В библиотеке

Книги2 383
Статьи2 537
Новые поступления0
Весь каталог4 920

Рекомендуем прочитать

Сперанский М.Введение к уложению государственных законов
"Введение к уложению государственных законов" – высшее достижение реформаторского периода (первого десятилетия) правления Александра I.

Жалобы и предложения

Напишите нам свои впечатления о библиотеке Университета и свои предложения по ее улучшению [email protected].
Алфавитный каталог
по названию произведения
по фамилии автора
 

АвторАверьянов Л. Я.
НазваниеИскусство задавать вопросы
Год издания1998
РазделКниги
Рейтинг5.54 из 10.00
Zip архивскачать (285 Кб)
  Поиск по произведению

Глава IV. Драматургия анкеты

Хаос вопросов со строгой логикой построения

Логика хаоса. Однажды произошел такой случай. В 1981 г. проводилось исследование по теме "Влияние удовлетворенности трудом на стабилизацию трудового коллектива". В процессе работы заказчику была предоставлена для утверждения программа и методика исследования. Через неделю мы получили анкету, на которой через все поле было выведено: "Не подсовывайте мне несовершенную анкету!" Несмотря на столь категоричное заявление, это были еще цветочки. Ягодки нас ждали впереди. При встрече заказчик полностью вылил на нас свое негодование. Работа велась по хоздоговору, и он считал себя вправе высказать все, что думал по этому поводу. "Мы платим Вам большие деньги, а Вы нам подсовываете всякую ерунду. В анкете нет никакой логики, никакой последовательности, вопросы прыгают с одной темы на другую, заполнить ее невозможно. Это какой-то хаос вопросов", - сказал он. Сам того не ведая, заказчик сформулировал одно из основных правил построения методики социологического исследования "анкета - это хаос вопросов".

В самом деле, правильно составленная социологическая анкета оставляет именно такое впечатление: никакой логики в рассуждениях, отсутствие последовательности в вопросах, непонятные переходы от одной темы к другой. Такая анкета часто раздражает несведущего человека. На самом деле ничего необычного здесь нет. В свободной беседе, например, мы довольно часто перескакиваем с одной темы на другую: говорим о погоде, о работе, о личных делах. И ни у кого это не вызывает неудобства, поскольку любая беседа строится в соответствии с логикой межличностного общения. Впрочем, любой печатный текст имеет свою внутреннюю логику, несмотря на иногда внешнюю несвязанность его структурных элементов. Однако в анкете, когда представляешь ее на обсуждение, нередко это вызывает удивление. Это происходит потому, что, как правило, внешнему взгляду не всегда ясна внутренняя логика анкеты, т.е. кажется непонятным, зачем был задан тот или иной вопрос и каким образом вопросы связываются друг с другом.

Чем объясняется такая внешняя непоследовательность вопросов по их содержанию? Можно построить анкету таким образом, чтобы она выглядела логически непротиворечивой и имела строгую последовательность однотипных по содержанию вопросов? Некоторые авторы по методике исследования придерживаются именно такого метода построения анкеты, и смысл здесь безусловно имеется, о чем будет сказано дальше, но чаще всего этого не получается из-за ряда методических требований. Каких же именно требований.

Во-первых, логически построенная анкета (в данном случае речь идет о чисто внешней, визуальной, а не внутренней логике), когда один вопрос логически следует из другого или имеется их тематическая последовательность, иногда совершенно непреднамеренно может повлиять на чистоту ответов. Дело в том, что ответ на последующий вопрос может быть предопределен ответом на предыдущий. Как говорится, сказал "а", говори и "б". Логическая система вопросов может спонтанно предопределить и логическую систему ответов респондентов.

В одном из исследований по изучению информированности населения в анкете была сформулирована серия вопросов, касающихся использования средств массовой информации: что и как часто читают, смотрят и какие телевизионные передачи, слушают ли радио, читают ли газеты, и пр. Затем, сразу после этой серии вопросов следовал вопрос: "Откуда в основном Вы узнаете о последних событиях у нас в стране и за рубежом?" Варианты ответа: из официальных источников - радио, газеты, телевидение; из бесед с друзьями, знакомыми.

В результате опроса было получено, что примерно 70% респондентов узнают о последних событиях у нас в стране и за рубежом из специальных источников и 30% - из бесед с друзьями и знакомыми. И хотя первая цифра оказалась ниже, чем мы предполагали, тем не менее в принципе она не противоречила нашим логическим рассуждениям и гипотезе исследования, согласно которой официальные каналы являются основным источником информированности населения о событиях у нас в стране и за рубежом. Однако второе исследование по этой же теме и на том же объекте, которое проводилось практически сразу после первого, дало совсем другой результат. Данный вопрос был поставлен в анкете отдельно, будучи логически не связанным с предыдущими вопросами. Во втором исследовании только 42% опрошенных ответил, что они получают информацию в основном из официальных источников. Не вдаваясь в разбор всех тонкостей и сложностей взаимосвязи официальных и неофициальных каналов информации и их влиянии на уровень информированности населения, подчеркнем только тот факт, что определенная последовательность вопросов может оказать воздействие на исследование.

Во-вторых, изучая ту или иную проблему, мы естественно, касаемся ее различных аспектов. Например, выясняя причины разводов, социолог анализирует различные факторы, обусловливающие этот процесс: и личностные характеристики супругов, и их материальное положение, и жилищные условия и т.д. Соединенные в одной анкете, они, естественно, создают впечатление определенной хаотичности. "То вы задаете вопросы о любви, то о зарплате, какая между ними может быть связь?" - иногда спрашивают у социолога. Действительно, видимой внешней связи между этими факторами нет, связь эта заложена в исследовательской программе. Социолог знает, зачем и почему он задает тот или иной вопрос, какое место он занимает в системе анализа. Для непосвященных эта связь кажется непонятной, да ее и трудно уловить на основании анкетных вопросов.

В психологических тестах ни у кого уже не вызывают недоумения вопросы типа "любите ли Вы красный цвет?", "гуляете ли в дождливую погоду?", задания расставить точки, нарисовать несуществующее животное. Желание что-либо исправить в психологическом тесте или дополнить его возникает редко. Видимо поняли, что тестовые вопросы или суждения - это только форма выражения исследовательской программы, а ключ к ней находится в кармане у исследователя.

В социологических исследованиях к этому еще не привыкли, поскольку по форме социологические вопросы имеют тот содержательный характер, который как бы отражает программное содержание исследования. Кажется, что по вопросам можно сразу определить, что хочет узнать социолог.

И в самом деле, если в анкете стоит вопрос, почему работник хочет уволиться с предприятия, то, естественно, возникает предположение, что социолог хочет при помощи этого вопроса выяснить причины или мотивы увольнения. На самом деле это может быть совсем не так, социолога могут интересовать некоторые ценностные установки в профессиональной ориентации тех или иных групп работников предприятия и вопрос о мотивах увольнения может быть только одним из показателей степени ориентации в профессиональной деятельности.

Поэтому, когда мы спрашиваем респондента, имеет ли он родственников или любимую подругу в другом городе, сколько тратит времени на дорогу от дома до работы или как часто болел в последний год, то это вызывает недоумение и обвинение в нелогичности. "Мы платим Вам деньги не за то, чтобы узнать, есть ли у него родственники в другом городе или хочет ли он жениться. Мы хотим знать, почему он хочет уволиться с завода!" - восклицает в этом месте разгневанный заказчик.

Как уже говорилось, целевые программные вопросы, как правило, в прямой постановке не встречаются в анкете. Социолог может изучать удовлетворенность браком и ни разу прямо не задать об этом вопрос. Проблема может изучаться серией косвенных вопросов. Ведь в жизни не всегда интересующие нас вещи выясняются, как говорится, в лоб. Обычно при первом знакомстве стараются выяснить некоторые личностные характеристики человека, скажем, возраст, образование, семейное положение, кем и где работает и т.д., но эти вопросы редко ставятся напрямую, разве только от большого нетерпения и любопытства. Они выясняются чаще всего косвенным путем, как говорится, исподволь. Читатель может сам проверить, проследив в такой беседе, как и какие вопросы задаются собеседниками. В анкете же не всегда соблюдается это правило, а если соблюдается, то социолога нередко обвиняют в неумении составлять анкету. Пожалуй, ни на одном из этапов исследования не подвергается столь строгой критике работа социолога и не предлагаются настойчивые услуги со стороны различных некомпетентных людей, особенно тех, кто имеет право "разрешить" исследование.

Говоря о том, что респонденту совсем не обязательно знать те связи и отношения между вопросами, которые закладываются исследователем, мы, конечно, не хотим сказать, что мы его нарочно обманываем, что, составляя "хитрую" анкету, специально держим его в неведении, чтобы он нечаянно не ответил так, как мы не желаем. Респондент, безусловно, является соавтором исследования, и мы должны всеми средствами привлечь его к совместной работе, вызвать у него доброжелательность, интерес и желание отвечать на вопросы. Разумеется, это возможно при соблюдении первого и важнейшего условия, а именно - понимания им основных целей и задач исследования. Поэтому в начале анкеты всегда указывается, с какой целью проводится исследование, каковы его основные задачи. Но подходя к респонденту как к нашему помощнику, активному участнику, социолог должен стремиться к тому, чтобы максимально облегчить ему работу, сделать ее менее трудоемкой и в то же время получить верные данные. Составляя "хитрую" анкету, мы тем самым делаем ее более доступной, легкой, понятной - с одной стороны. С другой - "хитрая" анкета позволяет глубже изучить тот или иной процесс, построить такую систему взаимосвязей, которая позволяет выйти на истинные причины изучаемого явления.

Респонденту нет необходимости знать все хитросплетения вопросов, внутренний механизм устройства анкеты, как скажем, радиослушателю не нужны знания устройства радиоприемника. Внутренний механизм функционирования анкеты - это дело социолога. Его задача - построить анкету таким образом, чтобы понятийная интерпретация используемых показателей и система их взаимосвязей позволяла выйти на те объективные связи, которые и обусловливают изучаемый процесс или явление. Эта внутренняя механика часто бывает непонятной, да и не может быть понятной для несведущего человека без знания программы исследования целиком. Но еще раз повторим, что и не нужно это респонденту.

Безусловно, исследователю не безразлично, как респондент воспринимает анкету. Зная, что внешне нелогичная анкета, такой хаотичный набор вопросов может вызвать негативную реакцию, исследователь может привести ее в относительный порядок, используя формальные приемы связи отдельных вопросов и блоков вопросов, например, путем введения вводных слов и предложений типа "Сейчас мы хотели бы Вас спросить..." или "А теперь перейдем к новой теме...", или "В следующих вопросах нас будут интересовать такие проблемы..." и т.д. Иногда можно даже подчеркнуть, что мы сознательно перескакиваем с одного вопроса на другой, с одной темы на другую, умышленно задаем разные по тематике вопросы, как бы говоря респонденту, что мы, мол, понимаем, что это звучит нелогично, но ничего не можем сделать, так надо.

"А сейчас совсем другой вопрос: "Случилось ли так, что Вы не находили контакт со своей невестой и у Вас возникала мыль: "А не разойтись ли нам?"". Построенная по возможности логично анкета, безусловно, снимет многие вопросы как у респондентов, так и у заказчиков.

Анкета, составленная абсолютно правильно, нередко оставляет впечатление не только хаотичной, но даже примитивной. Анкетные вопросы бывают иногда настолько просты и легки, что нередко вызывает у читающего удивление: "Такую анкету и я мог бы составить!"

Как-то один начинающий социолог показал мне анкету и осторожно пытался выяснить мое мнение. Было видно, что ему хотелось высказать свое критическое отношение, но он не решался: анкету выпустила солидная научная организация. Привыкший к многословным, объемным, сложным анкетам, которые готовили социологические службы, молодой социолог не мог оценить совершенной простоты этой анкеты. Невольно возникало желание объявить ее примитивной. И только прочитав программу исследования, можно было понять не только профессиональную грамотность ее авторов, но и их мудрость.

Вопросы были сформулированы лаконично, четко, ясно, они были просты для восприятия, не требовали для ответа большого умственного напряжения и были доступны для всех групп опрашиваемых. Только опытный социолог может представить, сколько времени, труда и знаний потребовалось исследователям, чтобы создать такую точную методику. Создали эту программу и методику исследования известный социолог Ф.Р. Филиппов и руководимая им исследовательская группа.

На самом деле простота эта кажущаяся. Чтобы составить такую анкету, требуется не меньше таланта, знаний и труда, чем для создания прекрасного романа. Разница состоит в том, что социолог не получает широкого признания, его успех могут оценить только его коллеги. Да еще может быть, благодарность респондентов, получивших удовлетворение от заполнения анкеты, и, безусловно, результаты опроса являются утешительными моментами на долгом и трудном пути исследователя. Простую анкету составить так же трудно, как написать роман.

СодержаниеДальше

наверх страницынаверх страницы на верх страницы









Заказать работу

© Библиотека учебной и научной литературы, 2012-2016 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования