В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Ирхин В.Ю., Кацнельсон М.И.Критерии истинности в научном исследовании
На чем основаны претензии науки на истинность ее утверждений? Удобно начать рассмотрение этого вопроса с расхожего мнения, что "наука основана на эксперименте". Это мнение действительно отражает одну из сторон науки (но только одну!), однако нуждается в расшифровке и подробных комментариях.

Полезный совет

Поиск в библиотеке можно осуществлять по слову (словосочетанию), имеющемуся в названии, тексте работы; по автору или по полному названию произведения.

Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторАверьянов Л. Я.
НазваниеПочему люди задают вопросы?
Год издания1993
РазделКниги
Рейтинг2.80 из 10.00
Zip архивскачать (200 Кб)
  Поиск по произведению

Глава II. Современное состояние проблем вопроса

Вопрос в невопросной форме

(Пути и формы решения логической структуры вопроса)

Представление о вопросе, как об особой форме мышления и познания, вне определения его логической структуры является в принципе хотя и верным, но по существу не доказанным положением. Поэтому все требования рассматривать его в качестве особой логики мышления остаются благими пожеланиями. По аналогии именно строгая логическая структура суждения позволила представить его как дедуктивную форму мышления, как такую логическую процедуру с понятиями, которая позволила получить новое знание. Возникает вопрос к вопросу: если вопрос и вопросно-ответные отношения служат особой специфической формой мышления, то каким образом эта форма позволяет получить новое знание? В противном случае, представление вопроса, как особой формы мышления, не имело смысла.

Попытки решения проблемы логической природы вопроса осуществлялись посредством сведения логической структуры вопроса к логической структуре суждения. Такой подход был вполне оправдан и естественен.

Во-первых, логика вопроса рассматривалась через известное и апробированное, т. е. через логику суждения.

Во-вторых, логика суждения и логика вопроса имеют много общего и при определенном типе вопроса их логические структуры оказываются идентичными. Так, например, вопрос первого типа полностью поддается рассмотрению в логической структуре суждения, т. е. его можно выразить дизъюнкцией простых суждений.

Однако, принципы сведения вопроса к суждению не всегда были убедительными. Например, П. В. Копнин писал: "Мы считаем, что мысль-вопрос имеет все общие признаки суждения. Во-первых, мысль-вопрос является формой отражения действительности; содержанием вопроса, как и других форм суждения, в конечном счете является объективный мир" (с этим трудно не согласиться, хотя автор и не доказывает идентичности их логических структур). "Во-вторых, вопрос, как всякая другая форма суждения, может быть истинным или ложным" (правда другие философы это отрицают, нов этом случае необходимо определить, что понимать под истинностью и ложностью в вопросе и суждении). "Хотя разумеется, истинность или ложность вопроса отличаются от истинности или ложности суждений-сообщений. "В-третьих, вопрос, как и всякое другое суждение, представляет собой некоторую связь мыслей, отражающую общие, объективно существующие связи явлений действительности" (это так же верно, но именно характер связи мыслей, отражающих объективно существующие связи явлений действительности и является предметом внимания логиков, занимающихся проблемой вопроса; это и отличает вопрос от суждения). "В-четвертых, всякий вопрос имеет субъектно-предикатную форму, т. е. всякий вопрос имеет субъект, предикат и связку" (не всякий, конечно, вопрос; субьектно-предикатную форму имеет только вопрос первого типа и то не полную, поскольку один из элементов обязательно имеет вероятностное значение). "Наконец, мысль-вопрос реально существует, как и суждение вообще, в форме предложений" (это тоже верно, но не может говорить об их идентичности).

Несмотря на осторожность своих высказываний о соотношении суждения и вопроса - "имеют все общие признаки", тем не менее П. В. Копнин по существу сводит вопрос к суждению, что не всегда обоснованно, и в основном работает на вопросах первого типа. И в самом деле, вопрос типа "Колумб открыл Америку?" имеет много общего (почти все вышеперечисленные признаки) с суждением; однако вопрос второго первого типа - "Кто открыл Америку?" уже имеет очень мало общего.

В последние годы стали более осторожно говорить о сведении логической структуры вопроса к логической структуре суждения, однако эти попытки постоянно возобновляются с применением более тонкой логической интерпретации.

Так, в современной формальной логике большое внимание уделяется попыткам сведения вопроса к пропозиционным формам; при этом у них выделяется то общее, что и те и другие не содержат в себе определенных утверждений, вследствие чего они могут спокойно включать в себя различные переменные. Однако, данное отождествление, по мнению других авторов, не позволяет полностью раскрыть логическую природу вопроса.

Осуществляется подход к вопросу как к команде или требованию. И в самом деле любой вопрос связан так или иначе с требованием, например, получения информации: "Вопросительное высказывание в команде,- пишет Ф. С. Лимантов,- определяет не только основной процесс элементарного предписания, но и процесс перехода от одного элементарного предписания к другому. Поэтому логический анализ структуры, выраженной в форме команды вопроса ...может представлять интерес не только для теории и практики программирования, но и для логики вопросов".

Имеются также и другие пути сведения вопроса к суждению. Но важно отметить, в какой бы форме вопрос не был представлен, каким бы образом он не был сведен к суждению, сущность вопросительного предложения как такового всегда остается. Если нам необходим ответ, мы облекаем свое требование в определенную форму, а именно в вопросительную. В течение многовековой истории естественный язык выработал такую форму общения, которая позволяет отделить одно высказывание от другого, в частности, вопрос от суждения. Сведение вопросной формы к не вопросной (в любом его виде) по существу затрудняет процесс общения, во всяком случае требует постоянного указания на то, что данное суждение не может считаться обыкновенным суждением, т. е. положительным, утвердительным знанием, а представляет собой вопрос в форме суждения. Фактически получается, что сняв вопрос и превратив его, нередко искусственно, в суждение, мы тут же должны указать, что это вопросительное суждение, т. е. вернуться к тому, с чего начали. Сведение вопроса к суждению имеет смысл только с той точки зрения, что позволяет в ряде случаев выявить некоторые закономерности в логической природе вопроса, применить некоторые правила, выработанные в формальной логике для анализа логической структуры вопроса. Но как было показано, не все типы вопросов могут быть сведены к логической структуре суждения и раскрыть его логическое содержание.

Непосредственная редукция не позволяет решить поставленную задачу в принципе и по существу; более того может расцениваться в ряде случаев попыткой ухода от решения самой проблемы - определения логической структуры вопроса. Безусловно, они тесно между собой связаны и более того оказываются зависимыми друг от друга (о чем речь будет идти далее). В целом рассмотрение логики вопроса в рамках логики суждения дало много интересных моментов и прежде всего помогло приблизиться к пониманию подлинной природы вопроса.

Однако получение ответа на вопрос "Что такое вопрос?" оказалось трудным делом и показало, что его решение невозможно получить в рамках традиционной логики. Как пишут Сергеев К. А. и Соколов А. Н., "к настоящему времени наметились различные подходы к построению формальной системы логики вопроса. Условно эти направления можно разграничить в зависимости от того, как те или иные авторы трактуют проблему "Что такое вопрос?" Так одни отождествляют вопросы с особого ряда суждениями (Д. Харра) или с классом особого рода суждений. Это направление польский исследователь Т. Кубинский справедливо назвал логикой вопросов без вопросов. Другие считают вопросы эпистемологическими требованиями. Третьи признают вопросами правильно построенные формулы некоторого формализованного языка, содержащие вопросные операторы. Представители четвертого направления усматривают возможность развития логики вопросов в рамках некоторой лингвистической теории. Наконец, существует направление, специфика которого состоит в том, что в центре внимания его представителей попытки уточнения отдельных понятий логики вопросов".

Каждое из этих направлений, хотя и не даст полного представления о сущности и логической природе вопроса, тем не менее показывает его различные стороны и многообразие в своем единстве. Все это позволило обнаружить некоторые особенности вопроса, закономерности его построения, выработать некоторые правила верной постановки вопроса и т. д., выявить некоторые элементы логической структуры вопроса и связи между ними. Попытки сведения вопроса к суждению позволили определить не только общее между ними, но и отличия.

Первое отличие заключается в том, что хотя вопрос "... так же содержит определенную информацию о мире, однако она составляет лишь исходное начало, или предпосылку, а не основное ее содержание и поэтому представлена в вопросе в "свернутой" логико-граммагической форме". Это замечание говорит с неполноте вопроса, как такового, когда содержащаяся в нем информация представляет собой только условие для развертывания истинного его содержания. Представляется, что в большей степени (о чем авторы умалчивают), это относится к вопросам второго типа: и в самом деле, когда мы задаем вопрос "Кто открыл Америку?", то неполное суждение "открыл Америку" не отражает содержание вопроса, а выступает лишь основой для развертывания этого содержания, которое определяется вопросным оператором.

Второе отличие заключается в том, что вопрос ничего не утверждает и ничего не отрицает, он только содержит определенную информацию и какое-то конкретное решение.

И третье отличие заключается в том, что в сравнении с суждением вопрос не содержит в себе элементов истинности или ложности.

Между тем попытка редуцирования логической структуры вопроса к логической структуры суждения имеет и другую сторону, которая в литературе не выражена в явной форме. Дело в том, что если бы удалось приспособить логическую структуру вопроса к логической структуре суждения, рассмотреть одно через другое и, в конечном счете, свести одно к другому, т. е. все свести к логической структуре суждения, то были бы сразу сняты все вопросы о вопросе, как особой форме мышления; разговоры о неполноте дедуктивной системы были бы прекращены; последняя сохранила бы себя как целостная и основная система познания, принципом которой выступает непротиворечивость мышления (к полному торжеству старых представителей формальной логики, отрицавших возможность противоречий как в мышлении, так и в предмете). Но именно противоречие, как уже отмечалось, и поставило под сомнение единственность дедуктивной системы, как формы познания, в результате чего и возникла проблема вопроса.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования