоречие с контекстом непосредственных событий или с более широким контекстом, выступающий доминантой. [22] Но так или иначе, именно доминанта определяет порядок смыслопостроение.

Более того, человек может самостоятельно создавать и всегда создает свой искусственный контекст, когда решает свои задачи, что ни в коем случае не противоречит общему и частному контексту слова. Просто тот смысл, который человек вкладывает в слово, в рамках своего контекста, обязательно исходит из какого-то общего и частного значения содержания слова. Последнее выступает как объект, который человек учитывает при построении своего собственного контекста. При этом надо иметь ввиду, что форма выражения контекста изменяется, приобретает свою специфику и нередко настолько отличную, что наводит на мысль об их непохожести и особости каждого отдельного контекста.

Самый первый контекст слова есть предложение, который определяет содержание слов и связи между ними. Естественно эта взаимосвязь определяется своими законами и нормами. Но присовокупив другое связанное предложение мы уже трансформируем первоначальный смысл контекста. И так с присовокуплением все нового и нового предложения, покуда не образуется текст, имеющий свой общий смысл, а значит и единый контекст. Почему и утверждается, что контекст есть законченный и связанный текст или его часть.

Контекст имеет свою особую структуру, где каждый элемент выполняет строго определенную роль. Структура контекста следующая: доминанта, объект, описывающий состояние или процесс, объект, описывающий факт, ключевое слово. Собственно наличие факта означает описание состояния. Параметры времени, места и действия. Основной переменный объект, вокруг которого все и крутится. Именно его определяют те параметры, которые описаны выше. Основной объект определяется задачей, которую, ставит человек.

Коли есть контекст и ключевое слово, то с необходимостью между ними устанавливается логическую связь. Содержание такой связи определяется некой доминантой общей для контекста и для ключевого слова, характер связи устанавливается логикой их взаимодействия, как некоего формального момента, который становится доминантой сам по себе.

В связи с этим имеет смысл установить маленький словарик основных терминов – объектов, содержащихся в структуре контекста.

Домината – типовая ситуация, которая образовалась при решении какой-то общей задачи и описывается (получает имя) словом-понятием. Содержание данного слова-понятия хорошо известно, поскольку ситуация типовая. В неопределенной ситуации такого слова-понятия не существует.

Объект элемент общей типовой ситуации, обладающий своими особыми специфическими характеристиками, частично отражается в общем слове-понятии, но имеющий свое описание и нередко свое слово-понятие. По принципу построения повторяет общую типовую ситуацию.

Контекст - совокупность идентичных элементов различных объектов, (как его подсубъекты), входящих в общее типовую ситуацию. Именно их идентичность позволяет определить содержание, смысл некого ключевого слова-понятия.

Ключевое слово-понятие – та самая конкретная частная ситуация, которая образовалась как понятие в результате формированием сознанием своей задачи и которое требует свого понятийного описания.

Факт – концептуальное отражение сознанием объекта внешней предметной области, выступающим истинным и устойчивым знанием в рамках решения человеком своей задачи.

Структура контекста определяет характер внутренней взаимосвязи объектов относительно решаемой человеком задачи, которая выражается ключевым словом. При этом ключевое слово не входит в понятие и в структуру контекста и не определяется им. Так же как ключевое слово не определяет содержание контекста. Контекст в данном случае рассматривается как завершенный объект, действие которого направлено на ключевое слово.

Возьмем маленькое предложение: «люди смертны» [23]. Здесь мы имеем два объекта (слово): «люди», «смертны», и связка «есть», которая подразумевается. Эти объекты могут иметь различное содержание в разнообразных ситуациях. Но могут иметь и нечто общее, в конкретной ситуации. Представленные в предложении они приобретают общий смысл благодаря наличию некого общего, выступающее в качестве доминаты.

Так в предложении «Люди смертны» [24] так же в обязательном порядке есть нечто общее, то что их объединяет, т.е. наличие такого элемента, который имеется в каждом из них. В объекте «люди» обязательно присутствует элемент смертность, но и объект «смертность» имеет в своем составе элемент - человек. [25] Понятно, что объекты «люди» и «смертность» имеют множество других элементов, которые становятся основой для других каких-то образований. Правда это множество всегда ограничено рамками доминанты.

В предложении доминантой могут выступать различные слова. Чаще всего это слово выступает ключевым. Так, в предложении «Люди смертны» доминантой может выступать «смертность». Подразумеваемая связка «есть» указывает на это. В этом случае слово «смертны» включает в себя некоторые характеристики объекта «люди», а именно, то что они как биологические существа прекращают свое существование. Но доминантой может выступать и слово «люди». Тогда это слово будет определять и понятие «смертны». В зависимости от смены доминанты меняется и контекст. В первом случае это человек. во втором случае смертность.

В предложении доминанта утверждается как факт, который выступает в процессе взаимодействия объектов постоянной величиной. Более того имеющий протяженный временной показатель – всегда, имеющий постоянное действие – смертность и соответственно постоянное место – жизнь человека. Другими словами в обязательном порядке соблюдается принцип единства места, времени и действия. Таким образом, основным субъектом в данном предложении выступает не «люди» и не «смертность», а то, что «люди всегда смертны».

Это основной объект концепции и задача, которую необходимо решать, используя логику рассуждения, или как мы ее называем - контекстуальную логику, т.е. логику контекста. Если не нарушаются законы ее построения, то концепция становится верной, хотя бы для одного человека. Правда в этом случае она принимает форму концептуально-гипотетического или возможно истинного знания. [26]

А что бы доказать, необходимо проделать ряд обязательных операций: указать основной объект, показать, что является доминантой, определиться с характером действия и установить временные рамки, соответственно место происхождения события. И самое главное установить характер связь между ними. [27] Последнее оказывается самым сложным, ибо характер и сущность связи всегда диктуются поставленной человеком задачей.

В мире много разных типовых ситуаций, точнее мир всегда состоит из типовых ситуаций. (Неопределенность это отклонение от типовой ситуации). Каждая такая типовая ситуация описывается словом-понятием, которая отражает основные характеристики данной типовой ситуации, но только в самых общих чертах. Каждая такая типовая ситуация содержит какое-то множество однотипных объектов, которые в какой-то своей части, как элементов, описывают общую типовую ситуацию. Естественно содержание каждого такого объекта имеет отражение в какой-то части в основном слове-понятии. Но, тем не менее, каждый такой объект имеет свое специфическое содержание. Каждый такой объект есть по сути фрагмент или частная область общей типовой ситуации.

В каждой такой частной области совокупной типовой ситуации основное слово-понятие может изменять свой смысл и нередко весьма кардинально. В результате при решении частных задач, это слово-понятие уже нельзя будет использовать, поскольку оно не описывает данную частную ситуацию. Понятно. что это слово понятие должно быть уточнено.

Таких частных областей или объектов или фрагментов может быть в принципе бесконечное множество. Правда это множество всегда ограничено множеством ограничений и прежде всего той общей задачей, которая стоит перед общей контекстуальной совокупностью. Но каждый такой фрагмент отражает или формируется той задачей, которую ставит человек. В данной задаче в свернутом виде находится вся совокупность основных черт или характеристик, присущих объектам данного фрагмента.

Определить содержание контекста общего типовой ситуации можно только посредством слов-понятий, присущих именно данному фрагменту. Но эти слова-понятия в обязательном порядке должны быть известны в той части, которая адекватно описывает данный фрагмент. В каждом таком фрагменте содержаться свои элементы, как его составные части. И как мы уже говорили чуть выше, эти части или элементы должны быть идентичными. Только тогда они описывают достаточно адекватно новую область при решении своей задачи. Именно идентичность элементов и составляет тот контекст, который придает смысл ключевому слову.

Как видно из предыдущего абзаца все эти термины имеют общий принцип построения, но каждый раз приобретают свое специфическое содержание, в зависимости от поставленной задачи. Другими словами, понятийная конструкция одна и та же, но при решении различных задач приобретает разное наименование. В результате мы получаем понятия: ситуация, объект, элемент, контекст, слово, предложение и пр.

Контекстуальный синонимический порядок.

Каждое понятие описывается некоторым количеством синонимов. Синонимом это слово-понятие, описывающее различное состояние одной и той же ситуации. Так предложение, как общее поле имеет свои объекты, которые соответственно, описываются различными словами-понятиями.

При решении той или иной задачи, поставленной человеком, содержание каждого такого слова-понятия уточняется некой совокупностью однородных объектов, которая получила название контекст. Однородных объектов в том плане, что они имеют идентичные элементы. Последние и образуют то содержание, смысл, который и требуется человеку.

Для примера, ниже мы приводим описание некоторых объектов другими объектами или словами-понятиями., которые по сути и образуют контекст, т.е. в данных рамках приведенное слово получает свое содержание. Вне этого контекста слово-понятие не имеет никакого содержания. Кроме того контексты имеют несколько уровней по нисходящей, т.н. иерархический уровень. Но в рамках которого может развиваться параллельные контексты.

Первый уровень контекста. Ситуация – условие, обстоятельство, установка. В рамках этого контекста можно выделить еще несколько контекстов: условие, обстоятельство, установка и пр. Так условие можно описать следующими словами-понятиями - соглашение, договор, контракт, обстановка. Но и в этом контекста можно выделить еще несколько контекстов: соглашение – пакт, конвенция, трактат и пр.

Возвращаемся на первый уровень контекста . Обстоятельство – причина, момент, фактор, трактат, договоренность, сговор. Далее, второй уровень контекста: причина – резон, момент, основание. Третий уровень контекста: резон – довод, аргумент, мотив, смысл. Четвертый уровень контекста: момент – время, час, мгновение, пора и пр.

Снова возвращаемся на первый уровень контекста: установка – агрегат, прибор, конструкция, устройство, приспособление, аппарат, блок, узел. Параллельный уровень контекста: объект – тема, предмет, объектный. В рамках этого параллельного уровня контекста устанавливается второй уровень контекста по иерархии: тема – предмет, вопрос, проблема, задача, мотив, фраза и пр.

Опять возвращаемся на первый уровень контекста. Э лемент – компонент, ингредиент, составляющий, часть, деталь, звено.

Возвращаемся на первый уровень контекста: Слово – обещание, посул, словесный, обет. Второй уровень контекста: обет – клятва, присяга, зарок, посул. Слово-понятие предложение как рядовой объект описывается такими словами-понятиями как суждение, предложение. В свою очередь суждение описывается такими объектами как мнение, соображение, взгляд, воззрение, точка зрения, понятие, представление и пр.

Таким образом мы описали практически все объекты данного понятийного поля контекста предложения. Схема конечно не полная и демонстрирует только принцип образования любого контекста, но важно еще раз подчеркнуть, что принцип понятных образований всегда один и тот же, вариаций их может быть бесконечное множество.

Давайте приведем еще один очень хороший пример описания понятийного поля – контекста норм социального поведения. Оно так же состоит из отдельных понятий, блоков понятий и ряда блоков понятий. Причем соотношение их в обязательном порядке иерархическое с сохранением возможности параллельного развития в рамках того или иного иерархического уровня. (См. таб. ниже)

Первый ряд содержит пять блоков понятий, содержащий 38 слов-понятий, которые описывают в основном довольно жесткую систему выполнения социальных законов, предписаний и норм. Используемые понятия описывают систему, что в целом необходимо, что обязательно, можно или рекомендовано для выполнения.

В его рамках первый блок описывает по нисходящей систему жестких правил поведения: закон, закономерность, обычай, традиция, правило, образец.

Второй блок описывается понятиями уже более мягкими формами поведения: инструкция, установка, директива, распоряжение, приказ, команда, предписание, указание. Если в первом блоке используется понятие закон, то во втором случае – инструкция.

Но уже третий блок описывает понятийные нормы стандартного поведения: стандартно, шаблонно, трафаретно, стереотипно, нормально, типично, обыденно, норма, норматив.

Четвертый блок понятий еще больше смягчает нормы поведения. Они (понятия) уже свидетельствуют не о жестком предписании или обычае, а о том. как люди обычно поступают: обычно, обыкновенно, как правило, типично, заурядно, ординарно, просто, обыденно, буднично, прозаично.

И пятый блок описывает понятия об обычном типичном поведении. Другими словами, так люди поступают только потому, что так для них привычно. Можно сказать, что такая область поведения есть результат воспитания, социализации и пр.: манера, повадка, ухватка, привычка, стиль.

Но имеется область понятийного описания так сказать за рамками законного, традиционного, нормативного, привычного и пр. поведения. Чаще всего его называют незаконное, анти социальное, асоциального поведении и пр. Но скорее всего его можно назвать поведения другого социального поля, которое находится или в конфликте с общепринятым нормативным полем социального поведения или простое другое в силу традиций и пр. Этот ряд блоков понятий содержит 42 слова – понятия.

Опять же первый блок второго ряда начинается с понятий жесткого определения такого поведения: беззаконно, противозаконно, незаконно, противоправно, бесправно.

Но второй блок использует понятие, которые более умерено описывают такое поведение: не умно, глупо, по дурацки, идиотично, бессмысленно, безуспешно, безрезультатно, бесполезно, бесплодно, напрасно, тщетно, зря, понапрасну.

Третий блок использует понятия уже запретного содержания: нельзя, запрещается, возбраняется, заказано, не разрешается, невозможно, не санкционировано.

Четвертый блок – понятия санкций за анти социальное поведение: наказание, возмездие, расплата, кара, мщение, нейтрализую, санкции.

И пятый блок понятия совсем мягкого поведения: поправляю, исправляю, настраиваю, восстанавливаю, возбуждаю, починяю, корректирую, указывание, предписание, нейтрализую, налаживаю.

Третий ряд блоков, содержащий 15 слов - понятий описывает системы социального поощрения за правильное поведение. т.е. соблюдение социальных норм и законов. Но не только, описывает так же систему трансформации норм через нейтральное отношение к нормам, в том числе и в случае их нарушения и поощрение (соблюдение принятых норм или их нарушение). Нейтральное отношение и поощрение становится не только нормой стабилизации социальных норм, но и их развитие. Это путь к трансформации социальной норм и создания новых.

Поэтому блок третьего ряд содержит понятие – нейтральное, второй блок – можно, разрешено, позволено, дано добро, санкционировано и др. Причем, как мы уже говорили, это относится не только к случаем соблюдения принятых норм, но может относится и к случаем их нарушения. Третий блок – награда, вознаграждение, поощрение и пр. Четвертый блок - переход к системе изменения социальных норм: модификации, версии, трансформации, вариации, изменения. Пятый блок – создание новых социальных норм.

Таблица синонимов в рамках контекста социальные нормы

1/1 блок

1/2 блок

1/3 блок

1/4 блок

1/5 блок

закон

закономерность

обычай

традиция

правило

образец

 

инструкция

установка

директива

распоряжение

приказ

команда

предписание

указание

 

стандартно

шаблонно

трафаретно

стереотипно

нормально

типично

обыденно

норма

норматив

 

обычно

обыкновенно

как правило

типично

заурядно

ординарно

просто

обыденно

буднично

прозаично

манера

повадка

ухватка

привычка

стиль

 

2/1 блок

2/2 блок

2/3 блок

2/4 блок

2/5 блок

беззаконно

противозаконно

незаконно

противоправно

бесправно

 

не умно

глупо

по дурацки

идиотично

бессмысленно

безуспешно

безрезультатно

бесполезно

бесплодно

напрасно

тщетно

зря,

понапрасну

нельзя

запрещается

возбраняется

заказано

не разрешается

невозможно

не санкционировано

 

наказание

возмездие

расплата

кара,

мщение

нейтрализация

санкции

 

поправляю

исправляю

настраиваю

восстанавливаю

возбуждаю

починяю

корректирую

указывание

предписание

нейтрализую

налаживаю

3/1 блок

3/2 блок

3/3 блок

3/4 блок

3/5 блок

нейтрально

можно

разрешено

позволено

дано добро

санкционировано

 

награда

вознаграждение

поощрение

поощрительный

модификации версии

трансформации

вариации

изменения

видоизменения

новые нормы

Таким образом, контекстуальный синонимический ряд всегда описывает некое понятийное поле, выраженное словами-символами. Любое понятийное образования в рамках данного понятийного пространства имеет свое содержание и смысл. Особенность контекстуального синонимического порядка заключается в том, что в силу исторических причин, является единым, связным и объективно существующим понятийным полем.

Можно назвать его естественными понятийным полем, поскольку оно существует как бы не зависимо от частного, конкретного исследователя и берется им как данность. В отличии от искусственного понятийного пространства, который исследователь сам создает при анализе текста, выделяя какое-либо понятийное образование в качестве доминанты, что мы и будем делать в дальнейшем в нашей работе при анализе текста.

Но вся сложность заключается в том, что практически в явном виде концептуальный синонимический порядок не используется. Он находиться как бы на втором уровне смыслового пространства. Вся строгая синонимическая иерархическая система выступает лишь своеобразной кристаллической решеткой, системой координат в рамках которой и строится любой искусственный понятийный образ текста.

Например, возьмем второй уровень первого блока контекстуального синонимического ряда: « беззаконно, противозаконно, незаконно, противоправно, бесправно» , (см. выше т аблицу синонимов). При анализе текста, так или иначе связанного с нарушениями социальных норм, мы обязательно будем рассматривать их полностью или частично в данном синонимическом ряду, и обязательно в той смысловой иерархической системе, которая объективно в ней заложена.

Это означает, что разворачивающиеся события в анализируемом тексте, события происходят в той или иной типовой ситуации, которая в обязательном порядке имеет свое обозначение. В силу этого, ее особенности легко переносятся на иную по содержанию ситуацию, что позволяет относительно легко определить ее смысл и содержание.

Так, называемая, не типовая ситуация есть просто вариации взаимодействия типовых ситуаций . Именно поэтому ее возможно в принципе познать, понять и использовать при решении своих задач. В случае появления нетиповой ситуации, она просто раскладывается на какой-то синонимический ряд типовых ситуаций с учетом специфики их взаимосвязи. Но затем снова складывается, но уже как понятая и тем самым превращающая в известную и типовую ситуацию . Так происходит приращение знаний.

[1] Есть, конечно, выдающиеся и не только выдающиеся люди, которые способны держать в оперативной памяти огромные объемы информации, которые безусловно помогали им быстро оперировать ее как базой знания и в короткое время находить верные решения. Но как нам кажется память для этого не предназначена, ее основная задача оперировать обобщенной информацией, выступающей формой основных законов и правил действия в типовых ситуациях.

[2]Правда здесь остается возражение, как можно выбрать путь не осмыслив его. Но дело в том, что выбор пути есть процесс перебора возможных вариантов как типовых решений по ограниченному количеству признаков. Например, слово ресторан, предполагает готовую типовую ситуацию. Таковой ее и воспринимает сознание при отыскании решения. Но после выбора пути, необходимо его тщательное осмысление, насколько оно пригодно для решения задачи в данное время, в данном месте. Поэтому мы и говорим о разных вариантах и разной очереди решения задачи.

[3]Смысл - идеальное содержание, идея, сущность, предназначение, конечная цель (ценность) чего-либо ( смысл жизни, смысл истории и т. д.); целостное содержание какого-либо высказывания, несводимое к значениям составляющих его частей и элементов, но само определяющее эти значения (напр., смысл художественного произведения и т.п.); в логике, в ряде случаев в языкознании - то же, что значение. (Энц. словарь.) Смысловое содержание - содержание, которое вещь получает благодаря тому, что ей сообщается смысл, или благодаря тому, что раскрывается имманентный смысл вещи. Смысловое содержание предполагает наличие «акта, сообщающего смысл», благодаря которому человек ставит эту вещь в связь со своим микрокосмосом. Акт, сообщающий вещи смысл, придает вещи и некую ценность; поэтому качество смыслового содержания зависит от индивидуальных особенностей в данной иерархии ценностей (см. Этика). Кроме того, смысл, который может сообщаться вещи, зависит и от ее сущности; и наоборот, он не зависит от качественной ценности вещи (не представляющее. (Философ. сл.).

[4] Можно провести такую аналогию. Принцип действия двигателя внутреннего сгорания сначала описывается в понятиях, т.е. выстраивается некая понятийная конструкция. Затем ее переводят в чертежи и в «метал», претворяя в жизнь во множестве разнообразных форм. Тем самым переводят понятия в предметную область. Понятно, что понятийные конструкции и их предметная область, в данном случае двигатели в его разнообразных формах, далеко не одно и тоже. Они существуют по различным законам и правилам. Но в каждом виде претворения основного принципа заложен в полном объеме этот самый принцип. Это означает применительно к человечеству, что если сохраниться хотя одна божья коровка, то принцип живого сохранится в полоном объеме, способного для своего воспроизводства.

[5] Правда у Канта априорное знание совсем и не знание, а как бы предзнание, а точнее только врожденная программа, находящаяся где-то в глубине сознания как бы в свернутом виде. И только в результате, в процессе приобретения эмпирического знания программа разворачивается в полноценное знание. (И.Кант. Критика чистого разума. Достаточно прочитать только введение, что бы понять сущность и природу априорного знания).

[6] И сознание и то что находится вне ее есть формы бытия, в обязательном порядке являющиеся объективной действительностью относительно друг друга.

[7] Явление не выговоренное как бы и не существует. См. Илья Абель. Новый палимпсест. //Знание сила,7\2005г. Стр.14.

[8] Более подробно о факте и его природе можно прочитать, правда только в авторской интерпретации, в моей работе: «Факт и его интерпретация». В поисках своей идеи. Часть 1. М .,2000г. и Часть 2. М .,2003г. Из-во: «Русский гуманитарный Интернет-университет».

[9] Понятие ложь совсем не антитеза истинности. То, что называется ложью, есть понятийная конструкция, которая сознательно применяется к той предметной области, которая не может отразить ее сущности, а значит и решить поставленной задачи. Неосознанное применение к иной предметной области есть рядовая задача взаимодействия объектов.

[10] В логике различают общие понятия и конкретные понятия. Но это не совсем точно. То что называется конкретным понятием на самом деле чаще всего есть только символ, который в свернутом виде отражает обобщенное знание.

[11] Именно отсюда родилась мысль, что настоящего нет. Но тут же попали в логический тупик: если нет настоящего, значит нет прошлого, а значит и будущего, а значит и самой жизни. Но это только парадоксы мысли, нарушение законов построения понятийных конструкций и аксиоматических посылок. Здесь речь идет о разных формах бытия, и когда нельзя абсолютизировать ни ту ни другую из них.

[12] На этом основаны, в частности, парадоксы Б.Рассела, например, «Куча». Если из кучи песка взять одну песчинку, измениться что-либо с кучей? - спрашивает он. И сам же отвечает, следуя своей логике: Нет, не измениться. А если взять две песчинки, три и т.д. вопрошает он. Опять же ничего не измениться. А если взять n песчинок? И опять вроде бы ничего не меняется, ведь мы же все время берем по одной песчинке. И получается парадокс: песчинки берем, но куча вроде бы не меняется, а самой кучи на самом деле и нет. Парадоксы Б.Рассела это образец понятийной путаницы. Куча в физическом выражении и понятие «куча» весьма разные образования. Понятия «куча» не меняется, реальная куча меняется постоянно. Парадоксы и появляются в сознании, когда человек неверно отражает объекты, находящиеся вне его сознания, когда происходит рассогласование понятийных конструкций с объектами.

[13]Примером может служить речь Сократа в Афинском суде: сначала он описал возникшую ситуацию, так сказать, в ретроспективе, затем обратился к суду по сущности обвинения, показав, что предмета для суда по существу нет. Потом он представил задачу, которую должен решать суд (или те, кто стоит за ним), затем предложил свое решение задачи, исходя из некоторых общеизвестных и принятых посылок, делая из этого прямо противоположные обвинителям выводы и т.д. (См.: Платон. Апологетика.)

[14] Исследователи пишут, что у эскимосов слово снег имеет много названий, (вроде бы больше 70), описывающие различное его состояние. У горожан намного меньше, возможно всего несколько: белый, синий, черный и др.

[15] В данной работе синоним рассматривается как однотипные понятия, имеющие схожее понятийное содержания, вытекающие из некоего общего понятия, и описывающие различные ситуации. Соответственно, при каждом таком описании, имеющие различное наименование, что бы не спутать друг с другом. При этом в качестве синонима может выступать понятие из другого класса понятий, но являющиеся пограничными по содержанию понятиями.

[16] В данном случае мы пользовались хорошим словарем синонимов, подготовленным фирмой MetroMir , и любезно предоставленной на бесплатной основе для свободного доступа и скачивания в Интернете: http://www.metromir.ru/voc_syn.php

[17] Возьмите хотя бы сказку Коррел «Алиса в стране чудес». Уж чего там не накручено и все сходит, все оказывается имеет свой смысл и свое значение и никто еще не упрекнул автора в нагромождении понятий, бессмысленной их связи и чудовищных понятийных конструкций. Что не придумал, все пошло в дело.

[18] Доминанта - (от латинского dominans, родительный падеж dominantis - господствующий), главенствующая идея, основной признак или важнейшая составная часть чего-нибудь. Доминанта есть общее отношение человека к миру, которое определяет характер всех остальных смыслов и отношений. При этом культура и ее смысловая доминанты могут реализоваться по-разному, но наличие смыслового единства придает целостность всему, что делают и переживают люди.(См. культурологический словарь).

[19] Как писал В.Маяковский: «Его не объехать, не обойти, // Единственный выход - взорвать!». Тоже не всегда получается. Правда речь шла о капитализме, который и в прошлом и сейчас выступает неким доминантном в организации экономической жизни общества.

[20] Понятие доминанта очень близко к понятию детерминизм, но вряд ли их надо отождествлять. В понятии доминанта идеи феноменализма и детерминизма очень хорошо уживаются и разрешаться дилемма: свободы воли или жесткой предопределенности. Разрешается это противоречие, имеющее длительную философскую историю, относительно просто: полная свобода, но только в рамках детерминанты: наличие детерминанта только при наличии полной свободы.

[21] На этом принципе строится силлогизм в традиционной логике: если меньшая посылка входит в большую, то в этом случае все признаки последней автоматически переходят на меньшую посылку. Или по другому, меньшая посылка может быть включена в большую посылку, только в том случае, если они обладают идентичными признаками.

[22]Контекст (от лат. contextus - сцепление, соединение, связь) - законченный по смыслу отрывок текста или устной речи, в пределах которого наиболее точно и конкретно выявляется смысл и значение отдельного входящего в него слова, фразы, совокупности фраз. В логике и методологии научного познания К. понимается как отдельное рассуждение, фрагмент научной теории. В дополнение к основному семантическому значению, которым обладает слово или предложение, взятые сами по себе, К. придает им добавочное значение, более того, он может существенно изменить это основное значение слов и предложений. Поэтому в разных К. слова и предложения могут приобретать различные значения. Иногда К. целиком придает значение некоторому термину. В таких случаях говорят о контекстуальном определении термина. Вопрос о контекстуальном значении терминов привлекает широкое внимание в методологии научного познания в связи с анализом развития научного знания, переходом терминов из старой теории в новую и изменением их значений при таких переходах. (См. Словарь логики).

[23]Так, при доминанте в обществе, какой-то идеологии, чаще всего создается специальное частотное распределение определенных слов, что образует искусственный контекст. Нередко он весьма сильно отличается от естественного контекста. Например, власть постоянно следит за частотным распределением слов специального тезауруса, (например. забота о народе, о человеке и пр.). Но анализ естественного контекста действий власти, может свидетельствовать как раз об обратном – насилие и эксплуатация своего же народа, что весьма хорошо прослеживается во всей истории России.

[24] К стати, можно логически доказать, что это не так. Если человек прожил 120 лет, то с большой долей вероятности, можно утверждать, что он может прожить еще 1 день, 2 дня N дней. Таким образом получаем феномен бессмертия, правда только логического. Эти рассуждения из серии логических парадоксов и понятийной путаницы, о чем мы говорили в сноске чуть выше. Данное логическое построение не предусматривает неизбежное качественное изменение субъекта, который в принципе исключает N -образование.

[25] Если человек строит предложение, он тем самым и занимается смыслопостроением. Но не всегда определяется смысл при построении предложении. Но всегда, если предложение построено, оно имеет смысл. Только для человека он может быть не доступен, не понятен.

[26] Например, в таком объекте как камень признак смертность отсутствует, но присутствует признак разрешения. Поэтому нельзя сказать, что все камни смертны, но можно сказать, что все камни когда-нибудь разрушаются.

[27] Подробнее об этом можно прочитать в моей книге: Почему люди задают вопросы. М., 1993г. и в др. работах.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу



© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования