В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Турен А.Возвращение человека действующего. Очерк социологии
В книгу вошли теоретические исследования А. Турена - известного французского социолога, критика классической социологии.

Полезный совет

Расскажите о нашей библиотеке своим друзьям и знакомым, и Вы сделаете хорошее дело.

Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторАверьянов Л. Я.
НазваниеПочему люди задают вопросы?
Год издания1993
РазделКниги
Рейтинг2.80 из 10.00
Zip архивскачать (200 Кб)
  Поиск по произведению

Глава V. Логическая природа вопроса

Концепция без вопроса

Но, как мы уже говорили, процесс познания вопросом первого типа не заканчивается. Последний является только одним из звеньев цепочки и условным концом, который является началом образования вопроса второго типа. Но каким образом вопрос первого типа переходит в вопрос второго типа, каким образом полное законченное и доказанное знание порождает новое возможно-истинное знание, другими словами, каким образом нечто известное становится неизвестным?

В вопросе второго типа: "Кто открыл Америку?", возможна серия имен потенциальных по своим показателям открывателей, как вариантов выбора истинного ответа. Перебор альтернатив, как мы говорили, проходит в системе вопрос-ответ. Но получив истинный ответ, что Америка открыта Колумбом, т. е. получив полное концептуальное доказанное знание, мы имеем право задавать следующий вопрос, например, "А кто такой, Колумб?" Имея общее понятие "Колумб", мы знаем в данном случае только одно, что это открыватель Америки, т. е. мы вернулись опять к тому соотношению известного и неизвестного в вопросе. Но вполне понятно, что общее понятие "Колумб" имеет и другие показатели или подпонятия, некоторые из них мы знаем, что и позволило нам ответить на вопрос: "Кто открыл Америку?", например, что он генуэзец и мореплаватель. Но нас может интересовать Колумб и в более широком аспекте, например, когда и где он родился, был ли женат, имел ли детей, как осуществлял свою экспедицию и пр., и пр. Включения такого явления как Колумб в различные ситуации дает в принципе бесконечное множество вариантов его проявления и определения и каждый из них становится возможным выражением вопросно-ответных отношений субъекта и объекта. И вопросный оператор: "Кто..." в вопросе: "А кто такой Колумб?", предполагает множество вариантов ответа. Но всегда ограниченное множество и ограниченное прежде всего прошлым знанием, имеющимся в предыдущем вопросе, что это прежде всего открыватель Америки.

Если следовать логике рассуждения, то вопрос второго типа оказывается в принципе не возможен. Он и в самом деле не возможен, если будет взят вне системы рассуждения, выступающей контекстом общения субъекта и объекта, которые и определяют те подпонятия и интересуют спрашивающего и отвечающего. Но они могут сделать это только в том случае, если будет сохраняться возможность выбора соответствующих подпонятий и соответственно будет сохраняться сам вариант выбора. Но характер подпонятий и соответственно возможность выбора, оказывается реальной только в том случае, если они будут входить в общее понятие, принятое в вопросе первого типа и соответственно ответа на него как истинного и доказанного знания. Все варианты ответа на вопрос второго типа: "Кто...?", определяются в конечном итоге понятийным образованием "географическое открывание Америки совершено некоторым человеком по имени Колумб". Соответственно раскрытие понятия: "Кто такой Колумб?" будет определяться понятием "Колумб" и "открытие Америки" со всем шлейфом исходных для них понятий как их прошлого знания.

Мы опять же здесь вернулись к понятию выбора вариантов ответа или в данном случае, точнее, поиска вариантов ответа из вариантов областей поиска ответа, примерно так же как это было в процессе перевода вопроса второго типа в вопрос первого типа. Как вы помните, там вопрос второго типа содержит варианты ответов, которые приобретают характер дихотомического вопроса. Здесь оказывается тоже есть варианты ответа, выступающие как подпонятия основного понятия.

Но имеется и принципиальная разница между вариантами ответа-вопроса второго типа и вариантами ответа-вопроса первого типа. Если в первом случае знание и соответственно варианты ответа являются возможно истинным знанием, то во втором случае оно всегда истинное знание, т. е. все варианты ответа имеют истинное значение. Когда мы говорим, что нам известно, что Америка открыта, то варианты подпонятий данного понятийного образования всегда истинны. Например, так же как истинным является то, что Америку открыли в географическом смысле, так же истинно и то, что ее открыл кто-то из людей.

Речь по существу идет не о поиске ответа, в той области истинного знания, которое нам необходимо в данный момент для решения строго определенной задачи. Этим и определяется выбор того или иного аспекта общего истинного знания. Поэтому, когда мы говорим, о переводе вопроса первого типа в вопрос второго типа, то это не совсем верно. Вопрос первого типа может быть переведен в вопрос второго типа только в том случае, если дихотомический вопрос обретет статус доказанного знания и тем самым прекращает свое существование как вопрос. Поэтому правильнее будет сказать, что речь идет о переводе доказанного, определенного знания в недоказанное в возможно истинное знание, которое приобретает для субъекта форму вопроса, т. е. требование того, чтобы оно было отвечающим проверено. Процесс перехода от истинного к возможно истинному знанию осуществляется только в форме вопроса.

Можно больше сказать, что любое знание является положительным, но доказывается оно как истинное только в системе вопросно-ответных отношений, в форме вопроса и ответа. Поэтому, когда мы имеем истинное знание, что Америка открыта, то области выражения этого истинного знания становятся областями определения их значения при возникновении по отношению к ним той или иной ситуации. Так, например, я всегда знал, что Америка в географическом смысле уже открыта, но меня никогда не интересовало, кто это сделал. Однако в один прекрасный момент, когда мне надо было сдавать экзамен по географии и этот вопрос стоял в экзаменационном билете, тогда данный аспект понятия "Америка открыта" стал меня волновать, и я задал себе вопрос: "А кто же открыл Америку?".

Понятно, что в принципе такое знание имеется, другое дело, что его нет у меня в качестве моего прошлого знания. И вообще любое наше знание, может быть нашим знанием только в том случае, если оно уже имеется в природе как явление, объект, или по крайней мере, имеет такую возможность. Мышление или сознание человека являются тем инструментом и только инструментом, который переводит знание из возможности в актуальное, т. е. осознанное знание. Неопределенность знания - это только наше знание того, что мы владеем не доказанным знанием, это наше определенное и точное знание, что есть что-то еще, что нам пока неизвестно, но самое неизвестное нам пока неизвестно и как знание не существует. Ибо знание имеет только одну форму существования: оно всегда имеется, всегда определенное и истинное.

Поэтому, когда я задаю вопрос: "Кто открыл Америку?", то этим самым я определил сам для себя потребность в нахождении некоторого знания. Вопрос в этом случае выступает как определенное знание, которое свидетельствует о том, что нам известно, что мне что-то неизвестно, но именно то, нечто определенное, что мне требуется для решения своей задачи. Это нечто определенное и есть область подпонятий некоторого общего знания, в данном случае некоторый человек, имя которого необходимо определить. Схема определения своей области знания примерно такова:

Возможность понятия "Колумб" быть истинным ответом, заключается в том, что оно содержит в себе все предыдущее знание как прошлое свое знание. Другими словами, Колумб - это человек, мореплаватель, генуэзец, совершил географическое открытие и т. д. Понятие Колумб содержит в себе понятие "Америка открыта", хотя первое вроде бы так является частным и производным от второго. На самом деле, ни частного, ни производного, ни основного в соотношении понятий нет. Есть только соотношение их в определенном порядке при решении задачи.

Таким образом, форму вопроса приобретает не вопрос первого типа сам по себе, т. е. его знание, которое без сомнения является для субъекта полным и определенным, а только его подпонятия как элементы знания. Необходимо определить, что и требуется в вопросе, какие подпонятия входят в данное известное знание, входит ли известное мне знание в качестве подпонятия в известное общее знание, каково содержание данного подпонятия, т. е. дать ему понятийное определение. Другими словами, сделать все то же самое, что мы делали с вопросом второго типа, когда переводили его в вопрос первого типа. И в принципе, как форма, выражения соотношения известного и неизвестного знания, в виде вопроса, не имеет никакой разницы. Различие существует только в содержании концептуального знания.

Поэтому, когда я задаю себе вопрос: "Кто открыл Америку?", я этим самым сразу же перевожу определенное и истинное знание в серию вопросов второго типа, которые приобретают статус вопроса первого типа. И в самом деле, истинное знание: "Америка открыта" можно представить в серию дихотомических вопросов, например: "Кто-то открыл Америку?" (да, нет), "Зачем-то Америку открыли?" (да, нет), "Каким-то образом она была открыта" (да, нет) и т. д. Все эти вопросы различны, но имеют одно общее известное, что Америка открыта. Но как только мы ответили положительно, что кто-то открыл Америку, он приобретает статус вопроса первого типа, ибо его так же можно представить в серии дихотомических вопросов: "Испанец открыл Америку?" (да, нет), "Португалец открыл Америку? (да, нет) и т. д. Если мы остановились на том, что нас интересует имя человека, который открыл Америку, мы тут же задаем вопрос: "А как его имя?" Собственно этот вопрос и носит статус вопроса второго типа, ибо понятие в данном случае является конкретным, т. е. нам необходимо выяснить какое-то одно имя в ряду их ограниченного или неограниченного множества. Таким образом, область данного знания определена, но ее сегменты или подпонятия не известны. Этим и отличается вопрос первого типа, знание которого является существующим, т. е. оно уже есть, оно уже определено, в то время как знание вопроса второго типа всегда возможное, т. е. оно носит статус возможного знания. Мышление, сознание человека, как мы уже говорили, переводит знание из возможности в определенность. Поэтому правильнее будет говорить не о полном и не полном знании, частичном и абсолютном, определенном и не определенном, а возможном и определенном знании, о знании, которое только возможно в потенциале, знании, которое осознанно и тем самым существует актуально как объективная реальность.

Именно поэтому мы определили вопрос второго типа как псевдовопрос. Он не содержит концептуального знания, он содержит в себе только возможность концептуального, в том числе и гипотетического знания. Хотя сам по себе, как форма выражения возможного знания, выступает как определенное знание. Другими словами, я точно знаю, что существует человек с определенным именем, или существует имя человека, который и открыл Америку. Но это уже является прошлым знанием, которое и приобрело статус определенного истинного знания.

Таким образом, мы живем в мире определенного знания как нашего прошлого знания, но в тоже время мы живем в мире неопределенного или возможного истинного знания. Но противоречия здесь никакого нет. Это просто различные знания и различные формы существования объективной реальности, которые обуславливают друг друга, что хорошо видно на примере вопроса первого и второго типа и процесс перехода одного в другой.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования