В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Баиов А.К.Вклад России в победу союзников
Автор предлагаемой книги - А. К. Байов, 1871 - 1935 гг., ординарный профессор Российской военной академии, в течение многих лет занимал кафедру русского военного искусства в Академии генерального штаба. Продолжая работу известных военных ученых, профессора Масловского и профессора Мышлаевского, генерал Байов создал курс истории русского военного искусства, как самостоятельный отдел военной науки.

Поисковая система

Поисковая система библиотеки может давать сбои если в строке поиска указать часто употребляемое слово.
Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторАверьянов Л. Я.
НазваниеПочему люди задают вопросы?
Год издания1993
РазделКниги
Рейтинг2.80 из 10.00
Zip архивскачать (200 Кб)
  Поиск по произведению

Глава V. Логическая природа вопроса

Вопрос без концепции

Нами установлено, что набор возможных ответов на вопрос второго типа, представляет собой выработку определенного концептуального знания. Количество вариантов ответа, также как и возможных концептуальных построений, не может быть бесконечным, даже при потенциальной возможности бесконечного количества вариантов ответа. Их конечность определяется тем прошлым знанием, которое было заложено в используемые понятия, а, следовательно, изменением описываемого фрагмента объективной реальности. Когда задают вопрос: "Кто открыл Америку?", то область поиска ограничена понятиями "открыл" и "Америка", которые определяются контекстом общения спрашивающего и отвечающего. И если для спрашивающего область поиска ответа является безграничной, как например, для познающего ребенка, то ответ может не состояться. Это означает, что спрашивающий не обладает необходимым уровнем знания ни для формулирования основного вопроса, ни для ответа. Для того, чтобы сформулировать вопрос необходимо предварительно найти ответ на серию уточняющих частных вопросов. Именно таким образом решаются глобальные вопросы типа проблема, задача, выработка новой теории и т. д. Область поиска таким образом всегда ограничена, и вариантов ответа всегда имеется конечное число.

Если отвечающий не дал свой ответ, то это означает, что для него он был сформулирован или построен неправильно. Предлагаемое ему прошлое концептуальное знание оказалось вне поля его деятельности.

Но и отвечающий всегда выдвигает варианты ответа, которые строятся на основе его прошлого знания. Однако еще не могут рассматриваться в качестве ответа на вопрос, они представляют собой лишь варианты возможных ответов, которые могут и остаться таковыми, пока не будет найден единственно правильный ответ (или несколько правильных ответов). В вопросе второго типа спрашивающий и отвечающий меняются местами, но суть остается той же самой. Спрашивающим строится общий вопрос с предельно допустимой областью поиска ответа на него. В свою очередь, отвечающий предлагает ряд возможных ответов, который может быть также довольно большим, но всегда конечным. Затем идет сужение области поиска и сокращение вариантов ответа до того момента, пока не будет определен единственный истинный ответ или сразу несколько истинных ответов.

Сужение области поиска и нахождение истинного ответа происходит путем уточнения исходных понятий, тех понятий, которые выступают элементами нового понятийного образования. Причем даже не столько самого понятия, сколько его части, той части, которая входит в общее понятийное образование. Этот процесс - наиболее трудное дело. Если общее понятие обладает более или менее широкой известностью, то такой особенностью может и не обладать какая-либо часть, которая вошла в новое понятийное образование. Уточнение того или иного аспекта данной ("какой-либо") части общего понятия происходит тем же самым способом, что и выработка концепции, т. е. посредством системы вопросно-ответных отношений. Каждый раз это оказывается самостоятельным актом выработки определенного концептуального знания для данной системы отношений субъекта познания и некоторой объективной реальности. Именно таким путем идет поэтапная отработка каждого варианта ответа.

Ответ всегда представляет собой один из вариантов дихотомического вопроса. Даже если вопрос второго типа подразумевает несколько истинных ответов, то и в этом случае каждый ответ будет представлять собой в свернутом виде вопрос первого типа.

По сути дела вопрос второго типа - это псевдовопрос, который не содержит в себе полной концептуальной установки, а заключает в себе лишь предпосылки концептуального знания, причем нередко весьма неопределенные. Вопрос второго типа служит лишь показателем нашего незнания. Поскольку ответ всегда представляет собой положительное суждение со всеми присущими ему атрибутами концептуального знания, вопрос второго типа практически не может иметь такого ответа. Сама постановка лишь указывает на область поиска ответа для отвечающего и в лучшем случае она бывает небольшой. И только отвечающий приводит этот псевдовопрос к концептуальной форме вопроса, т. е. к формулировке определенного концептуального знания, которое возвращается к спрашивающим уже в виде вопроса первого типа. Именно поэтому любой вопрос второго типа через серию превращений всегда сводится к дихотомическому вопросу, одна из частей которого обязательно истинна, или обладает большой долей вероятности этой истинности. Само по себе появление ответа, даже если он не будет истинным, возможно только посредством сведения вопроса второго типа к дихотомическому.

И хотя вопрос второго типа мы называем псевдовопросом, во всяком случае с позиций определения содержательной сущности вопроса как концептуально-гипотетического, он тем не менее существует как форма выражения определенного знания. Вопрос второго типа представляет собой выражение частичного знания, в то время как вопрос первого типа - полного концептуального знания.

На наш взгляд, имеются все основания, чтобы вопрос второго типа считать вопросом, выражающим только прошлое знание. Он не содержит в себе момент неизвестного. Вопросный оператор, только указывает на то новое, что и необходимо получить, но уже в дихотомическом вопросе, и в ответе. Если в вопросе первого типа искусственно снять знак вопроса, то он сразу же может превратиться в полноправное суждение. Однако, в вопросе второго типа этого сделать нельзя; и если в нем снять вопросный оператор (и соответственно знак вопроса), то оставшееся предположение окажется незаконченным, т. е. не будет иметь статуса полноправного суждения. Сравним, к примеру, выражения - "Кто открыл Америку?" и "открыл Америку", или же оно может приобретать совершенно другой смысл: "Почему звезды падают на землю?" - "Звезды падают на землю".

Следовательно, наш анализ показывает, что вопрос второго типа не имеет нового законченного и полного знания, а соответственно и структуры, адекватной этому полному знанию. На деле имеется лишь указание на неполное знание.

Вопрос второго типа это как бы промежуточный этап между незнанием, частичным знанием и полным концептуальным знанием (В этом смысле перед нами - очень интересное образование). Если внимательно посмотреть на постепенное преобразование этого вопроса, то можно увидеть весь путь прохождения сознания в познавательном процессе - от концептуального незнания ко все более большему приближению к завершенному знанию. Этот процесс будет проходить до тех пор пока не будет образован дихотомический вопрос. Первая форма такого вопроса: "Что это?" применяется тогда, когда поле поиска практически неограниченно. Затем образуется широкий круг возможных ответов. По мере анализа менее вероятные ответы отбрасываются и круг возможных ответов сужается, хотя и остается довольно большим. И только на последних этапах количество вариантов ответа сводится к двум, трем или нескольким, каждый из которых имеет дихотомическую структуру, фактически - это уже не ответы, а дихотомические вопросы. Процесс сужения количества вопросов ответов в вопросе второго типа происходит путем образования системы вопросно-ответных отношений.

Таким образом, сведение вопроса второго типа к дихотомическому представляет собой процесс сокращения возможных вариантов ответа. Конечный результат этого поискового процесса - выработка единственного концептуально-гипотетического вопроса, имеющего дихотомическую форму. Сведение вопроса второго типа к вопросу первого типа рассматривается как движение от полного (относительного) незнания к полному (относительному) знанию. Мы всегда начинаем наши рассуждения (независимо с самим собой или с другим собеседником), с момента полного незнания и вопроса: "Что это?" или "Кто это?", и всегда заканчиваем этот процесс полным концептуально-гипотетическим знанием и вопросом первого типа, т. е. в конечном итоге задаем вопрос: "Это то?"

В свою очередь, и дихотомический вопрос начинает движение познания, в котором ответ выступает в виде аксиоматического знания. И здесь нет противоречия с положением высказанным выше. Вопрос второго типа лишь указывает на то, что мы не имеем знания, но сам процесс выводного знания начинается только с ответа на дихотомический вопрос. Вопрос второго типа лишь обозначает процесс движения мысли от незнания к знанию, от менее полного знания к более полному, Протекание этого процесса осуществляется лишь в системе дихотомических вопросно-ответных отношений и только в результате специального соотношения ответов на дихотомические вопросы. Вопрос второго типа не участвует в системе выводного знания, поскольку не имеет концептуального знания. Непонимание принципиального различия между вопросами первого и второго типа возникает тогда, когда одними и теми же понятиями описывают различные проявления объективной реальности или когда разными понятиями описывают один и тот же объект. Так, известное в вопросе первого типа и в вопросе второго типа - это различные формы знания (и в нашей работе мы уже обращали внимание на данное обстоятельство), но они описывают порой их одним понятием - "знание".

Как понятия, вопросы первого и второго типа различаются, поскольку они описывают различную объективную реальность. В первом случае понятием описывается полное концептуальное знание, хотя и как гипотетическое, во втором - наше прошлое знание, но не имеющее нового концептуального выражения. В литературе эти понятия, как правило, отождествляются, т. е. и тот, и другой вопрос рассматривают как, требующие информации и содержащие наряду с известным и неизвестное; были также попытки рассмотрения их структуры как идентичной, но имеющей свои модификации. А на деле получилось, что именно эти модификации позволили, с одной стороны, свести один тип вопроса к другому, а с другой - сделать акцент на их принципиальном различии.

Уместно сделать и еще одно замечание. Оно о том, что по существу термин "сведение" вопроса второго типа к дихотомическому в принципе неправильный. В действительности происходит не сведение одного вопроса к другому, а описание объективной реальности в дихотомических вопросах, с помощью которых она изучается, и тем самым получается новое знание. Можно сказать, что вопрос второго типа - это только область действия дихотомических вопросов. Когда задается вопрос: "Кто открыл Америку?" с требованием назвать имя человека, то это не вопрос в его прямом и истинное понимании, а лишь указание на то, что имеется определенная область, которая описывается, очерчивается конкретным прошлым знанием и которая представляет собой совокупность признаков для поиска ответа, т. е. для выработки концептуального знания. Эта область описывается некоторыми понятиями, на основе которых и определяется концептуальное знание. Но это не ответ на вопрос: "Кто ...?", а на вопрос первого типа, после серии возможных вариантов ответа: Магеллан, Колумб, Америго Веспуччи и т. д. открыли Америку. Это будет ответ на вопрос: "Колумб открыл Америку?" с альтернативами: "Колумб открыл Америку?" и "Колумб не открыл Америку?".

Однако данная парадоксальность необычна только с точки зрения обыденного представления о вопросе как о требовании информации. Получается, что вопрос второго типа по форме как бы существует, а по содержанию как бы нет, поскольку не требует ответа.

И тем не менее вопрос второго типа так же остается вопросом, поскольку он так же требует информации. Однако требуется совсем другого рода информация, чем при ответе на вопрос первого типа. Фактически это - псевдовопрос, понимаемый в том смысле, что не содержит концептуально-гипотетического знания. Но он остается вопросом, в качестве требования определить это концептуально-гипотетическое знание. Получается, что это вопрос из серии дихотомических вопросов, но его природа отличается от последних.

Чтобы понять природу и того, и другого вопроса надо понять их соответствие, а так же соотношение понятий между собой внутри того и другого типа. Вопрос первого типа может входить в вопрос второго типа так же, как и наоборот. Отношение между ними внутри и во вне определяются уровнем их общности. Если не принимать во внимание данное обстоятельство, то тогда нельзя понять различную природу вопросов и выполнение ими различных функций. Так в вопросе: "Колумб открыл Америку?" определяется область познания, которая описывается концептуально. Этим вопросом дается подтверждение о существовании определенной области концептуального знания. И при получении положительного ответа будет сформулирован следующий вопрос второго типа: "Кто такой Колумб?" Тем самым происходит развитие этого концептуального знания, но уже на втором уровне. Но этот второй уровень представлен некоторой областью нового знания. Это - тоже область знания, но его содержание, и общность и форма выражения отличается от того, которое заложено в первом типе вопросов. Следующая серия дихотомических вопросов описывает область поиска знания.

Имеется две разновидности вопроса второго типа: 1) когда область концептуального знания обязательно существует. Например, если получен положительный ответ о том, что Америка открыта, то обязательно возникает необходимость поиска концептуального знания о том, кто именно сделал такое открытие. Все вопросы второго типа, развивающие концептуальное положение вопроса первого типа (которые раскрывают, углубляют, уточняют и т. д. область знания, более общую по отношению к ним), обязательно имеют ответ. А он. в свою очередь, выступает частью этого концептуального знания, ее необходимым элементом.

Когда область поиска не содержит в себе ни одного истинного ответа. Так на вопрос: "Кто живет на Марсе?" истинного ответа не может быть, поскольку не определена область поиска концептуального знания: "Есть ли жизнь на Марсе?" Для того, чтобы ответить на него, необходимо задать серию дополнительных вопросов ("Есть ли растения на Марсе?", "Имеются ли живые существа на Марсе?" и т.д.). И лишь при положительном ответе хотя бы на один из таких вопросов можно задавать другую серию вопросов второго типа, уточняющих концептуальное знание вопроса первого типа.

Необходимо отметить еще один важный момент. Сколько бы ни было в вопросе второго типа дихотомических вопросов, все они содержат в качестве неизвестного только один элемент: или предикат, или субъект, или связку. Именно данное обстоятельство и объединяет их в один вопрос; оно позволяет представить их в качестве единого вопроса второго типа. Это касается и такого многочленного вопроса, в котором возможное число членов не установлено; в принципе их может быть бесконечное количество, но при обязательном условии: среди них хотя бы один должен быть возможно истинным.

Таким образом, логическая структура вопроса определяется концептуальным знанием, которое имеет полный состав своих элементов. Иначе говоря, логическая структура вопроса определяется только дихотомическим вопросом или вопросом первого типа. Вопрос второго типа не имеет своей логической структуры, поскольку он представляет собой лишь выражение серии дихотомических вопросов; причем не простого их собрания, а такого, которое имеет специфическое соотношение.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования